Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
«ЧЕЛОВЕК ИЛИ МАШИНА» В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАУКЕ И ПРАКТИКЕ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ -1
 (голосов: 0)
  Криминалистика проблемы тенденции | Автор: admin | 6-06-2010, 15:23

Развитие кибернетики, расширение сферы приме¬нения кибернетических и математических методов исследования, их проникновение в область кримина¬листической экспертизы логически потребовали ре¬шения вопроса об их роли в процессе познания и практической деятельности, об отношении между ними и субъектом познания. Возникновению в кри-миналистике проблемы «человек или машина» спо¬собствовали, как указывал А. Р Шляхов, встречаю¬щиеся в литературе небрежные, по его мнению, фор¬мулировки типа «ЭВМ решает вопросы о тождестве почерка исполнителя», «ЭВМ идентифицирует лич¬ность по чертам внешности», «математический аппа¬рат идентификации объектов» и т п '.
С середины 60-х годов, когда исследования воз¬можностей применения кибернетики в криминали¬стической экспертизе приобрели ощутимый размах и стали давать первые результаты, некоторые ученые сформулировали в качестве цели своих изыска¬ний автоматизацию идентификационной процедуры Так, Г М Собко писал «Задача формализации иден-тификационного исследования почерка является од¬ной из проблемных задач в судебном почерковеде¬нии Нами сделана попытка статистически подойти к решению этой задачи и предложить в общей форме методику возможной алгоритмизации идентифика¬ционного процесса». Описав далее эту методику, он заключает' «Вводя каталоги 1 и 2 (каталоги призна¬ков почерка. — Р В.) в память ЭВМ и снабдив ее программой распознавания тех признаков, которые содержатся в каталогах, можно достичь автоматиза¬ции идентификационной процедуры»
По автоматизации судебной экспертизы имеется много работ, и хотя никто из известных нам крими¬налистов не утверждает, что машина вытесняет или способна вытеснить, заменить эксперта-человека, ло¬гика приведенных и иных подобных высказываний об автоматизации экспертизы, объективизации ее
выводов и т.п. приводит к выводу, что проблема «человек или машина» в криминалистике и криминалистической экспертизе фактически существует, но в скрытом, неявно» виде. Эту мысль в нас укрепляет и то* факт, что ни одна работа по во¬просам применения кибернетики в криминалистике и судебной ^ экспертизе не обходится без настойчивых утверждений, что разработанный метод или предлагаемая методика использова¬ния ЭВМ ни в коей мере не заменяют эксперта.
Невольно создается впечатление: читателя во что бы то ни стало хотят убедить не делать тех выводов, которые напрашиваются из проведенных исследований, причем не делать выводов вопреки логике и результатам этих исследований. А Р. Шляхов пишет: «Применение принципов кибернетики и электронно-вычислительной техники ни в коей мере не поведет к замене эксперта автоматом... Оценка результатов, полу¬ченных при помощи ЭВМ, будет проводиться и контролироваться экспертом».
Р М. Ланцман формулирует эту мысль более развернуто: «убежденность эксперта, оперирующего результатами работы ЭВМ, может быть объективно передана судебно-следственному органу. Разумеется, кибернетический метод исследования ни в какой степени не подменяет собой эксперта-почерковеда, который лишь получает еще один боле,е совершенный метод исследования. Ответы- машины сами по себе... не имеют самостоя¬тельного доказательственного значения. Средством доказыва¬ния является заключение эксперта. Однако теперь уже, в отли¬чие от возможности поверить глазам, опыту, интуиции, де¬тальным разметкам эксперта, судебно-следственный орган имеет возможность объективно оценить обработанную маши- л ной информацию»4. В другой работе, развивая эту же мысль, он пишет: «Применение кибернетического метода для целей криминалистического отождествления у подавляющего боль¬шинства криминалистов не вызывает возражений прежде все¬го потому, что он исключает влияние субъективного фактора (курсив наш. — Р. Б.) в процессе сбора, обработки и оценки ин¬формации в исследуемых объектах» , т. е. процесс экспертного исследования, включая и оценку, полностью объективируется. Наконец, в автореферате докторской диссертации Р. М. Ланц¬ман, исследуя эксперименты по машинной дифференциации близких почерковых структур, заключает, что «полученные результаты 'с несомненностью свидетельствуют о том; что ма¬шина проводит дифференциацию близких почерковых струк¬тур значительно лучше экспертов. Следует также иметь в ви¬ду, что по большей части представленных экспериментальных диффереиционно-идентификационных задач эксперты,, выска¬зывая свои соображения об исполнителе, сообщили, что если бы речь шла о конкретной экспертной практике, то последовал бы отказ от решения вопроса в связи с невозможностью провести четкую дифференциацию образцов почерка из-за имеюще¬го место искусного подражания».
Известно, что в настоящее время в криминалистической эк¬спертной практике, преимущественно в почерковедении, в результате применения ЭВМ получают либо однозначный ответ (положительный или отрицательный), либо ответ, содержащий цифровое выражение степени близости сравниваемых почер¬ков . «Казалось бы, для экспертной практики наиболее удобен однозначный ответ ЭВМ, — рассуждает в связи с этим Л. Е. Ароцкер. — Но пока это лишь кажущееся преимущество. При таком ответе роль эксперта весьма ограничена, он получа¬ет готовый ответ, который оценить трудно. Если же ответ по¬лучен в форме количественного показателя меры близости сравниваемых объектов, эксперт имеет возможность оценить результаты работы на ЭВМ. Для этого он может использовать статистические методы исследования, приемы качественного анализа, когда результаты сравнения на ЭВМ сопоставляются и оцениваются в совокупности с результатами других исследований»8. Л. Е, Ароцкер считал, что еще долгое время «класси¬ческие» криминалистические методы исследования будут доминировать над кибернетическими и служить экспертам для проверки надежности последних. Только тогда, когда научная состоятельность и надежность кибернетических методов пере¬станут вызывать сомнения и эти методы окажутся более эф¬фективными, чем традиционные криминалистические, они мо¬гут стать основными методами экспертного исследования, но и в этом случае ЭВМ останется лишь аппаратом в руках эк¬сперта.
Высокая степень автоматизации была достигнута при про¬изводстве автотехнических экспертиз по наездам транспорт¬ных средств на пешеходов. Во ВНИИ судебных экспертиз Министерства юстиции СССР* весь процесс подобного эк¬спертного исследования осуществляется машиной. Роль эк¬сперта заключается лишь в том, что он берет из уголовного де¬ла и постановления следователя о назначении экспертизы ис¬ходные данные, которые затем кодируются и вводятся в ЭВМ. Последняя по заранее разработанной программе определяет ход исследования по каждому из вопросов постановления, вы¬бирает необходимые формулы и проводит по ним расчет, фор¬мирует текстуальную часть всех разделов заключения и выво¬дов. Вся эта работа выполняется примерно за 30 секунд. Эк¬сперту остается лишь проверить и подписать заключение10.
По мнению Н. С. Полевого и Л. Г. Эджубова, «использова¬ние ЭВМ при производстве подобных автотехнических экспер¬тиз, во-первых, освобождает эксперта от технической работы, оставляя за ним процесс производства экспертного исследова¬ния в целом». Правда, производство самого исследования, от которого машина освобождает эксперта, едва ли можно наз¬вать «технической работой», точно так же как проверку готового' заключения — творческой частью исследования. Скорее дело обстоит как раз наоборот: на долю эксперта остается лишь чисто техническая работа.
По мнению ряда исследователей, достижение подобного уровня автоматизации возможно в близком будущем и по ряду криминалистических экспертиз. Так, В. И. Батов положитель¬но решает этот вопрос применительно к автороведческой эк¬спертизе; А. Ф. Аубакиров и В. Г. Полуянов — в отношений исследования машинописных текстов. Причем они считают, что -«автоматизация процесса исследования машинописных текстов с помощью оптического коррелятора предполагает, кроме задачи установления конкретной пишущей машины, также решение ряда других вопросов (о количестве и последовательности экземпляров, отпечатанных в одну закладку, об исполнителе машинописного текста и др.)».
В проблемной записке «О путях развития научных исследований и практического использования математических мето¬дов и ЭВМ в судебной экспертизе (автоматизация судебно-эк¬спертный исследований)», подготовленной сотрудниками ВНИИСЭ, анализировался достигнутый уровень автоматиза¬ции по каждому виду экспертизы. В записке констатировалось, что в области автоматизации судебной баллистики, где уже разработаны методы решения идентификационной задачи, первоочередными являются задачи автоматизации первичной обработки информации, модификации разработанных алгорит¬мов для огнестрельного оружия различных систем, а также ор¬ганизация производства автоматизированной экспертизы в стране. Аналогичные задачи сформулированы и для трасологической экспертизы. Практически значимые результаты в этой области достигнуты в судебно-почерковедческой экспер¬тизе14.
Итак, «машина никогда не заменит эксперта-человека», но по признаниям самих сторонников этого утверждения:
1) идентификационная процедура поддается автомати¬зации;
2) результаты исследования, проведенного на ЭВМ, носят объективный характер;
3) применение кибернетического метода исключает влияние субъективного фактора при производстве экспертизы;
4) машина выполняет исследовательские процедуры значи¬тельно лучше эксперта-человека;
5) однозначный ответ машины, являющийся результатом высокой эффективности распознавания образа, весьма ограни-чивает роль эксперта;
6) при существующем уровне разработки и применения ки¬бернетических методов задачей эксперта является проверка полученных с их помощью результатов традиционными кри¬миналистическими методами; в перспективе такая проверка станет ненужной;
7) высокая степень автоматизации экспертного) исследова¬ния сводит роль эксперта к проверке и подписанию готового заключения.
Все это при существующем положении вещей заставляет усомниться в, незыблемости утверждения, что машина никогда не заменит эксперта, и во всяком случае подтверждает нали¬чие нерешенной пока проблемы «человек или машина» в су¬дебной, в том числе криминалистической, экспертизе. Если сейчас эта проблема решается в пользу человека, то в перспек¬тиве такое решение не представляется ни бесспорным, ни единственно возможным во всех случаях. Попытаемся рассмо¬треть возможные варианты решения этой проблемы, имея в виду важность такого решения еще и потому, что от него зави¬сит определение пределов автоматизации экспертизы.

ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ
Проблема «человек или машина» может быть рассмотрена в двух аспектах: общем и специальном, В общем аспекте во¬прос стоит так: может ли машина заменить человека вообще, сделать ненужным его способности," эмоции, разум, волю, за¬нять его место в обществе — теперь уже некоей машинной ас¬социации? Специальный аспект проблемы выглядит как вопрос о том, может ли машина выполнять какие-либо функции человека лучше, чем он сам, справляться с какой-то разновид¬ностью человеческой деятельности качественнее, быстрее и бе¬зошибочнее. Именно этот аспект проблемы мы имеем в виду применительно к криминалистической экспертной деятель¬ности.
ЭВМ, как любая машина, является орудием труда человека. В ней материализуются знания и опыт человека, она отражает достигнутый человеком уровень развития. «Природа не строит ни машин, ни локомотивов, ни железных дорог, ни электрического телеграфа, ни сельфакторов и т. п., —• писал К. Маркс. — Все это — продукты человеческого труда, природный матери¬ал, превращенный в органы человеческой воли, властвующей над природой, или человеческой деятельности в природе. Все это — созданные человеческой рукой органы человеческого мозга, овеществленная сила знания»15.
Кибернетические машины, как и любые орудия труда человека, непрерывно совершенствуются, развиваются. Сама постановка вопросов о границах их совершенствования ошибочна, ибо «дело тут заключается в том, что, ставя какие-то гра¬ницы машине, мы, по существу, ставим эти пределы человеку, развитию его мышления и техники. Ведь машина является продуктом деятельности человека и его орудием, остановить прогресс машин — это значит остановить развитие человечества. . Кибернетические машины, как и любые другие, не имеют пределов, границ своего развития Как орудие человеческой деятельности они будут вторгаться в самые различные ее сферы. Человек по возможности все большее число своих функций в физическом и умственном труде будет передавать машине, что, несомненно, увеличит его власть над силами природы и общества»'6 Но машина всегда останется не более чем орудием производства и не может быть в социальном пла¬не равна человеку, не может заменить его в общественных от¬ношениях.
ЭВМ, являясь, как и всякий прибор, средством познания, выполняет две основные функции — материального инстру¬мента и «продолженного органа чувств»17. Как материальный инструмент исследования ЭВМ позволяет получать сведения о процессах, недоступных непосредственному восприятию и поз¬нанию. Она расширяет сферу познаваемого. Как «продолжен¬ный орган чувств» ЭВМ умножает возможности естественных органов чувств человека, раздвигает пределы его способностей и умений. Но любую машину характеризует своеобразный ан¬тропоцентризм: она в конечном счете всегда «привязана» к человеку, действия машин всегда включаются в определенные процессы человеческой деятельности, вне которых они бес¬цельны и лишены смысла. Стало быть, на первый из поста¬вленных вопросов можно со всей категоричностью ответить от¬рицательно: машина никогда не может заменить человека вообще, вытеснить его, прийти ему на смену, приобрести самостоятельную социальную роль в человеческом обществе или заменить последнее «машинным обществом». В этом аспекте следует скорее говорить о проблеме «человек и машина», а не о проблеме «человек или машина».
Но, признавая в целом примат человека над машиной, от¬рицаем ли мы возможность машины превзойти в чем-то своего создателя?
И в философии, и в кибернетике на этот вопрос дается положительный ответ. «Иногда спрашивают: а может ли быть машина «умнее» своего создателя — человека? — пишет П В. Копнин. -*- Отвечая на этот вопрос, спросим: почему че-ловек стремится часть функций в процессе мышления пере¬дать машине? Очевидно, кроме всего прочего, потому, что машина может их выполнить лучше, скорее, точнее и полнее. Если бы машина не превосходила естественные органы человека, она бы ему просто не была нужна... Кибернетические ма¬шины увеличивают возможности 'человека (и его мозга) в решении самых различных задач» они способны помогать человеку ив его творческой деятельности»18.
Этот же тезис в техническом аспекте обосновывает В. М. Глушков, указывая, что превосходство в скорости допол-няется у современных машин еще одним преимуществом — возможностью вложить в машину опыт и знания не одного человека, а целого коллектива, что позволяет и без преимущест¬ва в скорости превзойти в одной машине возможности одного; ; даже самого способного человека. «Таким образом, — пишет он, — в чисто техническом аспекте возможность для машины превзойти своего создателя сегодня не вызывает сомнений. Более того, принципиально ясна техническая возможность по¬строения систем машин, которые могли бы не только решать отдельные интеллектуальные задачи, но и осуществлять ком¬плексную автоматизацию таких высокоинтеллектуальных процессов, как развитие науки и техники»'9.
Исходя из этих посылок, мы полагаем, что в принципе нет никаких препятствий для полного кибернетического моделиро¬вания экспертной деятельности и ее автоматизации с учетом того, что все Исходные, исследовательские и оценочные проце¬дуры экспертного исследования машина сможет выполнить быстрее и качественнее (не говоря уже о том, что и объектив¬нее), чем человек-эксперт.
Процесс замещения машиной эксперта представляется нам многоступенчатым и длительным. При этом сразу оговоримся, что мы имеем в виду замещение машиной не человека вооб¬ще, а именно эксперта в процессуальном смысле этого по¬нятия.
Думается, что этот процесс пройдет следующие три этапа.
Первый этап охватывающий существующий уровень ис¬пользования ЭВМ при производстве экспертизы и ближайшее будущее, характеризуется постепенным расширением сферы применения кибернетических методов, повышением степени их надежности, дальнейшей автоматизацией экспертного ис¬следования. На этом этапе применение кибернетических мето¬дов носит преимущественно локальный характер, с ЭВМ рабо¬тает, как правило, не сам эксперт, а специалист-программист, выполняющий задания эксперта^0. Распределение функций между ним и экспертом выглядит примерно следующим об¬разом:
эксперт: формулирование исходных данных для ЭВМ; дача задания оператору; применение традиционных кримина¬листических методов исследования для контроля и восполне¬ния ^машинных данных; сравнение полученных результатов исследования в их совокупности; формулирование выводов и дача заключения;
специалист: кодирование и ввод в машину исходных данных; осуществление машинных процедур; обработка полученной информации и передача ее эксперту в доступной для последнего форме.
Внимание криминалистов на этом этапе привлекают такие проблемные вопросы, как определение путей дальнейшего совершенствования кибернетических методов применительно к экспертной деятельности, критерий и оценки результатов ра¬боты ЭВМ, процессуальное положение специалиста по ЭВМ, а отсюда — характеристика проводимой с его участием экспер¬тизы.
Суммируя высказанные в литературе мнения о путях совершенствования кибернетических методов экспертного иссле¬дования, можно заключить, что их понимают, в том числе как:
определение оптимальных размеров информации, достаток* ной для надежной работы ЭВМ по разработанным алгоритмам;
упрощение и автоматизацию процесса извлечения и кодирования исходной информации;
определение границ, в которых может колебаться показа¬тель меры различия;
разработку статистических методов обработки показателей меры различия сравниваемых объектов, полученных с помощью ЭВМ21
повышение степени автоматизации всего процесса эксперт¬ного исследования;
разработку методов автоматического контроля и оценки ре¬зультатов автоматизированного процесса исследования и т. д.
Вопрос об оценке результатов работы ЭВМ^ о критериях этой оценки в настоящее время—- один из наиболее дискусси¬онных. На его решение влияют такие факторы, как трудность уяснения машинных результатов лицом, не имеющим специ¬альной подготовки в области кибернетики, отсутствие в ряде случаев уверенности в надежности избранного алгоритма работы ЭВМ, невозможность непосредственного восприятия процесса преобразования информации в ЭВМ, сложность сравнения по необходимый параметрам машинных и «ручных», т. е, полученных применением традиционных методов исследования, результатов.
«Применительно к использованию ЭВМ в экспертной практике и оценке результатов этого средства, — пишет Л. Е. Ароцкер, — нужно сделать вывод, что данные, полученные экспер¬том при применении ЭВМ, могут быть одним из объективных оснований вывода эксперта, обосновавших его правильность, только в том случае, когда применялся надежный алгоритм. Это значит, что наука должна1 располагать сведениями о на¬дежности примененного экспертом алгоритма, о возможности с его помощью получить достоверный результат при решении определенной задачи по распознаванию образов» . Из сказанного следует, что на современном этапе результат, полученный с помощью ЭВМ, не может быть, по мнению автора, единствен¬ным обоснованием вывода эксперта даже при надежности при¬мененного алгоритма Это — типичная точка зрения, базирую¬щаяся на объективной оценке достигнутого в области исполь¬зования в экспертизе кибернетических методов, с одной стороны, и определенной, настороженности в отношении даже досто¬верных результатов работы ЭВМ, с другой Коренится эта на¬стороженность, по нашему мнению, в невозможности для эк¬сперта непосредственно воспринять механизм «исследователь¬ской» (по выражению Л Е Ароцкера) деятельности ЭВМ
Мы уже отмечали, что в любой деятельности ЭВМ находят успешное применение, несмотря на незнание пользователем многого из того, что конкретно происходит на отрезке между входным и выходным устройством («черный ящик»)23 Это незнание не является помехой для констатации достоверности результатов работы ЭВМ, что и представляется главным и ос¬новным при их оценке
По мнению Л Е Ароцкера, оценка экспертом результатов машинной идентификации заключается в том, что последний анализирует условия и режим работы ЭВМ, проверяет пра¬вильность примененного алгоритма, знакомится с результата¬ми ответов ЭВМ, зафиксированными на лентах, сопоставляет Их с результатами исследования, проведенного по обычной ме¬тодике Мы полагаем, что Л Е Ароцкер в данном случае несколько идеализировал существующую практику Большинст¬во из названных им оценочных процедур доступно лишь тому эксперту, который принимает непосредственное участие в раз¬работке и применении соответствующих алгоритмов, в науч¬ной проверке их надежности, т е в научных исследованиях данной проблематики Остальные эксперты — а их всегда бу¬дет большинство — в состоянии практически лишь оценить ма¬шинный результат в сравнении с результатом, полученным при помощи традиционных методов исследования При этом можно полагать, что психологически эксперт отдаст предпо¬чтение именно результату, полученному им лично, хотя объек¬тивно он менее надежен, чем машинный, ибо «главный порок визуального метода исследования заключается в том, что все оценочные моменты в исследовании — оценка достаточности в отношении неповторимости той совокупности признаков, кото¬рая выявлена на каждом объекте в отдельности, оценка ре¬зультатов сравнительного исследования — обеспечиваются не какими-либо приборами или математическими расчетами и вычислениями, а личными восприятиями исследователя, его квалификацией, опытом, т е всем тем, что определяется поня-тием личных качеств»
Несмотря на субъективизм восприятия при визуальном ме¬тоде, Л Е Ароцкер именно как эксперт отдает ему предпочтение при возникновении противоречивых результатов, полученных как с помощью ЭВМ, так и при традиционных методах исследования. «Нам представляется, —- пишет он, —что пока эк¬сперты вправе исходить из того, что бесспорные и абсолютизме преимущества методов исследования на ЭВМ перед «кдасеиче*-С8и!&и» методами еще не полностью доказаны и отдавать им предпочтение при явных противоречиях результатов нет до-статочных оснований»
Позиция Л Е Ароцкера вызывает обоснованные сомнения. Признавая в принципе превосходство машинных методов над традиционными («ручными»), нельзя рассматривать последние в качестве критерия при оценке результатов. Особенно нагляд¬но это проявляется в тех случаях, когда визуальное исследова¬ние не позволяет эксперту сделать категоричный вывод В этой связи А М Компаниец замечает «Получается, что оцен¬ка результата работы ЭВМ состоит только в том, чтобы срав¬нить его с результатом визуального исследования (хотя последнее не дало эксперту оснований для определенного выво¬да) В этом случае критерием оценки «вывода» машины слу¬жит мнение эксперта, основанное на результатах визуального исследования С такой точкой зрения нельзя согласиться Необходимость применения ЭВМ возникает в том случае, если визуальное исследование не дает эксперту оснований для опре¬деленного вывода, формирования внутреннего убеждения {п противном случае потребности в применении ЭВМ не имеется) Следовательно, в рассматриваемой ситуации (применение ЭВМ) мнение эксперта, возникшее в результате визуального исследования, не может приобрести форму внутреннего убеждения»26, а поэтому, добавим мы, не может и выступать в ка¬честве критерия оценки машинного результата.
Р М Ланцман видит решение проблемы в том, что суще¬ствует объективная возможность неоднократной проверки всех фактических данных, которые привели машину к определен¬ному результату «ЭВМ по одним и тем же результатам будет давать один и тот же ответ (в той же числовой последователь¬ности) Поэтому результат работы ЭВМ всегда может быть пе¬репроверен»27 А М Компаниец в случае с машинным иссле¬дованием сходных почерков считает критерием оценки полу¬ченных, результатов меру различия между исследуемой запи¬сью и образцами28
На наш взгляд, критериями оценки результатов примене¬ния ЭВМ являются* научная обоснованность использованного алгоритма, в чем эксперт может Непосредственно убедиться, познакомившись с результатами его экспериментального применения и теми исходными посылками, которыми руковод¬ствовались разработчики, соответствие полученных результа¬тов «возможностям» примененного алгоритма; величина количественного показателя степени близости сравниваемых объектов; совпадение результатов при повторном машинном ис¬следовании того же материала.
Содержание оценки результатов работы ЭВМ связано с субъектом оценки. Им может быть как сам эксперт, так и спе¬циалист по ЭВМ. Мы полагаем, что эксперт, если он знаком с правилами пользования ЭВМ (проблема становится все более актуальной в связи с расширением сферы распространения персональных компьютеров), вправе непосредственно исполь¬зовать ее в том случае, когда решение задачи алгоритмизиро¬вано и осуществляется по научно обоснованной и апробирован¬ной программе. Г. Л. Грановский указывает, что используемый алгоритм должен быть детерминированным, т. е. строго напра¬вляющим процесс решения задачи и управляющий им, массо¬вым, т. е. обеспечивающим исследование не одного какого-то объекта, а некоторого класса объектов и задач, не ограничен¬ных количественно; результативным, т. е. всегда обеспечиваю¬щим решение задачи при наличии соответствующих исходных данных . Иными словами, речь идет о том, что при наличии апробированной надежной программы машинного решения ти¬повой задачи соответствующим образом подготовленный эк¬сперт в состоянии сам непосредственно использовать ЭВМ в качестве средства экспертного исследования. Это, однако, не всегда целесообразно, поскольку требует осуществления ряда технических операций, иногда весьма трудоемких и длитель¬ных, которые быстрее и квалифицированнее может выполнить обслуживающий персонал машины. Появляется своего рода посредник между экспертом и ЭВМ. По поводу его процессу¬ального положения и ведутся до сих пор споры в специальной литературе.
В теории существуют три точки зрения на процессуальное положение специалистов, обслуживающих ЭВМ при производ¬стве экспертизы. Согласно первой из них, эти специалисты рассматриваются как технические помощники эксперта, его «руки», и их положение подобно положению, например фото лаборанта, выполняющего задание эксперта по фотосъемке ис¬следуемого объекта. «Они выполняют под руководством эк¬сперта техническую работу, оказывают помощь в производстве экспертизы. Всю полноту ответственности за качество, обосно¬ванность И достоверность выводов несет эксперт. Даже если эксперты-криминалисты полностью овладеют приемами подго¬товки информации и ввода ее в ЭВМ, такую техническую рабо¬ту с точки зрения научной организации труда нецелесообразно выполнять эксперту. Его задача лишь организовывать, контро¬лировать работу, выполняемую другими лицами»30.
Сторонники второй точки зрения не считают специалистов по ЭВМ ни техническими помощниками эксперта, ни эксперта¬ми. «Дело не только в том, — писал 3. М. Соколовский, — что от их действий зависят результаты работы ЭВМ, а значит и выводы эксперта, но и в том, что эксперт-почерковед не обла¬дает возможностью проверить," проконтролировать правиль-ность операций, выполненных специалистами иной отрасли знаний. Применительно к деятельности названных специали-стов можно сказать, что они участвуют в производстве экспер¬тизы»31. Аналогичной неопределенной позиции придержива-ется и Н. С. Полевой. По его мнению, «в настоящее время ши¬рокое развитие получают методики решения криминалистиче-ских задач, основанные на творческом сотрудничестве экспер¬та-предметника (баллиста, почерковеда и т. п.) с математиком-эксплуатационником кибернетических систем. Ясно, что последний может выполнить свою функцию... лишь при условии, что он полностью уяснит задачу на ее содержательном уровне, т. е. так, как она сформулирована в постановлении следовате- ля или суда о назначении экспертизы. Но в таком случае он становится непосредственным субъектом криминалистической деятельности, что должно найти отражение в соответствую¬щих процессуальных документах. Применительно к заключе¬нию эксперта это означает, что в его вводной части должно быть указано: кто (помимо эксперта) принимал участие в дан¬ном исследовании, какая его часть выполнялась с использова¬нием кибернетических методов и по каким программе и алго¬ритму она проводилась»32. Но закон знает только одну форму участия в экспертизе — в качестве эксперта. Подобная «без¬личная» концепция поэтому с точки зрения действующего за-кона принята быть не может.
Согласно третьей точке зрения, специалист по ЭВМ высту¬пает при производстве экспертизы в роли эксперта, а сама эк-спертиза, производимая с его участием, является комплексной. В этой связи Р. М. Ланцман считает, «что в этом случае будет иметь место комплексная экспертиза, поскольку для дачи за¬ключения используются смежные области знания — судебное почерковедение (проблема рассматривается Р. М. Ланцманом на материале почерковедческой экспертизы. — Р. Б.) и машин¬ное распознавание образа. Выступая в качестве эксперта, опе¬ратор должен будет не только завизировать массивы перфо¬карт и выходную ленту, но и расшифровать в своем заключении полученные показатели, показав степень отлаженности программы и надежность работы ЭВМ. Как эксперт-почерко¬вед, так и эксперт-оператор подписывают только ту часть за¬ключения, которая отражает проведенное ими исследование» .33
В. П. Власов фактически придерживался той же позиции, хотя и выражал ее несколько уклончиво. Он писал, что «субъ¬ективизм» машины и достоверность ее выводов должны вы¬ясняться и проверяться путем анализа показаний контроль¬ных приборов, сопоставления с данными, полученными на других машинах, и т. д. «Такой анализ может производить, только соответствующий специалист. Этот специалист и будет, в соответствии с законом, выступать в качестве эксперта, отвечая на поставленные ему вопросы на основании результатов; исследования, проведенного с помощью машины»34
Противники этой точки зрения полагают, что, поскольку эксперта-гкриминалиста и специалиста по ЭВМ объединяет толь¬ко объект исследования, их деятельность не обладает внутрен¬ним единством исследований, характерным для комплексной экспертизы, а «оценка полученных результатов исследования лежит за пределами компетенции каждого из экспертов, так как они, обладают разными знаниями и не могут принять уча¬стия в обсуждении полученных результатов- Следовательно, невозможен синтез результатов частных исследований, произведенных экспертом-почерковедом и экспертом-оператором» . Кроме того,, так как перед подобными специалистами «нельзя поставить самостоятельнее вопросы, их деятельность не обра¬зует отдельной самостоятельной экспертизы»36, т. е. оператор ЭВМ вообще не может выступать в качестве эксперта ни в ка¬ком случае.
Действительно, общий объект исследования характеризует не только комплексную экспертизу. Ю, К. Орлов справедливо замечает, что «один и тот же объект может быть исследован путем проведения ряда экспертиз. В тех случаях, когда раз¬решаемые вопросы никак не связаны между собой (например, раздельно исследуются реквизиты! поддельного документа и почерк его исполнителя) и различные отрасли знания (в част¬ности, техническое исследование документов и почерковедение) применяются для решения не одного и того же, а от¬дельных, не связанных друг с другом вопросов, разграничить подобную ситуацию от комплексной экспертизы не труд¬но»37. По его мнению, существенным признаком именно ком¬плексной экспертизы, отличающей ее от других форм ком¬плексного исследования, «является совместное формулирова¬ние вывода экспертами различных специальностей»а8. Той же позиции придерживался и В. Д. Арсеньев: «Характерной чертой комплексной экспертизы является дача экспертами за¬ключений, содержащих общие («синтетические») выводы, вы¬ходящие за пределы компетенции каждого отдельного экспер¬та и включающиеся в своеобразную' «комплексную» компе¬тенцию двух и более экспертов, 'проводящих экспертизу»?9. При этом он отметил, Что конструирование такой «комплексной» компетенции экспертов возможно Только при условии, что каждый из них имеет представление об основах другой экспертизы.
Итак в правовом отношении комплексная экспертиза ха¬рактеризуется двумя главными признаками: использованием для решения экспертной задачи различных 'специальных поз¬наний и синтетическим характером выводов. М.Н.Ростов сформулировал следующие условия, определяющие комплек¬сность исследования и его форму:
а) общность или взаимосвязанность разрешаемых вопросов;
б) значимость, результатов, полученных ,каждый из экспертов при решении частных задач, для решения главной задачи;
в) достаточность специальных знаний каждого эксперта для критической оценки научной обоснованности всех приме-ненных методов исследования и всех результатов с точки зре¬ния их значимости для решения главной задачи»40. Причем, как следует из его рассуждений, последнее условие имеет ре¬шающее значение, ибо при его отсутствии исследование может принять либо форму комплекса последовательно выполняе¬мых экспертиз, либо будет представлять собой ряд самостоя-тельных экспертиз, не связанных между собой и не составляю¬щих единого комплекса.
По нашему мнению, в тех случаях, когда специалист, об¬служивающий ЭВМ, решает типовую задачу на основе отрабо¬танной типовой программы, т. е. когда его функции в сущности сводятся только к вводу информации в машину и при необхо¬димости к декодированию полученных результатов, он высту¬пает в качестве технического помощника эксперта и как таковой участником экспертизы в процессуальном значении этого понятия не является.
Разделяя приведенную выше характеристику комплексной экспертизы, проанализируем теперь иную, в настоящее время гипотетическую, ситуацию, когда для решения экспертной за¬дачи будет предпринята разработка нестандартной машинной программы, отражающей особенности данного конкретного случая. Эта ситуация предполагает участие в ней субъектов — носителей различных специальных познаний —- специалиста в области электронно-вычислительной техники и эксперта-пред¬метника. Поскольку разработка и реализация такой програм¬мы не исчерпывают собой всего экспертного исследования, очевидно, что для решения экспертной задачи не менее значимы и результаты деятельности эксперта-предметника и что эти результаты и результаты использования ЭВМ взаимосвязаны и взаимно дополняют друг друга. К этому требуется добавить, что разработка оригинальной программы для конкретного слу¬чая практически невозможна, если разработчик не будет иметь, по выражению В. Д. Арсеньева, представления об осно¬вах той экспертизы, которую представляет его коллега по си¬туации—эксперт-предметник.
Результат реализации такой оригинальной машинной про¬граммы по существу представит собой вывод специалиста-разработчика, который будет иметь значение только в качестве составной части общего экспертного вывода, выступающего, таким образом, в синтетической форме.
Таким образом, в подобных ситуациях будет идти речь о комплексной экспертизе Экспертом, представляющим в этом процессе область специальных кибернетических познаний, явится разработчик программы; остальной персонал, обслужи¬вающий ЭВМ, выступит в роли технических; помощников эксперта и в состав комиссии экспертов не войдет '
Таким представляется решение рассматриваемого вопроса с точки зрения действующего законодательства. Признавая в принципе возможность подобной комплексной экспертизы, В И Гончаренко обусловливает эту возможность тем, что «на каком-то этапе (а в этом есть принципиальная необходимость) будут установлены специфические, возникшие на основе уси¬лий кибернетиков-программистов «машинные» признаки ра¬спознавания идентифицируемых образов, которые не будут простой математической интерпретацией уже установленных признаков экспертами «традиционных» специальностей»41 Однако подобное условие едва ли существует в реальности, по¬скольку не представляется возможным существование каких-то специфических «машинных» признаков
В отличие от названных авторов А М Компаниец не счита¬ет специалиста по ЭВМ ни специалистом в процессуальном смысле, ни экспертом, ни техническим помощником эксперта По его мнению, в определении процессуального положения специалиста по ЭВМ нет необходимости, ибо существование посредника между экспертом и ЭВМ носит временный ха¬рактер42
Однако подобная ситуация будет характерной лишь для по¬следующего этапа кибернетизации судебной экспертизы
Коментариев: 0 | Просмотров: 44 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
  • Оценка судом заключения эксперта
  • Допрос эксперта
  • ДОПРОС ЭКСПЕРТА
  • Заключение эксперта. Права и обязанности руководителя государственного эксп ...
  • Основания для назначения судебно-психологической экспертизы в гражданском п ...

  • Напечатать Комментарии (0)
Добавление комментария
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]
{bbcode}
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]{wysiwyg}



ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: