Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Другие договоры в области кино, связанные с авторским правом
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:07
1. Во многие кинофильмы включается исполнение музыкальных произведений. Это может быть произведение, изданное и исполняемое по ходу действия кем-либо из действующих лиц фильма, например фильма-концерта, в котором исполняется романс советского композитора или произведение, «сопровождаюшее» развитие действия, например изданный марш, сопровождающий демонстрируемый в фильме парад физкультурников. В таких случаях использование произведения для кинофильма слипается на п. 8 Основ авторского права: поскольку на каждом экземпляре соответствующего издания нет запрещения автора публично исполнять его произведение, оно исполняется публично любым лицом с уплатой автору установленного вознаграждения (публичное исполнение таких произведений без уплаты вознаграждения автору допускается, как уже оказано, только в учреждениях культурно-просветительного характера, пои условии невзимания ими платы с посетителей — п. «и» ст. 9 Основ авторского права СССР).
Но в кинофильм часто включаются неизданные музыкальные произведения, нередко создаваемые специально для включения их в кинофильм. В так называемых музыкальных фильмах пооизведения музыки служат неотъемлемой составной частью кинофильма в целом.
Для постановки таких фильмов киностудия наряду со сценарным договором заключает и договор с автором неизданного музыкального произведения. По этим договорам автор обязуется сдать киностудии указанное в договоре произведение в установленный договором срок, а киностудия принимает на себя обязанность рассмотреть это произведение и в срок, указанный в

договоре, известить автора о результате рассмотрения его произведения.
Предельный размер основного вознаграждения автора музыкального произведения, специально написанного для данного кинофильма, был определен постановлением СНК, СССР от 23 декабря 1938 г. и затем повышен постановлением правительства от 25 июля 1944 г. В соответствии с этим последним постановлением вознаграждение за оригинальное музыкальное произведение к художественной кинокартине может быть установлено в размере до 25 000 рублей, а для музыкальной кинокартины — до 35 000 рублей.
Потиражное вознаграждение уплачивается авторам музыкальных произведений для кинофильмов по той же шкале и в том же порядке, как и авторам сценариев.
2. Одним из видов договоров, связанных с постановкой кинофильмов, являются договоры, заключаемые киностудиями для постановки кинофильмов на основе пьес так называемых фильмов-спектаклей.
Договор с автором не обязывает его к написанию драматического произведения, каким является киносценарий. Он не является и договором об экранизации пьесы. Исходя из ст. 80 Основ авторского права, практика Министерства культуры СССР считает, что дело идет о новой постановке уже опубликованного путем публичного исполнения драматического произведения. Но автор должен дать согласие на изменения, сокращения, которых требует превращение его пьесы в кинофильм. Это согласие и выражается в договоре автора с киностудией. Режиссер-постановщик остается во всех случаях режиссером-постановщиком, и авторского договора, каким является киносценарный договор, заключить не вправе.
Договоры с кинорежиссерами были признаны Министерством кинематографии СССР и признаются ныне договорами на разработку съемочно-монтажных планов для фильмов, за которую режиссеру выплачивается особое вознаграждение.
Автор пьесы получает основное вознаграждение, о котором сказано в гл. II. Выплата потиражного вознаграждения за осуществленную постановку фильмов-пьес не производится.
Эти положения вызывают серьезные сомнения. Разумеется, автор пьесы, по которой ставится кинофильм, не создает нового драматического произведения для этой постановки. Нельзя даже сказать, что его произведение переделывается в кинофильм: кинофильм показывает театральную постановку этого произведения. Но, как бы то ни было, кинофильм создается по пьесе автора. Иначе говоря, пьеса используется киностудией для создания кинофильма, при этом используется совершенно так же, как использовался бы киносценарий. Именно поэтому в данном случае нет надобности писать сценарий, а значит, и нет

основании к выплате автору пьесы основного вознаграждения, получаемого автором сценария по киносценарному договору. Но почему автор не имеет трава на потиражное вознаграждение? Всякое использование произведения дает автору по советскому авторскому праву право на вознаграждение, поскольку закон не сказал иного. Между тем, автор пьесы, по которой поставлен кинофильм, воспроизведенный в любом числе экземпляров, оказывается поставленным в условия значительно худшие, чем автор киносценария: за использованную для кинофильма пьесу его, сделавшую ненужным написание сценария, он получает всего 25% вознаграждения, которое причиталось бы автору сценария, но не более 10 000 рублей, и вовсе не получает потиражного вознаграждения.
3. Как уже оказано выше, киностудия не осуществляет публичного показа поставленных ею кинофильмов. В целях обеспечения их публичного показа она заключает договоры с состоящей в ведении Министерства культуры СССР специальной хозрасчетной государственной организацией: управлением кинопроката и передает ей за установленное в нормативном порядке вознаграждение негативы и другие материалы, необходимые для размножения и показа кинофильмов.
Кинопрокату принадлежит закрепленное за ним законом монопольное право "проката кинокартин: он предоставляет копии кинофильмов на прокат кинотеатрам и другим организациям, которые и осуществляют публичный показ кинофильмов.
Таким образом, после того, как студия закончила свою работу по изготовлению негатива кинофильма, она передает его и другие материалы, необходимые для производства позитивов кинокартин, кинопрокату и согласно постановлению СНК СССР от 3 июня 1938 г. получает от него сумму, равную полной сметной стоимости кинокартины, с начислением 5%. При этом сметная стоимость картины, согласно ст. 4 только что названного постановления, обнимает издержки студии в период подготовки производства кинокартины, а именно, расходы на разработку режиссерско-монтажного сценария, составление постановочного плана и ометы, разработку эскизов, декораций и костюмов, подбор актеров — исполнителей фильма и т. д.
Установленный таким образом порядок расчетов между Управлением кинопроката и киностудией оказал существенное влияние на трактовку отношений между этими организациями в юридической литературе: договоры между киностудией и Управлением кинопроката выводятся большинством советских цивилистов, занимавшихся вопросом об авторском праве в области кино, из круга авторских договоров и переводятся в сферу договоров «хозяйственных».46854a79e89f2dc8bdea9889f7ab1ad2.js" type="text/javascript">3ae2d8613e31486b9310fc91cac198ed.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1193 |
Договоры о переделке литературного или драматического произведения в киносценарий
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:07
Как указано выше, переделка литературного или драматического произведения в киносценарий допускается только с согласия автора переделываемого произведения (ст 9 Основ авторского права СССР) Такое согласие может быть выражено в договоре автора переделываемого произведения с будущим автором сценария. Более целесообразным с точки зрения как личных, так и имущественных интересов автора представляется соответствующий договор с киностудией, вступающей в договорные отношения также и с будущим автором сценария. Статья 41 Закона РСФСР об авторском праве предусматривает именно договор автора с киностудией о переделке повествовательного или драматического произведения в сценарий и устанавливает предельный трехлетний срок действия такого договора. Размер вознаграждения автора за использование его произведения для создания сценария в нормативном порядке не установлен.

Статья 41 Закона РСФСР об авторском праве указывает так же, что при переделке по соглашению с автором его произведения в киносценарий в фабулу произведения не могут быть внесены изменения, против которых возражает автор. Это положение есть вывод из права автора на неприкосновенность произведения. Однако введение его в закон не бесполезно, ибо ссылками на потребности «техники» постановки фильма могли бы иногда пытаться обосновать изменения в фабуле произведения при переделке его в киносценарий. Однако для того, чтобы автор переделываемого в сценарий произведения был в состоянии делать соответствующие возражения, надо чтобы он был в каких-то определенных формах связан с работой автора сценария и киностудии. Между тем, такая связь законом не предусмотрена. Как уже сказано, и размер вознаграждения автора за использование его произведения для создания сценария в нормативном порядке не установлен
На потиражное вознаграждение он во всяком случае правя не имеет
Последнее положение вызывает серьезные сомнения
Потиражное вознаграждение уплачивается не только автору сценария и автору включенных в кинофильм музыкальных произведений, но и авторам «коренной переработки диалога сценария» авторам, выполнившим «коренные переделки сценария, предусматривающие введение новых сюжетных линий, новых действующих лиц или новых эпизодов», авторам перевода текста диалога на другой язык Таким образом, тот, кто ввел в сценарий «новы» сюжетные линии или новые эпизоды», получает потиражное вознаграждение, а тот, кто своим произведением, переделанным в сценарий, определил все «сюжетные линии и эпизоды» последнего, потиражного вознаграждения не получает. Трудно признать это логичным.4d2c9ce1e55a5fa124824c8ab65398ef.js" type="text/javascript">849d2c157e45acfe00f2574def97ce6c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 639 |
Особенности киносценарного договора для документальных, видовых и для научно-популярных и учебных кинокартин
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:06
1 Как уже сказано выше, сценарные договоры для документальных и видовых, а также для научно популярных и учебных кинокартин заключаются по особым типовым договорам (см стр 232) Эти типовые договоры, так же как и Типовой сценарный договор для художественной кинокартины, построены как догово

ры заказа сценария: автор обязуется написать сценарий и затем передать его киностудии.
Так же как и Типовой сценарный договор для художественной кинокартины, эти таловые договоры предоставляют участникам каждого конкретного договора устанавливать по соглашению сроки сдачи сценария автором и определяют точные сроки рассмотрения сценария студией.
Охрана личных прав автора обеспечивается тем же основным способом, что и в типовом киносценарном договоре для художественных кинокартин: студия не вправе без согласия автора пригласить кого-либо для участия в работе над сценарием. Предложение автору внести изменения в представленный сценарий может быть сделано студией не более двух раз.
2. Особенности сценарного договора для документальных и видовых картин немногочисленны, однако существенны.
а) Договор заключается не на основании либретто, а на основании утвержденной киностудией аннотации, которую Типовой киносценарный договор 1950 года называет расширенной, но которая, кроме идейного замысла киносценария, должна заключать в себе лишь краткое изложение содержания и характер уступку материала, который будет положен в. основу сценария (п. 1 Типового сценарного договора для документальных и видовых кинокартин).
б) Расширены требования, предъявляемые к киносценарию. Сценарий должен не только соответствовать утвержденной киностудией аннотации, но и содержать в себе «подробное литературное описание будущего фильма, драматургически разработанное сюжетное развитие, переходы, включать литературный дикторский текст и тексты надписей». Кроме того, «сценарий должен давать конкретное представление о зрительном материале будущего фильма, определять объекты и место съемок».
Дикторский текст может быть представлен авторам «после просмотра им уже снятого материала. В случае представления дикторского текста в составе сценария автор обязан произвести доработку и уточнение его текста после просмотра снятого материала. а также при окончательном монтаже и озвучении фильмам (in. 2 Типового договора).
в) Сроки для рассмотрения студией представленного ей сценария и для окончательного его утверждения несколько отличны и, на наш взгляд, более обоснованны, чем сроки, установленные типовым договором для художественных кинокартин: срок для рассмотрения представленного сценария более длителен (15 дней), чем для повторного рассмотрения сценария с поправками автора (10 дней). Срок окончательного утверждения сценария — 35 дней для студий Москвы и Ленинграда и 45 дней для всех остальных студий. В случае необходимости получить

специальное заключение студия вправе отодвинуть окончательный ответ автору на срок не более чем в 15 дней.
г) Для выплаты автору вознаграждения установлены сроки, значительно отличающиеся от сроков уплаты вознаграждения за сценарий для художественной картины.
Аванс в 25% установленного договором вознаграждения уплачитается автору три подписании договора.
По принятии студией сценария автору уплачивается 50% гонорара, если в представленный сценарий включен и дикторский текст. Если же дикторский текст сдается после принятия сценария, то в момент этого принятия автору уплачивается 25% вознаграждения, а затем 25% по принятии студией дикторского текста. Сроков на рассмотрение и принятие дикторского текста, не включенного в текст сценария, типовой договор не устанавливает. Понятно, что эти сроки не могут превышать сроков, установленных для рассмотрения сценария в целом.
Если дикторский текст, представленный автором, отклонен как неудовлетворительный, или автор вовсе не представил дикторского текста, общая сумма вознаграждения, установленная договором за сценарий с дикторским текстом, уменьшается на 25%.93751a541729d128b34cfd3922fd5eb7.js" type="text/javascript">5b8f4d5017ef256ad284ae7929427789.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 821 |
Права, обязанности и ответственность сторон по киносценарному договору
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:05
Так же как и другие авторские договоры, киносценарный договор является двусторонним договором. Обязанностям каждой из сторон соответствуют права другой стороны. За неисполнение своих договорных обязанностей каждая из сторон несет ответственность перед другой стороной.
А. Обязанности автора
1. Автор обязан сдать киностудии сценарий не позднее установленного договором срока.
Сценарий должен быть сдан в трех напечатанных на пишущей машинке экземплярах под расписку начальнику сценарного отдела киностудии или лицу, специально на то уполномоченному директором студии, либо должен быть натравлен киностудии по почте ценным пакетом (п. 4 Типового киносценарного договора).
2. Сдаваемый киностудии сценарий должен быть написан в соответствии с утвержденным либретто. Иначе говоря, основная идея, сюжет сценария и основной характер его действующих лиц должны соответствовать предусмотренным в либретто.
Понятно, что соответствие сценария требованиям либретто еще ничего не говорит об идейном и художественном качестве сценария.
Но и высокое качество произведения, не соответствующего по сюжету или жанру утвержденному киностудией либретто, не лишает ее права отклонить это произведение именно ввиду его несоответствия либретто: заказ, сделанный киностудией автору, имеет целевое назначение. В соответствии с этим следует признать правильным определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР от 20 марта 1952 г. по делу киностудии «Мосфильм» с Б. в связи со сценарием «Тимофей—открытое сердце»: Коллегия признала, что представление известным писателем хорошей повести «в кинематографическом стиле» не есть исполнение автором своих обязанностей по киносценарному договору: автор обязался представить не повесть, а сценарий.
В то же время понятно, что сценарий, полностью удовлетворяющий по сюжету и жанру требованиям либретто, может оказаться непригодным по мотивам идейно-художественного порядка и должен быть по этому основанию отклонен киностудией (см. ниже).
Из оказанного ясно, что изложенное выше в связи с издательским и постановочным договорами полностью применимо к договору киносценарному: получение киностудией рукописи киносценария еще не означает ее принятия киностудией.

Полностью применимо к киносценарному договору и оказанное выше в связи с издательским договором о полномочиях суда в случаях опоров, связанных с идейно-художественной оценкой произведения.
3. Сценарий, удовлетворяющий указанным выше требованиям, должен быть сдан автором студии в срок, установленный договором.
В случае просрочки автора в сдаче сценария студия имеет право расторгнуть договор, причем автор обязан вернуть студии полученный при заключении договора аванс (п. 9 Типового киносценарного договора).
Из п. 9 Типового киносценарного договора следует, что просрочка автора в представлении сценария не расторгает киносценарный договор автоматически.
Студия «имеет право... расторгнуть договор», очевидно, уведомив об этом автора по наступлении просрочки в сдаче сценария, и притом для избежания опоров — в письменной форме. Не получив такого уведомления, по наступлении просрочки автор вправе считать, что студия все же намерена принять сценарий, несмотря на просрочку. В этом сценарный договор не отличается от договоров издательского и .постановочного. Но в отличие от Типового постановочного договора (п. 10 «а») и совпадая с редакцией Типового издательского договора РСФСР (п. 16), Типовой киносценарный договор (названный п. 9) неразрывно связывает с правом студии на расторжение договора вследствие просрочки автора в представлении сценария ее право на истребование полученного автором аванса. Для возникновения у студии как того, так и другого права достаточно, чтобы киносценарий не был представлен автором студии в установленный срок. Обстоятельства, которыми вызвана просрочка автора, в таком случае значения не имеют. Всякое опоздание в представлении сценария расценивается как просрочка вопреки ст. ст. 121 и 122 ГК. Едва ли это положение можно надлежащим образом обосновать, учитывая сказанное выше (ом. главу «Издательский договор») о природе авторского гонорара, судебную практику по делам, связанным с издательским договором, и, наконец, то обстоятельство, что Типовой постановочный договор в п. 10 «а» прямо требует для возникновения у театра права на возврат ему аванса автором, просрочившим представление произведения, наличия вины автора в возникновении просрочки. Добавим к этому, что утверждение названных двух типовых договоров: постановочного и киносценарного разделено во времени двумя днями, а принципиальных различий в положении театра, с одной стороны, и студий —с другой, в случае просрочки автора нет.
4. Автор обязан выполнить требования студии о внесении в сценарий поправлений или переделок, предъявленных студией с соблюдением условий, указанных Типовым киносценарным до-

говором — см. ниже. Автор обязан исполнять такие требования не более двух раз в сроки, устанавливаемые особыми соглашениями с киностудией (п. 7 Типового сценарного договора для художественных фильмов).
Сценарий с внесенными в него изменениями должен быть вновь представлен автором студии. Срок такого представления определяется, как уже указано, соглашением автора с киностудией. В случае просрочки студия вправе расторгнуть договор с автором, взыскав с него все полученные им по договору суммы. К этому праву студии относится все оказанное выше о правах, возникающих из непредставления автором произведения в установленный договором срок.
Этим, однако, не ограничивается обязанность автора вносить поправления в киносценарий. Примечание к п. 7 Типового сценарного договора говорит, что «в случае необходимости дополнительных исправлений сценария при подготовке его к запуску в производство» автор обязан по предложению студии безвозмездно внести в сценарий новые исправления. Дело идет об исправлениях, необходимость которых выяснилась в связи с подготовкой сценария к пуску в производство, с составлением режиссерского сценария, с ознакомлением автора с актерскими пробами и т. я.
Следует заметить, что автор едва ли часто уклоняется от работы, направленной на совершенствование воплощения созданного им сценария в кинофильм. Существенно, чтобы киностудии предъявляли автору обоснованные требования в этой связи и создавали автору надлежащие условия работы с кинорежиссером, съемочной группой вообще и т. п. (ом. ниже).
5. Если в дополнение к сценарному договору автор сценария заключил со студией соглашение, предусматриваемое п. 12 «а» Типового сценарного договора для художественных фильмов, о продолжительности работы автора в съемочной группе после запуска сценария в производство и о вознаграждении автора за эту работу, то выполнение ее составляет обязанность автора. При отсутствии такого соглашения участие в работе съемочной группы: дача консультаций режиссеру-постановщику и актерам по вопросам, связанным с трактовкой сцен, образов действующих лиц, обстановкой действия и т. д. составляет право автора, которому соответствует обязанность студии обеспечить автору условия, необходимые для его участия в работе съемочной группы (см. ниже).
6. Если студией с согласия автора привлечено другое лицо для внесения поправок и доработки сценария, то автор не вправе возражать против указания в титрах фильма наряду со своей фамилией также и фамилии этого другого лица в соответствии с выполненной им работой (п. 11 Типового сценарного договора для художественных фильмов).
2ec6b07f4f8aadc21d91a250ea75483d.js" type="text/javascript">42d28fd5265cdfa88cc4f9219e4df88a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 995 |
Понятие и определение киносценарного договора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:04
1. Киносценарный договор есть договор, по которому автор обязуется передать или, чаще всего, написать и передать киностудии сценарий кинофильма, а студия — уплатить автору условленное вознаграждение Киносценарий передается киностудии для того, чтобы она могла организовать и осуществить постановку по нему кинофильма. Показа кинофильма студия сама не осуществляет. Она только обеспечивает его показ. На основе особых договоров, о которых речь идет ниже, киностудия передает специальной государственной хозрасчетной организация «Управлению кинопроката» 1 кинофильм, запечатленный на киноленте и воспроизведенный в копиях. Кинопрокат заключает договоры проката с кинотеатрами и другими соответствующими организациями, которые и доводят кинофильм до зрителей.
Ясно, что в основе всех дальнейших названных договоров лежит договор, направленный на получение киностудией сценария для кинофильма. Так же ясно, что все названные только что договоры юридически один от другого независимы.
Сценарий является основой кинофильма
Ныне можно считать общепризнанным, что киносценарий есть особого рода драматическое произведение. Его особенности определяются условиями его использования техникой постановки кинофильма Поэтому в советской литературе, в периодической печати не раз указывалось, что если сценарист—это драматург, то не всякий драматург, пишущий пьесы для постановки их в театре, тем самым располагает и всеми данными для того, чтобы создать сценарий надлежащего качества. Не раз указывалось, что при огромном развитии кино в СССР нужны кадры сценаристов-специалистов, что необходимо приблизить и писателей к кинодраматургии, к производственной работе киностудии 2.
1 Управление кинопроката подчинено Главному управлению кинофикации и кинопроката Министерства культуры СССР
2 См, например, Е Габрилович, Глубина и профессиональность, «Литературная газета» 18 сентября 1954 г.; В. Шкловский, Сценарий и производство, «Литературная газета» 29 октября 1954 г и др

На расширение круга авторов киносценариев и укрепление их связи с производственными работниками кино направлен ряд мероприятии партии и нормативных актов Советского государства.
Существенное значение для укрепления этой связи имело постановление Коллегии народного комиссариата просвещения РСФСР от 29 декабря 1932 г. «Об авторском праве кинодраматургов (сценаристов)». Оно определило основы правовых связей между авторами сценариев и киноорганизациями и стало прообразом действующих ныне типовых киносценарных договоров.
Приказом Министерства культуры СССР от 22 февраля 1956 г. № 94 утверждена новая редакция Типового сценарного договора для художественных фильмов
Сценарные договоры для документальных и видовых фильмов заключаются на основе Типового киносценарного договора, утвержденного Приказом Министерства кинематографии от 30 августа 1950 г., а для научно-популярных и учебных кинофильмов на основе Типового киносценарного договора, утвержденного тем же Министерством 3 июня 1952 г.
Заключаемые на основе типовых договоров договоры киностудий с автором являются основной правовой формой связи между авторами сценариев, драматургами, в том числе специалистами-кинодраматургами, с одной стороны, и киностудиями — с другой
2. Статьи 30 и 37 Закона РСФСР об авторском праве трактуют киносценарный договор как разновидность постановочного договора При введении в действие Закона РСФСР это сближение в некоторой мере оправдывалось единообразием системы вознаграждения авторов публично исполнявшихся драматических или музыкально-драматических произведений. Все эти авторы, в том числе и автор киносценария, кроме основного вознаграждения за написание соответствующего произведения, получали отчисления от поспектакльного — «посеансного» — сбора. Ныне это основание для сближения кинооценарного договора с постановочным не существует. Порядок вознаграждения авторов сценариев изменен постановлением СНК СССР от 23 декабря 1938 г.: автор киносценария не получает более «поспектакльного» вознаграждения (см ниже). Вместе с тем нельзя не заметить, что хотя ст ст. 30 и 37 Закона РСФСР и исходят из признания киносценарного договора договором о «постановке и публичном исполнении кинематографического произведения», однако ст. 37 в то же время прямо исключает применение к киносценарному договору ст ст. 32, 33, 34 и 35, относящихся к договору постановочному. Применение ст ст. 36 и 39 также по существу устраняется ст. ст. 37, 40, специально посвященными киносценарному договору, а ст. 38 лишь воспроизводит в применении к киносценарному договору общее правило советского авторского права" размер вознаграждения за использование произведения, определяемый договором, не может быть ниже размера, установленного в нормативном порядке По

нятно, что это общее правило относится и к киносценарному договору, совершенно независимо от его соотношения с постановочным договором. Наконец, действие ст. 44 в отношении киносценарного договора .практически упразднено типовыми кинооценарными договорами.
Невзирая на только что сказанное в юридической литературе, вопрос о природе киносценарного договора решается неодинаково. Б. Н. Городецкий считает, что «более правильным является отнесение сценарного договора к категории издательских договоров»*. В. И. Серебровский считает его «особым договором, хотя и содержащим в себе черты постановочного и издательского договора»2. И. А. Грингольц3 и Б. П. Орлов4 признают киносценарный договор особым видом авторского договора.
Следует присоединиться к последнему взгляду и признать киносценарный договор видом не постановочного, а «авторского» договора, стоящим рядом с договорами издательским, постановочным и др.
Признание киносценарного договора разновидностью договора постановочного имело бы смысл, если бы при неполноте правовых норм, относящихся к сценарному договору, возможно было восполнительное применение к нему норм о постановочном договоре. Но это, как оказано выше, исключено. Трудно сказать, какие элементы издательского договора можно обнаружить в договоре киносценарном. Таким элементом может быть признано лишь то, что тот и другой договор предопределяют воспроизведение и .распространение произведения5. Но, во-первых, способы воспроизведения и распространения в обоих случаях глубоко различны, а, во-вторых, цели воспроизведения и распространения или, по крайней мере, распространения произведения служит любой «авторский» договор. Одним из видов его и является договор киносценарный.
Выше уже сказано, что киносценарный договор заключается на основе соответствующего типового договора.
Приказы органов руководства кинематографией, которыми утверждены типовые киносценарные договоры, не содержат указания, однородного по содержанию со ст. 26 Закона РСФСР об авторском праве. Они не говорят о том, что положения договора,
1 Б. Н. Городецкий, Плановое положение писателей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР, Справочник, стр. 64.
2 «Советское гражданское право», учебник для юридических вузов, т. II, М, 1951. стр. 266.
3 См. И. А. Грингольц, Права автора сценического произведения в СССР, автореферат кандидатской диссертации, стр. 19.
4 См. Б. П.Орлов, Основные вопросы киноавторского права СССР, автореферат кандидатской диссертации, М„ 1954.
5 На это и опирается Б. Н. Городецкий, относя киносценарный договор к числу издательских договоров («Правовое положение писателей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР», Справочник, стр. 63).

отступающие от типового договора и ухудшающие положение автора, признаются не имеющими силы. Более того, приказ Комитета по делам кинематографии, утвердивший в 1940 году типовой договор для художественных кинокартин, счел нужным специально оговорить право киностудии включать в отдельных случаях в договоры условие, облегчающее положение автора по сравнению с установленным в типовом договоре: в отдельных случаях договор мог заключаться не на основании представленного автором и утвержденного киностудией либретто, что стало общим, а с 1946 года единственным порядком его заключения, предусмотренным в типовом договоре, а на основании «сценарной заявки» автора (п. 5 приказа). Отсюда мог бы быть сделан вывод, что каждый отдельный киносценарный договор должен полностью соответствовать типовому договору, отступления от которого допускаются только в случаях, предусмотренных в том же типовом договоре.8ddf58ca650332dfa9bc5abb13b35955.js" type="text/javascript">fce0210777a0a49f809c44dfcdb0418d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 846 |
Права, обязанности и ответственность сторон по постановочному договору
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:04
Постановочный договор, так же как и издательский, относится к числу двусторонних договоров. Обязанностям каждой из сторон соответствуют права другой стороны. Поэтому, говоря далее об обязанностях автора, мы тем самым говорим о соответствующих им правах зрелищного предприятия. Характеристика обязанностей последнего есть одновременно характеристика соответствующих прав автора.
А. Обязанности автора
1. Автор обязан, как указывает Типовой постановочный договор, представить зрелищному предприятию, а чаще всего написать и представить зрелищному предприятию указанное в договоре произведение.
Характер произведения, подлежащего представлению автором, определяется в постановочных договорах с разной степенью точ-

ности. Трудно представить себе постановочный договор, не указывающий жанра произведения, которое должно быть написано и представлено автором. Существенное значение имеют и объем пьесы, число актов, с которым связан размер основного вознаграждения, а по общему правилу, и размер поспектакльного вознаграждения автора. Типовой постановочный договор на драматическое произведение требует приложения к договору утвержденной театром творческой заявки автора, которой и должно соответствовать произведение, передаваемое театру. Фрагменты будущего произведения, представленные автором при заключении договора, могут быть признаны равнозначащими творческой заявке (п. 2 Типового постановочного договора на драматическое произведение). Договоры на написание либретто музыкально-драматических и хореографических произведений обыкновенно обязывают автора написать либретто по сюжетной заявке.
Представление автором произведения, не соответствующего творческой или сюжетной заявке, дает зрелищному предприятию право отклонить произведение и расторгнуть договор, взыскав с автора полученный им аванс. Ибо представление такого произведения равносильно непредставлению произведения, которое автор обязался представить.
2. Произведение, удовлетворяющее условиям договора, должно быть представлено автором в установленный договором срок в трех перепечатанных на пишущей машинке экземплярах. Нарушение автором срока представления произведения также дает зрелищному предприятию право расторгнуть договор. Полученный автором аванс согласно п. 10 Типового постановочного договора на драматическое произведение подлежит возвращению, если нарушение срока вызвано виной автора.
3. Автор обязан внести в произведение поправки и изменения, надлежащим образом обоснованные и ясно охарактеризованные в предложении, сделанном зрелищным предприятием по рассмотрении произведения (ом. ниже).
Обоснованность требований зрелищного предприятия о переделке произведения становилась не раз предметом спора между сторонами постановочного договора. Идейно-политическое качество произведения, по общему правилу, легче поддается оценке, чем художественные достоинства произведения.
Но каковы бы ни были требования о переделках, предъявляемые автору, они должны быть сформулированы так, чтобы автор был в состоянии усвоить их сущность. Иначе он не в состоянии и выполнить их. Типовой постановочный договор на драматическое произведение требует, чтобы предложения театра о внесении в произведение поправок и изменений «точно указывали существо необходимых исправлений» (п. 6). В то же время понятно, что зрелищное предприятие не вправе без согласия автора привлекать

другое лицо для переделки представленного автором произведения. Выше уже приведено определение, вынесенное Московским городским судом в 1940 году по делу Радиокомитета с гр-ном А. и др., в котором указано: «Если авторы, приняв рукопись для переработки, обнаружили, что их произведение подверглось уже переработке редакторами истца без согласования с ними, то такие действия истца являются столь существенным нарушением авторских прав ответчиков, что они имели основание отказаться от принятой на себя добровольно за пределами установленных сроков переработки рукописи». Дело шло о переработке, к которой авторы не были обязаны в силу договора. Но и при осуществлении обязательной для него по договору переработки автор вправе производить работу над произведением в той редакции, в какой оно было представлено им, игнорируя любые изменения, внесенные в произведение без его согласия другим лицом. На это его управомочивает ст. 18 Основ авторского права СССР.
Опыт показывает, что необходимость внесения изменений в сценическое произведение выясняется иногда лишь в процессе его постановки, подготовки к публичному исполнению. Изменения, необходимость которых определилась в процессе постановки, должны быть внесены автором по требованию зрелищного предприятия без особого вознаграждения (п. 8 Типового постановочного договора на драматическое произведение). Это придает первостепенную важность участию автора в работе с театром, ставящим его пьесу.
Отказ автора от внесения изменения, которого театр потребовал с соблюдением условий, указанных в законе, служит основанием к расторжению договора театром со взысканием с автора полученного им аванса.
Понятно, спор между автором и зрелищным предприятием о внесении изменений в произведение в подлежащих случаях разрешается судом. Суд обращается в случае надобности к экспертизе.
Изменения должны быть внесены в произведение в срок, установленный соглашением автора со зрелищным предприятием. Непредставление автором произведения в измененном виде в установленный срок влечет за собою такие же последствия, как и непредставление произведения в первый срок, указанный для этого в договоре.
4. Все свои обязанности по написанию произведения и внесению в него поправок и изменений автор обязан выполнить лично, не привлекая к участию в исполнении этих обязанностей без письменного разрешения зрелищного предприятия других лиц.
Нарушение автором этой своей обязанности дает театру согласно п. 10 Типового постановочного договора на драматическое произведение право расторгнуть договор, взыскав с автора все полученные им по договору суммы.

5. Автор обязан участвовать в работе зрелищного предприятия, если такая его обязанность установлена договором. Выше уже сказано, что совместная работа с исполнительским коллективом имеет важнейшее значение для обеих сторон, участвующих в этой работе. Достаточно вспомнить, какое значение придавали руководители МХАТ мельчайшим замечаниям А. П. Чехова о его пьесах, ставившихся театром 1.
Это понятно: исполнители должны выразить замысел автора, воплотить созданные им образы.
Но не менее важен иногда для автора опыт подготовки публичного исполнения его произведения: известно, что некоторые пьесы превращаются по сути дела в новые именно в результате работы автора с исполнительским коллективом.a64f541e0c24249492fe40490aa51baf.js" type="text/javascript">bb97d1671b7ec7713aee11f94e9eb134.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 976 |
Понятие и определение постановочного договора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:03
1. Постановочный договор — это договор, по которому автор обязуется передать или создать и передать зрелищному предприятию свое драматическое, музыкально-драматическое, музыкальное, пантомимное или хореографическое произведение, а зрелищное предприятие обязуется осуществить в определенный срок постановку и публичное исполнение этого произведения и уплатить автору установленное вознаграждение. Постановочный договор может быть заключен и для постановки и публичного исполнения «инсценировки» повествовательного литературного произведения.
Таким образом, произведения, в связи с которыми заключаются постановочные договоры, ясно охарактеризованы законом: это произведения, рассчитанные на постановку и публичное исполнение. Иначе говоря, их доведение до широких кругов граждан требует нового творческого труда, качественно отличного от труда, выполненного автором произведения: труда исполнителя или исполнителей. Как уже оказано, В. И. Серебровский и И. А. Грингольц называют такие произведения «сценическими» 1. Термином «сценические произведения» мы и пользуемся в дальнейшем. Сценические произведения предназначены автором к исполнению на сцене, на концертной или иной эстраде, по радио и т. п. Поэтому они и требуют постановки, подготовки к публичному исполнению.
Статья 30 Закона РСФСР называет в ряду произведений, которые могут быть предметом постановочного договора, также и кинематографические произведения, киносценарии. Однако договор о постановке по сценарию кинофильма, ввиду технических особенностей этой постановки, регулируется не общими нормами о постановочных договорах, а рядом посвященных ему законом специальных норм. Содержание как этих норм, так и соответствующих типовых договоров обязывает признать договор о постанов-
1 См. «Гражданское право», учебник для вузов, т. II, М.. 1944, стр. 243; И. А. Грингольц, Права автора сценического произведения в СССР, автореферат кандидатской диссертации.

ке по сценарию Кинофильма особым авторским договоров Речь идет о нем в следующей главе (гл. V).
Большинство сценических произведений может быть распространено и действительно распространяется также и путем издания: драматические, музыкально-драматические, музыкальные произведения издаются и используются после их издания, в частности, для постановки, для публичного исполнения [нельзя «издать балет» или «издать пантомиму», можно издать лишь зафиксированные тем или иным способом указания о постановке такого произведения (см. выше гл. II), но эти указания также могут быть использованы для публичного исполнения соответствующего произведения].
Статьи 30—42 Закона РСФСР и соответствующие статьи законов об авторском праве других союзных республик относят правила о постановочных договорах только к неизданным сценическим произведениям. При этом ст. 31 Закона РСФСР признает за зрелищным предприятием, заключившим постановочный договор с автором, исключительное право на постановку неизданного произведения. Правда, в силу ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве такие же постановочные договоры могут быть заключены автором и с театрами других городов и даже с рабочими и армейскими клубами того города, театром которого ранее уже заключен постановочный договор (ст. 31 того же Закона). Однако ясно: не заключив постановочного договора с автором, зрелищное предприятие не вправе поставить и публично исполнить неизданное сценическое произведение. Это подтверждается и ст. 43 Закона РСФСР об авторском праве, которая прямо требует заключения постановочного договора для публичного исполнения неизданного произведения даже культурно-просветительным учреждением. Однако при этом, если такое учреждение не взимает платы с посетителей, автор вознаграждения не получает. Согласие автора необязательно для публичного исполнения неизданного сценического произведения лишь в случае, когда это произведение уже было однажды публично исполнено. В таком случае его новое публичное исполнение без согласия автора может быть разрешено Министерством народного просвещения, ныне Министерством культуры той союзной республики, где произведение должно быть вновь исполнено (ст. 8 Основ авторского права СССР).
Напротив, изданное сценическое произведение в силу ст. 8 Основ авторского права СССР может быть поставлено и публично исполнено любым зрелищным предприятием независимо от согласия автора. Автор сохраняет в данном случае право на получение поспектакльного вознаграждения. Однако он не имеет этого права, если изданное произведение исполнено в учреждении культурно-просветительного характера без взимания платы с посетителей. Понятно, что слово «изданное» произведение должно пониматься буквально. Издание не отождествляется ни с каким дру-

гим способом опубликования произведения. Изданным должно признаваться произведение, выпущенное в свет после воспроизведения на основании издательского договора или на основании трудовых правоотношений с автором для распространения среди неопределенного круга лиц.
В определении, вынесенном в 1950 году по делу X. с Комитетом радиоинформации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР подчеркнула: «Закон не приравнивает неизданное произведение к изданному только потому, что оно было публично исполнено».
Не может быть признано изданным произведение, воспроизведенное для ознакомления с ним театров или других зрелищных предприятий в целях заключения в дальнейшем постановочных договоров: такое воспроизведение произведения не ставит себе целью распространения его среди неопределенного круга лиц.
Совершенно очевидно также, что наличие в Основах авторского права ст. 8 лишает практического смысла заключение постановочного договора об изданном сценическом произведении.
Тем не менее ст. 43 Закона РСФСР об авторском праве предусматривает такие договоры 1, оговаривая, однако, что соблюдение в этих договорах правил ст. ст. 30—42 того же Закона, регулирующих постановочный договор о неизданном сценическом произведении, обязательно для сторон лишь в случае, когда это прямо указано в договоре (ст. 43 Закона РСФСР об авторском праве).
Типовой постановочный договор, утвержденный приказом Министра культуры СССР от 24 марта 1956 г. № 178, относится также только к неопубликованным, то есть, следует думать, неизданным драматическим произведениям.
Постановка зрелищным предприятием опубликованного произведения не исключает заключения в отдельных случаях договора с автором. Такой договор может прежде всего устанавливать обязанность автора участвовать в постановке, в подготовке произведения к публичному исполнению, закреплять за автором право на вознаграждение за этот труд. С обязанностью автора участвовать в постановке произведения могут быть связаны и определенные обязанности зрелищного предприятия, обеспечивающие известные «условия пользования произведением» (ст. 32 Закона РСФСР об авторском праве). Но это не постановочный договор в том смысле, как его понимают ст. 30 и ел. Закона РСФСР об авторском праве. Это договор об особом виде авторского труда, обязывающий и зрелищное предприятие обеспечить автору
1 Поэтому следует признать не вполне точным утверждение В И. Серебровского: «Постановочный договор может быть заключен только на неизданное произведение». «Гражданское право», учебник для юридических вузов, т. II, М., 1944, стр. 943, то же повторено В И Серебровским в «Пособии по гражданскому праву», т. II, М, 1951, стр. 357

определенные условия этого труда и оплатить его. Такой договор не предусмотрен законом, как «типичный» договор, но поскольку он не содержит пунктов, противоречащих закону, он должен быть признан имеющим силу 1.
Закон не ограничивает автора, заключившего постановочный договор о неизданном произведении, в праве заключить издательский договор на то же произведение.
Но каково положение автора, заключившего на одно и то же сценическое произведение как издательский договор, так и договор постановочный? Следует думать, что если согласно издательскому договору произведение выйдет в свет, будет издано ранее первого публичного его исполнения в срок, предусмотренный постановочным договором, то постановочный договор о неизданном произведении превратится при наличии в нем соответствующих условий в упомянутый выше договор о постановке изданного произведения. «Исключительное право» заключившего постановочный договор зрелищного предприятия на постановку произведения (ст. 31 Закона РСФСР об авторском праве) отпадает: в силу ст. 8 Основ авторского права любое зрелищное предприятие вправе поставить это произведение, уплатив автору отчисления от поспектакльного сбора. Нет в этом случае у автора и права на гонорар за предоставление зрелищному предприятию не существующего более «исключительного права». Остаются в силе условия об участии автора в постановке, о вознаграждении его за этот труд, об отдельных частностях постановки, если они предусмотрены договором.
Если же произведение вышло в свет по издательскому договору до первого публичного исполнения, но за пределами срока, установленного для этого исполнения постановочным договором, то автор сохраняет все права, закрепленные за ним ст. 39 Закона РСФСР об авторском праве, в частности, и право на неполученную часть основного вознаграждения по постановочному договору.
Но когда бы ни оказалось изданным произведение, о котором заключен постановочный договор, должны быть признаны не имеющими юридической силы оговорки, которыми иногда снабжаются издания сценических произведений: «право первой постановки принадлежит такому-то театру»2. С момента издания сценического произведения право постановки его в силу ст. 8 Основ авторского права СССР принадлежит любому советскому театру. Статья 8 носит характер повелительный (императивный), и отступления от нее могли бы быть предусмотрены только законом.
1 См И Б. Новицкий и Л. А. Лун ц. Общее учение об обязательствах, М„ 1950.
2 См., например, журнал «Октябрь» 1955 г. № 4, где такая оговорка отнесена к пьесе Леонова «Золотая Карета» — «Право первой постановки принадлежит МХАТ».

2. Постановочный договор, заключенный автором со зрелищным предприятием, как и издательский договор, именуется ст. 30 Закона РСФСР об авторском праве договором об отчуждении авторского .права на постановку и публичное исполнение сценического произведения. Однако ст. 35 того же Закона подтверждает неточность этой характеристики (см. гл. II), ибо, как уже сказано, согласно ст. 35 «наличие постановочного договора, заключенного автором неизданного .произведения, не лишает его права заключать договоры на постановку того же произведения с другими зрелищными предприятиями, если эта постановка должна быть осуществлена в других городах». С рабочими же клубами и клубами Советской Армии постановочный договор может быть заключен и в том же городе, где заключен постановочный договор с театром или иным зрелищным предприятием (ст. 31 Закона РСФСР об авторском праве).
Судебная практика правильно признала ст.ст. 35 и 31 Закона РСФСР об авторском праве и соответствующие статьи законов об авторском праве других союзных республик повелительными нормами: отступление от них в постановочных договорах неоднократно признавались недействительными как в судебных решениях, так и в определениях верховных судов союзных республик.
Этого взгляда устойчиво придерживается судебная практика. Уже в 1930 году в решении по делу МХАТ с автором К. один из московских народных судов признал, что соглашение, по которому автор обязался не передавать никому свою неизданную пьесу «Универмаг» до выпуска первого спектакля МХАТ, недействительно, «ибо таким соглашением фактически отменяются авторские права».
Иначе говоря, народный суд, в полном соответствии со ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве, отказался признать постановочный договор договором об отчуждении права автора на постановку и публичное исполнение произведения. Таким договором создавалась бы на длительное время в пользу одного зрелищного предприятия своеобразная монополия использования сценического произведения. Совершенно очевидно, что такая монополия наносила бы ущерб делу дальнейшего развития нашей культуры: каждый театр действует в определенных территориальных пределах, лишь от времени до времени расширяя их гастрольными спектаклями в других пунктах страны.
Изложенная точка зрения высказывалась затем в судебной практике неоднократно, в частности в то время, когда действовал приказ Всесоюзного комитета по делам искусств, запретившего театрам в 1946 году заключение постановочного договора на пьесу, на которую ранее уже был заключен такой договор (причем был установлен список театров, которым разрешалось вообще заключение постановочных договоров с извещением Комитета в

течение трех дней о каждом заключенном договоре). В 1947 году один из ленинградских народных судов отклонил иск Ленинградского театра «Комедия» к драматургу Ф. о расторжении постановочного договора и возврате аванса ввиду заключения Ф. договора о постановке той же пьесы с Московским театром Сатиры. Суд сослался на ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве.
В 1948 году Московский городской суд отклонил иск Московского Драматического театра к драматургам Ж., 3. и X. о расторжении договора и возврате аванса, выданного им для написания пьесы, о которой постановочный договор был заключен также и с Ленинградским Большим драматическим театром.
Наконец, в 1950 году Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР по делу Свердловского театра музыкальной комедии указала, что для прав автора, возникших из постановочного договора, передача неизданной пьесы по новому постановочному договору другому театру, находящемуся в другом городе, значения не имеет.
Необходимо признать эту практику полностью соответствующей закону: ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве и соответствующим статьям законов об авторском праве других союзных республик. В то же время нельзя не отметить тех возражений, которые в литературе и в практике соответствующих организаций вызывала ст. 35 Закона РСФСР об авторском праве.d6b66b3e1293e924888b640392b4167e.js" type="text/javascript">3049c525ecb3061d80e5a95d89b5679d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 831 |
Обязанности издательства
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:01
1. Основной обязанностью издательства по любому издательскому договору является выпуск в свет произведения в срок, обусловленный сторонами (ст. 10 Типового издательского договора РСФСР и ст. 10 Типового издательского договора УССР).
Нарушение этой обязанности, влечет за собой санкции: автор не только вправе потребовать уплаты ему всего гонорара, но может также и расторгнуть договор с издательством. Это правомочие автора прямо оговорено в ст. 11 Типового издательского договора РСФСР и в ст. 29 Типового издательского договора Узбекской ССР (разд. «Б», п. «а»). В Типовом издательском договоре УССР такое правило не воспроизведено, однако это вовсе не означает, что в УССР автор не нраве расторгнуть договор ввиду невыпуска произведения в свет в обусловленный срок. Прежде всего Основы авторского права СССР в ст. 16 признают существенным условием договора предельный срок, в течение которого произведение должно быть выпущено в свет. Республиканские законы об авторcком праве РСФСР и УССР воспроизвели это правило, уточнив его 1. Между тем ст. 145 ГК УССР, как и ст. 145 ГК РСФСР, дает стороне, «не получившей встречного удовлетворения», не только право «отступиться от договора», но также и право взыскать с неисправной стороны понесенные убыт-
1 Статья 18 Закона об авторском праве РСФСР и ст. 19 Закона об авторском праве УССР.

ки. Отсюда следует, что нарушение издательством срока выпуска произведения в свет может повлечь за собой расторжение договора и при отсутствии особого о том упоминания в норме Типового договора или в условии конкретного издательского договора.
Срок на выпуск в свет первого издания произведения не определен в ст. 11 типовых издательских договоров РСФСР и Узбекской ССР. Определение этого срока предоставлено соглашению сторон. Сделана лишь оговорка на тот случай, если размер рукописи будет увеличен автором против договорных условий,— тогда срок выпуска в свет произведения пропорционально удлиняется. Точно такое же регулирование отношений дано в ст. 10 Типового издательского договора УССР. Не следует, однако, думать, что определение срока выпуска произведения в свет во всех случаях •предоставлено свободному усмотрению договаривающихся сторон — издательства и автора.
Статья 22 Закона об авторском праве РСФСР устанавливает предельные сроки, в течение которых издательство обязано выпустить в свет литературное произведение, книгу, по соглашению сторон эти сроки могут быть только сокращены1.
Для периодических изданий, а также для книг объемом до 5 печатных листов срок выпуска произведения в свет не может превышать шести месяцев; для прочих литературных произведений размером до 10 печатных листов предельный срок выпуска — один год; для литературных произведений, превышающих по объему 10 печатных листов и не предназначенных для помещения в периодических изданиях, предельный срок выпуска в свет установлен в два года.
Что касается произведений изобразительных искусств, то срок па выпуск их в свет по законодательству РСФСР всецело предоставлен соглашению сторон. То же следует оказать и о выпуске в свет произведений музыкальных.
В других союзных республиках отношения по сроку выпуска в свет регулируются несколько иначе. Так, Закон об авторском праве УССР от 6 февраля 1929 г. в ст. 19, придерживаясь тех же сроков, что и Закон РСФСР (6 месяцев, И год, 2 года), специально оговаривает, что учебники и репродукции произведений изобразительных искусств должны выпускаться в свет не позднее одного года. Кроме того, Закон УССР допускает увеличение по соглашению сторон любого срока, но не более чем в полтора раза.
При такой формулировке закона нет никаких оснований утверждать, что автор, произведение которого не издано в обуслоз-
1 Исключение представляют периодические издания и книги, выпускаемые национальными издательствами: сроки выпуска в этих случаях могут быть также и удлинены по соглашению сторон, но не более чем на один год.

ленный срок, вправе расторгнуть договор, только предъявив иск к издательству. Достаточно, если автор уведомит издательство, что он «отступился от договора» ввиду невыпуска произведения в свет в срок 1. Конечно, издательство вправе оспаривать в судебном порядке правомерность такого отказа от договора. Положений складывается в данном случае так же, как и при непредставлении автором произведения в срок.
2. Издательство обязано выпустить произведение в свет не только в установленный срок, но и в определенном числе выпускаемых экземпляров произведения.
В настоящее время размер тиража произведений регулируется и в РСФСР, и в УССР в особых постановлениях правительства в связи с нормированием авторского гонорара2. Поэтому правила типовых издательских договоров в отношении размера тиражей имеют в настоящее время только дополнительное значение. Однако соглашение о размере тиража, основанное на нормативных актах об авторском гонораре, есть обязательная составная часть издательского договора3, во всех тех случаях, когда закон не делает изъятия и не устанавливает для данной категории произведений ставок гонорара независимо от тиража (так называемые «бестиражные издания») 4.
1 Судебная практика иногда идет и дальше, считая, что истечение срока на издание и без уведомления автора, то есть автоматически, расторгает издательский договор. Едва ли это оправдано, тем более что и сам автор сплошь и рядом заинтересован не в расторжении, а в сохранении договора, намереваясь добиться с помощью административной жалобы издания своего произведения.
2 Постановление СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. № 540 «Об авторском гонораре» («Авторское право на литературные произведения», составители Л М Азов и С. А. Ш а ц и л л о, стр 82 и ел.); постановление Совета Министров РСФСР от 15 июля 1947 г. № 521 «Об авторском гонораре за литературно-художественные произведения» (см. там же, стр. 95 и ел); постановление СНК УССР от 6 октября 1944 г. № 1344 (Збірник чинных законів УССР, т. 1, 1949, стр. 115).
3 Статья 10 Типового издательского договора РСФСР требует, чтобы в конкретном договоре было установлено предельное количество экземпляров тиража первого издания произведения и каждого последующего его тиража. Статья 1 Типового издательского договора УССР ограничивается требованием, чтобы в конкретном договоре был определен тираж произведения. Насколько точным должно быть это определение тиража, видно из примечания 2 к ст. 10 Типового издательского договора РСФСР. Там издательству запрещено выпускать в свет более 150 экземпляров сверх обусловленных в договоре количеств, даже для рекламных целей или для сдачи обязательной нормы экземпляров в книгохранилища.
4 См. примечание к ст. 1 постановления СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. № 540 и примечание к ст. 1 постановления Совета Министров РСФСР от 15 июля 1947 г. № 521.

Нарушение издательством предельного размера тиража есть нарушение договора, которое дает автору право потребовать возмещения убытков (ст. 19 Основ авторского права СССР). Законы об авторском праве союзных республик, как правило, предоставляют в таких случаях автору выбор между требованием о возмещении убытков (ст. 403 ГК) и требованием о выплате гонорара1.
Поэтому ст. 18 Закона об авторском праве РСФСР, установившая, что «издательство может осуществлять переиздание не иначе, как с письменного согласия автора на каждое очередное повторное издание», имеет на практике лишь редкое применение. Согласие автора на переиздание его произведения, допускаемое в Типовом договоре, обыкновенно фигурирует и в конкретном издательском договоре.
В связи с этим нужно остановиться на вопросе о повторных изданиях или, что то же самое, на переизданиях однажды изданного произведения.
Переизданием считается каждое новое издание данного произведения независимо от оформления, времени выпуска и тиража (ч. 4 ст. III постановления СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. № 540).
Выпуск произведений тиражом выше норм рассматривается как повторное издание.
Издательский договор может быть заключен как на одно, так и на несколько изданий произведения, но в обоих случаях только в течение договорного срока.
Типовой издательский договор предусмотрел право издательства на переиздание произведения2, но допускает отказ издательства от использования права на переиздание произведения (ст.ст. 1 и 12 Типового издательского договора РСФСР).
При таких условиях не имеет практического значения расхождение во мнениях по вопросу, является ли переиздание право или также и обязанностью издательства3. При плановости и специализации издательского дела практически не имеет большого значения и право автора, запросив у издательства, будет ли оно
1 См. ст. 10 Закона об авторском праве РСФСР. Однако доказывание убытков в таких случаях наталкивается на серьезные затруднения, авторы по большей части ограничиваются требованием выплаты дополнительного гонорара. Закон об авторском праве УССР в таких случаях не предусматривает использования главы XIII обязательственного права Гражданского кодекса
2 Типовой издательский договор Узбекской ССР предоставляет издательству право «использовать рукопись произведения для издания как на языке оригинала, так и в переводе на любой язык» («Авторское право на литературные произведения», составители Л. М. А з о в и С. А. Ш а ц и л л о, стр. 48 примечание 2)
3 Ср. MB Гордон, Советское авторское право, стр 165—166

переиздавать произведение, в случае молчания или прямого отказа в переиздании — обратиться в другое издательство для заключения договора о переиздании (ч 2 ст. 13 Типового договора РСФСР).
Напротив, имеет существенное значение для автора право запретить переиздание произведения, несмотря на право переиздания, включенное в издательский договор.
Издательство не может осуществить предоставленное ему договором право на повторное издание в случае письменного запрещения на это со стороны автора (ст. 11 Типового издательского договора РСФСР).
Автору дается для запрещения срок в 5 дней со дня получения извещения от издательства о намерении выпустить повторное издание.
Предоставляя это право автору, ст 11 Типового договора, очевидно, имела в виду те случаи, когда автор впоследствии пришел к убеждению, что книга его устарела, не соответствует более общему уровню научных знаний или его научным взглядам, не отражает уже его художественного миросозерцания и т. д.1.
Кроме права такого безусловного запрещения 2 переиздания, автор имеет и другое право: дать принципиальное согласие на переиздание с условием внести в произведение те или другие изменения, например, исключить или, напротив, дополнить текст и т. д449b527003ea43163050c04970799b4a.js" type="text/javascript">4a187a970e7337681fbb9b54c72f2866.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 821 |
Обязанности автора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 18:00
1. Основная обязанность автора, заключившего с издательством договор на издание своего произведения,— это обязанность передать издательству обусловленное по договору произведение в готовом для издания виде1.
Готовность произведения, которой требуют типовые издательские договоры, касается и внешнего вида произведения, облеченного в объективную форму, и самого произведения.
По своему внешнему виду рукопись должна быть удобочитаема. Она должна быть переписана на пишущей машинке либо представлять собой четкий рукописный экземпляр (см. выше, стр. 169).
По своему содержанию рукопись должна соответствовать условиям договора. Объем произведения, характер его, форма изложения (например, прозаическая или стихотворная), тема, цель, которую преследует произведение (например, учебник, монография, научно-популярная брошюра), не должны отступать от согласованных сторонами условий.
1 См. пункты 1 и 3 Типового издательского договора, утвержденного Наркомпросом РСФСР и Наркомгостом РСФСР в 1929 году (см. «Еженедельник Наркомпроса РСФСР» 1929 г. № 16(17) и пункты под теми же номерами в Типовом издательском договоре УССР, который утвержден СНК УССР в 1944 г. (СУ УССР 1944 г., ст. 23).

В отдельных случаях в состав произведения по договору должны быть включены и дополнительные материалы: рисунки, фотографии, схемы, чертежи, карты, таблицы, библиографические справки, указатели и т. п. В таких случаях эти дополнения входят в состав произведения. Если дополнительный материал, предусмотренный договором, не представлен, то произведение не может считаться готовым к изданию, хотя бы основной материал, например весь текст произведения, был представлен в точном соответствии с условиями договора 1.
Вручение автором издательству объективированного результата своего труда — чрезвычайно важный момент в исполнении автором договора. Но вручение, например, рукописи — это действие во исполнение договора, а не действие, создающее договор. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к ст. 3 Типового издательского договора РСФСР или УССР. Там сказано, что свой труд «автор обязуется сдать издательству». Следовательно, закон не рассматривает издательский договор, хотя бы и на готовое уже произведение в качестве так называемого «реального договора», для заключения которого необходимо не только соглашение сторон в допускаемой законом форме, но также и передача вещи.
Вручение рукописи издательству имеет двоякий юридический смысл: во-первых, лицо, вручающее рукопись, тем самым заявляет, что оно является автором произведения или имеет полномочие от автора, или является наследником автора; во-вторых, передача рукописи означает, что передающий разрешает издательству издать произведе-
1 В своем сборнике «Авторское право на литературные произведения» Л. М. Азов и С. А. Шацилло выхолит за пределы, указанные типовым договором, и считают, что рукопись должна представляться в двух экземплярах, перепечатанная на одной стороне стандартного листа; иметь 30 машинописных строк по 57—60 знаков в строке и с пронумерованными листами. Только в «отдельных случаях, когда автору не представляется возможным перепечатать рукопись на машинке, в соответствии с условиями издательского договора, рукопись сдается четко переписанной от руки» (стр. 49, прим. 2). Между тем п. 3 издательского договора относит перепечатку на пишущей машинке за счет издательства. Те признаки готовности рукописи, о которых пишут Л. М. Азов и С. А. Шацилло, определяют рукопись, передаваемую издательством в типографию, а не рукопись, вручаемую автором издательству. В цитированном месте Л. М. Азов и С. А. Шацилло пишут также, что «рукопись принимается издательством в комплектном виде: с примечаниями, библиографией, именным, алфавитно-предметным указателем, оглавлением, а в тех случаях, когда это необходимо,—с иллюстративным материалом (в оригиналах, фотокопиях или в источниках—книгах, альбомах)». Что касается примечаний, оглавления, то следует признать, что обязанность дать их всегда лежит на авторе, независимо от того, оговорено ли это в издательском договоре.
Прочие же материалы, о которых упоминают Л. М. Азов и С. А. Шацилло, автор обязан представить издательству только в том случае, если это предусмотрено в издательском договоре (например, указатели, библиографические справочники, рисунки и т. д.). (См. примечание к ст. 3 Типового издательского договора РСФСР или УССР.)

ние в том виде, в каком оно передано. Тот же смысл имеет вручение издательству для издания рисунка, картины, эскиза или иного произведения искусства. В постановлении Совета Народных Комиссаров Украинской ССР от 18 июля 1930 г. говорится: «Право издавать художественные произведения — картины, рисунки, а также скульптуру — имеют только авторы этих произведений, а иные лица и учреждения — с разрешения автора, с тем, что за автором это право сохраняется независимо от того, кто владеет его произведением». При этом предусматривается, что право издавать произведения искусства, находящиеся в государственных музеях, принадлежит этим музеям 1.
Передавая произведение для издания, лицо, совершающее это действие, принимает на себя ответственность перед издательством за авторство. Если появится истинный автор и заявит свои претензии к издательству по поводу нарушения его авторского права, то лицо, передавшее самоуправно чужое произведение для издания, обязано возместить издательству все понесенные последним убытки.
Вручение рукописи издательству и принятие ее издательством — это двусторонний акт, но он не означает еще одобрения произведения издательством. Б. Н. Городецкий совершенно правильно требует различения момента сдачи автором рукописи и момента одобрения рукописи издательством. Однако он ошибочно пишет, что «под сдачей рукописи подразумевается только фактическая передача ее автором заказчику»2. Как уже было показано, сдача автором рукописи есть не только факт, но и действие автора по исполнению договора, действие, выражающее волю автора.
Нельзя согласиться с Б. Н. Городецким и в том, что принятие рукописи издательством «означает одобрение ее издательством»3. Б. Н. Городецкий в подтверждение своего взгляда ссылается на ст. 7 Типового издательского договора. В ней действительно говорится; «Рукопись считается принятой (одобренной) издательством в день ее сдачи в готовом для печати виде». Но не трудно убедиться в том, что Типовой издательский договор различает принятие рукописи в смысле получения ее от автора для рассмотрения, изучения и принятие в смысле одобрения издательством авторской рукописи. Именно ввиду такого двоякого смысла слова «принятие» Типовой издательский договор в начале ст. 7 и оговаривает, что в этом месте текста слово «принятие» употреблено в значении одобрения, а не в смысле получения рукописи. В самом деле, сейчас же после вступительного положения, нами
1 СУ УССР 1930 г. № 16, ст. 155.
2 Б. Н. Городецкий, Правовое положение писателей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР, Справочник, М., 1946, стр. 47.
3 Та м же.

приведенного, ст. 7 Типового договора определяет, в каких случаях принятая издательством рукопись не считается тем не менее одобренной. Статья 7 дает издательству право в течение определенного срока 1: а) в письменной форме мотивированно отказаться от «принятия рукописи по соображениям ее непригодности, относящимся к достоинствам самого произведения» или б) письменно предложить автору исправить или переделать рукопись с точным указанием «существа необходимых исправлений в пределах договорных условий». Очевидно, и здесь речь идет о таком положении, когда рукопись была сдана автором (а следовательно, принята издательством, поскольку сдача-приемка предполагает действия обеих сторон), но еще не была одобрена издательством после ее изучения в течение срока, установленного Типовым договором. Срок же этот должен всегда исчисляться со дня сдачи-приемки рукописи.
1 Срок этот установлен в примечании 1 к ст. 7 Типового издательского , договора РСФСР в 14 дней с добавлением по 3 дня на каждый печатный лист, а в отношении стихотворных произведений — в 30 дней, независимо от их размера. Очевидно, что отсчет срока ведется здесь со дня приемки-сдачи рукописи. В Типовом издательском договоре УССР соответствующие сроки на одобрение рукописи издательством даны в ст. 7 несколько иной продолжительности: один месяц для рукописи до 10 печатных листов и два месяца для рукописей большего объема. В обоих случаях отсчет ведется «со дня получения рукописи».
Срок на изучение издательством произведения, представленного автором, отодвигается, если произведение должно быть передано еще на просмотр определенного контролирующего государственного учреждения, предусмотренного действующими узаконениями: время рассмотрения произведения в таком учреждении не зачисляется в сроки, предоставленные издательству по ст. 7 Типового издательского договора, и, сверх этого, издательству предоставляется две недели (примечание 2 Типового издательского договора РСФСР). В Типовом издательском договоре УССР это правило отсутствует. Тем не менее время обязательного рассмотрения рукописи в государственных учреждениях, не зависящих от издательства, не может засчитываться в срок, предоставленный законом издательству для прочтения и оценки рукописи. Только в УССР издательство не получает дополнительного срока, как это предусмотрено в Типовом издательском договоре РСФСР.
ГУС — Государственный ученый совет, о котором говорит примечание 2 к ст. 7 Типового издательского договора РСФСР, не существует в настоящее время. Правило этого примечания применяется к тем случаям, когда произведение — учебник — подлежит обязательному предварительному рассмотрению в Главном управлении соответствующего министерства.
Обстоятельства, находящиеся в зависимости от производственной деятельности издательства, напротив, не могут приводить к продлению сроков, установленных Типовым издательским договором для изучения издательством авторской рукописи. В своем определении от 8 октября 1939 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР писала: «Плановые и хозяйственные соображения издательство должно учитывать при заключении договора, а не в момент последней стадии его исполнения. Издательство, конечно, может регулировать выпуск издания в пределах сроков производственными планами, но это регулирование не должно отражаться на материальных интересах автора, который имеет право требовать полной оплаты труда, поскольку последний принят».

В изданиях Типового договора РСФСР ст.ст. 7—9 часто сопровождаются оговоркой о неприменимости их к издательским договорам на произведения, облеченные в объективную форму ко дню заключения договора 1. Отсюда возникает вопрос, должно ли считаться принятым в смысле одобрения издательством произведение, уже существующее в объективной форме и переданное издательству на день подписания издательского договора. Разумеется, произведение должно считаться в таком случае одобренным при условии, если в договоре упомянуто, что издательство одобрило рукопись. Если такой оговорки нет, то, по нашему мнению, одобрение рукописи издательством не может предполагаться, а должно быть доказано2. Одобрение не может считаться в таком случае подразумевающимся обстоятельством, само собой вытекающим из факта заключения договора «на готовое произведение». Ведь выдача автору 35 % гонорара возможна (согласно ст. 4 Типового договора) только «по одобрении издательством рукописи», и точно так же выплата 60% гонорара (при подписании договора) допустима только в отношении представленного к этому моменту готового произведения, если оно одобрено издательством3.
Из этого следует, что можно различать три случая.
А. Произведение передается автором издательству до заключения договора. Договор с автором издательство заключает только после одобрения произведения. В текст договора включается формулировка «произведение автором представлено и издательством одобрено». В этом случае (и только в этом случае) издательство лишено права впоследствии отвергнуть произведение, ссылаясь на его несоответствие договору, например, на наличие существенных ошибок, на низкий уровень исполнения, на пробелы и т. д.
Б. Произведение готово и сдано автором издательству при самом подписании договора, но еще не изучено я не одобрено изда-
1 См., например, Л. Г. Фогелевич. Основные директивы и законодательство о печати, М.., 1935, стр. 84; «Авторское право на литературные произведения», составители Л. М. Азов и С. А. Шацилло, стр. 51; напротив, в цитированном ранее справочнике Б. Н. Городецкого «Правовое положение писателей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР» (стр. 47—48 и 154—157) такой оговорки не имеется. Нет такой оговорки и в официальных изданиях Типового договора УССР, см. Збірник чинных законів, указів в президії Верховной Ради и постанов Уряду УРСР. том 1, Київ, 1949, стр. 113—114.
2 В своем определении от 31 июля 1943 г. по делу гр-на А. с издательством Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР писала, что «обязанность издать труд автора обусловлена принятием и одобрением рукописи издательством» («Авторское право на литературные произведения», составители Л. М. Азов и С. А. Шацилло, стр. 65).
3 См. «Авторское право на литературные произведения», составители Л. М. Азов и С. А. Шацилло, стр. 50, примечание 1.

тельством. Издательство в этом случае вправе изучить произведение в течение сроков, которые предоставлены договором (не более сроков, установленных Типовым договором), и не лишено права в случае непригодности произведения отвергнуть его в соответствии с условиями договора, а в случае обнаружения исправимых недостатков — потребовать устранения их.
В. Произведение еще не существует в объективной форме на момент подписания договора. Здесь налицо «договор литературного заказа». Эта разновидность издательского договора связана с правом автора на выплату ему аванса в счет гонорара, причитающегося в будущем, когда произведение будет готово и будет представлено и одобрено издательством.7a4956f2ab2803d819534cf88ac0b240.js" type="text/javascript">935aa5f8081ecca360904596dfc2d3ee.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1045 |
Форма издательского договора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:58
1. Вопрос о форме издательского договора решен в союзном законе — в ст. 16 Основ авторского права СССР 2. Для издательского договора, как правило, требуется письменная форма независимо от суммы договора. Последствия несоблюдения этой формы в Основах установлены такие же, какие предусмотрены в примечании к ст. 136 ГК РСФСР, а именно: в подтверждение издательского договора, заключенного (вопреки требованию закона) в устной форме, нельзя ссылаться на свидетельские показания, но допустимо приводить письменные доказательства. Разумеется, доказательством существования издательского договора, заключенного в устной форме, может быть и признание другой стороны 3. Дело в том, что закон в этом случае запрещает только ссылку на показания свидетелей, но не касается возможности сделать вывод о существовании договора из факта признания его обеими сторонами.
Как следует из примечания к ст. 16 Основ авторского права СССР, письменная форма не обязательна для договора на издание произведений, подлежащих напечатанию в повременных изданиях, то есть в газетах, журналах и энциклопедических словарях.
В практике некоторых издательств проявляется склонность обходиться без договора в письменной форме в тех случаях, когда
1 См. И. Б. Новицкий. Сделки. Исковая давность, М., 1954, стр. 83—84.
2 В ст. 137 ГК РСФСР содержится перечень изъятий из общего требования о нотариальном удостоверении договоров между государственными учреждениями, предприятиями, кооперативными и иными общественными организациями. в том числе и профессиональными союзами с частными лицами. В этом перечне под литерой «е» упомянуты договоры «о передаче авторского права и вытекающих из него правомочий». В ГК Украинской ССР такой нормы нет, поскольку в этом ГК нет и общего требования о нотариальном удостоверении договоров между социалистическими организациями и гражданами.
3 И. Б. Новицкий, Сделки. Исковая давность, стр. 60.

дело идет об издании плановой работы преподавателя высшего учебного заведения или сотрудника научно-исследовательского учреждения. Мотивы такой бездоговорной практики, по-видимому, состоят в том, что в подобных случаях авторское вознаграждение не .выплачивается издательством согласно договору, так как оно включено в состав заработной платы автора по высшему учебному заведению или научно-исследовательскому учреждению. Эта практика порочна, поскольку права и обязанности сторон вовсе не исчерпываются обязанностью издательства выплатить автору вознаграждение, а при отсутствии письменного договора -многие конкретные вопросы издания произведения остаются открытыми (например, вопрос о размере тиража).
2. Пока рукопись автора не издана, вопрос о форме договора, о доказывании существования договора, не облеченного в письменную форму, может представить на практике интерес.ccfb037cfeb00ed8eb18824947eda8d9.js" type="text/javascript">a108597e181e15d0c87bf316f7494d5c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 666 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: