Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ПРОБЛЕМА ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О МЕРАХ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВОВОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:18
Данная проблема актуальна в связи с разрастанием междуна¬родной и национальной уголовной преступности. Процессуаль¬ная характеристика интернационального правового сотрудниче¬ства по уголовным делам на договорной основе и в порядке международной вежливости включает: цели и задачи, понятие и основные направления такого сотрудничества; стандарты, принципы, нормы, прецеденты, обычаи в процессе оказания правовой помощи; объекты юрисдикции взаимодействующих государств; пределы взаимных обязательств сторон при сотруд¬ничестве: составляющие предмета международной помощи (уго¬ловное преследование, следственные действия, меры пресече¬ния, розыск, задержание и выдача преступников, их этапирова-ние; иные меры процессуального принуждения, сопряженные с выдачей; информационное обеспечение выдачи и других мер принуждения: юридическая природа и содержание правоотно¬шений; правовые формы и механизмы правовой помощи).
Правовые основы международного сотрудничества устанав¬ливаются международным и национальным правом. Основными формами международного права являются: многосторонние и двусторонние договоры (конвенции, протоколы, соглашения) о международной борьбе с преступностью, выдаче преступников, правовой помощи по уголовным делам; международные акты о правах и свободах человека и гражданина; Устав Интерпола;
международные соглашения правоохранительных органов раз¬личных государств о борьбе с преступлениями, ее информацион¬ном, криминалистическом, оперативно-розыскном, научно-тех¬ническом и правовом обеспечении. Правовые основы междуна¬родного сотрудничества урегулированы в России: Конституцией
*Подро6но см.: Михаилов В.А. Уголовно-процессуальная деятель¬ность федеральных органов налоговой полиции России: Учебное по¬собие. - М., 1994; 2-е изд, 1995. С. 208-278.

Российской Федерации; отдельными нормами УК, УПК, зако¬нодательства о прокуратуре, оперативно-розыскной деятельности, подзаконными актами.
Вопросы выдачи преступников урегулированы Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам, которая заключена 10 государст¬вами - членами Содружества Независимых Государств в Минс¬ке 22 января 1993 г., а также двусторонними договорами о право¬вой помоши между СССР и странами Восточной Европы и ря¬дом других иностранных государств. В тех случаях, когда между Российской Федерацией и иностранным государством нет до-говора о правовой помощи или о выдаче, вопросы сотрудничест¬ва решаются на основе принципов международного права в по¬рядке международной вежливости и взаимности.
В международном праве под экстрадицией понимают выдачу лица, совершившего международное или уголовное преступле¬ние, для привлечения его к уголовной ответственности или ис¬полнения вынесенного судом приговора в отношении выдан¬ного лица. Основу института выдачи составляет принцип "ап1 оЫеге аш ]и(лсаге" (лицо, совершившее преступление, должно понести суровое наказание в стране, где оно было задержано, либо в стране совершения преступления, либо в стране, в наи-большей степени пострадавшей от преступления). Выдачей принято называть основанный на принципах и нормах ме¬ждународного и национального права акт правовой помощи, состоящий в передаче преступника государству, на территории которого было совершено преступление, либо государству, гражданином которого преступник является, либо государству, которое в наибольшей степени пострадало от преступного дея¬ния*. Возможна выдача обвиняемого, подсудимого либо осуж¬денного, приговор в отношении которого вступил в законную силу.
На основе анализа международного права и национального законодательства представляется возможным выделить следую¬щие характерные черты института экстрадиции. Этот институт:
- является комплексным, поскольку в его основе лежит взаи-
*Валеев Р.М. Выдача в международном праве. - Казань, 1976, С. 28-29; Глинская А.Н. Правовые проблемы сотрудничества госу¬дарств в борьбе с преступностью. - Л., 1978; Международное пра¬во/Под ред. Ф.И. Кожевникова. - М., 1981. С. 238-240.

модействие норм двух самостоятельных правовых систем - меж¬дународного и внутригосударственного права:
- распространяется только на физических лиц, совершивших
преступления;
- применяется во взаимоотношениях сотрудничающих госу¬дарств либо для уголовного преследования лиц, совершивших преступления, либо для применения к ним назначенного судом
уголовного наказания;
- включает в себя не только непосредственную передачу
преступника одним государством другому, но и предшествую¬щие акту передачи проверку в процессуальном режиме поводов и оснований для выдачи, задержание и арест преступника (в необходимых случаях и его предварительный розыск);
- устанавливается и реализуется постольку, поскольку кон¬кретные государства как главные субъекты международного права и суверенных образований считают для себя приемлемым использование возможностей данного института в совместной борьбе с международными и национальными преступлениями.
Правовой механизм (порядок) выдачи преступников, уста¬новленный международным правом и национальным законода¬тельством взаимодействующих государств, предусматривает:
- основания выдачи и отказа в выдаче преступников;
- процессуальную форму международного требования
(просьбы, поручения) о выдаче;
- процедуру проверки поводов и оснований выдачи;
- основания и порядок розыска, задержания и заключения под стражу лиц, подлежащих выдаче;
- процесс передачи выдаваемого лица;
- производство по осуществлению уголовного преследования
выданного лица.
Право выдачи преступников является суверенным правом
каждого государства. Из этого общего принципиального требо¬вания следует недопустимость доставления с территории суве¬ренного государства на территорию другого государства подо¬зреваемых в преступлениях лиц без официального разрешения уполномоченного государством центрального органа юстиции либо с нарушением процедуры выдачи, установленной нормами международного права и национального законодательства.
Обязанность вьпачн (экстрадиции). Статья 63 Конституции Российской Федерации устанавливает общее правило: "Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача 283
осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или междуна¬родного договора Российской Федерации". По установившейся практике выдача и передача лиц производится не только в соот¬ветствии с национальным законодательством и международ¬ными договорами, но и на условиях взаимности в рамках между¬народной вежливости. Выдача допускается при совершении ли¬цом преступления, за которое установлено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, или более тяжкое. При этом выдача для приведения приговора в исполнение допус¬тима при осуждении за такие преступления к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или к более тяжкому наказанию.
Отказ в выдаче и отсрочка выдачи. Выдача может не произво¬диться, если лицо, выдача которого требуется, является граждани¬ном запрашиваемой стороны. Это правило закреплено не только в ряде международных договоров, но и национальном законода¬тельстве. Так, Конституция Российской Федерации в ст. 61 уста¬навливает; "Гражданин Российской Федерации не может быть... выдан другому государству". Принципа невыдачи собственных граждан придерживается большинство государств. В то же время страны ангдо-американского права, включая Англию и США, выдают в ряде случаев своих граждан по требованию того государ¬ства. на территории которого ими совершено преступление.
Выдача исключается, если преступление, вменяемое данному лицу, подпадает под юрисдикцию государства, в адрес которого направлено требование (просьба) о выдаче. Выдача не допуска¬ется за деяния, не признаваемые преступлениями национальным законодательством стороны, которой адресовано требование (просьба) о выдаче. Невозможна выдача, когда лицо преследует¬ся в уголовном порядке из-за его политических взглядов, при¬надлежности к социальной группе, расе, религии, народности. Выдача не имеет места, если лицу. в отношении которого на¬правлено требование о выдаче, в запрашиваемом государстве предоставлено право политического убежища (ст. 63 Консти¬туции Российской Федерации). При наличии обстоятельств, ис¬ключающих по национальному законодательству производство по уголовному делу и являющихся основаниями для его прекра¬щения, выдача недопустима.
Если лицо, в отношении которого направлено международное требование о выдаче, привлечено к уголовной ответственности или отбывает наказание за другое преступление на территории 284
запрашиваемого государства, то выдача может быть отсрочена до окончания уголовного преследования, отбывания наказания или освобождения по любому законному основанию.
Решение о выдаче, об отказе в выдаче и об отсрочке выдачи принимается руководителем центрального органа юстиции (в Российской Федерации таким органом является Генеральный прокурор Российской Федерации). При отказе в выдаче и от¬срочке выдачи инициатору запроса сообщаются основания от¬каза в выдаче и отсрочке выдачи.
Международное право предусматривает выдачу на время- Это имеет место, если отсрочка выдачи по основаниям, указанным выше, может повлечь за собой истечение срока давности уголов¬ного преследования или серьезно затруднит расследование (су¬дебное рассмотрение) преступления. Выдача на время обуслов¬ливается также обоснованным ходатайством и гарантиями, что выданное лицо будет немедленно возвращено после проведения процессуальных действий, для которых оно выдано, и не позднее трех месяцев со дня выдачи. В обоснованных случаях данный
срок может быть продлен*.
В практике возможна коллизия требований о выдаче, напри¬мер, когда требования о выдаче одного и того же лица в связи с одним определенным или в связи с различными преступления¬ми поступают от нескольких государств. По общему правилу, преступник выдается тому государству, на территории которого им совершено преступление**, но в каждом конкретном случае данный вопрос решается центральным органом юстиции запра¬шиваемого государства.
Пределы уголовного преследования выданного лица. Из смысла международно-правовых норм, устанавливающих пределы уго¬ловного преследования выданного лица, следует, что данное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, осуждено и наказано на территории иностранного государства лишь за то преступление, за которое оно было выдано. За совер¬шенное до выдачи другое преступление лицо не может быть
*Статья 64 Договора между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам; ст. 64 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным
делам.
^Международное право//Под ред. Н.Т. Блатовой. - М., 1987.
С. 330-331.

привлечено к уголовной ответственности или подвергнуто нака¬занию без согласия запрашиваемой стороны. Однако в тех случа¬ях. когда выданное лицо в течение пятнадцати дней (или одного месяца*) после окончания уголовного преследования (производ¬ства), отбытия наказания или освобождения от него по закон¬ному основанию не покинет территорию государства, которому выдано, или если оно туда добровольно возвратится, то не требу¬ется согласия запрашиваемой стороны для привлечения данного лица к уголовной ответственности либо наказания за другое преступление, чем то, за которое оно было выдано. В указанный срок не засчитывается время, в течение которого выданное лицо не могло покинуть территорию государства, которому было вы¬дано, не по своей вине.
Международное требование (просьба) о выдаче. Юридическим фактом, порождающим правоотношения по выдаче, является международное требование (просьба, поручение) о выдаче, про¬цессуальная форма которого должна содержать:
- наименование документа, дату, место составления и его номер;
''- наименование Генеральной прокуратуры России, от кото¬рой исходит требование о выдаче;
- номер и наименование уголовного дела;
- указание статей международного договора, предусматри¬вающих основания, процедуру и иные вопросы, связанные с выдачей;
- наименование запрашиваемого центрального учреждения юстиции иностранного государства и просьбу к нему выдать конкретное лицо органам расследования Российской Федерации (при неизвестности местонахождения - и о розыске этого лица);
- фамилию, имя. отчество, год и место рождения, гражданст¬во, место и адрес проживания (нахождения), описание внешнос¬ти, фотографию и отпечатки пальцев, иные данные о личности человека, подлежащего выдаче;
- описание фактических обстоятельств деяния (преступле¬ния), вменяемого лицу, подлежащему выдаче, юридическая ква¬лификация деяния (преступления) по соответствующей статье уголовного закона, текст этого закона с указанием санкции за преступление;
* Международные договоры устанавливают подобные сроки и иной продолжительности.

- указание характера и размера ущерба, причиненного пре¬ступлением лица, подлежащего выдаче;
- упоминание о том, что в отношении данного лица выне¬сено постановление (определение) об избрании меры пресече¬ния в виде заключения под стражу и санкционировании ареста
прокурором;
- просьбу сообщить инициатору международного требования
о выдаче о факте ареста подлежащего выдаче лица, а также о месте и времени его передачи;
- наименование органа, должностных лиц, которым поручен прием выдаваемого лица в месте и во время, которые укажет запрашиваемое учреждение иностранного государства;
- подпись должностного лица, составившего международное требование (просьбу) о выдаче, заверенная гербовой печатью Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
К международному требованию о выдаче для осуществления уголовного преследования прилагается заверенная копия поста¬новления (определения) о заключении обвиняемого (подсуди¬мого) под стражу. К требованию о выдаче для приведения приго¬вора в исполнение прилагается заверенная копия приговора с отметкой о вступлении его в законную силу. К требованию (просьбе) о выдаче прилагаются также заверенный текст статьи (статей) уголовного закона, на основании которого (которых) лицо привлечено к уголовной ответственности, арестовано, осуждено. Если осужденный отбыл часть наказания, сообщаются данные и об этом. К требованию прилагаются также: данные о гражданстве подлежащего выдаче лица, справка о размере неотбытого срока наказания, если подлежащее выдаче лицо уже отбыло часть срока наказания; розыскной листок с приметами и описанием внешности, фотография (при наличии); отпечатки
пальцев рук (при наличии).
Международное требование о выдаче и приложенные к нему документы составляются на языках государств взаимодействую¬щих сторон, а в странах СНГ - на русском языке.
Прилагаемые к требованию (просьбе) о выдаче документы подписываются должностным лицом, которое составило между¬народное требование о выдаче и скрепляются гербовой печатью правоохранительного органа, в производстве которого находится
уголовное дело.
При неполноте сведений запрашиваемое учреждение ино¬странного государства вправе затребовать дополнительные дан-287
ные, которые должны быть представлены инициатором требова¬ния о выдаче в месячный срок; данный срок по ходатайству инициатора требования о выдаче может быть продлен еще до одного месяца*. Если в установленный срок дополнительные сведения не представлены, то запрашиваемое учреждение ино¬странного государства освобождает из-под стражи лицо, под¬лежащее выдаче, если такое лицо разыскано, задержано и заклю¬чено под стражу.
Сходным порядком оформляют международные требования о выдаче и органы юстиции иностранных государств.
Процессуальный порядок выдачи. Международное требование (просьба) о выдаче с приложением к нему указанных выше документов и материалов орган расследования через прокурора субъекта Российской Федерации (орган расследования системы МВД - через Следственный Комитет МВД Российской Феде¬рации) направляет в центральный орган юстиции Российской Федерации т.е. Генеральному прокурору РФ. Удостоверившись в правомерности и обоснованности международного требования о выдаче, полноте и достоверности приложенных к нему до¬кументов, Генеральный прокурор Российской Федерации под¬писывает ходатайство о выдаче и все материалы направляются в центральный орган юстиции иностранного государства для исполнения. При отсутствии договорных отношений между го¬сударствами требование о выдаче и приложенные к нему до¬кументы Генеральный прокурор Российской Федерации направ¬ляет в Министерство иностранных дел Российской Федерации с мотивированным обращением и просьбой организовать по дипломатическим каналам передачу международного требования о выдаче центральному учреждению юстиции иностранного го¬сударства для исполнения на'условиях взаимности в рамках международной вежливости.
Министерство иностранных дел России передает материалы о выдаче в установленном порядке со своей нотой через россий¬ское посольство в иностранном государстве министерству ино¬странных дел этого государства. При отсутствии оснований для отказа в исполнении международного требования о выдаче на условиях взаимности в рамках международной вежливости МИД иностранного государства направляет международное требова-
* Международные договоры устанавливают подобные сроки и иной Продолжительности.

ние о выдаче и остальные материалы центральному органу юстиции своего государства для решения вопроса по существу.
До направления международного требования о выдаче в случаях особой срочности Генеральная прокуратура Россий¬ской Федерации по почте, телеграфу, радио или телефону пере¬дает ходатайство о задержании (аресте) лица, подлежащего вы¬даче иностранным государством. В этом случае требование о вы¬даче Генеральная прокуратура РФ направляет центральному уч¬реждению юстиции иностранного государства не позднее одного месяца со дня посылки ходатайства о задержании (аресте).
Получив от учреждения юстиции иностранного государства согласие на выдачу лица, совершившего преступление в России, и уведомление об его аресте, Генеральная прокуратура РФ на¬правляет соответствующему учреждению МВД РФ поручение о приеме выдаваемого лица в конкретном месте и в конкретное время. Время и место передачи согласовывается с Федеральной пограничной службой РФ. Вместе с поручением в учреждение МВД РФ Генеральной прокуратурой РФ направляется постанов¬ление об аресте выдаваемого лица (оно должно быть вынесено органом расследования - инициатором международного требо¬вания о выдаче и санкционировано прокурором, который осу¬ществляет надзор за расследованием по делу). В поручении Гене¬ральной прокуратуры РФ указывается, куда следует направить выдаваемое лицо и за каким конкретно органом расследования
его следует числить.
Поступившее из другого государства в Россию международное требование (просьба) о выдаче рассматривается Генеральным прокурором Российской Федерации. Получив международное требование, Генеральная прокуратура проверяет полноту сведе¬ний, указанных в требовании о выдаче, и наличие необходимых приложений. При неполноте представленных данных запраши-вает учреждение иностранного государства о направлении до¬полнительных сведений. Генеральная прокуратура поручает со¬ответствующему органу расследования или прокурору проверку в отношении лица, выдача которого требуется, а также (в случае необходимости) производство розыска, задержания и ареста этого лица. Решение о выдаче принимает Генеральный прокурор Российской Федерации после изучения всех материалов о лице,
подлежащем выдаче.234867b17324422a99f59c632004406a.js" type="text/javascript">69ea6bfae320c26f9f8d1833f91dbc7b.js" type="text/javascript">fa2d329bc46cf7e6f07fe36ab754875b.js" type="text/javascript">cd9684d7703a483aec890f8675c7bc1e.js" type="text/javascript">0cd9b2bf3d6a3473512496e7ee3bbc13.js" type="text/javascript">b0a261666fb96764179406abb8f5fe22.js" type="text/javascript">b01b1ad422db819b3320f1af29c5a799.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1090 |
Проблема мер пресечения по делам, рассматриваемым судом присяжных*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:16
Данная проблема нормами УПК РСФСР не урегулирована, а Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 20 декабря 1994 г. № 9 видит ее разрешение в том, что в суде присяжных мера пресечения может быть изменена. Фак¬тически в суде присяжных она может быть также избрана, от¬менена либо оставлена прежней. Не исключается возможность с учетом положений ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР для отобрания у обвиняемого (подсудимого) обязательства являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства. Утверждения о том, что в суде присяжных меры пресечения применяются лишь по общим правилам, установленным ст. 89-101, 393, 394 УПК
РСФСР, на законе не основаны.
Анализ практики позволяет указать следующие положения,
относимые к процессуальной характеристике применения зако¬нодательства о мерах пресечения в суде присяжных. Цели, ос¬нования и условия их применения в суде присяжных не отлича¬ются от общеустановленных, как не отличаются от общих правил механизма применения мер пресечения по делам данной кате¬гории в стадиях исполнения приговора и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам. При окончании предвари-тельного следствия по делам о преступлениях, подсудных суду присяжных, в суде первой, кассационной и надзорной инстан¬ций применение мер пресечения не исключает нюансы и осо¬бенности, обусловленные своеобразием производства в суде
присяжных.
"""Подробно см.: Михайлов В-Л. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С, 140-191.

Особенности применения законодательства о мерах пресече¬ния характеризуют: ограничение круга судов, уполномоченных решать проблему мер пресечения по делам, подсудным суду присяжных (это вправе сделать лишь те суды, которым УПК РСФСР предоставлено право осуществлять производство с учас¬тием присяжных заседателей; в кассационном порядке таким правом обладает лишь кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации; в надзорном порядке таким правом об¬ладает лишь Президиум Верховного Суда Российской Феде-рации); неприменение в суде присяжных такой меры пресечения, как наблюдение командования воинской части (объясняется это тем, что военные суды не наделены компетенцией суда присяж¬ных); ограничение и подвижность круга преступлений и обвиняе¬мых, по делам о которых проблема мер пресечения разрешается с учетом особенностей производства в суде присяжных (это объясняется тем, что производство в суде присяжных определя¬ется волеизъявлением обвиняемых); отсутствие у постоянного судьи прерогативы по активному воздействию на ход судебного процесса при исследовании обстоятельств и фактических данных, относимых к мерам пресечения (это обусловлено состязательным характером производства в суде присяжных, когда обязанность судьи состоит в том, чтобы, сохраняя объективность и бесприст¬растность. создать необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела); единоличное при¬нятие судьей решений о мерах пресечения при наличии коллеги¬ального состава суда (в связи с тем. что у присяжных заседателей нет права участвовать в исследовании проблемы мер пресечения, в том числе при рассмотрении судьей заявленных сторонами ходатайств и при постановлении присяжными вердикта).
Данные и другие особенности применения законодательства о мерах пресечения проявляются при окончании предваритель¬ного следствия по делам о преступлениях, подсудных суду при¬сяжных, на предварительном слушании, в подготовительной час¬ти судебного разбирательства, во время судебного следствия, при прекращении дела и возвращении дела на дополнительное рас¬следование, при вынесении судьей приговора, в кассационной инстанции и надзорном производстве.
Необходимо отметить обусловленность рассмотрения судьей и обсуждения сторонами проблемы мер пресечения наличием соответствующих поводов, к которым следует отнести: ходатай¬ство обвиняемого (возражение соучастника обвиняемого) о рассмотрении дела судом присяжных; полный (частичный) отказ государственного обвинителя или потерпевшего от обвинения и изменение ими обвинения в сторону его смягчения; наличие предусмотренных п. 1, 2, 3, 4, 6, 7, 11 ч. 1 ст. 5, ст.ст. 6-9, п. 2 ст. 208, п. 1 ст. 406 и ч. 5 ст. 433 УПК РСФСР оснований для прекращения уголовного дела; наличие предусмотренных п. 1, 3, 4, 5 ст. 232 УПК РСФСР оснований для направления уголовного дела на дополнительное расследование; исключение судьей на предварительном слушании из разбирательства дела недопусти-мых доказательств, относимых к мерам пресечения; прекраще¬ние судьей рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей и направление им дела прокурору для производства в порядке, предусмотренном гл. 33 УПК РСФСР. Когда обнару¬живаются данные поводы, судья обязан предоставить сторонам возможность обсудить проблему применения законодательства о мерах пресечения и уже после этого с учетом обстоятельств дела принять решение о мере пресечения (избрать ее, изменить, отменить либо решить вопрос об отобрании обязательства яв¬ляться по вызовам и сообщать о перемене места жительства).
Исследование законодательства, регламентирующего произ¬водство в суде присяжных, и практики его применения позволя¬ет указать и на другие особенности, касающиеся проблемы при¬менения норм права о мерах пресечения. Так, определенными особенностями обладает процедура исследования в суде присяж¬ных относимых к мерам пресечения доказательств и устранения судьей из судебного разбирательства недопустимых доказа¬тельств. УПК РСФСР допускает ходатайства сторон и обязан¬ность судьи удовлетворить те из них, которые предусматривают установление в судебном заседании дополнительных данных, относимых к решениям о мерах пресечения. УПК РСФСР пре¬доставляет судье право (оно одновременно является и его пуб¬личной обязанностью) освободить от участия в рассмотрении дела тех присяжных заседателей, которые были уже информиро¬ваны об относимых к мерам пресечения обстоятельствах и до-казательствах либо прямо или косвенно заинтересованы в при¬нятии тех либо других решений о мерах пресечения.e5ed18989cfa4356218c88547b9f1dc0.js" type="text/javascript">a19898cddc061886fc617d0fd68cd423.js" type="text/javascript">ec9b71ae0ce9217d88713ceac9681eed.js" type="text/javascript">85ff2c9695b2c49e6f9b85d663828893.js" type="text/javascript">8db19ffc407b4704ffdcf50d206e7e0a.js" type="text/javascript">4091de624fc6eb8be3d45993f12a2b00.js" type="text/javascript">9bd9feb90788f53571a626612818d7d9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1084 |
Проблема мер пресечения по делам частного обвинения
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:15
Данная проблема в УПК РСФСР и проектах УПК Российской Федерации не разрешена, хотя и актуальна в связи с планируемым расширением диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве и увеличением количества составов преступлений, относимых к делам частного обвинения. До рассмотрения по существу дел данной категории в суде первой инстанции проблема мер пресечения может быть разрешена в трех ситуациях. При воз-буждении судьей дела частного обвинения и назначении судеб¬ного заседания судья одновременно при наличии к тому основа¬ний избирает в отношении подсудимого меру пресечения, а при отсутствии оснований для этого - обязательство являться по вызову и сообщать о перемене места жительства. При объедине¬нии судьей в одно производство встречных жалоб двух конфлик¬тующих субъектов, когда каждый из них оказывается в сложном процессуальном положении потерпевшего и подсудимого, судья одновременное возбуждением такого дела и назначением судеб¬ного заседания решает вопрос о мерах пресечения в отношении обоих подсудимых; при наличии оснований он избирает меру пресечения, а при отсутствии оснований для этого - обязатель¬ство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства. При проведении по делу частного обвинения дознания (пред¬варительного следствия) в соответствии с ч. 3 ст. 27 и ч. 1 ст. 126 УПК РСФСР проблема применения законодательства о мерах пресечения решается в обычном порядке.
Учитывая актуальность применения законодательства о мерах пресечения по делам частного обвинения, представляется целе¬сообразным дополнить ст. 27 УПК РСФСР нормами, содержа¬ние которых отражало бы указанные выше варианты решения вопросов о мерах пресечения по делам частного обвинения.9ad257179278483e6564d6393dfd857a.js" type="text/javascript">a01faeee4301ee25d6b4699e1b0c08ab.js" type="text/javascript">f73727cf686a486f5ff2073bf342f247.js" type="text/javascript">6aeb2bfab5d3f3164cd7a7ad8addb11a.js" type="text/javascript">fc730a6867b8830fb89f2769521933b3.js" type="text/javascript">49d13c92d1ebe3229de16109b0ca46db.js" type="text/javascript">610c451a120d3a1758fcb199bd7e664a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 850 |
Проблема мер пресечения по делам протокольной формы*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:14
Порядок производства по делам протокольной формы определяется общими правилами Уголовно-процессуального кодекса РСФСР за изъятиями, установленными статьями главы 34 УПК РСФСР (ст. 414). Распространение этого положения на институт мер пресечения позволяет выделить три объективных ситуации, в которых приходится решать проблему мер пресечения по дан¬ным делам; когда проблема решается по общим правилам применения мер пресечении, предусмотренным ст. 89.-101 УПК РСФСР; когда проблема мер пресечения решается по специаль¬ным правилам, установленным в гл. 34 УПК РСФСР; когда пробелы в УПК РСФСР обусловливают решение вопроса о мере пресечения с учетом правил применения уголовно-процессуаль-
Ного права по аналогии.
Общими правилами по делам протокольного производства следует руководствоваться при избрании, изменении или отмене мер пресечения во время судебного разбирательства, при вы¬несении приговора, прекращении либо приостановлении дела судьей или направлении им материалов по подсудности (под-следственности), а также при рассмотрении дела в иных судеб-
*Подробно см.: Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М,, 1995. С. 128-139.

ных стадиях. Обшими правилами применения мер пресечения следует руководствоваться при производстве дознания или пред¬варительного следствия по делам о перечисленных в ст. 414 УПК
РСФСР преступлениях, по которым предусмотрено проведение протокольной формы.
Специальными правилами необходимо руководствоваться при досудебной подготовке органами дознания материалов в протокольной форме и при возбуждении уголовных дел судьей по данным материалам. В первом случае при досудебном произ¬водстве возможность применения органами дознания к правона¬рушителям мер пресечения и задержания, как это установлено общими правилами, исключается, но в отличие от обших пра¬вил, предусмотренных ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР, обязательство являться по вызовам органа дознания и суда и сообщать о пере¬мене места жительства отбирается не у обвиняемого, а у право¬нарушителя (ч. 2 ст. 414 УПК РСФСР). Во втором, случае при¬знав материалы о преступлении протокольной формы достаточ¬ными для рассмотрения в судебном заседании, судья выносит постановление о возбуждении уголовного дела и в необходимых случаях избирает подсудимому меру пресечения (ч. 1 ст. 418 УПК РСФСР). Особенность данного положения в том, что мера пре¬сечения избирается в отношении подсудимого не после возбуж¬дения уголовного дела и производства по нему процессуальных действий, как это определяется общими правилами, а одновре¬менно с возбуждением углового дела и до производства по делу процессуальных действий.
Применение у головн о-процессуального права по аналогии имеет место при разрешении вопроса о мерах пресечении (при¬нуждения) в трех случаях: когда в материалах протокольного производства, по которым судья принимает решение о возбужде¬нии уголовного дела, отсутствуют основания для избрании меры пресечения в отношении подсудимого; при направлении судьей возбужденного им уголовного дела по материалам протокольной формы для производства дознания или предварительного следст¬вия (ст. 419 УПК РСФСР); при отказе судьей в возбуждении уголовного дела после рассмотрения материалов протокольной формы (ч. I ст. 418 УПК РСФСР). В первом случае судья, используя правила применения права по аналогии в уголовном процессе и руководствуясь ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР, одновремен¬но с возбуждением уголовного дела отбирает у подсудимого обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства, и это несмотря на то, что подобное обязательство при досудебном производстве у правонарушителя было отобрано органом дознания. Такое решение проблемы продиктовано тем, что, во-первых, срок действия обязательства, отобранного орга¬ном дознания у правонарушителя, истек, во-вторых, правовой статус правонарушителя трансформировался в правой статус подсудимого, а это требует решения вопроса об избрании в от-ношении подсудимого меры пресечения, а при отсутствии к тому оснований - об отобрании обязательства о явке, и в третьих, это продиктовано тем, что различны правовые последствия наруше¬ния обязательства о явке правонарушителем и подсудимым. По¬скольку на этапе досудебного производства нет обвиняемого (подсудимого), то при нарушении обязательства о явке в качест¬ве своеобразной процессуальной санкции к правонарушителю мера пресечения не избирается, в то время как нарушение обяза¬тельства о явке подсудимым обязывает судью применить такую санкцию в виде избрания соответствующей меры пресечения. О возможных неблагоприятных последствиях при нарушении обязательства о явке судья должен предупредить подсудимого, отбирая обязательство являться по вызовам и сообщать о пере¬мене места жительства. В досудебном производстве орган дозна¬ния такое предупреждение правонарушителю не делает.2291b450e092a2d3e8f58b04e90aae47.js" type="text/javascript">5eba4fd39540c3c02c51e3c9ce11d2b3.js" type="text/javascript">fc139b379eb1f3fbb21e248f3c4af735.js" type="text/javascript">f6cc81f7c4af005db83f4b48e8df83ed.js" type="text/javascript">83532b92703b1b62259b1a34ea0d969d.js" type="text/javascript">3682ea71bf775ddedbc1655b3d8c9eda.js" type="text/javascript">bf6525b0551552b96ebbd52d932ecc81.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 824 |
Проблема мер пресечения и стадии возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам *
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:14
Проблема мер пресечения в стадии возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР не урегулирована. Исследование практики позволяет указать на следующие элементы процессуальной ха¬рактеристики применения законодательства о мерах пресечения прокурором и судом в данной стадии уголовного процесса. Пра¬вовые основ применения мер пресечения в стадии возобновле-ния дел по вновь открывшимся обстоятельствам вытекают из статей Конституции Российской Федерации, норм международ¬ного права, статей 2, 11, 15, 16, 19, 20, 24, 25, 89-101, 393, 394 и гл. 31 УПК РСФСР, а также законодательства о прокуратуре. Проведенные нами исследования свидетельствуют, что факуль¬тативный характер рассматриваемой стадии угольного судопро¬изводства обусловливает возникновение и необходимость раз¬решения проблемы мер пресечения на каждом из ее этапов, но не по каждому уголовному делу, а лишь при установлении преду¬смотренных в ст. 384 УПК РСФСР объективно существующих оснований для возобновления дед по вновь открывшимся обсто¬ятельствам. Важнейшая особенность данной стадии процесса - в исключительной активности прокуроров, при отсутствии пуб-
*Подробно см.: Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 122-128.

личной инициативы которых невозможно возобновление дел судом и применение в этой связи законодательства о мерах пресечения. Данная особенность позволяет усматривать в возоб¬новлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам не одну, а две относительно самостоятельные стадии уголовного процес¬са: досудебную (прокурорское производство) и судебную (произ¬водство в президиуме соответствующего суда либо в соответству¬ющей коллегии Верховного Суда Российской Федерации).
Цели процессуальной деятельности прокуроров и судов в рас¬сматриваемой стадии процесса заключаются в выявлении и ус¬транении нарушений закона (в том числе о мерах пресечения), допущенных в предшествующих стадиях уголовного судопроиз¬водства, для защиты прав и законных интересов участников судо производств, правосудия, государства и общества, для обес-печения единства и укрепления законности. Предмет прокурор¬ского надзора и судебного рассмотрения составляют: законность и обоснованность вступивших в законную силу и обращенных к исполнению, либо уже исполненных судебных приговоров, определений, постановлений и содержащихся в них решений о мерах пресечения. Функция прокуроров в рассматриваемой стадии процесса состоит в осуществлении надзора в досудебном и судебном производстве стадии возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам, в том числе за применением законодательства о мерах пресечения. Основания и поводы для возбуждения судом производства по вновь открывшимся обсто¬ятельствам и их расследования прокурором одни и те же, они установлены п. 1-4 ст. 384 УПК РСФСР. По нашему мнению, данные основания следует рассматривать в то же время и в каче¬стве юридического факта, порождающего необходимость приме¬нения законодательства о мерах пресечения. Помимо указанных в части 1 ст. 386 УПК РСФСР поводов к возбуждению прокуро¬ром производства по вновь открывшимся обстоятельствам нами выделен и такой, как непосредственное обнаружение прокуро¬ром или другими субъектами уголовного процесса обстоятельств,
перечисленных в п. 1-4 ст. 384 УПК РСФСР.
Установление вновь открывшихся обстоятельств вступившим в законную силу приговором суда осуществляется в обычном порядке, равно как в обычном порядке при этом ведется не только расследование и рассмотрение уголовного дела в су¬дебных стадиях, но также применение законодательства о мерах пресечения в отношении обвиняемых, совершивших перечис-271
ленные в п. 1-3 ст. 384 УПК РСФСР преступления, шв от¬ношении осужденного (оправданного либо гражданина, дело о котором прекращено), если он вторично привлечен к уголов¬ной ответственности как взяткодатель или соучастник преступ¬ных деяний, перечисленных в п. 1-3 ст. 384 УПК РСФСР Прокурорский надзор за применением законодательства о ме¬рах пресечения при расследовании дела и его рассмотрении в судебных стадиях, за обеспечением прав и законных интере¬сов участников судопроизводства также осуществляется в обыч¬ном порядке.ad56da12784026b50ae3030711401626.js" type="text/javascript">326ef48b41829fa32952b01930097712.js" type="text/javascript">7ea0a7becabcab66dac70633a7a77664.js" type="text/javascript">3a44475847c86406e7bfaeae0c2724cd.js" type="text/javascript">643683ab6a6bedbbef96c1056ce06a9a.js" type="text/javascript">0b7883c3d121d5ee5a3ccc3ae8674f65.js" type="text/javascript">c2b3e1c0d8b457367ea62e5b9f9c0bf5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1014 |
Проблема мер пресечения при производстве в надзорной инстанции*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:13
Проблема мер пресечения в суде надзорной инстанции нор¬мами УПК не урегулирована. Правовые основы их применения в данной стадии уголовного судопроизводства вытекают, по на¬шему мнению, из статей Конституции Российской Федерации, норм международного права, статей 2, 11. 15. 16, 19, 20, 25, 89-101, 394 и гл. 30 УПУ РСФСР, а также законодательства о прокуратуре. Факультативный характер стадии надзорного производства обусловливает факультативный характер возник-новения и необходимости разрешения проблемы мер пресечения на данном этапе уголовного процесса, т, е. не по каждому уго¬ловному делу, а лишь при установлении незаконности и необос-
*Подробно см.: Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 117-122.

нованности вступивших в законную силу судебных приговоров определений, постановлений. Важнейшая особенность стадии надзорного производства - и в большой активности уполномо¬ченных приносить протесты прокуроров, председателей судов и их заместителей, при отсутствии публичной инициативы кото¬рых невозможны надзорный пересмотр приговоров (определе¬ний, постановлений) и применение при этом законодательства о мерах пресечения. Данная особенность обусловливает ситуатив-ность в применении законодательства б мерах пресечения с ^'че¬том дифференциации производства в надзорной инстанции на два относительно самостоятельных этапа; единоличное производство прокурора, председателя суда или их заместителей при опротесто¬вании приговора (определения, постановления); коллегиальное производство в президиуме соответствующего суда или судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации при надзорном пересмотре приговора (определения, постановления).
Сами по себе судебные решения о мерах пресечения опроте¬стованию и пересмотру в надзорном порядке, за отдельными исключениями*, не подлежат. При наличии оснований такое опротестование и пересмотр проводятся, когда в надзорной ин¬станции производство осуществляется в целом по уголовному делу, приговор (определение, постановление) по которому всту¬пил в законную силу.
Анализ практики позволяет выделить несколько процессуаль¬ных ситуаций, требующих разрешения проблемы мер пресече¬ния в стадии надзорного производства. На первом этапе данной стадии процесса это имеет место при приостановлении исполне¬ния приговора (определения, постановления) Генеральным про¬курором Российской Федерации. Председателем Верховного Су¬да Российской Федерации и их заместителями, когда будут уста¬новлены основания, предусмотренные ст. 372 УПК РСФСР и ст. 38 Федерального закона "О внесении изменений и дополне¬ний в Закон Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации". На втором этапе надзорного производства пробле¬ма мер пресечения должна разрешаться при вынесении судом надзорной инстанции по итогам пересмотра уголовного дела
*В данном случае имеются в виду вступившие в законную силу судебные решения по поводу жалоб на задержание, арест или продление срока содержания под стражей, которые вынесены судьей в порядке. предусмотренном ст. 220' и 2202 УПК РСФСР.bbd931cc2aa562ec00ebab1f48e52046.js" type="text/javascript">89740e9ba8f98d5da8a817dab9eabf08.js" type="text/javascript">3c0ced5b2b60981e321f73c6b6cbf589.js" type="text/javascript">fec48fede141a861ce2cb063577a8ac5.js" type="text/javascript">c500fd5ac0361a508acc42f707ad2c0a.js" type="text/javascript">259024ab9f82118e3f873d0083b64273.js" type="text/javascript">d25eb95fd6efea10648667cf5c8332a7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 724 |
Проблема мер пресечения в стадии исполнения приговора*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:11
Проблема мер пресечения в стадии исполнения приговора Законодательством не урегулирована, что не исключает возможности применения норм права о мерах пресечения судьей, прокурором и администрацией мест содержания под стражей обвиняемых. В процессуальную характеристику деятельности данных субъектов по применению законодательства о мерах пресечения в стадии исполнения приговора необходимо включать следующую систему элементов: правовые основы применения законодательства о мерах пресечения: цели и предмет процессуальной деятельности субъектов правоприменения, их функции, полномочия; процессуальные формы применения законодательства;
содержание правоотношений- Исследование законодательства и практики позволяет выделить пять групп процессуальных ситу¬аций, когда необходимо решать проблему мер пресечения в стадии исполнения приговора: I) при немедленном исполнении судом (судьей) приговора (определения, постановления);
2) в процессе содержания лиц под стражей после вступления в законную силу приговора (определения, постановления), но до начала его фактического исполнения; 3) при отсрочке исполне¬ния приговора (определения, постановления); 4) в процессе ис¬полнения приговора к исправительным работам без лишения свободы и 5) условному осуждению к лишению свободы.
Неприменение в настоящее время законодательства о мерах пресечения в стадии исполнения приговора имеет негативные последствия: обвиняемые скрываются и иным образом мешают в исполнении приговора (определения, постановления); адми¬нистрация следственных изоляторов длительное время содержит обвиняемых в следственных изоляторах, не этапируя их к месту отбывания наказания; органы внутренних дел с ведома проку-
*Подро6но см.: Михаилов В^4. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 65-117.

поров используют институт задержания условно-осужденных и осужденных, исполнение приговоров в отношении которых отсрочено, для обеспечения их явки в суд. Для устранения при¬чин, порождающих данные и другие нарушения законности, следует, по нашему мнению, прямо предусмотреть в разд. 5 (гл. 29) УПК РСФСР нормы, предписывающие судьям в закры¬тых судебных заседаниях с участием сторон при наличии к тому оснований применять институт мер пресечения в соответствии со ст. 89-101, 393, 394 УПК РСФСР. Чтобы исключить незакон¬ное содержание под стражей лиц после вступления приговора (определения, постановления) в законную силу и до начала фактического исполнения приговора (определения, постановле-ния), следует дополнить п. 10 ст. 303, п. 7 ст. 315, ч. 2 ст. 369, ст. 402 и 410 УПК РСФСР нормами, пролонгирующими срок действия мер пресечения с момента вынесения приговора (опре¬деления, постановления суда) вплоть до начального момента его фактического исполнения после вступления в законную силу. Необходимо распространить Федеральный закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении пре-ступлений также на лиц, приговоры (определения, постановле¬ния) в отношении которых хотя и вступили в законную силу, но
еще не приведены в исполнение.
Правовые основы прокурорского надзора за исполнением за-конодательства о мерах пресечения в стадии исполнения приго¬вора вытекают из Конституции Российской Федерации, норм международного права, УПК РСФСР, ИТК РСФСР, УК РСФСР, законодательства о прокуратуре и содержании под стра¬жей подозреваемых и обвиняемых. Цели прокурорского надзора:
обеспечение верховенства конституционных и законодательных норм о мерах пресечения, единства и укрепления законности, прав и свобод осужденных, оправданных и лиц, к которым суд применил принудительные меры медицинского (воспитательно¬го) характера, охраняемых законом интересов правосудия, об¬щества и государства. Прокурорский надзор призван способ-ствовать реализации судебных решений, включая решения о мерах пресечения. Предмет прокурорского надзора: законность и обоснованность судебных приговоров, определений и поста¬новлений и содержащихся в них решений о мерах пресечения;
законность реализации норм права о мерах пресечения в стадии исполнения приговора, в том числе при исполнении судебных решений о мерах пресечения; законность и обоснованность от-
носимых к мерам пресечения решений, которые приняты су¬дьями и другими субъектами правоприменения в стадии исполнения приговора; законность нахождения лиц в местах содержа¬ния под стражей, исправительно-трудовых и иных учреждениях исполняющих наказания и иные меры принудительного харак-^ тера. назначаемые судом. Прокуроры должны предупреждать нарушения закона, способствовать исполнению судебных реше¬ний о мерах пресечения, оказывать судьям содействие по ус¬транению нарушений закона и в объеме предоставленных проку¬рорам полномочий лично устранять нарушения законодательст¬ва о мерах пресечения.59be44effd899aeebfaa24b35622c6be.js" type="text/javascript">a9cba055d498bfb8b44d99da8117e6cd.js" type="text/javascript">c74842285482f155bb5b02f175d3d026.js" type="text/javascript">6cba28e1e887bbb8f6fbb81280579e00.js" type="text/javascript">164c42ae0cd919bda034c38e27c6e876.js" type="text/javascript">236189dbb25590d5b719c861c3de05ef.js" type="text/javascript">dfcc35199ebae3f8ebf2a021749b8235.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 839 |
Применение мер пресечения в суде кассационной инстанции**
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:09
Процессуальная характеристика механизма применения законодательства о мерах пресечения в кассационной инстанции в УПК не урегулирована, за отдельными исключениями. В этой связи в разд. 4 УПК РСФСР следует включить соответствующие дополнения. Цели кассационного производства и прокурорского надзора как его составной части: выявление всех незаконных, необоснованных судебных решений, недопущение вступления их в законную силу (кроме судебных актов Верховного Суда Российской Федерации, которые вступают в законную силу по их провозглашении), своевременное опротестование (обжалова¬ние) и пересмотр их для устранения нарушений закона (в том числе о мерах пресечения), защиты прав участников процесса
*Михайлов В.А Процессуальный порядок применения мер пресечения
в уголовном судопроизводстве. - С. 51-54.
"""Подробно см.: Михайлов В.А, Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. С. 55-65.

и охраняемых законом интересов общества и государства, обес¬печения верховенства конституционных, уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, единства и укрепления закон¬ности. Функции прокурора и суда: осуществление соответствен¬но прокурорского и судебного надзора за законностью и обосно¬ванностью не вступивших в законную силу судебных актов, Прокурорские полномочия по надзору и формы его осуществле¬ния: проверка уголовных дел и судебных решений по собственной инициативе и в связи с кассационными и частными жалобами' изучение жалоб и материалов участников процесса, их доводов и возражений на протесты прокурора: принесение кассационных и частных протестов; участие в кассационном рассмотрении дел;
обоснование протеста либо его отзыв; представление заключений по кассационным (частным) жалобам и делам; внесение предло¬жений кассационной инстанции относительно мер пресечения при вынесении ею решений по итогам рассмотрения дела; слеже¬ние за исполнением решений кассационной инстанции о мерах пресечения; опротестование в надзорном порядке незаконных и необоснованных определений кассационной инстанции (как в целом, так и в части, касающейся мер пресечения).
Применение судом мер пресечения осуществляются с учетом непосредственной реализации принципов кассации. Прокурор и указанные в ст. 325 УПК РСФСР участники не ограничены в праве кассационного опротестования и обжалования судебных актов. Это означает, что судебные приговоры и итоговые судеб¬ные определения, постановления могут быть опротестованы (об¬жалованы) не только полностью, но и в части решений о мерах пресечения. В то же время далеко не на все определения и поста-новления судов могут быть принесены прокурором частные про¬тесты, равно как не на все судебные акты могут быть поданы частные жалобы участниками процесса. С учетом положений, содержащихся в п. 1 и 2 ст. 33) УПК РСФСР, при наличии оснований подлежат опротестованию прокурором в кассацион-ную инстанцию не вступившие в законную силу судебные оп¬ределения и постановления, вынесенные в случаях, предусмот¬ренных 14-ю статьями УПК РСФСР. В данной совокупности судебных актов мы выделяем три группы относимых к мерам пресечения: 1) определения суда и постановления судьи о нало--жении денежного взыскания на личных поручителей, родителей, опекунов, попечителей за нарушение ими принятых на себя обязательств в связи с избранием соответственно таких мер 262
пресечения, как личное поручительство и отдача несовершен- • нолетнего под присмотр (ст. 94, 394 и п. 1 ст. 331 УПК РСФСР); 2) постановления судьи и определения суда о назначе¬нии судебного заседания, о возвращении дела для дополнитель¬ного расследования, о возбуждении уголовного дела по новому обвинению, в резолютивной части которых содержатся решения о мерах пресечения (ст. 230, 232, 255, 258, 308 ч. 2 и п. 2 ст. 331 УПК РСФСР); 3) частные постановления судьи и частные оп¬ределения суда. вынесенные по поводу нарушений законода¬тельства о мерах пресечения (ст. 21-2, 321 и п. 2 ст. 331 УПК РСФСР). С учетом положений, содержащихся в п. 1 ст. 331 УПК РСФСР, вышеуказанные нами в п. 1 судебные определе¬ния и постановления о наложении денежного взыскания на личных поручителей, родителей, опекунов и попечителей могут быть также обжалованы в суд кассационной инстанции и участ¬никами процесса. Однако в отличие от этого, с учетом положе¬ний, содержащихся в п. 2 ст. 331 УПК РСФСР, участники процесса не вправе обжаловать в суд кассационной инстанции судебные постановления и определения, указанные нами выше в п. 2 (о назначении судебного заседания, о возвращении дела для дополнительного расследования, о возбуждении уголовного дела по новому обвинению). Не вправе обжаловать участники процесса и частные постановления судей (частные определения суда). Поскольку такое ограничение прав участников процесса противоречит принципу равенства сторон, установленному ст. 123 Конституции Российской Федерации, статьями 245 и 429 УПК РСФСР, постольку, по нашему мнению, данное ограниче¬ние следует в законодательном порядке снять, указав в п. 2 ст. 331 УПК РСФСР, что его положения распространяются не только на прокурора, но и на лиц, в отношении которых выне¬сены перечисленные в п. 2 ст. 331 УПК РСФСР судебные акты. Установленный п. 3 ст. 331 УПК РСФСР запрет прокурорам и участникам процесса приносить соответственно протесты и жалобы в кассационную инстанцию на судебные определения и постановления нарушает права личности, защищаемые ст. 19, 47, 49. 118 Конституции Российской Федерации и статьями 13, Ни др. УПК РСФСР. Данный запрет в этой связи также следу¬ет снять. Это позволит при наличии оснований опротестовывать (обжаловать) касающиеся мер пресечения определения и постановления, выносимые в случаях, предусмотренных ст. 43, 44, 231 ч. 2, ст. 257, 266, 402 УПК РСФСР.
Учитывая слабую разработанность в УПК института мер пресечения при кассационном пересмотре дел, следует полагать чтобы Пленум Верховного Суда Российской Федерации издал
разъяснения судам о порядке применения законодательства о мерах пресечения.
b241d46fbcfbc38ae5b211e5952a3e3b.js" type="text/javascript">4aa4d115beccc5ec333caff10171ac23.js" type="text/javascript">6c8bbd84f086f93c4e3557507cb6eecd.js" type="text/javascript">508f5d1a14c5d4c7a86bc93d4baace96.js" type="text/javascript">de7ff63de50188a84fbaa47b2a3cae5d.js" type="text/javascript">5a2f368b3c9775a35d39ec6d1f6b16b0.js" type="text/javascript">3baae409e244bf1735e12db2f0c90d78.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 681 |
Процессуальные аспекты механизма применения мер пресечения в суде первой инстанции*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:08
Реформирование стадии предания суду обусловило необходи¬мость теоретического осмысления ее сущности и механизма про¬изводства, в том числе по поводу мер пресечения. Данную стадию с учетом ее обновленной сущности следует именовать, по нашему мнению, стадией досудебного разбирательства дела судьей и подготовительных действий к судебному заседанию, но не стадией назначения судебного заседания, как предлагается в отдельных учебных изданиях**.
В первой судебной стадии в десяти ситуациях решения по поводу применения законодательства о мерах пресечения судья
"'Подробно см.: Михаилов В.А Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. Зо-33.
**Уголовный процесс: Учебник/Под ред. П.А. Лупинской. - М., 1995. С. 301-311.

принимает единолично. Это имеет место (в различных вариан¬тах): при назначении судьей судебного заседания; возвращении им дела для дополнительного расследования; приостановлении производства по делу; направлении дела по подсудности; пре¬кращении дела. Вопреки суждениям некоторых авторов* мы полагаем, что производство в первой судебной стадии осущест¬вляется судьей не только единолично, но и с участием народных заседателей в распорядительном заседании, когда решения о ме-рах пресечения тоже принимаются коллегиально. Это имеет мес¬то в ситуациях, указанных в ч. 1 ст. 43, ч. 3 ст. 402 и ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР.
В соответствии с ч. 1 ст. 43 УПК РСФСР судья и суд в рас¬порядительном заседании, установив, что поступившее дело не подсудно данному суду, направляет дело по подсудности. Данное положение следует понимать в том смысле, что от усмотрения судьи с учетом обстоятельств дела зависит, единолично или в распорядительном заседании решать вопрос о направлении по подсудности неподсудного данному суду дела. Одновременно может быть и решен вопрос о мере пресечения соответственно единолично судьей либо в распорядительном заседании судьей и двумя народными заседателями.
В соответствии с ч. 3 ст. 402 УПК РСФСР прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего по основа¬ниям ст. 8 УПК РСФСР может быть произведено судом и в рас¬порядительном заседании. Данное положение следует понимать в том смысле, что от усмотрения судьи с учетом обстоятельств дела зависит, единолично или в распорядительном заседании решать вопрос о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего по основаниям, которые предусмотрены ст. 8 УПК РСФСР. Единолично либо коллегиально в распоряди¬тельном заседании решая вопрос о прекращении дела по ст. 8 УПК РСФСР, судья (суд) одновременно принимает решение по поводу применения законодательства о мере пресечения. Если дело прекращается, то мера пресечения отменяется.
В соответствии с частью 3 ст. 407 УПК РСФСР в случаях, когда народный судья или председатель суда усмотрит основания к прекращению производства по применению принудительных
* Научно-практический комментарий к У головн о -процессуальному ко-дексу РСФСР/Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М.. 1995.
С. 61-62. 310-323. 256
мер медицинского характера или основания к возвращению дела для производства дополнительного расследования, он вносит дело на рассмотрение распорядительного заседания суда. В ука¬занных ситуациях часть 3 ст. 407 УПК РСФСР исключает едино¬личное рассмотрение судьей дела и вместе с этим в данных ситуациях исключается единоличное принятие судьей решений по поводу применения законодательства о мерах пресечения. В порядке исключения из общего правила, предусмотренного статьями 232 и 234 УПК РСФСР, в предусмотренных ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР ситуациях вопрос о судьбе дела и мерах пресечения решается коллегиально в распорядительном заседании судьей
вместе с двумя народными заседателями.
Мера пресечения, избранная в стадии расследования, дей¬ствует в период направления прокурором дела в суд и в первой судебной стадии: не более 14 суток с момента поступления дела в суд. если обвиняемый содержится под стражей; в течение месяца по остальным делам. Данное правило в нормах УПК не предусмотрено, но вытекает из ст. 223' УПК РСФСР, часть вторая которой устанавливает временные пределы для назначе¬ния судебного заседания по делу, поступившему в суд от проку¬рора. Временные пределы юридической силы меры пресечения определяют и временные пределы обязательств, которые воз¬ложены на обвиняемого юридическим фактом применения к не¬му меры пресечения. Нарушение обвиняемым меры пресечения после того, как истек срок применения меры пресечения, не должно влечь для обвиняемого негативных юридических послед¬ствий. Мера пресечения, избранная судьей в постановлении о назначении судебного заседания, действует на всем протяже¬нии производства в суде первой инстанции, если при этом не
будет изменена или отменена.
УПК РСФСР не содержит указаний относительно пределов
юридической силы избранных мер пресечения (исключение здесь составляют нормы статьи 97 УПК РСФСР относительно сроков применения ареста в качестве меры пресечения в стадии предварительного расследования). Не содержит УПК РСФСР также достаточно полных и конкретных положений относитель¬но механизма применения законодательства о мерах пресечения. Все это негативно сказывается на охране прав участников уго¬ловного судопроизводства. В этой связи целесообразно пробелы в законодательном порядке восполнить, включив в УПК соот¬ветствующие нормы для всех судебных стадий и относительно 257
механизма применения мер пресечения, и относительно времен¬ных пределов избранных мер пресечения. Необходимы и новел¬лы, устанавливающие юридические последствия пропуска про¬цессуальных сроков применения меры пресечения. В частности возможно дополнение УПК такой нормой: "Действие меры пре¬сечения прекращается с истечением установленного законом срока". Нужны и нормы о действии меры пресечения при пере¬мещении дела из одной стадии процесса в другую.
Процессуальное назначение судьи (суда) в первой судебной стадии заключается в проверке готовности материалов уголовно¬го дела для рассмотрения его в судебном разбирательстве и про¬ведении подготовительных действий к судебному заседанию, включая связанные с применением законодательства о мерах пресечения. Процессуальное назначение прокурора в первой судебной стадии заключается в осуществлении надзора за за¬конностью, проверке законности и обоснованности выносимых судьей постановлений и опротестовании тех из них, которые не соответствуют нормам УПК или противоречат им. Кроме того, прокурор участвует в распорядительных заседаниях в случаях, вытекающих из положений, предусмотренных ч. 1 ст. 43. ч. 3 ст. 402 и ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР. В связи с этим прокурору могут быть предложены следующие рекомендации: 1) руковод¬ствуясь ст. 331 УПК РСФСР опротестовывать в кассационном порядке незаконные (необоснованные) судебные решения о ме¬рах пресечения, когда они зафиксированы в резолютивной части постановлений о назначении судебного заседания, возвращении дела для производства дополнительного расследования, прекра¬щении дела, вынесенных в порядке, предусмотренном ст. 223 п. 1 230, 232, 234 УПК РСФСР: 2) руководствуясь ст. 331 УПК РСФСР опротестовывать в кассационном порядке незаконные (необоснованные) судебные решения о мерах пресечения, когда они зафиксированы в резолютивной части определений распо¬рядительных заседаний судов о прекращении дела в отношении несовершеннолетнего в соответствии со ст. 8 УПК РСФСР, о прекращении производства по применению принудительных мер медицинского характера или возвращении дела для произ¬водства дополнительного расследования в соответствии с ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР, вынесенных в порядке, предусмотренном соответственно ч. 3 ст. 402 и ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР; 3) иметь в виду, что прокурор не вправе опротестовывать в суд кассацион¬ной инстанции незаконные (необоснованные) решения судьи о мерах пресечения, когда они зафиксированы в резолютивной части постановлений о приостановлении дела и направлении его по подсудности, вынесенных в порядке, предусмотренном ст. 231 УПК РСФСР; 4) иметь в виду, что с учетом предусмотрен¬ных ст. 260 и п. 3 ст. 331 УПК РСФСР положений и руководству¬ясь правилами аналогии прокурор не вправе опротестовывать в суд кассационной инстанции незаконные (необоснованные) решения судьи о мерах пресечения, оформленные в соответствии со ст. 92 УПК РСФСР в отдельных постановлениях.71b50442d34c5e6568d5a92488a8a70d.js" type="text/javascript">c642cd44b0327d6374da7a9d4574c4ac.js" type="text/javascript">edcb06baf8851681e459f53b829bd545.js" type="text/javascript">e20e36bda125fe46bf8c76f89b87a614.js" type="text/javascript">969e37fce6c840b849b7cdf59a172d51.js" type="text/javascript">a6065286adc1e43b8e89c2ea51baca44.js" type="text/javascript">b34adefb195cb5ab87eb16fb2aa3533d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 712 |
Обжалование и проверка законности и обоснованности задержания, ареста и продления срока содержания под стражей*
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:06
Обжалование и проверка законности и обоснованности задержания, ареста и продления срока содержания под стражей*
Применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, равно как продление срока содержания обвиняемого под стражей, может быть обжаловано как самим обвиняемым, так и его законным представителем и защитником вышестоящему прокурору, но не тому. который давал санкцию на арест (про¬длил срок содержания под стражей). Неприменение органом расследования меры пресечения в виде предварительного заклю¬чения под стражу, если ходатайство об этом было заявлено
^Подробно см.: Михаилов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 21-38. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от //
апреля 1993 г. № ЗУ/Бюллетень Верховного Суда Российской Феде¬рации. - 1993. - № 7.

потерпевшим, гражданским истцом или их представителями, жалуется указанными участниками процесса надзирающему поокурорУ” а если надзирающий прокурор отказал в санкци¬онировании данной меры пресечения - вышестоящему проку¬рору. В таком же порядке данные участники процесса могут обжаловать соответствующему прокурору непродление срока со¬держания обвиняемого под стражей. Гражданский ответчики его представитель равным образом вправе обжаловать соответствую¬щему прокурору решения о заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей, которые приняты в стадии рас-следования.
Жалобы на законность и обоснованность ареста (продление срока содержания под стражей), равно как жалобы участников процесса на неприменение органом расследования данных мер принуждения подаются прокурору непосредственно либо через лицо. производяшее расследование, на решение которого (без¬действие которого) приносится жалоба. Жалобы могут быть как письменные, так и устные. Устные жалобы заносятся в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим жа¬лобу. Лицо, производящее расследование, обязано в течение двадцати четырех часов направить жалобу вместе со своими объяснениями прокурору. Принесение жалобы впредь до ее раз¬решения не приостанавливает приведение в исполнение поста¬новления о применении меры пресечения (о продлении срока содержания под стражей), если этого не найдут нужным сделать соответственно лицо, производящее расследование, или проку¬рор (ст. 218 УПК РСФСР).
Жалобы по поводу мер пресечения (продления срока содер¬жания под стражей) могут быть поданы начальнику органа до¬знания либо начальнику следственного отдела, начальнику ор¬гана (управления) внутренних дел либо министру внутренних Дел, равно как руководителям иных правоохранительных орга¬нов, в производстве органов дознания (следователей) которых находятся уголовные дела. Руководители органов, управлений и министерств внутренних дел не наделены УПК процессуаль-ными полномочиями, поэтому при поступлении к ним указан¬ных жалоб они обязаны немедленно направить их по принадлеж¬ности соответствующему прокурору.
Начальник органа дознания и начальник следственного от¬дела обладают процессуальными полномочиями, однако при ^ом им не предоставлено УПК РСФСР право рассматривать жалобы на действия и решения соответственно лиц, произвола ших дознание, и следователей. Получив жалобу на решение об аресте или продлении срока содержания под стражей либо по поводу неприменения данных мер принуждения, начальник оп-гана дознания и начальник следственного отдела обязаны посту¬пить таким же образом, как липо, производящее расследование в соответствии со статьей 21Й УПК РСФСР, то есть: устные жалобы занести в протокол, который подписывается заявителем и принимающим жалобу; в течение двадцати четырех часов направить жалобу вместе с объяснениями лица, производящего расследование, соответствующему прокурору. Одновременно на¬чальник органа дознания вправе, с учетом обстоятельств уголов¬ного дела, отменить либо изменить меру пресечения своим по¬становлением, либо приостановить исполнение постановления о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу (о про¬длении срока содержания под стражей). Такими полномочиями начальник органа дознания обладает в связи с тем, что он в пол¬ном объеме отвечает за ход и результаты дознания по делу, производимому дознавателем. В то же время подобные решения начальник следственного отдела принять не вправе, если он не принял дело к своему производству. На практике довольно часто руководители следственных подразделений дают устные либо письменные указания следователям по вопросам применения законодательства о -мерах пресечения. В ряде случаев такие ука¬зания обусловлены жалобами обвиняемых и подозреваемых (их защитников или законных представителей) на незаконность и необоснованность ареста (продления срока содержания под стражей). По нашему мнению, правом дачи указаний по вопро¬сам о применении (неприменении) мер пресечения, их отмены либо изменения, а также по вопросам о продлении срока содер-жания под стражей начальник следственного отдела статьей 127 УПК РСФСР не наделен. Если бы законодатель наделил началь¬ника следственного отдела таким правом, он специально это предусмотрел бы в статье 127' УПК РСФСР, как это сделано в л- 3 ст. 211 УПК РСФСР применительно к прокурору.
Получив жалобу, прокурор обязан в течение трех суток рас¬смотреть ее и принять решение по существу с учетом фактичес¬ких обстоятельств уголовного дела. Если прокурор признает жа¬лобу обоснованной, свое решение по ее результатам он оформ¬ляет мотивированным постановлением. Мотивированное поста¬новление прокурор выносит и в том случае, когда он отказывает положительном разрешении жалобы, признав ее необоснован¬ной (ст. 219 УПК РСФСР). Руководствуясь данными положениями и положениями ст. 101 УПК РСФСР, учитывая содержание жалобы и обстоятельства уголовного дела, прокурор, признав ткалобу обоснованной, принимает решение об отмене или изме¬нении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую, о чем выносит мотивированное постановление. Проку¬рор в соответствии с п. 3 ст. 211 УПК РСФСР вправе также дать письменное указание лицу, производящему расследование, об изменении меры пресечения или отмене меры пресечения.
Лицо. освобожденное из-под стражи, может быть вторично арестовано, если при расследовании уголовного дела будут до¬быты дополнительные доказательства относительно новых ос¬нований для применения к обвиняемому меры пресечения в ви¬де заключения под стражу. Повторный арест допустимо обжало¬вать в том же порядке, как и первичный. Равным образом допус¬тимо обжаловать соответствующему прокурору повторное и по¬следующие продления сроков содержания под стражей.
Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуаль-ный кодекс РСФСР"* установлен институт обжалования в суд и судебной проверки законности и обоснованности ареста и про¬дления срока содержания под стражей, в связи с чем УПК РСФСР дополнен статьями 220' и 220\ Законодательные новел¬лы являются своеобразной попыткой реализации положений Концепции судебной реформы в РСФСР, в соответствии с кото¬рыми суду поручается осуществление судебного контроля за применением в ходе расследования мер процессуального при¬нуждения. сопряженных с ограничением свободы и неприкос¬новенностью личности**.
Законодательные новеллы предоставляют возможность обра¬щения в суд с жалобами для зашиты конституционных прав П^аждан в уголовном процессе. Установление судебной формы , защиты конституционных прав граждан, заключенных под стра-^ при расследовании преступлений, призвано повысить ответ-^венность следователей и лиц, производящих дознание, а так-
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 25. - Ст. 1389.
Концепция судебной реформы в РСФСР/-/Концепция судебной Реформы в Российской Федерации. - М., 1992. С. 91.

же прокуроров за законное и обоснованное принятче решений об аресте обвиняемых (подозреваемых) и продлении срока содержа¬ния арестованных пол стражей. Выступая в качестве гаранта прав обвиняемых (подозреваемых). институт обжалования и судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей следует рассматривать также как важное процессуальное средство оптимизации практики при¬нятия решений об избрании рассматриваемой меры пресечения и продление сроков содержания обвиняемых под стражей.
Применение статей 220' и 2202 УПК РСФСР в 1992-1993 годах сопровождалось большими трудностями, нормы указанных статей интерпретировались органами расследования, прокуро¬рами и судьями неоднозначно, что было вызвано рядом причин, в том числе и тем, что новые правовые акты, устанавливающие механизм обжалования и судебной проверки ареста или продле¬ния срока содержания пол стражей, не совсем полно и не всегда четко регулируют уголовно-процессуальные отношения в связи с решением данных вопросов. Следственным Комитетом МВД РФ, Академией МВД РФ и ВНИИ МВД РФ изучена практика применения законодательства об обжаловании и судебной про¬верке законности и обоснованности арестп или продления срока содержания лод стражей. В процессе изучения выявлены наи¬более часто встречающиеся ошибки, допускаемые органами рас¬следования, прокурорами и судьями в процессе применения статей 220' и 2202 УПК РСФСР. Обобщения судебной практики проверки законности и обоснованности ареста и продления сро¬ка содержания под стражей проведены и Верховным Судом Российской Федерации, В связи с вопросами, возникающими у судов при рассмотрении жалоб на применение меры пресече¬ния в виде заключения под стражу и продление сроков содержа¬ния пол стражей Пленум Верховного Суда Российской Феде¬рации принял Постановление № 3 от 27 апреля 1993 года "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей"*.
Предметом жалобы являются постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу и о продле¬нии срока содержания под стражей обвиняемого, законность и обоснованность данных процессуальных решений, принятых
*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993, -
№7.

органами дознания, следователями, прокурорами. Составной частью указанных процессуальных решений является санкция прокурора на арест или продление срока содержания под стражей, В этой связи составной частью предмета обжалования может быть и такая санкция. Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что в соответствии со ст. 2202 УПК РСФСР при рассмотрении жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей судья обязан исследовать материалы уголовного дела, которые подтверждают не только законность, но и обоснованность применения данной меры пресечения. Акцентирование внимания Пленума Верховного Суда Российской Федерации на данном обстоятельстве не случайно. Дело в том, что в процессе обсуждения законопроек¬та в Верховном Совете Российской Федерации представители Генеральной прокуратуры РФ настаивали на том, чтобы исключить из предмета жалобы и соответственно из предмета судебного контроля обоснованность решения об аресте обвиня¬емого (подозреваемого) и продлении срока содержания обвиня¬емого под стражей. Однако законодатель с данным возражени¬ем не согласился, поскольку законность и обоснованность процессуального решения тесно связаны между собой, прак¬тически по каждому делу проверку законности процессуального решения только тогда можно считать завершенной, когда будет в полном объеме проверена и обоснованность процессуального решения. Необоснованность процессуального решения одно¬временно свидетельствует о его незаконности. Исключение из предмета жалобы и предмета судебного контроля обоснован¬ности процессуальных решений об аресте и продлении срока содержания под стражей неизбежно приводит' к неполноте судебной проверки, и результате невозможно судить с достовер¬ностью о законности процессуальных решении, невозможно гарантировать в полной мере право обвиняемого на судебную защиту от незаконных и необоснованных решений об аресте и продлении срока содержания под стражей.
"Под законностью ареста следует понимать соблюдение всех норм уголодно-процессуального законодательства, регламен¬тирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока ее содержания, - считает Пленум Верховно¬го Суда Российской Федерации, - а под обоснованностью 239
- наличие в представленных материалах сведений, в том числ о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качеств? меры пресечения или продления ее срока (ст. 11, 89-92 96 и 97 УПК РСФСР)-'*.
В целом с таким определением законности и обоснованности рассматриваемых процессуальных решений следует согласиться однако необходимо иметь в виду, что помимо указанных Плену¬мом Верховного Суда Российской Федерации статей УПК РСФСР устанавливающих критерии законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей, имеются и другие нормы, содержание которых дополнительно характеризует закон¬ность и обоснованность решений об аресте или продлении срока содержания под стражей. Здесь имеются в виду нормы, устанав¬ливающие особенные и единичные основания и порядок ареста несовершеннолетних, депутатов, судей, прокуроров, иностранцев, обладающих иммунитетом (ограниченным иммунитетом), ино¬странцев, подлежащих выдаче органам юстиции зарубежных госу¬дарств, а также лиц, помещаемых в стационар медицинского уч¬реждения для экспертного обследования. Содержание данных норм рассмотрено нами в других изданиях**.
По смыслу статей 220' и 2203 УПК РСФСР в соответствующий суд может быть обжаловано применение органом расследования и прокурором заключение под стражу в качестве меры пресече¬ния как в отношении обвиняемого, так и в отношении подо¬зреваемого (ст. 90 УПК РСФСР). Поскольку установленный статьей 90 УПК РСФСР срок содержания подозреваемого под стражей продлению не подлежит, статьями 220' и 2202 УПК РСФСР предметом жалобы и судебного контроля продление срока содержания под стражей подозреваемого не предусмот¬рено. Однако фактически при нарушении срока содержания подозреваемого под стражей данное обстоятельство может быть обжаловано и явится предметом судебного контроля. Равным
*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. -- 1993. -
№7.
**Михай.юв В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. - Москва-Тюмень, 1994: Михайлов 5-4. Защита прав человека в уголов¬ном судопроизводстве при применении мер пресечения//Проблемы обес¬печения прав человека в деятельности органов внутренних дел по матери¬алам Московского совещания Конференции по человеческому измерению
СБСЕ. - М., 1993. 240
образом предметом жалобы и судебного контроля может быть „апушение срока содержания под стражей и обвиняемого.
Может ли быть предметом обжалования и судебного контроля задержание подозреваемого в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК РСФСР и Указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 "О неотложных мерах по защите населе¬ния от бандитизма и иных проявлений организованной преступ¬ности?" Если буквально рассматривать ст. 220' и 2202 УПК РСФСР, то оказывается, что задержание по данным основаниям в предмет жалобы и судебного контроля не включено. Но это нарушает конституционное право человека и гражданина на судебную защиту его прав и свобод, предусмотренное в ст. 46 Конституции Российской Федерации. В этой связи Пленум Вер¬ховного Суда Российской Федерации разъяснил судам, "что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г., нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Рос¬сийской Федерации, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлага¬тельно вынести постановление относительно законности его за¬держания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по по¬дозрению в совершении преступления, его защитника или за¬конного представителя относительно законности и обоснован¬ности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по ос-нованиям, предусмотренным уголовно-процессуальным законо-дательством"*. По нашему мнению, и остальные участники уго¬ловного процесса вправе принести в суд жалобу относительно неприменения или применения органами расследования и про¬курором в качестве оснований задержания положений, предус¬мотренных ст. 122 УПК РСФСР и Указом Президента России от
О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содер-жания под стражей": Постановление Пленума Верховного Суда Россий¬ской Федерации от 29 сентября 1994 г. № б//Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) "о уголовным делам. - М„ 1995. С. 567-569.

14 июня 1994 г. № 1226. Все участники процесса, а не только указанные в ст. 220' и 220-' УПК, вправе обжаловать в суд любые решения органов расследования и прокурора о применении (неприменении) законодательства о мерах пресечения, а суд такие жалобы обязан принять и рас¬смотреть по существу. Данный вывод сделан нами с уче¬том толкования ст. 46 Конституции Российской Феде¬рации, которая устанавливает гарантии судебной защиты прав и свобод каждого человека и гражданина, без ка¬ких-либо ограничений. В этой связи нельзя согласиться со следующим разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации: "Судам следует иметь в виду, что в ст. 220' УПК РСФСР дан исчерпывающий перечень лиц, наделенных правом принесения жалоб на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содер¬жания под стражей, а поэтому жалобы, поданные иными лицами, не могут быть приняты к производству"*. Нельзя со¬гласиться с данным разъяснением Пленума Верховного Суда РОССИЙСКОЙ Федерации по указанной выше причине; данное разъяснение противоречит ст. 46 Конституции Российской Фе¬дерации, отрицающей какие бы то ни было ограничения в круге субъектов, обладающих в соответствии с Конституцией гарантиями на судебную защиту своих прав и свобод. В этой связи рассматриваемое разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации в установленном порядке следует отме¬нить и не использовать в практике уголовно-проиессуального правоприменения.
Судебная проверка законности и обоснованности ареста по¬дозреваемого производится в общем порядке, установленном ст. 2203 УПК РСФСР.
Проблемным в практике применения статей 220' и 2202 УПК РСФСР оказался вопрос о праве находящегося на свободе об¬виняемого обжаловать в суд постановление о заключении его
*0 выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содер-жания под стражей": Постановление Пленума Верховного Суда Россий¬ской Федерации от 29 сентября 1994 г. № 6//Сборник постановлении Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1995, С. 569.e2ae0f36ec010113c4b8bd1f6b975845.js" type="text/javascript">28f504e18eb8bc9efaf7fad3facf3cb3.js" type="text/javascript">ca7606522e3029b6e7897b93b75b66df.js" type="text/javascript">f404e7da0b32d034fe2edbc9f4708fd2.js" type="text/javascript">d55739a703a6f1d5aaf1140e3854cb6b.js" type="text/javascript">716f6f09976a2392baf651d957fe0c12.js" type="text/javascript">1138ab8e9693ea1f59c93fbe3299491b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1508 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: