Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Субъекты суверенных прав и обязанностей в Основном законе -1
 (голосов: 0)
  Конституция СССР 1924 года | Автор: admin | 25-11-2010, 04:59
Конституция прямо не говорит о суверенитете Союза. Однако его наличие вытекает из всего содержания закона. Советский Союз осуществляет важнейшие функции суверенного государства: внешние сношения, оборону страны, руководство некоторыми другими стратегическими объектами (транспорт, связь и т.п.).
А вот суверенитет республик всячески подчеркивается. Это была, конечно, дань тем сепаратистам, которые работали в конституционных комиссиях, сидели в высших органах власти союзных республик, партийных органах и т.д. Характерна сама конструкция соотношения суверенитета Союза и республик. Закон исходит вроде бы из приоритета суверенных прав членов Союза. Статья 3 говорит, что "Суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, указанных в настоящей Конституции, и лишь по предметам, отнесенным к компетенции Союза. Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляет свою государственную власть самостоятельно. Союз Советских Социалистических Республик охраняет суверенные права союзных республик". Таким образом, конструкция выглядит так, что Союзу как бы выделяется некий удел, а основной объем суверенитета сохраняется за республиками. В действительности, конечно, получается не совсем так. Т.е., разумеется, круг компетенции Союза очерчен исчерпывающе, а права республик как бы безграничны, но все дело в том, что компетенция Союза включает в себя громадные правомочия и к тому же по ключевым вопросам (ст. 1). То есть мы видим, что формулировочно Основной закон делает реверанс перед сепаратистами, но на деле создает мощное государство, которое приобретает в свои руки важнейшие рычаги управления и к тому же в достаточном количестве.
Чтобы ублажить сепаратистов, Конституция включает в себя даже специальную главу вторую "О суверенных правах союзных республик и о союзном гражданстве". С точки зрения юридической она совершенно не нужна, поскольку ее содержание вытекает из предыдущих статей Конституции. Здесь подчеркивается право свободного выхода из Союза, неизменяемость территории членов Союза без их согласия, единое союзное гражданство. Вместе с тем в главе отмечены и некоторые обязанности членов Союза: например, необходимость внесения изменений в конституции республик в соответствии со ст. 5.
Конституция регламентирует круг органов Союза и республик, показывает соотношение между ними, порядок формирования, неизбежно определяемый членами Союза; сама конструкция высших органов власти и управления республик, в большей мере аналогичная конструкции органов Союза, также подчеркивает государственный статус их, соответствующий авторитет. Даже порядок формирования представительных органов Союза тесно связан с правами республик, поскольку избрание съездов Советов Союза, ЦИК Союза в большой мере зависит от союзных республик, само представительство формируется именно в республиках.
Соотношение компетенции, прав Союза и его членов характеризуют именно федеративный характер этого государства. Мечты сепаратистов о конфедерации не нашли здесь своего претворения в жизнь. В то же время можно заметить, что права республик были достаточны для того, чтобы они могли иметь необходимую самостоятельность в руководстве своими внутренними делами. Ни о каком унитаризме, как это будут говорить впоследствии сторонники сепаратизма, думать не приходится. В этой связи можно отметить гармоничность построения Союза, которую отрицают и отрицали определенные авторы, стремившиеся к разрушению Союза. К ним можно отнести хотя бы А. Авторханова, призывавшего превратить Советский Союз в конфедерацию*(137). Именно по этому пути пошли первоначально, в 1988 году, эстонские сепаратисты, попытавшиеся превратить связи своей республики с Союзом в конфедеративные, а вскоре отбросившие и эту ширму и вставшие на путь полного отделения от Союза ССР.
Конституция исходит из того, что все субъекты федеративных отношений, союзные республики - равноправны, вне зависимости от величины их территории, количества населения и пр. Все они находятся в равной связи с Союзом. Принцип равноправия членов федерации отличает Советский Союз. В буржуазных федерациях он не всегда имеет место. Так, например, для федерации Вест-Индии, существовавшей в 50-х гг. ХХ в., было характерно неравноправие ее членов, связанное с неравноценностью их территории*(138).
Создателей Советского Союза не смутило то обстоятельство, что его члены были неравноценны по территории и количеству населения, а также то, что между ними имеются и другие различия.
Из 4-х союзных республик две являлись унитарными государствами, а две - сложными. При том из этих сложных, которые именовались федеративными - РСФСР и ЗСФСР - только одна являлась настоящей федерацией, Закавказская, и классической федерацией. Что же касается России, то она, как уже говорилось, была с самого начала государством с автономными образованиями. В год утверждения Конституции Союза таковой же стала и Украина, поскольку в ее составе была сформирована Молдавская АССР, тогда еще только в пределах левобережья Днестра. Такая разнородность формы государственного единства всех членов Союза также не повлияла на их равноправие. Не повлияла и история формирования каждой из них.
Как уже говорилось, самой большой по территории и населению была Российская Республика, она же явилась и первым в истории Советским государством.
Суверенитет Советской Российской Республики родился вместе с нею 26 октября 1917 г. в результате свержения власти Временного правительства. В обращении "Рабочим, солдатам и крестьянам!" II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов провозгласил: "Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берет власть в свои руки"*(139). В этой краткой, но емкой фразе фиксируется вся полнота и внешнего, и внутреннего суверенитета Советской России. Далее в документе подчеркивался внутренний суверенитет Советского государства: "вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов..." Что же касается внешнего суверенитета, то он по смыслу Обращения распространялся на территорию всей страны в тех границах, которые находились под суверенитетом буржуазного Временного правительства. То есть Советская Россия становилась правопреемницей России дореволюционной в полном объеме. Впоследствии это будет подчеркнуто во многих актах Советской власти.
В то же время Обращение, провозглашая право народов на самоопределение, создало возможность для изменения территориальных рамок Российского государства. Неделю спустя это право будет специально подчеркнуто в Декларации прав народов России, принятой Советом Народных Комиссаров, которая зафиксирует "право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства"*(140).
А сразу после съезда Советское правительство направит всем иностранным государствам ноты через их послов, с уведомлением о создании Советского правительства и намеком на необходимость его признания*(141).
Несмотря на идею правопреемства, Советское государство с первых дней своего существования подчеркивало, что политика прежних правительств не связывает его, что оно будет вести свои дела на новых основаниях, в том числе отказываясь от определенной категории неравноправных договоров со слабыми державами, которые были заключены до революции и теперь не могли быть терпимы новой властью. В данном случае, по существу, речь шла не об освобождении России от внешних обязательств, а, наоборот, о возвращении ею суверенных прав когда-нибудь и где-нибудь отнятых у каких-либо государств. Эта идея была проведена в Декрете о мире, ее же мы видим, например, в некоторых актах по частным вопросам. Так, в заявлении Народного комиссариата иностранных дел 16 ноября 1917 г. говорилось, что Советская власть не считает себя "связанной формальными обязательствами старых правительств" по поводу войны и мира и что она "руководствуется только принципами демократии и интересами мирового рабочего класса"*(142).
Таким образом, Советское государство с самого начала четко сформулировало свое отношение как к территории, на которую распространялся его суверенитет, так и к объему суверенных прав.
В целой серии документов, начиная с Декрета о мире, и особенно относящихся к заключению мира с Германией и ее союзниками, Советское правительство неизменно повторяло одну и ту же идею: оно исходит из презумпции, что мир может быть заключен только на основе отказа от аннексии, то есть захвата или удержания всеми державами чужих земель без ясно выраженной воли соответствующих народов к отделению от того или иного государства. Здесь можно увидеть двоякую мысль: с одной стороны, Советское государство готово было предоставить свободу любому народу, который не хочет жить в составе России, с другой - оно было уверено, что эти народы не захотят отделяться от революционного Советского государства. Развернутое определение аннексии дается в ленинском "Конспекте программы переговоров о мире", где предусмотрены даже определенные сроки и порядок устранения аннексионистских присоединений чужих земель*(143).
Интересна еще одна мысль, проводимая в некоторых документах: Советское государство не просит кого-либо о признании его, но оно решительно возражает против вмешательства иностранных держав в наши внутренние дела*(144).
В декабре 1917 г. начинается изменение территории Российской Советской Республики, т.е. меняются территориальные пределы ее суверенных прав. Правда, изменения эти идут по-разному. Первой заговорила об отделении Советская же Украина, провозгласившая свою двойственную независимость от России. Как уже говорилось, Украина мыслит себя и независимой, и в то же время частью Российской Республики. Любопытно, что федеративной называет Россию не она сама, а впервые Украина. Это видно из Манифеста Центрального исполнительного комитета Советов Украины "Ко всем рабочим, крестьянам и солдатам Украины". В том же документе мы видим и признание Украиной себя частью России. Там говорится об Украинской Республике и "остальной России"*(145). Таким образом, Украина как бы выходит из-под российского суверенитета и в то же время остается в его сфере.
В телеграмме ЦИК Украины, посланной Совнаркомом России на следующий день, 13 декабря, сообщается об избрании этого органа съездом Советов Украины, и здесь речь идет о двух республиках как о равноправных и независимых*(146).
В то же время Советская Россия показала себя уже как суверенное государство и в сношениях с зарубежными странами. 16 декабря Народный комиссариат по иностранным делам направил посланнику Румынии ноту, в которой протестовал против вторжения румынских властей на территорию Бессарабии и бесчинств по отношению к российским гражданам. При этом нота была выдержана в весьма резких тонах*(147).
Но в том же месяце Россия лишилась заметной части своей территории в силу признания независимости Финляндии. 18 декабря 1917 года, отзываясь на просьбу финляндской стороны, Совнарком постановил войти во ВЦИК с предложением признать независимость Финляндской Республики*(148). 22 декабря ВЦИК принял соответствующее постановление, которое в января 1918 года было одобрено III Всероссийским съездом Советов. Финляндия ушла из-под суверенитета России.
Осуществляя свои внешние суверенные права, Советская Россия 19 декабря 1917 г. сообщила Персии, что она выводит свои войска из этой страны, попавшие туда в ходе мировой войны*(149). По этому поводу состоялась переписка, которая свидетельствовала о том, что персидская сторона признает Советское правительство, по крайней мере, de faсto.
Советское государство начало незамедлительно осуществлять и свои внешние экономические права. 29 декабря 1917 г. СНК издал постановление о разрешениях на ввоз и вывоз товара из страны*(150).
Пришлось вмешаться Советской России и в дела армян и Армении в связи с решением вопроса о "Турецкой Армении". Советская власть хотела, с одной стороны, создать условия для реального самоопределения этой территории, для чего объявила о выводе российских войск из нее, а с другой - заботилась о том, чтобы армяне, разбросанные по разным землям, могли собраться на своей исторической родине и не зависеть от произвола турецких властей*(151).
В новом 1918 г. начинаются посягательства на суверенитет России со стороны соседей, пытающихся воспользоваться смутным временем. Как раз под новый год Япония прислала свои корабли, в том числе один военный, во Владивосток под традиционным в таких случаях предлогом защиты своих граждан. Центральные органы Советской власти даже не смогли, очевидно, прореагировать на эти действия. Решительный протест против них пришлось заявлять Владивостокскому совету*(152). Любопытно, что аналогичный протест заявила одновременно и Городская Дума*(153).
1 января 1918 г. дипломатический корпус во главе с его старейшиной - послом США Френсисом явился к председателю СНК В.И. Ленину с требованием освободить румынского посла, арестованного в Петрограде, в качестве репрессалии за бесчинства румынских войск по отношению к русским воинским частям. Случай в дипломатической практике необычный, но здесь важно другое: западным державам пришлось, вопреки своему желанию, вести разговор с главой правительства революционной России. Таким образом, мы видим, что с первых месяцев существования Советской России она осуществляла и свои внешние, и свои внутренние функции в качестве вполне суверенного государства. В дальнейшем эти функции будут усложняться и развиваться, пока Советская Россия не вступит вместе с другими республиками в состав Союза ССР.
Как мы видели, вслед за возникновением Советской власти в России и созданием Российской Советской Республики возникла Украинская Республика, связанная первоначально своеобразными узами с Россией. Установление Советской власти на Украине проходило в борьбе на два фронта. Как и по всей стране, здесь нужно было свергнуть органы Временного правительства. Но значительно большее препятствие представляли собой националисты в Центральной Раде, созданной после Февральской революции украинскими буржуазными и мелкобуржуазными партиями.
Первоначально Центральная Рада добивалась лишь автономии для Украины, однако даже эта идея встретила решительное сопротивление Временного правительства. После Октября украинские националисты повели курс уже на отделение Украины от России.
Иную позицию заняли Советы Украины, руководимые, особенно в восточных промышленных ее районах, по преимуществу большевиками. Они учитывали тягу украинского народа к созданию своей государственности, видя в то же время ее существование лишь в тесной связи с Советской Россией.
11 декабря 1917 г. в Харькове открылся I Всеукраинский съезд Советов, который провозгласил создание Украинской Советской Республики, избрал ее Центральный исполнительный комитет, члены его в подавляющем большинстве были большевиками. ЦИК, в свою очередь, образовал правительство Советской Украины - Народный Секретариат. Органами отраслевого управления стали 13 секретарств. Совет Народных Комиссаров Российской Советской Республики 16 декабря 1917 г. официально признал это правительство Украины.
Быстрая победа революции и создание Украинского советского государства обусловливались уровнем социально-экономического развития Украины, который был не ниже, чем в Центральной России*(154). Одним из важнейших факторов было и наличие активно действующих партийных комитетов в украинских промышленных центрах - Екатеринославе, Луганске, Харькове, Киеве, Одессе и других городах.
Однако на Украине сформировался уже достаточно сильный класс буржуазии, городской и сельской, который своим знаменем сделал автономию края. Эту автономию было вынуждено признать уже Временное правительство в результате переговоров с Центральной Радой, проходивших летом 1917 года*(155). Октябрьскую революцию Центральная Рада встретила враждебно. 7 ноября 1917 г. она приняла так называемый III Универсал, который провозгласил создание Украинской Народной Республики в составе Российской Федерации. Очевидно, в этой формуле сказались те федералистские идеи, которые бродили по России накануне Октября. И федерация имелась в виду не советская, а буржуазная. В силу этого Раду никак не устраивало провозглашение Советской Украинской Республики, и 9 января 1918 г. она приняла свой последний IV Универсал, в котором говорилось: "Отныне Украинская Народная Республика становится самостоятельным, ни от кого не зависимым, свободным, суверенным Государством Украинского Народа"*(156). Это "свободное государство" 27 января подписало мирный договор с германо-австрийским блоком. А 18 февраля немецкие и австро-венгерские войска начали оккупацию Украины. Естественно, что в этих условиях и Советская власть на Украине не могла удержаться, и та "федеративная" связь, которая была заявлена в декабре 1917 г., оборвалась.
После падения Советской власти на Украине весной 1918 г. ее высшие органы эвакуировались на территорию России. Отсюда они руководили борьбой украинского народа против немецких оккупантов и националистической буржуазии. В апреле 1918 г. ЦИК Украины образовал Повстанческое бюро, которое летом 1918 г. было заменено Центральным военно-революционным комитетом (ЦВРК), возглавившим борьбу за восстановление Советской власти на Украине. На местах создавались ревкомы, ставшие затем временными чрезвычайными органами власти.
В ноябре уже вся Украина была охвачена восстанием. В конце ноября в Курске формируется из членов ВУЦИК Временное рабоче-крестьянское правительство Украины, которому ЦВРК передает власть. Это правительство, в январе 1919 г. переименованное в Совет Народных Комиссаров УССР, возглавило борьбу за восстановление Советской власти на Украине.
Сражения пришлось вести не только со старыми, но и с новыми противниками - петлюровской Директорией и поддержавшими ее англо-французскими, польскими, румынскими, греческими интервентами.
Уже в начале 1919 г. в большинстве районов Украины удалось восстановить постоянные советские органы, заменив ими ревкомы и комбеды. Это позволило в марте 1919 г. созвать III Всеукраинский съезд Советов, принявший первую в истории Украины Конституцию Республики. Образцом для нее стала Конституция РСФСР. Был учтен также опыт государственного строительства Советской России.
Таким образом, суверенитет Советской Украины был восстановлен. Восстановилась и связь с Россией, причем на основаниях, подобных тем, которые были провозглашены в декабре 1917 г. Но теперь они расширились и углубились. Возникло фактическое единство гражданства, вооруженных сил, финансов. Высшие органы власти Украины признали верховенство аналогичных российских органов, в определенной мере и действие российского права на своей территории. То есть суверенитет Украинской ССР был в необходимой мере ограничен, хотя юридически это было оформлено весьма несовершенно.
Некоторую ясность должен был внести в отношения республик договор между ними, подписанный 28 декабря 1920 г., однако он тоже имел двусмысленный характер. Договор признавал "независимость и суверенность каждой из договаривающихся сторон". Далее, однако, следовали не слишком определенные формулировки: "Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика и Украинская Социалистическая Советская Республика вступают между собой в военный и хозяйственный союз". Военный союз - дело понятное, а вот хозяйственный союз как будто бы не предусмотрен ни в теории, ни в практике международных отношений. Но, во всяком случае, статья об этом звучит так, как будто обе республики равноправны в Союзе. А вот дальше начинаются вопросы. Договор говорил об объединении важнейших ведомств, но очень своеобразном. Если он имел в виду создание союзного государства из двух республик, то нужно было бы создать какую-то надстройку над этими ведомствами. Однако договор шел совсем по другой линии. В нем говорилось: "Объединенные народные комиссариаты обеих республик входят в состав Совнаркома РСФСР и имеют в Совете Народных Комиссаров УССР своих уполномоченных, утверждаемых и контролируемых Украинскими ЦИК и съездом Советов"*(157). Как видим, здесь уже отношения не равенства, а господства и подчинения, субординации, хотя довольно своеобразной. Это подчеркивается и ст. VI договора: "Руководство и контроль объединенных комиссариатов осуществляются через Всероссийские съезды Советов депутатов рабочих, крестьян и красноармейцев, а также Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, в которые УССР посылает своих представителей на основании постановления Всероссийского съезда Советов. Поэтому когда в начале 1922 г. украинские руководители стали жаловаться на превышение наркоматами РСФСР своих прав, с точки зрения юридической это было абсолютно неправомерно: сами же договаривались об объединении.
Но для нас важно другое, что Россия осуществляла определенные суверенные права по отношению к Украине, а последняя соответственно ограничивалась в каких-то правах, самоограничивалась. Так оно и было на практике, то есть если начало договора звучало не только в федеративном, но как будто бы даже в конфедеративном плане, то в конце его Украина выступала в качестве действительно автономной единицы. Сталин, следовательно, был прав, когда сравнивал ее с Татарией и Башкирией. Можно согласиться и с французским исследователем Ф. Контом, который говорит, что "нарочитое подчеркивание глубокой общности революционных интересов украинского и русского народов", декабрьским договором 1920 г. "оставляло мало места для независимости"*(158).
С такими суверенными правами Украина и пришла к подписанию Договора об образовании СССР.
Несколько по-другому развивался суверенитет Белоруссии. Белорусская Советская Социалистическая Республика возникла позже Украинской, лишь во время гражданской войны, после изгнания с ее территории немецких оккупантов. 1 января 1919 г. ее правительство опубликовало Манифест, в котором провозглашалось образование Белорусской Советской Республики как суверенного государства.
На I съезде Советов Белоруссии среди других стоял вопрос о границах республики, больной для БССР*(159). Я.М. Свердлов огласил постановление ВЦИК о признании независимости Белорусской Социалистической Советской Республики. Уже на этом съезде, как мы отмечали ранее, был поставлен и один своеобразный вопрос - о слиянии с Литовской ССР, возникшей в декабре 1918 г. 17 февраля об этом решили и на I съезде Советов Литвы. В Вильно состоялось первое объединенное заседание Центральных исполнительных комитетов БССР и Литвы. На нем был избран объединенный ЦИК Литбела под председательством К.Г. Циховского.
Литбелреспублика просуществовала недолго, будучи захвачена польскими интервентами, а после освобождения от них пришлось признать, что Литва пойдет по другому пути - она будет буржуазным государством, что, в свою очередь, привело в 1920 г. к восстановлению самостоятельной Белорусской Советской Республики. Надлежащее решение об этом, подобно тому, как это было сделано в декабре 1918 г., принял не государственный, а общественный орган - заседание представителей Коммунистической партии Литвы и Белоруссии, советских и профессиональных организаций Минска и Минской губернии, только теперь представительство было, как видим, более широким*(160).
Документ, который датируется 1 августа 1920 г., охватил важнейшие вопросы воссоздания республики, которая объявляется независимой. Своеобразно решался вопрос о границах - без достаточной определенности. Западный рубеж республики должен был быть установлен по этнографическому принципу, однако этот принцип по-разному толковался Польшей и Литвой. Практически все зависело от мирных переговоров, которые велись в Риге между Россией, Украиной и Польшей. Как известно, Белоруссия передоверила свои права на подписание мирного договора российско-украинской делегации. Декларация Собрания объявляла, что впредь до созыва съезда Советов власть в Белоруссии передается Ревкому*(161).
Независимость Белоруссии была закреплена и ее II съездом Советов в декабре 1920 г. Вместе с тем восстанавливались и те государственно-правовые связи, которые существовали у Белоруссии с Россией еще в начале 1919 г. Так, в дополнениях к Конституции республики, принятых съездом, между прочим, говорилось, что ЦИК Белоруссии "наблюдает за проведением в жизнь: постановлений Всероссийских съездов Советов", в вопросах советского строительства Совнарком республики должен руководствоваться постановлениями VII Всероссийского съезда Советов, а коллегии СНК Белоруссии должны конструироваться "по принципу РСФСР"*(162) (подчеркнуто везде мною. - О.Ч.).
Вполне определенно идея отношений между Белоруссией и Россией была зафиксирована в "Союзном рабоче-крестьянском договоре между РСФСР и Социалистической Советской Республикой Белоруссии", подписанном в январе 1921 г. Он аналогичен Договору России с Украиной. Уже в самом начале документа говорится о "независимости и суверенности" обеих республик. Но в то же время Договор устанавливает, что создаются объединенные наркоматы двух республик, которые "входят в состав Совета Народных Комиссаров РСФСР и имеют в Совете Народных Комиссаров ССРБ своих уполномоченных, утверждаемых и контролируемых Белорусским Центральным Исполнительным Комитетом и съездом Советов". И далее: "Руководство и контроль объединенных комиссариатов осуществляется через Всероссийские съезды Советов депутатов рабочих, крестьян и красноармейцев, а также и Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, в которые ССРБ посылает своих представителей, на основании постановления Всероссийского съезда"*(163). То есть вырисовывается картина, уже знакомая нам по Украине, фактической автономии республики в составе России.
Союзный договор был дополнен и конкретизирован специальным соглашением по финансовым вопросам, подписанным в июле того же года, которое, по существу, включало финансовую систему Белоруссии в систему России. По нему Наркомфин РСФСР должен был иметь своего постоянного уполномоченного в составе СНК БССР с правом решающего голоса, установление новых налогов и сборов на территории БССР должно было производиться по соглашению с Россией и в соответствии с ее Конституцией, все кассовые учреждения на территории Белоруссии подчинялись НКФ РСФСР и т.д.*(164)
В январе 1922 г. было заключено Соглашение между РСФСР и БССР о вхождении БССР в Федеральный комитет по земельному делу. Оно означало также вертикальную зависимость белорусских органов от надлежащего российского, но более слабую, чем по финансовым вопросам*(165).
Обобщающее значение в деле взаимоотношений Белоруссии с Россией имел Декрет Президиума ЦИК Белоруссии "О силе для ССРБ декретов и распоряжений РСФСР". Заметим, что здесь мы имеем дело уже не с Договором, а с односторонним актом самой Белоруссии. Он устанавливал, что все "постановления и распоряжения Народных комиссариатов РСФСР, признаваемых по союзному договору между РСФСР и ССРБ от 16 января 1921 г. объединенными с соответствующими комиссариатами ССРБ", признаются обязательными для Белоруссии. Что же касается актов по не объединенным наркоматам, то они вступали в действие в пределах БССР только в том случае, если подтверждались в установленном порядке белорусскими органами*(166). Если учесть, что объединенными признавались важнейшие ведомства - наркоматы по военным и морским делам, внешней торговли, финансов, ВСНХ, труда, путей сообщения, почт и телеграфов - то значение Декрета для статуса Белоруссии вырисовывалось вполне очевидно.
Наконец, громадное значение, и не только для Белоруссии, имело известное соглашение "О передаче РСФСР представительства советских республик на Общеевропейской экономической конференции", подписанное 22 февраля 1922 г., которым советские республики передавали свои права в области внешних сношений делегации России на Генуэзской конференции*(167).
Наиболее сложно шло формирование такого субъекта федеративных отношений, как ЗСФСР, которая возникла исторически последней, непосредственно перед образованием Союза. Столь позднее создание республики объяснялось особой сложностью исторической обстановки, национальных отношений и субъективными качествами местных руководителей.
Советская власть в Закавказье возникала специфическим путем. Первоначально в конце 1917 года она сумела победить лишь в Азербайджане и то не во всем. Ее строительству мешали как местные буржуазные элементы, так и иностранные интервенты. В результате сложной борьбы в мае 1918 года здесь были созданы три буржуазные республики, находившиеся под фактическим господством интервентов и не признанные Советской Россией. Правда, в мае 1920 года, как уже отмечалось, одна из них - Грузинская - была признана де-факто. В 1920 - начале 1921 года в Азербайджане, Армении и Грузии буржуазные правительства были свергнуты и создана советская государственность соответствующих народов. Советские республики Закавказья установили отношения с Россией, аналогичные тем, что уже существовали у нее с Украиной и Белоруссией. Но в Закавказье имелась еще одна проблема, специфичная для него. Дело в том, что национальные государства, созданные здесь, были значительно меньше и слабее, чем Россия и Украина. Они, правда, могли сравниться с Белоруссией на момент ее вхождения в СССР. Кроме того, закавказская экономика веками складывалась как единая, и разобщение ее в рамках отдельных государств было пагубно как для всего края, так и для каждой республики в отдельности.
Между тем буржуазные республики, провозглашенные в 1918 году, не только обособились друг от друга, но и вступили в конфликт между собой. Провозглашение Советской власти, осуществление Российской Коммунистической партией единого руководства закавказскими организациями позволили нанести первый удар по национализму и сепаратизму каждой из республик и создать условия для их интернационального сплочения. Однако преодолеть уже накопившиеся противоречия было не просто. Первоначально решили пойти по линии экономического объединения суверенных государств. Условия нэпа, установившегося и в Закавказье, способствовали экономическому развитию республик, но вызывали и определенные проблемы. Важнейшей из них была неопытность и неподготовленность руководящих кадров Грузии, Азербайджана и Армении в вопросах внешних экономических отношений, обусловившая, например, неудачи в деле предоставления концессий зарубежным капиталистам. Одни из концессионеров просто не смогли организовать производство, другие же - пытались повести свою работу хищнически с ущербом для природы и экономики Закавказья. Так, не удалось наладить производство угля в Ткварчели и марганца в Чиатурах. Один заграничный барон заключил концессию на вырубку леса в Грузии, которая могла нанести непоправимый ущерб экологии, в частности, источникам минеральных вод, привести к громадной эрозии почвы.
Вместе с тем для всего объединения Советских республик, всего Советского государства имело смысл, чтобы Закавказские республики повели самостоятельную внешнеэкономическую политику, поскольку прямые связи между Западом и советским Закавказьем, оставлявшие как бы в стороне Москву, было наладить легче*(168). Все эти обстоятельства обусловили двоякую задачу: с одной стороны, обеспечить определенную самостоятельность Закавказья в хозяйственных вопросах, а с другой - консолидировать его республики для проведения единой экономической политики.
Громадное значение в этом деле имело управление транспортом, тем более что система железных дорог в Закавказье строилась так, что их обособление в рамках республик решительно затрудняло организацию перевозок. Поэтому уже 6 марта 1921 года на объединенном заседании ЦК РКП(б) Грузии и Ревкома ССР Грузии было принято решение "об объединении Закавказских железных дорог (Грузии, Азербайджана и Армении)". Правда, осуществление решения откладывалось до "наступления благоприятных условий"*(169).
Одновременно возникла идея объединения внешнеторговой деятельности Закавказских республик, создания единого внешторга, которую выдвинул Г.К. Орджоникидзе.
Однако эти усилия встретили известное сопротивление у некоторых сепаратистски настроенных работников Закавказья, прежде всего Грузии (Элиава, Сванидзе) и Азербайджана (Гусейнов, Касумов).
Сепаратистские настроения местных начальников подогревались тем, что в каждой из республик норовили использовать внешнюю торговлю Закавказья в своих узких интересах, причем часто за счет соседей, например, Грузия и Армения в качестве внешнеторговой валюты использовали бакинскую нефть, получаемую от Азербайджана бесплатно.
10 апреля 1921 г. Г.К. Орджоникидзе созвал Пленум ЦК Азербайджанской Компартии и поставил вопрос об экономической консолидации Закавказья. Было решено объединить железные дороги и внешторги Закавказских советских республик. Предполагалось создание закавказского Объединенного внешторга, который должен был сконцентрировать в своих руках соответствующую деятельность всех Закавказских республик. Это опиралось на предварительную договоренность с органами Грузии и Армении.
В июне 1921 года состоялся Пленум Кавказского бюро РКП(б) - единого партийного органа для всех закавказских республик. Он принял серьезные решения, направленные на экономическое объединение Кавказских республик. Любопытно предполагалось строить систему органов внешней торговли: Обвнешторг должен был руководить только независимыми республиками Закавказья, а Абхазия, Дагестан и Горская АССР включались в сферу деятельности Наркомата внешней торговли РСФСР.
2 июня на совещании представителей Азербайджана, Армении и Грузии было подписано соглашение об объединении органов внешней торговли трех республик.
Однако эти и другие меры натолкнулись на известное сопротивление руководящих работников республик. Становилось ясным, что сначала нужно добиться единства политического.
К этому звала и внешняя обстановка. В 1920-1921 гг. не прекращались всякого рода провокации Закавказья со стороны Персии и особенно Турции. Последняя вела, по существу, военные действия против Советских республик. Поэтому очень важно было сплотить Закавказские государства как на военном, так и на дипломатическом фронтах. В этом отношении серьезное место занимали разного рода переговоры Закавказских республик, увенчавшиеся Карским договором с Турцией, подтвердившим суверенитет Советских Азербайджана, Армении и Грузии над их территориями. В установлении территории названных республик возникли две проблемы: с одной стороны, Турция старалась тем или иным способом поставить некоторые земли под свой контроль (Нахичевань, Аджария, часть Армении), с другой стороны, возникла проблема некоторых республик (Абхазия, Аджария), которые хотели получить статус независимых, а не автономных. Карский договор закрепил Нахичевань за Азербайджаном, но обязал его предоставить области определенную автономию. Суверенитет над Батумом и его округом был закреплен за Грузией. Были решены некоторые вопросы, касающиеся пограничных хозяйственных связей (например, право сезонного перегона скота через границу в обе стороны)*(170).
Коментариев: 0 | Просмотров: 60 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
Добавление комментария
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]
{bbcode}
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]{wysiwyg}



ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: