Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Ошибка и ее значение
 (голосов: 0)
  Уголовное право общая часть | Автор: admin | 13-06-2010, 04:10

Под субъективной ошибкой в уголовном праве понимается заблуждение лица
относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень
общественной опасности совершаемого деяния, либо относительно юридической
характеристики деяния. В зависимости от характера неправильных представлений
субъекта различаются юридическая и фактическая ошибка.
Юридическая ошибка - это неправильная оценка виновным юридической сущности
или юридических последствий совершаемого деяния. Юридическая ошибка может иметь
следующие разновидности.
1. Ошибка в наличии уголовно-правового запрета, т.е. неверная оценка
совершаемого им деяния как непреступного, уголовно не наказуемого, тогда как в
соответствии с законом оно признается преступлением. Ошибка подобного рода не
исключает умышленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсутствию
осознания общественной опасности и не может служить оправданием лица, совершившего
деяние, запрещенное уголовным законом.
2. Ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как на
самом деле закон не относит его к преступлениям - так называемое мнимое преступление.
В подобных случаях деяние не причиняет и не может причинить вред общественным
отношениям, охраняемым уголовным законом, оно не обладает свойствами общественной
опасности и противоправности и поэтому не является объективным основанием
уголовной ответственности. Например, "похищение" автомобильных покрышек,
выброшенных из-за их износа, не является преступным по причине отсутствия объекта
посягательства, поэтому нет и вины в ее уголовно-правовом значении.
3. Неправильное представление лица о юридических последствиях совершаемого
преступления: о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть
назначено за совершение этого деяния. Осознание названных обстоятельств не входит в
содержание умысла, поэтому их ошибочная оценка не влияет на форму вины и не
исключает уголовной ответственности. Так, лицо, изнасиловавшее малолетнюю,
наказывается в соответствии с санкцией нормы, включающей данный квалифицирующий
признак, даже если субъект ошибочно полагает, что его деяние наказывается в пределах
санкции той нормы, где описано изнасилование без отягчающих обстоятельств.
Таким образом, общее правило, определяющее значение юридической ошибки,
сводится к тому, что уголовная ответственность лица, заблуждающегося относительно
юридических последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой
этого деяния не субъектом, а законодателем. Такая ошибка обычно не влияет ни на форму
вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер наказания.
Фактическая ошибка - это неверное представление лица о фактических
обстоятельствах, играющих роль объективных признаков состава данного преступления и
определяющих характер преступления и степень его общественной опасности. В
зависимости от содержания неправильных представлений, т.е. от предмета неверного
восприятия и ошибочных оценок, принято различать следующие виды фактической
ошибки: в объекте посягательства, в характере действия или бездействия, в тяжести
последствий, в развитии причинной связи, в обстоятельствах, отягчающих и смягчающих
наказание. Помимо названных видов, в литературе предлагается выделять ошибки в
предмете преступления, в личности потерпевшего, в способе и средствах совершения
преступления . Но все они либо являются разновидностями ошибки в объекте или в
объективной стороне преступления, либо вообще не влияют на уголовную
ответственность.
--------------------------------
См.: Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1988. С. 54.

Практическое значение имеет лишь существенная фактическая ошибка, т.е. та,
которая касается обстоятельств, имеющих юридическое значение как признак состава
данного преступления и в этом качестве влияющих на содержание вины, ее форму и
пределы уголовно-правового воздействия. Несущественное заблуждение (например, о
модели и точной стоимости похищенного у гражданина автомобиля) не рассматривается
как вид фактической ошибки.
Ошибка в объекте - это неправильное представление лица о социальной и
юридической сущности объекта посягательства. Возможны две разновидности подобной
ошибки.
Первая - так называемая подмена объекта посягательства. Она заключается в том,
что виновный ошибочно полагает, будто посягает на один объект, тогда как в
действительности ущерб причиняется другому объекту, неоднородному с тем, который
охватывался его умыслом. Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада
наркотикосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых
наркотические средства не содержатся. При такого рода ошибке преступление следует
квалифицировать в зависимости от направленности умысла. Однако нельзя не считаться с
тем, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не потерпел ущерба.
Чтобы привести в соответствие эти два обстоятельства (с одной стороны, направленность
умысла, а с другой - причинение вреда иному объекту, а не тому, на который субъективно
было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется
юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было
доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект. В
приведенном примере лицо должно нести ответственность за покушение на хищение
наркотических средств (ч. 3 ст. 30 и ст. 229 УК). Правило квалификации преступлений,
совершенных с ошибкой в объекте рассматриваемого вида, применяется только при
конкретизированном умысле.
Второй разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, наличие
которых изменяет социальную и юридическую оценки объекта. Так, беременность
потерпевшей при убийстве или несовершеннолетие потерпевшей при изнасиловании
повышают общественную опасность названных преступлений и служат
квалифицирующими признаками. Данная разновидность ошибки влияет на квалификацию
преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоятельств,
существующих в действительности, то преступление квалифицируется как совершенное
без отягчающих обстоятельств. Если же он ошибочно предполагает наличие
соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться
как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством.
От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете посягательства и в
личности потерпевшего.
При ошибке в предмете посягательства ущерб причиняется именно предполагаемому
объекту, хотя непосредственному воздействию подвергается не намеченный
преступником, а другой предмет. Подобная ошибка не касается обстоятельств, имеющих
значение признака состава преступления, и поэтому не влияет ни на форму вины, ни на
квалификацию, ни на уголовную ответственность. Однако нужно иметь в виду, что
неверное представление о предмете посягательства иногда влечет ошибку и в объекте
преступления. Например, похищение у гражданина газовой зажигалки, ошибочно
принятой за пистолет, связано с ошибочной оценкой не только предмета посягательства,
но и объекта преступления, поэтому квалифицируется в зависимости от направленности
умысла (в данном примере - как покушение на хищение огнестрельного оружия).
Ошибка в личности потерпевшего означает, что виновный, наметив жертву,
ошибочно принимает за нее другое лицо, на которое и совершает посягательство. Как и
при ошибке в предмете посягательства, здесь заблуждение виновного не касается
обстоятельств, являющихся признаком состава преступления. В обоих случаях страдает
именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на
квалификацию преступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с
заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступления (например, по
ошибке совершается убийство частного лица вместо убийства государственного или
общественного деятеля с целью прекращения его государственной или политической
деятельности - ст. 277 УК).
Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого
рода.
Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные,
тогда как они не обладают этим свойством. Подобная ошибка не влияет на форму вины, и
деяние остается умышленным, но ответственность наступает не за оконченное
преступление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было
реализовано. Так, сбыт иностранной валюты, которую виновный ошибочно считает
фальшивой, составляет покушение на сбыт поддельных денег (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 186
УК).
Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не осознавая их
общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми
расплачивается, но они оказываются фальшивыми). Такая ошибка устраняет умысел, а
если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то
исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при
неосторожной форме вины, то при незнании его общественно опасного характера
ответственность за неосторожное преступление наступает только при условии, что лицо
должно было и могло осознавать общественную опасность своего действия или
бездействия и предвидеть его общественно опасные последствия.
Если объективная сторона преступления характеризуется в законе с помощью таких
признаков, как способ, место, обстановка или время его совершения, то ошибка
относительно этих признаков означает разновидность ошибки в характере совершаемого
деяния. При этом квалификация преступления определяется содержанием и
направленностью умысла виновного. Например, если лицо считает хищение чужого
имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица,
оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу.
Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо
качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака.
Ошибка относительно качества, т.е. характера общественно опасных последствий,
может состоять в предвидении таких последствий, которые в действительности не
наступили, либо в непредвидении фактически наступивших последствий. Такая ошибка
исключает ответственность за умышленное причинение фактически наступивших
последствий, но может влечь ответственность за их причинение по неосторожности, если
это предусмотрено законом.
Ошибка относительно тяжести общественно опасных последствий означает
заблуждение в их количественной характеристике. При этом фактически причиненные
последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с
предполагаемыми.
Если ошибка в количественной характеристике последствий не выходит за рамки,
установленные законодателем, то она не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию
преступления. Так, идентичной будет квалификация умышленного причинения тяжкого
вреда здоровью, выразившегося в стойкой утрате трудоспособности как на 35%, так и на
95%, а также хищение чужого имущества стоимостью, превышающей как 1 млн. рублей,
так и 20 млн. рублей. Не оказывает она влияния на квалификацию преступления и в тех
случаях, когда ответственность не дифференцируется в зависимости от тяжести
причиненного вреда (например, от фактического размера материального ущерба, если он
является значительным при умышленном уничтожении или повреждении чужого
имущества, - ч. 1 ст. 167 УК).
В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тяжести последствий,
лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность
в соответствии с направленностью умысла.
Например, попытку перемещения через таможенную границу Российской Федерации
товаров в крупном размере, не удавшуюся в силу обстоятельств, не зависящих от воли
виновного (в связи с падением рыночных цен на перемещаемые товары размер не достиг
критериев крупного), Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ
признала покушением на совершение контрабанды в крупном размере .
--------------------------------
БВС РФ. 1998. N 2. С. 7.

Наступление более тяжкого последствия, чем субъект имел в виду, исключает
ответственность за его умышленное причинение. Если же причинение более тяжкого
последствия охватывалось неосторожной виной, то наряду с ответственностью за
умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия наступает
ответственность и за неосторожное причинение более тяжкого последствия, если таковая
предусмотрена законом. При этом возможны два варианта квалификации. Деяние
квалифицируется по одной уголовно-правовой норме, если она, устанавливая
ответственность за умышленное причинение одних последствий, предусматривает
неосторожное причинение более тяжких последствий как квалифицирующий признак (ч. 2
ст. 167, ч. 4 ст. 111 УК). Если же подобной нормы в УК нет, а также в случаях реальной
совокупности преступлений (пытаясь умышленно причинить тяжкий вред здоровью
одного человека, виновный по неосторожности причиняет смерть и другому лицу), деяние
должно квалифицироваться по статьям УК об умышленном причинении (или покушении
на причинение) намеченного последствия (ч. 1 ст. 111 УК) и о неосторожном причинении
фактически наступившего более тяжкого последствия (ст. 109 УК).
Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным
причинно-следственной зависимости между его деянием и наступлением общественно
опасных последствий.
Когда вследствие преступных действий наступает тот преступный результат,
который охватывался намерением виновного, то ошибка в причинной связи не влияет на
форму вины. Однако, если последствие, охватываемое умыслом, фактически наступает, но
является результатом не тех действий, которыми виновный намеревался их причинить, а
других его действий, ошибка в развитии причинной связи влечет изменение
квалификации деяния.
У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там престарелого Ю. и
стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца.
Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники
считали уже мертвым. Но оказалось, что Ю. был лишь тяжело ранен и погиб только при
пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смерти Ю. породила совокупность двух
преступлений против личности: покушения на убийство с целью скрыть другое
преступление (ч. 3 ст. 30 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК) и причинения смерти по неосторожности
(ст. 109 УК). Это деяние было бы неправильно квалифицировать только как убийство,
поскольку действительное развитие причинной связи здесь не совпадает с
предполагаемым и смерть не является результатом ножевых ранений.
Ошибка в обстоятельствах, отягчающих и смягчающих наказание, заключается в
неверном представлении виновного об отсутствии таких обстоятельств, когда они
имеются, либо об их наличии, когда фактически они отсутствуют. В этих случаях
ответственность определяется содержанием и направленностью умысла. Если виновный
считает свое деяние совершенным без отягчающих или смягчающих обстоятельств, то
ответственность должна наступать за основной состав данного преступления. Так, лицо не
может нести ответственность за изнасилование несовершеннолетней, если он обоснованно
считал ее достигшей возраста 18 лет; соучастник, не знавший о том, что взяткополучатель
является главой органа местного самоуправления, не может отвечать за пособничество в
получении взятки, предусмотренной ч. 3 ст. 290 УК. И наоборот, если виновный был
убежден в наличии отягчающего обстоятельства, которое на самом деле отсутствовало,
деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление, совершенное при
отягчающих обстоятельствах.
Коментариев: 0 | Просмотров: 91 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
Добавление комментария
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]
{bbcode}
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]{wysiwyg}



ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: