Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
РЕКЛАМА И ИНФОРМАЦИЯ О ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГАХ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:30
Вряд ли кто-либо станет оспаривать необходимость обеспечить возможность того, чтобы лицо, нуждающееся в юридической помощи, могло обратиться к квалифицированному адвокату как можно проще и быстрее. В малонаселенных местностях (например, в провинции), где все адвокаты хорошо известны, легко выбрать того адвоката, в котором можно быть уверенным. Однако в больших городах условия для получения полной информации об адвокатах отсутствуют. По мере усложнения юридической практики и специализации адвокатов в отдельных сферах права, информация об адвокате, его квалификации, компетентности и репутации перестает быть легкодоступной. Получается, что если кто-то не принадлежит сам и не имеет друзей в кругу адвокатов (юристов), он может столкнуться с серьезными трудностями при обращении к адвокату, компетентному в нужной ему области. Телефонные справочники, юридические справочники и информационные службы могут помочь сделать выбор, но не обязательно правильный. Достоверная информация о юридической помощи может реально помочь членам общества и облегчить доступ к механизмам правовой защиты нарушенных интересов.
Однако, как говорится, "информация информации рознь". Попробуем разобраться в том, что позволительно и, более того, рекомендуется адвокатам в этом вопросе, а что следует рассматривать как нарушение адвокатской этики. Вспомним, что по этому поводу писал Д.П.Ватман: "Наконец, личная честь адвоката и забота об общественном престиже адвокатуры должны полностью исключить из практики такие недостойные методы приобретения дел, как погоня за клиентами, самореклама, "перехват" клиентов, явившихся в юридическую консультацию, чтобы обратиться к другому адвокату, "вербовка" клиентуры путем направления писем с вызовом в консультацию для переговоров и оформления поручений по делу и т.п. Подобные действия должны рассматриваться как недопустимые нарушения основных начал адвокатской этики." (Д.П.Ватман. указ. соч., с.10-11). Нам представляется, что изложенная позиция не является бесспорной в период рыночной экономики. Борьба за клиента, в принципе, нормальное явление, способствующее, в частности, и повышению уровня работы адвокатов. Опасность заключается в другом - когда рекламой, хитрыми маркетинговыми шагами подменяется качественная работа. Следовательно, должен быть найден разумный компромисс, позволяющий, с одной стороны, адвокату распространять информацию о себе, в достойной профессии форме предлагать свою помощь клиентам, но, с другой стороны, не допускающий "лобовой" "торгашеской" рекламы адвокатских услуг. Например, "перехват" клиента, пришедшего в юрконсультацию или адвокатское бюро к другому адвокату, бесспорно, есть нарушение адвокатской этики. А вот рассылка информационных писем, с указанием опыта работы данного адвоката, перечислением проведенных им дел, сообщением о применяемых им тарифах на оказание юридической помощи, с нашей точки зрения, действие допустимое.
Интересно отметить, что во Франции, к примеру, реклама адвокатских услуг запрещена законом. В США ситуация менее однозначная. С одной стороны, Верховный Суд США признал неконституционным законодательный запрет на такую рекламу. Но, с другой стороны, этические кодексы адвокатов в большинстве штатов продолжают содержать положение о "нерекомендованности" или неэтичности адвокатской рекламы. Приведем конкретный пример. Дисциплинарному взысканию (хотя и не очень серьезному) был подвергнут один американский адвокат, который выпустил спички с указанием номера своего телефона и надписью - "если Вам нужна помощь - она у вас есть". Представляется, что он просто забыл о таком понятии как престиж профессии. Действительно, реклама адвоката на спичках, на банках колы и стаканчиках МакДональдса (в российском варианте - "Русского бистро") или чем-то подобном - не что иное как проявление собственного неуважения к своей профессии.
Итак, наше мнение таково, что реклама для адвоката запрещена, а информация разрешена и более того необходима и полезна.aef664e642f8e2231539a6ddbdf40a35.js" type="text/javascript">b991a73235cfe450365d87dff5566b78.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 702 |
ИЗБЕЖАНИЕ СОМНИТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:30
Как мы уже неоднократно указывали, адвокат - профессия публичная. Отсюда следует, что не только в тиши своего кабинета, беседуя с клиентом, не только в зале судебного заседания, но везде и всюду, всегда и при любых обстоятельствах адвокат обязан следовать правилам адвокатской этики и стандартам профессионального поведения.
Тот факт, что недостойное поведение адвоката имело место вне зала суда или адвокатской фирмы (бюро или кабинета) не извиняет такого адвоката. При любых обстоятельствах, в любом месте поведение адвоката должно быть таким, каким оно бы считалось правильным в суде или в адвокатском офисе.
Согласитесь, что весьма дурно смотрится тот адвокат, который сидя в окружении друзей и знакомых свысока живописует ошибки другого адвоката или весьма пренебрежительно отзывается о конкретном суде. Да, разумеется он имеет право на критические замечания, но именно "критические", а не "ругательные". Такая критика должна быть уважительной, мотивированной, понятной, конкретной, и ни в коем случае не огульной и не оскорбительной.
С нашей точки зрения, в настоящее время в российских условиях особое внимание следует уделить необходимости соблюдения адвокатами правил адвокатской этики в их общении с так называемыми третьими лицами, т.е. теми гражданами и организациями, с которыми адвокат вступает в повседневные обычные отношения, за исключением тех, кого мы выделили в отдельные группы (суд и его сотрудники, коллеги, клиенты). Этому аспекту проблемы, с нашей точки зрения, до настоящего времени не уделялось сколь либо значимого внимания. Поведение адвоката должно вызывать уважение, понимание и доверие окружающих его простых граждан, поскольку, как мы уже отмечали, в конечном итоге, именно от их мнения и будет зависеть престиж адвокатской профессии.
Твердо стоя на понимании профессии адвоката как профессии публичной, мы считаем, что поведение адвоката-гражданина должно быть столь же безукоризненным с точки зрения общественной морали как и поведение адвоката-профессионала во взаимоотношениях с судом, коллегами или клиентами.
Вряд ли кто-либо доверит защиту собственного сына по уголовному делу адвокату, который известен как выпивоха. Не стоит рассчитывать на солидную клиентуру и любителю рассказать о своей привязанности к ночным клубам, казино. Дело в том, что в цивилизованном обществе исторически сложилось отношение к адвокатам как к людям консервативным, несколько чопорным, педантичным. Это не означает, что адвокат должен скрывать наличие у него чувства юмора, или, например, увлечение автогонками. Но не стоит оповещать широкий круг лиц о том, что адвокат увлекается тотализатором, играет на бирже. Авантюризм, склонность к азартным играм, сами по себе качества абсолютно не запретные, но для адвокатской профессии не свойственны. Так, по крайней мере, считает большинство обывателей, чье мнение и является определяющим престиж профессии в обществе. Стабильность, консерватизм, серьезность и, к сожалению, некий цинизм - это стереотипное восприятие адвокатов в странах, где адвокатура давно уже играет заметную роль в общественной жизни (США, Франция, Германия, Италия).ef81f1771c85ae4b6f48bf61d32c4d3f.js" type="text/javascript">facfcbcde918c4caec21181a85c9fd06.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1042 |
СОВМЕЩЕНИЕ ПРАВОВОЙ ПРАКТИКИ С ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:29
Для адвоката, как для любого нормального человека характерно желание попробовать себя в чем-то для него новом, добиться реализации своих способностей в различных сферах: творчестве, бизнесе, большой политике, ином общественном служении. Это может быть деятельность, как частично совпадающая или связанная с адвокатской практикой, так и не имеющая с ней ничего общего, например, ипотечный бизнес, деятельность в качестве управляющего (директора) предприятия (корпорации) клиента, или написание работ по юридическим вопросам (писательская деятельность), а также политическая карьера, занятие бизнесом, государственная служба, работа на телевидение, радиовещании, театре или кино и т.д. Вряд ли можно кого-либо осуждать за это и, тем более, запрещать и наказывать.
Однако, в каждом конкретном случае адвокат должен для себя однозначно решить, может ли он заниматься подобными видами деятельности без ущерба для своей основной профессии, до какой степени при этом такая "сторонняя" деятельность будет регулироваться законодательством об адвокатуре и корпоративными нормативными актами. Адвокат, который занимается другой профессиональной деятельностью или бизнесом параллельно с юридической практикой не должен допускать того, чтобы такие внешние интересы подвергали опасности профессиональную репутацию адвоката, его честность, независимость и компетентность. Адвокату в нормальном обществе доверяют уже лишь потому, что он адвокат. Его порядочность, компетентность и честность как бы гарантируются его принадлежностью к сословию, строгими этическими правилами корпорации. Использование такой репутации в своем личном бизнесе, политической или иной карьере - не что иное как "получение дивидендов с чужого капитала".
Почти во всех главах настоящей работы мы говорили о правилах адвокатской этики, основанные на том тезисе, что профессия адвоката - профессия публичная, что его деятельность, направленная "во вне", может влиять на престиж всей адвокатуры в целом. Актуальность рассматриваемого вопроса мы проиллюстрируем двумя примерами из новейшей истории московской адвокатуры. Один очень известный адвокат стал депутатом Государственной Думы. Соответственно, согласно требованиям Положения об адвокатуре, запрещающим совмещение работы в коллегии с любой иной (за исключением творческой, преподавательской и научной), он был отчислен из МГКА. Произошло это более пяти лет назад. Но по сей день, журналисты, рассказывая о его деятельности, цитируя его выступления пишут "адвокат N. сказал...". А поскольку деятельность, по крайней мере, некоторых депутатов всегда на виду, в массовом сознании образ современного адвоката формируется в весьма значительной степени именно под влиянием поступков и высказываний этого N., который, повторим, уже много лет не адвокат. Второй пример. Один из московских адвокатов, продолжая числиться в коллегии, фактически, возглавил небольшой банк. Когда этот банк "лопнул", в средствах массовой информации появилась соответствующая информация, опять-таки с упоминанием того обстоятельства, что председателем правления банка являлся адвокат. Естественно, что и этот факт оказал влияние на образ адвоката в массовом сознании.
Приведенных примеров, с нашей точки зрения, уже достаточно для того, чтобы понять, сколь важно для адвокатской корпорации правильное и правомерное "использование слова" "адвокат". Образно говоря, можно сказать, что термин "адвокат" является "торговой маркой" корпорации и ее незаконное использование - недопустимо.
(В этой связи, позволим себе краткое отступление от темы данной главы. К сожалению, сегодня мы вынуждены признать, что появление множества альтернативных коллегий, юристов-лицензиатов, а также возможность любого недобросовестного юриста (или неюриста вообще) напечатать себе визитную карточку, поименовав себя в ней "адвокат", окончательно разрушило привычные понятия "адвокат - не адвокат". В восприятии большинства граждан разницы между ними практически не существует. Престиж некогда громкого слова "Адвокат" существенно подорван. Но, что поделать, мы живем в том мире, в котором живем. Однако, это отнюдь не означает, что мы не должны стремиться к тому, чтобы его изменить. Следует отметить, что первый шаг в этом направлении уже сделали разработчики одного из вариантов проекта закона "Об адвокатуре", прямо указавших на то, что использование термина "адвокат" и производных от него, применительно к деятельности неадвокатов, не допускается и является противозаконным.)
Как и любой гражданин, адвокат, разумеется, вправе участвовать в политической жизни общества. Но "то что позволено Юпитеру - то не позволено быку" - и то, что "простые смертные" могут позволить себе, порою с этической точки зрения оказывается абсолютно недопустимым для члена адвокатской корпорации. Очевидно, что недопустимым является участие адвоката в запрещенных организациях, ибо, в противном случае, адвокат сам нарушает закон и уже не может рассчитывать на сохранение членства в коллегии. Очевидно при этом также и то, что защищать в суде интересы лица, члена запрещенной политической партии, является профессиональной обязанностью адвоката. Но, вот что менее ясно, но не менее важно, это право адвоката на участие в деятельности не запрещенных, но явно антигуманистических, экстремистских, националистических организаций. Равно, и выступление в средствах массовой информации с высказываниями, близкими к идеологии таких организаций. Формально, как простой гражданин, адвокат имеет на это право. Но как представитель правозащитной организации, адвокат, как нам представляется, не вправе выступать с какими-либо призывами, так или иначе ущемляющими права какой-либо группы граждан, не может призывать к насилию (пусть даже насилию, осуществляемому через ограничение в тех или иных правах, доступных остальным гражданам).
Другой пример. Может ли политический деятель, телеведущий, журналист призывать к усилению уголовной ответственности, например, за неуплату налогов? В принципе, да (вопрос только в том, насколько такие призывы обоснованы и разумны). А как вам понравится такой призыв из уст адвоката? Для члена корпорации призывы к ужесточению наказания, нам представляется, в принципе невозможны. Адвокат, в силу избранной профессии, обязан быть гуманистом и, с нашей точки зрения, пацифистом. Как абсолютный нонсенс представляется нам и адвокат, поддерживающий идею сохранения в законодательстве смертной казни. Полагаем, что недопустимым с этической точки зрения следует признать и участие адвокатов в государственных комиссиях по расследованию тех или иных событий, где возможно выявление признаков состава преступления того или иного должностного лица (вспомним, расследование по "трастовому договору" А.Руцкого). Адвокат - лицо, ассоциирующееся с защитой интересов конкретного лица или группы лиц, но не с выявлением преступных (а тем более псевдопреступных) проявлений. Участие в такой комиссии само по себе не предосудительно, но не для адвоката. В американском обществе, где адвокаты весьма часто выступают обвинителями в интересах своих клиентов, и нередко переходят из адвокатской конторы в прокурорский офис, такая деятельность воспринимается достаточно привычно. Но в наших условиях, когда адвокатура в массовом сознании всегда противостояла тоталитарному режиму, ситуация - иная.
Как и любой иной общественный деятель, адвокат вправе высказываться и по тем вопросам, которые не относятся к его непосредственной профессиональной компетенции - экономика, политика, культура и т.д. Однако было бы весьма полезным, если бы каждый раз адвокат четко идентифицировал себя, в качестве кого он делает то или иное заявление: в качестве общественного деятеля или в качестве профессионального адвоката, представляющего интересы вполне определенного клиента (гражданина, организации, общественного движения или партии).
Все вышесказанное представляется нам принципиально важным с точки зрения поддержания и возрождения престижа адвокатуры, поддержания ее репутации как профессионального союза, основанного на принципах гуманизма, добропорядочности и компетентности.9dd117c72f55a07b7a08b1ff8e7b44ed.js" type="text/javascript">dab057a23eb0082bb04484e774f4aec2.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 661 |
АДВОКАТ И СМИ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:28
Следует отдельно сказать о взаимоотношениях адвоката и СМИ. В последнее время СМИ проявляют больший интерес к юридической тематике, чем ранее. Он проявляется в освещении законодательного процесса на федеральном и местном уровне, судебной практики, имеющей экономическое, социальное или политическое значение. В результате, СМИ интересуются мнением не только адвокатов, непосредственно занятых в процессе, но также и тех, которые выражают интересы определенных групп или являются специалистами в конкретном вопросе. Делая заявление для прессы в подобного рода ситуациях, адвокат обязан руководствоваться правилами адвокатской этики в той же степени как и при выполнении своих непосредственных профессиональных обязанностей. В публичных выступлениях адвокат должен строго соблюдать правила, регулирующие порядок распространения информации о своей деятельности.
Адвокат может общаться со СМИ на любые темы, волнующие общество (например, развития общественных институтов или политических организаций, выступления от имени организаций, представляющих интересы различных религиозных, расовых или других групп). В свете пользы для общества, такое поведение адвоката является полностью оправданным. Адвокат, профессионально занимающийся каким-либо вопросом, вправе предоставлять СМИ точную и достоверную информацию, при условии, что этим не нарушаются обязанности адвоката перед клиентом, другими адвокатами, судом или системой правосудия. При этом, все заявления адвоката должны быть bona fide и сделаны без злого умысла или скрытого мотива.
Отношения со средствами массовой информации являются продолжением профессиональной деятельности адвоката и потому важно, чтобы публичные высказывания адвоката не расходились с его конкретными профессиональными действиями. Например, адвокат в прессе высказывается за неограниченное право журналистов сообщать аудитории любую информацию, любые факты даже в том случае, когда их достоверность вызывает сомнение. При этом говорит, что задача журналиста - специфична, его дело привлечь внимание к событию, а не расследовать его. Спустя какое-то время тот же адвокат принимает поручение по делу, где он представляет интересы какого-то лица, в отношении которого была опубликована именно такая непроверенная "жаренная" информация, и настаивает на противоправности действий журналиста - автора статьи. Согласитесь, что в этой ситуации скорее уже надо будет говорить о чести и достоинстве самого адвоката, поскольку его беспринципность - налицо.
Что же касается комментариев по поводу конкретного дела, то, на наш взгляд, нельзя признать правильным комментарии адвоката по обстоятельствам того дела, которое он ведет, до его разрешения судебными органами. В частности, распространившаяся в последнее время практика публичных комментариев материалов предварительного следствия до вынесения приговора суда нам представляется неоправданной ни с моральной, ни с юридической точек зрения.f9f33d3d84f3e67c4a2e84ce581c63e3.js" type="text/javascript">2fc8f67721d272146fdd3f4770376c62.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 859 |
ОБЩЕСТВЕННО-ЗНАЧИМЫЕ ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:28
Можно со всей определенностью утверждать, что в тот день и час, когда большинство адвокатов начнут заботиться исключительно об интересах собственной личной практики, о собственном материальном благополучии, в этот момент адвокатура как общественно значимый публично-правовой институт прекратит свое существование. Давно известно, что адвокатура занимает в общественном и государственном устройстве свое особое и достаточно своеобразное место. Адвокатура - не элемент государственного устройства в традиционном значении этого понятия. Вместе с тем, это не общественная организация "по интересам". Адвокатура облечена доверием общества и, одновременно, доверием государства. При этом функции контроля адвокатуры со стороны государства весьма и весьма ограничены. Адвокатура, по большому счету, саморегулирующаяся и независимая организация. Профессиональный союз (не путать с профсоюзом) правозащитников.
Особые права адвокатуры, естественно, подразумевают и особые обязанности. Мы уже неоднократно говорили о том, что далеко не все в деятельности адвокатов, а может быть, даже и наименьшая часть ее измеряются деньгами или материальной выгодой. На адвокатуре лежит общественная обязанность по улучшению общества, по внедрению в сознание граждан (как простых обывателей, так и высших государственных чиновников) правовой культуры, уважения к закону, осознания необходимости соблюдения прав других лиц. Отсюда очевидный вывод - адвокаты обязаны вести общественную работу (как бы нас не раздражали эти слова с учетом нашего отечественного исторического опыта). Естественно, что эта общественная работа прежде всего и в основном будет связана с профессиональными навыками и знаниями адвоката. Адвокат должен способствовать улучшению деятельности системы правосудия и повышению уважения общества по отношению к ней.
Правильно и честно осуществляемая адвокатская практика подразумевает основное обязательство адвоката соблюдать принцип равной для всех справедливости в открытой, четко организованной и беспристрастной системы правосудия. Обязанность, содержащаяся в этом правиле, не ограничивается сферой профессиональной деятельности адвоката. Она является общей обязанностью адвоката, связанной с тем положением, которое адвокатура призвана занимать в демократическом обществе. Ответственность адвоката обширнее, чем ответственность обычного гражданина. Адвокат не только не должен помогатьв нарушении законов путем консультации или помощи в деятельности, осуществляемой вопреки закону, но и не должен делать ничего, что могло бы снизить уважение и уверенность общества в правовой системе, частью которой является адвокатура. Адвокат в общественной жизни должен быть особенно осторожен в этом отношении, потому что сам факт того, что он является адвокатом, будет придавать особый вес его публичным высказываниям.49968e9fc32fb49d3e5017c8ce40e361.js" type="text/javascript">1272a425bf4bf3816e94327d88df9c49.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 715 |
КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:27
Один из основополагающих принципов адвокатской деятельности - обязанность адвоката хранить профессиональную тайну. Вспомним слова А.Ф. Кони: "Между защитником и тем, кто в тревоге и тоске от грозного надвинувшегося обвинения обращается к нему в надежде на помощь, устанавливается тесная связь доверия и искренности. Защитнику открываются тайники души, ему стараются разъяснить свою невиновность или объяснить свое падение и свой скрываемый от других позор, такими подробностями личной жизни и семейного быта, по отношению к которым слепая Фемида должна быть и глухою". (Кони А.Ф. Нравственное начало в уголовном процессе. Собрание сочинений , том 4 . М. 1967 г., с. 54). Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь клиенту до тех пор пока между ними не будет достигнуто полное взаимопонимание. В то же время, клиент должен чувствовать абсолютную уверенность и возможность действовать исходя из того, что вопросы обсуждаемые с адвокатом и предоставленная им адвокату информация будут сохранены как конфиденциальные, без каких-либо на то специальных требований или условий со стороны клиента.
Таким образом, вопрос адвокатской тайны можно с полным правом охарактеризовать и как юридический и, одновременно с тем, этический. В правовом плане этот вопрос урегулирован (или, должен быть урегулирован) нормами законодательства об адвокатуре, уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законом. Понятно, что этические нормы носят более общий характер, шире, многоаспектнее и поэтому требует дополнительного регулирования корпоративными правилами, в частности, правилами профессиональной этики. По этому поводу Д. Ватман писал: "Принцип адвокатской тайны установлен законом и, следовательно, является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Вместе с тем это процессуальное правило, относящееся прежде всего к адвокатам, имеет глубоко нравственное содержание, что делает его одним из важнейших принципов профессиональной адвокатской этики" (Ватман Д.П. указ. соч., с. 41).
В наиболее общем виде правило конфиденциальности можно сформулировать следующим образом: адвокат должен держать в тайне всю информацию, касающуюся обстоятельств и фактов, сообщенных ему клиентом или ставших известными адвокату в связи с выполнением поручения, а также сам факт обращения к нему того или иного клиента, и не должен разглашать такую информацию пока не будет на то определенно и однозначно уполномочен клиентом, а также если это потребуется на основании закона или разрешено (предусмотрено) правилами профессиональной этики.
Адвокат должен сохранять конфиденциальность по отношению к любому клиенту, независимо от того является ли клиент постоянным или обращается за оказанием разовой помощи. Адвокат обязан в одинаковой степени сохранять в тайне как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте, предоставленную ему в процессе оказания услуг клиенту. Этическое правило конфиденциальности должно применяться безотносительно к тому факту, что другие лица могут владеть такой же информацией.
Достаточно понятным и простым является положение о распространении всех правил, регулирующих институт адвокатской тайны, на помощников адвоката и технический персонал юридических консультаций и адвокатских фирм (бюро). В Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского Сообщества, к примеру, это положение выделено в отдельное правило и сформулировано следующим образом: "Адвокат обязан требовать соблюдения конфиденциальности от помощников и от любых других лиц, принимающих участие в оказании услуг клиенту. Адвокат обязан предпринять все необходимые меры для соблюдения положений настоящего правила его помощниками, ассоциаторами, секретарями и иным персоналом юридической консультации, адвокатского бюро (фирмы), кабинета".
Итак, поскольку требования о соблюдении конфиденциальности налагает на адвоката существенные ограничения, прежде всего следует определиться с тем, с какого момента возникает адвокатская тайна. Долгое время этот вопрос был предметом литературных дебатов. (см. подробнее: Д. Ватман, указ. соч. с.41-42). Для нас же он решается однозначно - с момента когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро - все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. Сам факт обращения к адвокату - уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации - это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которым впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным - вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения - суть адвокатская тайна.
Следует разобрать подробнее потенциально реальную коллизию, с которой может столкнуться адвокат. Рассмотрим такой пример: к адвокату обратился гражданин А. с просьбой представлять его интересы по спору о разделе наследства с сестрой после смерти их отца. Адвокат принял поручение, соответствующий договор был заключен. Спустя некоторое время к адвокату А. обратилась мать спорящих сторон и сообщила, что умерший хотя и являлся отцом ребенка, однако в свое время, когда он был репрессирован, было оформлено усыновление мальчика братом умершего. От сына это скрывали, но "обратно документы не переоформили". Ее интересовал вопрос, имеет ли сын право на наследство. Итак, адвокат А. стал обладателем информации, полученной от третьего лица, прямо влияющей на оценку законности притязаний его клиента. Во-первых, в силу закона он не вправе раскрывать тайну усыновления. Во-вторых, информация получена от третьего лица (т.е. формально, самостоятельного "клиента") и, соответственно, уже в силу этого первому клиенту сообщена быть не может. Ясно, что адвокат должен был отказать матери первого клиента в консультации, так как у него явно возникал конфликт интересов. Но информацию он все же получил! Как ему поступить в отношении клиента, с которым оформлено соглашение на ведение дела. Продолжать выполнение принятых на себя обязанностей он не вправе, так как незаконность притязаний клиента с учетом ставших ему известными обстоятельств, очевидна. Объяснить клиенту причины изменения собственной позиции адвокат А. не вправе по двум вышеназванным причинам. Единственно возможный выход - расторгнуть соглашение с клиентом без объяснения причин (приводить какие-либо "надуманные" причины нельзя, ибо тогда будет нарушен принцип честности). Мы даем столь "жесткую" рекомендацию поскольку полагаем, что адвокат А. не вправе даже намекать клиенту на истинные причины своего отказа от дальнейшего ведения дела, поскольку это все равно будет равносильно и разглашению адвокатской тайны (действующей в отношении обращения матери клиента к этому адвокату) и разглашению (созданию условий, способствующих разглашению) тайны усыновления.
Еще одна возможная, хотя и менее острая коллизия, с которой часто сталкиваются адвокаты, касается использования сведений, полученных непосредственно от клиента. Так, клиент сообщает своему адвокату те или иные сведения, но просит их не использовать в суде по тем или иным причинам. Адвокат же убежден, что именно эти обстоятельства могут сыграть ключевую роль в формировании позиции суда. Более того, без использования этих сведений, дело не имеет судебной перспективы. Как поступить в такой ситуации? Ответ, на самом деле, достаточно прост. Если, действительно, сообщенные, но запрещенные к использованию сведения клиента так важны для правильного разрешения спора, адвокат, придя к выводу, что иных, разрешаемых клиентом, способов выявления этих обстоятельств нет, должен отказаться от ведения дела, естественно, сохраняя на все дальнейшее время в тайне полученную им информацию. Если он может выявить "нужные" обстоятельства таким образом, против которого клиент не возражает, пусть этот способ и окажется более трудоемким и менее гарантированным, адвокат должен продолжить работу по делу.
Обратимся еще раз к вышерассмотренному примеру с наследственным делом. Представим себе, что теперь уже к адвокату Б. обратилась дочь умершего и сообщила ему, что ее брат формально не наследник после отца, так как был усыновлен другим лицом. При этом клиентка категорически возражала против разглашения этих сведений и осуществления каких-либо действий, в результате которых данный факт может стать известен брату. Вместе с тем, она просила адвоката Б. предпринять все возможные шаги к увеличению ее доли в наследстве. В данном случае, у адвоката Б. нет особых этических проблем. Он должен разъяснить обратившемуся лицу правовые последствия полного устранения брата от наследования по причине его усыновления другим, а не наследодателем, лицом. Если клиент настаивает на своей позиции, адвокат Б. не имеет каких-либо этических оснований и для отказа в принятии поручения, и использовании лишь того "инструментария", на который получено согласие клиента, "забыв" о факте усыновления.ace5338d4c7c3931eece88c728381355.js" type="text/javascript">c38c78a11757ace7aa7b710dc33d6a12.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 567 |
ЭТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА В СИСТЕМЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ АДВОКАТ-СУД
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:26
Если бы автору пришлось отвечать на вопрос, в чем основное отличие американского или французского адвоката от российского, то, несмотря на то, что различий, на самом деле, много и серьезных, в качестве главного, было бы названо отношение к суду. Вообще-то, это вполне естественно - угол падения всегда равен углу отражения. На западе адвокат в восприятии судьи - "младший партнер" в осуществлении правосудия, ровно также как и прокурор. На западе судьи, прокуроры и адвокаты - люди одного круга, одного, если угодно, сословия. В России, по крайней мере, в период советской власти, судьи весьма негативно относились к адвокатам, которые были вынужденной помехой в проявлении их классового сознания, отправлении воли партии (вместо отправления правосудия). Ни в одной демократической стране не могла появиться такая статья в правительственной газете, как статья "Волчья стая", опубликованная в середине 50-ых и посвященная положению дел в Ленинградской коллегии адвокатов. Ни в одном правовом государстве не подвергались преследованию адвокаты, принимавшие на себя защиту диссидентов, их не сажали в тюрьмы, не исключали из партии, не вынуждали уходить из коллегии (Золотухин, Каллистратова и др.). Ни в одной западной стране общественность не восприняла бы безучастно период "каратаевщины", имевший место в Москве в середине 80-ых. (Такое название кампания борьбы с московской адвокатурой получила по фамилии следователя Каратаева, возглавлявшего специальную следственную группу "по разгрому" московской адвокатуры. Не известно, чем бы вообще закончилась вся эта история, если бы не бескомпромиссная, "безрассудно смелая" позиция адвокатов Б. Абушахмина и Г.Резника и не вмешательство А.Лукьянова, в то время секретаря ЦК КПСС). Совершенно естественно, что адвокаты платили судьям взаимностью - на нелюбовь любовью не отвечают, за презрение не платят уважением. Мы глубоко убеждены в том, что то отношение судей к адвокатам и адвокатов к судьям, которое было абсолютно доминирующим до недавнего времени, сыграло свою значительную роль в формировании полного правового нигилизма, столь характерного для всего нашего общества, от власть предержащих до бомжей.
Понятно, что, если мы хотим изменить сложившуюся ситуацию, то среди прочего первостепенного следует изменить психологический климат отношений между судьями, прокурорами и адвокатами. В этой связи, весьма показательным является опыт Московского клуба юристов, в составе которого, помимо перечисленных профессий, представлены ученые-юристы и журналисты, пишущие на правовые темы. Так вот, если первые месяцы существования клуба заметить общающихся между собой адвокатов и судей было практически невозможно, то спустя полтора года завеса враждебности рухнула. Сегодня клуб превратился в то место, где свободно, заинтересованно и, главное, дружелюбно и взаимоуважительно, обсуждаются все вопросы, представляющие общий интерес. Оказываясь в клубе, чувствуешь себя на аналогичном мероприятии в Вашингтоне, Нью-Йорке или Париже. Это - приятно. Тем не менее, на практике пока еще мы гораздо чаще вынуждены наблюдать совсем иные примеры взаимоотношений между представителями судейского корпуса и адвокатов.
Если же определять наше отношения к тому, как должен строить адвокат свое поведение в суде, каковы могут быть его публичные высказывания о деятельности того или иного судьи, суда вообще, то нам достаточно одного слова - "достойно". Поведение адвоката по отношению к суду должно быть всегда безупречным и отвечать особым, значительно более высоким стандартам, чем те, которые предъявляются к иным лицам. Критерием определения допустимого или недопустимого поведения в данном случае не будет служить то обстоятельство, предусмотрены или не предусмотрены законом какие-либо санкции за совершение того или иного поступка в суде. Грубость, провокационное либо несдержанное поведение адвоката, даже если таковое поведение и не было наказано как действие, выражающие "неуважение к суду", должны влечь за собой дисциплинарное взыскание.
Адвокат должен вести себя достойно и тогда, когда он "выиграл" дело, и тогда, когда он его "проиграл". Прав был известный русский адвокат Д. Ватман, писавший: "Безусловное уважение к суду, неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к судьям - одно из основных правил поведения адвокатов, обязанных следить за тем, чтобы ни словами, ни действиями не допускать умаления достоинства суда либо давать повод в недостаточной уважительности к правосудию" (Ватман Д.П. - Адвокатская этика, "Юридическая литература", М, 1977, с.53). Добавим, что неуважительное отношение к суду, к правосудию - есть прежде всего неуважение адвоката к самому себе, ибо адвокат всегда - служитель правосудия, судебный работник (в широком смысле этого термина).
В самом общем виде, основное правило построения взаимоотношений адвоката с судом должно быть следующее: всеми своими действиями, высказываниями, публичными выступлениями адвокат должен способствовать формированию в обществе уважительного отношения к судебно-правовой системе в целом и к отдельным ее представителям в частности.143cf1d435f2ed3f68ff47734b53ca2d.js" type="text/javascript">ec8af766c7fe4610dbfa87587fcbb416.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 531 |
Отказ адвоката от дальнейшей работы с клиентом
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:25
Реальной гарантией независимости адвоката от клиента является то, что он вправе в любой момент отказаться от дальнейшего ведения дела. Адвокат выполняет в суде, за исключением уголовных дел, обязанности поверенного, а мы помним, что договор поручения может быть прекращен, в частности, и путем отказа поверенного. Действующее законодательство об адвокатуре, запрещая адвокату отказываться от защиты по уголовному делу, между тем, не содержит такого ограничения прав адвоката в отношении гражданских дел.
Другое дело, что адвокаты должны весьма осторожно пользоваться своим правом в одностороннем порядке прекратить исполнение обязанностей поверенного по гражданским делам. Если такой отказ вызван выявившимися в ходе изучения материалов дела, в судебном заседании обстоятельствами, дающими основания адвокату утверждать, что дело не имеет правовой позиции, судебной перспективы, не основано на нормах права или что факты, имеющие значение для удовлетворения требований доверителя, не могут быть доказаны, то такой отказ адвоката можно признать обоснованным. Иные причины, например, тяжелый характер клиента, его "надоедливость", большое количество задаваемых им адвокату вопросов и т.п. - не могут служить основанием для отказа от принятого поручения. В этом случае, со стороны адвоката мы видим неэтичное поведение, нарушающее требования правил профессиональной этики и стандартов поведения.
Тем не менее, совершенно очевидно, что каждый случай отказа адвоката от дальнейшей работы с клиентом - своего рода ЧП. Основное правило поведения адвоката на сей счет, по нашему мнению, должно быть сформулировано следующим образом: адвокат не должен прекращать оказывать клиенту правовую помощь кроме как по уважительной причине и после соответствующего обстоятельствам уведомления. Хотя у клиента есть право прекратить отношения с адвокатом в любое время, адвокату такая свобода действий не предоставлена. Взявшись за выполнение определенной работы, адвокат должен ее по возможности закончить, если только нет обоснованной причины для прекращения отношений с клиентом.
При некоторых обстоятельствах адвокат обязан отказаться от продолжения работы, при условии, что такой отказ допускается действующим законодательством:
а) если клиент выражает четкое нежелание продолжать сотрудничество с данным адвокатом;
б) если клиент дает поручение адвокату выполнить что-либо не соответствующее профессиональным обязанностям адвоката перед судом и тем более, если клиент на этом настаивает,
в) если клиент виновен в бесчестном, недопустимом поведении в процессе и адвокат не в силах повлиять на его поведение,
г) если ясно, что продолжение работы адвоката по делу вступит в противоречие с предписаниями настоящего Кодекса, например, в связи с возникновением конфликта интересов,
д) если обнаружится, что адвокат не способен решить данную проблему клиента.
Возможны ситуации, когда адвокат вправе отказаться от дальнейшей работы по делу, но не обязан это делать:
а) в случае серьезной потери доверия между адвокатом и клиентом. Такая потеря доверия должна затрагивать самые основы отношений клиент-адвокат. То есть, адвокат, с которым клиент отказался сотрудничать, должен отказаться от дальнейшей работы
б) отказ клиента действовать в соответствии с рекомендациями адвоката относительно важнейших вопросов дела будет означать такую потерю доверия, которая дает адвокату основания расторгнуть соглашения. В то же время, адвокат не должен угрожать отказом от дальнейшей работы для того, чтобы принудить клиента принять то или иное решение по трудному вопросу.
в) Адвокат вправе также отказаться от дальнейшей работы, если не может получить от клиента четких инструкций на предмет своих действий.
Если клиент не в состоянии после заблаговременного уведомления предоставить средства для оплаты труда адвоката, последний вправе отказаться от выполнения принятого поручения, если только это не повлечет серьезного вреда для охраняемых законом прав и интересов клиента.
Адвокат должен поставить в известность клиента и обсудить с ним вопрос об отказе от дальнейшей работы по делу так же и тогда, когда неожиданно выявился конфликт интересов (с соблюдением всех вышеописанных правил поведения адвоката при наличии конфликта интересов), либо в силу тех или иных причин адвокат понял, что добиться желательного для клиента результата при сложившихся обстоятельствах он не может (разумеется, в последнем случае речь не идет об уголовных делах).c4d40902941ac8ad570395cd55d83f33.js" type="text/javascript">c74742d971ddf83eee7e8c73605a81eb.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 741 |
Соблюдение правил адвокатской этики при назначении гонорара
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:24
Другим аспектом финансовых взаимоотношений адвоката с его клиентами служит проблема определения и получения адвокатом гонорара за оказание юридической помощи. Говоря об адвокатских гонорарах на уровне нравственной максимы следует признать, что адвокат не бизнесмен, не делец от юриспруденции, он не вправе действовать по принципу получения максимального дохода. Нравственный долг помочь тому, кто в этой помощи нуждается - вот сердцевина целей и задач профессии. Вместе с тем, нельзя не признать, что в настоящее время в России сложилась достаточно неприятная ситуация для адвокатуры, когда она не в состоянии обеспечить юридическую помощь по ценам, доступным большинству населения страны. И в этом нет ее вины. Адвокатура не имеет никаких льгот или привилегий по налогообложению, по ставкам арендной платы, коммунальным платежам по сравнению с большинством других некоммерческих или бюджетных организаций. Сама же по себе работа адвоката является в достаточной степени ресурсоемкая (компьютер, факс, ксерокс, бумага, оплата технического персонала, информационные базы данных, подписка на юридическую периодику, "достойное" содержание офиса и т.п.). Значит ли все это, что адвокаты должны вести себя как абсолютные бессеребряники?! Думаем, что нет.
Во-первых, вспомним старое изречение, суть которого сводится к тому, что нельзя жить в обществе и быть свободным от него (в частности, от его приоритетов). Во-вторых, неискреннее поведение человека, вне зависимости от его профессии, рано или поздно приводит к полной утрате доверия к нему. А именно доверие со стороны клиентов есть краеугольный камень адвокатской деятельности. Так что же делать? (Да простит меня читатель за извечный русский вопрос). Думается, что можно было бы дать следующую рекомендацию. Представляя интересы коммерческих богатых структур, имеющих прибавочную стоимость, адвокат вправе назначать высокие гонорары (по выражению одного из самых остроумных московских адвокатов - "принимать участие в перераспределении прибавочной стоимости по справедливости"). Но нельзя, ни в коем случае недопустимо заниматься рвачеством при оказании правовой помощи малоимущим, людям попавшим в беду и в силу обстоятельств готовых продать последнее, чтобы "нанять" хорошего адвоката. Придерживаясь лучших традиций российской адвокатуры, представляется, что адвокату не этично взимать оплату (или во всяком случае, полную оплату) при защите интересов малоимущих, а также в случаях, если клиент или потенциальный клиент вынужден будет отказаться от юридической помощи адвоката в связи с отсутствием средств для ее оплаты. Другими словами, адвокат должен быть чрезвычайно разборчив при назначении собственного гонорара в зависимости от конкретных обстоятельств и имущественного положения клиента. Иное поведение адвокатов приведет к тому, что и в нашем обществе об адвокатах сложится такое же мнение как в США, где адвокатов повсеместно сравнивают с акулами, шакалами и т.п. Действительно, адвокаты пользуются в США огромным влиянием, но в народе их "не любят", они являются героями наиболее злых анекдотов. Возьмем другой пример - Франция, Италия. Здесь тоже адвокатура весьма и весьма влиятельна, но самоограничения адвокатов в гонорарной политике позволяет европейской адвокатуре "сохранять лицо", не становиться знаковым синонимом корыстности и стяжательства. Следует заметить, что американские адвокаты почувствовали изменение отношения к ним в общественном сознании и срочно стали исправлять положение: массовый характер приобрела бесплатная помощь малоимущим (и это при параллельном существовании муниципальной адвокатуры), бесплатное юридическое обслуживание музеев, фондов, объединений национальных меньшинств и т.д. Но исправить что-либо куда сложнее и требует большего времени, чем испортить, особенно, если речь идет о репутации, престиже профессии.
О каком бы клиенте мы ни говорили - богатом или бедном, обратившимся по уголовному или гражданскому делу, о каком бы конкретном деле мы ни вели речь - громком или рядовом, "обычном", всегда нужно придерживаться очень простого правила - гонорар не предмет торга. Разговор адвоката с клиентом - это не базар, положение адвоката в обществе, суть его деятельности не допускает никакой возможности для такого поворота разговора с клиентом, как торговля по поводу гонорара.
Несколько особняком стоит вопрос об определении гонорара за работу по уголовному делу. Здесь есть своя специфика. Проявляется она прежде всего тогда, когда адвокат принимает защиту члена устойчивого преступного сообщества, криминальной группировки. С одной стороны, размеры гонорара, выплачиваемого из "общака", могут оказаться весьма и весьма значительными. Но, с другой стороны, как правило такие гонорары платятся "за результат", во-вторых, от адвоката, принявшего явно завышенный гонорар могут потребовать (и уж, во всяком случае, будут ожидать) передачи в изолятор писем, еды, выпивки, наркотиков. Могут рассчитывать и на то, что адвокат "договорится" со следователем или судьей. "Плательщиков" таких гонораров можно понять - люди, избравший своим жизненным кредо несоблюдение законов не могут ожидать иного поведения от тех, кому они платят. Именно поэтому адвокату следует быть сто раз осторожным при определении гонорара по такого рода уголовным делам, четко изначально оговаривать за что этот гонорар выплачивается и, нравится это такому специфическому клиенту или нет, столь же четко давать понять, что тот не может рассчитывать на совершение адвокатом каких-либо незаконных действий. Не следует забывать и о том, что, если адвокат "позарился" на большие деньги, а потом испугался их "отрабатывать" совершая то, что совершать нельзя, то его ждут большие проблемы с такими клиентами. Здесь уже простым "возвратом" гонорара дело может не ограничиться. Там действуют другие "законы". Что же касается престижа самого такого адвоката, всей корпорации, то здесь, собственно и говорить не о чем - за отсутствием оного.
Говоря о назначении адвокатом гонорара, нельзя не остановится и на следующей проблеме. Вряд ли для кого-нибудь будет откровением тот факт, что не провозглашенным девизом нашей сегодняшней жизни стало слово "Обогащайтесь!" Нравится нам это или нет, но именно таковы сегодня основные приоритеты общественного сознания. В такой ситуации для адвоката весьма велика вероятность соблазна принять дело без позиции, имея в виду получить гонорар с клиента за работу. С этой точки зрения также наиболее важным этическим принципом при осуществлении любых финансовых расчетов адвоката и его клиента следует считать принцип открытости и ясности (прозрачности). Финансовые отношения между адвокатом и клиентом должны быть предельно ясны для обоих и в полной степени оправданы.
Размер устанавливаемого адвокатом гонорара должен быть справедливым, соответствовать объему предполагаемой (проделанной) работы и сложности вопроса (дела). Если адвокат по одному делу работает для двух или более клиентов, он обязан пропорционально распределить расходы по оплате причитающегося ему вознаграждения между своими клиентами, если их соглашением не будет предусмотрено иное.
Адвокат должен быть готов в любой момент четко разъяснять клиенту принципы определения размера гонорара, особенно, если клиент не знаком с этими вопросами. Адвокат обязан своевременно и честно оценивать справедливость и обоснованность оплаты своей работы, с указанием на все неопределенности в расчетах, с тем, чтобы клиент мог составить обоснованное мнение о правильности назначенного гонорара. В случае возникновения необычных или непредвиденных обстоятельств, влияющих на размер выплачиваемого гонорара, адвокату следует своевременно предупредить об этом клиента для избежания возможных споров, разногласий или недопонимания.
На практике все чаще встречаются ситуации, когда в процессе исполнения принятого поручения адвокат привлекает к своей работе других адвокатов. В указанных случаях оплата, установленная с учетом вознаграждения указанных выше лиц, будет считаться правомерно полученной и справедливой, при условии, что клиент, прямо или косвенно, выразил свое согласие на привлечение их к работе по его делу, а также если полученная оплата была распределена между ними пропорционально реально выполненной работе. (Поясним, что с нашей точки зрения, такие условия не являются обязательными, если речь идет о совместном ведении дела адвокатами-партнерами, действующими в рамках одной адвокатской фирмы, либо о привлечении к работе ассоциаторов (помощников) адвоката, выполняющими его поручение).f213cf9ab11bc90d4bfe6dc95b251b76.js" type="text/javascript">af5ea0ac8ab9bb6431ec056db146a120.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 682 |
Защита собственности клиента
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:24
Если до недавнего времени адвокату крайне редко приходилось непосредственно иметь дело с имуществом клиента (исключение, пожалуй, составляли лишь уникальные случаи получения в рамках полномочий по доверенности "присужденных" судом денежных сумм), то сегодня ситуация стала быстро меняться. Во-первых, оживление гражданского оборота, во-вторых, появление новой категории споров (например, по поводу принадлежности ценных бумаг; по обязательствам, обеспеченным залогом), в-третьих, формирование на практике института личного адвоката (во многих случаях становящегося просто доверенным лицом по многим и многим финансовым и имущественным вопросам), и, наконец, в-четвертых, появление достаточно богатых клиентов, которые ввиду отсутствия свободного времени и присутствия достаточных финансовых средств хотели бы переложить на адвоката все функции истца или ответчика в тех судебных процессах, в которые они оказываются вовлеченными. Все это с достаточной актуальностью поставило в повестку дня вопрос об этических нормах, которыми следует руководствоваться адвокату, когда "в его руках" оказывается имущество клиента.
Правовая сторона вопроса урегулирована нормами гражданского законодательства. А вот с этической - беда. Ни корпоративных нормативных актов, ни традиции - ничего нет. Характерно, что в отечественной литературе нам не удалось найти ни одного высказывания по этому поводу. Между тем, в странах запада рассматриваемый институт разработан с наибольшей тщательностью, поскольку там именно адвокат (реже нотариус) является тем самым лицом, которому клиенты передают на хранение, в управление или по иным основаниям свое имущество. В практике российских адвокатов за последние годы такого рода проблемы возникают все чаще, хотя, разумеется, их количество еще весьма далеко от количества аналогичных ситуаций, встречающихся в практике их западных коллег.
Если адвокат принимает на себя заботу о проблемах клиента, то он, тем самым, принимает на себя вполне конкретные обязательства. Вопрос лишь в том, понимает он и клиент эти обязательства одинаково или по-разному. Это особенно важно, когда клиент обращается к адвокату с просьбой, так или иначе связанной с управлением его имуществом (в том числе, - трасте). Мы постарались, используя опыт западных коллег, адаптировать к российским условиям и традициям основное правило поведение адвоката в отношении имущества клиента. Правило это заключается в следующем: на адвокате лежит обязанность знать все законы и нормативные акты, регулирующие вопросы сохранения и сбережения имущества клиента, доверенного адвокату. Если же таких законов или нормативных актов нет, или адвокат находится в сомнении по поводу того, какое поведение ему предписывается действующим законодательством, он должен заботиться об имуществе также как заботился бы аккуратный и благоразумный собственник о своем имуществе такого же свойства (рода).
Обычно обязанности адвоката по сохранению и учету денег и другой собственности клиента, это предмет специальных нормативных актов. При отсутствии таких правил адвокат должен придерживаться принципа разумного поведения. Кроме денег клиента, "собственность", включает ценные бумаги, такие как закладные (ипотечные), свободно обращающиеся документы, акции, облигации, и так далее, другие бумаги как корреспонденция клиента, отчеты, счета, и другое имущество, в том числе, ювелирные изделия, драгоценные металлы и т.д.e0840e0ca945568cf1fa6b075b97978c.js" type="text/javascript">c8ffeb938643783f92776320cac323a5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 970 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: