Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Адвокатское производство (досье) по уголовному делу
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:12
Концепция и модель адвокатского расследования, новое российское уголовно-
процессуальное право и законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре не
только требуют нетрадиционных подходов к трактовке адвокатского производства (досье)
по уголовным делам, но и кардинально изменяют наши представления и знания по
данному научно-практическому вопросу.
Основываясь на анализе существовавших ранее методических рекомендаций по
ведению адвокатского производства по уголовному делу, а также на современных
предписаниях законодательства, имеющих отношение к данному аспекту адвокатской
деятельности, представляется целесообразным рассмотреть предъявляемые к нему
требования с позиций прошлого и настоящего.
В советские времена адвокатская практика выработала, а методика работы с
материалами уголовного дела сформулировала и утвердила своеобразные правила,
стандарты, которым должно соответствовать адвокатское производство (досье) по
уголовному делу. Не претендуя на полноту освещения и тем более систематизацию их,
все-таки попытаюсь дать о них представление современным адвокатам, особенно
начинающим.
Адвокатское досье обязательно надлежало составлять по каждому уголовному делу,
по которому адвокат осуществлял защиту по соглашению либо по назначению или
представительство интересов потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.
Обязательность составления адвокатского производства была твердым правилом,
соблюдение и выполнение которого требовали заведующие юридическими
консультациями и контролировали президиумы коллегий во время проверок работы
подчиненных им юридических консультаций. Небрежное выполнение и тем более
невыполнение рассматриваемого требования могло повлечь дисциплинарную
ответственность адвоката за нарушение профессионального долга. В завершенном виде
досье действительно представляло самостоятельное, отдельное производство, содержание
которого позволяло судить о том, что представляет конкретное уголовное дело и каковы
его основные материалы.
В адвокатском производстве непременно указывались номера ордера и
регистрационной карточки юридической консультации, подтверждавшие принятие
адвокатом на себя осуществления защиты или представительства по уголовному делу, а
также время изучения материалов дела, заявленные ходатайства, краткое содержание их,
даты встреч и бесед с клиентом. В силу принципа адвокатской тайны содержание бесед,
обсуждаемые вопросы, выработанные и принятые решения о линии и тактике защиты
либо представительства в адвокатском производстве не отражались.
Адвокатская практика, обобщавшие и распространявшие ее методические
рекомендации, издававшиеся органами самоуправления коллегий адвокатов, обращали
внимание и на полноту записей в адвокатском производстве. При этом требовалось, чтобы
в структурно-содержательном плане адвокатское производство включало: выписки из
материалов уголовного дела - протоколов, постановлений, документов по уголовному
делу; информацию о виде и времени избрания подзащитному меры пресечения,
наложения ареста на имущество, денежные вклады; сведения об имеющихся в деле
вещественных доказательствах, фотоснимках, кино- и видеозаписях произведенных
следственных действий. Если на предварительном расследовании адвокат заявлял
ходатайство, приносил жалобы, то их копии надо было оставлять для досье. Также
следовало оставлять копии запросов в соответствующие организации о предоставлении
справок, характеристик и т.п. Содержавшаяся в них информация фиксировалась и в досье
с тем, чтобы ею можно было воспользоваться в случае необходимости.
Осуществляя защиту в суде первой инстанции, адвокат должен был дополнить свое
производство записями, касающимися решения суда о предании суду обвиняемого,
протоколирования хода судебного заседания, заявленных его участниками ходатайств и
принятых по ним решений суда.
Адвокатское производство включало и тезисы защитительной речи или выступления
в судебных прениях в интересах потерпевшего, гражданского истца, гражданского
ответчика, краткое содержание приговора - квалификацию содеянного подсудимым, вид и
размер наказания, суть замечаний на протокол судебного заседания, если таковые были
поданы, и решение судьи по ним. В случае обжалования приговора адвокат в своем
производстве оставлял копию кассационной жалобы, которая позволяла судить как о
последовательности его позиции по делу, умении ее отстаивать, так и о принципиальности
самого защитника-адвоката или представителя-адвоката. Адвокатское досье отражало ход
и результаты рассмотрения его кассационной жалобы судом второй инстанции.
Практика последних лет советской власти показывала, что основаниями для
принесения протестов в порядке надзора на вступившие в законную силу приговоры,
определения и постановления компетентных должностных лиц судебно-прокурорской
системы были надзорные жалобы адвокатов, принесенные в интересах осужденных, на
основании которых исправляли 90% судебных ошибок . Дисциплинированные
адвокаты копию надзорной жалобы непременно оставляли в своем производстве по
уголовному делу. В названном производстве оставалась и копия ходатайства,
составленного адвокатом по поручению осужденного, о помиловании последнего, если он
был приговорен к исключительной мере наказания - расстрелу.
--------------------------------
См., например: Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989. С. 8;
Лаптеакру В.Д., Мартынчик Е.Г. Адвокат в кассационном и надзорном производстве по
уголовным делам. Кишинев, 1994. С. 74, 118, 131, 134, 135.

Изложенное позволяет обратить внимание на следующие особенности адвокатского
производства по уголовному делу, касающиеся его информационно-структурных
составных. В первую очередь они (особенности) проявились в сочетании в досье
информации, полученной из материалов уголовного дела: выписок из постановлений,
протоколов следственных действий, иных процессуальных документов. По объему эти
сведения составляли основную часть адвокатского производства.
За ними шли записи процессуальных актов судебного производства, включавшего
стадии предания суду, судебного разбирательства, кассационного и надзорного
производств. Здесь особо выделяется протоколирование хода судебного следствия;
допросов подсудимого, потерпевшего, свидетелей, представленных доказательств,
заявленных ходатайств, то есть фиксация всех материалов, исследование которых играло
решающую роль для выработки позиции адвоката по делу, содержания судебной речи и
сформулированных в ней требований. Адвокатское досье должно было содержать
информацию, позволяющую судить о его деятельности и ее результатах в судебно-
контрольных стадиях.
Таким образом, наибольший объем технической, рутинной работы по ведению
адвокатского досье приходился на его участие в судебных стадиях уголовного процесса.
Ее рутинный характер сохраняется и по сей день, хотя наметились прогрессивные
подвижки. В частности, возможно использование адвокатом научно-технических средств
для копирования и ксерокопирования материалов дела, использование услуг специалиста
на возмездной основе и др.
Эта благоприятная тенденция нашла нормативно-правовое закрепление в целом ряде
предписаний УПК Российской Федерации и Закона "Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации", которые расширяют правовые основы структурно-
информационного построения адвокатского производства по уголовному делу.
Новый УПК среди полномочий защитника закрепляет и такие, как собирать и
представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи,
привлекать специалистов, по окончании предварительного расследования снимать за свой
счет копии материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств (п.
п. 2, 3, 7 ч. 1 ст. 53 УПК). Это значит, что в досье адвоката могут быть копии множества
различных процессуальных документов, содержащихся в уголовном деле и образующих
самостоятельный раздел доказательственной информации, собранной на досудебном
производстве.
УПК расширил круг процессуальных действий, которые можно совершать в
российском уголовном судопроизводстве. Наряду со следственными и судебными, он
дозволяет совершать также и иные действия, предусмотренные УПК. Первые совершают
дознаватель, следователь, прокурор, вторые - судьи, суд, а третьи - иные участники
уголовного процесса, имеющие право собирать доказательства по уголовному делу,
например подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, защитник (ч. ч. 2, 3 ст. 86 УПК).
Более того, закон предусмотрел пути собирания доказательств защитником: опрос
лиц с их согласия; получение предметов, документов, иных сведений; истребование
справок, характеристик, прочих документов (п. п. 1, 2, 3 ч. 3 ст. 86 УПК). Можно лишь
сожалеть, что наш законодатель остановился только на регламентации путей собирания
доказательств и не урегулировал вопросов о форме и содержании процессуальных
документов, в которых названная уголовно-процессуальная деятельность отражается
(протоколов опроса, протоколов объяснений, актов свободного изложения показаний).
Если речь идет о предметах, документах, иных сведениях, имеющих значение для
осуществления защиты или представительства по уголовному делу, то здесь могут быть
различные варианты действий адвоката с тем, чтобы в его досье осталась
доказательственная информация. Полученные документы следует сфотографировать с
участием незаинтересованных лиц, составить подробное описание их. В этих целях
возможно использовать видео- или киносъемку, составить протокол (акт), что они
применялись адвокатом.9fd8162f175464d366467ca4cf632c42.js" type="text/javascript">2c53827273f90037bb79713ad83fa215.js" type="text/javascript">12a1508b58a5e5654af1bac49f434f67.js" type="text/javascript">bc6b750993c76a7bade118668026c68b.js" type="text/javascript">4c5c9aeebc326dd87dbf4aa35c32b899.js" type="text/javascript">3f5120e8cd572749c1349b006a0e723e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 2498 |
Адвокатское защитительное заключение по уголовному делу: понятие, виды, структура и содержание -1
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:11
Теоретическое исследование научно-практических аспектов защитительного
заключения началось более трети века тому назад, то есть разработка данной проблемы
имеет свою историю. Это означает, что мы не начинаем, а продолжаем разработку весьма
важной проблемы адвокатской деятельности в уголовном процессе.
В отечественной науке уголовно-процессуального права одним из первых к
исследованию защитительного заключения обратился Г.Д. Побегайло, обосновывавший
положение о том, что следовало бы возложить на защитника обязанность после
ознакомления с материалами оконченного следствия составлять защитительное
заключение и представлять его суду .
--------------------------------
Побегайло Г.Д. К вопросу о дальнейшей демократизации деятельности
советской адвокатуры // Труды Воронежского государственного университета. Т. 88.
Воронеж, 1970. С. 132.

Автор настоящих строк в то время подверг критике данное предложение, приводя
следующие аргументы. Во-первых, потому, что возложение такой обязанности на
защитника во многих случаях привело бы к нежелательным для обвиняемого
последствиям и особенно если учесть, что в так называемом защитительном заключении
предлагается формулировать "сконцентрированное мнение защиты по оценке
доказательств, по вопросу квалификации предъявленного подзащитному обвинения,
предложения по вызову свидетелей" .
--------------------------------
Побегайло Г.Д. К вопросу о дальнейшей демократизации деятельности
советской адвокатуры. С. 132.

Во-вторых, если защитник будет составлять защитительное заключение по всем
делам, по которым он участвует на предварительном следствии, независимо от занятой им
позиции, то большие осложнения возникнут в случаях, когда адвокат не разделяет мнения
подзащитного по вопросу о виновности, квалификации содеянного, доказанности
обвинения в целом или отдельных его частей, хотя обвиняемый от адвоката не отказался
(в советский период подобные позиционные расхождения адвоката и его подзащитного
допускались. - Е.М.).
В-третьих, трудно понять, почему защитник, лишь ознакомившийся с материалами
уголовного дела, не участвовавший в производстве следствия, должен составлять такой
процессуальный акт, как защитительное заключение, и давать в нем оценку деяниям
обвиняемого и доказательств по делу в целом .
--------------------------------
Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. Кишинев,
1975. С. 132 - 133.

Затем ставились вопросы: всегда ли защитительное заключение будет противостоять
обвинительному заключению, постоянно ли оно будет выполнять эту роль, каковы его
процессуальная сущность и роль .
--------------------------------
Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. С. 133.

В тот период изложенная позиция была правильной, а ныне она неприемлема, так
как изменилась модель уголовного процесса - он строится как состязательный, а
подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший наделены правом собирать
доказательства, активно участвовать в производстве следственных и судебных действий,
адвокат вправе привлекать к участию в деле специалистов и т.д. Более того, адвокат
вправе производить иные процессуальные действия и в конечном счете собственное
расследование.
Естественно, что все это обусловливает необходимость иного взгляда на такие
узловые вопросы, как понятие, виды, структура и содержание защитительного
заключения, его роли в защите личности, которые все больше привлекают внимание
ученых и практикующих адвокатов.
Впоследствии на многие вопросы были даны ответы, хотя к защитительному
заключению по уголовному делу обратились намного позднее в условиях назревания
судебно-правовой реформы и жизненной необходимости кардинального реформирования
советского уголовно-процессуального законодательства, изменения роли судов как
органов самостоятельной ветви политической, государственной власти - судебной власти.
В частности, к проблеме защитительного заключения возвратился Н.К. Горя в 1990
г., накануне больших исторических перемен и распада СССР, высказавшийся за то, чтобы
свои выводы об обстоятельствах, оправдывающих подзащитного или смягчающих его
ответственность, адвокат излагал в оправдательном заключении . Однако разработка
проблемы защитительного заключения этим не завершилась, а периодически обсуждалась
в юриспруденции, в том числе и после принятия нового УПК Российской Федерации и
Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" , хотя
законодатель ее не воспринял и не облек в нормативно-правовую форму.
--------------------------------
Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе //
Советская юстиция. 1990. N 7. С. 22 - 23.
См., например: Трунов И.Л. Расширение состязательности уголовного процесса
на стадии предварительного расследования в свете судебной реформы // Российский
судья. 2002. N 3. С. 6; Трунов И.Л. Адвокатское защитительное заключение // Адвокатская
практика. 2002. N 6. С. 27 - 29; Трунов И.Л. Предложения по совершенствованию
некоторых норм УПК Российской Федерации // Российский следователь. 2002. N 12. С. 6 -
7.

Таким образом, разработка научно-практического вопроса о защитительном
заключении прошла несколько этапов более чем за треть века. Первый этап относится к 70
- середине 80 годов прошлого века. Второй этап совпал с 90-ми гг. XX века и продолжался
до его окончания. Третий этап начинается с первых годов XXI века и продолжается до
настоящего времени. В связи с этим следует обратить внимание на то, что на всех
перечисленных этапах развития идей о защитительном заключении о нем в плане
названия и содержания речь шла как о единственном процессуальном акте такого рода,
хотя такой подход страдает односторонностью, не учитывает новых уголовно-
процессуальных регламентаций, определяющих статус многих участников уголовного
процесса.
В настоящее время УПК Российской Федерации предоставляет достаточно широкие
полномочия активно участвовать на досудебном производстве как адвокату, так и другим
участникам уголовного процесса: подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему,
частному обвинителю, их законным представителям и представителям. Названные
субъекты уголовного судопроизводства вправе представлять доказательства, участвовать
в следственных действиях с разрешения следователя или дознавателя, знакомиться с
протоколами следственных действий, произведенных с их участием, по окончании
предварительного расследования знакомиться с материалами уголовного дела,
выписывать из него сведения в любом объеме, снимать копии из материалов уголовного
дела, в том числе с помощью технических средств (ст. ст. 42, 45, 46, 47, 48, 318 УПК).
Аналогичными полномочиями обладает и адвокат (ст. 53 УПК).
Комплекс предоставленных прав подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, их
законным представителям, представителям и защитнику дает равные возможности решать
также и вопрос о том, каким образом и актом завершить окончательный этап
предварительного расследования. Ведь каждый из них, а не только адвокат, вправе
завершить предварительное расследование по уголовному делу составлением
процессуального акта в целях защиты своих прав и интересов. Особенно в тех случаях,
когда в деле не участвуют защитник-адвокат и представитель-адвокат. Следовательно,
право составлять защитительное заключение по уголовному делу не должно быть
прерогативой и тем более полномочием адвоката независимо от выполняемой им
процессуальной роли: защитника или представителя. Монополия на составление
защитительного заключения адвокату принадлежит лишь в одном случае, а именно когда
он проводил по делу адвокатское расследование. Вот почему право составлять
защитительное заключение по уголовному делу по окончании по нему досудебного
производства надлежит предоставить всем заинтересованным в наличии такого права
субъектам: подозреваемому, обвиняемому, защитнику, потерпевшему, его представителю.
Объективно введение таких процессуальных актов, как защитительное заключение и
адвокатское защитительное заключение, обусловливают различные функции уголовного
судопроизводства, в первую очередь функции обвинения и защиты. Если
осуществляющие уголовное преследование прокурор, следователь или дознаватель свою
деятельность по расследованию уголовного дела завершают составлением итогового
решения - обвинительного заключения либо обвинительного акта, форма и содержание
которых определены законом, то такая же возможность должна быть предоставлена и
обвиняемому, и защитнику, и потерпевшему, не согласному с названными актами
перечисленных должностных лиц.758245ebfd3f30f7115efb1433bee114.js" type="text/javascript">160ba08482a80539e44d22df8ee69d8c.js" type="text/javascript">05a6d06354bdd826e8fb535ed41b8672.js" type="text/javascript">205a03b3f7a0ef6dfe4220324e86fc04.js" type="text/javascript">5734841fd607d538913f82afe1068e09.js" type="text/javascript">93fb866f3f4338f8daa9169272cbf30d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1436 |
Адвокатское защитительное заключение по уголовному делу: понятие, виды, структура и содержание -2
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:10
Основываясь на рассмотренных критериях, участников уголовного процесса можно
разделить на две группы, которые соответственно составляют защитительное заключение,
адвокатское защитительное заключение и защитительный акт, если по уголовному делу
производилось дознание. Адвокатское защитительное заключение составляют защитник-
адвокат и представитель-адвокат. Правом составлять защитительный акт как итоговый
процессуальный документ, которым завершается дознание, надлежит наделить
обвиняемого, его законного представителя, потерпевшего, его законного представителя и
представителя, если они не согласны с обвинительным актом, составленным
дознавателем.
Итак, наиболее демократичной и приемлемой представляется идея, согласно которой
право составлять соответствующий вид защитительного заключения по завершении
досудебного производства целесообразно предоставить всем субъектам стороны защиты и
некоторым субъектам стороны обвинения (потерпевшему, его законному представителю и
представителю) с тем, чтобы они как участники состязательного и равноправного
уголовного процесса могли изложить свои доводы по уголовному делу.
Однако нормативно-правовое урегулирование данного вопроса обусловливает
необходимость решения иных не менее существенных вопросов, в частности о том, какие
требования надлежит предъявлять соответственно к защитительному заключению,
защитительному акту, адвокатскому защитительному заключению, по каждому ли
уголовному делу их следует составлять? Однозначных ответов на поставленные вопросы
быть не может потому, что эти акты будут составлять различные по своему уровню
образования и развития субъекты, зачастую не имеющие четкого и ясного представления
о том, что есть защитительное заключение или защитительный акт по форме и
содержанию.
Здесь нужны и важны оптимальные законодательные регламентации, которые
позволяли бы обвиняемому, его законному представителю, потерпевшему, его законному
представителю или представителю без посторонней помощи составить соответствующий
защитительный акт.
Что касается формы и содержания адвокатского защитительного заключения, то к
нему следует предъявить особые требования с учетом того, что названный акт будет
составлять профессионал и юрист - адвокат. Каким же основным требованиям должно
соответствовать адвокатское защитительное заключение? В первую очередь по форме оно
должно быть только письменным юридическим документом, структура которого
включает вступительную, описательно-мотивировочную и резолютивную части.
В доктрине уголовного процесса предлагается выделять следующие части
защитительного заключения: вводную, описательную и резолютивную , что
представляется правильным, обоснованным и освобождает меня от характеристики
каждой из них, поскольку с данной задачей успешно справился И.Л. Трунов . Затем
приведенную структуру защитительного заключения И.Л. Трунов распространил и на
адвокатское защитительное заключение . Таким образом, выделив перечисленные
части, автор, с одной стороны, ставит знак равенства между защитительным заключением
и адвокатским защитительным заключением.
--------------------------------
Трунов И.Л., Трунова Л.К. Предложения по совершенствованию некоторых
норм УПК РФ // Российский следователь. 2002. N 12. С. 7.
Трунов И.Л. Адвокатское защитительное заключение // Адвокатская практика.
2002. N 6. С. 28.
Там же.

Такой подход представляется необоснованным, так как он игнорирует один из
основных критериев в классификации процессуальных актов, которыми надлежит
завершать предварительное расследование, а именно субъектный критерий. Последний не
позволяет ставить на одну ступень защитительное заключение, составляемое обвиняемым,
его законным представителем, потерпевшим, его законным представителем, и адвокатское
защитительное заключение. Они не могут не различаться как по структуре, так и по
содержанию.
С другой стороны, абстрагируясь от данного положения, И.Л. Трунов вольно или
невольно с одинаковой меркой подходит к форме и содержанию как защитительного
заключения, так и адвокатского защитительного заключения. Между тем ни теоретически,
ни практически подобной "уравниловки" к регламентации формы и содержания
названных актов быть не может прежде всего потому, что их будут составлять различные
субъекты - профессионально к этому не подготовленные (обвиняемый, потерпевший, их
законные представители) и профессионально подготовленные защитник-адвокат и
представитель-адвокат.
Только одного этого обстоятельства достаточно для того, чтобы дифференцированно
урегулировать в законе вопросы о форме и содержании соответственно защитительного
заключения, защитительного акта и адвокатского защитительного заключения. Однако
И.Л. Трунов, вольно относясь к использованию научно-категориального аппарата,
процессуально-правовой терминологии, не усматривает неизбежного и существенного
различия требований, которые надлежит установить в законе применительно к форме,
структуре, содержанию каждого из названных процессуальных актов.
Так как по характеру настоящей работы особо выделяется адвокатское
защитительное заключение, то далее речь будет идти о требованиях, которые к нему
следует предъявлять. В первую очередь адвокатское защитительное заключение должно
быть законным, обоснованным и мотивированным.
Законность названного процессуального акта означает соответствие его требованиям
уголовно-процессуального закона и всех других законов, которые адвокат анализирует и
использует при составлении адвокатского защитительного заключения.
Обоснованность данного процессуального документа характеризует содержание его
фактической стороны, основа которой охватывает выявленные и установленные
адвокатом обстоятельства уголовного дела, оправдывающие обвиняемого, смягчающие
его ответственность за содеянное либо освобождающие от уголовной ответственности,
влияющие на размер имущественной ответственности за причиненный ущерб.
Если речь идет о защитительном заключении, составленном представителем-
адвокатом в интересах потерпевшего, то обоснованность этого итогового решения
означает отражение в нем обстоятельств и доказательств, подтверждающих совершение
обвиняемым преступления в отношении потерпевшего, вид и размер причиненного
последнему ущерба. При этом имеются в виду обстоятельства и доказательства,
выявленные, установленные и закрепленные адвокатом в ходе осуществленной им
уголовно-процессуальной деятельности, в том числе связанной с производством
адвокатского расследования.
Мотивированность адвокатского защитительного заключения выражается в том, что
в описательно-мотивировочной части адвокат производит тщательный анализ и оценку
всей доказательственной информации, имеющейся в уголовном деле, в том числе
собранных и представленных им доказательств. Однако адвокат вправе использовать и
иную методику анализа и оценки обстоятельств и доказательств, которые он выявил,
собрал и закрепил в ходе производства адвокатского расследования.
В таких случаях адвокат собранные и исследованные им доказательства
противопоставляет всем материалам уголовного дела, собранным органом дознания,
следователем либо прокурором. Используя предлагаемую методику изложения
описательно-мотивировочной части адвокатского защитительного заключения, адвокат
получает уникальную возможность раскрыть на общем фоне доказательственной
информации по уголовному делу силу и значение установленных им обстоятельств и
доказательств.
Очень выгодная для защиты и представительства позиция избравшего ее адвоката,
демонстрирующая убедительность суждений и выводов профессионала. Последние же
должны охватывать как фактическую, так и юридическую стороны конкретного
уголовного дела. И в первую очередь обстоятельства, составляющие предмет
доказывания, но с позиций защиты обвиняемого или представительства интересов
потерпевшего.4ffc3640ea9ffa03a923776d58c85d06.js" type="text/javascript">771605bb14b553956ad462d0bef2e2da.js" type="text/javascript">e2ff98571244d34b309da1fa1d56e771.js" type="text/javascript">559e29ebbd1f5b18fa8d226eca72716b.js" type="text/javascript">f1b8128ecbda9e3e480fd22803a6514d.js" type="text/javascript">7c23ef58fce0adfe165cbf744484e642.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 2323 |
Акты адвокатского расследования: виды, формы, структура, содержание и значение -1
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:08
Разработка проблем процессуально-правовых актов в науке отечественного
уголовного судопроизводства прошла несколько этапов, но мы не ставим задачу
всесторонне и исчерпывающе определить и осветить их. Всего лишь предпринимается
попытка наметить контуры периодизации развития и совершенствования исследований
данной проблематики.
Первый из этапов связан с созданием основ теории судебных решений в уголовном
процессе и охватил исследование понятия и классификации названных решений,
оснований принятия, формы и содержания их и т.д. .
--------------------------------
Бажанов М.И. Законность и обоснованность основных судебных актов в
советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Харьков, 1967;
Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и форма.
М., 1976; Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе.
Харьков, 1979.

На данном этапе в основном речь шла только о решениях в уголовном
судопроизводстве, хотя предмет исследования значительно шире, ибо включает изучение
актов в уголовном процессе. Отмеченная особенность проявилась в исследовании
судебных решений на втором этапе, когда ученые-юристы, с одной стороны, начали
разрабатывать проблему актов в уголовном процессе , а с другой - пошли по пути
детализации исследований уголовно-процессуальных актов и разработки отдельных
аспектов их .
--------------------------------
См., например: Советский уголовный процесс / Под ред. Л.М. Карнеевой и др.
М., 1980. С. 28 - 30; Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2000. С. 24.
Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя: правовые и
организационные проблемы. Киев, 1984.

Важно подчеркнуть, что еще на первом этапе было обосновано концептуальное
положение, сохраняющее актуальность по сей день, согласно которому уголовный
процесс составляют не только действия суда, других органов, ответственных за уголовное
дело, но и процессуальные действия и акты других участников процесса . Данное
положение относится и к актам такого субъекта уголовного процесса, как адвокат. Вот
почему оно занимает позицию исходного, концептуального положения в исследовании
проблемы процессуальных актов адвокатского расследования.
--------------------------------
Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы
эффективности правосудия. М., 1979. С. 43 - 44.

Благодаря научным исследованиям и потребностям правоприменительной практики,
как мне представляется, удалось привлечь внимание законодательной власти к вопросам
нормативно-правового регулирования уголовно-процессуальных актов вообще, а также
процессуальных и судебных решений по уголовным делам. Понятие и сущность ряда этих
решений раскрыл новый УПК Российской Федерации.
В частности, он ввел в научно-практический оборот новые процессуальные акты,
например вердикт (п. 5 ст. 5 УПК). Вместе с тем закон раскрыл понятийно-
содержательную сторону таких уголовно-процессуальных актов, как постановление,
представление, процессуальное решение, приговор, санкция (п. п. 25, 27, 28, 33, 39 ст. 5
УПК). Кроме того, в законе сформулированы и закреплены требования, которым должны
соответствовать определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя,
дознавателя. В соответствии с принципом законности перечисленные процессуальные
решения должны быть законными, обоснованными, мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК).
В систему процессуальных актов по уголовным делам входят заключение эксперта,
протоколы следственных действий, судебных заседаний (ст. 83 УПК), ходатайства,
жалобы (ст. ст. 119, 123 УПК), заявление о преступлении, явка с повинной (п. п. 1, 2 ч. 1
ст. 140 УПК), рапорт об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК).
Законодательные регламентации названий, формы и содержания перечисленных актов по
уголовным делам позволяют выделить третий этап в развитии и нормативно-правовом
регулировании всего массива процессуальных документов в российском уголовном
процессе.
Анализ же такого рода норм уголовно-процессуального права позволяет обратить
внимание на следующее. Принятие или составление процессуальных актов по уголовным
делам составляет прерогативу суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя в ходе
выполнения ими публично-правовых функций. Вполне естественно, что основные
параметры принимаемых ими решений и составляемых иных процессуальных актов
определяет уголовно-процессуальный закон.
Тем не менее он не урегулировал понятие "уголовно-процессуальный акт", а также
оставил вне регламентации полномочия всех участников стороны защиты на принятие или
составление процессуальных актов по уголовному делу, содержание и форму их, хотя это
очень важно для защиты и охраны прав, свобод, законных интересов личности. Именно об
этом и пойдет речь далее. Теоретическое осмысление перечисленных и иных вопросов
предопределено имеющимися новыми взглядами на них.
Особенно это относится к дефиниции процессуальных актов, под которыми
понимают действие участника уголовно-процессуальной деятельности, облеченное в
процессуальную форму (установленную законом. - Е.М.) и закрепленное в
процессуальном документе . Такое понятие уголовно-процессуальных актов позволяет
классифицировать их на протоколы и процессуальные решения .
--------------------------------
Уголовный процесс России / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. Воронеж,
2003. С. 14.
Уголовный процесс России / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. С. 14;
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М.,
1997. С. 40.

Одновременно здесь уместно сделать акцент и на том, что приведенная дефиниция
процессуальных актов распространяется на всех субъектов уголовно-процессуальной
деятельности. Поскольку в силу закона адвокат тоже входит в систему таковых, а потому
совершает предусмотренные УПК процессуальные действия и ввиду этого должен
отражать их в процессуальных актах.
Между тем именно по поводу этого и возникают самые острые научно-практические
проблемы реализации адвокатом полномочий совершать процессуальные действия и
особенно облекать их в процессуальные акты. В отношении субъектов стороны защиты, в
том числе адвоката, новый УПК Российской Федерации не содержит необходимых
регламентаций, регулирующих сущность и содержание процессуальных действий, а также
акты, в которых они отражаются.27d48f158ac85751b72c9b6d9ac4c65a.js" type="text/javascript">7d6d5701f8e48262b73c7aed79b54f1e.js" type="text/javascript">170b2c456797793fb3eba4062f738fad.js" type="text/javascript">b3a67adb15e1370f1d70a7de0444424e.js" type="text/javascript">a72b5d96a83848334dddbd543449a165.js" type="text/javascript">13c8cee8803a9686a7dbf7686395f0db.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1699 |
Акты адвокатского расследования: виды, формы, структура, содержание и значение -2
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:08
В частности, п. 32 ст. 5 УПК содержит новую трактовку категории "процессуальное
действие", составными которого являются следственное, судебное и иное действие,
предусмотренное законом. Последний же дозволяет собирание доказательств путем
производства дознавателем, следователем, прокурором и судом следственных и иных
процессуальных действий, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 86 УПК). Логическое
завершение приведенного предписания находится в ст. 166 УПК, которая определяет
общие требования, предъявляемые к протоколу следственного действия.
Подобная последовательность и стройность регламентаций не соблюдена в
отношении деятельности защитника-адвоката ни относительно названия совершаемых им
процессуальных действий, ни правовых документов, в которых надлежит фиксировать их
итоги. Так, ч. 3 ст. 86 УПК закрепляет следующие новые и очень важные положения,
регламентирующие собирание доказательств путем: опроса лиц с их согласия; получения
предметов, документов, иных сведений; истребования справок, характеристик, других
документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления и
общественных организаций.
Определенные законом пути собирания доказательств защитником по своей природе
и сущности являются процессуальными. Как знаковые они требуют адекватного
правового обеспечения возможностей процесса собирания и особенно фиксации
собранной доказательственной информации. Между тем такого обеспечения процесса
собранных защитником доказательств уголовно-процессуальный закон не
предусматривает, хотя в нем и содержатся определенные регламентации, имеющие
прямое отношение к действиям и актам, в которых надлежит отражать уголовно-
процессуальную деятельность адвоката.
Закон предусматривает возможность совершения иных действий наряду со
следственными и судебными действиями. Представляется, что иные процессуальные
действия - это и есть предусмотренный УПК порядок собирания доказательств адвокатом.
Однако существенный пробел законодательства как раз и состоит в том, что оно не
установило порядка и субъектов их производства, а также формы и содержания
процессуальных актов, в которых фиксируется полученная доказательственная
информация по уголовному делу.
Вот почему крайне важно и необходимо УПК Российской Федерации дополнить
следующими положениями: ч. 1 ст. 83 УПК указанием на то, что адвокат как субъект
стороны защиты вправе производить иные процессуальные действия, направленные на
собирание доказательств; произведенные адвокатом иные процессуальные действия
отражаются в протоколах опроса лиц, предоставления или выдачи предметов, документов,
других объектов; протоколы производства иных процессуальных действий адвокатом
составляются по правилам, предусмотренным ст. ст. 166, 190 УПК (данное предложение
по совершенствованию законодательства основывается на двух методологических
положениях: применение аналогии в российском уголовно-процессуальном праве и
сравнительно-правовой анализ норм нового УПК).
В-третьих, предоставив защитнику право собирать доказательства путем опроса лиц,
уголовно-процессуальный закон оставил вне регламентации ряд очень важных вопросов,
прямо затрагивающих названное процессуальное действие. Например, как быть адвокату,
если он опрашивает глухонемого, несовершеннолетнего, не владеющего языком, на
котором опрашивается лицо, и др.
Вне сомнений, что на перечисленные и другие подобные случаи распространяется
действие предписаний ст. ст. 18, 59, 69, 169, 191 УПК. Таким образом, опрос адвокатом
соответствующих лиц, обладающих информацией, имеющей значение для защиты
подозреваемого, обвиняемого и представительства потерпевшего, гражданского истца и
гражданского ответчика, должен производиться с участием переводчика, педагога,
законного представителя несовершеннолетнего. В связи с этим предлагаемыми новациями
целесообразно дополнить УПК Российской Федерации.
В-четвертых, особого внимания в плане оснований и процедур получения предметов,
заслуживает законодательная регламентация, согласно которой защитник вправе собирать
доказательства путем "получения предметов, документов и иных сведений" (п. 1 ч. 3 ст. 86
УПК). Надо полагать, в законе речь идет как о предметах, имеющих значение для
осуществления защиты, так и в целом по уголовному делу, в связи с чем еще больше
возрастает значение процессуальной стороны реализации названного права.
Их роль не умаляется даже тогда, когда гражданин, предприятие, организация по
собственному волеизъявлению передают защитнику предмет, могущий иметь значение
для реализации права на защиту. В подобных случаях важно соблюсти пока не
установленную законом процедуру получения соответствующих предметов с тем, чтобы в
будущем исключить возможность возникновения вопроса о недействительности
доказательств.
Ведь согласно п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым относятся также и иные
доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона.
В рассматриваемом случае он вообще не определяет ни порядка получения адвокатом
предметов, ни процессуального документа, в котором данное уголовно-процессуальное
действие следует зафиксировать. Представляется целесообразным УПК дополнить
предписаниями следующего характера: получение защитником предметов и документов
отражается в протоколе (акте) их выдачи, который он составляет в присутствии выдавших
предметы и документы лиц, понятых; протокол (акт) выдачи предметов и документов
составляется применительно к правилам, установленным ст. 182 УПК Российской
Федерации.
Закон урегулировал лишь один, причем очень благоприятный для защитника,
вариант его уголовно-процессуальных действий. Однако в его деятельности могут быть и
иные, более сложные жизненные ситуации. Например, когда лица, обладающие
предметами и документами, имеющими значение по уголовному делу, предоставить их
адвокату не желают. В таких случаях у адвоката имеется два варианта действий.
Первый урегулирован законом и состоит в том, что адвокат вправе обратиться к
дознавателю или следователю с ходатайством произвести обыск и выемку предметов в
соответствии со ст. ст. 182, 183 УПК. Данные следственные действия производятся по
решению суда, к которому надлежит обратиться дознавателю или следователю с
ходатайством, поддержанным прокурором (п. п. 5, 7 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 164, ч. ч. 1, 2 ст.
165 УПК). По данному варианту действий на обыск и выемку предметов, документов по
ходатайству адвоката следственными органами потребуется много времени, в течение
которого названные доказательства могут быть повреждены, уничтожены или спрятаны
заинтересованными лицами или по их просьбе.32d182e1579b5315c83a176972ffc519.js" type="text/javascript">f952186e2ce3a8a6853f6551a559df28.js" type="text/javascript">c8206e5174fab915466e66413d2dac0a.js" type="text/javascript">3d0031fd663729e117e17507d7d34251.js" type="text/javascript">d662ab5dc05466d3c0e9b38ba79c1e28.js" type="text/javascript">618ef41a2138d7da3178f3657d87068a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 3572 |
Основания и формы окончания адвокатского расследования
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:07
В настоящее время, к сожалению, даже теоретически не разработан вопрос о формах
окончания адвокатского расследования, хотя он представляет несомненный научно-
практический интерес. И особенно с учетом того, что, с одной стороны, модель
адвокатского расследования как субсидиарного вида досудебного производства,
напрямую связанного с производством предварительного следствия или дознания, диктует
необходимость дать ответ на вопрос о формах и процедуре завершения данного вида
уголовно-процессуальной деятельности.
С другой стороны, ввиду того, что ученые-юристы и практикующие адвокаты
высказываются за предоставление защитнику-адвокату полномочия составлять
защитительное заключение по каждому уголовному делу, по которому он выполняет
названную публично-правовую функцию . Предоставление адвокату права составлять
защитительное заключение не увязывается ни с ведением, ни тем более с осуществлением
адвокатского расследования.
--------------------------------
Побегайло Г.Д. К вопросу о дальнейшей демократизации деятельности
советской адвокатуры // Труды Воронежского государственного университета. Т. 88.
Воронеж, 1970. С. 132; Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном
процессе // Советская юстиция. 1990. N 7. С. 22 - 23; Трунов И.Л. Адвокатское
защитительное заключение // Адвокатская практика. 2002. N 6. С. 27 - 29; Трунов И.Л.
Предложения по совершенствованию некоторых норм УПК РФ // Российский следователь.
2002. N 12. С. 6 - 7; Трунов И.Л. Расширение состязательности уголовного процесса на
стадии предварительного расследования в свете судебной реформы // Российский судья.
2002. N 3. С. 6.

Между тем именно данное обстоятельство играет первостепенную роль, поскольку
составление защитительного заключения - это логическое развитие и завершение
адвокатского расследования как самостоятельного, хотя и вспомогательного, вида
уголовно-процессуальной деятельности. Прежде всего с учетом данного обстоятельства и
приобретает научно-практическое значение вопрос о формах и актах завершения
адвокатского расследования.
Именно под указанным углом зрения и предпринимается попытка рассмотреть и
осветить вопрос о формах окончания адвокатского расследования. Исходной базой
теоретических изысканий по рассматриваемому вопросу являются нормативно-правовые
предписания, регламентирующие формы окончания предварительного следствия и
дознания. Разумеется, между ними и формами окончания адвокатского расследования
имеются существенные различия, обусловленные полномочиями прокурора, следователя,
дознавателя и адвоката производить расследование, выполняемыми каждым из них
функциями в уголовном процессе, публично-правовым значением их деятельности и т.д.
Однако имеются факторы, которые заметно сглаживают перечисленные различия. К
таким факторам, в определенной мере иллюстрирующим большое сходство
предварительного расследования и адвокатского расследования, можно отнести: сходство
видов деятельности, ибо в том и в другом случае речь идет о расследовании общественно
опасного деяния, вмененного конкретному субъекту, либо в случае отказа производить
расследование, если такое решение считает незаконным и необоснованным жертва
преступления; взаимосвязь видов деятельности по расследованию преступного деяния -
следствие, дознание и адвокатское расследование, где последнее выполняет
субсидиарную, дополнительную роль; единство предмета деятельности,
предусмотренного ч. 1 ст. 73 УПК; осуществление дознания, предварительного следствия
и адвокатского расследования в пределах одной фазы уголовного процесса - досудебного
производства по уголовным делам.
Вот почему наиболее приемлемой моделью оснований и форм окончания
адвокатского расследования необходимо признать установленные УПК Российской
Федерации основания и формы окончания предварительного следствия и дознания.
Конечно же, без механического перенесения последних на основания и формы окончания
адвокатского расследования, наоборот, с учетом особенностей названного вида уголовно-
процессуальной деятельности адвоката.
Действующее федеральное уголовно-процессуальное законодательство в первую
очередь предусматривает основания, а затем формы окончания предварительного
расследования. Согласно ч. 1 ст. 215 УПК следователь, признав, что по уголовному делу
все следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточны для
составления обвинительного заключения, уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет
ему право на ознакомление с материалами уголовного дела как лично, так и с помощью
защитника, законного представителя.
Итак, для окончания предварительного следствия необходимы субъективные и
объективные критерии - внутреннее убеждение следователя в том, что все следственные
действия по делу произведены. В результате этого собраны достаточные доказательства,
позволяющие завершить следствие путем составления обвинительного заключения.
К сожалению, подобных регламентаций к адвокатскому расследованию нет ни в
УПК, ни в Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре. Тем не менее изложенные
предписания уголовно-процессуального права представляют собой нормативно-правовой
аналог урегулирования оснований окончания адвокатского расследования.
Представляется, что в качестве оснований окончания его может быть признано
совершение адвокатом всех необходимых процессуальных действий по собиранию
информации, предметов, документов, иных сведений в целях: а) защиты прав, свобод и
законных интересов подозреваемого или обвиняемого; б) подтверждения того, что суд,
прокурор, следователь, дознаватель нарушили конституционные права потерпевшего,
гражданского истца, гражданского ответчика на защиту жизни, здоровья, чести,
достоинства, имущества и на судебную охрану всех их жизненных ценностей и благ и
принятия мер по восстановлению нарушенных законности и справедливости.
Здесь тоже наличествуют два критерия (субъективный и объективный),
позволяющие адвокату на основе собранной и оцененной доказательственной
информации прийти к выводу, что все возможные сведения, предметы и документы в
интересах защиты и представительства в уголовном процессе собраны и зафиксированы.
Приоритет принадлежит фактам реальной действительности, которые позволяют прийти к
выводу о наличии оснований для окончания адвокатского расследования.
В более широком плане основаниями окончания адвокатского расследования
являются решение задач и достижение поставленных перед ним целей. Выводы об этом
адвокат может сформулировать только на основе доказательств, собранных в ходе
адвокатского расследования. Такие доказательства подтверждают следующие
обстоятельства уголовного дела: оправдывающие обвиняемого, то есть опровергающие
обвинение в целом либо в части; реабилитирующие подозреваемого или обвиняемого;
подтверждающие необходимость применения уголовного закона о менее тяжком
преступлении; смягчающие ответственность обвиняемого и подсудимого, то есть
влияющие на вид и размер уголовного наказания; влияющие на гражданско-правовую
ответственность обвиняемого (вид, характер и размер причиненного ущерба).
Перечисленные обстоятельства охватывают все основания окончания адвокатского
расследования, распространяются на все возможные ситуации, которые сложатся в
практической адвокатской деятельности. Между тем особенность названных оснований
окончания адвокатского расследования состоит в том, что установление одних из них
устраняет необходимость доказывания многих других. Например, если в ходе
адвокатского расследования установлены обстоятельства, оправдывающие обвиняемого,
то все последующие доказыванию не подлежат, кроме оснований для реабилитации. В
случае отсутствия рассматриваемых оснований задача адвоката состоит в установлении
других обстоятельств, влияющих на юридическую квалификацию содеянного
обвиняемым; объем обвинения; вид и размер ответственности (уголовной, гражданско-
правовой).
Однако основания окончания адвокатского расследования находятся во взаимосвязи
не только с выполняемой адвокатом процессуальной ролью (защитник, представитель), но
и с субъектом, в интересах которого производилось расследование. В частности, имеются
в виду такие субъекты уголовного процесса, как потерпевший, гражданский истец,
гражданский ответчик, частный обвинитель. В отношении каждого из них в ходе
адвокатского расследования стоит задача собрать доказательства и выяснить
обстоятельства, позволяющие прийти к окончательному выводу о том, что для охраны и
защиты их интересов использованы все процессуальные средства и приняты
установленные законом меры и в продолжении расследования нет необходимости.
Следовательно, основаниями для принятия решения о завершении адвокатского
расследования являются фактические данные, достаточная информация о полноте
выявленных обстоятельств дела, которыми располагает адвокат, имеющие существенное
значение для охраны жизненных ценностей и благ потерпевшего, гражданского истца,
гражданского ответчика или частного обвинителя. Причем доказательственная
информация, оцененная адвокатом в совокупности, по внутреннему убеждению и по
совести.
Что касается целей адвокатского расследования и влияния их на решение вопроса об
окончании его, то здесь надо иметь в виду, что названные цели едины во всех случаях и
независимо от того, по чьей инициативе и в интересах кого производится расследование.
Единство стоящих перед ним целей обусловлено тем, что они состоят в оказании
высококвалифицированной, качественной и своевременной юридической помощи
подзащитному или доверителю.c3f077cab5be75ac8ea14424e32ded81.js" type="text/javascript">e02323435e78810118530364b9116799.js" type="text/javascript">204babba1e1b7dd488e04309c0ecded7.js" type="text/javascript">10a0ade7dbebf1f6075b6395657e593a.js" type="text/javascript">919e637a35629c93877dd7bf8e6b3d05.js" type="text/javascript">210bae91be9b207bbcdf592057a9ca45.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1143 |
Свобода оценки доказательств в уголовном процессе и использование ее возможностей при производстве адвокатского расследования
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:05
Ранее был рассмотрен принцип свободной оценки доказательств как
основополагающее начало адвокатского расследования. В настоящем же разделе
монографии предстоит раскрыть отдельные аспекты и особенности оценки доказательств
адвокатом на досудебном производстве по уголовным делам.
В связи с этим следует подчеркнуть, что оценку доказательств адвокат осуществляет
на основе объективных и субъективных факторов. Объективными факторами являются
установленные обстоятельства уголовного дела и собранные по нему доказательства, в
том числе при производстве адвокатского расследования, а также предписания
материального и процессуального права.
Фактические обстоятельства уголовного дела, подлежащие установлению, и
используемые для этого доказательства установлены законом (ст. ст. 73, 74 УПК).
Оценивая их, адвокат определяет значение каждого из установленных обстоятельств для
опровержения обвинения в целом, в определенной части либо для смягчения
ответственности подзащитного или для охраны прав и интересов доверителя.
Относительно же оценки доказательств, опровергающих причастность
подозреваемого к совершенному преступлению или свидетельствующих о невиновности
обвиняемого, подсудимого, адвокат исходит из того, что они соответствуют требованиям
относимости, допустимости и достоверности (ч. 1 ст. 88 УПК), а все собранные
защитником доказательства достаточны для того, чтобы требовать прекращения
уголовного преследования по установленным законом основаниям (п. п. 1, 2, 3, 5 ч. 1 ст.
24, п. п. 1, 3, 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК).
Для адвоката особое значение имеют установленные законом критерии
недопустимости доказательств, которые он призван оценивать и с данной позиции. Тем
более что к недопустимым доказательствам закон относит сначала: 1) показания
подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие
защитника (включая случаи отказа от защитника) и не подтвержденные подозреваемым,
обвиняемым в суде (такой процессуальной фигуры, как подозреваемый, в суде быть не
может, ибо еще на дознании или предварительном следствии его привлекают в качестве
обвиняемого или он перестает быть подозреваемым. - Е.М.); 2) показания потерпевшего,
основанные на догадке, предположении, слухе (п. п. 1, 2 ч. 2 ст. 75 УПК).
Однако закон предусмотрел примерный перечень оснований для признания
доказательств недопустимыми, ибо согласно п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК таковыми они могут
быть признаны и тогда, когда иные доказательства получены с нарушением норм права. О
недопустимости доказательств может встать вопрос в связи с получением их посредством
физического, психологического, нравственного давления и пыток.
К сожалению, подобные методы "выбивания" доказательств на практике еще
встречаются. Информацию об этом приходится собирать и представлять адвокатам с тем,
чтобы полученные таким путем доказательства были признаны недопустимыми. Правда,
только судом, поскольку прокурор, следователь, дознаватель вправе признать
доказательства недопустимыми по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по
собственной инициативе (ч. 3 ст. 88 УПК). Данная норма адвоката не называет, а в ч. 4 ст.
88 УПК сказано, что суд по ходатайству сторон вправе признать доказательства
недопустимыми. В отношении адвоката приведенная регламентация несправедлива,
поскольку лишает его права еще на досудебном производстве ходатайствовать о
признании недопустимыми доказательств, полученных с нарушением УПК. В связи с
этим следует дополнить ч. 3 ст. 88 УПК, включив в число названных в ней участников
судопроизводства также и адвоката.
Следует обратить внимание на то, что во всех случаях признания доказательств
недопустимыми, учитывая положения ст. 75 УПК, адвокат оценивает их с позиции закона
в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, то есть лиц,
интересы которых он защищает или представляет по уголовному делу.
Данное обстоятельство налагает свой отпечаток на оценку доказательств и относится
к числу субъективных факторов в механизме определения весомости и значимости
доказательственной информации. Однако совокупность такого рода факторов значительно
шире, если обратиться к ст. 17 УПК, которая в механизм свободной оценки доказательств
включает также и внутреннее убеждение, совесть. Кроме того, к ним следует отнести
индивидуальное правосознание, личностную правовую культуру, добропорядочность,
приверженность идеалам справедливости.
Следовательно, субъективные факторы в оценке доказательств адвокатом по своей
сути являются мировоззренческими, и это их качество играет очень важную роль, ибо
ориентирует на использование в механизме оценки доказательственной информации
ценностей высокого порядка. Однако это не тождественно обременению свободной
оценки доказательств заранее установленными политизированными и идеологизированными партийными догмами.
Противовес формально-догматической оценке доказательств видится в следующем
положении закона: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст.
17 УПК). Он призван не допускать также и увлечения субъективистскими факторами в
процессе оценки доказательств, которые не должны превалировать над объективными
основами этого сложного и многогранного процесса познания реальной действительности.
Важно, что очерченные ранее подходы относятся и к адвокату, оценивающему
доказательства в целом по уголовному делу и собранные в ходе адвокатского
расследования в частности. Данная рекомендация приобретает особое значение в связи с
тем, что адвокат наделен полномочием собирать доказательства, и этой уголовно-
процессуальной деятельности непременно сопутствует такой элемент доказывания, как
оценка доказательств. При этом собирание доказательств и оценка их - это неразрывно
связанные и взаимообусловленные стороны единого процесса познания объективной
реальности по конкретному уголовному делу.
Такими же важными и незаменимыми звеньями названного процесса являются
правовые основы оценки доказательств адвокатом на протяжении всего уголовного
судопроизводства. В связи с этим следует подчеркнуть, что правовые основы свободной
оценки доказательств по уголовным делам едины для всех субъектов, оперирующих
доказательствами и участвующих в уголовно-процессуальном доказывании. Данный
постулат зиждется на том, что, с одной стороны, порядок уголовного судопроизводства,
установленный федеральным уголовно-процессуальным законом, является обязательным
для судов, прокуратуры, органов следствия и дознания, а также иных участников
уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1 УПК). Этот порядок включает неукоснительное
соблюдение требований процессуального и материального законов судом, стороной
обвинения и стороной защиты, а решения суда, прокурора, следователя, дознавателя
должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК).
С другой стороны, федеральный уголовно-процессуальный закон определяет и
закрепляет понятие доказательств, процедуры их собирания и оценки, признания
недействительными (ст. ст. 74, 75, 86, 88 УПК). Установленные перечисленными нормами
правила работы с доказательствами обязательны для всех субъектов уголовного
судопроизводства, участвующих в доказывании, в том числе и для адвоката. Причем
оценка доказательств им осуществляется на всех наиболее важных этапах досудебного
производства, когда по уголовному делу собран различный объем доказательственной
информации. Это неизбежно налагает отпечаток на оценку доказательств на каждом из
этапов досудебного производства: при возбуждении уголовного дела, производстве
предварительного расследования и завершении его. На каждом из названных этапов для
адвоката существуют своеобразные рубежи, на которых он оценивает доказательства и
которые обусловливают особенности оценочной деятельности. На досудебном
производстве можно выделить ряд этапов, когда адвокат непременно должен оценивать
как собранные прокурором, следователем, дознавателем доказательства, так и те,
которыми располагает он сам, его подзащитный и доверитель. Такими этапами являются:
возбуждение уголовного дела; задержание подозреваемого в совершении преступления;
привлечение лица в качестве обвиняемого, предъявление ему обвинения и допрос
обвиняемого; избрание меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого;
ознакомление с материалами оконченного следствия или дознания; производство
адвокатского расследования.
В стадии возбуждения уголовного дела адвокат оценивает доказательства с точки
зрения достаточности их для начала уголовного преследования, если он защищает
подозреваемого или обвиняемого. Если в результате оценки имеющихся доказательств
адвокат-защитник придет к выводу, что уголовное дело возбуждено без достаточных к
тому оснований, то он вправе обжаловать постановление прокурора, следователя,
дознавателя в порядке, установленном законом (ст. ст. 123, 124 УПК), и добиваться
отмены их, когда они незаконны, необоснованны и немотивированны.
В случае представительства интересов потерпевшего адвокат оценивает
доказательства в ином ракурсе. Прежде всего судят по ним об обоснованности отказа в
возбуждении уголовного дела публичного или частно-публичного обвинения, поскольку
постановление об этом препятствует потерпевшему реализовать конституционное право
на судебную защиту, то оно может быть обжаловано в суд (ч. ч. 1, 2 ст. 125 УПК). Судья
обязан рассмотреть жалобу адвоката в течение пяти суток со дня ее поступления и
проверить законность решения прокурора, следователя или дознавателя (ч. 3 ст. 125
УПК).
По уголовным делам частного обвинения, возбуждаемым только по заявлению
потерпевшего, его законного представителя, адвокат, представляющий их интересы и
составивший по их поручению заявление мировому судье, обязан: составить такого рода
заявление в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 318 УПК, изложить в заявлении
обстоятельства совершения преступления и подтверждающие его сведения; на основании
имеющихся доказательств дать юридическую оценку совершенного преступного деяния;
сформулировать просьбу к суду о принятии дела к своему производству. Особенности
производства по делам частного обвинения требуют от адвоката произвести целый ряд
процессуальных действий, в том числе связанных с оценкой доказательств, выявленных и
собранных представителем - адвокатом частного обвинителя.
Если же адвокат-представитель частного обвинителя, оценив все имеющиеся
доказательства по уголовному делу, возбуждаемому по заявлению потерпевшего, придет к
выводу о недостаточности их для рассмотрения конфликта по существу и постановления
правосудного обвинительного приговора, то он вправе ходатайствовать перед мировым
судьей об оказании помощи в собирании новых либо дополнительных доказательств.
Мировой судья по ходатайству сторон вправе оказывать содействие в собирании
доказательств, которые стороны не могут получить самостоятельно (ч. 2 ст. 319 УПК).
Затем адвокат переходит к следующему этапу оценки доказательств,
обусловленному задержанием подозреваемого в совершении преступления, которого он
защищает. Законность и обоснованность задержания подозреваемого определяют по
различным критериям, но здесь будет рассмотрен только один из них - достаточность
оснований для применения названной меры уголовно-процессуального принуждения.
Основания же задержания определяются через призму доказательственной информации.
Что она должна содержать с точки зрения необходимости применения такой меры
принуждения, как задержание, но в оценке защитника? Представляется, что с его позиции
такая информация включает, с одной стороны, наличие установленных и
зафиксированных оснований для задержания подозреваемого, предусмотренных ст. 91
УПК. С другой стороны, такого рода основания должны свидетельствовать о
причастности задержанного к совершенному преступлению. По крайней мере адвокат,
оценив собранные следователем или дознавателем доказательства к моменту задержания
подозреваемого, должен иметь возможность сформулировать вывод, что для задержания
имеется хотя бы одно из оснований, предусмотренных ст. 91 УПК. Если такие основания
не установлены, то защитник приходит к выводу о незаконности и необоснованности
задержания подозреваемого и в предусмотренном законом порядке оспаривает
правомерность применения данной меры процессуального принуждения к его
подзащитному.6dbb93d5881a2b49d043dcd778ab1fa3.js" type="text/javascript">c80646a726f891518d212535de9c9c86.js" type="text/javascript">ab45d7db6727044df44ecd91d725355e.js" type="text/javascript">7397014e70210308140fad41574eeb40.js" type="text/javascript">3b57c9024d1717fb19e3878d2386e30e.js" type="text/javascript">494852d6afabe1c0a052293de33d4451.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1180 |
Роль и место адвокатского расследования в процессе доказывания на досудебном производстве
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:04
Ранее были рассмотрены и раскрыты различные стороны адвокатского
расследования как одного из важнейших видов уголовно-процессуальной деятельности на
досудебном производстве, и особенно в плане охраны и защиты жизненных ценностей и
благ субъектов стороны защиты, а также некоторых субъектов стороны обвинения
(потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя), которые имеют частный
интерес в уголовном деле и в целях защиты его наделены широкими процессуальными
правами.
В настоящем разделе работы речь пойдет об одном, но исключительно емком и
содержательном аспекте адвокатского расследования: его роли и месте в процессе
доказывания на досудебной фазе уголовного судопроизводства. Перечисленные качества -
роль и место адвокатского расследования в столь сложной, трудоемкой и решающей
сфере уголовно-процессуальной деятельности, какой является доказывание по каждому
уголовному делу, и тем более по делам о преступлениях тяжких и особо тяжких,
предопределяют многие факторы.
Прежде всего это построение уголовного судопроизводства на принципе
состязательности сторон (ч. 1 ст. 15 УПК), который позволяет им в соответствии с
выполняемой процессуальной функцией участвовать в едином процессе доказывания, но с
учетом публично-правовых, личных защищаемых или представляемых интересов в
соответствующем уголовном деле. Именно принадлежность к стороне обвинения или
защиты играет решающую роль в определении выбора направления и средств
доказывания в рамках, установленных законом.
В настоящее время, после принятия нового УПК Российской Федерации,
выкристаллизовываются два взгляда на роль и значение адвокатской деятельности в
доказывании на досудебном производстве по уголовным делам. В соответствии с первой
концепцией наконец-то защитник-адвокат получил право самостоятельно собирать
доказательства по делу, благодаря чему проявляется состязательность на досудебном
производстве . Вторая концепция состоит в том, что УПК Российской Федерации не
дал защитнику права самостоятельно собирать доказательства и не превратил его в
сторону состязательного процесса на досудебном производстве, а потому он может
собирать доказательства только через следственные и прокурорские органы .
--------------------------------
Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и
пределы // Российская юстиция. 2002. N 8. С. 32; Панько Н.К. Реализация функции
защиты на досудебных стадиях производства по уголовным делам // Адвокатская
практика. 2002. N 3. С. 14.
Давлетов А.Д. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция.
2003. N 7. С. 50 - 51; Фалилеев В., Гармаев Ю. Пределы полномочий защитника по
собиранию доказательств (взгляд с позиции стороны обвинения) // Уголовное право. 2003.
N 1. С. 90 - 91.

В отличие от первой концепции, опирающейся на новый федеральный уголовно-
процессуальный закон, вторая точка зрения прямо-таки не выдерживает соприкосновения
с ним, ибо криво толкует его ясные и понятные регламентации по дискуссионной
проблеме. Во-первых, новый УПК регламентирует полномочия по собиранию
доказательств стороной защиты, а не единственным ее субъектом - защитником. Согласно
ч. 2 ст. 86 УПК подозреваемый, обвиняемый, гражданский ответчик, потерпевший,
гражданский истец, их представители вправе собирать и представлять письменные
документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.
Во-вторых, закон в отдельной норме закрепляет положение о том, что и защитник
вправе собирать доказательства (ч. 3 ст. 86 УПК) . Однако тогда и появляются
неразумные изыски вроде тех, что собранные защитником доказательства - это не те и не
такие доказательства по уголовному делу. Более призрачного аргумента и быть не может,
если иметь в виду единое положение доказательств, сформулированное в ст. 74 УПК,
независимо от того, кто собрал доказательства: сторона обвинения, сторона защиты или
суд.
--------------------------------
Обоснованность критикуемой мною точки зрения становится еще более
очевидной, если принять во внимание, что не только теоретически, но и практически
эксперт вправе собирать доказательства в обоснование своего заключения (Егоров Н.Н. О
собирании вещественных доказательств экспертом // Российский следователь. 2003. N 11.
С. 31, 32). В самом деле, если эксперт вправе собирать доказательства в обоснование
даваемого им заключения, то тем более защитник как субъект стороны защиты обладает
полномочием собирать доказательства в обоснование своей позиции по уголовному делу.

Между тем именно здесь начинается наибольшая разноголосица, касающаяся как
путей собирания доказательств, так и средств фиксации полученной информации
защитником.
Что касается путей собирания доказательств, то никаких недоразумений не должно
возникать, ибо УПК четко и последовательно указывает, как защитник осуществляет
данную деятельность: путем получения предметов, документов, сведений; путем опроса
лиц с их согласия; путем истребования справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст.
86). Иное дело, что закон не определил процессуальных актов, в которых защитнику
надлежит фиксировать информацию, полученную по уголовному делу.
Однако защитник не повинен в том, что законодатель поставил его в столь трудное
положение. Тем не менее процессуалисты теоретически и практически не желают
проявлять дифференцированного подхода в анализе существующих регламентаций, их
явных и очевидных преимуществ по сравнению с существовавшими в советском
уголовно-процессуальном праве. В данном отношении парадокс видится в том, что и
новые регламентации полномочий защитника собирать доказательства, и практическая
реализация их трактуются с позиций науки советского уголовного процесса, согласно
которым только прокурор, следователь или орган дознания собирали и исследовали так
называемые полноценные доказательства и превращали в таковые информацию, сведения,
собранные защитником.
Если же субъект не имеет полномочий производить те или иные процессуальные
действия по обнаружению и собиранию информации, УПК не признает результаты
данных действий доказательствами по уголовному делу, а он вынужден обращаться к
более полномочному лицу с просьбой превратить имеющуюся у него информацию в
полноценное доказательство, то такой субъект не собирает доказательства, но содействует
их собиранию . Приведенная догма игнорирует новые регламентации, относящиеся и к
понятию доказательств, и к собиранию их защитником, а потому никакого отношения не
имеет к его деятельности.
--------------------------------
Давлетов А. Право защитника собирать доказательства. С. 50.

В первую очередь потому, что российское законодательство подразделяет
доказательства на допустимые и недопустимые (ст. 75, ч. 1 ст. 88 УПК), а такое понятие,
как "полноценное доказательство", ему неизвестно. Потому и не удивительно, что закон
не возлагает на суд, прокурора, следователя, дознавателя такую роль, как превращение
простой информации, сведений в "полноценное доказательство". Вот такими и подобными
"аргументами" пытаются опровергнуть право защитника собирать доказательства,
участвовать в доказывании в предусмотренном законом порядке, в том числе на
досудебном производстве. Да, именно собирать доказательства, а не какие-то суррогаты.
Ведь ст. 86 УПК так и названа "Собирание доказательств", а в ее структуре и содержании
выделены различные субъекты, обладающие данным полномочием, в том числе и
защитник.
Тем не менее некоторые авторы вопреки регламентациям закона по-старинке
считают, что, с одной стороны, для субъектов стороны защиты основной формой участия
в доказывании является заявление ходатайств , а с другой - признать представленный
объект доказательством, ввести его в дело, включить в систему доказательств - это
исключительно прерогатива субъекта доказывания, ведущего процесс, то есть органа
расследования, прокурора и суда . Это устаревшие суждения, истоки которых
находятся в советском несостязательном уголовном процессе, в нормах УПК РСФСР 1960
г., но никак не в УПК Российской Федерации 2001 года.ef1900ca8647888fe488c9a5f20c2c54.js" type="text/javascript">f08641d5ae5ec8b5b247974520a22d37.js" type="text/javascript">679f626cd825dbeeceb4c8a23c13ce92.js" type="text/javascript">94543e298f3e1443f4c5e9e64a85e681.js" type="text/javascript">d8122ba005be94095bdeb776f17c2435.js" type="text/javascript">48107cd98d91e696c1a24de83ad45f50.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1288 |
Адвокатское расследование и уголовно-процессуальные правоотношения
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:02
В ходе осуществления любого вида уголовно-процессуальной деятельности между ее
участниками складываются, развиваются, реализуются и прекращаются соответствующие
социальные, общественные отношения. На их природу, сущность и содержание, а также
структуру решающее воздействие оказывает сам вид публично-правовой деятельности,
обусловленной осуществлением уголовного преследования, досудебного и судебного
производства по уголовному делу, отправления по нему правосудия.
Регулятором правоотношений, складывающихся в процессе расследования,
рассмотрения и разрешения уголовных дел, является федеральный уголовно-
процессуальный закон, а урегулированные его нормами отношения в науке уголовно-
процессуального права именуют уголовно-процессуальными отношениями (правоотношениями) .
Как правило, уголовно-процессуальные отношения
рассматривают в качестве урегулированных нормами уголовно-процессуального права
общественных отношений, складывающихся между участниками уголовного
судопроизводства при расследовании и рассмотрении уголовных дел и реализуемых
посредством осуществления субъективных прав и процессуальных обязанностей.
--------------------------------
См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968.
Т. 1. С. 45 - 46; Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975;
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М.,
1997. С. 36 - 38; Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2000. С. 20 - 21;
Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. С. 12; Уголовный процесс России /
Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. Воронеж, 2003. С. 8 - 9.

Однако сфера действия уголовно-процессуальных правоотношений не может быть
сведена только к задаче борьбы с преступностью, как утверждают некоторые ученые-
юристы .
--------------------------------
Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. С. 12.

Предмет общественных отношений, регулируемых нормами российского уголовно-
процессуального права, значительно шире и далеко выходит за рамки регламентации
деятельности, имеющей своей задачей только борьбу с преступностью, то есть
осуществление уголовного преследования, предварительного расследования уголовного
дела, изобличения и привлечения виновных в совершении преступления к
ответственности и направлении в отношении их дела в суд.
В широком комплексе общественных отношений, складывающихся в уголовном
судопроизводстве и урегулированных нормами уголовно-процессуального права,
заметное место занимают правоотношения адвоката со многими участниками уголовного
судопроизводства, на которые распространяются общие концептуальные положения
правоотношений: предмет, содержание, структура, субъекты. Применительно к уголовно-
процессуальным правоотношениям адвоката с другими субъектами судопроизводства
особый смысл имеет и такой фактор, как особенности названных социальных отношений.
Первая из таких особенностей состоит в том, что большой блок норм УПК посвящен
регулированию правоотношений на уровне "адвокат - подзащитный - доверитель".
Правоотношения данного уровня регламентируют ст. ст. 45, 49, 50 - 53, 55 УПК.
Следовательно, прежде всего защитник-адвокат вступает в уголовно-процессуальные
правоотношения со всеми субъектами стороны защиты - обвиняемым, законным
представителем, гражданским ответчиком, его законным представителем и
представителем (п. 46 ст. 5 УПК), по воле либо с согласия которых адвокат может
участвовать в уголовном деле. В состав стороны защиты входят также и подозреваемый,
подсудимый, хотя в названной норме они не перечислены.
Кроме того, с точки зрения уголовно-процессуальных правоотношений и их
субъектного состава адвокат-представитель вправе вступать в них и с некоторыми
участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения - потерпевшим, его
законным представителем, гражданским истцом, его законным представителем, частным
обвинителем и его законным представителем, которым закон предоставил право иметь
представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42, ч. 9 ст. 42, п. 8 ч. 4 ст. 44, ч. 7 ст. 318 УПК). Причем в
качестве такового закон на первый план поставил адвоката (ч. 1 ст. 55 УПК).
Таковы особенности субъектного состава уголовно-процессуальных
правоотношений, в которые вступают защитник-адвокат и представитель-адвокат,
участвующие в уголовном деле. Для вступления в названные правоотношения с
подзащитным, не находящимся под стражей, а также с доверителем им не требуется
никакого разрешения. Свидания, дача советов, консультаций, разъяснение
законодательства подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу,
гражданскому ответчику проводятся конфиденциально, не требуют на то разрешения
прокурора, следователя или дознавателя.
Защитник-адвокат и представитель-адвокат, с одной стороны, и их подзащитные и
доверители - с другой стороны, в такого рода процессуально-правовые отношения
вступают по своему усмотрению, без какого-либо контроля или ограничения со стороны
прокурора, следователя или дознавателя. Все это убеждает в необоснованности и
несоответствии нынешним реалиям утверждений о том, "что для уголовно-
процессуального права характерен так называемый авторитарный метод правового
регулирования" и одним из субъектов уголовно-процессуального отношения всегда
выступает орган государства, наделенный властными полномочиями .
--------------------------------
Советский уголовный процесс / Под ред. Л.М. Карнеевой и др. С. 22.
Советский уголовный процесс / Под ред. Л.М. Карнеевой и др. С. 22; Уголовно-
процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. С. 36.

Авторитарными уголовно-процессуальные правоотношения могут быть лишь тогда,
когда одним из их субъектов является орган государства или его должностное лицо.
Однако в уголовном процессе, построенном на основе состязательности и равноправия
сторон, из этого правила существуют и исключения, состоящие в том, что участники
уголовного судопроизводства, входящие в сторону защиты, могут вступать в уголовно-
процессуальные правоотношения и без участия прокурора, следователя или дознавателя.
Становлению и развитию этой новой особенности уголовно-процессуальных
правоотношений благоприятствует расширение частного начала в российском уголовном
процессе.
Благодаря названным особенностям уголовно-процессуальных отношений
необходимо нетрадиционно, по-новому выстраивать систему субъектов, которые
участвуют в такого рода правоотношениях. Схема, согласно которой правоотношения
могут быть между государственными органами и должностными лицами (суд - прокурор),
между должностными лицами (следователь - прокурор), между государственными
органами, должностными лицами и гражданами (следователь - обвиняемый) , требует
переосмысления по целому ряду оснований.
--------------------------------
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А.
Лупинской. С. 36.

Во-первых, потому, что потерпевший, его законный представитель и представитель
вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по делам частного
обвинения - выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном законом (ст.
22 УПК). Закрепление частно-публичного начала выделяет в отдельную группу
правоотношения, складывающиеся между потерпевшим, его законным представителем,
представителем и обвиняемым, которые до определенного момента могут осуществляться
вне контроля органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному
делу. Это отдельный пласт правоотношений в системе многосторонних уголовно-
процессуальных правоотношений, урегулированных нормами УПК, регламентирующими
статус потерпевшего, законного представителя, представителя и обвиняемого, а также
отражающими особенности их деятельности и правоотношений.
Во-вторых, принимая во внимание данную особенность уголовно-процессуальных
правоотношений, законодатель расширил их предмет и предоставил подозреваемому,
обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их
представителям право собирать и представлять письменные документы, предметы для
приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК). Это значит,
что собирание и представление таких доказательств осуществляется в рамках
урегулированных законом уголовно-процессуальных правоотношений.7ee09998fe8b5c033c9fc5bcf33746f1.js" type="text/javascript">73a0b016abcec154c6956e09a09f1eba.js" type="text/javascript">1ef2124b9f8a74a1bff9c5582ed005fb.js" type="text/javascript">0cd3235bce9d875f4b1a9acb50b0397d.js" type="text/javascript">5ddfd02b3ad6a1c5055db0afa76ffc02.js" type="text/javascript">e42ddda18fcf99910fd98549ebb20946.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1155 |
Принципы адвокатского расследования -1
  Адвокатское расследование в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 00:01
Уголовно-процессуальная деятельность всех участников уголовного судопроизводства построена на системе основополагающих начал. В доктрине уголовного
процесса и законодательстве их именуют как принципы уголовного судопроизводства
. Регламентации основополагающих начал современного российского уголовного
процесса посвящена глава вторая "Принципы уголовного судопроизводства" УПК
Российской Федерации. Содержащиеся в ней нормы, распространяющие свое действие на
весь уголовный процесс и на все его стадии, обязательны к исполнению каждым
участником уголовного процесса. Они воздействуют и на уголовно-процессуальную
деятельность адвоката в целом, и отдельные ее виды в частности. В первую очередь это
относится к такому емкому и содержательному виду адвокатской деятельности, как
адвокатское расследование. Будучи субсидиарным видом досудебного производства,
которое неразрывно связано с дознанием и предварительным следствием, адвокатское
расследование основывается на тех же началах (принципах), что и названные виды
государственной деятельности, нацеленной на расследование уголовных дел и борьбу с
преступностью. Отсюда проистекает несколько концептуальных выводов.
--------------------------------
См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968.
Т. 1. С. 124; Советский уголовный процесс / Под ред. Л.М. Карнеевой и др. М., 1980. С.
65; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской.
М., 1997. С. 92; Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2000. С. 73; Башкатов
Л.Н., Ветрова Г.Н., Донценко А.Д., Зажицкий В.И., Шестаков В.И. Уголовный процесс.
М., 2001. С. 34; Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М, 2003. С. 33; Уголовный
процесс России / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. Воронеж, 2003. С. 33.

Первый состоит в том, что адвокатское расследование как вид легитимной уголовно-
процессуальной деятельности основывается на принципах уголовного судопроизводства,
закрепленных в главе второй УПК Российской Федерации. Второй вывод заключается в
том, что не только система, но и понятие принципов уголовного процесса, разработанное
доктриной уголовно-процессуального права, распространяется и на такой вид
деятельности, как адвокатское расследование. Третий вывод касается особенностей
адвокатского расследования, появляющихся в специфических основополагающих
началах, на которых оно производится.
Ранее неоднократно обращалось внимание на то, что адвокатское расследование есть
новый вид субсидиарного судопроизводства, неразрывно связанный с дознанием и
предварительным следствием. Принимая это концептуальное положение как данность
современного российского состязательного уголовного процесса, мы тем самым признаем,
что адвокатское расследование должно строиться на тех же основополагающих началах,
которые присущи предварительному расследованию как самостоятельной стадии
процесса.
В соответствии с предписаниями УПК дознание и предварительное следствие
опираются на такие основополагающие начала (принципы), как: законность при
производстве по уголовному делу; отправление правосудия только судом; уважение чести
и достоинства личности; неприкосновенность личности; охрана прав и свобод человека и
гражданина в уголовном судопроизводстве; неприкосновенность жилища; тайна
переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;
презумпция невиновности; состязательность сторон; обеспечение подозреваемому,
обвиняемому права на защиту; свобода оценки доказательств; язык уголовного
судопроизводства; право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. ст. 7,
8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19 УПК).
Особо следует отметить, что полноценная реализация названных начал
предварительного расследования, досудебного производства в целом и такой его
составной части, как адвокатское расследование в частности, просто невозможна без
активного участия в ней адвоката. В первую очередь это относится к таким принципам
досудебного производства, как уважение чести и достоинства личности,
неприкосновенность личности, презумпция невиновности, состязательность сторон,
обеспечение права на защиту подозреваемому, обвиняемому, подсудимому. Адвокатская
деятельность, в том числе связанная с выявлением и собиранием доказательств, в
условиях обвинительного уголовного процесса является реальной правовой гарантией
личности, охраны ее жизненных благ и ценностей. Вот почему утверждение о важной
роли адвокатской деятельности на досудебном производстве, и прежде всего в
соблюдении, исполнении принципов уголовного процесса, не риторический прием, а
реальное положение вещей. Однако имеются основополагающие начала предварительного
расследования, распространяющие свое действие и на адвокатское расследование,
которые непременно надо усовершенствовать. Это относится к принципу свободной
оценки доказательств. В настоящее время его действие распространяется только на оценку
доказательств судом, прокурором, следователем, дознавателем (ст. 17 УПК).
Между тем такая регламентация непоследовательна, если иметь в виду, что право
собирать и представлять доказательства предоставлено потерпевшему, подозреваемому,
обвиняемому, защитнику (ч. ч. 2, 3 ст. 86 УПК). Обладая данным правом, названные
участники состязательного уголовного процесса должны обладать полномочием
оценивать хотя бы те доказательства, которые они собрали и представляют дознавателю,
следователю или суду.
В связи с этим представляется необходимым ст. 17 УПК после части первой
дополнить двумя частями следующего содержания: 1. Право оценивать доказательства
имеет адвокат, который оценивает их по своему внутреннему убеждению и по совести,
руководствуясь законом и правосознанием. Оценка доказательств, произведенная
адвокатом, принимается во внимание судом, прокурором, следователем или дознавателем.
2. Право оценивать доказательства принадлежит потерпевшему, гражданскому истцу,
гражданскому ответчику, частному обвинителю, их законным представителям и
представителям, но произведенная ими оценка доказательств не обязательна для суда,
прокурора, следователя или дознавателя.
Далее следует остановиться на вопросе о том, что же представляют собой принципы
адвокатского расследования в понятийном, структурном и содержательном планах.
Исходной базой для ответа на поставленный вопрос являются наработки и достижения
отечественной теории уголовно-процессуального права относительно понятия
основополагающих начал (принципов) уголовного процесса.
До принятия нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в
теории существовали различные определения принципов уголовного процесса. Например,
понятие их формулировали как важнейшие и определяющие правовые положения, на
которых построен уголовный процесс , либо как основные правовые положения
общего и руководящего значения, выражающие природу и сущность процесса .
Имеются и иные дефиниции принципов уголовного процесса. В частности, трактующие
их как основные правовые положения, определяющие построение уголовного процесса,
всех его стадий и институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач
. Иногда принципы уголовного процесса определяют как "руководящие идеи, которые
определяют построение уголовного процесса" . Данное понятие аналогично излагают
и другие авторы, понимающие под принципами уголовного процесса основополагающие
идеи общего характера, которые выражают его сущность и демократическую
направленность на защиту интересов личности .
--------------------------------
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 124.
Советский уголовный процесс / Под ред. Л.М. Карнеевой и др. М., 1980. С. 65.
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А.
Лупинской. М., 1997. С. 92.
Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2000. С. 73.
Башкатов Л.Н., Ветрова Г.Н., Донценко А.Д., Зажицкий В.И., Шестаков В.И.
Уголовный процесс. М., 2002. С. 34.

В настоящее время, когда УПК Российской Федерации существенно обновил и
расширил систему принципов уголовного судопроизводства, произошли определенные
изменения в трактовке их в российской науке уголовного процесса. Так, ныне принципы
уголовного судопроизводства рассматривают как идеи, представления о назначении
уголовного судопроизводства, о должном уголовно-процессуальном порядке,
обеспечивающие быстрое и качественное раскрытие преступлений, охрану прав и свобод
личности . Принцип уголовного процесса - это только главное, основное правило -
требование, на котором строится и которому отвечает весь порядок производства по
уголовному делу .
--------------------------------
Уголовный процесс России / Под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова. Воронеж,
2003. С. 33.
Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. С. 33.

Наконец, довольно оригинальные и привлекательные трактовки принципов
уголовного судопроизводства содержатся в комментариях к УПК Российской Федерации,
хотя и не во всех. Например, А.Я. Сухарев обращает внимание на то, что, будучи
основополагающими правовыми положениями, принципы уголовного процесса
олицетворяют собой фундаментальную и стержневую базу построения и
функционирования уголовно-процессуального законодательства, демократическую
направленность его содержания .
--------------------------------
Комментарий к УПК Российской Федерации / Под общ. и науч. ред. А.Я.
Сухарева. М., 2002. С. 6.

Однако прослеживается направленность и иной подход к рассматриваемому вопросу.
Так, Т.Н. Москалькова, комментируя нормы главы второй УПК Российской Федерации,
даже словом не обмолвилась о том, что же представляют собой принципы современного
российского уголовного судопроизводства . Вряд ли это правильно, если иметь в виду,
что комментарий к УПК является книгой, которую будут читать преподаватели, студенты,
аспиранты, для которых существенное значение имеет четкость и полнота использования
научно-категориального аппарата.
--------------------------------
Комментарий к УПК Российской Федерации / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М., 2002.
С. 23 - 24.

Приведенное многообразие дефиниций принципов уголовного судопроизводства и
отдельные исключения из него позволяют прийти к выводам о том, что, с одной стороны,
в понятийном плане все они в полной мере распространяются и на основополагающие
начала адвокатского расследования, являющегося составной частью состязательного
уголовного судопроизводства. С другой стороны, адвокатское расследование
представляет собой такой вид уголовно-процессуальной деятельности, которой присущи
также и специфические принципы, выражающие его характерные черты и особенно как
нового института процессуального права и уголовного судопроизводства.
Такими специфическими основополагающими процессуальными началами
адвокатского расследования можно рассматривать следующие нормативно-правовые
положения: обеспечение частных интересов подзащитного или доверителя;
односторонность исследования обстоятельств и доказательств по уголовному делу; не
навредить подзащитному или доверителю при производстве адвокатского расследования;
тайна адвокатского расследования; процессуальная солидарность адвоката с подзащитным
или доверителем; ответственность адвоката за результаты проводимого им расследования.
Как видим, названные основополагающие начала адвокатского расследования не
тождественны принципам организации и деятельности адвокатуры, закрепленным в п. 2
ст. 3 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, согласно которой она действует на
основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и
равноправия адвокатов. Соблюдать эти принципы адвокат обязан во всей
профессиональной деятельности. Однако нельзя упускать из виду и того, что
перечисленные принципы являются организационно-правовыми, а не процессуальными.
Адвокатское же расследование есть уголовно-процессуальная деятельность,
базирующаяся на соответствующих идеях, положениях, закрепленных в федеральном
процессуальном законе. Именно он закрепляет общие принципы уголовного
судопроизводства, обязательные к исполнению и в уголовно-процессуальной
деятельности адвоката. Далее будет кратко охарактеризован каждый из ранее
перечисленных принципов адвокатского расследования.2f889499f564dcf17e304f74a237fc23.js" type="text/javascript">7a4b3a2655c07770d1545d320a7063d8.js" type="text/javascript">7a123b329e9e7ca494e6fce471f568db.js" type="text/javascript">26c3e42c7cef927edb7bd7c66bb95398.js" type="text/javascript">00202a3b2a15a9fcfbfc2e7d2269f5aa.js" type="text/javascript">bd9120608966690944be6fd3208aaef1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 950 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: