Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство -2
 (голосов: 0)
  Правовые позиции Конституционного Суда | Автор: admin | 15-06-2010, 03:42
Определения

39. Если соответствующим отраслевым законодательством не установлен специальный порядок судебного обжалования, жалобы на действия и решения, нарушающие права граждан, подлежат рассмотрению в соответствии с Законом Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", который не допускает каких бы то ни было изъятий из правила о судебном обжаловании решений и действий, нарушающих права и свободы граждан (Определение Конституционного Суда от 28 декабря 1995 года N 136-О, абзац второй пункта 2 мотивировочной части).
40. Согласно статье 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Такая проверка составляет исключительную компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.
Из сопоставления статей 46 (часть 2), 118 (часть 2), 120 (часть 2) и 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации следует, что иные акты, кроме законов, подлежат обжалованию в других судах в соответствии с их компетенцией, установленной Конституцией Российской Федерации и законами. Из этого исходит статья 3 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 года "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", согласно которой суды рассматривают жалобы на любые действия (решения), нарушающие права и свободы граждан, кроме действий (решений), проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, и действий (решений), в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования.
Проверка по жалобам граждан нормативных и ненормативных актов федеральных органов государственной власти отнесена согласно гражданскому процессуальному и арбитражному процессуальному законодательству к компетенции, соответственно, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Те же нормативные акты, оспаривание которых в судах указанным процессуальным законодательством не предусмотрено, согласно статье 3 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" должны рассматриваться судами в процедуре, установленной этим Законом.
Указанные правовые предписания в их совокупности обеспечивают вытекающее из статьи 46 Конституции Российской Федерации право гражданина обжаловать в суд любой - как ненормативный, так и нормативный-правовой акт (Определение Конституционного Суда от 19 марта 1997 года N 56-О; пункт 2 мотивировочной части).
41. В соответствии со статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах исключения из запрета повторно осуждать за то же деяние и, следовательно, пересматривать окончательные приговоры судов допускаются, лишь если это необходимо в силу новых или вновь обнаруженных обстоятельств, в том числе указывающих на судебную ошибку, приведшую к незаконному осуждению. Это положение нашло свою конкретизацию в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года..., из которого следует, что никому не может быть отказано в вынесении справедливого решения по делу в случаях, когда вступивший в законную силу, т.е. окончательный приговор, содержит судебную ошибку и его пересмотр необходим для обеспечения судебной защиты прав необоснованно осужденных граждан.
В других случаях окончательные приговоры судов пересмотру не подлежат. При этом из сопоставления части 1 статьи 50 Конституции Российской Федерации и пункта 7 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах следует, что после окончательного разрешения дела ни один оправданный по обвинению в преступлении не может быть вновь судим за него и ни одному осужденному не может быть за то же деяние назначено еще одно, в том числе дополнительное, наказание, либо более суровое наказание, в то время как оправдание или смягчение наказания не исключается и после вынесения окончательных приговоров, так как такое изменение всегда служит защите прав граждан от допущенных судебных ошибок...
...При противоречии оспариваемых в запросе норм УПК РСФСР /п. 2 ч. 1 ст. 378, ч. 2 ст. 379, ч. 3 ст. 380/ статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах подлежит применению норма международного права. Это тем более оправданно, если речь идет о введенных в УПК РСФСР лишь в июле 1993 года процедурах с участием присяжных, поскольку уголовно-процессуальный закон не содержит особого регулирования пересмотра приговоров, вынесенных судом на основе оправдательного вердикта присяжных, и на него распространены предписания, создававшиеся для других форм уголовного судопроизводства (Определение Конституционного Суда от 3 июля 1997 года N 87-О; абзацы второй и третий пункта 2, второй пункта 3 мотивировочной части).
42. Признание постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года не соответствующими Конституции Российской Федерации отдельных положений частей первой и второй статьи 418 УПК РСФСР, определяющих полномочия судьи по возбуждению уголовного дела и формулированию обвинения против конкретного лица, не может служить основанием для признания недействующими и для отказа от применения других положений главы 34 УПК РСФСР, регламентирующих досудебную подготовку материалов о преступлении в протокольной форме и их рассмотрение судом. При этом постановление Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно, и до внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство нормы главы 34 УПК РСФСР применяются исходя из того, что функция осуществления публичного обвинения, независимо от различий в установленных законом процессуальных формах, возлагается на органы дознания, предварительного следствия и прокуратуры (Определение Конституционного Суда от 7 октября 1997 года N 88-О о разъяснении постановления Конституционного Суда от 28 ноября 1996 года; пункт 1 резолютивной части).
43. /Норма части третьей статьи 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", касающаяся предоставления свиданий,/ не может быть истолкована как предоставляющая следователю возможность отказывать обвиняемому (подозреваемому) в осуществлении его права на свидание с родственниками и иными лицами (пункт 5 статьи 17 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений") без достаточно веских оснований, связанных с необходимостью обеспечения прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия по уголовным делам. Такого рода отказы, как и отказы в удовлетворении любых других ходатайств участников уголовного судопроизводства, должны быть мотивированы (часть 3 статьи 131 УПК РСФСР) и могут быть обжалованы прокурору или в суд общей юрисдикции, которые с учетом всех фактических обстоятельств дела оценивают, насколько обоснованно в каждом конкретном случае обвиняемому отказывается в свидании с близкими родственниками и иными лицами (Определение Конституционного Суда от 1 июля 1998 года N 159-О; абзац четвертый пункта 2 мотивировочной части).
44. Из анализа норм /статей 89 и 97 УПК РСФСР/ в их совокупности вытекает, что положение части четвертой статьи 97 УПК РСФСР, допускающее продление срока содержания под стражей в связи с тем, что "ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения предельного срока содержания под стражей невозможно", по сути, лишь определяет тот этап предварительного расследования, на котором в качестве исключения из сформулированного в части третьей статьи 97 УПК РСФСР общего запрета возможно продление предельного полуторагодичного срока содержания обвиняемого под стражей (части вторая и третья статьи 97 УПК РСФСР) при наличии установленных статьей 89 УПК РСФСР оснований. В этих случаях ознакомление с материалами дела, являясь непременным условием продления срока ареста, не может выступать в качестве его основания, тем более единственного и достаточного. Это же относится и к другому условию продления срока ареста - необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного расследования (часть шестая статьи 97 УПК РСФСР).
Такое толкование частей четвертой и шестой статьи 97 УПК РСФСР согласуется с выраженной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года правовой позицией, согласно которой обеспечение обвиняемому достаточного времени для ознакомления с материалами дела не должно быть связано с наступлением для него такого неблагоприятного последствия, как не ограниченное по сроку дальнейшее содержание под стражей, которое в этом случае приобретает значение санкции за использование обвиняемым его процессуальных прав и тем самым понуждает к отказу от них.
Поэтому в каждом случае ходатайство прокурора о продлении срока содержания обвиняемого под стражей сверх полутора лет (части четвертая и шестая статьи 97 УПК РСФСР) должно обосновываться не ссылками на продолжающееся ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела или на заявленные ими ходатайства о дополнении предварительного расследования, а фактическими данными, подтверждающими невозможность отмены этой меры пресечения и наличие предусмотренных законом оснований для дальнейшего ее применения. Соответственно, и продление судом срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными названных в статье 89 УПК РСФСР оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения и при соблюдении установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации условий, при которых только и допустимо ограничение прав и свобод человека и гражданина...
...Содержание лица под стражей в связи с тем, что другие обвиняемые продолжают ознакомление с материалами дела, должно расцениваться как произвольное применение ареста, выходящее за конституционно установленные пределы возможного ограничения прав и свобод (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). В то же время и текстуально предписания статьи 97 УПК РСФСР носят строго персонифицированный характер, поскольку в соответствии с ними продление максимального срока ареста может производиться, лишь если до его истечения невозможно ознакомление с материалами дела именно самого обвиняемого и его защитника, а не любых участников процесса.
...Отсутствие в статье 97 УПК РСФСР каких бы то ни было процедурных правил для разрешения ходатайства прокурора о продлении предельного срока содержания обвиняемого под стражей не может препятствовать суду в том, чтобы непосредственно применять положения статей 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и, используя процессуальную аналогию, рассматривать такие ходатайства в порядке, установленном статьей 220.2 УПК РСФСР применительно к судебной проверке законности и обоснованности.
...Закон не предусматривает возможности повторного, в том числе после дополнительного расследования, обращения прокурора в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей того же обвиняемого в период его ознакомления с полученными в результате дополнительного расследования материалами дела. При отсутствии прямого указания в законе на возможность неоднократного продления предельного срока ареста по указанным мотивам иное истолкование оспариваемых положений нарушало бы запрет произвольного ареста в том его понимании, которое вытекает из постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года...
Вытекающий из постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР и настоящего Определения конституционно-правовой смысл предписаний частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике (Определение Конституционного Суда от 25 декабря 1998 года N 167-О; абзацы четвертый-шестой пункта 3, второй пункта 4, третий пункта 5 и третий пункта 6 мотивировочной части, пункт 2 резолютивной части).
45. ...Процедура, в которой испрашивается судебное разрешение на проведение оперативно-розыскных мероприятий, имеет особенности: это не судебное разбирательство, в ней еще нет сторон, проверяемое лицо - не участник процесса и не должен знать о проведении в отношении него негласных по своему характеру оперативно-розыскных мероприятий. Если же лицо, в отношении которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия, узнало об этом и полагает, что его права и законные интересы ущемлены, то оно имеет право на обжалование и судебную защиту и может обращаться в суд общей юрисдикции в соответствии с установленной подсудностью.
Отсюда следует, что если в ходе применения оспариваемых норм Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" допущены нарушения прав гражданина на тайну телефонных переговоров и на неприкосновенность жилища, то соответствующие правоприменительные акты и действия должностных лиц могут быть оспорены в установленном порядке, в том числе в суде общей юрисдикции, а нарушенные ими конституционные права в таком случае подлежат защите, как того требует Конституция Российской Федерации, в том числе ее статьи 23 (часть 2), 25, 45 и 46, и в точном соответствии с названными предписаниями Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" (Определение Конституционного Суда от 4 февраля 1999 года N 18-О; абзацы двенадцатый и тринадцатый пункта 3 мотивировочной части).
46. Содержащаяся в части второй статьи 96 УПК РСФСР материально-правовая характеристика перечисленных в ней преступлений как опасных презюмирует наличие оснований для заключения лица под стражу, но не предполагает освобождение органов дознания, следователя, прокурора и суда от обязанности в каждом конкретном случае подтверждать эти основания достаточными данными. Иное понимание делало бы беспредметной судебную проверку законности и обоснованности ареста в соответствии со статьей 220.2 УПК РСФСР и не отвечало бы задачам и роли суда на данном этапе уголовного судопроизводства. Это также следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 13 июня 1996 года (Определение Конституционного Суда от 8 октября 1999 года N 155-О; абзац четвертый пункта 2 мотивировочной части).
47. Из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на судебное обжалование решений и действий органов государственной власти, как оно сформулировано в статье 46 (часть 2) и развивающей ее содержание статье 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральными законами. Данное конституционное право, в частности, не означает возможности обжаловать в судебном порядке любые акты нормативного характера, не подлежащие применению в конкретном деле заявителя.
...Гражданин, в частности, может защитить свои права не путем оспаривания нормативных правовых актов определенной юридической силы, а обжалуя основанные на них иные решения и действия (бездействие) органов власти и должностных лиц, для признания которых незаконными нет препятствий... (Определение Конституционного Суда от 14 декабря 1999 года N 216-О; абзацы второй и четвертый пункта 2 мотивировочной части).
48. Статья 46 (часть 3) Конституции Российской Федерации признает наличие судебных инстанций, решения которых в правовой системе Российской Федерации не подлежат обжалованию, что не противоречит конституционной обязанности государства обеспечивать каждому доступ к правосудию, в том числе для исправления судебной ошибки.
...Непосредственно в Конституции Российской Федерации право на пересмотр судебного решения предусматривается лишь применительно к уголовному судопроизводству /статья 50 (часть 3)/...
...Таким образом, регулируя процедуры обжалования судебных решений, законодатель вправе, исходя из Конституции Российской Федерации и международных договоров Российской Федерации, принимать во внимание особенности того или иного вида судопроизводства, а также место соответствующего суда в судебной системе... Статус Конституционного Суда Российской Федерации не предполагает обжалование принимаемых им решений. Иное не соответствовало бы его природе как органа конституционного контроля... Это не ограничивает доступ граждан к правосудию в установленных федеральным законом формах и процедурах и не лишает их иных возможностей судебной защиты своих прав (Определение Конституционного Суда от 13 января 2000 года N 6-О; абзацы второй, третий и четвертый пункта 2 мотивировочной части).
49. Как отмечалось в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года..., в случаях, когда действия и решения органов расследования порождают последствия, выходящие за рамки уголовно-процессуальных отношений, и существенно ограничивают при этом конституционные права и свободы личности, заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения с жалобой в суд. Данная правовая позиция сохраняет свою силу и распространяется на отношения, складывающиеся по поводу обжалования решений органов расследования о приостановлении предварительного следствия и оставлении без изменения ранее избранной в отношении обвиняемого меры пресечения в виде залога, тем более что такая мера процессуального принуждения, применяемая в течение длительного времени, может причинить невосполнимый ущерб праву человека иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им (статья 35, часть 2, Конституции Российской Федерации) (Определение Конституционного Суда от 19 апреля 2000 года N 82-О; абзац пятый пункта 2 мотивировочной части).
50. В постановлении от 14 апреля 1999 года... Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой стороны и другие лица, участвующие в деле, на разных стадиях процесса, в том числе в надзорной инстанции, должны обладать соответственно равными процессуальными правами. Это относится и к участию прокурора в рассмотрении дела судом в порядке надзора.
Применительно к... положениям статьи 320 ГПК РСФСР (пункты 1 и 2 части первой в редакции от 7 августа 2000 года) из изложенной правовой позиции следует, что не могут рассматриваться в порядке надзора по принесенному прокурором как должностным лицом протесту дела, в которых орган прокуратуры является стороной. Иное не согласуется с принципом равенства (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), в том числе при реализации права на судебную защиту (статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации), и принципом состязательности и равноправия сторон, на основе которого осуществляется судопроизводство (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), поскольку другая сторона в таком споре не обладает правом опротестовывать судебные решения, вступившие в законную силу (Определение Конституционного Суда от 5 октября 2000 года N 202-О; абзац второй и третий пункта 3 мотивировочной части).
51. Непременной составляющей права на судебную защиту, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, является обеспечение заинтересованным лицам возможности представить суду свое мнение относительно доказательства в обоснование своей позиции, а также высказать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов; без ознакомления с вынесенным в отношении заинтересованного участника процесса решением и его обоснованием он не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу в суд, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам.
Ограничения такого рода прав и возможностей участников уголовного судопроизводства, в том числе обвиняемых, были расценены Конституционным Судом Российской Федерации /в ряде его постановлений/ как не соответствующие статьям 45, 46 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Сформулированная Конституционным Судом Российской Федерации... правовая позиция в полной мере распространяется на отношения, связанные с обжалованием продления срока содержания под стражей, а потому органы, осуществляющие предварительное расследование, во всяком случае обязаны, обеспечивая обвиняемому право на обжалование в суд постановления о продлении срока содержания под стражей, ознакомить его с содержанием данного постановления (Определение Конституционного Суда от 21 декабря 2000 года N 285-О; пункт 2 мотивировочной части).
52. ...Оглашение судом показаний отсутствующего обвиняемого, свидетеля или потерпевшего без законных оснований, предусмотренных статьями 281, 286 и 287 УПК РСФСР, т.е. при возможности обеспечить их явку в суд, а также последующее обоснование оглашенными показаниями выводов суда свидетельствуют об использовании недопустимых доказательств. При проверке законности и обоснованности вынесенного приговора, осуществляемой вышестоящими судами общей юрисдикции, такие доказательства подлежат исключению из доказательственного материала.
В случае оглашения судом показаний отсутствующего свидетеля или потерпевшего при наличии законных оснований и последующего использования этих показаний подсудимому - в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон - должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний, заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также иные средства, способствующие предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. При этом сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний, должны быть истолкованы в пользу подсудимого.
...Суды при истолковании и применении пункта 2 части первой статьи 286 УПК РСФСР должны учитывать, что в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах (подпункт "е" пункта 3 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт "d" пункта 3 статьи 6) одним из обязательных условий справедливого судебного разбирательства является право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены.
Принятие судом решения вопреки указанным международно-правовым нормам служит для гражданина, полагающего, что тем самым его права и свободы были нарушены, основанием для обращения в вышестоящие судебные инстанции, а при исчерпании всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты - в соответствующие межгосударственные органы, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (статья 46, части 2 и 3) (Определение Конституционного Суда от 21 декабря 2000 года N 290-О; пункт 3 мотивировочной части).
53. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 14 июля 1998 года /N 86-О/, судья не вправе отказать в рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан, но и не обязан давать разрешение на проведение оперативно-розыскных мероприятий лишь на основе поступившего к нему представления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, если не приходит к выводу о необходимости такого разрешения, его обоснованности и законности, в том числе с точки зрения требований статей 1, 2, 3, 5 (часть первая), 7 и 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".
В данном случае обязанность обосновать необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий лежит на лицах, обратившихся в суд за разрешением. Поэтому выражение "по требованию судьи ему могут представляться материалы" с учетом содержащегося в части первой статьи 9 выражения "рассмотрение материалов осуществляется судом" означает, что для обоснования своей позиции руководитель, испрашивающий разрешение на проведение оперативно-розыскного мероприятия, связанного с ограничением конституционных прав граждан, может (а по требованию судьи - должен) представлять судье все материалы, касающиеся оснований для его проведения, за исключением оговоренных в части третьей статьи 9, при этом не только постановление руководителя органа, представляющего в суд материалы для рассмотрения, но и само судебное постановление должны быть мотивированными (Определение Конституционного Суда от 6 марта 2001 года N 58-О; абзацы второй и третий пункта 4 мотивировочной части).
54. Вызов обвиняемого или его защитника для дачи объяснений должен рассматриваться в качестве обязательного условия разрешения судьей жалобы или ходатайства об отмене или изменении меры пресечения в виде ареста, примененного по поступившему к нему с обвинительным заключением уголовному делу. Этот вывод согласуется с требованиями Конституции Российской Федерации, возлагающими на государство обязанность охранять достоинство личности, ни при каких условиях не допускать его умаления (статья 21, часть 1) и гарантировать судебную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 46, части 1 и 2) (Определение Конституционного Суда от 6 марта 2001 года N 79-О; абзац третий пункта 3 мотивировочной части).
55. В соответствии со статьей 46 (часть 3) Конституции Российской Федерации каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Европейский Суд по правам человека, рассматривающий жалобы на нарушение прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, исходит, в частности, из того, что достаточным основанием, свидетельствующим об исчерпании имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты, является решение суда кассационной инстанции (Определение Конституционного Суда от 14 марта 2001 года N 64-О; абзац первый пункта 4 мотивировочной части).
56. В Постановлении от 14 февраля 2000 года... Конституционный Суд Российской Федерации признал положения части третьей статьи 377 УПК РСФСР, как позволяющие суду надзорной инстанции рассмотреть дело без ознакомления осужденного с принесенным по делу протестом и без уведомления его о месте и времени судебного заседания, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3).
Правовая позиция, сформулированная Конституционным Судом Российской Федерации в указанном Постановлении, в полной мере применима и к случаям рассмотрения судом надзорной инстанции уголовного дела, по которому осуждены несколько лиц, а протест принесен только в отношении некоторых из них, поскольку при рассмотрении протеста в порядке надзора суд не связан доводами протеста и обязан проверить все производство по делу в полном объеме и в отношении всех осужденных (часть первая статьи 380 УПК РСФСР), и принятое им в таком случае решение об оставлении приговора в силе в равной мере распространяется на всех осужденных по делу (Определение Конституционного Суда от 19 апреля 2001 года N 114-О; пункт 3 мотивировочной части).
57. В соответствии со статьями 45 (часть 2) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и основанной на них правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой допустима проверка обоснованности и законности постановления суда и определения судьи о наложении административного взыскания еще одной судебной инстанцией (Постановление от 28 мая 1999 года...), гражданин вправе также обжаловать в вышестоящую судебную инстанцию решения и действия суда и судей по наложению мер административной ответственности за проявление неуважения к суду, используя, в том числе помощь адвоката (статья 48, часть 1 Конституции Российской Федерации) (Определение Конституционного Суда от 15 мая 2001 года N 127-О; абзац первый пункта 3 мотивировочной части).
58. Действующее законодательство не относит к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов дела об обжаловании руководящих разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Однако это не лишает заинтересованных лиц возможности реализовать право на судебную защиту в порядке конституционного судопроизводства - путем обжалования тех норм, по применению которых были даны руководящие разъяснения.
Статья 3 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" не исключает обжалования действий и решений государственных органов и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, в судебном порядке, а лишь отсылает к другим нормам действующего законодательства, устанавливающим иные, нежели предусмотренные названным Законом, формы судебного обжалования таких действий и решений. Ею не исключается также возможность судебного обжалования действий (бездействия) судей арбитражных судов. Проверка законности и обоснованности принимаемых ими процессуальных актов осуществляется в порядке, установленном арбитражным процессуальным законодательством, которое предусматривает рассмотрение дел в судах кассационной, апелляционной и надзорной инстанций.
Кроме того, в соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года..., в случаях противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте, заинтересованные лица не лишены возможности реализовать свое право на судебную защиту посредством предъявления иска на основании статьи 1070 ГК Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного при осуществлении правосудия, если вина судьи установлена приговором или иным судебным решением (Определение Конституционного Суда от 14 июня 2001 года N 159-О; пункт 3 мотивировочной части).
59. На отношения, возникающие по поводу пересмотра решения лица, производящего дознание, следователя или прокурора об отказе в признании заинтересованного лица, понесшего материальный ущерб, потерпевшим и гражданским истцом, в полной мере распространяется правовая позиция, выраженная Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющих свою силу постановлениях от 13 ноября 1995 года..., от 29 апреля 1998 года... и от 23 марта 1999 года...
В соответствии с этой правовой позицией обеспечение закрепленных в Конституции Российской Федерации права на судебную защиту, а также права на доступ к правосудию (статьи 46 и 52) предполагает необходимость предоставления заинтересованным лицам возможности обжалования действий и решений органов дознания и предварительного следствия во всех случаях, когда они препятствуют реализации гражданами в ходе производства по уголовному делу их конституционных прав.
Поскольку согласно действующему уголовно-процессуальному закону судебное разбирательство большинства уголовных дел (за исключением предусмотренных частью первой статьи 27 УПК РСФСР дел частного обвинения) становится возможным лишь после завершения по ним досудебного производства, осуществляемого органами предварительного расследования, отказ на этих этапах процесса в признании заинтересованного лица потерпевшим от преступления или гражданским истцом может привести к тому, что оно не только будет лишено возможности участвовать в собирании и исследовании необходимых для суда доказательств, но и вообще окажется отстраненным от участия в судебном разбирательстве по делу. Поэтому лицу, полагающему, что преступлением ему был причинен моральный, физический или материальный вред, но не признанному гражданским истцом по уголовному делу, должна быть обеспечена возможность обжалования в суд постановления органа предварительного расследования об отказе в признании гражданским истцом (Определение Конституционного Суда от 21 июня 2001 года N 109-О; пункт 3 мотивировочной части).
60. Из правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 октября 2001 года..., вытекает, что выполнение адвокатом, имеющим ордер юридической консультации на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, основанного на не перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, ограничивающих возможности осуществления полномочий защиты. Истолкование пунктов 4 и 5 части первой статьи 17 и статьи 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" как позволяющих отказывать в допуске переводчика на свидания с защитником содержащегося под стражей обвиняемого, не владеющего языком судопроизводства, по существу, противоречит уголовно-процессуальному закону (Определение Конституционного Суда от 7 декабря 2001 года N 276-О; абзац первый пункта 3 мотивировочной части).
61. /Применение статьи 220.2 УПК РСФСР, предусматривающей порядок рассмотрения судьей жалоб на применение ареста и продление срока содержания под стражей/ в случаях судебного обжалования постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела осуществляется в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлениях от 13 ноября 1995 года... и от 29 апреля 1998 года..., согласно которой при рассмотрении такого рода жалоб должны непосредственно применяться положения статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации с учетом установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка судебной проверки действий органов дознания, следователей и прокуроров, в частности порядка, установленного для проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей; используя в порядке процессуальной аналогии нормы закона, непосредственно направленные на регулирование других правоотношений, органы предварительного расследования и суд обязаны учитывать особенности разрешаемых ими в таких случаях вопросов, руководствуясь при этом общими принципами судопроизводства...
В соответствии с правовой позицией, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 13 ноября 1995 года и от 29 апреля 1998 года, а также настоящем Определении, при применении в порядке аналогии положений части третьей статьи 220.2 УПК РСФСР судам, рассматривающим жалобы на незаконность и необоснованность отказа в возбуждении уголовного дела, надлежит - исходя из закрепленных в Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуальном законодательстве принципов судопроизводства, в том числе провозглашенным в статье 123 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципом гласности, - проводить закрытое судебное заседание лишь в тех случаях, когда это необходимо для защиты государственной или иной охраняемой законом тайны и иных конституционно значимых ценностей (Определение Конституционного Суда от 24 апреля 2002 года N 114-О; пункт 2 мотивировочной части, пункт 1 резолютивной части).
62. В сохраняющем свою силу Постановлении от 27 марта 1996 года... Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений статьи 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (статья 48 Конституции Российской Федерации); зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит также принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Приведенная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации применительно к нормативным положениям, регулирующим процедуру уголовного судопроизводства, однако в силу универсальности права каждого на квалифицированную юридическую помощь (статья 48, часть 1, Конституции Российской Федерации) и принципов состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) она может быть распространена на все другие виды судопроизводства, а значит, и на производство в судах общей юрисдикции по гражданским делам (Определение Конституционного Суда от 10 ноября 2002 года N 314-О; пункт 2 мотивировочной части).
63. Освобождая адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано нежеланием разглашать конфиденциальные сведения, пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации вместе с тем не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данная норма также не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию.
В подобных случаях суды не вправе отказывать в даче свидетельских показаний лицам, перечисленным в части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации (в том числе защитникам обвиняемого и подозреваемого), при заявлении ими соответствующего ходатайства. Невозможность допроса указанных лиц - при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и законных интересов непосредственно касаются конфиденциально полученные адвокатом сведения, - приводила бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажала бы само существо данного права.
Пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации подлежит применению в соответствии с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Определении (Определение Конституционного Суда от 6 марта 2003 года N 108-О; пункт 3 мотивировочной части, пункт 1 резолютивной части).
Коментариев: 0 | Просмотров: 71 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
Добавление комментария
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]
{bbcode}
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]{wysiwyg}



ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: