DataLife Engine > Уголовное право > Преступления, посягающие на внешнюю безопасность России

Преступления, посягающие на внешнюю безопасность России


12-05-2010, 21:05. Разместил: admin
К числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность России, относятся государственная измена (ст. 275 УК) и шпионаж (ст. 276 УК). Отдельные ученые относят к данной группе также разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК)*(20).
Посягательства на внешнюю безопасность характеризуются повышенной степенью опасности, что и обусловило отнесение их к числу особо тяжких преступлений с возможностью определения наказания вплоть до 20 лет лишения свободы.
Непосредственным объектом государственной измены и шпионажа является внешняя безопасность, которая слагается из суверенитета, обороноспособности и территориальной неприкосновенности*(21). Государственная измена и шпионаж могут посягать одновременно на суверенитет, обороноспособность и территориальную неприкосновенность России и на отдельные слагаемые (компоненты) внешней безопасности, например, только на обороноспособность.
Государственная измена (ст. 275 УК). В отличие от ст. 64 УК 1960 г. в ст. 275 УК 1996 г. объект посягательства определен более четко - внешняя*(22) безопасность. В прежнем Кодексе государственная безопасность была перечислена наряду с составляющими ее - суверенитетом, территориальной неприкосновенностью и обороноспособностью.
Государственная измена признается законодателем одним из наиболее опасных преступлений против внешней безопасности России и относится в соответствии с классификацией (ст. 15 УК) к группе особо тяжких преступлений. Суть государственной измены заключается в том, что субъект оказывает помощь иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб России.
Под иностранным понимается любое государство за пределами суверенной территории России. Иностранные организации могут быть государственными (разведка, армия, спецслужбы и пр.) и негосударственными (например, частные фирмы, концерны, общества). Представителем иностранного государства или иностранной организации может быть как официальное, так и неофициальное лицо, уполномоченное иностранным государством или организацией на совершение определенных действий.
В ст. 275 УК предусмотрена ответственность за следующие виды государственной измены: а) шпионаж; б) выдача государственной тайны; в) иное оказание помощи в проведении против России враждебной деятельности.
В Кодексе 1960 г. помимо этих видов измены были перечислены также переход на сторону врага, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы и заговор с целью захвата власти. Отказ законодателя предусмотреть ответственность за такие действия, как виды государственной измены, обусловлен следующими причинами.
Переход на сторону врага предполагал совершение этого деяния только в период войны или вооруженного конфликта. Кодекс 1996 г. вообще не упоминает военное время и вооруженные конфликты как признаки составов преступлений против военной службы. В ч. 3 ст. 331 УК отмечается, что ответственность за преступления, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.
Что касается бегства за границу и отказа возвратиться из-за границы как видов измены, то наличие в уголовном законодательстве такого положения противоречило Декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации и Конституции РФ 1993 г.*(23) Это обстоятельство было подтверждено Конституционным Судом РФ в его постановлении от 20 декабря 1995 г.*(24) Такого рода действия подпадали ранее под признаки ст. 83 УК 1960 г., а сейчас - ст. 322 УК 1996 г., при условии, что пересечение границы является незаконным.
Заговор с целью захвата власти исключен из видов государственной измены, так как при осуществлении такой деятельности совместно с иностранным государством или его представителями содеянное является государственной изменой в виде оказания помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности против России. В тех же случаях, когда такая связь отсутствует, деяние подпадает под признаки ст. 278 УК (вооруженный мятеж).
Первым видом государственной измены законодатель называет шпионаж.
Понятие "шпионаж" дано в ст. 276 УК. Он может совершаться путем: а) передачи, б) собирания, в) похищения или г) хранения сведений, содержащих государственную тайну.
Кроме того, шпионаж может заключаться в собирании и передаче иных сведений при определенных условиях.
Передача сведений предполагает сообщение иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну. Способ сообщения таких сведений может быть любым (устным, письменным, по телефону, телетайпу и пр.).
Собирание - получение сведений любым (кроме похищения) способом (наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, фотографирование и пр.).
Похищение сведений заключается в противоправном, безвозмездном изъятии документов, чертежей, схем, отчетов и любых других носителей секретной информации.
Хранение*(25) сведений означает совершение действий, связанных с нахождением этих сведений в фактическом владении виновного, и может осуществляться в любых местах - в помещении и вне его, в оборудованных тайниках и пр. Если собирание и похищение предполагают и хранение сведений (хотя бы на непродолжительное время), то хранение возможно без собирания и похищения (например, когда лицо выступает в качестве посредника, когда сведения оказались у него случайно).
Во всех перечисленных случаях речь идет только о сведениях, содержащих государственную тайну. Это защищаемые государством сведения в области его военной, экономической, внешнеполитической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб внешней безопасности России. Понятие "государственная тайна" дано в Законе РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" в ред. Федерального закона от 6 октября 1997 г.*(26) Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203 (в ред. от 24 января 1998 г. N 61)*(27).
Так, Л., будучи майором западногерманской группы войск, в марте 1991 г. дал согласие (подписку) на шпионаж для западногерманской разведки и регулярно передавал сведения составляющие государственную тайну, отнесенные согласно перечню к секретным и особо секретным. Л. получил за эти сведения 16 000 западногерманских марок. Л. был осужден Военной коллегией Верховного суда к 10 годам лишения свободы и лишен воинского звания и наград*(28).
Шпионажем являются также передача или собирание иных сведений, в том числе не составляющих государственную тайну. Ответственность за их собирание и передачу наступает при наличии двух условий: 1) эти действия должны совершаться по заданию иностранной разведки; 2) они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности России.
Под иными понимаются любые сведения, например, данные о промышленных объектах, научных исследованиях, аэродромах. Они могут быть почерпнуты из периодической печати и других публикаций. Бывший начальник германской разведки Н. писал: "Германская разведка гораздо менее рассчитывает на сведения, исходящие из одного, даже надежного источника, или на единую информацию, чем на терпеливое, методическое почти научное изучение мелких подробностей, отобранных из всей массы сведений, проходящих сквозь ее фильтры: Мелкие подробности, отдельные частности, факты, кажущиеся незначительными, проверенные и сравненные с другими дают более достоверные данные"*(29).
С какого момента шпионаж является оконченным, зависит от характера их действий, которыми он осуществляется. Так, при передаче сведений шпионаж окончен с момента вручения их представителю иностранного государства. Похищение сведений, составляющих государственную тайну, окончено с момента завладения материалами, их содержащими, а собирание - с момента ознакомления с такими сведениями при условии, что ознакомление не было случайным. При хранении сведений шпионаж окончен с момента, когда у виновного оказались сведения, содержащие государственную тайну, которые он не собирал, не похищал, не располагал ими по роду своей работы.
Другим видом государственной измены является выдача государственной тайны, которая заключается в передаче или сообщении соответствующих сведений иностранному государству, иностранной организации или их представителям. По характеру действий выдача сведений, содержащих государственную тайну, ничем не отличается от их передачи при шпионаже*(30). Обычно эти два вида измены различаются по субъекту. При выдаче виновный не собирает и не похищает сведения, составляющие государственную тайну, а располагает ими по службе или работе*(31). Представляется, что выдача и передача сведений, составляющих государственную тайну, понятия тождественные. Целесообразность выделения такого вида измены, как выдача государственной тайны, при наличии шпионажа вызывает сомнения. При шпионаже передача сведений не ограничена их предварительным собиранием или похищением.
Так, сотрудник КГБ Василий М., работая в архиве КГБ, копировал секретные документы, переписывал их от руки, выносил из здания в Ясеневе, спрятав в носках, потом перепечатывал на пишущей машинке и прятал в подполе на даче. Поехав в Ригу, он попросил убежище в английском посольстве, предоставив им эти документы*(32). В данном случае, с одной стороны, имела место передача сведений, но, с другой - передавал сведения человек, которому они стали известны по службе. Если следовать даваемым в литературе рекомендациям, то в действиях Василия М. имеется два вида государственной измены. Вряд ли теоретически и практически оправданно подобное разделение.
Такое мнение ранее высказывалось в доктрине уголовного права*(33).
Помимо шпионажа и выдачи государственной тайны в ст. 275 УК говорится об ином оказании помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям, которое заключается в совершении различных деяний, направленных на содействие в проведении разведывательной деятельности, вербовку агентов, укрывательство иностранных, шпионов или террористов, снабжение их фальшивыми документами, провал агентуры и т.п. Не имеет значения, совершены ли такие действия по заданию иностранной организации или их представителя либо по собственной инициативе.
Понятие "враждебная деятельность" предполагает осуществление любой деятельности в ущерб внешней безопасности России. Следовательно, при наличии предварительной договоренности с российским гражданином об оказании помощи иностранному агенту в совершении последним, например, диверсионного акта, нет необходимости ссылаться на статью, регламентирующую институт соучастия, поскольку такие действия уже являются оказанием помощи в проведении враждебной деятельности.
Рассматриваемый вид государственной измены считается оконченным с момента совершения конкретного действия по оказанию реальной помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб России.
Если российский гражданин по заданию иностранной разведки совершит преступление против основ конституционного строя или безопасности государства, например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, диверсию или иное преступление, то его действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений - по ст. 275 УК как измена в виде оказания помощи в проведении враждебной деятельности и ст. 277 или 281 УК. Тем самым конкретизируется та помощь, которая оказывается иностранному государству в проведении враждебной деятельности против России.
Последствия (реальный ущерб, нанесенный внешней безопасности России) не включены законодателем в число обязательных признаков состава государственной измены. Поэтому их ненаступление по причинам, не зависящим от изменника (например, в связи с его намеренной дезинформацией со стороны служб безопасности), не влияет на квалификацию его действий.
Субъективная сторона государственной измены характеризуется умышленной виной, причем умысел может быть только прямым*(34). Виновный в государственной измене всегда сознает опасность своих действий и возможность причинения ущерба внешней безопасности России и желает совершить такие действия.
Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Так, упоминавшийся ранее бывший работник КГБ Василий М. объяснял мотивы измены несогласием с проводимой в стране политикой. Зачастую изменники действуют по корыстным мотивам либо из боязни быть уличенными в неблаговидных поступках, совершенных во время командировок за границу, и пр.
Так, Николай Ч., работник одного из военных учреждений, находясь в командировке в США, пьянствовал, принимал участие в кутежах и пр. Все это было зафиксировано американской спецслужбой. Опасаясь, что показанные ему фотографии повлекут неблагоприятные для него последствия в России, Ч. согласился на вербовку. С ним был проведен инструктаж, его снабдили приспособлениями для тайнописи, шифром. Во время следующей командировки в США Ч. передал спецслужбам 35 фотокопий с секретными и особо секретными материалами, составляющими государственную тайну*(35).
При шпионаже собирание, похищение и хранение сведений, содержащих государственную тайну, должно преследовать цель передачи таких сведений иностранному государству, иностранной организации или их представителям.
В остальных случаях в отношении цели государственной измены высказываются разные мнения. Одни авторы полагают, что цель не включена законодателем в число обязательных признаков состава измены*(36); другие, что "ряд форм государственной измены могут быть совершены только с целью подрыва и ослабления государства (оказание помощи иностранному государству или иностранной организации в проведении враждебной деятельности)"*(37); третьи ничего не говорят о цели, но отрицают влияние мотивов измены на квалификацию*(38). Как нам представляется, ограничивать состав измены (даже одного ее вида) наличием цели подрыва и ослабления власти ни теоретически, ни практически необосновано, так как в понятие умысла при измене включается осознание того, что изменником совершаются действия в ущерб внешней безопасности России. Поэтому более правильно утверждение: "Подлежит установлению направленность умысла - нанести ущерб внешней безопасности. При этом мотивы и цели могут быть самыми разнообразными"*(39).
Субъектом государственной измены может быть только достигший 16 лет гражданин России. Виновные в шпионаже иностранные граждане и лица без гражданства привлекаются к ответственности по ст. 276 УК. В отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, являющихся соучастниками (организаторами, подстрекателями и пособниками) гражданина России, совершившего государственную измену, высказываются различные мнения. Одни ученые полагают, что такие лица могут быть соучастниками (кроме исполнителя) лица, совершающего государственную измену*(40), другие, - не могут*(41). Столь однозначно решить данный вопрос нельзя. Государственная измена всегда предполагает наличие той или иной связи с иностранными гражданами, так как она осуществляется путем оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в отношении России. Кроме того, иногда действия иностранцев - организаторов, подстрекателей и пособников подпадают под признаки ст. 276 УК и дополнительной квалификации по ст. 275 УК (со ссылкой на ст. 33) не влекут. В оставшихся случаях теоретически можно представить соучастие иностранца в государственной измене. Например, приехавший в Россию под видом туриста передает свои документы изменнику, чтобы обеспечить его беспрепятственный выезд из страны. Эти действия иностранца можно расценить как пособничество в государственной измене.
В примечании к ст. 275 УК сформулировано, как и в прежнем Кодексе, специальное основание освобождения от уголовной ответственности лица, виновного в государственной измене, при условии, если: а) оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам России; б) в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное примечание конкретизирует ч. 2 ст. 75 УК, предусматривающую освобождение от уголовной ответственности при наличии деятельного раскаяния. Речь идет об уже совершенном преступлении. И именно поэтому в примечании говорится о способствовании предотвращению дальнейшего ущерба, ибо причинение какого-то ущерба в этих случаях презюмируется.
Согласно примечанию к ст. 275 УК дальнейший ущерб может быть предотвращен путем добровольного и своевременного сообщения органам власти или иным образом. Добровольно - означает, что сообщение сделано по свободному решению виновного при сознании возможности не прибегать к деятельному раскаянию. То обстоятельство, что ему стало известно о производстве следственных или оперативных действий, связанных с его деянием, не исключает его действия как добровольные при наличии признака своевременности.
Под своевременностью понимается сообщение об изменнических действиях до того, как они стали систематическими и причинили значительный и невосполнимый ущерб внешней безопасности России.
При наличии указанных в примечании условий освобождение является окончательным и безусловным. При нарушении какого-либо из условий виновный от уголовной ответственности не освобождается, но его поведение может быть оценено как обстоятельство, смягчающее наказание.
Примечание к ст. 275 УК представляет собой поощрительную норму, призванную сыграть профилактическую роль в отношении такого опасного преступления, как государственная измена и некоторых других (ст. 276 и 278 УК).
В зарубежном уголовном законодательстве даются различные определения государственной измены, не всегда совпадающие терминологически, но по существу выражающие одно и то же.
Государственная измена, согласно Уголовному кодексу ФРГ, - это посягательство на территориальную и конституционную неприкосновенность. Деятельное же раскаяние предполагает, что исполнитель добровольно отказывается от дальнейшего выполнения деяния и предотвращает известную ему опасность продолжения другим лицом выполнения данного деяния или существенно ее уменьшает, или если он добровольно препятствует доведению этого преступления до конца. При наличии перечисленных условий суд может либо смягчить наказание, либо освободить от него.
В ст. 472 УК Испании (разд. XXI о преступлениях против конституции) предусмотрена ответственность за восстание, которое осуществляется для достижения целей: отменить, приостановить или изменить полностью или частично конституцию; отстранить или лишить всех или части прерогатив и полномочий Короля или Регента, или членов Регентства, либо заставить их совершить какое-либо действие против их воли; объявить независимость части национальной территории; вывести подразделение Вооруженных Сил из подчинения правительству и др. (всего в этой статье 7 пунктов). При всем несходстве этого определения с определением государственной измены по Уголовному кодексу РФ понимание измены в целом одинаково и приблизительно в одном и том же объеме.
По законодательству Швеции государственную измену совершает тот, кто имеет намерение поставить Королевство или его часть путем насилия или другими незаконными средствами или с иностранной помощью под иностранное господство (ст. 1 гл. 19 УК).
Наиболее схожи с определением государственной измены с УК РФ кодексы Белоруссии, Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и др.
В Белоруссии предусмотрена ответственность и за квалифицированный вид измены государству (ст. 356 УК). Квалифицирующим это деяние признаком законодатель называет совершение при измене убийства.
Уголовный кодекс Казахстана включает в качестве обязательного признака государственной измены цель подрыва или ослабления внешней безопасности и суверенитета Республики (ст. 165).
Шпионаж (ст. 276 УК). Понятие шпионажа по сравнению с Кодексом 1960 г. не претерпело существенных изменений: в число признаков шпионажа добавлено наряду с похищением, собиранием и передачей сведений хранение с целью передачи, а равно исключено указание на военную тайну, поскольку сведения, составляющие военную тайну, - неотъемлемая часть сведений, составляющих государственную тайну.
Как и государственная измена шпионаж представляет собой посягательство на внешнюю безопасность государства*(42). Однако, если при государственной измене деяние осуществляется как бы изнутри - гражданином России, то шпионаж, предусмотренный ст. 276 УК, совершают только иностранные граждане и несколько реже - лица без гражданства.
Предметом шпионажа являются те же сведения, что и при государственной измене - это: 1) сведения, содержащие государственную тайну и 2) иные сведения при определенных, указанных в ст. 276 УК обстоятельствах.
Сведения, составляющие государственную тайну, характеризуются следующими признаками: имеют важное значение для безопасности России; содержатся в определенных носителях; подлежат засекречиванию; перечень их устанавливается правовыми актами; могут содержаться в строго определенных законом областях*(43).
С объективной стороны шпионаж (так же, как и шпионаж при государственной измене) совершается путем передачи, а равно собирания, похищения и хранения с целью передачи указанных в ст. 276 УК сведений.
Передача - это сообщение любым способом сведений адресанту; собирание - действия, направленные на получение интересующей субъекта информации; похищение - незаконное изъятие документов или предметов, содержащих или являющихся носителями интересующей субъекта информации; хранение - временное обладание указанными выше документами или предметами. Чаще всего хранение осуществляется лицом, собирающим или похищающим сведения, содержащие государственную тайну. В отдельных случаях хранение может осуществляться лицом, не собиравшим и не похищавшим эти сведения
Из всех способов совершения шпионажа наибольшую опасность представляет передача сведений иностранному государству, иностранной организации либо их представителям для использования в ущерб внешней безопасности России. Собирание, похищение и хранение сведений по существу являются подготовительной деятельностью к передаче. Однако, учитывая повышенную степень опасности рассматриваемого деяния, законодатель счел их оконченным преступлением*(44).
Так, в 1999 г. был задержан высокопоставленный сотрудник Главного разведывательного управления (ГРУ) генерального штаба турецкой армии Махмет Бешик, который, помимо подрывной деятельности, занимался военно-техническим шпионажем. В Петропавловске-Камчатском задержали американского бизнесмена Ричарда Оппфельта, собиравшего через местных жителей сведения военного характера*(45). 10 марта 1986 г. задержали Майкла Селлере (второго секретаря посольства США в Москве) во время встречи с агентом по кличке Коул (майор Сергей В. - сотрудник управления КГБ по Москве и Московской области). Коул информировал Селлерса относительно того, как российские органы безопасности ведут наблюдение за американскими разведчиками*(46).
Если речь идет об иных сведениях, а не о сведениях, содержащих государственную тайну, объективная сторона предполагает только их собирание и передачу. Это могут быть любые сведения, однако их собирание и передача рассматриваются как шпионаж при условии, что они собираются и (или) передаются, во-первых, по заданию иностранной разведки, и, во-вторых, для использования в ущерб внешней безопасности России. Отсутствие одного из этих признаков исключает возможность рассматривать такое деяние как шпионаж. Собирание и передача таких сведений чаще совершаются российскими гражданами нежели иностранцами и рассматриваются тогда при наличии указанных условий как государственная измена в форме шпионажа.
С субъективной стороны шпионаж может быть совершен только с прямым умыслом. Субъект сознает характер собираемых, похищаемых, хранимых с целью передачи сведений, особенности адресата передачи и желает передать эти сведения данному адресату. При собирании, похищении и хранении сведений, содержащих государственную тайну, обязательным признаком состава шпионажа должна быть цель передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям. Поэтому вряд ли можно согласиться с утверждением, что цель шпионажа не является обязательным его признаком*(47).
В отношении второго вида шпионажа (собирание и передача иных сведений) высказывалось мнение о наличии специальной цели - использование собираемых или передаваемых сведений в ущерб внешней безопасности России*(48). Более правильным представляется мнение, согласно которому достаточно осознания предназначения сведений для использования в ущерб внешней безопасности России*(49).
При шпионаже второго вида осознанность того, что сбор и передача иных сведений осуществляются по заданию иностранной разведки и для использования их в ущерб внешней безопасности России, должна включаться, по нашему мнению, в понятие прямого умысла как осознанность опасности и характера действия. Признавать же этот вид шпионажа только при наличии специальной цели использования в ущерб внешней безопасности России - означает значительное ограничение рассматриваемого состава преступления.
На квалификацию шпионажа не влияют мотивы преступления. Они могут быть личными, корыстными, политическими, националистическими и др.
Субъект шпионажа, предусмотренного ст. 276 УК, - только иностранный гражданин или лицо без гражданства. Совершение таких действий гражданином России, как уже отмечалось, влечет квалификацию по ст. 275 УК за государственную измену.
В последние годы увеличивается число граждан России, обладающих двойным гражданством. В случаях совершения таким гражданином шпионажа вопрос о квалификации его действий по ст. 275 или ст. 276 УК решается в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела, того, гражданином какого государства он считает себя в первую очередь, где живет большее время года, где работает, где проживает семья и т.д.*(50)
Представляется неправильной рекомендация авторов, предлагающих квалифицировать случай совершения шпионажа лицом с двойным гражданством (одно из них - гражданство России) одновременно по совокупности ст. 275 и ст. 276 УК*(51). Такая рекомендация противоречит принципу справедливости: "Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление" (ст. 6 УК).
По совокупности преступлений должны нести ответственность, например, шпионы, нелегально заброшенные через государственную границу (приготовление к шпионажу и незаконное пересечение государственной границы), за убийство или причинение вреда здоровью лицам, задерживающим шпиона, шпионы, осуществляющие помимо сбора сведений и диверсионные акты, и т.п.
Согласно примечанию к ст. 275 УК лица, совершившие преступление, предусмотренное ст. 276 УК, освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовали предотвращению дальнейшего ущерба интересам России и если в их действиях не содержится иного состава преступления*(52).
В законодательстве зарубежных стран ответственность за шпионаж не всегда дифференцирована в зависимости от гражданства субъекта.
Весьма подробно регламентирована ответственность за шпионаж в Уголовном кодексе Швейцарии. В нем содержатся статьи о дипломатическом шпионаже (ст. 267), об экономической разведывательной деятельности (ст. 273), о военной разведывательной деятельности (274). Деяния в этих случаях выходят за рамки шпионажа, как он сформулирован в Кодексе РФ. Например, дипломатический шпионаж заключается не только в разглашении определенных сведений, но и в фальсификации, уничтожении определенных документов, а также в умышленном проведении сношений с иностранным правительством в ущерб Конфедерации. Допускается совершение таких действий и по неосторожности (ст. 267).
В Швеции к ответственности за шпионаж может быть привлечено лицо, которое с целью оказания помощи иностранной державе без законных полномочий получает, передает, предоставляет или иным образом выдает информацию, касающуюся оборонных сооружений, вооружения, снабжения, импорта, экспорта, производственных технологий и пр., если раскрытие этой информации может причинить вред безопасности Королевства (ст. 5 гл. 19 УК).
В Уголовном кодексе ФРГ помимо 7 параграфов о выдаче государственной тайны содержатся и такие, как шпионская агентурная деятельность по заданию секретных агентурных служб (_ 99). Однако в этих случаях субъектом является гражданин Германии.
В ст. 411-1 УК Франции четко определено, что действия, предусмотренные ст. 411-2 (о сдаче иностранному государству, иностранной организации всей или части национальной территории) и ст. 211-11 (о подстрекательстве к совершению какого либо преступления, указанного в гл. 1 "Об измене и шпионаже"), совершенные французским гражданином, образуют измену, а любым другим лицом - шпионаж. Как видим, здесь состав шпионажа не ограничен передачей (а также собиранием, похищением и пр.) определенных сведений.
В Уголовном кодексе Испании в гл. I "Об измене" (разд. XXIII) дается довольно развернутая система норм об ответственности испанцев*(53), а в ст. 586 говорится, что "Иностранцу, находящемуся в Испании, который совершит любое преступление, описанное в этой главе, наказание назначается на ступень ниже".
В законодательстве Узбекистана, Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана, Белоруссии понятие "шпионаж" в его основных признаках совпадает с понятием, даваемым в Кодексе РФ. Однако в некоторых кодексах этих государств примечание относительно освобождения от уголовной ответственности дано в статье о шпионаже и касается только одного этого состава преступления, например, в ст. 160 УК Узбекистана, в ст. 358 УК Белоруссии.