Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
КОЛЛЕКТИВНОЕ ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ
  Криминалистика проблемы тенденции | Автор: admin | 6-06-2010, 15:45
Ранее нами был подробно рассмотрен вопрос о содержании внутреннего убеждения судебного эксперта4 Был обоснован тезис о том, что внутреннее убеждение эксперта — категория субъективная, имеющая прочную объективную базу Возника¬ет вопрос* можно ли из субъективного его характера делать вывод, что оно носит исключительно индивидуальный харак¬тер, что не может быть коллективного внутреннего убеж¬дения?
В такой прямой постановке данный вопрос не исследовался* Между тем для этого, как нам кажется, имеются все основа¬ния Представляется, что при производстве комиссионной'эк¬спертизы, когда эксперты приходят к одинаковым выводам и формулируют общее заключение, налицо как раз коллектив¬ное внутреннее убеждение, формирующееся при оценке полу-ченных результатов, обмене по их поводу мнениями, уточне¬нии отдельных положений Оно выражает общую убежден¬ность всех экспертов — субъектов данной экспертизы, что по¬вышает степень уверенности каждого из них в правильности сделанных выводов, а как следствие — авторитетность коллек¬тивного заключения
Коллективное внутренее убеждение возникает и при произ¬водстве комплексной экспертизы в тех случаях, когда соста-вляется общее заключение и формулируется общий вывод эк¬спертами разных специальностей Представляется, что услови¬ем возникновения коллективного убеждения является «доста¬точность специальных знаний эксперта для критической оцен¬ки научной обоснованности примененных как им „самим, так и другими экспертами, участвующими в комплексном исследова¬нии, методов исследования и значимости полученных при этом результатов для решения общей задачи (взаимосвязанных за¬дач)»50 Эта «достаточность», как обоснованно замечает М Н Ростов, не обязательно означает доскональное знание каждым экспертом объектов и методов исследования другой отрасли знаний «Достаточно, чтобы каждый эксперт был осве¬домлен в них в той мере, которая бы йозволила ему критиче¬ски оценивать научную обоснованность методов исследования,
примененных другими экспертами, и значимость получаемых при этом результатов для решения общей задачи»51 Срвпаде-ние результатов исследования общей задачи довьйлает убеж¬денности каждого из экспертов в правильности лм;шо им сде-ланных выводов Фактически и здесь формируется коллектив¬ное внутреннее убеждение В этом аспекте представляет инте-рес и такая проблема, как возможность дачи заключения от имени юридического лица4
«Экспертиза учреждений», или заключение от имени эк*-спертного учреждения как юридического лица, на протяжении многих лет встречала отрицательное отйошение со стороны большинства криминалистов и процессуалистов Считая «эк-спертизу учреждений» буржуазным институтом, А В. Дулов писал «Советские ученые вели активную борьбу против попы¬ток перенесения в социалистическое право институтов буржу¬азного права, в том числе и против порядка дачи экспертных заключений юридическими лицами Права личности при про¬ведении экспертизы, реальность исполнения обязанностей мо-гут быть гарантированы только в том случае, йсогда за эксперт¬ное заключение отвечает Конкретное лицо (или лица)»32 Дол¬гие годы проведение экспертизы лишь экспертом — физиче¬ским лицом считалось незыблемым принципом данного про¬цессуального института, закрепленным к тому же в действую¬щем уголовно-процессуальном законодательстве Но вот разда¬лись первые голоса, ставящие под сомнение универсальность и категоричность этого принципа
В 1966 году И Ф Крылов в автореферате докторской дис¬сертации выразил мнение, что «столь отрицательная оценка экспертизы учреждений представляется неЬправданной При¬менение ее в некоторых странах социалистического лагеря (Чехословакия, Польша) показывает возможность успешного использования данной формы экспертизы в интересах социа-листического правосудия Автор диссертации не исключает возможности существования экспертизы учреждений наряду с экспертизой физических лиц»53
В 1973—'1974 гг с докладом, а затем и со статьей по рассма¬триваемой проблеме выступил А И Винберг Он убедительно показал преимущества дачи заключения от? имени юридиче-ского лица и, в Частности, отметил, что «в экспертном учреж-дении стирается понятие автономии частного эксперта, кото-рая заменяется коллективным творчеством и ответственно-стью государственного учреждения как юридического лица, от¬вечающего за свои профессиональные кадры, за современную научную методику исследования объектов, за качество контро¬лируемых заключений, за комиссионно-комплексную научную организацию труда в области экспертной работы»84 По мне¬нию А И> Винберга, подобный порядок проведения экспертизы не освобождает от персональной ответственности экспертов, выполняющих исследование, и не ущемляет прев участников процесса. ч
Предложение А. И. Винберга поддержали С. С. Остроумов и М. С. Брайнин55. Однако, как оказалось, эта поддержка не вы-ражала общего мнения научной общественности. В 1979 гаду с возражениями против идеи составления заключений от имени экспертного учреждения выступил Н. А. Селиванов. Он отме¬тил^ что 'все преимущества, которые имеет производство эк¬спертиз в государственных экспертных учреждениях, «успеш¬но реализуются при существующем правовом статусе экспер¬та, рассматриваемого в качестве физического лица», что пред¬лагаемое А. И. Винбергом решение «существенно ущемило бы право обвиняемого» при назначении и проведении экспертизы, что выполнению руководителем экспертного учреждения кон¬трольных функций нисколько не препятствует личная ответ¬ственность эксперта, дающего заключение в качестве физиче¬ского лица. «Кроме того, — писал- Н. А. Селиванов, — дача за¬ключений от имени экспертного учреждения чревата некото¬рым обезличиванием экспертов, снижением их личной ответ¬ственности за качество экспертиз и умалением фактора мо¬рального стимулирования». В итоге он высказал мнение, «что совершенствование процессуального законодательства в части, касающейся проведения судебных экспертиз, должно пойти по другому пути и прежде всего в направлении четкой и деталь¬ной регламентации процессуальных полномочий руководите¬лей государственных экспертных учреждений и их структур¬ных подразделений».
Коментариев: 0 | Просмотров: 58 |
ИСХОДНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ
  Криминалистика проблемы тенденции | Автор: admin | 6-06-2010, 15:35
Процесс криминалистического экспертного исследования начинается с изучения и осмысливания экспертом исходной информации, представляемой в его распоряжение субъектом, назначившим экспертизу, либо собранной им самостоятельно . из имеющихся в его распоряжении источников Отдельные ви¬ды этих источников были предметом рассмотрения в кримина¬листической литературе, но в целом проблематика исходной информации практически""не исследовалась. Между тем она представляется достаточно важной, поскольку непосредствен¬но связана с качеством экспертного исследования И решения стоящих перед ним задач.
(2 нашей точки зрения, под исходной информацией при даро-из!&эдстве криминалистических экспертиз следует понимать сведения (сообщения), с помощью которых эксперт ориентиру¬ется в задачах исследования, определяет его методику и осу-ществляет выбор необходимых средств и методов.
Уже само определение исходной информации позволяет за¬ключить, что ее роль в процессе экспертного исследования трудно переоценить Фактически она является той основой, на которой строится этот процерс, и от ее полноть? и качества за¬висит успешность решения экспертной задачи I Исходная информация может содержаться в двух видах источников' процессуальных и непроцессуальных
Процессуальными источниками исходной информации служат
постановление следователя или определение суда о назна¬чении экспертизы;
протоколы следственных и судебных действий;
вещественные доказательства — объекты экспертного ис¬следования,
образцы для сравнительного исследования,
заключения предшествующих экспертиз,
письменные документы
Кромке того, в качестве исходной может фигурировать ин¬формация, полученная экспертом в его присутствии при произ-водстве следственных или судебных действий
Будучи процессуальными, перечисленные источники удо¬влетворяют требованиям допустимости и относимости к делу, содержат сведения о его обстоятельствах и данные, непосред¬ственно относящиеся к предмету экспертизы
Непроцессуальными источниками исходной информации могут быть.
справочные издания,
эталоны, стандарты, типовые образцы,
предметные коллекции и альбомы,
учетно-регистрационные информационные массивы (карто-теки и т. п ),
научная и учебно-методическая литература;
коллективный и личный опыт эксперта, обобщенные дан- ' ные экспертной практики,
методические рекомендации, инструкции, указания и т п
По своей природе исходная информация может быть дока¬зательственной и ориентирующей Процессуальные источники могут содержать как доказательственную, так и ориентирую¬щую, т е не имеющую доказательственного значения, инфор-мацию; непроцессуальные — только ориентирующую
Несмотря на очевидную важность как процессуальных, так и непроцессуальных источников исходной информации, до сих пор в некоторых работах последнего времени исходной информацией признаются лиш& сведения об обстоятельствах дела^ почерпнутые из процессуальных источников. Так, Н И, Кди менко пишет- «В качестве исходных данных для проведения экспертизы могут использоваться лишь те сведения, которые содержатся в материалах дела, представляющих собой источ¬ники доказательств, предусмотренные ч. 2 ст. 65 УПК РСФСР. По общему правилу, эти данные должны быть указаны в по-становлении (определении) о йазначении экспертизы»48 Вся¬кие другие источники автором, таким образом, отвергаются.
Эта точка зрения представляется ошибочной
Предложенный нами перечень источников исходной инфор¬мации можно оспаривать, возможно, дополнять, но бесспо$>-ным представляется то-Т факт, что исходная информация со¬держится не только в процессуальных источниках, о которых пишет Н И. Клименко. В процессуальных- источниках содер¬жится конкретная исходная информация, относящаяся к дан¬ной экспертизе по данному делу В перечисленных же нами непроцессуальных источниках содержится обобщенная инфор-мация, которая применительно к каждому случаю нуждается в адаптации, в конкретизации и поэтому используется избира-тельно, но без которой производство экспертизы, по нашему мнению, невозможно.
Разумеется, в каждом случае экспертом используются не все перечисленные источники исходной информации. Их круг обусловлен задачами экспертизы, экспертным заданием, а в отношении непроцессуальных источников — профессиональ-ным уровнем и возможностями эксперта, наличием этих источников в его распоряжении, их доступностью и актуально-стью содержащейся в них информации Актуальность исход¬ной информации и правовая природа ее источника обусловли-вают степень обязательности ее использования экспертом, В этом аспекте исходная информация может быть подразделена на безусловно обязательную, альтернативно-обязательную и рекомендательную
Обязательная исходная информация имеет непосредствен¬ное, прямое отношение к предмету экспертизы и подлежит не-пременному использованию или учету при производстве эк¬спертизы Это,- например, информация о механизме следообра-зования, о первоначальном состоянии объекта исследования, о средствах и методах его обнаружения, фиксации, упаковки и т. п. Ей} может быть информация о методах и методике ис¬следования, о типичшцх ошибках, допускаемых при производ¬стве аналогичных экспертиз, и другая, содержащаяся, как это совершенно очевидно, в непроцессуальных источниках
Альтернативно-обязательная информация предоставляет эксперту возможность выбора из жестко ограниченного круга вариантов Примером такой информации также может слу¬жить информация о методиках исследования данного объекта, если их существует несколько и эксперт может выбрать из них ту, которую считает наиболее подходящей к данному случаю. Будучи избранной, эта информация становится безусловно обязательной и как таковая должна быть испелвзована при производстве экспертизы
Наконец, рекомендательная информация предполагает сво¬боду выбора, отбора и учета ее экспертом
Обязательная информация и ее источники должны упоми¬наться в заключении эксперта; необязательная рекомендатель¬ная информация упоминается в заключении лишь в тех случа¬ях, когда это необходимо для обоснования выводов
Извлечение и использование исходной информации осуще¬ствляется экспертом на всех этапах экспертного исследования. За редкими исключениями, «жестко» привязать источники ис¬ходной информации к определенному этапу исследования не-возможно и нецелесообразно^
Исходной информацию следует считать не потому, чтр она имеется в наличии еще до производства экспертного исследо-вания в целом, а исходя из ее роли для каждого этапа экспер¬тизы. Не является исходной, с нашей точки зрения, информа-ция, полученная экспертом в процессе самого исследования в результате завершения какого-либо его этапа. Это информация промежуточная. Информацию же, содержащуюся в выводах эксперта, с этой точки зрения можно, условно назвать оконча¬тельной
Применительно к непроцессуальным источникам исходной информации следует особо остановиться на проблеме создания и использования предметных или, как их еще называют, на¬турных коллекций, и на проблеме актуализации и апробации исходной информации, содержащейся в непроцессуальных источниках.
В связи с развитием новых видов судебной экспертизы, за¬дачей повышения эффективности экспертизы в целом, расши-рением ее возможностей предметные или натурные коллекции начинают играть все более значительную роль. Они создаются сейчас в различных местах, на различной основе, причем ис¬пользуются различные источники их комплектования.
Коментариев: 0 | Просмотров: 90 |
КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ. НОВЫЕ ВИДЫ ЭТОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  Криминалистика проблемы тенденции | Автор: admin | 6-06-2010, 15:32
Исторически, и на этой основе традиционно, кримина¬листическую экспертизу подразделяют на судебную эк-спертизу документов, судебно-баллистическую, трасологическую и на экспертизу по чертам внешности25 (портретно-криминалистическую, или криминалистическое установле¬ние личности по чертам внешности). По мере развития теории и практики криминалистической экспертизы эта классификация становилась все \ более дробной. Так, Л. Е. Ароцкер приводил уже классификацию, охватываю¬щую не только виды, но и подвиды криминалистической экспертизы:
1. Криминалистическое исследование документов:
1 1 Криминалистическая экспертиза почерка (почерковедческая экспертиза);
1.2. Технико-криминалистическая экспертиза документов;
2. Трасологическая экспертиза:
2.1. Механоскопическая трасологическая экспертиза;
2.2. Гомеоскопическая трасологическая экспертиза;
2.3 Криминалистическая экспертиза следов животных;
2.4. Транспортно-трасологическая экспертиза (криминали¬стическая экспертиза следов транспорта);
2.5. Трасологическая экспертиза с целью идентификации целого пр частям;
3. Криминалистическая экспертиза оружия и боеприпасов.
4, Криминалистическое установление личности до внешним признакам26
Таким образом, в основе детализации классификации видов криминалистической' экспертизы лежит дальнейшая диффе¬ренциация ее объектов. Эту тенденцию можно проследить и применительно к методикам экспертного исследования: разра¬батываются отдельные методики для исследований, например, подписей, буквенного, цифрового письма и т. п. Однако эти процессы не, затрагивают содержания перечня основных — названных впоследствии традиционными — видов криминалистической экспертизы.
Развитие всех видов судебной экспертизы на базе общего прогресса науки, появление новых методов и объектов иссле¬дования, процессы интеграции и дифференциации научного знания не могли не отразиться на криминалистической экспер¬тизе и ее теоретических основах. На повестку дня был поста¬влен вопрос о пополнении перечня криминалистических эк¬спертиз новыми видами и, как следствие, о критериях отграни¬чения криминалистической экспертизы от других видов судеб¬ной экспертизы
До известного времени данная задача успешно решалась по линии предмета экспертизы. В 1961 году А. И, Винберг писал по этому вопросу: «Для отграничения сферы криминалистиче¬ской экспертизы от судебно-медицинской, судебно-химичоской и других видов судебной экспертизы могут быть предложены два критерия — основной и производный. Основной критерий относится к главной задаче экспертизы; индивидуальная иден¬тификация — это сфера криминалистической экспертизы, и родовая идентификация — сфера судебной физики, химии и т, д. Производный критерий относится к вспомогательным задачам экспертизы (к неидентификациойным): степень бли¬зости к основной науке — криминалистике — в одних случаях, и к физике, химии, биологии и т. п. — в других»27.
Однако скоро под сомнение был поставлен основной крите¬рий разграничения. Была признана правомерность производст¬ва некоторых идентификационных исследований судебными медиками с использованием трасологических методов, выска¬заны суждения о существовании наряду с криминалистической и медицинской автотехнической, агробиологической, товароведческой и иных видов судебной идентификации?8. Индивидуальная идентификация перестала рассматриваться как сфера только криминалистической экспертизы. Этому предшествовало упоминание среди объектов криминалистиче¬ской экспертизы материалов и веществ.
Сейчас трудно сказать, кому принадлежит первенство в провозглашении экспертизы материалов и веществ новым ви¬дом именно криминалистической экспертизы. Во всяком слу¬чае, уже в Г959 году В. К. Лисиченко включил этот вид в криминалистическую экспертизу имея в виду исследования волокнистых материалов, красителей, лаков, горюче-смазочных материалов и других веществ29.
На первых порах аргументация сторонников расширения перечня видов криминалистической экспертизы; за счет отнесе-ния к ней экспертизы материалов и веществ была расплывчатой Так, В. К. Лисйченко в указанной работе обосновал это тем, что используемые в криминалистической экспертизе ана¬литические (биологические, химические) методы являются подчиненными по отношению к сравнительному методу, при¬менение которого составляет содержание криминалистической экспертизы.
Существенным для аргументации сторонников новых ви¬дов криминалистических экспертиз было утверждение^ В. С. Митричева и некоторых других криминалистов о возмож¬ности индивидуальной идентификации — хотя бы в принци¬пе—-жидких и сыпучих тел. Несмотря на спорность этого ут¬верждения, оно стало ключевым при решении рассматривает мой проблемы. Система ддказательств теперь строится при¬мерно таким образом. I
Определяющим Прианаком криминалистической экспертизы является решение ею задачи индивидуальной идентификации. До настоящего времени идентификация" считалась возможной только в отношении твердых тел с устойчивыми пространственными границами и выраженным рельефом. Экспериментально доказана возможность идентификации жидких и сыпучих тел, обладающих при определенных условиях выра¬женной, индивидуальностью. Поскольку ни химия, ни физика, ни иные естественные науки не решают задачи установления, индивидуального, тождества, а жидкие и сыпучие, вещества в рассматриваемом случае исследуются именно в этих целях, та¬кая экспертиза будет криминалистической.
Помимо основного аргумента—решения экспертизой жид¬ких и сыпучих тел идентификационных задач - сторонники рассматриваемой концепции подкрепляют свою позицию следующими обоснованиями,
1. Научные основы экспертизы материалов и веществ '— это не только соответствующие данные химии, физики, биологии и других естественных наук, но и криминалистики, представленной теорией криминалистической идентификации . Более того, теория, криминалистической идентификации является методологической основой ^криминалистического исследования ма¬териалов и веществ. «.Стремление вести такого рода исследова¬ния на основе методологических положений других наук (хи¬мии, биологии и т. п.) приводит к выхолащиванию специфиче¬ски криминалистического их содержания, лишает органы рас¬следования и суды важной информации об обстоятельствах дела».
2. Судебная аналитическая химия, объектом исследования которой является почва, горюче-смазочные материалы, лако-красочные покрытия, волокнистые и другие материалы, яды, наркотики и т. п., «имеет задачи, разрабатывает и использует некоторые методы, которых не знает общая аналитическая хи¬мия. Это устраняет, по-видимому, возражения, выдвигавшиеся против включения экспертизы материалов (веществ) в число криминалистических экспертиз»32. Иными словами, методы этих экспертиз не разрабатываются в соответствующих есте¬ственных науках, и поэтому экспертизы должны считаться криминалистическими.
«При таком положении, — заключает В. С. Митричев, — отрицание принадлежности рассматриваемых видов исследо-» ваний к числу криминалистических вообще, по нашему мне¬нию, допустимо лишь в случаях, когда авторы соответствую-щих точек зрения смогут точно указать, в рамках какой имен¬но естественной или технической науки, по их мнению, в на¬стоящее время возможно определение специальной групповой принадлежности материалов, веществ и изделий и отождест¬вление образованных этими материалами и веществами инди¬видуально определенных материальных объектов»33.
3 На принадлежность к криминалистическим экспертизам рассматриваемых видов исследований указывает характер спе¬циальных познаний, которыми должен обладать выполняю¬щий их эксперт Сюда входят знания о свойствах и признаках объектов; о методах анализа материалов и веществ; о содержа¬нии и методах сравнительного исследования; о методах и кри¬териях оценки признаков (В. С. Митричев).
Не останавливаясь на некоторых других менее существен¬ных доводах, попытаемся проанализировать обоснованность приведенных 'аргументов.
Решение экспертизой идентификационных задач не являет¬ся исключительным признаком, свидетельствующим о ее кри¬миналистической природе. Действительно, криминалистиче¬ская экспертиза в большинстве случаев — экспертиза иденти¬фикационная. Но, как известно, кроме отождествления, она ре¬шает множество неидентификационных задач и остается при этом криминалистической экспертизой Следовательно, харак¬теристики решаемых экспертизой задач еще недостаточно для категоричного причисления ее к тому или иному виду судеб¬ной экспертизы, для определения ее «родовой принадлежно¬сти». Кроме того, возможность индивидуальной идентифика¬ции материалов и веществ даже при той трактовке индивиду¬ального объекта, которую^ предлагают ее сторонники, признана далеко не всеми криминалистами, поэтому не может пока пре¬тендовать на ранг бесспорного исходного положения.
Для отграничения одного вида судебной экспертизы от дру¬гого или для причисления экспертизы к тому или иному известному виду экспертиз недостаточно какого-либо отдельного признака. Это неоднократно и совершенно правильно отмена;-ется самими сторонниками криминалистической природы эк¬спертизы материалов и веществ. Так, А, Р. Шляхов писал по этому поводу: «Судебная экспертиза вооб^ще и криминалисти¬ческая эксертиза в частности могут 0ыть подразделены на об¬ласти-знания по совокупности трех ее существенных призна¬ков: предмета, объекта и методики экспертного исследования. Лишь в совокупности (курсив наш. — Р. Б.) они образуют от¬дельную отрасль специальных познаний, самостоятельный вид экспертизы. В криминалистических учреждениях встречаются предложения различать экспертизы по объектам, например ис¬следование красок, следов орудий взлома замков, документов и т. д. Другие предлагают классификации, учитывающие лишь задачи, т. е. вопросы, которые ставятся на разрешение экспер¬та... Представляется, что на основе задач экспертизы, отвлека¬ясь от объекта, нельзя получить удовлетворительную класси-фикацию" видов криминалистической экспертизы. Невозможно выяснить сущность экспертизы, не определив объект эксперт¬ного исследования. Некоторые криминалисты предлагают раз¬личать отдельные виды криминалистической экспертизы по методам исследования... Отдельные виды криминалистической экспертизы нельзя различать только по вопросам, либо пд объ¬ектам, либо методам исследования»34.
Мы с удовольствием присоединяемся к этой точке зрения. Хотелось бы только сказать, что к трем названным признакам, отличающим один вид экспертизы от другого, следует доба¬вить и четвертый — характер специальных познаний, играю¬щих доминирующую рольшри решении задач данного вида эк¬спертизы. Если подойти с точки зрения этого критерия к оцен¬ке природы экспертизы материалов и веществ, то окажется, что в структуре специальных знаний, «оторыми должен обла¬дать осуществляющий эту экспертизу специалист, как это бу¬дет показано нами далее, вообще отсутствуют специфически криминалистические познания или в лучшем случае они пред¬ставлены лишь познаниями в области теории криминалистиче¬ской идентификации.
Коментариев: 0 | Просмотров: 64 |
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА, ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  Криминалистика проблемы тенденции | Автор: admin | 6-06-2010, 15:30
Понятия предмета и объекта экспертизы вообще и криминалистической экспертизы в частности пред¬ставляют интерес как с точки зрения характеристи¬ки компетенции и возможностей данного вида или разновидности судебной экспертиз^, так и с точки зрения эффективности и правильности использова¬ния специальных познаний в судебно-следственной практике. Небезразличен соответственно этот вопрос и для криминалистической теории, где он решается далеко не равнозначно.
Понятию предмета судебной экспертизы и от¬дельных ее видов, пожалуй, наибольшее внимание уделил в своих работах А. Р Шляхов. По его мне¬нию, «предметом экспертизы являются факты, обстоятельства уголовного или гражданского дела, подлежащие установлению с помощью специальных познаний»,'. Когда же говорят о предмете конкретной экспертизы, *о «имеют в виду обстоятельства (фактические данные), устанавливаемые на основе специальных познаний по вопросам, которые ставят¬ся на разрешение экспертизы»2.
В. К. Лисиченко в качестве предмета криминали¬стической экспертизы называет различные веще¬ственные доказательства3, а впоследствии связывает его с выяснением определенных обстоятельств рас¬следуемого преступления4. Г. А. Цимакуридзе назы¬вает предметом криминалистической экспертизы «совокупность вопросов, которые может разрешить эксперт-криминалист на основании применения сво¬их специальных познаний при исследовании кон¬кретных видов вещественных доказательств»5: И. Л. Петрухин6, Л. Е, Ароцкер7 определяют пред¬мет криминалистической экспертизы как совокуп¬ность решаемых экспертизой задач или вопросов. Этой же точки зрения придерживаются Ф. Э. Даву-дов8, В. В. Аксенова9, Н. С. Романов10 ц др.
Взгляды всех названных авторов7 повторяют определение А. Р. Шляхова или близки к нему по смыслу. Однако в литературе известна и другая точка зрения по данному вопросу. В общей форме она заключается в том, что предмет экспертизы приравнивается к «предмету той науки или какой-то ее части, на данных которой основана экспер-тиза»11.
Полемизируя со сторонниками этой точки зрения, А Р. Шляхов справедливо указывает, что предмет экспертизы и предмет лежащей в ее основе науки не совпадают, что между ними нельзя поставить знак равенства12. Предмет науки и предмет основанной на ней экспертизы нам представляются понятиями разных уровней. Как известно, предмет науки — это определенная группа объективных закономерностей дей¬ствительности, предмет же экспертизы — это те обстоятель-ства, которые можно установить с помощью результатов поз¬нания наукой своего предмета. «Изучение закономерностей предполагает разработку соответствующих научных методик и методов, которые служат практическим целям познания»13, т е целям экспертизы.
По нашему мнению, предложенные А Р Шляховым опре¬деления предмета экспертизы вообще и предмета конкретного вида экспертизы наиболее правильны и заслуживают общего признания. Можно согласиться с Ю К Орловым, который счи¬тает, что «такое понимание предмета соответствует смыслу за¬кона (ст. ст. 82, 288 УПК) и вполне оправдано теоретически», поскольку «согласуется с понятием предмета доказывания и находится с ним в таком же соотношении, как экспертиз^ с процессом доказывания в целом»14
В «Словаре основных терминов судебных экспертиз» пред¬мет судебной экспертизы определяется как «фактические дан¬ные (факты, обстоятельства), устанавливаемые йа основе спе-циальных научных познаний и исследования материалов уго-ловного либо гражданского дела. Предмет экспертизы предо¬пределяется объектом экспертного исследования и вопросами следователя (суда)» Далее «Словарь» указывает, что «разли¬чают понятие предмета судебной экспертизы, рода, вида, под-вида (общее научное определение) и конкретной экспертизы (частное определение) Первое доказывается и устанавливает-ся научно для каждого рода, вида, подвида судебной эксперти¬зы. Второе предопределяется вопросами, поставленными сле¬дователем (судом) и разрешенными экспертом в пределах его / \ специальных познаний»
Считаем, что ошибочность некоторых из этих положений заключается в следующем. Если речь идет о предмете экспер¬тизы в ее общем, родовом или Видовом понятиях, то правиль¬нее считать, что он предопределяется не объектом исследова¬ния и вопросами следователя или суда, а положениями той науки, на которой основывается экспертиза, и возможностями последней. Иными словами, предмет экспертизы составляют проявления тех закономерностей объективной действительности, которые образуют предмет соответствующей* науки. Сле¬довательно, род или вид экспертизы и ее возможности обусло-вливают объекты исследования и вопросы эксперту (эксперт¬ное задание), а не наоборот.
Иначе обстоит делр, когда речь идет о предмете конкретно¬го экспертного исследований. Здесь он действительно характе¬ризуется наличием объектов и относящимися к ним вопросами эксперту. Так, предмет графической экспертизы очерчивает круг ее объектов в целом — рукописные документы; предмет же конкретного почерковедческого исследования определяется тем, какие/ документы и для установления каких обстоя¬тельств дела будут исследоваться. Остается, однако, неясным, почему «Словарь», не считая, что предмет конкретной экспер¬тизы обусловлен объектами исследования, ставит его в зависи¬мость от разрешения экспертом поставленных вопросов На наш взгляд, между общим определением предмета экспертизы и определением предмета конкретного экспертного исследова¬ния — поскольку имеются в виду ^научные дефиниции — тако¬го различия быть не должно.
Коментариев: 0 | Просмотров: 105 |
«ПОЛЕВАЯ КРИМИНАЛИСТИКА» -1
  Криминалистика проблемы тенденции | Автор: admin | 6-06-2010, 15:29
ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМ

Термин «полевая криминалистика» отсутствует в языке криминалистической науки Его нет потому, что не существует и такого научного понятия, кото¬рое обозначалось бы этим термином Под этим ус¬ловным названием мы подразумеваем те технико-криминалистические средства и методы работы с до¬казательствами, которые используются или могут быть использованы не в кабинете следователя или в ' лаборатории эксперта, а непосредственно в «полевых» условиях — на месте происшествия при его ос¬мотре или при производстве на этом месте иных следственных действий или исследовательских эк¬спертных операций.
Многие вопросы, относящиеся к «полевой крими¬налистике», давно перестали* быть дискуссионным^ Однако по-прежнему значительный интерес как я научном, так и в практическом планах представляют анализ и решение таких проблем, как принципы комплектования наборов технико-криминалистических средств для работы в «полевых» условиях, рас¬пределение функций по их использованию между участниками следственного действия, определение возможностей .производства криминалистических эк¬спертиз непосредственно на месте происшествия и некоторые другие Исходя из сложившегося у нас представления об этих проблемах, мы считав»? целесообразным объединить их в следующие группы:,
1) проблемы технического характера; принципы комплектования наборов технико-криминалистических средств; пределы технического оснащения следователя и специалиста для работы, в «полевых» ус¬ловиях; целесообразные направления научных ис¬следований по совершенствованию технико-криминалистического арсенала следователя; информационное обеспечение следственно-оперативной группы в «полевых» условиях.
2) проблемы организационного характера: цен¬трализация или децентрализация средств «полевой криминалистики»; выбор оптимального решения о субъекте применения этих средств;
3) проблемы методического характера: определение прин¬ципиальной возможности проведения криминалистических эк¬спертиз на месте происшествия, выявление круга задач, доступных для экспертного решения в «полевых;» условиях, вопросы о так называемой Ситуационной экспертизе, об эксперт¬ном осмотре места происшествия.

ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ
Принципы комплектования наборов технико-криминали¬стических средств. Комплектование (создание) наборов техни¬ко-криминалистических средств для работы в «полевых» ус¬ловиях идет двумя путями, создание наборов универсального типа (общего назначения) и комплектование специализиро¬ванных наборов.
Первыми наборами технико-криминалистических средств, которые стали поступать на вооружение следователей и опе¬ративных работников, были наборы универсального характера типа следственного чемодана (следственного вьюка, след¬ственного портфеля) и оперативной сумки Содержимое этих наборов группировалось в три или четыре отдела фотоотдел, отдел составления плана; отдел работы со следами, отдел под¬собных технических средств1.
По мере возрастания уровня технической оснащенности органов дознания и следствия расширялся ассортимент техни¬ко-криминалистических средств, входящих в соответствую¬щие наборы общего назначения. В дополнение к ним практи¬ческие работники получили фотокомплект и специальный на¬бор химических реактивов, такж« предназначенных для рабо¬ты на месте происшествия2 Все эти средства были рассчита¬ны на, их применение непосредственно следователем или оперативным работников дознания; навыки владения ими и их использования стали включаться в качестве обязательного элемента в состав профессиональных навыков, которыми дол¬жен обладать следователь и оперативный работник. Неотъем¬лемой частью работы по повышению квалификации послед¬них стали занятия по применений технико-криминалистиче¬ских средств и методов работы с доказательствами
Работа по обучению следователей применению технико-криминалистических средств и методов особенно активизировалась после выхода в свет постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 декабря 1965 г «О мерах по улучше¬нию работы следственного аппарата органов прокуратуры и ^охраны общественного порядка», /в котором было обращено внимание на необходимость широкого применения кримина¬листических средств в целях раскрытия и расследования преступлений. В те годы отмечалось, что «работа по обучению следователей использованию научно-технических средств не является какимгто очередным мероприятием и должна проводиться постоянно»3.
С введением должностей прокуроров-криминалистов для них был разработан специальный комплект технико-кримина¬листических средств, который «был задуман как дополняю¬щий следственный комплект и расширяющий возможности последнего. Учитывалась также необходимость включения в него средств не только фиксирующей, но и аналитической техники»4.
Для экспертов органов внутренних дел были разработаны специальные комплекты, размещенные в так называемых эк¬спертном и фоточемоданах.
Все эти наборы технико-криминалистических средств предназначались для транспортировки к месту их применения транспортными средствами общего назначения. Однако эф¬фективное применение технико-криминалистических средств на месте происшествия требовало некоторых дополнительных устройств и приспособлений, например, осветительной аппа¬ратуры, которые в комплекты не включались и которые не¬редко не удавалось изыскать на месте происшествия. Их доставка и применение потребовали некоторых конструктивных), переделок обычных транспортных средств, снабжения послед¬них достаточно мощными источниками питания. На первых порах эта задача решалась приспособлением транспортных средств, имеющихся в распоряжении органов прокуратуры, экспертно-криминалистической или дежурной службы органов внутренних дел. В ряде мест такое положение сохраняет¬ся и поныне.
Однако расширение технического арсенала дознания и следствия, появление таких технических средств, применение которых в «полевых» условиях выходит за рамки осмотра ме¬ста происшествия, например при производстве следственного эксперимента, обыска, проверки и уточнения показаний, на месте и т. д, потребовали принципиально иного решения вопроса. В конце 60-х годов Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Про¬куратуры СССР и ОТУ М&Д СССР разработали образец вы¬ездной криминалистической лаборатории на шасси автомаши¬ны УА3 452а Эти лаборатории поступили в серийное произ¬водство и в настоящее время используются на практике
Советская и мировая практика показывают, что существуют три принципа комплектования наборов технико-криминалистических средств «полевой криминалистики».
Первый — принцип универсализма. В соответствии с этим принципом комплектуются следственный набор, набор проку¬рора-криминалиста, экспертный набор общего назначения, размещенный в экспертном чемодане. Данный принцип пред¬полагает в сущности только количественное отличия между различными наборами, зависящие от функциональных обя¬занностей субъекта — адресата набора.
Второй принцип — принцип специализации. По этому принципу комплектуются экспертные наборы Для работы с различными видами следов и иных вещественных доказа¬тельств (например, так называемый биологический чемодан, наборы работников службы БХСС, ГАИ и др.). В некоторых странах по этому принципу комплектуются наборы для осмот¬ра мест происшествий в зависимости от категории престу¬плений
Наборы, комплектуемые как по принципу универсализма, так и по принципу специализации, по своим параметрам рас¬считаны на мускульную силу человека; это в сущности «носи¬мые» наборы, для транспортировки которых могут быть ис¬пользованы любые средства передвижения. Естественно, что это ограничивает как размеры и вес, так и ассортимент набо¬ров и предъявляет определенные требования к форме их обо¬лочки. Не случайно в качестве последней используются чемо¬дан, сумка; портфель.
Третий принцип — смешанный Условно его можно было бы назвать «лабораторно-полевым». Комплексы технико-кри¬миналистических средств, составляемые по этому принципу, могут быть трех видов:
а) наборы универсального типа и дополнительное лабораторное и вспомогательное техническое оборудование;
б) наборы специализированного типа и дополнительное ла¬бораторное и вспомогательное техническое оборудование или только техническое оборудование.
Как тот, так и другой вид предполагает наличие автомоби¬ля либо общего назначения, используемого только для тран¬спортировки 'комплекса к месту его использования, либо специализированного, который сам уже является элементом это¬го комплекса, подобно описанной передвижной криминалисти¬ческой лаборатории. Здесь возможны и варианты типа «опе¬ративного вагона», существующего в ФРГ, когда весь ком¬плекс технических средств размещается в прицепе вагонного типа, транспортируемого к месту происшествия легковым ав¬томобилем;
в) наборы со сменным содержимым. «Сущность этой идеи, — пишет Н, А. Селиванов, — заключается в следующем. При органе, ведущем расследование, имеется значительный по объему комплекс научно-технических средств, заранее не разложенных по наборам. Нужный набор формируется непосредственно перед выполнением следственного действия, в за¬висимости от характера последнего. Такая система использования техники обеспечивает возможность широкого выбора приборов и инструментов при сохранении относительной пор¬тативности выездного набора».
Решение вопроса о том, какому принципу комплектования следует отдать предпочтение, лежит уже не в технической, а в организационной плоскости, и на нем мы остановимся далее.
Пределы технического оснащения следователя и специали¬ста для работы в «полевых» условиях определяются их процессуальными функциями, объемом их профессиональных познаний в области применения технико-криминалистических средств и реальными возможностями доставки и развертыва¬ния необходимого оборудования по месту его использования. Исходя из этих критериев, «нижним» пределом технического оснащения указанных субъектов можно признать наборы уни¬версального типа. Их применение обеспечивает выполнение основных операций по работе с доказательствами в «поле¬вых» условиях. В настоящее время «верхним» пределом мож¬но считать передвижную криминалистическую лабораторию среднего размера7, в салоне которой имеются условия не только для ^предварительного исследования вещественных доказательств, но и для производства допроса с применением магнитной записи и выполнения иных необходимых дей¬ствий. Специализированным дополнением такой лаборатории можно считать передвижные средства фиксации объектов на месте происшествия типа спецавтомобиля Управления ГАИ ГУВД Мосгорисполкома с фотограмметрической стереока-мерой8.
При отборе технических средств для укомплектования пе¬редвижной криминалистической лаборатории следует, на наш взгляд, исходить из максимального варианта, при котором ла¬боратория будет использоваться в «полевых» условиях не только следователем, следователем и специалистом, но и эк¬спертом для производства экспертиз непосредственно на ме¬сте происшествия. На наш взгляд, вполне реальна задача соз¬дания специальной передвижной экспертной криминалистиче¬ской лаборатории, оборудованной широким ассортиментом эк¬спертной криминалистической техники, включая аппаратуру для экспресс-анализов, сравнительных исследований и т. п. Подобная передвижная криминалистическая лаборатория, размещенная в автобусе и укомплектованная аппаратурой для проведения экспресс-анализов, создана экспертно-криминалистическим отделом ГУВД Леноблгорисполкомов и положи¬тельно зарекомендовала себя на практике.
Целесообразные направления научных исследований в об¬ласти технического оснащения следователя для работы в «по¬левых» условиях. Основными задачами, которые решаются следователем в «полевых» условиях, являются поиск объек¬тов, имеющих доказательное значение, исследование обстановки того или иного места и запечатление обнаруженного. Эти задачи и должны, на наш взгляд, определять направления на¬учных исследований в рассматриваемой области.
Применительно к задаче поиска актуально совершенствова¬ние существующих и разработка новых поисковых приборов для обнаружения тайников и сокрытых предметов. Исследова¬ния в данной области пока не позволяют считать эту задачу вы¬полненной. Разрешающая способность существующих поиско¬вых средств еще невелика; они не позволяют составить пред¬ставление об обнаруженном сокрытом объекте до его извлече¬ния на свет Прав Н. А. Селиванов, отмечающий, что «значи¬тельный интерес представляет идея создания надежного мето¬да, который позволял бы воспринимать объекты поиска визу¬ально в виде их контуров. В связи с этим необходимо выяснить возможности применения портативных рентгенографических приборов непрерывного и импульсного действия, ультразвуко¬вых преобразователей, радиоинтроскопических установок»9 В этом же ряду стоит, по нашему мнению, задача создания средств поиска и собирания микрообъектов ^/ Идея использования микрообъектов в качестве источников доказательственной и ориентирующей информации не нова. По словам Э. Локара, она принадлежит Г. Гроссу и Конан Дойлю ВЛ/ 1918 году немецкий судебный химик Г Попп указывал на важ¬ность исследования частиц пыли и загрязнений на основе изу¬чения их морфологических, химических и физических свойств В 1923 году немецкий криминалист Г. Гизеке описал методы ис-следования микрообъектов на одежде подозреваемых лиц с це¬лью установления их профессии. Исследованию микрочастиц уделяли внимание и немецкий криминалист А. Брюнинг, и из¬вестный французский криминалист Э Локар. В Советском Союзе первыми обратили внимание на изучение микрообъектов судебные медики. Еще в 1918 году судебный медик М Н. Неменов указал на определение мельчайших частиц металла в огне¬стрельном повреждении. Этой проблемой занимались в 1932 го¬ду Т. С. Бородатова, Л. М. Эйдлин и др. Они описали возможно¬сти участково-послойной рентгенографии и микроскопии при исследовании микрообъектовУВпервые же термин «микрослед» употребил швейцарский криминалист Макс Фрей Сульцер в 1951 году, а затем этот термин был широко использован в 1953 году американским криминалистом П. Л Кирком.^В последние годы интерес к микрообъектам резко усилился, причиной чему послужило бурное развитие микроскопии и иных аналитиче¬ских средств и методов, сделавших возможным извлечение из этих объектов такой информации, которая при прежних мето¬дах исследования оставалась «вещью в себе». Появилась и тео-рия вопроса, существенное место в которой заняла понятийная часть.
В криминалистической литературе и в практике употре¬бляются - иногда как синонимы, а иногда для обозначения разных понятий — такие термины, как микроследы (в том числе следы наложений), микрочастицы Так, И. Ф Крьрюв,* исходя из своего понятая следа, употребляет в собирательном смысле термин «микроследы». Он считает ненужной форму-лировку криминалистического определения микроследов, ут¬верждая, что такое определение «существует в естественны* науках ^ вполне приемлемо для криминалистики В есте¬ственных науках микроследами принято называть содержа¬ние вещества от тысячных др миллионных долей про¬цента»10.
В И Шиканов попытался дать общее понятие микросле¬дов «Микроследы в криминалистике — материальные образования, которые в силу особенностей своей структуры, агрегат¬ного состояния и мизерного количества можно выявить и ис¬пользовать в качестве средства для обнаружения преступле¬ния, преступника или иных фактических обстоятельств рас¬следуемого дела лишь с применением определенных техниче¬ских средств и специальных экспертных методик исследова¬ния»11 Это определение И Ф Крылов подверг обоснованной критике, отметив, что латентность не может быть основным признаком микроследов12
Думается, что наиболее точно отражает понятие рассма¬триваемых объектов термин «микрообъекты.» С криминали¬стической точки зрения они представляют интерес в том слу¬чае, если являются следами преступления, среди которых могут быть и микроносители следов-отражений. В качестве кри¬терия отграничения их от других криминалистических объек¬тов целесообразнее всего использовать условный количествен¬ный критерий, предложенный Г Л. Грановским применитель¬но к разновидностям микрообъектов Оспаривая мнение о том, что такой критерий есть в естественных науках, он вывел его на основе обобщения опросов экспертов-практиков, а также материалов экспертиз
V «На практике, — пишет Г. Л. Грановский, — термином <эмикрочастица» чаще определяется все то, что ни в одном, из чгрех измерений не превышает 2 мм Итак, микрочастицами^ можно назвать небольшие материальные объекты, форма и размеры которых не определяются невооруженным глазом. От ультрамикрочастиц их отличает то, что они видимы, т. е. их размеры превышают 0,1 мм от макрочастиц (макрообъектов) — то, что ни в одном из измерений (длина, ширина, высо¬та) их размеры не превышают 2 мм»13
Г Л. Грановский предупреждает, что это определение не претендует на окончательность, но, ро его мнению, вполне пригодно в качестве «рабочего», исходного для обсуждения, С этим можно согласиться хотя бы потому, что данное определение дозволяет однозначно отграничить класс объектов с помощью одного критерия, что практически удобно. Итак, микрообъекты —• объекты, размеры которых не пре¬вышают ни в одном из измерений 2 мм. Класс этих объектов можно разделить на два подкласса: микрочастицы и ультра¬микрочастицы (все, что меньше 0,1 мм, т. е. практически недо¬ступно невооруженному глазу)14.
Важное практическое значение имеет классификация ми¬крообъектов, на основе которой должны разрабатываться средства и приемы их обнаружения и исследования. Наиболее распространена классификация микреобъектов по их проис¬хождению (точнее, по их природе), хотя и эта классификация излагается в различных вариантах.
Коментариев: 0 | Просмотров: 125 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: