Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Феномен трех почерков
  В поисках истины | Автор: admin | 1-06-2010, 09:36
Россия XVIII века дала миру Михаила Васильевича Ломоносова – гениального ученого и поэта, заложившего основы русского литературного языка, истинного энциклопедиста, научные открытия которого обогатили многие отрасли знания и далеко опередили науку того времени. Математика, физика, химия, география, геология, философия, поэтика, грамматика – таков далеко не полный перечень его научных интересов. Не обошел он своим вниманием и такую науку, как история. Его «Краткий Российский летописец с родословием» и «Древняя Российская история» положили начало русской историографии. По разным причинам некоторые его труды в те годы не были напечатаны; другие публиковались в сокращенном, урезанном виде; третьи вообще исчезли, затерялись; четвертые вышли в свет без имени автора. Недруги (а их у Ломоносова было предостаточно) старались замолчать его работы по русской истории. Позднее к Ломоносову как к историку стали относиться довольно скептически – он, дескать, весьма поверхностно знал древнерусские летописи, а потому не имел базы для серьезных исторических исследований.
И вот перед криминалистом 28 снимков со старинных рукописей с пометами. Старший научный сотрудник Пушкинского Дома, доктор филологических наук Галина Николаевна Моисеева убеждена: они сделаны рукой М. В. Ломоносова, но доказать этого не может. Требуется квалифицированная помощь специалиста почерковеда.
Что же предстоит исследовать?
Общее ознакомление с представленными материалами показывает, что пометы, приписки, коротенькие характеристики, несомненно, сделаны человеком, великолепно ориентировавшимся в материале. Сразу видно, что читавший не просто знакомился с текстом, а глубоко анализировал его, сопоставляя с другими историческими источниками, сопровождал комментарием и проверял, ничего не принимая слепо, на веру.
Перед исследователем старинная Псковская летопись. Ее подарил библиотеке Петербургской академии наук историк В. Н. Татищев. Почти на каждом листе – замечания, комментарии. Вот, к примеру, рассказ о Мамаевом побоище. Описав поспешное бегство из пределов Руси литовского князя Ягайло, узнавшего о разгроме татар, летописец сообщает, что войска «побегоша назад вси со много скоростию, никем не гонимы, не видеша бо тогда великого князя, ни рати его, ни оружия его. Токмо литва имени его бояхуся и трепетаху. И не яко при нынешних временах литва над нами издеваются и поругаются». На полях – приписка: «Видно, что сия книга не позже Расстригинских смущений писана».
(Автор летописи – человек, живший в конце XVI века и видевший, как изнывают русские люди от засилья польско литовских феодалов, сознательно сопоставляет события прошлого и настоящего – события, изображенные им в «Сказании о Мамаевом побоище» (конец XIV в.) с волнующими его событиями современной ему действительности.) Коротенькая приписка Ломоносова имеет очень емкое содержание, по существу предвосхищая методику исследования старинных летописей – так называемую критику первоисточника, которая позволяет определить время их создания и воскресить имена их авторов и составителей.
«Тогда бой бысть немцев с литвой на Сряпе реке и побиша литвы 40 тысяч», – пишет летописец. Последние слова подчеркнуты, и на полях энергичное замечание: «Враки!». В другом месте летописец подробно описывает характер князя Олега Рязанского, на что следует убийственный комментарий: «Олег любил дураков…».
Таких помет, развернутых и предельно кратких, остроумных и глубоких, мудрых и ироничных, – сотни.
Для выяснения истины очень важно было установить библиотеки, которыми пользовался М. В. Ломоносов, содержание их тогдашних фондов; выяснить, какие древнерусские рукописи значились в каталогах и какие именно могли попасть и попали на рабочий стол ученого. Просмотрев фонды библиотеки Петербургской академии наук, Патриаршей библиотеки, Посольского приказа, Славяно греко латинской академии, библиотеки Эрмитажа, Александро Невской семинарии, литературно исторические материалы в музеях и архивах Москвы и Ленинграда, Г. Н. Моисеева побывала еще и в Ярославле, Архангельске, Киеве. И везде встречала она эти пометы! Галина Николаевна так долго занималась рукописным наследием Ломоносова, что узнавала его «речения» по стилю и манере.
Но не по почерку! Он то как раз весьма заметно варьировался. Это смущало филолога. А скептики чувствовали себя во всеоружии. «Позвольте, – говорили они, – какой же это Ломоносов? Разве это его почерк? Да тут три разных почерка!»
В самом деле было похоже, что на трех фотокопиях древнерусских летописей пометы сделаны тремя разными людьми. Неужели филологическое чутье обмануло? Кто писал?
Именно на этот вопрос и предстояло ответить криминалисту.
Коментариев: 0 | Просмотров: 56 |
Тайны прошлого
  В поисках истины | Автор: admin | 1-06-2010, 09:35
Криминалистика, будучи надежным оружием в руках следователя и суда, стремящихся отыскать истину по уголовному делу, в то же время не замыкается в рамках узкоспециальных задач. Она сторицей возвращает другим наукам то, что, когда то позаимствовав, творчески приспособила для достижения своих специфических целей. Существуют многочисленные исторические загадки, которые так бы и остались без ответа, если бы за их решение не взялись криминалисты. Их раскрытие, как правило, не связано с чьими то противоправными действиями или установлением виновности. Почему же ученые различных областей знаний и энтузиасты исследователи все чаще обращаются за помощью в судебно экспертные учреждения? Почему сюда приносят картины и рисунки, фотографии и письма, ноты и осколки керамики, изделия из камня и антикварные вещи, драгоценности и культовые предметы, оружие и поделки, назначение которых непонятно. Ведь все это могли бы исследовать историки, археологи, филологи, искусствоведы, геологи, музыковеды, ювелиры и другие вполне компетентные специалисты. Но в том то и дело, что каждый из них смог бы изучить такой объект только в пределах своих специальных познаний. А знания каждого из нас, к сожалению, весьма ограниченны. И пришлось бы в таких случаях обращаться в несколько различных научных учреждений, создавать комиссии из специалистов, искать необходимое оборудование и аппаратуру, объединять разрозненные исследования и пытаться на этой основе сделать общий вывод.
Коментариев: 0 | Просмотров: 50 |
Приключения «Визиря»
  В поисках истины | Автор: admin | 1-06-2010, 09:34
– Это очень известный и дорогой бриллиант, – сказал эксперт, рассматривая камень сквозь сильную лупу. – Если я не ошибаюсь, он значится среди камней, внесенных в каталог. Алмаз имеет от природы каплевидную форму и вес около шестидесяти пяти карат… – Он умолк, внимательно вглядываясь в мельчайшие детали огранки.
– Матвей Яковлевич, а что вам еще известно об этом камне? – прервал его задумчивость следователь. – Это очень важно для расследования и… лично для меня.
– Для вас? – удивился старый ювелир. Следователи и оперативные работники вполне полагались на знание им драгоценных камней, безоговорочно принимали его оценки, но никогда не проявляли к ним личного интереса. И он привык только опознавать и оценивать эти сверкающие «вещественные доказательства». Подумав и для верности заглянув в справочник, эксперт продолжил:
– Увы, об этом алмазе я знаю не так уж много. Добыт в конце прошлого века в Южной Африке на прииске «Ягерсфонтейн», славящемся исключительно высоким качеством камней. Огранен в Амстердаме, оправлен в платину в Париже. Куплен за большие деньги англичанином миллионером и подарен эмиру Бухары. Это был, разумеется, не бескорыстный дар. Взамен англичанин получил право на вывоз среднеазиатского ювелирного лазурита. Эмир бриллиантом очень дорожил и носил его на чалме тюрбане. Вот и все, что мне доподлинно известно. История алмаза кончается вместе с падением Бухарского эмирата. Он исчез, и дальнейшие его хозяева анонимны. Что то с ним, конечно, происходило за эти шестьдесят с лишним лет. Во всяком случае оправу сняли. Видимо, так удобней было его прятать.
– Коль скоро камень внесен в каталог, у него есть имя?
– Конечно! Это – «Визирь».
Следователь облегченно вздохнул и откинулся на спинку кресла.
– Значит, это он. Вы уверены?
– Ну, знаете… – начал закипать Матвей Яковлевич, однако следователь его опередил:
– Вы уж не сердитесь, бога ради. Мне очень важно было удостовериться, что найден именно «Визирь». А чтобы вы поняли мое недоверие, я расскажу вам, как встретился с этим бриллиантом в первый раз.
После падения Бухарского эмирата «Визирь» переходил из рук в руки на протяжении почти четверти века. Им владели матерые спекулянты, расхитители государственного имущества, контрабандисты. Наверное, тогда камень и утратил свою дорогую оправу. В конце войны в одной из среднеазиатских союзных республик органы милиции раскрыли организованную группу преступников, занимавшихся скупкой и перепродажей драгоценностей и произведений искусства. Скупали по мизерным ценам у людей, которые остро нуждались: у вдов, оставшихся с детьми на руках, эвакуированных. А покупателей искали среди тех, кто разжирел на людском горе и страданиях, причиненных войной. Самые ценные вещи переправляли за границу, где за них платили твердой валютой.
Этот бриллиант нашли в тайнике у главаря группы, среди его личных драгоценностей. По неопытности молодого следователя – а этим следователем был я – камень в нарушение инструкции не был сдан на хранение в госбанк, а находился при деле в пакете с вещественными доказательствами.
Когда я закончил расследование и составил обвинительное заключение, то передал дело вместе с вещественными доказательствами на утверждение прокурору. На следующий день секретарь прокуратуры Маслова вернула мне дело с утвержденным обвинительным заключением. Пакет с вещественными доказательствами был вскрыт, коробочки с «Визирем» в нем не оказалось. На мой вопрос: «Где алмаз?» – секретарь ответила, что его взял прокурор, о чем в материалах дела имеется расписка. Действительно, в деле лежала расписка, напечатанная на пишущей машинке и заверенная знакомой всем сотрудникам незамысловатой подписью прокурора.
Прошло еще два дня. Дело пора было направлять в суд. Я зашел в кабинет к прокурору с распиской и попросил вернуть бриллиант.
– Какой бриллиант? – удивленно вскинул кустистые брови Николай Кузьмич. – Я даже не трогал пакет с вещественными доказательствами, только прочел обвинительное заключение, подписал его и вернул все материалы через Людмилу Федоровну.
– Но позвольте, Николай Кузьмич! Вы мне вернули распечатанный пакет без коробочки с камнем. А вместо него – вот это. – И я протянул расписку.
Прокурор близоруко прищурился, побледнел и едва выговорил:
– Подпись моя, но я бриллианта не брал и расписки за него дать не мог…
Мы долго молчали, стараясь не смотреть друг на друга. Потом я попросил:
– Вызовите секретаря, может, все выяснится? Маслова удивилась:
– Откуда мне знать, где ваш алмаз? Я передала вам, Николай Кузьмич, дело с запечатанным пакетом, а когда получила обратно, пакет был вскрыт. В деле лежала расписка, что камень у вас, и я ничего не стала спрашивать. Я человек маленький. Сразу же понесла дело следователю. Положила его на стол при вас, – обратилась она ко мне.
Я кивнул утвердительно. Людмила Федоровна с вызовом посмотрела на меня, потом на прокурора. Мы подавленно молчали. Она передернула плечами и вышла из кабинета. Получалось, что камень взял кто то из нас двоих…
Дело об исчезнувшем бриллианте расследовал сотрудник, прилетевший из Москвы. Для начала он назначил экспертизу расписки. Эксперт установил, что выполнена она на машинке, которая стоит в приемной, и подписана прокурором. Да и сам прокурор это не отрицал, с горестной обреченностью повторяя:
– Моя подпись, моя, собственноручно подписал, а как и когда – не знаю!
Коментариев: 0 | Просмотров: 52 |
Лист алоэ
  В поисках истины | Автор: admin | 1-06-2010, 09:34
При осмотре места происшествия под прилавком магазина нашли марлевую повязку со следами засохшей крови и прилипшим кусочком какого то растения. В краже заподозрили ранее судимого за аналогичные преступления В. Поморца, который отрицал свою причастность к происшедшему, а также то, что бинт принадлежит ему, хотя кровь по групповым признакам совпадала. Не помогла и очная ставка между ним и соседкой, по ее словам, накладывавшей ему на больной палец повязку. Она принесла следователю остатки листа алоэ, из которого вырезала кусочек. Растительную массу, найденную в бинте, и часть листа – верх и низ – следователь направил в лабораторию судебных экспертиз. Кусочек растения из бинта превратился в слипшуюся бесформенную массу, которая крошилась от прикосновения. Части листа алоэ ссохлись и стали жесткими. Эксперт поместил их на несколько часов в питательный физиологический раствор и, когда они размякли, придал им первоначальную форму.
Коментариев: 0 | Просмотров: 60 |
Месть по телефону
  В поисках истины | Автор: admin | 1-06-2010, 09:33
Молодые супруги Васильевы радовались: в их уютной однокомнатной квартире наконец то появился телефон. Такое необходимое удобство! Но ликование было недолгим, а телефон вскоре превратился в зловредное существо, чуть не разбившее семью и причинившее бездну неприятностей. Конечно, не сам телефон, а звонки…
Первому такому звонку они значения не придали. Какой то незнакомец пригласил Викторию провести с ним приятный вечер, и непременно с шампанским. Это вызвало у нее лишь недоумение, они с мужем посмеялись и посчитали, что кто то ошибся номером. Но когда звонки с подобными предложениями начали раздаваться часто – стало не до шуток. Молодая женщина пыталась урезонивать звонивших, взывать к их совести, но куда там. А когда трубку брал муж Виктории, на том конце провода слышались смешки или частые гудки.
Атмосфера в семье накалилась, едва не дошло до развода. Но тут Васильев заподозрил, чьих это рук дело, и обратился за помощью в милицию. Его предположение подтвердила… почерковедческая экспертиза, проведенная на совершенно необычном материале: по фотоснимкам злосчастного номера, выцарапанного на стенах многих городских телефонных будок и снабженного легкомысленным силуэтом.
Коментариев: 0 | Просмотров: 60 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: