DataLife Engine > Меры пресечения в российском уголовном процессе > Проблема мер пресечения по делам протокольной формы*

Проблема мер пресечения по делам протокольной формы*


19-06-2010, 08:14. Разместил: admin

Порядок производства по делам протокольной формы определяется общими правилами Уголовно-процессуального кодекса РСФСР за изъятиями, установленными статьями главы 34 УПК РСФСР (ст. 414). Распространение этого положения на институт мер пресечения позволяет выделить три объективных ситуации, в которых приходится решать проблему мер пресечения по дан¬ным делам; когда проблема решается по общим правилам применения мер пресечении, предусмотренным ст. 89.-101 УПК РСФСР; когда проблема мер пресечения решается по специаль¬ным правилам, установленным в гл. 34 УПК РСФСР; когда пробелы в УПК РСФСР обусловливают решение вопроса о мере пресечения с учетом правил применения уголовно-процессуаль-
Ного права по аналогии.
Общими правилами по делам протокольного производства следует руководствоваться при избрании, изменении или отмене мер пресечения во время судебного разбирательства, при вы¬несении приговора, прекращении либо приостановлении дела судьей или направлении им материалов по подсудности (под-следственности), а также при рассмотрении дела в иных судеб-
*Подробно см.: Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М,, 1995. С. 128-139.

ных стадиях. Обшими правилами применения мер пресечения следует руководствоваться при производстве дознания или пред¬варительного следствия по делам о перечисленных в ст. 414 УПК
РСФСР преступлениях, по которым предусмотрено проведение протокольной формы.
Специальными правилами необходимо руководствоваться при досудебной подготовке органами дознания материалов в протокольной форме и при возбуждении уголовных дел судьей по данным материалам. В первом случае при досудебном произ¬водстве возможность применения органами дознания к правона¬рушителям мер пресечения и задержания, как это установлено общими правилами, исключается, но в отличие от обших пра¬вил, предусмотренных ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР, обязательство являться по вызовам органа дознания и суда и сообщать о пере¬мене места жительства отбирается не у обвиняемого, а у право¬нарушителя (ч. 2 ст. 414 УПК РСФСР). Во втором, случае при¬знав материалы о преступлении протокольной формы достаточ¬ными для рассмотрения в судебном заседании, судья выносит постановление о возбуждении уголовного дела и в необходимых случаях избирает подсудимому меру пресечения (ч. 1 ст. 418 УПК РСФСР). Особенность данного положения в том, что мера пре¬сечения избирается в отношении подсудимого не после возбуж¬дения уголовного дела и производства по нему процессуальных действий, как это определяется общими правилами, а одновре¬менно с возбуждением углового дела и до производства по делу процессуальных действий.
Применение у головн о-процессуального права по аналогии имеет место при разрешении вопроса о мерах пресечении (при¬нуждения) в трех случаях: когда в материалах протокольного производства, по которым судья принимает решение о возбужде¬нии уголовного дела, отсутствуют основания для избрании меры пресечения в отношении подсудимого; при направлении судьей возбужденного им уголовного дела по материалам протокольной формы для производства дознания или предварительного следст¬вия (ст. 419 УПК РСФСР); при отказе судьей в возбуждении уголовного дела после рассмотрения материалов протокольной формы (ч. I ст. 418 УПК РСФСР). В первом случае судья, используя правила применения права по аналогии в уголовном процессе и руководствуясь ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР, одновремен¬но с возбуждением уголовного дела отбирает у подсудимого обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства, и это несмотря на то, что подобное обязательство при досудебном производстве у правонарушителя было отобрано органом дознания. Такое решение проблемы продиктовано тем, что, во-первых, срок действия обязательства, отобранного орга¬ном дознания у правонарушителя, истек, во-вторых, правовой статус правонарушителя трансформировался в правой статус подсудимого, а это требует решения вопроса об избрании в от-ношении подсудимого меры пресечения, а при отсутствии к тому оснований - об отобрании обязательства о явке, и в третьих, это продиктовано тем, что различны правовые последствия наруше¬ния обязательства о явке правонарушителем и подсудимым. По¬скольку на этапе досудебного производства нет обвиняемого (подсудимого), то при нарушении обязательства о явке в качест¬ве своеобразной процессуальной санкции к правонарушителю мера пресечения не избирается, в то время как нарушение обяза¬тельства о явке подсудимым обязывает судью применить такую санкцию в виде избрания соответствующей меры пресечения. О возможных неблагоприятных последствиях при нарушении обязательства о явке судья должен предупредить подсудимого, отбирая обязательство являться по вызовам и сообщать о пере¬мене места жительства. В досудебном производстве орган дозна¬ния такое предупреждение правонарушителю не делает.
Во втором случае судья при направлении возбужденного им уголовного дела после рассмотрения материалов протокольного производств для проведения дознания или предварительного следствия может избрать, изменить или отменить меру пресече¬ния в отношении подсудимого либо отобрать у него обязательст¬во являться по вызовам органа дознания и сообщать о перемене места жительства. Данное правило к указанным случаям в УПК РСФСР не урегулировано, но оно, по нашему мнению, подлежит применению по аналогии с правилами разрешения вопроса о мере пресечения в отношении подсудимого при возвращении судом (судьей) дела для дополнительного расследования (ст. 232, 258 УПК РСФСР).В части 1 ст. 418 УПК РСФСР установлено, что при отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела судья отзывает в возбуждении уголовного дела. Однако при этом законодатель не определяет, как поступать с обязательством пра-вонарушителя являться по вызовам и сообщать о перемене места жительств, которое у правонарушителя было отобрано органом дознания. По нашему мнению, данное обязательство должно быть отменено судьей по аналогии с тем, как в постановлении 275
о прекращении уголовного дела отменяется мера пресечения (ч. 2 ст. 209 УП К РСФСР).
В порядке укрепления гарантий законности протокольной формы досудебной подготовки материалов представляется необ¬ходимым дополнить статью 418 У ПК РСФСР частью четвертой восполняющей пробелы в УПК при применении мер пресече¬ния. Редакция данной нормы могла бы иметь такое содержание:
"При отсутствии оснований, делающих необходимым примене¬ние меры пресечения, судья отбирает у подсудимого обязательст¬во являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства. При возвращении материалов возбужденного им дела для произ¬водства дознания или предварительного следствия судья обязан решить вопрос о мере пресечения в отношении подсудимого. При отказе в возбуждении уголовного дела по представленным органом дознания материалам протокольного производства су¬дья отменяет обязательство правонарушителя являться с вызо¬вом и сообщать о перемене места жительства".