Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ОБЯЗАННОСТИ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 10:39
I. Мотивы наличия обязанностей
Закрепление обязанностей в юридической форме связано с необходимостью решения нескольких проблемных ситуаций.
Во-первых, такие обязанности устанавливаются во имя обеспечения общих целей по самым различным аспектам в интересах: граждан, которые вообще заинтересованы в том, чтобы применялись законы и чтобы администрация действовала в соответствии с правовыми нормами; налогоплательщиков, потому что эти нормы имеют своей целью, в частности, недопущение расточительства государственных средств, то есть средств, которые взимаются и накапливаются в виде налоговых поступлений, и, наконец, граждан как подданных, заинтересованных в том, чтобы их отношения с органами государственного управления имели прочные и законные основания.
Но не следует забывать, что эти обязанности устанавливаются также в интересах самих административных органов, к которым можно было бы применить знаменитое высказывание Альфонса Аллэ: «Я сопротивляюсь всему, кроме искушений»; действительно, первостепенное значение имеет защита должностных лиц органов управления от коррупции, которой они могут подвергаться.
Первым искушением является соблазн совершить произвол. И действительно, иногда легче действовать незаконно, чем законно. Никто не избавлен от соблазна подвергнуться коррупции; поскольку администрация обладает огромными полномочиями и значительной компетенцией, должностные лица, осуществляющие эти полномочия в пределах отведенной компетенции, могут поддаться соблазну совершить финансовые махинации; эта проблема, остро стоящая в ряде стран, существует и во Франции. Простор для проявления небрежности, попустительства, отсутствия инициативы, лени существует всегда, и от него в первую очередь нужно защитить аппарат государственного управления.
В этих целях и введены некоторые простые правила, как, например, конкурсный порядок зачисления на государственную службу, ибо только правила о конкурсе в значительной степени способствуют тому, чтобы отобрать лучших. Можно сосредоточить внимание и на других способах подбора кадров; однако правило, касающееся конкурса, имеет то преимущество, что позволяет избежать произвола при отборе, семейственности, фаворитизма, скрытого или официального взяточничества и вымогательства при подборе и занятии должностей.
Установленный для администрации порядок заключения публичных контрактов, договоров, который зачастую громоздок и обременителен, а иногда и стеснителен, введен с целью недопущения того, чтобы у служащих возникало искушение поддаться подкупу, и для того, чтобы установить средства, обеспечивающие равенство всех кандидатов.
Некоторые обязанности рассматриваются как обременительные и вызывают такие явления, как проволочки и бюрократизм. Должностные лица органов управления часто пытаются обойти эти требования, прибегая к использованию норм частного права. Именно этим объясняется превращение некоторых управленческих органов в службы промышленного и торгового характера, и нередки случаи обращения к частным органам в целях обеспечения управления публичным сектором именно потому, что на эти органы не распространяются в полной мере ограничения из области административного права.
Коментариев: 0 | Просмотров: 19 |
ПРАВООБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 10:38
Правообеспечительные механизмы, которыми располагает администрация, представляют собой как бы второй уровень ее прерогатив. Это своего рода иммунитеты в том смысле, в каком говорят о парламентском или дипломатическом иммунитете. Считается, что в силу специфики выполняемых задач администрация должна обладать некоторыми формами защиты, которые обеспечивали бы ее беспрепятственное функционирование. В этом отношении выделяются меры по правовой защите служащих и правообеспечительные меры по защите имущества.

Секция I
Правовая защита служащих
На служащих распространены специальные правозащитные меры не только в целях обеспечения их личного статуса, но и в интересах самой администрации. Эти меры настолько строги и настолько действенны, что один автор около тридцати лет назад заявил о существовании «касты неприкасаемых», полагая, что служащие слишком надежно защищены от посягательств или нападок со стороны частных лиц. Такая оценка, несомненно, преувеличена, но верно то, что служащие пользуются двойной защитой.
1) Защита от судебных исков о выплате возмещения
Если служащий причинил ущерб по своей вине своим действием, то за последствия этого финансовую ответственность несет не он, а администрация. И то, что для одной стороны является привилегией в смысле гарантии от ответственности, для другой стороны это бремя, поскольку администрация обязана выплачивать возмещение за вину служащего.
Эта система прочно укоренилась в XIX веке в виде того, что называли «гарантией для служащих», установленной Конституцией XIII года Республики и запрещающей частным лицам предъявлять иск против служащих без санкции Государственного совета, что случалось, впрочем, очень редко.
В самом начале периода Третьей республики, 19 сентября 1870 года, временное правительство упраздняет это положение, возвращая служащих к прежнему статусу, в соответствии с которым их деятельность подпадала под нормы общего права.
Однако позже Трибунал по конфликтам вновь ввел ослабленную форму гарантии для служащих. Он определил, что, когда служащий действует в порядке выполнения своих служебных обязанностей, он совершает служебную, а не личную ошибку и ответственность за это несет администрация, а не служащий. В силу теории разделения властей административные трибуналы не вправе вмешиваться в деятельность администрации, и потому они не могут судить служащих за их должностные промахи.
Может случиться, что по ошибке иск будет предъявлен в общегражданский суд и тогда конфликта не возникнет. Иными словами, потерпевший, которому причинен ущерб в результате ошибки должностного лица, допущенной при выполнении им своих обязанностей, заявляет против него иск в гражданском суде и добивается решения
о выплате ему со стороны должностного лица возмещения. В этом случае общий статут служащих 1946 года, воспроизведенный в общем статуте 1959 года, предусматривал, что «орган государственного управления должен защищать служащего от вынесенных против него решений гражданских судов». Закон 1952 года о штатном персонале коммунальной администрации включает это же положение, которое в настоящее время действует в отношении всех государственных и территориальных служб в силу ст. 11 закона от 13 июля 1983 года. Государственный совет, впрочем, возвел это положение в общеправовой принцип государственной службы, применяемый даже без специального на то указания в тексте правового акта1. Таким образом, служащий пользуется двойной защитой; решения судов должны обычно выноситься в адрес самого органа управления; и если случится, что судебное решение будет вынесено в отношении должностного лица, администрация должна выплатить вместо него возмещение или компенсировать выплаченную им сумму.
Тем не менее иммунитет служащего не является полным; администрация может взыскать со своего служащего сумму возмещения, которое ей пришлось выплатить потерпевшему2. Но администрация в очень редких случаях пользуется этим правом. На практике на служащих распространяется защита в виде «гарантий», которая почти столь же эффективна, как и в XIX веке.
2) В более поздний период служащие аппарата управления получили защиту от оскорблений, угроз или посягательств при исполнении своих обязанностей. Защитные меры такого характера были предусмотрены в общем статуте государственных служащих 1946 года, а затем были подтверждены ордонансом от 4 февраля 1959 года и в настоящее время предусмотрены ст. 11 закона от 13 июля 1983 года. Согласно этой статье, правительство обязано гарантировать государственным служащим защиту от угроз, тяжких оскорблений, обидных высказываний или клеветы и от посягательств, которым могут подвергаться они лично или их имущество.
Имели место, в частности, случаи, когда против чиновников налогового ведомства предъявлялись судебные иски со стороны налогоплательщиков, а также иски в отношении имущества государственных служащих в период войн в Индокитае и в Алжире. В этих случаях администрации приходится брать под защиту своих служащих, а если это не удается, то выплатить возмещение за причиненный ущерб.
Коментариев: 0 | Просмотров: 52 |
ИСПОЛНЕНИЕ ПО ДОЛГУ СЛУЖБЫ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 10:37
Наряду с судебным порядком в качестве вспомогательного средства исполнения решений существует административный путь: это — официальное исполнение по долгу службы, которое также иногда называют принудительным исполнением.
Такое официальное исполнение не только возможно, но и необходимо. Оно является необходимым, поскольку сила всегда на стороне закона. Оно является возможным, потому что администрация, принимающая решения, одновременно располагает и публичной властью и материальными атрибутами, необходимыми для исполнения. Но она не вправе исполнять решения во всех без исключения случаях именно таким образом.
Теория этого вопроса получила свое развитие в знаменитых и по-прежнему сохраняющих силу выводах Ромьё, сделанных в постановлении Трибунала по конфликтам от 2 декабря 1902 года по делу Общества недвижимого имущества Сен-Жюста. В этом деле административная власть намеревалась с помощью военных средств удалить верующих женщин из занимаемого ими здания.
Поскольку речь шла о принудительном исполнении, необходимо было выяснить, в каких случаях оно возможно, в каких условиях является законным и, наконец, какими могут быть возможные санкции за неисполнение.
1. Сфера применения
Имеются три случая, когда исполнение по долгу службы возможно.
Первая возможность — когда отсутствует уголовная санкция и любая другая судебная процедура для обеспечения выполнения акта. Обжалование в суде, то есть уголовная санкция, и, возможно, другие процессуальные
формы, носящие более исключительный характер, представляют собой обычный путь. Но если обжалование не предусматривается, как, например, в случае реквизиции жилищ, производится исполнение по долгу службы.
Поэтому исполнение по долгу службы квалифицировалось Ромьё в его выводах как «эмпирическое средство», являющееся юридически оправданным за неимением других процессуальных форм, обеспечивающих исполнение закона. Например, если жилище реквизируется в пользу частного лица, а домовладелец отказывается открыть двери и предоставить возможность войти в помещение, администрация может непосредственно использовать публичную власть и взломать указанную дверь; для этого ей не надо обращаться в суд, потому что за это не предусмотрена уголовная ответственность.
Принудительное исполнение допускается и в случае срочной необходимости. Срочная необходимость в административном, как и в частном праве, покрывает вынужденные действия. В противном случае в соответствии с поговоркой, заимствованной из римского права, на всех действиях будет клеймо мошенничества, а коль скоро действие стало объектом грубой фальсификации, то за ним не стоит и моральная сила. Поэтому срочной необходимостью оправдываются правомерные действия, поскольку нормально они неосуществимы, а на пути к их исполнению возникают препятствия.
Это положение Ромьё резюмировал следующим образом: «Роль администрации состоит главным образом в том, чтобы действовать без промедления и уверенно, не усложняя применения публичной власти какими-либо процессуальными формами в случае, когда того требуют непосредственные интересы охраны общественного порядка: когда горит дом, не надо испрашивать у судьи разрешение послать к нему пожарных». Этот казус и приведенная формулировка наглядно отражают специфику административного права; идея о том, что администрация должна иметь преимущество, оправдывается задачами общественного характера, которые она призвана осуществлять. Остается выяснить, действительно ли существует срочная необходимость вмешательства, если дом горит. Из следующих двух постановлений видно, что судебная практика может меняться и в отдельных ситуациях срочное вмешательство небесспорно.
Постановление Трибунала по конфликтам по делу «Аксьон франсез»' относится к событиям 6 февраля 1934 года. На следующий день после 6 февраля префект полиции отдал распоряжение о конфискации тиража газеты «Аксьон франсез» в Париже и департаменте Сена. Таким путем он использовал средство принудительного исполнения, не обратившись предварительно в суд. Он сделал это со ссылкой на срочную необходимость, полагая, что продажа этой газеты с учетом событий того времени и накала страстей могла бы вызвать серьезные нарушения общественного порядка. Трибунал по конфликтам осудил его позицию, полагая, что конфискация тиража во всех киосках Парижа и департамента Сена не вызывалась «надобностью поддержания или обеспечения общественного порядка». Иными словами, он посчитал, что не было никакой срочной необходимости, оправдывающей серьезное нарушение свободы печати произвольными действиями администрации.
Двадцать лет спустя Трибунал по конфликтам оказался менее требовательным в оценке понятия срочной необходимости1. На этот раз речь шла о действиях, совершенных по приказу префекта полиции и состоявших в срыве плакатов, развешанных на стенах Парижа с протестами против перевооружения Западной Германии в 1951 году. Префект полиции обеспечил по долгу службы официальное исполнение своего решения, использовав для этой цели подчиненных ему полицейских, не обратившись в суд ввиду срочной необходимости. На этот раз Трибунал по конфликтам пришел к выводу, что действия префекта полиции были оправданы исключительными обстоятельствами того времени. Такая вызывающая беспокойство непоследовательность в обеспечении публичных свобод является очевидной, и возникает вопрос, не была ли на деле опасность народных волнений более серьезной в 1951 году, чем в 1934-м? Но в конечном счете принципиально допустимо использовать принудительное исполнение в ситуациях срочной необходимости и при наличии исключительных обстоятельств, несмотря на возможность использовать уголовные санкции, что в нормальных условиях обусловлено предварительным обращением в суд.
В некоторых случаях сам закон устанавливает, что исполнение по долгу службы возможно. В большинстве таких актов основания для оценки срочной необходимости подверглись кодификационной обработке.
В законе 1977 года о военных реквизициях, проводимых в военное время для обеспечения снабжения войск продовольствием, предусматривалось, что практически непрерывно возникает надобность в продовольствии для войск; во время военных операций ситуация равносильна пожару и, следовательно, принудительное исполнение всегда возможно. Об этом говорится и в тексте соответствующих законов.
Закон 1898 года, который действует и поныне, касается «зданий, находящихся под угрозой разрушения». Имеются в виду такие находящиеся в плачевном состоянии здания, которые в любое время могут рухнуть и, следовательно, причинить ущерб или вызвать человеческие жертвы. Для данного случая сохраняется обычная процедура, состоящая в обращении с жалобой в суд; но, если существует, как говорится в законе, «непосредственная угроза», мэр может отдать распоряжение о сносе строения или о его ремонте и осуществить эти действия собственным распоряжением и незамедлительно за счет средств домовладельца без предварительного обращения в судебный орган, ибо это могло бы вызвать задержку в принятии необходимых мер по спасению.
Средствами принудительного исполнения являются отгон, погрузка на специальную площадку автомобилей, которые паркуются в запрещенных местах и мешают движению транспорта. Такие меры сначала мотивировались срочной необходимостью, поскольку стоящий в неподходящем месте автомобиль, преграждая улицу, может создать опасные пробки и заторы для движения транспортных средств. Теперь эти меры предусматриваются законом. Статья 25 Кодекса правил дорожного движения предусматривает конкретные основания для отгона и погрузки на специальную площадку автомобилей, которые создают неудобства для других водителей и мешают нормальному движению транспорта или вредят сохранности общественной дороги.
Коментариев: 0 | Просмотров: 55 |
СУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 10:35
1. Принципы
Судебное исполнение типично для уголовного процесса. Если гражданин не выполняет административного решения, он может быть привлечен к уголовной ответственности уголовными судами и быть приговоренным к штрафу или тюремному заключению в зависимости от тяжести совершенного правонарушения.
Что касается неисполнения подзаконных актов, в частности полицейских регламентов, то тут мера уголовного воздействия предусмотрена ст. R 26-15 Уголовного кодекса. В ней предусматривается уголовное наказание в отношении «лиц, которые нарушают декреты и постановления, принятые в законном порядке административной властью, или постановления, опубликованные муниципальной властью». Это означает, что если правительство с помощью декрета или мэр с помощью муниципального постановления принимает решения по прерогативам административной полиции, касающимся, например, соблюдения правил дорожного движения, ограничения скорости, запрета стоянки автомобилей и т. д., и если отсутствует иная мера наказания, предусмотренная для конкретного правонарушения, то применяются санкции в виде штрафа.
Помимо этого, другие специальные акты устанавливают уголовные санкции за административные проступки. Это относится, например, к закону 1905 года о борьбе с мошенничеством. Этот закон устанавливает весьма общие принципы и отсылает к декретам установление порядка применения этих принципов. Речь идет о борьбе с мошен-
ничеством по отношению к потребителям, и не только о борьбе с мошенничеством в отношении качества или количества, но и со всеми видами обмана, совершаемого промышленниками или торговцами, например путем наклеивания ложных этикеток на изделия. По каждому изделию или по каждой категории изделий принимаются административные акты, декреты, которые устанавливают уголовные санкции, предусмотренные законом 1905 года; если торговец не соблюдает положений такого декрета, которые являются весьма конкретными, он подвергается тем самым возможности применения к нему уголовных санкций.
Другим примером специального акта, предусматривающего уголовные санкции за противоправные действия, является закон от 11 июля 1938 года об организации страны в военное время. С этим законом приключилась довольно любопытная история, состоящая в том, что, будучи принятым на случай военного времени, закон пережил его и по-прежнему остается в силе. Он неоднократно применялся после окончания войны с учетом довольно ограниченной возможности обязательного привлечения к труду забастовщиков, когда правительство считает, что какое-либо предприятие или отрасль жизненно необходимы для страны. Это средство было использовано, например, в отношении бастовавших в 1963 году шахтеров. Впрочем, это наглядный пример относительности, с которой надо подходить к оценке действия правовых норм.
В 1963 году обязательному привлечению к работе подвергались все шахтеры. Результатом этого явилось то, что шахтеры, не вышедшие на работу, несмотря на обязательное привлечение к труду, подлежали уголовному наказанию, которое могло достигать года тюремного заключения. Но стало очевидным, что с того момента, как несколько десятков тысяч шахтеров отказались подчиниться требованию об обязательном привлечении к выполнению своих трудовых обязанностей, и поскольку их нельзя было всех сразу заключить в тюрьму не только из-за недостатка мест заключения, но и по политическим мотивам, то реальной предпосылки для осуществления этой меры не существовало. Итак, решение об обязательном привлечении к работе осталось неэффективным. Это конкретный случай расхождения, разрыва между правовым принципом и действительностью.
И напротив, когда решение об обязательном выходе на работу касается небольшого числа лиц или же когда в основной массе бастующих большинство соглашается выйти на работу, можно добиться осуждения тех немно-
гих, кто не подчиняется приказу об обязательном выходе на работу именно в соответствии с этим законом.
Здесь мы сталкиваемся с потенциальной угрозой применения уголовных санкций в случаях, когда не исполняется управленческое решение об обязательном привлечении к труду человека или даже целого предприятия.
Коментариев: 0 | Просмотров: 15 |
СОДЕРЖАНИЕ РЕШЕНИЙ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 10:34
Администрация в принципе может принимать только решения, разрешенные законом, и в то же время это ее обязанность. Область таких решений весьма обширна, так как администрация вправе принимать множество решений, запрещенных для частных лиц.
1) Право издания подзаконных актов, которым пользуется администрация,— одна из характерных особенностей реализации ее права на решения. Действительно, она имеет возможность принимать меры, которые могут связывать отдельные категории граждан, и даже решения, обязательные для всех. Так, правила дорожного движения состоят в основном из подзаконных норм, разработанных правительством или администрацией. Подобно этому установление цен является регламентарным актом, обязательным для всех покупателей и для всех продавцов определенного вида изделий.
2) Администрация наделена также правами принятия индвидуальных актов административного и финансового характера.
А. Права административного характера
Чтобы показать значение этих прав, достаточно привести несколько характерных примеров.
Принудительные услуги. Речь идет о мерах, с помощью которых администрация может принудить частное лицо к предоставлению имущества, услуг или работы в одностороннем порядке, не будучи обязанной договариваться с этим частным лицом на основе обоюдного согласия.
Предоставление услуг может носить безвозмедный характер, и тогда это будет принудительная уступка. Таково
положение с экспроприацией, с помощью которой администрация может принудить частное лицо уступить ей недвижимое имущество.
Меры по выравниванию дорожного полотна дают возможность администрации устанавливать границы общественных дорог и, следовательно, принуждать частных лиц вести строительство на некотором расстоянии от этих границ, даже если за ними ранее признавалось право собственности на земельные участки, находившиеся в местах расположения дорог общего пользования.
Реквизиция собственности также носит безвоздмез-дный характер, когда ее объектом являются продовольственные товары, предназначенные к потреблению.
Принудительное предоставление услуг может носить временный характер; это происходит в случае временного использования, когда администрация для выполнения работ на определенный срок занимает частную территорию даже без согласия на то ее владельца.
Реквизиция на предмет пользования состоит в изъятии имущества из частного владения на необходимый период времени. В военное время, например, армия может реквизировать автомобиль и сохранять его у себя в пользовании до тех пор, пока он перестанет быть ей необходимым, и лишь тогда вернуть его владельцу. Вместе с тем для занятия жилища применяется нечто вроде принудительной аренды по сравнению с принудительной продажей, которая является разновидностью экспроприации.
Наконец, можно реквизировать предприятие или его штатный персонал. Здесь можно было бы говорить о принудительных работах, если бы это выражение не носило негативного оттенка: когда правительство обязывает бастующих служащих работать, принудительно привлекая их к исполнению этой обязанности, оно предпринимает меру, которую ни один частный предприниматель не вправе применить в отношении наемного персонала.
Право применения санкций. В обычных условиях санкции традиционно применяются судьей по уголовным делам. Но в последнее время, и не только во Франции, наблюдается расширение практики применения административных санкций. Так, экономические санкции могут применяться в отношении торговца, не соблюдающего твердых цен и занимавшегося во время войны операциями на «черном рынке». Такие санкции могут завершиться закрытием его торговой точки. Они довольно широко распространены в экономической и социальной областях.
Режим государственной службы. Вся карьера государственного служащего характеризуется односторонне властными решениями, принимаемыми по отношению к нему со стороны администрации с момента его назначения на должность и до увольнения со службы.
Можно привести разительный, хотя и редкий, пример: государственный служащий может изъявить желание уйти в отставку, потому, что хочет перейти на работу в частный сектор. Он может предложить свою отставку, подать в отставку, но его отставка будет действительной лишь в том случае, если она будет принята администрацией. Он не может покинуть работу без согласия администрации. Такое согласие, как правило, предоставляется, но юридически, а иногда и практически администрация может отказать в таком согласии.
Даже в договорных отношениях, когда определены рамки для поддержания равноправных отношений между администрацией и частным лицом, за администрацией сохраняются полномочия на осуществление односторонних действий.
Коментариев: 0 | Просмотров: 31 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: