Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Конфликт финансовых интересов между адвокатом и клиентом
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:23
Нельзя не учитывать то обстоятельство, что в России наблюдается чрезвычайно быстрое развитие рыночных отношений. Это, в частности, влечет оживление рынка недвижимости, появление активного рынка ценных бумаг, создание большого количества партнерств, товариществ, акционерных обществ и т.д. Сам адвокат, его родственники, персонал его бюро (фирмы) живут в том же обществе, что и клиент. Волей-неволей, где-то, каким-то образом финансовые отношения адвоката и клиента могут переплетаться. Допускать такую ситуацию сознательно не следует. Народная мудрость недаром гласит - "хочешь потерять друга - одолжи ему (у него) деньги". Может быть, в повседневной жизни эта мудрость и не так уж верна (по крайней мере, для российского менталитета), но для взаимоотношений адвокат-клиент она бесспорна. Разумеется, мы не говорим о мелком одалживании незначительной суммы, например, на такси. Принципиальным является то, что для обеспечения адвокату возможности исполнять свои профессиональные обязанности беспристрастно, честно и добросовестно, его не должно связывать с клиентом ничто, кроме, повторимся, чисто профессиональных отношений. Как нельзя быть адвокатом "самому себе" (американцы шутят, что самый дорогой и плохой адвокат - это адвокат сам себе), так и нельзя быть адвокатом для своего бизнес-партнера или близкого родственника. В обоих случаях адвокат утрачивает независимость суждений и оценок, находится под влиянием иных, кроме профессиональных, привходящих эмоций, соображений, интересов. На уровне максимы это правило можно было бы сформулировать так - либо ты адвокат, либо ты деловой партнер.
Конфликт интересов между адвокатом и клиентом имеет место во всех случаях, когда адвокат отчуждает собственность или приобретает ее от клиента путем купли-продажи, дарения, завещания или иным путем. Это утверждение справедливо также и применительно к тем случаям, когда в подобной ситуации оказывается партнер адвоката (ассоциатор, юридический помощник, сотрудник юридической фирмы, в которой работает данный адвокат), его близкие родственники (супруга (супруг), его дети, все другие родственники адвоката или его супруги(а), которые живут с ним совместно, а также лица, во взаимоотношениях с которыми адвокат имеет имущественный интерес (например, лица, для которых адвокат действует как доверительный собственник или имеет подобную компетенцию, и организации, в которых адвокат является управляющим или в которой адвокат или его партнер имеет в собственности или контролирует прямо или косвенно значительное количество акций).
Такие сделки, если они совершаются без строгого соблюдения ряда формальностей, обеспечивающих защиту интересов лица - контрагента адвоката по сделке, следует расценивать как недопустимые по этическим соображениям.
Адвокату также следует воздерживаться от заимствования денег у клиента (исключение, пожалуй, могут составлять те случаи, когда такой клиент является специальным кредитным учреждением). Крайне нежелательно также, чтобы адвокат одалживал деньги клиенту за исключением случаев возникновения необходимых расходов (затрат), связанных с осуществлением юридической деятельности в интересах клиента.
Недостойно адвоката, помогающего составлять клиенту завещание, включать туда какие-либо условия, могущие создать впечатление о его заинтересованности. Например, нельзя записывать обязанность исполнителя завещания или наследников пользоваться услугами именно этого адвоката при исполнении завещания. Нечего уже и говорить о недопустимости помогать в составлении завещания в свою пользу.648ca3dea1293d43489e8ca98f002ea9.js" type="text/javascript">6056ee82bc72f7651c73bd132d9d6648.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 101 |
Этика поведения адвоката в ходе участия в судебном процессе
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:22
По сути своей, этические нормы, регулирующие поведение адвоката в суде, достаточно просты и очевидны. В Кодексе адвокатов ЕС на этот счет предусматривает следующее: "При соблюдении должного уважения к суду, адвокат обязан защищать интересы клиента добросовестно и с максимальной для него выгодой, однако не выходя за предусмотренные законодательством рамки" (Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества, п. 2.7 - далее Общий кодекс ЕС). Мы бы добавили, что не только не выходя за установленные законодательством рамки, но и за рамки, установленные правилами адвокатской этики и профессиональными стандартами поведения. Кратко эти правила можно было бы сформулировать следующим образом. Суд надо уважать, его нельзя обманывать, ему следует подчиняться. Процессуальный противник - не враг, с ним надо обращаться уважительно, не подвергать оскорблениям (не только в уголовно-правовом, но и в "бытовом" смысле этого слова), высмеиванию, его процессуальные права следует уважать и с ними считаться. Какой-либо обман кого-либо со стороны адвоката недопустим, использование подложных доказательств - запрещено, "подготовка" свидетелей - не разрешается. Лучший способ решения спора - мирный. (Следует подчеркнуть, что такие этические нормы применяются к лицу, действующему в качестве адвоката, всегда и в этой связи распространяются не только на судебные разбирательства, но также и на разбирательства в административных и других органах, независимо от их функций и обязательности выносимых ими решений).
Тем не менее, несмотря на простоту и очевидность этих правил, для некоторых адвокатов их соблюдение оказывается весьма непростой задачей. И зачастую в качестве оправдания этому можно услышать рассуждения о том, что адвокат ограничен в своих действиях не только требованиями закона, корпоративными правилами, но и позицией своего клиента, его волей, его пожеланиями. Так ли это?
В этой связи хотелось бы отметить, что в гражданском судопроизводстве, в отличие от положения адвоката в уголовном процессе, адвокат в значительной степени обладает большей независимостью при приеме дела и, наоборот, меньшей - при ведении дела, поскольку он, повторим, не самостоятельный участник процесса, а лишь представитель стороны. Однако при этом, если в силу закона адвокат не может отказаться от принятого поручения по уголовному делу, он при определенных обстоятельствах вправе расторгнуть соглашение с клиентом по делу гражданскому. В гражданском процессе хотя адвокат и участвует в качестве представителя стороны, а не самостоятельной процессуальной фигуры, он, тем не менее, самостоятельно оценивает материально-правовую природу спора, принимает решения о том, как, когда и какие способы защиты интересов клиента он может и вправе использовать, производит отбор средств и методов ведение дела. Все это находится в его, адвоката, компетенции. Правильно писал Д.Ватман: "Принимая участие в деле в целях защиты законных интересов клиента и обоснования его правоты перед судом, адвокат, однако, не связан позицией своего доверителя по процессуальным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства" (Ватман Д.П., указ. соч., с.47). Таким образом, независимость адвоката по гражданскому делу, объективно, "суммарно" больше, чем его независимость по уголовному делу. Исходя из этого, можно сказать, что при ведении гражданских дел к позиции адвоката следует предъявлять повышенные требования - "чем больше свободы (в данном случае процессуальной), тем выше планка этических требований".
Частым заблуждением молодых адвокатов является их убеждение в том, что раз приняв поручение по гражданскому делу, адвокат обязан слепо выполнять поручения и пожелания своего клиента. Это неверно даже для уголовных дел, и уж совсем неправильно, как мы уже отметили, для дел гражданских. Например, на практике часто встречаются ситуации, когда клиенты настаивают на вызове в суд того или иного свидетеля для дачи показаний о "моральном облике" противоположной стороны. В большинстве случаев, этот вопрос не имеет ни малейшего отношения к существу рассматриваемого спора. Исходя из принципа относимости доказательств, адвокат не должен поддерживать такие требования клиента и имеет в этом вопросе достаточно независимости для выражения своей собственной позиции.
Итак, одним из важнейших этических правил, безусловно, следует признать добросовестное отношение адвоката к суду. Оно применимо как в отношении поведения адвоката в уголовном, так и в гражданском процессе. Интересно отметить, что применительно к гражданскому судопроизводству закон (ст. 30 ГПК РСФСР) - обязывает добросовестно пользоваться своими правами лиц, участвующих в деле. Формально, адвокат в гражданском процессе таковым лицом не является, но является его представителем, его поверенным. Может ли это означать, что на него не распространяется правило о добросовестном использовании процессуальных прав? Разумеется, нет! Адвокат, являясь поверенным данного лица в данном процессе, вместе с тем, всегда остается представителем своей профессии. Следовательно, на него всегда распространяются правила профессии, стандарты поведения, предусмотренные для членов корпорации. И потому, если клиент настаивает на таком способе ведения дела, который противоречит поведению, предписываемому нормами адвокатской этики, то адвокату следует, в соответствии с правилами, регулирующими право отказа от исполнения принятого поручения, отказаться от сотрудничества с этим клиентом, либо искать разумный повод для того, чтобы не совершать в судебном процессе действия, находящиеся в противоречии с правилами адвокатской этики.
Придерживаясь правила добросовестного отношения к суду, адвокат не должен предпринимать попытки обмана либо участвовать в обмане суда, а также влиять на ход правосудия, давая фальсифицированные показания, фальсифицировать факты, осознанно представлять подложные документы, давать (советовать давать) ложные показания или свидетельства, заведомо для адвоката неверное, неточное толкование положений закона либо нормативных актов или судебной практики, осознанно утверждать что-либо, для чего нет разумного основания в имеющихся в распоряжении суда и/или представленных ему доказательствах, либо утверждать то, что лишь предстоит доказать и/или мотивировать.
Адвокат не должен пытаться сам либо позволять кому-либо еще пытаться прямо или косвенно влиять на решения либо действия суда или его членов, а также иных участников процесса любыми средствами за исключением представления законных доказательств и открытого убеждения. Полагаем также, что в целях предотвращения возможности такого неправомерного "влияния" адвокату следует отказаться от участия в судебном процессе в случае, когда он сам, его помощники либо клиент имеют отношения делового или личного характера с судьей, прокурором, адвокатом противоположной стороны, экспертом и/или другими лицами, участниками процесса и когда эти отношения дают повод для возникновения реального либо потенциально возможного давления, влияния на беспристрастность данного участника судебного процесса.
К числу наиболее часто "нарушаемых" адвокатами этических правил, пожалуй, можно было бы отнести те из них, которые касаются допроса свидетелей. Некоторые адвокаты ошибочно полагают, что чем жестче они проведут допрос свидетелей второй стороны, тем лучше они будут выглядеть в глазах своего клиента. Мало того, что это недопустимо, но и, на самом деле, эффект, как правило, обратный. Адвокат не должен без необходимости, злоупотребляют своим положением, придираться к свидетелям, обвинять их в даче неточных либо ложных показании, задавать им вопросы, касающиеся их личной жизни, без необходимости переубеждать свидетелей в чем-либо, вступать со свидетелями в споры и пререкания. Вместе с тем, Я.С. Киселев справедливо писал: "запрещение внушать ошибочные представления отнюдь не означает, что адвокат не может и не должен оказывать законными, нравственно оправданными способами моральное и психологическое воздействие на свидетелей" (Киселев Я.С. Этика адвоката. Л., 1974, с. 43). Итак, для адвоката недопустимо отговаривать свидетелей от дачи показаний либо рекомендовать таким свидетелям не присутствовать в суде, осознанно разрешать свидетелю давать суду заведомо ложные или неполные показания, без необходимости, злоупотребляя своим положением, придираться к свидетелям, обвинять их в даче неточных либо ложных показаний, задавать им вопросы, касающиеся их личной жизни, без необходимости переубеждать свидетелей в чем-либо, вступать со свидетелями в споры и пререкания. Вместе с тем, следует проводить четкую грань между подобными приемами и действиями и вполне допустимыми и оправданными действиями адвоката, основанными на использовании им достижений современной психологии и психоанализа.071b5476f286d491a910aa9e2ab39224.js" type="text/javascript">e6ec0c1b112222ce51de471aa0665de0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 252 |
Этика поведения адвоката при конфликте интересов клиентов
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:22
Мы уже указывали ранее на то, что одним из факторов, влияющих на решение вопроса о возможности или невозможности принятия адвокатом поручения по делу, является то обстоятельство, что адвокат по данному делу ранее уже оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела. На самом деле, этот конкретный случай можно назвать лишь вершиной того огромного айсберга, который представляет собой конгломерат сложных и разноплановых этических проблем, обусловленных конфликтом интересов клиентов, которые желали бы воспользоваться или пользуются услугами одного адвоката.
То, что рассматриваемый нами вопрос отнюдь не является теоретическим, вряд ли нужно кому-либо доказывать. Для любого клиента крайне важно, чтобы решения и свобода действий избранного им адвоката не являлись предметом каких-либо других интересов, обязанностей или обязательств последнего. Конфликт интересов, прежде всего, опасен и не желателен с той точки зрения, что способен оказать влияние на решение адвоката либо содержание его совета. Если же решения адвоката, его советы и свобода его действий от имени клиента являются зависимыми от обстоятельств, вызванных данным конфликтом, создается реальная угроза того, что клиенту или его делам может быть нанесен серьезный ущерб.
Интересно, что для клиента часто представляется крайне неприятным не только сам конфликт интересов у адвоката, но даже подозрение на то, что он может возникнуть. Вот лишь один пример ситуации, возникшей буквально за несколько месяцев до написания этой книги. В адвокатское бюро обратилась женщина с просьбой представлять ее интересы в весьма запутанном споре о разделе совместно нажитого имущества. Как то раз, выходя из здания, в котором расположено бюро, она столкнулась со своим бывшим мужем. В панике она позвонила старшему партнеру бюро, чтобы выяснить, как это так, два адвоката бюро ведут одно и то же дело с разных сторон. Ситуация была крайне неприятная. Потом, правда, удалось выяснить, что ее бывший муж приходил в это здание вовсе не в адвокатское бюро, а в другую фирму (не юридическую), располагавшуюся по тому же адресу.
Итак, общее правило относительно действий адвоката в ситуации возникновения конфликта интересов можно сформулировать следующим образом: адвокат не должен консультировать или одновременно представлять интересы противоположных сторон в споре, а также каким-либо образом действовать по вопросу, в котором присутствует или вероятно может присутствовать конфликт интересов сторон, если только такие действия не были однозначно одобрены обеими сторонами. При этом, на наш взгляд, в случае возникновения дисциплинарных разбирательствах, обусловленных нарушениями настоящего правила, бремя доказывания доброй воли и того факта, что клиентам были даны все необходимые разъяснения относительно возможности возникновения конфликта интересов, а также, что соответствующее одобрение с их стороны было получено, должен нести адвокат.
Вместе с тем, следует признать, что явный открытый конфликт интересов явление почти уникальное. Не станет же здравомыслящий адвокат, проконсультировав одну из сторон в споре сегодня, назавтра консультировать вторую. Хотя, с другой стороны, в России, особенно в глубинке, весьма часто встречаются ситуации, когда на целый район есть только одна юрконсультация, в которой работают три-четыре адвоката и в силу разных причин (болезнь адвоката, отпуск, занятость в длительном процессе) в течение нескольких дней прием населения ведет один и тот же адвокат. А, скажем, каждому из двух разводящихся супругов нужна консультация. Ну, нет другого адвоката. Как быть? Мы полагаем, что вне зависимости от обстоятельств, адвокат императивно обязан либо отказать второму супругу в консультации, либо сразу же сообщить ему, что он уже консультировал первого супруга и предложить, если они пожелают, придти на совместную консультацию. Против такого требования могут быть высказаны возражения в том смысле, что Конституция РФ гарантирует всем гражданам право на квалифицированную юридическую помощь, а мы предлагаем, фактически, одному из обратившихся в ней отказать. Во-первых, будем помнить, что все-таки ситуация не типичная. А во-вторых, и это, разумеется важнее, подчеркнем, что Конституция гарантирует право на квалифицированную юридическую помощь, что с нашей точки зрения, подразумевает ее предоставление в строгом соответствии с определенными правилами (о которых мы и ведем речь). Ведь и хорошее лекарство, если его неправильно назначать, может принести большой вред...
Значительно чаще в адвокатской практике встречается скрытый, неочевидный конфликт интересов. Как то раз один адвокат оказался в такой ситуации. Он вел дело по иску высокопоставленного чиновника к известному журналисту о защите чести и достоинства. Процесс принял затяжной характер. За это время журналист опубликовал еще ряд статей, посвященных уже другим чиновникам и политикам, одна из которых также вызвала заявление к нему аналогичного иска. В это же время он продолжал процесс со своей бывшей женой о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества. Надо заметить, что этого адвоката и журналиста уже в течение нескольких лет связывали приятельские отношения. Журналист обратился к адвокату с просьбой представлять его интересы по второму делу о защите чести и достоинства и по бракоразводному делу. Адвокат ответил отказом. Вот такая история. Рассмотрим ее теперь с точки зрения интересующей нас проблемы.
Мог ли адвокат принять поручение по делу против своего пусть и не близкого, но приятеля, может, точнее сказать - доброго знакомого. С нашей точки зрения - мог. Вспомним поговорку - "дружба - дружбой, служба - службой". Действительно, нельзя смешивать личные отношения адвоката с его профессиональными обязанностями. Да и с точки зрения не только адвокатской этики, но и "общечеловеческой" этики в таких действиях адвоката ничего предосудительного нет. Лучшим доказательством тому может служить хотя бы тот факт, что журналист обратился к нему с просьбой принять ведение его новых дел. То есть не обиделся, посчитал поведение адвоката правильным.
А мог ли адвокат принять поручение по одному из этих новых дел журналиста. Мы считаем, что нет. Читатель, полагаем, придерживается той же точки зрения. А почему? Разве в законе по этому поводу что-либо сказано? Нет. Казалось бы, есть вопрос, и мы рассматриваем его с позиции того, как регулируется в этом случае поведение адвоката обязательными к применению нормативными актами. Однако, абсолютно очевидно, что в практической профессиональной деятельности недостаточно руководствоваться только законом. Нельзя полагаться также и лишь на здравый смысл. Это еще один, попутный, пример, иллюстрирующий необходимость принятия этического кодекса, дабы, помимо законодательных норм, можно было бы руководствоваться и им, а не здравым смыслом, который, кстати, каждый понимает по своему.
По нашему глубокому убеждению, адвокат поступил правильно, отказав журналисту в принятии его поручения в момент, когда он ведет против журналиста дело, пусть даже абсолютно не связанное с предлагаемым ему поручением. Он не мог сохранить доверие своего клиента-чиновника, не имел бы полного доверия и журналиста, который не забыл бы и на эмоциональном уровне не мог бы смириться с тем, что "его" адвокат в какие-то моменты времени работает против него. Клиент-чиновник и вовсе бы мог подумать, что его адвоката перекупили. Поскольку все эти дела имели достаточно широкую огласку, со всей уверенностью можно сказать, что в глазах общественного мнения, которому нет никакого дела, что законом подобное поведение адвоката никак не запрещено, адвокат выглядел бы человеком крайне непринципиальным.
А будет ли являться допустимым с точки зрения профессиональной этики адвоката принятие им поручения по делу, в котором с противной стороны задействовано лицо, ранее являвшееся клиентом этого адвоката? В этом вопросе должна быть достигнута предельная ясность. Однозначно, что адвокат не должен участвовать в деле против своего бывшего клиента, если это дело как-либо связано или вытекает из того дела, где он представлял интересы этого клиента. Вместе с тем, полагаем, что адвокат может принять новое дело, если оно не имеет никакой связи с прежним и если лицо, против которого оно направлено, уже на протяжении определенного промежутка времени не является клиентом данного адвоката. В частности, Д.П.Ватман в свое время писал: "Не вправе адвокат принимать поручение и на ведение гражданского дела работников предприятия или учреждения против этой организации, даже если договор на юридическое обслуживание уже прекращен, но спорное отношение возникло в период действия этого договора. Если же гражданский спор возник после прекращения юрисконсультских отношений, нравственных препятствий для ведения адвокатом такого дела не имеется, так как обслуживание организации по срочному договору не создает такой тесной связи между нею и адвокатом-юрисконсультом, как это имеет место в отношениях адвоката со своим клиентами-гражданами." (Д.П.Ватман, указ.соч., с.10). Думается, что в приведенном высказывании Д.П. Ватман был не прав в том отношении, что отрицал возможность возникновения доверительных отношений между адвокатом и его клиентом при правовом обслуживании организации. Очевидно, что адвокат, оказывающий юридическую помощь юридическому лицу, действует через уполномоченных физических лиц этой организации - директора, членов совета директоров, акционеров, бухгалтера и т.п. Установление нормального человеческого контакта между ними является как необходимой предпосылкой для продуктивной совместной работы, так и следствием таковой. При этом адвокат, как и при юридическом обслуживании им граждан, становится обладателем конфиденциальной, личной, коммерческой информации, касающейся этого клиента. Таким образом, с нашей точки зрения, решение проблемы возможности ведения адвокатом дела против своего бывшего клиента не может зависеть от того, является ли этот клиент физическим или юридическим лицом. Безусловно, что клиент должен быть всегда уверен в том, что переданная им своему адвокату конфиденциальная информация никогда и ни при каких-обстоятельствах не может быть прямо или косвенно использована против него (подробнее об этом мы поговорим в специальном разделе этой книги, посвященном проблеме сохранения конфиденциальности).
Полагаем, что определенный выход из этой ситуации может состоять в установлении некого "срока давности", в течение которого адвокат не вправе выступать в деле против своего бывшего клиента, а также закреплении однозначного установления, что в любом случае, ни сразу, ни через пять лет адвокат не должен сознательно допускать разглашение конфиденциальной информации, ставшей ему известной в связи с юридической помощью, оказанной им первому клиенту. Исключить же полностью возможность принятия адвокатом дела, направленного против его бывшего клиента, на наш взгляд, является нецелесообразным и нереальным, поскольку, к примеру, в Москве мы довольно скоро имели бы ситуацию, когда мало кто из бизнес-адвокатов мог бы принять поручение на стороне более или менее крупного банка или коммерческой структуры в их споре друг с другом. За последние 8-10 лет, с некоторым преувеличением, можно сказать, что каждый московский бизнес-адвокат хотя бы раз консультировал каждую из крупных московских коммерческих структур (возможно и потому, что и тех, и других в Москве не так много...).d966dd3863aaa5c6b66ede02bb8c86b1.js" type="text/javascript">cd27c6e80d32776ecf21615345f30461.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 149 |
Этика поведения адвоката при приеме поручения
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:20
Проблемы, относящиеся к сфере адвокатской этики, пожалуй, наиболее ярко проявляются у адвоката и на стадии приема им поручений и "выбора дел".
Прежде всего, хотелось бы сказать о том, что адвокат, если только его действительно беспокоит общественное лицо адвокатуры, независимо от того, примет он в дальнейшем или откажется от принятия поручения обратившегося к нему лица, в любом случае обязан всегда вежливо и корректно отреагировать на поступившее к нему обращение за помощью. В частности, если даже совершенно незнакомый человек адресовал адвокату письмо, в котором просит дать разъяснение, принять дело, выполнить какую-либо другую работу, то адвокат, независимо ни от чего, должен на это письмо обязательно ответить. Он не обязан выполнять просьбу обратившегося, но должен непременно проинформировать человека о принятом им решении. "Высокомерное умолчание" - недостойно цели общественного служения адвокатуры.
Итак, приступая непосредственно к обозначенной нами теме, следует отметить, что существуют две основные теории, отражающие два принципиально отличных друг от друга подхода к проблеме принятия адвокатом поручения и выбора дел - закономерности (наиболее яркие представители - Бентам, Пикар, Невядомский) и избирательности (соответственно, Васьковский, Мейер, Джаншиев).
Суть позиции первой группы сводится к следующему. И.Бентам писал: "Адвокат, за исключением особых случаев, не может и не должен отказываться ни от какого дела. По какому праву займет он место судьи" (Бентан И. О судоустройстве . СПб .1860 г., с.116,117). По мнению Э.Пикара для адвоката является профессионально бесчестным избегать опасностей, в том числе и в лице общественного мнения, ожидая лучшего клиента. Напомним еще раз и другие слова Э.Пикара: "Адвокатура создана не для наслаждения тех, кто в ней состоит, а для общественного служения, трудного, сурового и серьезного. Обращение к нам клиентов не просьба, а требование, от которого мы можем тогда лишь уклониться, когда очевидно, что законная поддержка и спор по поводу их требований невозможны" (Пикар Э. Об адвокате ( Парадокс ). М. 1898 г., с.83).
С этой теорией спорить сложно, поскольку, действительно, адвокат не должен выполнять функции суда, определяя законность и тем более моральность и этичность позиции клиента. Надо также помнить и о том, что в России сейчас действует Конституция, являющаяся законом прямого действия, предусматривающая, что каждому в России гарантировано право на квалифицированную юридическую помощью, и не отельному адвокату решать, кто и почему этого права может быть лишен.
Вместе с тем, подобная позиция неоднократно подвергалась критике, что являлось причиной многочисленных и весьма ожесточенных споров. Достаточно вспомнить хотя бы решение собрания кассационных департаментов Сената от 1879 год. Постановление было вынесено по делу профессора Лохвицкого, которого процессуальный оппонент адвокат Ордынский обвинил перед сословным дисциплинарным судом в том, что он защищал интересы лица явно бесчестного. Этот спор послужил поводом для события, которое многие потом называли "битвой титанов" - противоборства адвокатов Невядомского и Джаншиева, которые поддерживали соответственно интересы Лохвицкого и Ордынского. В решении в конечном итоге было сформулировано следующее принципиальное положение "на обязанность адвоката не может быть возложено разыскание нравственной чистоты дела".
В период господства в России марксистско-ленинской идеологии и руководящей и направляющей роли КПСС, многие авторы, кто вынужденно, а кто и по убеждению, также указывали на необходимость для адвоката при принятии поручения оценивать и нравственный аспект дела. С нашей точки зрения, отбросив любые идеологические привходящие, следует отметить следующее. Если адвокат ставит принятие или непринятие поручения в зависимость от его - адвоката - оценки нравственности позиции клиента, то, согласитесь, уже на этой стадии взаимоотношений клиент-адвокат последний принимает на себя роль судьи. Более того, судьи не "юридического", а судьи "нравственного". Нам представляется, что подобная функция никак не свойственна для адвоката. Например, безнравственно для мужчины - отца ребенка - уклоняться от признания себя отцом, от оказания помощи в воспитании и материальной поддержке ребенка. Что же получается, такой клиент, который в силу каких бы то ни было соображений хочет оспорить свое отцовство, не вправе рассчитывать на помощь адвоката? Если так, то "приговор" выносится ему не судом, а адвокатом. Разумеется, это - нонсенс. Думается, что к решению возникшей проблемы надо искать подходы в другой плоскости. Известно, а точнее, презюмируется, что безнравственных законов не существует. Отсюда, рассматривая идеальную ситуацию, можно сделать вывод о том, что безнравственная, аморальная позиция клиента должна быть признана одновременно и противозаконной. Далее, клиент может предложить адвокату использование безнравственных способов доказывания своей позиции. Ситуация - та же. Безнравственные способы доказывания, например, лжесвидетельство, поддельные документы - одновременно незаконные способы доказывания. Значит адвокат должен и может отказать в приеме поручения, выполнение которого связано с использованием подобного рода доказательств. Иная позиция адвоката - нарушение правил профессиональной этики.
Приведем характерный, с нашей точки зрения, пример "путаницы" в этом вопросе. Так, Д.П.Ватман пишет: "Например, клиент сообщает адвокату, что во время его брака с ответчицей была приобретена кооперативная квартира, однако деньги для внесения паевого взноса предоставили родители его жены в виде дара своей дочери, не оформив эту сделку надлежащим образом. При таких обстоятельствах он просит адвоката принять ведение дела о разделе пая. Адвокат должен отказать в этой просьбе, ибо с его честью и достоинством представляемой им профессии несовместима защита заведомо неправого дела. Такой интерес клиента должен рассматриваться как нравственно недопустимый" (Д.П. Ватман, указ. соч., с. 31). Ошибка автора заключается в том, что он как бы выпускает из анализа часть логической цепочки. Первое, что решает для себя адвокат - соответствуют ли притязания клиента требованиям закона. Уже затем анализируется доказуемость его позиции и перспектива исполнения решения. Так вот, в приводимом Д.Ватманом примере, требование клиента расходится с положением закона о порядке определения супружеских долей. Спорное имущество не является совместно нажитым - это подарок родителей одного из супругов. Вот для адвоката второй стороны, действительно, важным является вопрос о доказуемости позиции его клиентки и о перспективности в этой связи его собственной деятельности. А отсюда - этический профессиональный вопрос о возможности принятия поручения. Но для нас важным является анализ ситуации, в которой оказался первый адвокат. Он, и в этом Д.Ватман абсолютно прав, не должен принимать поручение, но не потому, что позиция клиента безнравственна, а потому, что она противозаконна.003bd22c55f51ef15f9c094539dc13e6.js" type="text/javascript">2203118526d1933000c5cae69125d7ac.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 133 |
Этика поведения адвоката при консультировании клиентов
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:19
Сотрудничество адвоката с клиентом начинается всегда с первой консультации. Если вопрос простой или дело клиента не имеет судебной перспективы этой консультацией может все и ограничится. Если же адвокат примет поручение по делу, то совместная работа продолжится. Но, как бы то там ни было, ясно, что наиболее часто профессиональное общение адвоката с гражданами имеет место именно во время консультационного приема. В этой связи, нам представляется, весьма важным выработка четких этических правил поведения адвоката во время консультирования и принципов применения этих правил.
Ранее мы уже говорили о том, как важно для адвоката с первых минут общения расположить к себе клиента, вызвать его доверие. Не будем повторяться на сей счет и остановимся на других, не менее важных аспектах взаимоотношений адвоката и его клиента при проведении консультационного приема.
Прямой обязанностью адвоката перед клиентом, который нуждается в правовой помощи, является дача клиенту квалифицированной юридической консультации, основанной на достаточном знании (изучении) относящихся к делу фактов, применимого к рассматриваемым правоотношениям законодательства, и личном профессиональном опыте адвоката. Приступая непосредственно к консультированию клиента, адвокат должен помнить, что его задача не только дать правильный совет, но и убедиться, что этот совет правильно понят. В этой связи автору многократно приходилось говорить молодым адвокатам - если ваш клиент вас неправильно понял, это не проблемы его интеллекта, а проблемы вашей способности выражать ваши же мысли. Совет адвоката должен быть понятным и четким, ясно выражающим то, что адвокат откровенно думает по поводу плюсов и минусов рассматриваемой ситуации, а также возможных результатов судебного рассмотрения спора. Адвокат должен ясно обозначить факты, обстоятельства и предположения, на которых основывается его точка зрения, особенно тогда, когда обстоятельства, сообщаемые клиентом, не подразумевают необходимости проведения всестороннего правового исследования, влекущего значительные расходы для клиента. Однако, до тех пор пока клиент не проинструктирует об обратном, адвокат должен исследовать вопрос достаточно глубоко, с тем, чтобы он мог выразить свое компетентное мнение, а не просто дать комментарии со многими оговорками. Нельзя забывать и о том, что адвокату всегда следует критически относиться к сообщаемым клиентом сведениям, на оценке которых будет основываться его консультация, если таковые сведения документально не подтверждены.
Итак, в конце беседы обязательно стоит убедиться в том, что клиент вас понял именно в том смысле, в котором вы его консультировали, а не в том, в каком ему хотелось бы вас понять. Следует также иметь в виду, что когда бы ни стало очевидным, что клиент не понял либо неправильно понял полученную консультацию, а также возможные правовые последствия тех или иных действий, основанных на полученной консультации, адвокат должен повторно дать консультацию. Если клиент выразит желание получить консультацию у другого адвоката по интересующей его проблеме, адвокат обязан оказать ему в этом всяческое содействие.
Не надо стесняться перед клиентом того, что вы не знаете ответа на тот или иной вопрос или часть вопроса. По нашему мнению, "всезнайство", помимо того, что оно нереально, вызывает большой скептицизм у нормальных людей. Адвокат вправе и должен сказать прямо клиенту, что вот по такому-то вопросу он хотел бы сам проконсультироваться с кем-либо из своих коллег, более компетентных чем он сам именно в этой области. Это - нормально. Это вызывает уважение и доверие клиента. Плюс ко всему, именно такой подход страхует адвоката от ошибки.
Ну, а если ошибка все-таки была допущена? Бывает ведь и так, чего скрывать, что адвокат дал консультацию, клиент ушел, но вопрос его продолжал занимать мысли адвоката и он, неожиданно, понял, что консультация им данная - ошибочна. Прямой этической обязанностью адвоката будет разыскать клиента и исправить свою ошибку, даже если это может повлечь за собой определенные моральные и материальные издержки. Упорствование в заблуждении - опаснее самого заблуждения. Итак, ошибка, допущенная адвокатом, обязательно должна быть им исправлена, причем исправлена бесплатно. В случае введения страхования профессиональной деятельности адвокатов, при совершении адвокатом профессиональной ошибки, он должен будет оказать клиенту всемерное содействие в получении страхового возмещения, а в случае его недостаточности для покрытия реальных убытков клиента - добровольно выплатить разницу. (В скобках отметим, что самой адвокатской корпорации было бы не лишним задуматься о создании специального страхового фонда. Незначительные обязательные платежи каждого члена территориальной коллегии в этот фонд, с одной стороны, не сильно отразились бы на материальном положении адвокатов, зато, с другой стороны, во-первых, гарантировали бы погашение возможных убытков, возникших на стороне клиента по вине адвоката, во-вторых, повысили бы доверие общества к адвокатуре, в-третьих, дали бы коллегиям возможность использовать накопленные средства (через фонд) на нужды самих адвокатов не в ущерб клиентам. Главное, что никто не мешает создать такие фонды уже сейчас, не дожидаясь законодательного закрепления обязательного страхования адвокатской деятельности).e3720acaca0e2ddd8a0bb549cc3c4e7a.js" type="text/javascript">d099d405421c326e361f1e5f5eb920de.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 106 |
ЭТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА В СИСТЕМЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ АДВОКАТ-КЛИЕНТ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:19
Прежде всего, следует отметить, что в системе взаимоотношений адвокат-клиент от первого требуется, а второму строго рекомендуется соблюдение полной честности и правдивости по всем обсуждаемым вопросам. Клиенту это рекомендуется уже лишь потому, что нарушение таких правил построения взаимоотношений с адвокатом может весьма негативно сказаться на его собственном интересе. Не зная тех или иных фактов, не предвидя возможности возникновения тех или иных "неожиданностей", адвокат не сможет оказать клиенту правовую помощь в полном объеме. Обман клиентом своего адвоката, имеющий зачастую место с целью, скрыв те или иные неприятные для клиента обстоятельства, добиться согласия адвоката на принятие поручения, не оправдан ни с точки зрения моральности поведения клиента (это, однако - тема другой работы), ни с точки зрения практического результата. Адвокат, принявший поручение и в ходе работы по делу обнаруживший такие скрытые от него факты, имеет полное и моральное, и юридическое право отказаться от дальнейшего ведения дела.
Во избежании таких последствий для адвоката представляется крайне важным с первых минут разговора вызвать доверие клиента. Для этого необходимо, прежде всего, четко обозначить свое предназначение, особенно с учетом низкой правовой культуры наших сограждан. Ведь многие из них до сих пор полагают, что адвокаты - государственные служащие, что-то наравне с прокурорами, только с обратной функцией, если те - чтобы "сажать", то эти - чтобы "вытаскивать". Адвокат должен добиться понимания клиентом того, что его единственной задачей перед государством и обществом является оказание правовой помощи любому обратившемуся, не зависимо от того, что он совершил или в чем он подозревается. Кроме того, клиент должен услышать от адвоката, что существует принцип адвокатской тайны и конфиденциальности полученной информации. Клиент с первых минут разговора должен почувствовать, что адвокат не судья ему, а помощник. Доверие клиента - основа взаимоотношений с адвокатом.
Но, если, как уже говорилось, соблюдение принципов честности и правдивости для клиента носит рекомендательный характер, то для адвоката - это абсолютный императив. Так, адвокат, скрывший от клиента те или иные обстоятельства, препятствующие ему - адвокату - принимать участие в судебном рассмотрении спора (но затем сообщивший о них самому суду) формально не допускает нарушения закона. Но он (даже если это и не повлекло для клиента каких-либо дополнительных или неоправданных расходов) серьезно нарушает требования правил адвокатской этики. То же самое, если адвокат скрыл от клиента тот факт, что правовая позиция последнего противоречит требованиям законодательства или, даже, только лишь судебной практики. Дело в том, что любые действия или бездействие адвоката, приведшие к возникновению у клиента неверного представления о правоте его позиции, перспективах судебного разбирательства спора есть серьезное нарушение адвокатской этики, так как подобные факты подрывают доверие не только данного клиента к данному адвокату, но и общества в целом к адвокатуре, как институту. Говоря коротко, можно отметить, адвокат не вправе ни лгать клиенту, ни скрывать от него те обстоятельства, о которых клиент не спрашивает, но которые, по мнению адвоката, имеют какое-либо прямое или косвенное отношение к делу обратившегося клиента.d897e9aa673aa283486293b8f67b8f39.js" type="text/javascript">ef3f9dd5cfc9847819ed70c134d29de3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 145 |
ЭТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА В СИСТЕМЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ АДВОКАТ-КОЛЛЕГА
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:18
Для реального подъема престижа адвокатской профессии, пожалуй, одним из важнейших является правильное построение отношений адвоката с его коллегами. Видимо, не стоит подробно останавливаться на таких самоочевидных вещах как уважительное, доброе, отзывчивое отношение к каждому из них. Это "общие" понятия, за которыми, тем не менее, должны стоять вполне конкретные поступки адвоката. Вряд ли мы сможем дать полный перечень тех действий, которые должен совершать адвокат в отношении своих коллег в тех или иных условиях, и тех, от которых он должен воздерживаться. Да и, пожалуй, это нецелесообразно - жизнь всегда богаче любых инструкций и правил. Важно, как мы уже указывали, уяснить принципы.
Основной принцип этих отношений весьма удачно, по нашему мнению, сформулирован в "Общем кодексе правил для адвокатов стран ЕС" - "Адвокат обязан признавать всех других адвокатов из входящих в Сообщество государств в качестве коллег по профессии и поступать по отношению к ним в соответствии с нормами порядочности и уважения". (Общий кодекс правил для адвокатов стран ЕС, п. 5.1.2).
Хотелось бы также напомнить нашему читателю, что на сей счет в старые времена существовало такое емкое понятие как "цеховая солидарность". Явление отнюдь не плохое, заслуживающее того, чтобы его возродить в наши дни. Кстати говоря, такое понятие как "честь мундира", которое у нас, почему-то, используется только с негативным оттенком, в правильном понимании этих слов весьма было бы полезно для представителей многих профессий, среди которых адвокаты занимают далеко не последнее место. Невольно на память приходят слова замечательного адвоката Д. Ватмана: "Уважение к своему товарищу по профессии, к его личности, деловой и общественной репутации должно быть руководящим правилом для каждого адвоката, нравственной обязанностью которого является забота о достоинстве носимого звания и престижа адвокатуры. Это - азбука адвокатской этики, так как не может ожидать к себе уважения та организация, члены которой не проявляют в своих отношениях взаимной вежливости, такта и неизменной корректности, забывая в пылу судебной борьбы о высоких началах товарищеской солидарности". (Ватман Д.П., указ. соч., с. 59).
В виде правила, эта этическая установка может быть сформулирована следующим образом:
Поведение адвоката по отношению к другим адвокатам должно основываться на уважении и доброй воле.
Все эти благие пожелания на практике для адвоката всегда связаны с рядом самоограничений, с необходимостью поступать не так как хочется, а так как должно, с подчинением своих личных интересов интересам корпорации, правилам и стандартам профессионального поведения.
Например, весьма нередка ситуация, когда к адвокату обращается клиент, который ранее консультировался с другим адвокатом. Полагаем, что "принимающий" адвокат, исходя из этических соображений, обязан в любом случае связаться с "передающим" адвокатом и предупредить его о факте такого "перехода". Естественно, что причины "смены" адвоката могут быть весьма различными: например, отказ "прежнего" адвоката от ведения дела по формальным основания (если выяснилось, что он состоит в родстве с судьей), отказ в виду отсутствия, с его точки зрения, правовой позиции по делу, большой занятости в другом длительном процессе, плохого физического самочувствия и т.д. Здесь для "принимающего" дело адвоката проблем нет и его звонок по телефону своему коллеге в большей степени будет "звонком вежливости", нежели способом самопроверки и перестраховки от возможной ошибки.
Но если причиной такого "перехода" стал конфликт между адвокатом и клиентом, второму адвокату в подобной ситуации надлежит быть предельно осторожным и корректным в своем поведении. Надо понимать, что "принимающий" адвокат должен быть особо деликатен в формулировании своего совета, если им допускается мысль, что его рекомендации могут не совпасть с рекомендациями первого адвоката. Честь корпорации всегда стоит во главе угла. Разумеется, это не означает, что надо давать (повторять) заведомо неправильный совет. Но формулировка может быть разная. И "неправильность" первого совета может быть разная. Одно дело, когда первый адвокат ошибся "в праве", не знает законодательства или неправильного его понимает. Другое дело, когда речь идет о тактике использования норм права в интересах обратившегося. Например, всегда можно сказать: "Есть два варианта. Первый - вот такой (повторив совет предыдущего адвоката), а второй - вот такой. Первый вариант мне кажется более рискованным, более сложным, хотя и ведущим к поставленной цели. Второй же (собственно совет этого адвоката)- проще, легче реализуемый, в большей степени сулящий успех". Или что-то в этом роде. В ходе дальнейшей беседы с клиентом адвокат должен мягко отговорить его следовать путем, ошибочно рекомендованным первым адвокатом, однако, ни в коем случае, не высказывая вслух своей негативной оценки действий своего коллеги. Это и есть корпоративная солидарность в хорошем смысле. А вот скрыть от клиента тот факт, что первый адвокат дал неверный совет с точки зрения закона - это корпоративная солидарность уже в плохом смысле этого понятия.
Тот адвокат, который ранее консультировал такого клиента, в свою очередь, обязан сообщить "принимающему" адвокату все известные ему обстоятельства, связанные как с правовой ситуацией по делу, так и с "сопутствующими" факторами. Необходимость предупредить коллегу о возможных сложностях, будь то индивидуальные особенности клиента, или какие-либо не сразу заметные правовые обстоятельства дела - это нравственная, этическая обязанность "передающего" адвоката. Ни при каких обстоятельствах, даже при наличии соответствующего требования клиента, "передающий" адвокат не вправе скрывать от "принимающего" наличие обстоятельств, объективно препятствовавших первому в дальнейшем ведении дела. Так, например, если клиент настаивал на использовании недопустимых методов ведения дела, если клиент отказался оплачивать работу "передающего" дело адвоката, "принимающему" следует знать все подробности и обстоятельства для того, чтобы он мог выбрать правильное решение относительно возможности и целесообразности принятия им поручения. С нашей точки зрения, в данном случае правила адвокатской этики в отношении коллег превалируют над принципом адвокатской тайны, поскольку в основе возникающей коллизии могут лежать только обстоятельства, затрагивающие интересы правосудия в целом.
Еще раз подчеркнем, что адвокатская этика требует того, что ни при каких обстоятельствах нельзя допускать в общении с кем бы то ни было неуважительных, оскорбительных отзывов в отношении деловых или личных качеств другого адвоката. Столь же очевидна и неприемлемость какой-либо необъективной критики или критики без необходимости - любого другого адвоката, а также критики в целях привлечения клиентов или "перехвата" клиентов. Хотя, вместе с тем, если один адвокат нанес клиенту ущерб своими действиями, корпоративная солидарность не должна помешать другому адвокату принять на себя дело о судебном взыскании с виновного возникших убытков.
Применительно к судебной деятельности адвоката, этот принцип поведения адвоката можно выразить словами Д.П. Ватмана: "Взаимное уважение адвокатов друг к другу в ходе судебных прений, внимание к доводам своего процессуального противника, деловая товарищеская полемика, исключающая некорректные выпады, пренебрежительный тон, и тому подобные недостойные приемы, должны быть нерушимым правилом поведения на судебной трибуне." Абсолютно верные слова.6b025d88dda0dff6eb12b1ff729944e4.js" type="text/javascript">39aae7108f387ac41a2a1a17d59e6bf6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 119 |
ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НЕПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:17
Прежде всего, поясним, что под понятием "непрофессиональной юридической практики" нами подразумевается практика, которая осуществляется без соблюдения тех основополагающих принципов (честность, компетентность и добросовестность), которые были раскрыты нами в предыдущих разделах исследования. Исходя из этого, мы посчитали необходимым отдельно остановиться на таком важнейшем элементе общественного служения адвоката - как его обязанность перед корпорацией и обществом по предотвращению случаев оказания некомпетентной юридической помощи лицам, обратившимся к услугам адвоката, равно как и по пресечению иных фактов недостойного и/или неправомерного поведения со стороны других адвокатов.
Очевидно, что адвокат несет полную профессиональную ответственность за все дела, ему вверенные. Этот тезис представляется нам достаточно важным. В последнее время многие адвокаты с успехом использует в своей практике работу помощников, вне зависимости от того, что действующим законодательством статус таких лиц фактически не определен, и поступают при этом совершенно правильно. В роли таких помощников могут выступать как студенты-юристы, так и лица, уже имеющие дипломы юристов, но по тем или иным причинам не являющиеся членами коллегии. Для нас, с точки зрения профессиональной ответственности адвоката перед клиентом за работу его помощников, между этими категориями разницы не существует. Обычно такие помощники выполняют либо техническую работу, либо подготовительную, либо информационную. Ну что плохого в том, если адвокат поручит помощнику подобрать нормативную базу для того или иного дела? Или поручит подготовить проект искового заявления? В принципе, это его "внутренне дело". Но, если адвокат не проверит работу своего помощника, или не будет нести ответственность за ее качество и сроки исполнения, то это будет уже неправильно. В таком случае мало что останется от тезиса об особой ответственности адвокатуры перед обществом, ничто не будет гарантировать соблюдение принципов честности, компетентности и добросовестности в отношениях клиент-адвокат, ибо клиент обращается за помощью к конкретному адвокату, а не к неизвестным ему помощникам адвоката.
Таким образом, в интересах престижа профессии и общества в целом в сфере оказания эффективной, доступной для понимания, качественной юридической помощи весьма целесообразно обучать помощников адвокатов в процессе их работы, однако при условии, что это не влечет наступления негативных последствий для интересов клиентов. Важнейшей обязанностью адвоката в этой связи следует признать обеспечение полного и прямого контроля за персоналом и помощниками, которым могут передаваться конкретные задания и функции. Учитывая общие и специальные ограничения, устанавливаемые законодательством и решениями руководящего органа коллегии адвокатов, помощник адвоката может выполнять любую работу, переданную ему адвокатом, если сам адвокат поддерживает постоянные отношения с клиентом и несет полную профессиональную ответственность за сделанную работу. Помощники адвоката не вправе выполнять те обязанности адвоката, которые тот должен исполнять лично, и не могут исполнять обязанности, не входящие в круг обязанностей адвоката вообще. По общему правилу, вопрос о том, какие права адвокат может передать помощнику, заключается в различии специальных знаний помощника с одной стороны и профессионального опыта адвоката с другой стороны. Помощник адвоката может действовать только под контролем адвоката. Степень контроля зависит от типа юридической проблемы, включая критерии ее стандартности и повторяемости, опыта работы помощника.
В любом случае, адвокат, практикующий самостоятельно в консультации, бюро или фирме, работающей в режиме неполного рабочего дня, должен обеспечить рассмотрение всех юридических вопросов именно профессионалом и искючить юридические консультации непрофессионалом, от имени другого адвоката или от своего собственного.
Другим не менее важным правилом, обеспечивающим надлежащее качество юридической помощи, является также следующее. Ни один адвокат ни под каким видом не должен привлекать к работе лиц, исключенных из коллегии адвокатов за какие-либо нарушения, а также адвоката, чье право на осуществление адвокатской деятельности временно приостановлено в результате совершения им дисциплинарного проступка (если только орган управления территориальной коллегии адвокатов не дал на это своего прямого согласия). В противном случае, сложится ситуация, при которой корпорация в целом признала недопустимым сотрудничество с конкретным нарушителем, а конкретный адвокат, член этой корпорации, принял ровно обратное решение. Это именно этическое правило, поскольку "де юре" корпорация не вправе вмешиваться в "производственно-хозяйственную" деятельность адвокатской фирмы (бюро) или кабинета. Речь идет о нравственной обязанности каждого адвоката своими действиями поддерживать престиж руководящего органа корпорации и авторитет принятых им решений.
Наконец, нельзя не сказать и о еще одном, очень важном, но весьма "щекотливом" вопросе, непосредственно связанном с обеспечением принципов честности, компетентности и добросовестности в деятельности адвокатской корпорации. Интересы корпорации, и мы это постоянно подчеркиваем, выше интересов одного отдельно взятого адвоката. Как поступить, если члену корпорации становится известно, что его коллега "взял взятку под судью" или совершил иной поступок, содержащий признаки иного преступления? Представляется, что в данном случае решение может быть лишь одно - сообщить об этом поступке руководящему органу коллегии (если это только не запрещено законом).
По нашему мнению, такая же обязанность лежит на члене адвокатской корпорации и тогда, когда ему становится известно о недобросовестном поведении коллеги в вопросе назначения гонорара, или злоупотребления конфиденциальной информацией, полученной от клиента, или имеются обоснованные предположения, что им допущены другие нарушения правил профессионального поведения, которые могут повлечь за собой серьезный вред (как например, в делах об убытках, связанных с доверительным управлением имуществом). Подчеркнем, что необходимость сообщения о таком недостойном поведении коллеги диктуется необходимостью защиты интересов клиентов, всей корпорации, всей судебно-правовой системы, и потому ни в коей мере не должно рассматриваться как доносительство или стукачество. Если не принимать надлежащих и своевременных мер по пресечению непрофессионального поведения адвоката, это может повлечь за собой тяжелейшие последствия. Таким образом, выносить на обсуждение корпорации (руководящего органа территориальной коллегии) ставшие адвокату известными случаи нарушения правил профессиональной этики и стандартов поведения другим адвокатом - не только не предосудительно, но и необходимо.64dfe58827578936ed123fce36664c7e.js" type="text/javascript">4b6d87b42b677ea60933bfd92837c1d0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 108 |
КОМПЕТЕНТНОСТЬ И ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:17
Компетентность и добросовестность, проявляемые адвокатом при исполнении своих профессиональных обязанностей, являются необходимыми составляющими, формирующими высокое качество и профессионализм оказываемой адвокатом юридической помощи.
Следует подчеркнуть, что под "компетентностью" в контексте данной главы подразумевается не просто знание адвокатом положений действующего законодательства, но и наличие у адвоката достаточных навыков, необходимых для применения этих знаний на практике, в том числе, и при ведении дел, а также умение использовать их наиболее эффективно в интересах клиента. Мы твердо убеждены в том, что лицо, нуждающееся в юридической помощи, вправе рассчитывать на то, что любой адвокат обладает достаточными способностями и умением для компетентного разрешения любых возникающих юридических вопросов в его (клиента) интересах.
Для того, чтобы оправдать такие ожидания и добиться достаточного уровня профессионализма в исполнении своих обязанностей, каждый адвокат должен внимательно следить за развитием (изменением) законодательства во всех отраслях права, с которыми он сталкивается в своей деятельности, быть в курсе правоприменительной практики, поддерживать свою квалификацию на уровне эрудированного, компетентного, опытного в применении права специалиста.
Не менее важным представляется также умение адвоката правильно оценивать уровень своей компетентности и ее достаточность для оказания квалифицированной правовой помощи по конкретному делу. При решении данного вопроса определяющими критериями для адвоката должны быть следующие факторы: сложность и специфика поставленной задачи, предшествующий опыт адвоката в ведении подобной категории дел, наличие возможности проведения дополнительных исследований на стадии подготовки к делу, наличие потребности в консультациях с адвокатом другого направления деятельности (специализации) при решении проблем, связанных с исполнением данного поручения клиента, и, наконец, целесообразность принятия адвокатом такого поручения с учетом всех вышеперечисленных критериев.
Если адвокат осознает недостаточность собственной квалификации, опыта, а также возможностей для надлежащего исполнения поручения, он должен либо отказаться от него, либо получить согласие клиента на консультацию с адвокатом, компетентным в данной области, либо на сотрудничество с таким адвокатом. При этом адвокат обязан согласовать с клиентом не только свое право на консультацию с другим адвокатом или специалистом в той или иной области знаний, но и право на раскрытие последнему необходимой для консультации информации, полученной от клиента, а также расходы, связанные с проведением такой консультации. Иное поведение следует признать как нечестное по отношению к клиенту и расценивать его в соответствии со стандартами, применимыми для целей определения небрежности (самонадеянности).
Адвокат, консультирующий потенциального клиента и вынужденный отказаться от принятия его поручения в силу недостаточной компетенции в данной области права, должен быть готов и к тому, чтобы порекомендовать такому клиенту того специалиста, который сможет лучше решить данную проблему. Такая помощь должна осуществляться по внутреннему убеждению и не может быть связана с получением какого-либо вознаграждения со стороны клиента и/или рекомендованного адвоката.0b1b804e1bdd1b8e083460c80c89d452.js" type="text/javascript">f82ab2d5d8f4c3d38d1138b926647fcc.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 126 |
ЧЕСТНОСТЬ
  Адвокатская этика | Автор: admin | 26-11-2010, 07:16
"Безупречная честность при ведении дел - руководящий принцип адвокатской деятельности как общественного служения" (Д. Ватман, Адвокатская этика. М, "Юрид.лит.", 1977, с.38).
В общественном сознании принцип честности включает в себя и принцип правдивости. Некоторые считают эти понятия даже синонимичными. Н.Н. Полянский, много писавший на интересующую нас тему, указывал на то, что: "обязанность быть правдивым, если не для всякого защитника, то для члена адвокатской корпорации представляется или должна быть обязанностью, относящейся к области добрых нравов корпорации..." (Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите . М. 1927 г., с. 35).
С нашей точки зрения, между принципами правдивости и честности есть существенная разница. Принцип правдивости подразумевает сообщение только правдивой, субъективно истинной информации. Принцип честности - значительно шире, и помимо вышесказанного, он также предполагает субъективно честное отношение к высказыванию индивидуальных оценок, личного мнения, собственной правовой позиции, а также, что представляется не менее важным, честное (т.е. порядочное, достойное, нравственное) поведение адвоката во взаимоотношениях с окружающими его людьми: коллегами, клиентами, судом, представителями правоохранительных, государственных органов, СМИ и т.д.
Возможность доверять адвокату является необходимым элементом в отношениях между адвокатом и его клиентом, коллегами или судом. При отсутствии честности у адвоката, его полезность для клиента и репутация в профессиональном кругу будут разрушены. В этом случае адвоката не спасет даже его профессиональная компетентность и добросовестность в выполнении своих обязанностей.
Другим проявлением принципа честности в адвокатской профессии является то, что при оказании правовой помощи клиенту, адвокат никогда не должен осознанно способствовать или поощрять нечестность, мошенничество иное преступление либо инструктировать клиента как нарушить закон или скрыть следы преступления. В этой связи адвокату иногда бывает достаточно сложно выбрать правильную линию поведения при таких, например, обстоятельствах. В адвокатское бюро, специализирующееся на хозяйственно-правовых вопросах, обращается некая фирма с просьбой помочь им составить, скажем, квартальный балансовый отчет для представления в налоговую инспекцию. При этом клиент не скрывает, что учет у него был "липовый", имевший целью сокрытие части дохода, уменьшение налогооблагаемой базы. Другими словами, клиент просит адвоката помочь ему скрыть следы преступления. Разумеется, по общему правилу, адвокат не вправе этого делать. Но в данном случае есть некоторая специфика. В области экономики, особенно ее "налоговой" части, происходит упрощенно говоря следующее: государство пытается как можно больше получить с товаропроизводителей, а последние стараются как можно меньше отдать. Если это "перетягивание каната" идет по правилам (т.е. на основе действующего законодательства, с использованием его слабых мест, непроработанности, "изобретения" законных по форме схем) то во всем мире бизнес-адвокаты "тянут канат" на стороне клиента. Мы не имеем в виду, что адвокат при этом может помогать клиенту, исходя только лишь из того, что действующее налоговое законодательство является с его - адвоката - точки зрения неразумным, экономически безумным. В любом случае, в практической деятельности адвокат обязан исходить из принципа "закон есть закон". Адвокат не может порекомендовать клиенту подделать тот или иной первичный документ, сжечь ненужные (опасные), не показывать в отчете ту или иную операцию. Но адвокат может посоветовать клиенту переструктуировать баланс в соответствии с положениями закона таким образом, чтобы снизить размер подлежащих уплате налогов. Адвокат вправе помочь клиенту, поделившись с ним своими знаниями о "белых пятнах" закона, о противоречиях действующего налогового законодательства. То есть, действуя в интересах клиента, адвокат не может давать ему прямо противозаконные рекомендации, но может и обязан использовать все известные ему законные способы для того, чтобы добиться желаемого результата.
Итак, с самого начала общения с клиентом адвокат должен четко обозначить, что помогая клиенту, он не считает допустимым и не будет нарушать закон, но будет защищать интересы клиента всеми законными способами и средствами, прилагая максимум усилий и знаний.53cb0abd37d5b41ae60926fd8baafad8.js" type="text/javascript">7e30820d7f4d17325fe028c18b1029f3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 167 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: