Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:35
Заключение эксперта, как и любое доказательство, подлежит оценке лицом,
ведущим расследование, прокурором и судом. Характер рассматриваемого вида
доказательств не может служить основанием для некритического к нему
отношения, принятия на веру содержащихся в заключении положений и выводов,
придания им особого доказательственного значени В связи с этим надо
отметить, что в следственной и судебной практике еще не изжиты случаи
некритического подхода к заключениям экспертов, к содержащимся в них данным;
случаи, когда заключениям экспертов необоснованно отдают предпочтение. Эта
практика нашла в свое время теоретическое оправдание в ряде работ,
рассматривавших заключение эксперта не просто как самостоятельный, но именно
как особый вид доказательств, обладающий преимущественной ценностью и
убедительностью Корни взгляда на экспертизу, как на "особое" доказательство,
уходят в теорию, которая считала эксперта научным судьей, ясно выраженную Л.
Е. Владимировым: "Судьи не могут критически относиться к экспертизе, для
понимания основания которой требуется ряд лет научных занятий. Им остается
только следовать авторитетному указанию экспертов. Суд самостоятелен в
выборе экспертов. Но раз последние выбраны, судья следует за ними, как
слепой за своим поводырем". Советское доказательственное право, как об этом
уже говори лось при рассмотрении особенностей оценки других видов
доказательств, вообще не признает "исключительных" доказательств как с точки
зрения их особой значимости, так и с точки зрения их особой
доказательственной силы. Эти положения закона целиком относятся и к оценке
заключения эксперта. То обстоятельство, что выводы эксперта основаны на
исследованиях, произведенных с применением научных или иных специальных
познаний, отнюдь не исключает возможности и необходимости оценки их
следователем и судом в полном объеме с тем, чтобы установить, обоснованно ли
заключение эксперта, и сделать вывод о допустимости, достоверности,,
значении для дела установленных экспертом фактов. Оценка заключения эксперта
включает: а) анализ соблюдения процессуального порядка подготовки,
назначения и проведения экспертизы (и последствий его нарушения), если они
допущены; б) анализ соответствия заключени эксперта заданию; в) анализ
полноты заключения; г) оценку научной обоснованности заключения; д) оценку
содержащихся в заключении эксперта фактических данных с точки зрения их
относимости к делу и места в системе доказательств.
Во всех случаях заключение эксперта должно оцениваться в совокупности
с другими доказательствами; выводы по делу, подчеркивает Верховный Суд СССР,
не могут быть основаны на заключении, противоречащем обстоятельствам,
достоверно установленным другими средствами доказывани Доказательственное
значение заключения эксперта определяется обоснованностью и полнотой
заключения, т. е. качествами, анализ которых следователь и суд должны
производить без "скидки" на авторитет эксперта. Нельзя также считать, что
заключения "вышестоящих" экспертных инстанций всегда более полны и
обоснованны, чем заключения "нижестоящих" экспертных инстанций. Точка
зрения, бытовавшая среди части экспертов, о преимущественной силе заключения
эксперта "вышестоящего" экспертного учреждения была решительно отвергнута
процессуальной теорией, как противоречащая принципам советского уголовного
процесса, и не получила признания в уголовно-процессуальном
законодательстве. Не может быть априорно отдано предпочтение и выводам
комиссионной экспертизы по сравнению с выводами одного эксперта, хотя обычно
комиссионный характер исследования создает дополнительные условия полноты.
Оценка экспертного заключения не сводится к одному только логическому
анализу умозаключений эксперта. Мнение, что оценка заключения эксперта -
чисто логическая операция, основано на неверном предположении о том, что
орган, назначивший экспертизу, не может правильно понять смысл и значение
самих методов исследования, применяемых экспертом. В действительности суд,
следователь, прокурор, лицо, производящее дознание, могут и должны проверить
не только логику экспертного доказывания, но и разобраться в выдвинутых
экспертом научных положениях, чтобы убедиться в достоверности и полноте
экспертных выводов. Всякое суждение эксперта должно пройти через призму
внутреннего убеждения суда или следователя, прежде чем стать основанием
выводов по делу. При этом анализируется по существу доброкачественность и
достаточность представленных для исследования материалов, достоверность
исходных положений методики исследования, соответствие задания и заключения
компетенции эксперта, обоснованность выводов и т. д. В некоторых работах по
криминалистике оценка органом рас следования и судом заключений
экспертов-криминалистов ставилась в зависимость от наглядности запечатления
результатов исследования на фотоснимках В действительности, будучи со
ставной частью заключения эксперта и способствуя наиболее пол ному, ясному и
наглядному запечатлению результатов исследования, фотоснимки не следует
считать единственной доступной для неспециалиста частью заключени Опираясь
на свою обще образовательную и криминалистическую подготовку, включающую
изучение возможностей различных видов экспертиз, на жизненный и
профессиональный опыт, следователь, судьи анализируют не только иллюстрации,
если они имеются, но и содержание заключения, обращая особое внимание на
условия и методы проводившихся исследований, с тем, чтобы оценить полноту и
точность полученных результатов. Судебная и следственная практика знает
немало примеров того, как критическая оценка следователем и судом содержания
заключений, в том числе примененной методики исследования, не только
обеспечивает установление истины по делу, но и способствует дальнейшему
развитию самой методики экспертных исследований. Приведем один из них. С.,
55 лет, ушел из дома и не вернулс Через несколько дней его труп был
обнаружен в кустарнике на окраине города. В щитовидном хряще имелись два
круглых симметричных отверсти Эксперт - судебный медик - дал заключение, что
"имеющиеся отверстия на пластинках щитовидного хряща - огнестрельного
происхождения: входное отверстие - на левой пластинке; выходное - на правой,
калибр пули 7,62 мм". Повторная экспертиза, проведенная в НИИ судебной
экспертизы, подтвердила первое заключение. Заключение экспертов находилось в
противоречии с установленными по делу обстоятельствами. В результате оценки
заключений экспертов в совокупности с другими материалами дела следователь
пришел к выводу, что заключения об огнестрельном происхождении отверстий на
щитовидном хряще трупа научно не обоснованы. Это послужило основанием для
назначения еще одной экспертизы. Эксперты поставили ряд опытов, для которых
пришлось заново разработать методику, и убедительно доказали
несостоятельность выводов предыдущих экспертиз. Обосновывая свое заключение,
эксперты опровергли, в частности, вывод, что оба отверстия в хряще возникли
в результате прохождения пули калибра 7,62. Расположение пластинок хряща,
как показали эксперименты, "исключает прохождение через них пули не только
калибра 7,62, но и значительно меньшего калибра". Рассмотрим более подробно
содержание отдельных сторон оценки заключения эксперта. Анализ соблюдения
процессуального порядка экспертизы включает проверку: соблюдения
процессуального порядка подбора материалов для экспертизы, в частности
получения образцов для сравнительного исследования; законности назначения
экспертизы, в том числе соблюдения установленных требований при вынесении
постановления (определения) о ее назначении; соблюдения при производстве и
назначении экспертизы прав обвиняемого и других участников процесса;
соблюдени процессуального порядка разъяснения эксперту его прав и
обязанностей; наличия всех необходимых по закону реквизитов заключения как
процессуального акта. Каковы последствия допущенных нарушений
процессуального порядка назначения и проведени экспертизы? Верховный Суд
РСФСР подчеркнул в определении по делу Р" что заключение эксперта не может
быть признано имеющим силу доказательства, если оно дано с нарушением
правил, обеспечивающих обоснованность его выводов В частности, если эти
нарушения касаются порядка подбора материалов для экспертизы, в результате
чего возникают сомнения в подлинности объектов экспертного исследования, то
это делает невозможным использование заключения эксперта при доказывании. То
же самое относится и к случаям нарушения прав участников процесса (при
заявлении отводов и ходатайств по поводу состава экспертов, постановке
вопросов экспертам и т. п. ), которые создают неустранимое сомнение в
объективности заключени "Экспертиза, проведенная по делу с нарушением
установленных законом прав обвиняемого, не может быть положена в основу
обвинения, - подчеркивается в определении Судебной коллегии Верховного Суда
СССР по делу С. - Соблюдение этих норм является гарантией защиты прав
обвиняемого и правильного разрешения дела по существу". Следует вместе с тем
иметь в виду, что в некоторых случаях обнаруженные при оценке заключения
нарушения могут быть устранены дополнительными процессуальными действиями,
например допросом эксперта. Оценива соответствие квалификации эксперта
предмету экспертизы, орган расследования и суд исходят прежде всего из
имеющихся в материалах экспертизы сведений об образовании, практическом
опыте, стаже работы по данной специальности, узкой специализации в рамках
данной профессии эксперта. Например, по делу Г. Верховный Суд СССР отметил:
"В постановлении следователя о проведении бухгалтерской экспертизы и в
заключении этой экспертизы не указано, кем именно и где работает М" а эти
данные необходимо иметь для проверки, имел ли он право проводить экспертизу.
Надлежит выяснить, имеет ли он познания, которые необходимы
бухгалтеру-эксперту, какое М. имеет образование и практический опыт работы"
В некоторых подзаконных актах содержатся дополнительные требования к
квалификации эксперта.534ccd8c349ddbb104f9c1f8844a9943.js" type="text/javascript">63b8bed32cbfa5cbadf13409375ebb40.js" type="text/javascript">c4a6ffee3b5a9c82e6c63abafb11d667.js" type="text/javascript">c87a10dc2efda3d961bd951117291180.js" type="text/javascript">3f07875d060f930441653bb149a6593e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1741 |
ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРТИЗЫ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:34
Предмет экспертизы формулируется следователем и судом с учетом его
относимости к предмету доказывания по уголовному делу в целом и зависит,
кроме того, от двух условий: а) характера и состояния объектов, направленных
на экспертизу; б) уровн развития науки. Различают следующие в иды заключений
эксперта: 1) категорическое положительное или отрицательное заключение
(например, след пальца оставлен А или не А); 2) вероятное заключение; 3)
заключение о невозможности решить данный вопрос (например, установить, кем
исполнена цифра "4", не представилось возможным). Если же вопрос выходит за
пределы специальных знаний эксперта или предоставленные ему материалы
недостаточны, он не дает заключения, а сообщает об этом органу, назначившему
экспертизу (ст. 82 УПК РСФСР). Если установленных экспертом данных
недостаточно для категорического вывода по поставленному перед ним вопросу,
то, по мнению одних авторов, эксперт должен дать заключение о невозможности
решить вопрос, а по мнению других, он должен составить вероятное заключение.
Сторонники первой точки зрения указывают, что вероятный вывод эксперта
не может быть доказательством по уголовному делу. Выводы по делу должны
основываться только на достоверно установленных фактах. Представляется,
однако, что отрицание доказательственного значения вероятного вывода
эксперта не должно переходить, как это имеет место в ряде работ сторонников
указанной точки зрения, в необоснованное отрицание доказательственного
значения всех данных, установленных экспертом в ходе исследования и
изложенных в описательной части заключени Нельзя забывать, что заключение
эксперта отнюдь не сводится только к формулированию вероятного вывода. Оно
содержит данные и о достоверно установленных в ходе экспертного исследования
фактах, оказавшихся, однако, недостаточными для разрешения поставленных
вопросов. Так, содержащиеся в заключении данные о совпадении или различии
частных признаков служат косвенным подтверждением по отношению к факту
тождества (различия). Их может оказатьс недостаточно для достоверного вывода
о наличии или отсутствии этого факта. Если бы указанный факт устанавливался
только экспертизой, то, очевидно, возможности доказывания на этом были бы
полностью исчерпаны. Но экспертное исследование не изолировано от других
способов установления истины по уголовному делу. В интересах максимальной
объективности, полноты и всесторонности судопроизводства орган расследования
и суд используют одновременно несколько параллельных, не зависящих друг от
друга способов для установления каждого обстоятельства уголовного дела
Заключение эксперта, содержащее косвенные данные о тождестве, направляет
работу следователя на установление тождества с помощью других способов
доказывани После того как другие доказательства данного обстоятельства
найдены (например, получены показания о том, что след оставлен данным
лицом), их оценка производится с учетом тех фактических обстоятельств
(например, совпадений пли различий), которые обнаружил эксперт в процессе
исследовани Совокупность показаний свидетелей и обвиняемых о том, что
определенный след оставлен данным лицом или предметом, заключение эксперта,
которым установлены совпадения некоторых признаков, может оказаться
достаточной для достоверного вывода следовател (суда) об искомом
обстоятельстве - в данном случае о тождестве. Таким образом, если эксперт
установил ряд совпадений или различий в сравниваемых объектах, комплекс
которых, однако, не позволяет прийти к категорическому заключению о
тождестве или о его отсутствии, доказательственное значение имеет не
вероятный вывод эксперта о тождестве или различии, а совпадение частных
признаков, определенно указанных экспертом. Признание вероятного заключения
эксперта доказательством противоречит прямому указанию закона:
"Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях... " (ст.
309 УПК РСФСР). Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971
г. "О судебной экспертизе по уголовным делам" указывает, что вероятное
заключение эксперта не может быть положено в основу приговора. Если
следователь (суд) сочтет необходимым воспользоваться версией, вытекающей из
экспертного исследования, это значит, что версию, которую не удалось
доказать экспертными методами, он примет "на вооружение", превращая ее тем
самым в следственную версию, и попытается использовать для ее проверки
другие доказательства. Вероятные заключения экспертов не следует смешивать с
заключениями о групповой принадлежности объектов, имеющими вполне
определенное доказательственное значение. Заключение о групповой
принадлежности (например, по типу и группе крови, по химическому составу
дроби и т. д. ) представляет собой не предположение, а категорическое
суждение о факте, которым в данном случае
является достоверно установленная принадлежность исследуемого объекта к определенному роду или группе явлений (предметов). Предположение об индивидуальном тождестве, которое может при этом возникнуть, выходит за пределы экспертного исследования. Оно может служить одним из оснований для построения следственных и судебных
версий. Возможность установления экспертом обстоятельств, не предусмотренных
заданием, также требует специального анализа. В процессе проведения
экспертизы в ряде случаев выясняется, что в объектах исследования содержится
большее количество относящейся к предмету доказывания информации, чем это
представлялось следователю (суду) в момент назначения экспертизы.
Уголовно-процессуальное законодательство союзных республик предоставило
эксперту право решать по своей инициативе вопросы, не указанные в
постановлении (определении) о назначении экспертизы (ст. 191 УПК РСФСР). Эта
норма может рассматриваться как исключение из общего правила, согласно
которому формулирование вопросов эксперту составляет компетенцию органов,
назначивших экспертизу. Она обеспечивает полноту заключения в случаях, когда
задание эксперту слишком узко или неполно определило предмет экспертизы. При
этом речь идет о фактах, связанных с предметом экспертизы и могущих быть
установленными путем исследования тех же объектов. В соответствии со ст. 78
УПК РСФСР эксперт в осуществляемом им исследовании и в заключении не вправе
выходить за пределы своей научной компетенции, т. е. делать выводы по
вопросам, которые не могут быть разрешены на основе представляемой им
отрасли знания, и предпринимать действия по уголовному делу, не связанные с
применением его специальных познаний. Уголовно-правовая оценка фактических
обстоятельств дела составляет прерогативу органов расследования (суда) и в
компетенцию эксперта не входит Только исходя из этого принципиального
положения может быть правильно решен, например, вопрос о праве
судебно-медицинского эксперта давать правовую трактовку медицинскому случаю,
т. е. квалифицировать род насильственной смерти (убийство, самоубийство,
несчастный случай). Такая оценка выходила бы за пределы его компетенции;
предметом же заключения в данном случае может быть только медицинская
характеристика причин смерти Причинение потерпевшему повреждений посторонней
рукой является одним из таких устанавливаемых судебно-медицинской
экспертизой фактов т. е. эксперт может установить факт причинения
повреждений, которые потерпевший своей рукой "физически" не мог себе
причинить. В то же время следует иметь в виду, что эксперт на основе одних
только судебно-медицинских данных не в состоянии сделать обратный вывод, т.
е. установить, причинены ли саморанения и смерть самим пострадавшим, по той
простой причине, что всякое ранение, причиненное себе пострадавшим,
объективно может быть причинено и посторонним лицом. Подобно сказанному
установление "особой жестокости" убийства, "жестокое обращение", повлекшее
самоубийство, "обезображение" лица потерпевшего также не входит в
компетенцию судебно-медицинской экспертизы, ибо указанные понятия не
являются медицинскими. Эти вопросы решаются следователем и судом по
совокупности обстоятельств дела. Компетенция эксперта в этих случаях
исчерпываетс установлением характера причиненных повреждений (включая вопрос
об их неизгладимости). Сказанное о недопустимости решения экспертом
вопросов, составляющих компетенцию органов расследования и суда, относится
не только к судебно-медицинской, но и к другим видам экспертиз. В литературе
неоднократно рассматривался вопрос о том, входит ли в компетенцию эксперта
вопрос, нарушил ли субъект своими действиями те или иные правила (правила
безопасности движения транспорта, правила техники безопасности на
производстве и др. ). Некоторые процессуалисты формулируют общее правило,
согласно которому эксперт вообще не вправе решать вопрос о нарушении норм
права, к какой бы отрасли права они ни относились. Представляется, что это
мнение ведет к необоснованному сужению компетенции эксперта. Если
технический норматив или профессиональная норма санкционированы
государством, то фактически речь идет не о двух разных нормах, а об одной
норме, имеющей научно-техническое содержание и правовую форму Во многих
случаях судить о соответствии или несоответствии действий лица определенным
специальным правилам можно, лишь располагая специальными познаниями в
области сложной технологии производства, технического состояния транспорта,
строительства, бухгалтерского учета и т. п. В связи с этим вывод эксперта о
нарушении специальных правил (или об отсутствии такового нарушения) является
доказательством по делу. Понятно при этом, что вывод эксперта подлежит
оценке следователем или судом, как и любое другое доказательство, и ни в
коей мере не предрешает вывода следователя и суда о вине и ответственности.
Нормы права, в которых эксперт находит относящиеся к его компетенции
технические и профессиональные правила, могут содержаться в различных
правовых актах. Например, при проведении судебно-медицинской экспертизы
применяются специальные медицинские критерии оценки тяжести телесных
повреждений, выраженные в ст. 108 УК РСФСР и Правилах определения степени
тяжести телесных повреждений. Нормы права, устанавливающие специальные
профессионально-технические правила, используются также для обоснования
заключений судебно-бухгалтерских, технических и прочих экспертиз. Эксперты
могут использовать для обоснования своих выводов правила международных
полетов, правила и обычаи иностранных портов, правила предупреждения
столкновения судов в море и др. Говоря о компетенции эксперта, необходимо
подчеркнуть и то, что он выходит за ее пределы в случаях, когда
самостоятельно собирает исходный доказательственный материал для
исследования, помимо направленных на исследование объектов и представленных
ему для ознакомления материалов дела. Во всех случаях, когда возникает
необходимость дополнить объекты экспертного исследовани новыми
доказательствами, эксперт обязан обратиться с соответствующим ходатайством к
органу, назначившему экспертизу Пределы научной компетенции должны
учитываться и при исследовании экспертом обстоятельств, способствовавших
совершению преступлени Дл того чтобы заключение эксперта не выходило при
этом за пределы его специальных познаний, в нем могут найти отражение: а)
лишь такие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, для
выявления которых необходимы именно эти специальные познания; б) лишь
содержательная сторона обстоятельств, способствовавших совершению
преступления, без правовой их оценки; в) эксперт может рекомендовать только
такие меры технического и организационного характера по устранению указанных
обстоятельств, которые вытекают из данных экспертного исследования и
специальных познаний эксперта и основаны лишь на материалах дела,
относящихся к предмету экспертизы Эксперт выходит за пределы своей
компетенции и в тех случаях, когда он при проведении экспертизы по
материалам уголовного дела по своему усмотрению отбирает некоторые из
данных, относящихся к предмету экспертизы, оставля без внимания остальные,
т. е. присваивает себе функции оценки доказательств. Во избежание этого суд
и орган расследования перед назначением экспертизы должны принять меры к
устранению противоречий в материалах дела, на основе которых эксперту
предлагается дать заключение. Если же это в полной мере сделать не
представилось возможным, то в самом постановлении (определении) о назначении
экспертизы необходимо указать, на каких именно материалах дела эксперт
должен основывать свое заключение. Заключение эксперта, данное по материалам
дела, в которых имеются противоречия, может содержать также альтернативу:
эксперт предлагает следователю (суду) несколько решений поставленного перед
ним вопроса в зависимости от того, какие из противоречивых материалов взяты
за основу (например, какие из показаний о скорости движения транспорта
следует использовать). Вопрос о пределах и разграничении научной компетенции
эксперта возникает также при комплексном исследовании объектов на основе
разных отраслей знани Некоторые процессуалисты отрицают возможность
проведения комплексной экспертизы на том основании, что она законом
большинства союзных республик прямо не предусмотрена и что ее проведение
неизбежно связано с выходом эксперта за пределы его специальных познаний.
Другие авторы считают, что проведение комплексных экспертиз правомерно и
полезно для судебной и следственной практики, хотя среди них нет единства
мнений относительно правовой природы комплексной экспертизы.43fb5fb723fda7fd95346e0025efc625.js" type="text/javascript">1efb578e232b61da1de588a3ff284e9a.js" type="text/javascript">676449d88e320ffe173dedf8f1011c54.js" type="text/javascript">e302a3f27b42d2b7d87d50a4fca4d3dc.js" type="text/javascript">06c163d2ea1ad0e361a40dc0f0a510c5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1418 |
ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:33
Заключение эксперта как доказательство -
это совокупность фактических данных, содержащихся в его сообщении
следователю и суду, и установленных в результате исследования
материальных объектов, а также сведений, собранных в уголовном деле,
проведенного лицом, сведущим в определенной области науки, техники или иных
специальных знаний и с применением этих знаний. Исследование проводится, его
ход и результаты фиксируются с соблюдением указанного в законе
процессуального порядка. Оно осуществляется на основе специального задания
органа расследования, прокурора или суда. Таким образом, для заключения
эксперта как вида доказательств существенно то, что оно: а) появляется в
деле в результате исследования, б) исходит от лица, обладающего
определенными специальными познаниями, без использования которых было бы
невозможно само исследование, в) дается с соблюдением специально
установленного процессуального порядка, г) опирается на собранные по делу
доказательства. Эксперт дает заключение либо только на основе
непосредственного исследования материальных объектов экспертизы, либо на
основе такого исследования с привлечением сведений, известных из материалов
дела, либо только на основе материалов дела. Правильность вывода эксперта,
использовавшего содержащиеся в протоколах допроса и других письменных
материалах данные, естественно, зависит от достоверности последних
Экспертное исследование осуществляется в процессе доказывания, будучи его
составной частью: оно подчинено тем же целям. Получив заключение эксперта,
суд или следователь используют его в продолжающемся процессе доказывани В
ходе экспертизы в отличие от других процессуальных действий установление
существенных для дела фактов может происходить в отсутствие следователя (и
суда). Эта особенность позволяет объяснить, почему законодатель установил
систему специальных процессуальных гарантий, соблюдение которых призвано
способствовать достоверному, полному и объективному установлению фактов
экспертом и всесторонней проверке его выводов следователем и судом.
Совокупность этих гарантий образует процессуальную форму, особенности
которой отличают экспертизу от других способов доказывани Нормы
процессуального права, регламентирующие проведение экспертизы, определяют не
только цель, порядок, пределы таких исследований, но и взаимные права и
обязанности суда, прокурора, органа расследования, участников процесса и
эксперта в связи с проведением последним исследований. В случае
недостаточной ясности или полноты заключения может быть назначена
дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту.
Дополнительная экспертиза назначается, когда правильность заключения не
вызывает сомнения, но требуются дополнени или разъяснени Дополнительные
вопросы могут быть поставлены в тех случаях, когда обоснование в заключении
выводов или описание произведенных исследований не дает возможности
осуществлять всестороннюю оценку этих выводов. В отдельных случаях; когда
для этого не требуется дополнительных исследований, неясность или неполнота
заключения может быть восполнена допросом экспертов. В случае
необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может
быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или другим
экспертам. Задание эксперту, производящему повторную экспертизу, включает не
только те вопросы, которые были предметом первоначальной экспертизы, но в
ряде случаев и вопросы, связанные с необходимостью анализа правильности и
полноты методов которые применялись при первоначальной экспертизе. Повторная
экспертиза назначается, в частности, при выяснившейся профессиональной
некомпетентности ранее назначенного эксперта; нарушении процессуальных
правил производства экспертизы, повлекшем неустранимое сомнение в
обоснованности ее выводов (в частности, при выяснении обстоятельств,
указывающих на возможную заинтересованность эксперта в исходе дела), а также
в случае использования средств и методов, не отвечающих уровню данной
отрасли знаний; при несоответствии исходных данных и выводов; разногласиях
членов комиссии экспертов и т. д. В распоряжение эксперта, производящего
повторное исследование, предоставляется помимо материалов, которые
исследовались в ходе первоначальной экспертизы, также предыдущее заключение
(заключения) Фактическим основанием для назначения экспертизы служит
необходимость применения специальных познаний для выяснения существенных
обстоятельств по уголовному делу, т. е. таких познаний, какими обладают
лица, специализирующиеся в определенной области научных исследований или
профессии. Вопрос о том, необходимы ли научные, технические или иные
специальные знания для выяснения обстоятельств с помощью экспертизы, в
каждом конкретном случае решают суд и орган расследовани Однако назначение
экспертизы зависит не от их субъективного усмотрения, а от объективного
характера устанавливаемых обстоятельств. Закон не определяет содержания
поняти "специальные познания". Не дается однозначной трактовки этого понятия
и в юридической литературе, в которой общепризнано лишь мнение, что познания
в области законодательства и правовой науки к специальным познаниям в смысле
ст. 78 УПК РСФСР не относятс Можно полагать, что специальные - это те
познания, которые не относятся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих
массовое распространение, т. е. те, которыми профессионально владеет лишь
узкий круг специалистов.
В силу относительной неопределенности такого основания для назначения
экспертизы, как "необходимость специальных познаний", законодатель в
некоторых, особо ответственных, случаях прямо предписывает назначение
экспертизы. Закон указывает, что в перечисленных в нем случаях применение
специальных познаний обязательно Разумеется, это правило не исключает
необходимости оценки результатов экспертизы по внутреннему убеждению
следователя и суда, как и возможности использовать другие способы
доказывания для проверки выводов эксперта. Разумеется, не следует назначать
экспертизу "на всякий случай", когда обстоятельства и без того достаточно
полно выяснены и в проведении экспертного исследования нет надобности.
Невозможно дать исчерпывающий перечень отраслей знаний, которые могут быть
использованы в экспертном исследовании. То обстоятельство, что преступление
может иметь место в различных условиях и затрагивать различные общественные
отношения, обусловливает принципиальную возможность назначения экспертизы с
использование данных любой отрасли науки, техники, искусства, ремесла. В
практике доказывания наиболее часто назначаются криминалистическая,
судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-химическая,
судебно-биологическая, судебно-бухгалтерская, товароведческая,
автотехническая и пожарно-техническая экспертизы. Назначение экспертизы
закон не ставит в зависимость от того, может ли интересующий следствие и суд
вопрос быть выяснен не экспертным, а иным путем. Вопрос о назначении
экспертизы решается в зависимости от особенностей данного дела, если
проведение экспертизы в этом случае не является обязательным по закону
Действующее законодательство проводит четкое различие между функциями
эксперта и специалиста. Специалист привлекается к участию в следственных
действиях для содействия следователю своими специальными знаниями и навыками
в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Специалист обращает
внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением,
закреплением и изъятием доказательств, и дает необходимые пояснения по
поводу выполняемых им действий. Закон знает три формы привлечения
специалиста к участию в следственном действии: обязательное по закону
участие специалиста в следственном действии (судебного медика или врача при
осмотре трупа), факультативное участие специалиста определенного профиля и
факультативное участие специалиста, профессия которого заранее законом не
определена УПК союзных республик предусматривают возможность вызова
специалиста для участия в осмотре (ст. ст. 179-180 УПК РСФСР),
освидетельствовании (ст. 181 УПК РСФСР) и других следственных действиях (ст.
ст. 159, 186, 397 УПК РСФСР). Познания специалиста могут быть применены для
обнаружения лишь таких следов, признаков, свойств и т. п., в существовании
которых можно убедиться непосредственным наблюдением. Если же необходимо
исследование (безразлично, идет ли речь об установлении самих признаков,
недоступных "обычному" наблюдению, или об исследовании характера совпадений
и различий признаков, которые порознь доступны непосредственному
наблюдению), то выводы из него фиксируются в заключении эксперта. При этом
речь идет именно о цели применения специальных по знаний, а не о средствах и
методах, используемых в ходе исследовани Характер деятельности специалиста и
эксперта обусловил различие в процессуальном положении этих участников
процесса. Специалист вызывается в предвидении того, что его познания и опыт
понадобятся для обнаружения, фиксации или изъятия доказательств. По общему
правилу, следователь может не привлекать специалиста к участию в
следственных действиях, если он располагает научно-техническими средствами и
специальными познаниями, необходимыми для успешного проведения этих
следственных действий (кроме случаев, когда закон прямо предписывает
проводить данное следственное действие с участием специалиста). Эксперты в
отличие от специалистов привлекаются к участию в уголовном деле независимо
от того, обладает ли следователь (суд) необходимыми для производства
экспертизы познаниями. Экспертиза во всех случаях проводится на основании
постановления следователя или определения суда, тогда как вызов специалиста
может быть осуществлен на основании устного или письменного требования
следовател Экспертиза состоит в исследовании и составлении заключения;
деятельность специалиста ограничивается обнаружением и изъятием по указанию
и под контролем следовател доказательственного материала. Специалист может
сделать выводы из установленных при проведении следственного действия фактов
(на пример, предположительно высказаться о времени смерти, орудии убийства и
т. д. ). Однако такого рода выводы в отличие от выводов эксперта не имеют
значения доказательств и не фиксируются в процессуальных документах; они
носят характер консультаций, используемых для своевременного построения
следственных версий, и т. п., При анализе соотношения экспертизы и других
процессуальных действий по собиранию доказательств определяющим служит то,
что: а) при проведении экспертизы доказательства обнаруживаются и
исследуются не самим следователем (судом), а экспертом, который сообщает о
них органу, назначившему экспертизу, в своем заключении.62af4bb4e61337f57b0599c5402c4cc0.js" type="text/javascript">b0c25cdb7197bdb1ede9f0b15b57941a.js" type="text/javascript">9a5e767c9a1cc2cc3f2d1bc238f1c01d.js" type="text/javascript">4d234a9aae6ee794420baa656a234ec4.js" type="text/javascript">99b67293304a4eb2915909bcce88632c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 2370 |
ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ ПРОТОКОЛОВ И ИНЫХ ДОКУМЕНТОВ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:32
Никакие документы не имеют заранее установленной силы. Это предполагает
необходимость их тщательной проверки в ходе доказывания в целях выяснения
достоверности, относимости к делу и значения содержащихся в документах
фактических данных. Надо отметить, что в процессуальной литературе делаются
иногда попытки отграничить документы от других доказательств по их значению
или выделить в числе документов группу актов, имеющих в силу их
происхождения "особое значение". Так, Р. Д. Рахунов полагает, что
"письменное доказательство служит для удостоверения таких обстоятельств
дела, когда предпочтительнее прибегать к документам, нежели к показаниям". С
этим положением вряд ли можно согласитьс В ряде случаев существенные
обстоятельства дела устанавливаются одновременно и из показаний, и из
документов; вопрос о том, каким путем предпочтительнее установить то или
иное обстоятельство, решается не априорно, а исходя из имеющихся конкретных
возможностей и необходимости обеспечить взаимную проверку полученных данных.
В принципе, как уже отмечалось, документы могут быть использованы и
используются для доказывания любого обстоятельства, причем документ обычно
может быть заменен показаниями его составител Нельзя согласиться с мнением
М. А. Чельцова о том что "обычные документы не могут приравниваться по их
доказательственной силе к процессуальным" Наличие детально
регламентированного порядка производства следственных и судебных действий и
составления протоколов создает дополнительные возможности для оценки
доброкачественности протоколов, но это отнюдь не означает признания за
протоколами особой доказательственной силы. М. С. Строгович выделяет в числе
протоколов следственных и судебных действий протоколы осмотров, полагая, что
это - "документы особого рода, более связанные с вещественными
доказательствами, чем с обычными письменными документами". Остальные
документы (в том числе и протоколы других следственных и судебных действуй,
поскольку иное не оговорено) М. С. Строгович сближает с показаниями
свидетелей Представляется, что и эта точка зрения может повлечь неверный
подход к использованию и оценке доказательств. Попытки сблизить протоколы
осмотра (как и любых иных следственных и судебных действий) - разновидность
документов - с вещественными доказательствами или показаниями, основываясь
на отдельных признаках, чреваты опасностью игнорировать специфику
составления, проверки, оценки протоколов как самостоятельной разновидности
доказательств. Сказанному не противоречит изложенное в предыдущем пара графе
об обязательности при выяснении некоторых обстоятельств получения
документальных данных от определенного органа (на пример, документов,
подтверждающих прошлую судимость или ее снятие). Дело не в предустановленном
подходе к значению документов такого рода, а в том, что соответствующие
органы по роду своей деятельности обладают наиболее полной информацией об
определенных фактах. В то же время, если данные, полученные из показаний,
документов и т. д., будут противоречить полученным официальным материалам
(например, в деле имеется справка о судимости, но обвиняемый утверждает, что
она снята), то достоверность и полнота последних дополнительно проверяетс
Причины противоречий между содержанием протокола и иного документа
выясняются по существу без придания какому-либо документу преимущественного
значени "В ходе доказывания проверяется, соблюдался ли установленный законом
порядок составления процессуального документа. В этом смысле сфера для
сомнений в подлинности и точности такого документа уже, нежели относительно
иных документов. Но коль скоро эти сомнения возникают (например, при
обнаружении противоречий между протоколом осмотра документов и актом
ведомственной ревизии), они должны быть разрешены по существу, а не путем
признания за протоколом преимущественного значени Констатация факта
соблюдения всех правил составления протокола отнюдь не равнозначна
окончательному установлению достоверности содержани протокола. Этот вывод
может быть сделан лишь по результатам оценки содержания протокола в
совокупности с другими фактическими данными, имеющимися в деле. Сказанное
относится и к случаям коллизии между содержанием какого-либо документа и
доказательством другого вида: и здесь оценка производится конкретно на
основе проверки причин возникновения противоречий, а не исходя из
преимущественного значения документа. Документы подчас содержат не только
фактические данные, могущие быть использованы по делу, но и сведения, не
относящиеся к нему, а равно предположения, оценочные суждения, не
подкрепленные анализом конкретных обстоятельств При этом доказательственное
значение будет признано лишь за определенной частью документа. Надо также
отметить, что возможна ситуация, при которой различные документы будут
фиксировать одни и те же фактические обстоятельства. В случае противоречия
между содержанием таких документов нельзя исходить из того, что правилен
именно документ, полученный позднее; и тот, и другой должны быть проверены.
Кроме того, нельзя отвергать определенный документ только на том основании,
что он представлен позже, с нарушением срока, установленного каким-либо
правилом. Это обстоятельство "само по себе не устраняет доказательственной
силы, если не опорочено содержание документа и он добыт законным путем"
Конечно, в связи с этим может оказаться необходимым проверить, в частности,
не оказывали ли заинтересованные лица влияния на составител документа, не
фальсифицировано ли содержание документа и т. п.; знание момента составления
документа помогает и при проверке его обоснованности. Содержание и методы
проверки документов и их анализа при оценке направлены на то, чтобы
выяснить: а) происхождение документа и время его составления; б) подлинность
документа и отношение составителя (автора) документа к делу; в) источник
осведомленности составителя документа; г) соблюдение при составлении
документа требований закона и ведомственных правил (если таковые имеются),
способствующих полноте и точности содержания документа; д) наличие иных
данных, подтверждающих достоверность, точность, полноту или, наоборот,
указывающих на возможную недостоверность, неполноту и неточность. Удержани
документа. Для этого проводятся в случае необходимости следственные действия
(например, допрос составителей документа, экспертиза); осуществляется
сопоставление нескольких документов, документов и вещественных доказательств
и т. д. Объем таких действий зависит от обстоятельств конкретного случая, но
сама по себе проверка протоколов и иных документов, сочетаемая с их предвари
тельной оценкой, составляет обязательную предпосылку их окончательной
оценки. Нельзя поэтому согласиться с мнением А. Н. Трайнина, что значение
документов, исходящих от должностных лиц, тем именно и важно, что
"публично-правовое их происхождение, печать государственного органа сообщает
им авторитет и значение бесспорных актов" Другое дело, что практически объем
проверки протоколов и документов, исходящих от должностных лиц, в
большинстве случаев меньше, нежели объем проверки документов, исходящих от
граждан. Но в принципе "в уголовном процессе все документы подлежат...
критической проверке и удостоверяемые ими факты признаются или отвергаются
судом по внутреннему убеждению". Если в сфере повседневной деятельности
должностных лиц и граждан официальные документы действительно имеют
удостоверяющий характер, то при их использовании в уголовном процессе они
рассматриваются как обычное доказательство, подлежащее проверке и оценке на
общих основаниях и отнюдь не могущее считаться достоверным лишь потому, что
имеет характер официального документа. Только в результате сопоставления с
другими материалами дела может быть сделан вывод, что, например, содержание
протокола осмотра, а не противоречащих ему показаний достоверно.17319d725e36a4913dff365b209e407f.js" type="text/javascript">b39d179e8af40dd100ea0ed4c1ccf227.js" type="text/javascript">1f3b33ae01914048de829ceeacb83df4.js" type="text/javascript">56f662b59329ab69b4e6321f24b0f049.js" type="text/javascript">c07675bb39e880eb8b9fae093ee2778b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1196 |
ИНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:32
Понятие документов как вида доказательств предусмотрено ст. 16 Основ и
соответствующими статьями уголовно-процессуальных кодексов союзных
республик, разграничивающих, как уже отмечалось, протоколы следственных и
судебных действий от иных документов. Они могут иметь доказательственное
значение независимо от того, составлены ли в связи с возбужденным уголовным
делом или нет. С этих позиций "иные документы" могут быть разделены на три
группы: а) документы, составленные независимо от производства по уголовному
делу, но содержащие описание события, ставшего предметом уголовного дела
(например, документы, оформляющие хозяйственную операцию, предоставление
квартиры и т. д. ), или устанавливающие отдельные факты, обстоятельства,
имеющие значение для дела (например, удостоверяющие личность, возраст); б)
документы, фиксирующие обстоятельства события, наличие или отсутствие
признаков преступления, составленные в стадии возбуждения уголовного дела
(акт ревизии, заключение технического инспектора профсоюза, объяснение
должностного лица и т. п. ); в) документы, фиксирующие фактические данные,
известные их составителю лично или из других документов, и составленные по
предложению органов расследования и суда или по просьбе участников процесса
в период производства по делу (например, справки о расписании движения
поездов, характеристики, акты ревизий, проведенных в порядке ст. 70 УПК
РСФСР). Существенное отличие протоколов от иных документов заключается в
условиях их составлени Процессуальный закон специально регламентирует
порядок составления протоколов следственных и судебных действий, имея в виду
обеспечить полноту и точность их содержани Иные документы появляются в деле,
так сказать, в "готовом виде". Процессуальный закон регламентирует лишь
вопросы их собирания, но не порядок составлени Другими словами, протоколы
возникают в ходе следственных, судебных действий, в то время как иные
документы обнаруживаются или истребуются в ходе этих действий. Отсюда
вытекают особенности проверки и оценки этих документов. Процессуальный закон
(ст. 88 УПК РСФСР) устанавливает, что документы (речь идет об иных
документах), содержащие фактические данные, служат доказательствами, если
обстоятельства, удостоверенные или изложенные учреждениями, предприятиями,
организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для
уголовного дела. В случаях, когда документы обладают признаками, указанными
в ст. 83 УПК РСФСР, они являются вещественными доказательствами (см. N 1).
Таким образом, законодатель считает в равной мере допустимыми при
доказывании документы, исходящие от государственных учреждений, предприятий,
организаций и должностных лиц; от общественных организаций и их
представителей; от отдельных граждан (разумеется, с учетом объема
компетенции и фактической осведомленности составителей). Такое решение -
результат последовательного проведения классификации доказательств, принятой
в ст. 69 УПК РСФСР, в основу которой положено различие способов
запечатления, сохранения и передачи фактической информации. Письменные
документы являются основной формой допускаемых при доказывании в уголовном
процессе иных документов. Однако в ряде случаев уголовный процесс
сталкивается с иными способами запечатления человеческой мысли, например со
звукозаписью. Отвергать такого рода документы, как указывалось, нельзя,
особенно имея в виду развитие различных технических средств фиксации
человеческой мысли, которые все больше проникают в сферу производства,
управления, быта и, следовательно, все чаще могут быть использованы при
доказывании. Так, по делам об авариях на воздушном транспорте важное
значение имеет звукозапись переговоров экипажа самолета с землей. Наряду со
звукодокументами все шире применяются и такие документы, как схемы, чертежи,
графики, таблицы, фиксирующие условными знаками программу и результаты
работы приборов, и т. д. Некоторые из числа иных документов носят
производный характер. Речь идет, в частности, не только о копиях, но и о
документах, воспроизводящих для сведения органов расследования и суда
фактические данные, имеющиеся в других документах, или содержащих
определенные обобщения и выводы составителя по результатам изучения других
документов. Так, справка бухгалтера о зарплате, получаемой сотрудником,
будет производным документом, основанным на таких первоначальных документах,
как приказ, которым руководитель учреждения установил оклад данному
сотруднику, и ведомость, в которой тот расписывался в получении зарплаты.
Точно так же производными документами будут: справка о судимости, справка
администрации о том, что на интересующем следователя сеансе шел такой-то
фильм и о времени начала и окончания сеанса; счетные регистры (бухгалтерские
книги, карточки), фиксирующие на основании приходо-расходных документов
движение имущества, и т. д. В то же время нельзя согласиться с мнением, что
особенность всех документов (не являющихся вещественными доказательствами) -
их производный характер как доказательств в процессе Довод, что
первоисточником фактического содержания документа всегда является его автор
(составитель), а сам документ - производным, неубедителен. На этом основании
можно объявить все показани производными, потому что их "первоисточник" -
свидетель или обвиняемый. Документ может быть и первоначальным, и
производным доказательством. Это зависит от характера документа, его
отношения к удостоверяемому факту. Если в подлинном документе излагаются
сведения о каких-либо фактах на основе того, что зафиксировано в другом
документе или в объяснениях лица, то такой документ будет производным. Если
же документ составлен участником какого-то действия или события, чтобы
закрепить полученную в результате этого участия фактическую информацию, то
речь будет идти о первоначальном доказательстве, так как изложенные в нем
данные получены от первоначального носителя информации. Например, накладная
- документ, предназначенный для удостоверени факта передачи имущества одним
лицом другому, будет первоначальным документом. К числу первоначальных
относятся также акты, составленные ревизором (или контролером) о фактических
обстоятельствах, наблюдавшихся им непосредственно в ходе ревизии или
проверки (например, о результатах контрольного взвешивания); инспектором - о
фактических обстоятельствах, обнаруженных им на месте производственной
аварии, транспортного происшествия; дружинниками или другими представителями
общественности - о задержании с поличным преступника и т. п. Деление
документов на первоначальные и производные определяет в значительной степени
объем и характер проверки последних, обязывая органы расследования и суд
проверить точность передачи и запечатлени сведений через посредствующие
звень Самостоятельного рассмотрения требует вопрос о доказательственном
значении документов, полученных в результате проверочных действий. При
характеристике первоначальных и производных документов, используемых при
доказывании, упоминались акты ревизоров, инспекторов, контролеров, а равно
другие материалы проверочных действий. Рассмотрим поставленный вопрос
вначале применительно к акту ревизии. В зависимости от того, назначена ли
ревизия по требованию органа расследования (прокурора) или по инициативе
контрольно-ревизионного органа, могут конкретизироваться задания ревизорам,
объем проверочных действий, сроки, состав ревизоров и т. п. Вместе с тем
сущность самих проверочных действий остается той же. Даже в тех случаях,
когда ревизия назначается по поручению органов расследования и суда,
процессуальным действием является лишь дача соответствующего поручения; само
же производство ревизии процессуальный закон не регламентирует. Поэтому акт
ревизии независимо от того, по чьему требованию назначена ревизия, имеет
одинаковую природу. Его содержание составляют: а) описание задания и условий
производства ревизии с тем, чтобы можно было оценить правильность действий
ревизоров; б) описание проверочных действий, осуществленных ревизорами, и их
результатов (речь идет как об обстоятельствах, непосредственно обнаруженных,
например при инвентаризации, так и о результатах анализа документов); в)
изложение объяснений заинтересованных лиц и их анализ; г) выводы. К акту
прилагается первичная документация, содержащая существенные, по мнению
ревизора, данные и различные вспомогательные материалы (промежуточные акты,
таблицы и т. п. ). Очевидно, что содержание акта ревизии полностью
соответствует данному в ст. 88 У ПК РСФСР понятию "иного документа". То
обстоятельство, что значительная часть фактических данных "извлечена"
ревизором из первичных документов, не опровергает этот вывод, ибо в
результате сопоставительного анализа последних констатируются факты, ранее
неизвестные. Поэтому Верховный Суд СССР неоднократно подчеркивал, что акты
бухгалтерской ревизии имеют значение доказательств В ряде случаев акт
ревизии непосредственно используется в судебной и следственной практике для
обоснования выводов по существу дела - о наличии события преступления,
виновности лица, размере ущерба, условий, способствовавших преступлению, и
т. д. Акт ревизии, содержащий определенные фактические данные, может (и
должен) проверятьс путем обращения к документам, на которых он основан, а
иногда путем допроса лиц, его составивших. Сказанное в полной мере может
быть распространено на доказательственное значение документов, составленных
различными государственными и общественными инспекциями. При этом не имеет
значения, осуществлены ли указанные действия по поручению прокурора (органа
расследования) либо произведены составителями акта самостоятельно. Не имеет
значения и то, имели они место до или после возбуждения уголовного дела.
Судебная и следственная практика широко использует указанные материалы при
проверке других доказательств, а равно непосредственно при обосновании
выводов по делу. "Поскольку заключение экспертизы и выводы ведомственной
комиссии о причинах аварии являются одним из видов доказательств, -
говорится, например, в определении Судебной коллегии по уголовным делам
Верховного Суда СССР по делу С., - суд имел право входить в оценку этих
доказательств, независимо от времени их получения" В процессе проверочных
действий органа, разрешающего вопрос о возбуждении уголовного дела, нередко
поступают различные заявления и объяснения граждан, объяснения (рапорты)
должностных лиц об известных им обстоятельствах дела. Получение этих
заявлений и объяснений по инициативе прокурора и органа расследования
предусмотрено ст. 109 УПК РСФСР, а возможность обращения граждан и
должностных лиц с заявлениями к прокурору или в орган расследования в стадии
возбуждения уголовного дела-ст. ст. 108, III УПК РСФСР То обстоятельство,
что заявление или объяснение содержит фактические данные об обстоятельствах,
которые должны стать предметом допроса заявителя, не лишает самостоятельного
доказательственного значения поступившее заявление или объяснение, так же
как необходимость производства экспертизы не устраняет само по себе
доказательственное значение акта ревизии. Было бы неправильно игнорировать
документы, собранные в стадии возбуждения уголовного дела; они должны
использоваться в качестве доказательств. Известно,, в частности, что по
делам о должностных и хозяйственных преступлениях документы наряду с
вещественными доказательствами, заключениями экспертов, показаниями обычно
кладутся в основу установления таких подлежащих доказыванию обстоятельств,
как событие преступления, характер и размер материального ущерба, а также
обстоятельств, способствовавших совершению преступлени При расследовании
организованных хищений социалистического имущества в крупных размерах
документы количественно занимают первое место среди доказательств,
используемых по делу. Содержащиеся в них фактические данные играют весьма
важную роль и как самостоятельные доказательства и как исходный материал для
заключений экспертов.85000e4f630ce6e941634b9bd5391da7.js" type="text/javascript">251daf32c07762ef3f937962c59387f6.js" type="text/javascript">e13d30b2ff3ed1093bc9162eab0cf64d.js" type="text/javascript">7874c9f49143d0c1b8f3e63e52ef4857.js" type="text/javascript">86135662264b297d2c98fc117365246c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1924 |
ПРОТОКОЛЫ СЛЕДСТВЕННЫХ И СУДЕБНЫХ ДЕЙСТВИЙ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:31
В уголовном процессе под протоколами понимаются письменные акты и
приложения к ним, составляемые лицом, производящим дознание, следователем,
прокурором, судом при производстве следственных и судебных действий. Мы
подробно рассмотрим лишь те из них, которые фиксируют фактические данные,
полученные составителем протокола в результате непосредственного наблюдения
действий, явлений, материальной обстановки, следов (ст. 87 УПК РСФСР).
Основаниями для выделения протоколов судебных и следственных действий в
качестве самостоятельного вида доказательств служит ряд существенных
особенностей, характеризующих их появление в деле: а) протоколы, названные в
ст. 87 УПК РСФСР, - основные документы, фиксирующие деятельность органов
расследования, прокурора, суда по собиранию доказательств путем производства
-следственных и судебных действий, включающих результаты непосредственного
наблюдения явлений, материальной обстановки, следов; б) протоколы фиксируют
помимо результатов и самую деятельность лица, производящего дознание,
следователя, прокурора, суда - условия и ход следственного (судебного)
действи Будучи средством хранения сведений, протокол излагается в письменной
форме как наиболее универсальной; использование иных форм запечатления,
сохранения и передачи фактической информации имеет вспомогательное значение
(приложения к протоколу); в) составление протоколов носит процессуальный
характер и входит в компетенцию лица, производящего дознание, следователя,
прокурора, суда. Порядок составления протоколов детально регламентирован для
каждого следственного и судебного действия; нарушение этого порядка может
повлечь недопустимость протокола. В тех случаях, когда в ходе следственного
(судебного) действия отдельные действия совершает специалист (например,
специалист обнаруживает след, водолаз осматривает затонувшее судно, врач
освидетельствует потерпевшего в отсутствие следователя в порядке,
предусмотренном ч. 5 ст. 181 УПК РСФСР), протокол составляет следователь.
Процессуальная регламентация касается процедуры составления протоколов
данного вида, круга участников, времени и условий составления протокола, его
структуры, круга обстоятельств, подлежащих фиксации, последовательности и
степени детализации описания, возможности и способа изготовления приложений,
удостоверения соответствия содержания протокола происходившему и
обнаруженному и т. д. (ст. ст. 102, 141, 264 УПК РСФСР). Она направлена на
обеспечение полноты и достоверности отражения в деле хода и результатов
следственных (судебных) действий соответственно специфике каждого их вида и
конкретным условиям производства.
К числу протоколов следственных и судебных действий как
самостоятельной разновидности доказательств относятся в соответствии со ст.
87 УПК РСФСР протоколы осмотра, освидетельствования, выемки, обыска,
задержания, предъявления для опознания, следственного эксперимента. Этот
перечень представляется не исчерпывающим. Сюда же следует отнести протоколы
наложения ареста на имущество, проверки показаний на месте (в союзных
республиках, где она предусмотрена УПК), получения образцов дл
сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР). В протоколах осмотра,
обыска, следственного эксперимента и т. п. описываются, как указывалось
выше, процесс и результаты непосредственного изучения органом расследования
или судом действий, явлений, материальной обстановки, следов, в том числе
результаты наблюдения за опытными (экспериментальными) действиями В этих
случаях следователь, суд выступают в качестве субъектов наблюдения в
создаваемых для этого наилучших условиях для полного и точного восприятия и
запечатления фактической информации. Объектом непосредственного наблюдения
при этом служат: а) обстоятельства исследуемого события, продолжающие
существовать к моменту производства следственного (судебного) действия
(например, обстановка места происшествия); б) материальные следы
исследуемого события; в) опытные действия по воспроизведению отдельных
обстоятельств и обстановки события и по проверке фактической осведомленности
лиц, утверждающих, что им известны эти обстоятельства (следственный
(судебный) эксперимент, проверка показаний на месте, предъявление для
опознания); г) действия по получению образцов для сравнительного исследовани
В качестве одной из гарантий полноты, достоверности выяснения и запечатления
всех существенных признаков наблюдаемых объектов (действий) при производстве
названных действий лицом, производящим дознание, следователем, прокурором
обязательно присутствие понятых. При выделении дела в отдельное производство
часто используются копии протоколов следственных и судебных действий,
надлежащим образом удостоверенные. Такие копии являются производными
доказательствами. Разумеется, подлинность и содержание этих копий подлежат
проверке, они ни в коем случае не должны рассматриваться как
предустановленно достоверные. Основы уголовного судопроизводства (ст. 240
УПК РСФСР) устанавливают обязанность суда первой инстанции непосредственно
исследовать доказательства по делу. М. С. Строгович делает отсюда вывод, что
материалы предварительного расследования имеют для суда лишь "подсобное
значение". По его мнению, "чрезмерно широкое и частое оглашение на судебном
следствии материалов предварительного следствия неизбежно повлечет
вытеснение данных судебного следствия данными предварительного следствия,
осложнит и затруднит проверку и оценку судом доказательств по делу" В столь
общей форме приведенное положение неточно. М. С. Строгович прав, указывая,
что протоколы ранее данных показаний могут быть оглашены в суде только в
случаях, прямо предусмотренных законом. Однако это не дает оснований
ограничивать случаи оглашения в судебном разбирательстве протоколов осмотра
места происшествия, обыска и др. Эти протоколы в силу прямого указания ст.
240 УПК РСФСР должны быть оглашены в судебном заседании, ибо без этого
невозможна их проверка судом. Теоретический и практический интерес
представляет вопрос о доказательственном значении приложений к протоколам. В
силу ст. 141 УПК РСФСР к протоколам могут быть приложены фотоснимки, планы,
схемы, слепки и оттиски следов Иногда значение приложений к протоколу сводят
к иллюстрации его содержани Это неправильно. Фотоснимки, схемы, планы и т.
п. объекты представляют по существу составную часть протокола, и их
доказательственное значение неотделимо от письменного описани Наличие
приложений позволяет проверить полноту и точность записей в протоколе путем
сопоставлени Иными словами, некоторые фактические данные фиксируются не
одним, а двумя или даже трем способами: запись, фотоснимок, схема. В случаях
пробелов в протоколе приложения позволяют их в ряде случаев восполнить. С
помощью фотоснимков, киноленты, схемы и т. п. могут быть зафиксированы
детали, словесное описание которых затруднительно Таким образом, наличие
приложений делает текст протокола более доходчивым, создает при чтении
протокола как бы эффект присутствия соответствующего лица при следственном
действии нередко детализирует содержание протокола; иллюстрационным
значением отнюдь не исчерпывается значение приложений к протоколу.
Разумеется, условием использования приложений к протоколу будет запись в
тексте протокола о составлении заверенных соответствующими подписями плана,
схемы, фото- и киносъемки и т. п., а равно указание основных условий
производства соответствующих действий (масштаб плана, способ его съемки,
точки и способ фотосъемки, использованная аппаратура и материалы и т. д. ).ceeddf29684c8024308c7c31ea1df4d9.js" type="text/javascript">e577e863a07f95efe7c9697aa8c0845b.js" type="text/javascript">5f4c454f24bb54f79704fde590272baa.js" type="text/javascript">b6146bb748532cd705e043287548d166.js" type="text/javascript">9c8008009a70a0ce1c4baa40725b6a77.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1033 |
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОКУМЕНТОВ КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:29
Документ в
уголовном процессе - это материальный объект, на котором официальное
лицо или гражданин общепринятым (общепонятным) или принятым для
документа специального вида способом зафиксировал сведения об
обстоятельствах, имеющих значение дл
правильного разрешения уголовного дела. В юридической литературе существуют
различные определения понятия "документ"; при этом важное значение
придается трем элементам: характеру сведений, содержащихся в документе;
назначению его и связанному с этим авторству; письменности в
исполнении его. С позиций теории доказательств в уголовном процессе документ
важен как материально фиксированная форма сообщения фактических данных. Эти
фактические данные могут относиться к явлениям чрезвычайно разнообразным,
что обусловливаетс конкретными обстоятельствами уголовного дела. Главным и в
то же время совершенно обязательным признаком этих данных является их
относимость. Иногда делаются попытки ограничить уголовно-процессуальное
понятие документа со стороны содержани фактических данных. Высказывается
мнение, что обязательным признаком документа является предназначение его для
удостоверения юридических фактов.
Анализ уголовно-процессуального закона приводит к выводу о
необоснованности этого ограничени Судебная практика стоит на позиции
широкого использования документов как доказательств при условии соблюдения
требований к форме и содержанию документов, определяющих допустимость и
относимость их в качестве доказательств. Документ, как и доказательство
любого другого вида, сам по себе не имеет предустановленного значени
Фактические данные, содержащиеся в протоколах, справках и т. п., подлежат
проверке и оценке на общих основаниях. Материалами документов могут служить:
писчая бумага, фотобумага, кинопленка, фотопленка, ткань и др. Запечатление
на них сведений может быть осуществлено с помощью букв, цифр,
стенографических, телеграфных и других знаков, условных изображений,
понятных для лиц, использующих или могущих использовать данный документ.
Сведения могут фиксироваться человеком непосредственно, а также с помощью
различных приспособлений, аппаратов, машин и др. В уголовно-правовой
литературе в качестве основного признака документа нередко называют его
письменную форму, причем эта характеристика в ряде случаев распространяется
на определение документа в советском праве вообще Но, как показано выше,
письменность - лишь один из способов фиксации информации о существенных
обстоятельствах уголовного дела. В доказывании наиболее распространены
документы в письменной форме, но они выступают и в иных формах. В связи с
этим определение документов как письменных доказательств было бы не вполне
точным. Не случайно поэтому в действующем уголовно-процессуальном
законодательстве исключено из текста статьи, определяющей понятие документа,
указание на его письменный характер. В литературе правильно отмечается, что
"к документам могут быть отнесены... и акты, выполненные иным способом..,
гарантирующим определенную степень объективности и полноты воспроизведения
того или иною события" В частности, строительная и технологическая
документация, документация по технике безопасности и т. д. в значительной
части выполняется с помощью графических изображений (чертежей, схем),
математических, химических и иных условных символов и т. п. Такого рода
документы широко используются при доказывании по ряду категорий уголовных
дед. Не случайно отказ законодателя от применения термина "письменные
документы" совпал с законодательной регламентацией порядка использования
наряду с протоколированием дополнительных способов фиксации следственных
действий - фотографирования, составления планов и схем, звукозаписи (ст. ст.
141, 141 УПК РСФСР). Таким об разом, письменные документы представляют лишь
одну из разновидностей этого вида доказательств. Анализ практики
использования в процессе доказывани фотографий, схем, звукозаписи и других
материалов справочно-удостоверительного характера приводит в выводу, что они
играют роль не только иллюстраций. Наглядно воспроизводя описание, имеющееся
в протоколе, план, схема и т. п. способствуют точному и правильному усвоению
содержания последнего и хотя бы по этому имеют доказательственное значение.
Далее, они позволяют более полно выяснить обстановку и условия, в которых
протекало следственное действие, и тем самым как бы расширяю г сферу
применени принципа непосредственности в судопроизводстве. Наконец, ряд
существенных деталей может по тем или иным при чинам не быть зафиксирован в
протоколе или зафиксирован не достаточно точно. В этих случаях чертеж, план,
звукозапись, по лученные в ходе следственного или судебного действия,
помогут уточнить и восполнить протокол. Как показывает практика, широко
используются схемы дорожного происшествия (в качестве составной части
протокола осмотра). Сказанное относительно случаев, когда фотографии, схемы,
фонограммы и т. п. изготовляются в ходе следственного действия и приобщаются
к протоколу, применимо и к случаям, когда они были изготовлены вне связи с
уголовным делом, но содержат сведения о существенных для дела
обстоятельствах. Так, звукозапись истории болезни может быть допущена в
качестве доказательства по делу. Доказательственное значение имеют
документы, обладающие совокупностью следующих признаков: а) они содержат
сведения, носитель которых известен и которые могут быть проверены; б)
сведения удостоверяются или излагаются органами или лицами, от которых
документ исходит, в пределах их должностной компетенции или, если документ
исходит от гражданина, в пределах его фактической осведомленности; в)
соблюден установленный законом порядок приобщения документа к делу; г)
фиксируемые в документе сведения о фактах, обстоятельствах имеют значение
для данного дела. Отсутствие в документе хотя бы одного из признаков лишает
его доказательственного значения, так как создает неустранимое сомнение в
достоверности содержащихся в нем данных или свидетельствует об их
неотносимости к делу. Не будет, например, иметь значения доказательства
анонимный, никем не подписанный документ; он не может быть принят как
доказательство, хотя бы в нем и содержались важные для дела сведени
Протоколы, как и иные документы, исходящие от учреждений, предприятий,
организаций, должны иметь официальные реквизиты, установленные для них
(штамп, печать, подписи и т. д. ) Когда сведения о фактах излагаются
гражданами, к форме документов могут предъявляться требования лишь в особых
случаях (например, доверенность и т. п. ). Нарушение порядка составления
документа не всегда исключает возможность использования его при доказывании,
так как нарушение формы не во всех случаях свидетельствует о неправильности
содержани Поэтому при оценке подобных документов необходимо, не
ограничиваясь констатацией допущенных нарушений, выяснить значение и причины
последних. Определя понятие документов как доказательств в уголовном
судопроизводстве, закон различает две основные группы: 1. Протоколы
следственных и судебных действий; 2. Иные документы. Объединя эти виды
доказательств общим именем документов, законодатель исходит из того, что во
всех этих случаях речь идет о передаче информации о существенных
обстоятельствах дела путем материально-фиксированного отображения сообщений
официальных лиц или граждан. Вместе с тем, будучи сходными в способе.
запечатления, со хранени и передачи сведений, протоколы и иные документы
существенно различаются по времени, порядку, условиям составления, их
предназначенности, содержанию сведений и др. Первоначальным доказательством
является документ, содержащий информацию от лица, непосредственно
воспринявшего описываемое событие (факт). Между носителем сведений,
находящимся в контакте с событием, и содержащим эти сведения документом нет
промежуточных носителей информации. Производным доказательством является
документ, который отражает информацию, которую его составитель почерпнул из
других документов, из сообщений других лиц. Каждый из названных законом
видов документов подразделяется на несколько подвидов по назначению,
содержанию и условиям составлени 1. Протоколы следственных и судебных
действий могут быть разделены на: а) протоколы допросов; б) протоколы
осмотра, обыска, освидетельствования, выемки, задержания, предъявления для
опознания, следственного эксперимента (проверки показаний на месте - в тех
союзных республиках, где это действие предусмотрено УПК). Приложениями к
протоколам, входящими в качестве составных частей, могут быть: фотоснимки,
киноленты, ленты звукозаписи, планы, схемы. 2. Иные документы могут
представлять собой: а) справки, характеристики, акты ревизий и другие акты,
составленные государственными учреждениями или общественными организациями.
Они могут быть представлены по требованию суда, органов следствия и дознания
либо по инициативе названных учреждений. Они могут составляться в период
расследования (рассмотрения) дела либо до этого вне связи с делом.cee80fb1233c66405f9ec2885b240fd9.js" type="text/javascript">2430174df4623bec38283ab075eff032.js" type="text/javascript">8a47f7ea22110eb351576d6407cce25d.js" type="text/javascript">ee499965adf9596cb17bb5d9c2c2f80f.js" type="text/javascript">4bb3230f020386245053e9e4e8dd341f.js" type="text/javascript">0b9452d7c2861fb3afe9712be40fe50d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1423 |
ОСОБЕННОСТИ СОБИРАНИЯ И ОЦЕНКИ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:28
Уголовно-процессуальный закон предусматривает ряд следственных и
судебных действий, в ходе которых органы дознания, предварительного
следствия и суд собирают и проверяют вещественные доказательства.
Регламентация порядка и способов собирани вещественных доказательств
направлена на то, чтобы с учетом характера содержащейся в них фактической
информации обеспечить полноту ее выявления, точность закрепления в деле,
сохранность и неизменность. В частности, преследуется цель зафиксировать
место и условия обнаружения вещественного доказательства; обеспечить и
удостоверить его подлинность (т. е. исключить возможность подмены и
подделки); при необходимости возможно более полно использовать
вспомогательные способы фиксации существенных для дела свойств вещественного
доказательства. Реализация требований закона обеспечивает, с одной стороны,
максимальную полноту собирания и проверки имеющихся вещественных
доказательств, а с другой - устраняет загромождение дела ненужными для его
расследования и рассмотрения предметами, обеспечивает сохранность
вещественных доказательств и в случае их порчи или утраты возможность
сохранения их копий, описаний, рисунков и т. д. Процессуальные правила
собирания и исследования вещественных доказательств учитывают, в частности,
неповторимость в ряде случаев следственного действия, с помощью которого был
обнаружен объект, и связанную с этим необходимость удостоверить факт и
обстоятельства обнаружения, равно как и наличие в этот момент у объекта тех
признаков, которые используются при доказывании. Существенное значение имеют
следующие правила процессуального регулирования собирания и проверки
вещественных доказательств: а) предусматривается обязательное присутствие
понятых при следственных действиях, в ходе которых осуществляется собирание
вещественных доказательств и фиксируются обстоятельства их обнаружени На
понятых закон возлагает обязанность удостоверить факт, содержание и
результаты действий, при производстве которых они присутствовали, т. е.
удостоверить, насколько правильно в протоколе следственного действия отражен
процесс его проведения и полученные результаты.
Отсутствие понятых при обнаружении и изъятии следов и предметов, а
равно нарушение органами расследования требований закона относительно
состава понятых, по общему правилу, влечет недопустимость приобщенных
объектов в качестве доказательств, так как создает неустранимое сомнение
относительно факта и обстоятельств их обнаружения и изъятия; б)
устанавливается возможность присутствия при производстве следственных
(судебных) действий по собиранию вещественных доказательств лиц, законные
интересы которых могут быть затронуты фактом производства и результатами
этих действий или которые могут указать местонахождение следов и других
объектов (ст. ст. 169, 179 УПК РСФСР) ; в) предусматривается применение
научно-технических средств дл фиксации вещественных доказательств, а равно
запечатления места и обстоятельств их обнаружения (копирование,
фотографирование, составление планов, схем и т. д. ). В этих же целях
используется помощь специалистов. Нарушение указанных требований закона
также может создать в ряде случаев сомнение в полноте, объективности,
всесторонности результатов осмотра, обыска и т. п. ; г) установлена
возможность проведения осмотра для собирания вещественных доказательств,
если имеется опасность утраты объектов или изменения их признаков до
возбуждения уголовного дела (ст. 178 УПК РСФСР). Предусматривается
возможность производства в порядке исключения обыска в ночное время (ст. 170
УПК РСФСР); д) установлен порядок хранения вещественного доказательства,
исключающий его подмену, утрату или изменение существенных для дела
признаков. Так, ст. 84 УПК РСФСР устанавливает, что вещественные
доказательства должны быть описаны в протоколе осмотра и по возможности
сфотографированы. О необходимости упаковать и опечатать предметы,
обнаруженные при выемке, обыске, осмотре места происшествия, местности и
помещения, говорится и в ст. ст. 171, 179 УПК РСФСР. Храниться вещественные
доказательства должны (кроме тех случаев когда такая возможность исключена)
при деле; е) процесс собирания и проверки вещественных доказательств
обязательно отражается в процессуальных документах, наличие и содержание
которых должно свидетельствовать о соблюдении установленных законом правил.
Собирание и проверка вещественных доказательств осуществляются в течение
всего процесса доказывания по делу. Было бы неверно, в частности,
игнорировать возможности, которыми обладает суд не только для исследования
уже имеющихся в деле, но и для собирания новых вещественных доказательств.
Вместе с тем в силу тех задач, которые уголовно-процессуальный закон ставит
перед дознанием и предварительным следствием, основная работа по собиранию
вещественных доказательств должна выполняться на этих стадиях производства
по Делу. Вещественные доказательства чаще всего собирают в ходе таких
следственных действий, как выемка, обыск, осмотр, при чем следственная и
судебная практика свидетельствуют, что не использование органами
расследования имеющихся возможностей собирани вещественных доказательств
часто не может быть восполнено в дальнейшем. Говоря о фиксации результатов
выемки и обыска, закон (ст. 176 УПК РСФСР) требует, чтобы в протоколе было
указано, выданы ли предметы и документы, подлежащие изъятию, добровольно или
изъяты принудительно, в каком именно месте и при каких обстоятельствах они
были обнаружены. Кроме того, в протоколе или в приложенной к нему описи
должно быть пере числено все изымаемое с точным указанием количества, меры,
веса или индивидуальных признаков и по возможности стоимости. Указанные
требования закона направлены на то, чтобы гарантировать возможность
использования объектов, обнаруженных при выемке и обыске, в качестве
вещественных доказательств. Обыск и выемка могут быть, с нашей точки зрения,
произведены и по усмотрению суда. Найдя это необходимым, суд может, не
возвращая дело на доследование, вынести определение об обыске или выемке,
поручив его исполнение органу милиции. Эта точка зрения находит известное
обоснование в тексте ст. 70 УПК РСФСР, хотя сам порядок обыска в присутствии
суда закон не регламентирует. Несомненно, что обыск, производимый в
присутствии суда (например, для изъятия записки, переданной подсудимому), не
требует приглашения понятых. Обыск по поручению суда производится в обычном
порядке. Вещественные доказательства, обнаруженные при обыске или выемке в
суде, подлежат исследованию и приобщаются к делу определением.
Предоставля органу расследования и суду возможность отыскивать и
принудительно изымать объекты, имеющие значение для дела, путем обыска или
выемки, законодатель уделил большое внимание тому, чтобы эти процессуальные
действия не применялись в противоречии с их назначением. В частности, закон
устанавливает обязательность вынесения мотивированного постановления о
производстве выемки и проверку прокурором достаточности оснований для
обыска, производимого на предварительном следствии и дознании (ст. ст.
167-168 УПК РСФСР). Эти указания закона (как правило, относящиеся к
присутствию заинтересованных лиц при обыске, выемке и их участию в
составлении протокола, порядку вскрытия запертых помещений и т. д. )-
наглядное свидетельство органического сочетания гарантий установления истины
по делу и охраны законных интересов граждан как взаимосвязанных сторон
единой системы процессуальных гарантий доказывания в советском
судопроизводстве. Предметы могут быть представлены органу расследования
(суду) гражданином, представителем общественности, должностным лицом, его
обнаружившим (ст. 70 УПК РСФСР). Представление отличается от выемки
отсутствием требования лица, осуществляющего производство по делу; предмет
передаетс следователю (суду) не по его требованию, а по инициативе
передающего. Понятно, что передача предмета осуществляется в порядке,
который должен обеспечить установление и фиксацию места, времени,
обстоятельств обнаружения объекта и его существенные признаки.
Одна из основных задач осмотра, как и обыска, - собирание вещественных
доказательств. Однако осмотр и обыск значительно различаются по характеру,
так как обыск связан с поиском предметов и документов, находящихся во
владении какого-либо лица и скрываемых им. Вещественные доказательства могут
быть обнаружены при производстве осмотра места происшествия, местности,
помещений, при осмотре трупа и освидетельствовании живых лиц. Пред меты,
обнаруженные при выемке, осмотре места происшествия, местности и помещения,
следователь должен осматривать для того, чтобы найти признаки, указывающие
на возможную относимость к делу. Как правило, этот осмотр осуществляется на
месте производства следственного действия и его результаты за носятся в
протокол указанного следственного действи Если же для осмотра предметов
требуется продолжительное время или на месте обнаружения нет для этого
благоприятных условий, осмотр производится по месту производства следстви
Понятно, что исследуются подробно только объекты, которые могут оказаться
относящимися к делу. Нельзя сводить осмотр к механической фиксации всего
обнаруженного Закон специально требует фиксировать при осмотре обнаруженное
именно в том виде, в каком оно наблюдалось в ходе осмотра. Это относится и к
вещественным доказательствам. За явления лиц, обнаруживших место
происшествия или предмет, о том, что те или иные следы и признаки появились
позднее (например, оставлены этими лицами), должны быть проверены в ходе
расследовани Не следует перед осмотром прибегать к "реконструкции"
первоначального вида объектов со слов заявителей. Последние могут ошибаться
или вводить следователя в заблуждение. В ходе осмотра также недопустимо
осуществлять реконструкцию обстановки, ибо это может привести к утрате
реально имеющихся и появлению в деле мнимых вещественных доказательств
Реконструкция может быть тактическим приемом следственного эксперимента, но
не осмотра. Принцип непосредственности требует от состава суда при
рассмотрении дела самостоятельно исследовать все доказательства по делу. В
частности, закон требует, чтобы вещественные доказательства, находящиеся в
деле и представленные в судебное заседание, были осмотрены судом и
предъявлены участникам процесса (ст. 291 УПК РСФСР). Если указанное
требование не было соблюдено, это означает, что вещественные доказательства
на судебном следствии не исследовались и поэтому ни суд, ни участники
процесса не могут делать на их основе какие-либо выводы. Представляется, что
осмотр вещественных доказательств целесообразнее всего производить по ходу
исследования тех обстоятельств, к которым данное вещественное доказательство
имеет непосредственное отношение. Результаты осмотра фиксируются в протоколе
судебного заседани При проведении следственного эксперимента как способа
исследования свойств материальных объектов иногда практикуется замена при
опытах подлинного объекта другим, подобным ему объектом (например,
перепиливание дужки замка той же системы). Представляется, что в этих и
некоторых других случаях следственный эксперимент, будучи способом
исследования имеющихся доказательств, приводит к появлению новых
вещественных доказательств, каковыми становятся материальные результаты
опытов, используемых при доказывании. Например, если обвиняемый в подделке
документов изъявляет желание воспроизвести свои действия и изготовляет в
ходе эксперимента поддельные оттиски печатей или штампов, то эти объекты
могут быть приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.
Исследование свойств предметов может производиться и в ходе судебного
эксперимента. Необходимость в нем может возникнуть либо когда у суда вызвали
сомнение результаты следственного эксперимента, произведенного на
предварительном расследовании, либо когда путем эксперимента представляется
возможным должным образом исследовать какое-либо доказательство. Судебный
эксперимент производится всем составом суда в ходе судебного заседани
Вещественные доказательства могут быть обнаружены при проведении такого
следственного действия, как проверка показаний на месте. В ходе этого
следственного действия нередко обнаруживаются следы и предметы, имеющие
значение для дела. Обычно это бывает в тех случаях, когда проверка показаний
производится на месте, которое ранее не осматривалось. Факт обнаружения
следа или предмета должен отражаться в протоколе данного следственного
действи Что же касается исследования следа или предмета путем его осмотра,
то здесь, на наш взгляд, следует руководствоваться ст. 179 УПК РСФСР. Осмотр
следов и предметов, обнаруженных при проверке показаний на месте, может быть
произведен как там, где проводилась проверка (с фиксацией его результатов в
общем протоколе), так и по месту производства следствия (с составлением
протокола осмотра). С помощью предъявления для опознания осуществляется
идентификация по признакам идентифицируемых объектов, запечатлевшихся в
памяти опознающего. В результате предъявления для опознания может быть
установлено либо тождество (сходство), либо отсутствие тождества. В
зависимости от этого решается вопрос о значении для дела предъявляемого
объекта. Экспертное исследование предмета может иметь место как на
предварительном, так и на судебном следствии (ст. 288 УПК РСФСР) (см. гл.
XIII). Рассматривая процессуальные способы собирания и проверки вещественных
доказательств, следует остановиться и на таком следственном действии, как
допрос. Путем допроса потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого
могут быть получены сведения, которые, с одной стороны, способствуют
обнаружению объектов, возможно являющихся вещественными доказательствами, а
с другой - позволяют решить вопрос об относимости обнаруженных объектов к
расследуемому событию, определить их действительное значение для дела.
Наличие в деле подробных показаний, относящихся к характеристике
вещественных доказательств, а в случае необходимости и к обстоятельствам их
обнаружения и изъятия, обеспечивает правильную оценку последних. Разумеется,
при этом не обходимо учитывать не только сведения, содержащиеся в
показаниях, но и полученные в результате проведения других следственных
действий. Следует также отметить и то значение, которое имеют обнаруженные
по показаниям допрашиваемого вещественные доказательства как средство
проверки этих показаний и подтверждения их истинности или как средство
изобличения во лжи лиц, дающих неправдивые показания Известный интерес
представляет вопрос о доказательственном значении объектов, обнаруженных в
процессе оперативно-розыскных действий (ст. ст. 118-120 УПК РСФСР).
Некоторые авторы, уделявшие тому вопросу внимание, полагали, в частности,
что объекты, обнаруженные в процессе оперативно-розыскной работы, не могут
иметь доказательственного значения.80bc04f61a427e61458854d1a2628b38.js" type="text/javascript">d90d4ee22a75efdc0a0f69352ce5b098.js" type="text/javascript">f58b2c908290c2101d86b42835636467.js" type="text/javascript">7c30d96c3bf3ba10b36cec0eb8fe2e1b.js" type="text/javascript">91e3443bafb18cb7b4a34bd26139513e.js" type="text/javascript">47dc87d1dd16890f3e8ac71ed94558d1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 2180 |
ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:27
В самом общем виде вещественные
доказательства определяются как любые предметы, которые могут служить
средствами к обнаружению преступления, установлению фактических
обстоятельств дела, выявлению виновных, опровержению обвинения или
смягчению
вины обвиняемого (ст. 83 УПК РСФСР). В отличие от показаний, заключений
экспертов, документов вещественные доказательства представляют не словесное
или иное кодовое (цифровое, графическое и т. п. ) описание обстоятельств
имеющих значение для дела, а материальные предметы со следами и признаками,
сохранившимися к моменту производства по делу. Иными словами, не описание, а
непосредственное материальное отображение признаков события составляет
сущность вещественных доказательств. Вещественные доказательства в виде
отдельных предметов, имеющих отношение к исследуемому событию представляют
собой материальные следы, "отпечатки" исследуемого событи
Как отмечалось, в основу классификации доказательств поло жена именно
специфика способа сохранения и передачи информации о существенных
обстоятельствах исследуемого события с тем, чтобы применить такие и только
такие методы ее собирания, которые обеспечили бы полноту и точность
полученных фактических данных. Сказанное полностью относится и к
вещественным доказательствам. Полученные на их основе фактические данные не
могут рассматриваться ни как "лучшие", ни как "худшие" по сравнению с
данными, содержащимися в доказательствах других видов, они просто иные по
характеру, и это должно учитываться при собирании, проверке и оценке
вещественных доказательств. Слово "вещь" в общеупотребительном его смысле
обозначает всякий неодушевленный предмет. Вещь обладает определенными
свойствами, т. е. тем, что характеризует какую-либо ее сторону и что
выявляется в ее взаимоотношениях с другими вещами или явлениями. Когда мы
говорим о вещах как доказательствах, мы подразумеваем, что эти вещи обладают
такими свойствами, которые отображают стороны или моменты исследуемого
события в виде следов воздействия, изменений и т. п. Доказательством, таким
образом, является вещь и ее свойства. Если эти свойства неотделимы от вещи,
то только данная вещь может служить доказательством. В некоторых случаях
вещество следа со всеми его свойства ми может быть отделено от предмета и
перенесено на другой пред мет. Тогда этот предмет вместе с перенесенным
следом становится вещественным доказательством. Поясним это примером. На
месте кражи обнаружен потожировой след пальца человека, подозреваемого в
совершении этого преступлени След находился на крышке письменного стола. Так
как этот след поддавался отделению от вещи (стола) путем перекопировки его
вещества на следокопировальную пленку, он стал существовать отдельно от
прежнего предмета - стола - на куске следокопировальной пленки, который и
стал в дальнейшем фигурировать как вещественное доказательство. Существенные
признаки устанавливаемых обстоятельств, содержащиеся в вещественных
доказательствах, обычно доступны непосредственному восприятию следователя и
суда Однако это не значит, что установить обстоятельства дела с помощью
вещественных доказательств несложно. С учетом характера материальных
объектов осуществляется трудоемкая работа по их закреплению, анализу
возможных изменений, которые они претерпели до обнаружени Фрагментарность
информации, характерная для большинства вещественных доказательств, требует
также сложной работы по закреплению обстоятельств их обнаружения и выявлению
других данных, с помощью которых может быть достоверно решен вопрос об
относимости объекта. Далее, необходимо принять ряд мер, предупреждающих
утрату или подмену обнаруженных объектов, а равно обеспечивающих полноту и
точность выявления относящихся к делу признаков. Информация, содержащаяся в
вещественном доказательстве, требует истолкования, расшифровки. "Чтобы
извлечь сообщение, - отмечает А. И. Трусов, - т. е. заставить как бы
заговорить "немого свидетеля", нужно найти другие данные и сопоставить их
между собой. Для этого вещественные доказательства в совокупности с другими
данными по делу анализируются, подвергаются исследованию (осматриваются,
предъявляются свидетелям, потерпевшим, обвиняемому, иногда подвергаются
экспертному исследованию и т. п. ). Подобным путем удается извлекать,
например, данные о том, что предмет служил орудием преступления, был
объектом преступных действий и т. п.". Объем информации, извлекаемой из
вещественных доказательств, возрастает по мере совершенствования способов их
исследовани Достижения криминалистики и иных наук, используемые в этих
целях, позволяют сегодня обнаружить, зафиксировать и использовать как
вещественные доказательства то, что еще вчера нельзя было ни обнаружить, ни
зафиксировать. Поэтому значение вещественных доказательств и их роль в
доказывании постоянно возрастают. Но при этом, разумеется, речь идет не о
замене вещественными доказательствами других доказательств, а о расширении
возможностей собирания вещественных доказательств за счет применения средств
и способов, которыми ранее не располагали органы расследования и суда.
Вещественные доказательства могут использоватьс для установления любых
обстоятельств, имеющих существенное значение, - события, отдельных его
элементов, виновности (невиновности) определенных лиц, мотивов
посягательства, отягчающих и смягчающих обстоятельств, причин и условий,
способствующих совершению преступлени Они могут быть получены и использованы
по делам любой категории. Нельзя поэтому согласиться с мнением, что
"вещественные доказательства собираются главным образом на месте совершения
преступления" Прежде всего вещественные доказательства, как будет показано
ниже, могут указывать не только на наличие, но и на отсутствие преступлени
Далее, они могут быть связаны с действиями, предшествовавшими совершению
преступления или последовавшими за ним. Наконец, в ряде случаев вещественные
доказательства, связанные с самим событием преступления, обнаруживаются не
на месте совершения, а в другом месте (на обвиняемом, потерпевшем, в
помещении, где скрыто похищенное, и т. п. ). Ошибочно и понимание
вещественного доказательства как уличающего доказательства либо
доказательства, уличающего или оправдывающего определенное лицо Закон
специально подчеркивает необходимость собирания всех вещественных
доказательств, могущих способствовать установлению фактических обстоятельств
дела, идет ли речь об изобличении или обосновании невиновности лица,
установлении отягчающих или смягчающих обстоятельств, доказывании или
опровержении наличия преступления При этом оправдательные вещественные
доказательства могут опровергать либо виновность данного лица, либо вообще
наличие преступлени Круг их может быть столь же разнообразен, как и круг
уличающих. Одни из них могут способствовать установлению алиби обвиняемого
(например, изъятые у него при задержании билеты в кинотеатр,
свидетельствующие о посещении сеанса в часы, когда было совершено
преступление) ; другие опровергать обвинение иначе (например, тот факт, что
кровь, найденная на одежде обвиняемого, не принадлежит потерпевшему); третьи
позволяют отбросить предположение о наличии события преступления (например,
устанавливать факт причинения смерти своей, а не посторонней рукой);
устанавливать состояние необходимой обороны (наличие финского ножа у
потерпевшего, которому обвиняемый, защищаясь, нанес удар палкой) и т. д. Во
всех случаях они подлежат собиранию, проверке и тщательному анализу в
совокупности с иными доказательствами по делу. Основанием для отнесения
материального объекта к числу вещественных доказательств служит: а)
отображение в нем признаков, характеризующих личность участников события
(указывающих на конкретное лицо), и орудия (оружия), применявшегося ими; б)
отображение в нем условий, в которых происходило событие (обстановка места
происшествия); в) наличие на нем (в нем) изменений, связанных с событием; г)
принадлежность определенному лицу, если этот факт имеет значение для дела;
д) использование участниками события; е) обнаружение в определенном месте
или в определенное время, если этот факт имеет значение для дела. В
уголовно-процессуальных кодексах сформулирован перечень наиболее
распространенных видов вещественных доказательств, которые классифицируются
по нескольким основаниям. 1) Предметы, которые служили орудиями преступлени
Под ними следует понимать любые материальные объекты, специально
изготовленные, или приспособленные, или найденные на месте и т. д., которые
были использованы для подготовки или совершения преступления, а равно для
сокрытия его следов. 2) Предметы, которые сохранили на себе следы
преступлени Как уже отмечалось, понятие "следы" может применяться в широком
и узком значении. В частности, под следами понимаются: а) отображения
материальных объектов, воспроизводящие их внешнюю форму, например следы рук,
транспорта, орудия взлома и пр. ; б) пятна (частицы) различных веществ и т.
п.
Именно в этом смысле закон говорит о предметах, сохранивших следы
преступления (ст. 83 УПК РСФСР). С помощью следов внешнего строения
оказывается часто возможным идентифицировать предметы, их оставившие, а с
помощью следов второй группы - обычно лишь установить групповую
принадлежность объектов, которые их оставили. Разумеется, доказательственное
значение следов не исчерпывается лишь их идентификационными возможностями;
они, как и любые другие вещественные доказательства, помогают также выяснить
обстановку события, его ход и другие существенные обстоятельства. 3)
Предметы, которые были объектами преступных действий обвиняемого. Под ними
понимаются конкретные предметы, на которые было непосредственно направлено
преступное посягательство (в этом смысле объект преступных действий - иное,
более узкое по смыслу понятие, нежели принятое в уголовном праве понятие
"объект преступления"). 4) Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем.
Речь идет о: а) наличных деньгах или документах, дающих право на их
получение, сырье и изделиях из драгоценных металлов и камней, иных ценных
предметах, которые приобретены непосредствен но в результате преступления (в
этой части указанная разновидность вещественных доказательств совпадает с
предыдущей); б) вещах, приобретенных на деньги, добытые в результате
преступления или реализации ценностей или другого имущества, полученных
преступным путем. Отсутствие в ранее действовавшем законодательстве
упоминания о денежных суммах и ценностях как вещественных доказательствах
приводило к известному ограничению использования факта их обнаружения для
установления истины; нередко органы расследования и суд рассматривали этот
факт лишь в связи с решением вопросов гражданского иска и конфискации
имущества. Ныне действующее законодательство устранило указанный пробел,
ориентировав тем самым органы расследования, прокурора, суд на всестороннюю
оценку значения по делу обнаруженных денег и ценностей Подчеркивая, что
изложенный перечень носит примерный, ориентировочный характер, законодатель
дополняет его указанием на то, что к вещественным доказательствам могут
относиться и иные предметы, отвечающие сформулированному в ст. 83 УПК РСФСР
общему их определению. К числу иных вещественных доказательств можно, в
частности, отнести "продукты" преступной деятельности (оружие, изготовленное
для незаконного ношения или хранения; фальсифицированные товары; изделия,
изготовленные в результате занятия незаконным промыслом; вещи, забытые или
обнаруженные на месте происшествия, и т. д. ). Материальная среда, в которой
было совершено преступление и остались его следы, ограничена определенным
пространством. Это пространство принято именовать местом происшестви В
пределах места происшествия связь преступления с материальной средой может
выразиться в том, что: а) преступление совершено с помощью оставшихся на
данной территории орудий; б) преступление направлено на один из объектов,
находящихся на данной территории; в) на предметах оставлены следы действий
преступника; г) преступление совершено в данной обстановке, хотя сама эта
обстановка не претерпела в связи с преступлением видимых изменений. Все эти
виды взаимосвязи преступных действий с окружающей средой обусловливают
приобретение последней специфических особенностей, имеющих
доказательственное значение, связанное с преступлением
причинно-следственными, пространственными и иными связями. Объекты этой
среды образуют единый криминалистический комплекс, который и составляет
содержание понятия "место происшествия". Одной из характеристик этого
комплекса служит обстановка места происшествия.7c786e93d65fa819abd9305cb2a518fb.js" type="text/javascript">9b16708a5be8d22a7c117f0c3f9d87fa.js" type="text/javascript">f24eda972edf46b31465eb45ac5be8ca.js" type="text/javascript">919ab031391f1f7d39a4fe9411560524.js" type="text/javascript">6eeaa54baa6dda32ad1ef87b0be87cf2.js" type="text/javascript">cb6c1a47b7e1e220da6c69d9583f3ad6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1369 |
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЛНОТЫ И ДОСТОВЕРНОСТИ ПОКАЗАНИЙ ОБВИНЯЕМЫХ И ПОДОЗРЕВАЕМЫХ. ОСОБЕННОСТИ ИХ ОЦЕНКИ -1
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:25
Обеспечению полноты и достоверности показаний обвиняемого и
подозреваемого служат процессуальные и тактические правила их получения и
фиксации. Особенностью этих правил являются меры, направленные к обеспечению
права на защиту допрашиваемых. Поэтому, в частности, допросу обвиняемого
предшествует предъявление обвинения, а подозреваемому в ходе допроса
объявляется, в совершении какого преступления он подозреваетс Исходя из
того, что подозреваемый допрашивается по поводу действий, которые могут быть
ему впоследствии инкриминированы, его вызов и допрос согласно закону
производятся по тем же процессуальным правилам, что и вызов и допрос
обвиняемого. Эти правила предусматривают активное участие в доказывании как
обвиняемого, так и подозреваемого, что достигается не только правом давать
показания, но и правом заявлять ходатайства и представлять доказательства,
правом, которое может быть реализовано, в частности, в ходе допроса. Право
пользоваться родным языком и прибегать к услугам переводчика обеспечивает
полноту и точность показаний. Если защитник допущен к участию в деле с
момента предъявления обвинения, он имеет право присутствовать при допросах
обвиняемого и с разрешения следователя задавать вопросы. Дача показаний
является одним из средств защиты, поэтому обвиняемый должен быть допрошен немедленно после предъявления ему обвинения, а подозреваемый - немедленно после задержания или взятия под стражу (ст. ст. 123, 150 УПК РСФСР). Это позволяет максимально быстро приступить к проверке доводов обвиняемого (подозреваемого). Вместе с тем
уменьшается опасность представления ложных доказательств. Отсюда в каждом
случае, когда немедленный допрос оказался невозможным, в протоколе допроса
или отдельном протоколе оговаривается, чем вызвано промедление. Исходя из
задачи получения полных и правдивых показаний, решается вопрос о месте
допроса и мерах, которые надо принять для того, чтобы обвиняемые, вызванные
по одному делу, не общались между собой. Обвиняемый, по общему правилу,
допрашивается в месте производства предварительного следствия, но, если
следователь при знает это необходимым, он может произвести допрос по месту
жительства или работы обвиняемого (например, если нужно срочно допросить
обвиняемого сразу же после окончания обыска или если обвиняемый заболел и т.
д. ). Меры, которые принимаются для того, чтобы обвиняемые, вызванные по
одному и тому же делу, не могли общаться между собой или со свидетелями,
включают: вызов их на различное время и допрос порознь; указания
администрации места заключения о раздельном содержании обвиняемых,
находящихся под стражей; предупреждение о возможности изменения меры
пресечения, если будут иметь место попытки воспрепятствовать установлению
истины и т. д. Имея в виду процессуальное положение обвиняемого и
необходимость обеспечить реализацию его права на защиту, закон
предусматривает, что допрос начинается с выяснения вопроса, признает ли он
себя виновным. У обвиняемого должны быть по лучены показани по каждому из
пунктов предъявленного обвинения, а в случае изменения обвинения вновь -
относительно всего объема предъявленного обвинени В целях получения наиболее
полных показаний постановка вопросов обвиняемому и подозреваемому
допускается лишь после того, как выслушан свободный рассказ. Преждевременная
постановка вопросов может помешать допрашиваемому свободно и полно изложить
свои доводы. По окончании свободного рассказа задаются уточняющие,
дополняющие, напоминающие, контрольные и другие вопросы. Если обвиняемый
признает себя виновным в полном объеме предъявленного обвинения, допрос
должен вестись столь же детально, как и при отрицании им своей вины. При
частичном признании обвиняемым своей вины необходимо выяснить, какие
конкретно обстоятельства и эпизоды он отрицает и почему. В тех случаях,
когда обвиняемый (подсудимый) от дачи показаний отказывается, ему должна
быть предоставлена возможность дать объяснения о причинах отказа. Законом
установлено правило о добровольности показаний обвиняемого; правило
распространяется и на подозреваемого, который так же, как и обвиняемый, не
несет ответственности за отказ от дачи показаний. Категорически запрещается
домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер
(ст. 20 УПК РСФСР). Соответственно показания, полученные с использованием
незаконных мер, являются недопустимыми в качестве доказательств, а виновные
в применении таких мер несут предусмотренную законом ответственность В
отношении несовершеннолетнего обвиняемого и подозреваемого закон
устанавливает дополнительные гарантии получения от них полных и правдивых
показаний. Вызов и допрос несовершеннолетних производится, как правило,
через родителей и других законных представителей. Иной порядок допускается
лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами дела. В допросе
несовершеннолетнего обвиняемого (а следовательно, и подозреваемого), не
достигшего 16 лет, может участвовать педагог. Участие в допросе педагога,
который вправе с разрешения следователя задавать вопросы, а по окончании
допроса знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте
имеющихся в нем записей (ст. 397 УПК РСФСР), служит дополнительной гарантией
получения правдивых показаний и правильной их фиксации. По всем делам о
преступлениях несовершеннолетних защитник допускается к участию в деле с
момента предъявления обвинения, поэтому он присутствует при предъявлении
обвинения и допросах обвиняемого (ст. 51 УПК РСФСР). С тем чтобы по лучить
от несовершеннолетнего полные показания, предъявляемое несовершеннолетнему
обвинение должно быть изложено в выражениях, понятных обвиняемому.
На допрос подсудимого распространяются все общие положения о порядке
допроса обвиняемого. Вместе с тем ст. 280 УПК РСФСР предусматривает и
некоторые специальные гарантии пол ноты и достоверности этих показаний,
основанные на использовании условий, в которых осуществляется судебное
разбирательство. Следует подчеркнуть прежде всего, что допрос подсудимого
имеет самостоятельное значение. Это не только проверка правильности прежних
показаний, но и формирование новых в условиях судебного разбирательства. Эти
показания могут отличаться (иногда существенно) от полученных на
предварительном следствии или дознании. Независимо от результатов выяснения
этого вопроса в стадии расследования, начиная судебное следствие,
председательствующий спрашивает у подсудимого, при знает ли он себя
виновным. Момент допроса подсудимого (ст. 279 УПК РСФСР) определяется
необходимостью создать условия для получения полных и правдивых показаний. В
ходе судебного следствия председательствующий и народные заседатели вправе
задавать вопросы первыми и, кроме того, в любой последующий момент допроса
(например, в связи с вопросами, заданными кем-либо из участников судебного
разбирательства). Благодаря этому суд имеет возможность допросить
подсудимого по тому плану и по вопросам, которые были им намечены, и вести
исследование доказательств в направлении, в ко тором он считает необходимым.
Такой порядок допроса подсудимого, обеспечивая активную роль судей в
исследовании доказательств, вместе с тем создает необходимые условия для
последовательного развития допроса всеми участниками судебного
разбирательства в целях обеспечения полного и всестороннего изложения
подсудимым фактических данных, которыми он рас полагает. Вместе с тем в
отличие от стадии расследования, где такая возможность предоставляется
обвиняемому (подозреваемому) лишь на очной ставке, сам подсудимый в ходе
судебного следствия может задавать вопросы другим подсудимым, свидетелям и
потерпевшим. Систему гарантий, обеспечивающих полноту и точность показаний
подсудимого, органически дополняют правила ст. 281 УПК РСФСР о порядке
оглашения ранее данных показаний, предотвращающие опасность подмены
самостоятельного допроса в суде механическим повторением или оглашением
прежних показаний. Так как личное восприятие показаний подсудимого
способствует выяснению истины и создает возможность устранения противоречий
и неясностей (а также помогает необходимой корректировке пределов допроса),
оглашение прежних показаний подсудимого и воспроизведение их звукозаписи
может иметь место только в исключительных случаях. Оно допускается, когда
необходимо устранить противоречия, возникшие между прежними показаниями и
полученными в суде, при отказе подсудимого дать показания или когда дело
рассматривается в его отсутствие. Эти же правила действуют и в отношении
оглашения показаний подсудимого, полученных от него до предъявления обвинени
Выше подробно охарактеризовано значение тактических правил для обеспечени
полноты и достоверности показаний свидетелей и потерпевших. Рассматриваемые
при этом положения о формулировке вопросов, использовании данных психологии,
тактике показания допрашиваемому помощи в воспоминании и уточнении фактов, о
которых идет речь, и т. д. могут быть распространены и на допрос обвиняемого
и подозреваемого. Вместе с тем тактические приемы допроса этих лиц включают
и ряд специфических правил, вытекающих из особенностей их позиции по делу.
Так, стремясь скрыть истину, обвиняемый (подозреваемый) нередко заменяет
обстоятельства, имевшие место в действительности, вымышленными, которые, по
мнению допрашиваемого, могут помочь ему избежать ответственности. Подметить
это и найти способ опровергнуть - одна из важных тактических задач. Для
выяснения, не искажает ли факты обвиняемый, в ряде случаев допускается,
чтобы допрашиваемый в ходе допроса вошел в противоречие с собственными
утверждениями или с бесспорно установленными фактами, осведомленность
следователя о которых ему неизвестна, с тем чтобы демонстрацией этих
противоречий убедить его говорить правду, лишить его возможности "на ходу"
приспособить к ним другую ложную версию. Распространенным (хотя и не
универсальным) тактическим приемом следует считать фиксацию показаний
обвиняемого или подозреваемого по определенному вопросу до того, как ему
будет задан следующий вопрос. Поведение самого следователя, его способность
располагать к себе допрашиваемого, не прибегая к "заигрыванию" и не роня
авторитета представителя власти, также входит в тактику допроса. Допрашивая,
например, подозреваемого, следователь подчеркивает свое стремление выяснить
истину, объясняет со ссылкой на закон, что органы расследования не
преследуют цель во что бы то ни стало обвинить, что задачей процесса в
равной степени является как изобличение виновного (в меру его действительной
вины), так и предупреждение возможности необоснованного при влечения к
ответственности и осуждения невиновного. Такое разъяснение способствует
возникновению психологического контакта, который является необходимым
условием получения полных и правдивых показаний.7cb523045ab83b69ca6326b9085cb044.js" type="text/javascript">119a0bee5dc3770c300a74a9ec06cf76.js" type="text/javascript">86cd5493ee548d9f15691870cde34563.js" type="text/javascript">9885e339d2ced191435f4a43e81a4ef8.js" type="text/javascript">69a426aacdc4721cdf3b06e11236721c.js" type="text/javascript">36eb6c7fd100dd67143b0e7e155caf35.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1340 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: