Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
модная женская одежда оптом харьков смотри здесь. модная женская одежда оптом харьков смотри здесь.
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Оценка адвокатом доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве.1
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:43

Рассматривая оценочную деятельность адвоката в гражданском и арбитражном судопроизводстве, необходимо признать, что оценка доказательств в целом занимает в гражданском и арбитражном процессе исключительно важное место. Являясь в определенном смысле итогом работы с доказательствами, оценка позволяет ее субъекту выразить свое отношение к материалам гражданского и арбитражного дела и на этой основе принять процессуальное решение. В связи с этим интерес исследователей к оценке судебных доказательств вполне закономерен2. Вместе с тем, необходимо отметить, что большинство работ, посвященных оценке доказательств, касаются только оценочной деятельности суда.
Нам представляется, что адвокат, выполняющий функцию представителя в гражданском и арбитражном процессе, также является субъектом оценки доказательств. В научной литературе по проблемам доказывания и по общим вопросам деятельности адвокатуры можно встретить подобное утверждение как прямое, так и косвенное. Так, В.И. Коло-мыцев считает, что доказательства оценивают все лица, участвующие в гражданском деле, следовательно, и представитель1. Таких же позиций придерживаются Д.П. Ватман и В.А. Елизаров, хотя они рассуждают об анализе адвокатом фактических данных2. Одна из работ Д.П. Ватмана так и называется: «Участие адвоката в оценке доказательств по гражданским делам».
Применительно к уголовному судопроизводству А.Д. Бойков правильно заявляет о том, что «...участие адвоката в доказывании обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, может состоять также в проверке и оценке уже имеющихся доказательств»4. Ю.Ф. Лубшев также правильно считает, что «Выполняя свой профессиональный долг, адвокат анализирует буквально каждое имеющееся в деле доказательство. Независимо от того, обосновывает ли оно обвинение или, наоборот, оправдывает подзащитного либо только смягчает его вину».
Таким образом, мысль о том, что не только суд, но и судебный представитель (в том числе и адвокат) оценивает доказательства в гражданском и арбитражном судопроизводстве, уже высказывалась в научных публикациях. Вместе с тем, в упомянутых и других работах отсутствует, по нашему мнению, четкая аргументация избранной позиции.
Видимо для того, чтобы судить, входит ли представитель в число субъектов оценки, следует прежде всего установить, что представляет собой сама оценка судебных доказательств и каково ее место в системе доказательственного права. На наш взгляд, ответы на эти вопросы дадут ключ к пониманию отношения к оценке доказательств адвоката, участвующего в рассмотрении гражданских и арбитражных дел.
Содержание оценки доказательств в юридической литературе большинство авторов определяют примерно одинаково. Так, Г.М. Резник считает, что оценка - «это мыслительная деятельность субъектов доказывания, направленная на установление объективной истины»1. И.И. Мухин придерживается такого же мнения2. С.В. Курылев полагает, что оценка не может быть объектом правового регулирования, так как мыслительный процесс протекает по законам мышления, а не права . М.К. Треушников и В.В. Молчанов считают, что оценка доказательств имеет внутреннюю (логическую) и внешнюю (правовую) стороны . Р.С. Белкин считает, что под оценкой доказательств в судебном исследовании понимают логический, мыслительный процесс определения роли собранных доказательств в установлении истины5. Ряд других авторов рассматривают оценку судебных доказательств не только как логическую операцию, но и как составной элемент всего процесса доказывания, в определенной степени урегулированный нормами процессуального права1. Таким образом, в основном, несмотря на определенные расхождения в мнениях, ученые едины в том, что содержанием доказательств является логическая деятельность ее субъекта, а целью - установление истины. Нам представляется, что приведенная позиция, которую можно считать общепринятой и которая отражена в учебной литературе по гражданскому и арбитражному процессу , в целом верна, но страдает, на наш взгляд, некоторой неполнотой. Во-первых, вызывает известные возражения указание только на логический характер оценки.8553cdb3ba5806afbd384f1039a69a4a.js" type="text/javascript">b3328cba95dba857acafa6cb556f59a4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 880 |
Оценка адвокатом доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве. 2
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:41
Другой недостаток приведенных трактовок понятия оценка доказательств состоит в том, что в качестве единственной цели оценки называется установление истины по гражданскому и арбитражному делу. На наш взгляд, на практике ситуация выглядит сложнее. Прежде всего необходимо отметить, что установление истины в принципе становится возможным лишь в конце судебного разбирательства, а оценка доказательственной информации ведется на протяжении всего рассмотрения дела. Субъект оценки на каждом этапе ставит перед собой конкретные задачи, в то время как установление истины это конечная цель гражданского и арбитражного процесса, причем нередко вопреки субъективным устремлениям отдельно от них, ибо часто некоторые участники судебного разбирательства сознательно или подсознательно искажают истину, препятствуют ее поиску. Соответственно и результаты оценки доказательств - суть ответы на поставленные перед субъектом вопросы, ради которых он и оценивает доказательства. Из этого следует, что необходимо говорить не об одной, а о целой системе целей оценки доказательств, конечной из которых является установление истины по делу.
Говоря о месте оценки доказательств в системе доказательственного права, то необходимо отметить, что большинство ученых считают оценку доказательств составной частью доказывания . Нам представляется такая точка зрения правильной, иначе мыслительная деятельность субъектов доказывания лишилась бы своей процессуальной основы и две стороны доказывания - логическая и процессуальная - оказались бы разорванными. Судебное доказывание -единство двух видов деятельности: логической и процессуальной. Каждая из сторон судебного доказывания может являться объектом самостоятельного научного исследования1. Оценка доказательств выражается в выводах, заключениях, которые имеют логический характер, но влекут принятие процессуальных решений2.
По нашему мнению, результаты оценки содержатся не только в судебном решении, но и в других процессуальных документах, таких, как аппеляционная, кассационная, надзорная жалобы и т.п. Поэтому, высказанная в юридической литературе точка зрения о том, что оценка доказательств не входит в судебное доказывание3, на наш взгляд, представляется необоснованной. Также в теории гражданского процесса можно встретить понимание оценки как некоей обособленной, завершающей стадии процесса доказывания4. Нам представляется такое выделение очень условным, поскольку оценка фактических данных происходит на протяжении всего судебного разбирательства. Будет правильным, по нашему мнению, рассматривать оценку как «основу» единого логико-процессуального доказывания.
Подводя итог сказанному, необходимо отметить следующее: а) оценкой доказательств является логикоэмоциональная по содержанию деятельность субъектов доказывания, выражающаяся в форме относительной характеристики доказательств, на основе которых принимаются процессуальные решения; б) оценка доказательств - это составная часть процесса доказывания, входящая в него на всем протяжении работы с доказательствами.
Поэтому, данные выводы в совокупности с другими результатами исследований позволяют, по нашему мнению, утверждать, что судебный представитель в гражданском и арбитражном судопроизводстве также как и суд, относится к числу субъектов оценки доказательств. Все перечисленное имеет непосредственное отношение и к прокурору, принимающему участие в гражданском и арбитражном судопроизводстве, который также относится к числу субъектов оценки доказательств. В поддержку этого тезиса приведем две группы аргументов.
Судебный представитель согласно общепринятого мнения должен, как лицо, участвующее в деле, быть признан субъектом доказывания. Процессуальное доказывание является обязанностью представителя, особенно адвоката, для которого участие в рассмотрении гражданских и арбитражных дел есть реализация профессиональных функций. С другой стороны, оценка доказательств представляет собой, как уже отмечалось, органическую часть доказывания. В связи с тем, что представитель есть субъект доказывания, а оценка входит в доказывание, следовательно, представитель относится к числу субъектов оценки доказательств.
Нам могут возразить, что в системе доказывания имеются такие элементы, которые относятся к исключительной компетенции суда, как, например, проверка и истребование доказательств. Однако, в данном случае речь идет о процессуальных действиях, для совершения которых субъект действительно должен быть облечен властными полномочиями. Вместе с тем, нельзя забывать, что оценка, это мыслительная, интеллектуальная сторона доказывания. Поэтому, в данном случае нет принципиального различия между судом и представителем, поскольку оба эти субъекта доказывания анализируют материалы дела, воспринимают и обрабатывают в сознании доказательственную информацию. Необходимо также дополнить, что представитель принимает и процессуальные решения по гражданскому и арбитражному делу по согласованию с доверителем - заявляет ходатайства, обжалует решения суда и т.д. Данная деятельность является результатом оценки судебных доказательств.
Вместе с тем, в юридической литературе можно найти утверждения, авторы которых исключают адвоката из числа субъектов оценочной деятельности. При этом основным аргументом (как и в-случае трактовки правовой приоды представительства) служит абсолютизация специфики оценки, производимой адвокатом. Например, И.И. Мухин указывает, что последняя существенно отличается от аналогичной деятельности суда, не имеет обязательного характере и т.п.1 Действительно, эти доводы не вызывают возражений, так как и по сущности, и по юридическим последствиям деятельность адвоката значительно отличается от судейской, однако из этого не следует, что ее вообще не существует.1d8c0ce16d4011e709a49b00ddc72b42.js" type="text/javascript">18a98afa5423962b4bb42ab5e14bfaa4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1719 |
Оценка адвокатом доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве.3
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:38

Говоря о содержании оценочной деятельности представителя, целесообразно также обратить внимание и на ее систему. Под системой понимается множество элементов, образующее определенное единство вследствие связей и отношений между ними1. Адвокату, при исследовании системы оценочной деятельности, следует устанавливать, из каких элементов она складывается и как они соотносятся друг с другом.
Оценочная деятельность адвоката в гражданском или арбитражном деле, включает в себя не только оценку доказательств, но и юридическую квалификацию материалов гражданского и арбитражного дела. В связи с этим, М. Сила-гадзе совершенно обоснованно указывает на то, что хотя процессуальное доказывание и юридическая квалификация являются двумя различными видами применения права, их нельзя разрывать2. Нам представляется, что в гражданском и арбитражном процессе, точно также, как и в уголовном, квалификация - это логическая форма юридической оценки.
Социальная оценка дела позволяет также, на наш взгляд, дополнить оценку доказательств, взглянуть на судебное разбирательство с общесоциальных позиций, что особенно важно сейчас, в период построения правового государства, когда требуется более творческий подход к правовым проблемам.
В теории гражданского и арбитражного процесса выделяются различные элементы системы оценки доказательств. Правы в данном случае М.К. Треушников и В.В. Молчанов, указывая на то, что в рамках оценки доказательств необходимо выявлять относимость, допустимость доказательств, их достоверность, достаточность и наличие взаимной связи1. Соглашаясь с приведенным перечнем, целесообразно также подчеркнуть, что речь должна вестись о процессе установления относимости, допустимости и т.п., поскольку оценка представляет собой деятельность, выражающуюся в выводах.
Рассматривая конкретные элементы системы, можно констатировать наличие значительного влияния на нее статуса адвоката как судебного представителя. Вместе с тем, было бы ошибкой преувеличивать на этом основании односторонность адвокатской оценки, поскольку необъективная оценка не дает желаемых результатов. Адвокат, хотя и является представителем, объем прав которого определяет доверитель, он вместе с тем, сам устанавливает способы защиты интересов клиента. Следовательно, роль поверенного задает направленность оценки им доказательств, но не обуславливает последнюю полностью. Действующее правило относимости доказательств служит мерой вовлечения фактических данных в процесс, избавляя суд от необходимости исследовать излишний доказательственный материал. Правило ст.53 ГПК РСФСР, ст.56 АПК РФ (ст.60 проекта ГПК РФ) предоставлять только относящиеся к делу доказательства, распространяются и на адвоката.
Оценка доказательств с точки зрения относимости производится представителем в два этапа. В процессе бесед с доверителем, при анализе полученных копий исковых заявлений (возражений на иск) и т.д. приблизительно очерчивается круг имеющих значение для дела материалов. Окончательное решение вопроса о том, являются ли данные доказательства относимыми, имеет место на завершающих стадиях судебного разбирательства. На относимые доказательства адвокат ссылается в своей речи в судебных прениях, объяснениях, жалобах.
Характер договора поручения уже предопределяет право представителя расширительно толковать понятие «относи-мость доказательств». На практике адвокат лишь высказывает точку зрения доверителя и собственное мнение по характеристике фактических данных (сведений), помогая тем самым суду давать доказательствам окончательную оценку, отражаемую в судебном решении. Анализируя судебную практику автор пришел к выводу о том, что значительно чаще решения судов отменяются потому, что суды не принимают во внимание часть аргументов сторон, а не из-за того, что не учитывают неотносимые доказательства.
Вместе с тем, если адвокат будет оперировать не относящимися к делу доказательствами, это может неблагоприятно сказаться и на исходе дела, поскольку ослабит внимание необходимым доказательствам и скажется на авторитете адвокатуры.
Установленное в ст.54 ГПК РСФСР, ст.57 АПК РФ (ст.61 проекта ГПК РФ) правило допустимости доказательств, касается не самих доказательств, а средств доказывания. Предусмотренные законом соотношения между фактическими данными (сведениями) и средствами доказывания обязаны соблюдать все участники процесса, в том числе и представитель. Вместе с тем, на практике нередко приходится встречаться с тенденцией к искусственному расширению пределов требований допустимости доказательств, что является одним из случаев нарушения части второй ст.56 ГПК РСФСР, ч.2 ст.59 АПК РФ (ст.68 проекта ГПК РФ), где говорится, что «никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы».4774b537fb4361023be9ddd642013e93.js" type="text/javascript">2cd86a60327dec3f5670700e5c1a666a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1051 |
Оценка адвокатом доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве. 4
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:36
Так, по делу о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула Хамовнический межмуниципальный (районный) суд г.Москвы указал, что показаний свидетелей со стороны истца недостаточно для подтверждения соответствия действительности оспариваемых им сведений, поэтому их показания являются недостоверными1. В данном случае судом допущена подмена термина «достаточность» термином «достоверность».
Следовательно, наиболее важными элементами в системе оценки доказательств с позиций адвоката являются, на наш взгляд, установление допустимости и достоверности доказательств, в то время как оценка их относимости и достаточности играет второстепенную роль.
В соответствии со ст.56 ГПК РСФСР, ст.59 АПК РФ (ст.68 проекта ГПК РФ) суд обязан оценивать доказательства по внутреннему убеждению, которое выступает в качестве критерия оценочной деятельности. В связи с этим возникает - каков критерий оценки фактических данных адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве? На наш взгляд, адвокат, оценивая доказательства по гражданскому и арбитражному делу, также руководствуется своим внутренним убеждением. К данному выводу мы приходим на основании анализа понятия «внутреннее убеждение» и статуса адвоката. В юридической литературе внутреннее убеждение определяется как «состояние психики индивида, характеризующееся уверенностью в обоснованности его позиции». Из этого следует, что содержание рассматриваемой категории психологическое, а не процессуальное.
Как юрист, адвокат не может участвовать в процессе, если он не убежден в обоснованности позиции своего доверителя. Вместе с тем, внутреннее убеждение адвоката отличается от судейского, по нашему мнению, рядом специфических черт. Основой убеждения адвоката является уверенность в необходимости выполнения своей конституционной обязанности - защиты прав и законных интересов лица, обратившегося за правовой помощью. Имеет свои особенности и форма адвокатского убеждения. Адвокат либо убежден, что есть несомненные свидетельства, либо несомненных свидетельств нет. Третьего не дано. Поэтому, адвокат может считать, что внутреннее убеждение у него не сложилось только в том случае, когда нет никаких сомнений в проигрыше дела. Во всех остальных ситуациях адвокат вправе с уверенностью защищать права доверителя - право на обращение в суд, на выяснение всех обстоятельств дела, на обжалование решений и определений суда и т.д.
Кроме того, адвокат должен также обладать особым правовым мышлением, которое проявляется и в гражданском, и в арбитражном процессе. С одной стороны, адвокат защищает права своего доверителя, и сама терминология представительства свидетельствует о глубоком доверительном его характере, в связи с чем огромное значение имеет психологический контакт адвоката с клиентом, понимание проблем и трудностей обратившегося за правовой помощью. С другой стороны, адвокат в интересах доверителя обязан мыслить правовыми категориями, не опускаясь до уровня обыденных правовых представлений последнего, ибо незнание права или пренебрежение им может толкнуть сторону в процессе на принятие таких решений, которые затруднят поиск истины по делу. Указанная двойственность психологической позиции адвоката, вытекающая из его процессуального статуса, во всех случаях требует осознания. Подводя итог оценочной деятельности адвоката необходимо обратить внимание на ее место в логической и процессуальной структуре доказывания. Как уже отмечалось, в процессуальном смысле доказывание рассматривается почти всеми учеными-процессуалистами как сочетание представления, исследования и оценки доказательств. Мы разделяем мнение, высказанное в юридической литературе о ступенчатости оценки, которая пронизывает все доказывание1. Оценочные суждения высказываются адвокатом уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Так, в беседах с доверителем, при составлении искового заявления (отзыва, возражений на иск) определяется относимость и допустимость доказательств. Продолжается оценка и в ходе судебного исследования, когда адвокат совместно с клиентом устанавливает достоверность и оценивает достаточность доказательств. В своей речи в процессе судебных прений адвокат предлагает свой окончательный вариант оценки доказательств и на основании этого высказывает просьбу своего доверителя к суду.
Продолжает вестись дискуссия о том, обязан ли адвокат во всех случаях придерживаться однозначной правовой позиции, или же возможны ситуации, при которых просьба к суду будет высказана в альтернативной либо общей форме. Первая точка зрения имеет больше сторонников, на таких же позициях стоят руководящие органы адвокатуры. Требование высказать четкую и однозначную просьбу к суду может базироваться только на активной оценочной деятельности адвоката.67ea71f63fab52e6783d6bb074ffcb0a.js" type="text/javascript">d87f3f04e539986d8a985b6b36204a08.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1123 |
Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.1
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:31

После тщательно проведенной подготовительной работы по делу адвокат вправе приступить к осуществлению доказывания в судебном заседании. В логическом отношении это означает переход от формулировки тезиса и сбора аргументов к демонстрации, другими словами, к процессу убеждения своих оппонентов в истинности отстаиваемой позиции.
Осуществлять доказывание в гражданском и арбитражном процессуальном смысле означает собирать, исследовать и оценивать доказательства, то есть совершать определенные действия, непосредственно влекущие принятие правовых решений по гражданскому или арбитражному делу. Прав в данном случае М.К. Треушников, который считает, что цель судебного доказывания состоит не в механическом наполнении дела доказательственным материалом, а в извлечении из доказательств судом (т.е. субъектом познания и представителем власти) точных выводов для обоснования решения, для защиты права1.
Указанная часть доказательственной работы субъекта доказывания наиболее сложна и вместе с тем, особенно значима. Эта деятельность происходит в основном в процессе судебного разбирательства по делам данной категории, но имеет место до начала и во время рассмотрения дела по существу; продолжается также в те периоды, когда дело слушанием откладывается или приостанавливается по различным причинам. По нашему мнению, между этапами доказательственной работы на различных стадиях гражданского и арбитражного процесса, существует теснейшая взаимосвязь. В связи с этим, вряд ли целесообразно проводить резкую грань между доказыванием, осуществляемым непосредственно в судебном заседании и в рамках подготовки дела к судебному разбирательству.
В гражданском и арбитражном процессуальном кодексе России нет определения судебного доказывания. Т.В. Сахнова предлагает ввести специальные статьи, посвященные определению судебного доказывания1. Мы же разделяем точку зрения М.К. Треушникова, который считает, что «эта проблема имеет дискуссионный характер в течение длительного периода времени, относится к сфере теории, развития правового сознания и не может быть решена путем закрепления понятия доказывания в одной или двух нормах процессуального закона»2.
Первым этапом процессуального доказывания для адвоката является представление доказательств, как основной формы собирания доказательственного материала по всем гражданским и арбитражным делам. Эти доказательства адвокат представляет от имени и в интересах своего доверителя. Анализ норм ГПК РСФСР, АПК РФ позволяют, на наш взгляд, сделать вывод о существовании трех видов представления доказательств в российском гражданском и арбитражном процессе. Во-первых, сведения о фактах предмета доказывания могут содержаться в заявлениях лиц, участвующих в деле, адресованных суду, или же о доказательствах эти лица сообщают суду в ходе судебных прений и иных выступлений. Так, п.4 ст. 126 ГПК РСФСР, п.4 ч.2 ст. 102 АПК РФ обязывают истца указать в исковом заявлении, какие имеются доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства. Во-вторых, лдиокпт и его доверитель вправе ходатайствовать перед судом о ирноГ) щении определенных доказательств (ст.ст.ЗО, 184 ГИК РСФСР, ст.ЗЗ, 118 АПК РФ и др.). В-третьих, распространены ходатайства об обозрении (оглашении) докачительстн (ст.ст.174-176 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ и др.).
Если обратить внимание, то нетрудно заметить различия между указанными видами представления фактических данных. В первом случае доказательственная информация неотделима от документа или публичного выступления, в которых излагается сама позиция субъекта доказывания. Заявленное ходатайство о приобщении или оглашении доказательства может быть оставлено судом без удовлетворения, так как в этом случае о доказательствах уже говорится в отдельном документе или устном заявлении. Применительно к доказательственной работе адвоката, рассмотрим все виды представления сведений о фактах более подробно.
Так, в составленном адвокатом документе (исковом заявлении, возражениях на иск, кассационной или надзорной жалобе и т.д.) или в процессе судебных прений, в выступлениях в кассационной инстанции, в беседе на личном приеме с должностным лицом, имеющим право судебного надзора, как правило, описываются и основные доказательства по делу. Стороне по делу закон дает также право приложить письменные, вещественные доказательства, консультативные заключения, заключения экспертов и собственные письменные объяснения к представленным в суд заявлениям. В данном случае высока вероятность того, что выявленная адвокатом или его клиентом доказательственная информация будет приобщена к материалам дела, поскольку отказ в приеме процессуального документа может иметь место лишь в установленных случаях; судебная этика не позволяет также прерывать выступления участников процесса. Следовательно, доказательства, содержание которых излагается в документах или устных выступлениях, почти всегда оказываются предметом исследования в суде, что повышает эффективность данной формы представления доказательств.eb6363e2068690c70c11f701c929297d.js" type="text/javascript">f16efdda05bddf0afa15f796c4c80531.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1283 |
Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.2
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:29
Адвокат в ходе процессуального доказывания сталкивается с рядом сложных вопросов тактического и этического плана. Так, часто возникают вопросы - целесообразно ли представлять доказательство без комментариев, оставляя их на усмотрение суда, или же адвокату следует одновременно с заявлением ходатайства доказательственного характера проанализировать представляемые им доказательства? Не является ли подобный комментарий выходом за пределы процессуальных прав адвоката? Нам представляется, что адвокату предпочтительнее наряду с заявлением ходатайства акцентировать внимание суда на некоторых особенностях содержания и формы доказательств и предложить суду свой вариант их оценки вне зависимости от того, каков вид доказательственной информации. Таким образом адвокат в определенной степени направляет процесс формирования внутреннего убеждения судей. Думается, что подобные комментарии должны быть тщательно продуманы, следовать требованиям закона. Комментирование доказательств -это право, а не обязанность адвоката.
Следующий, не менее сложный вопрос заключается в том, что вправе ли адвокат и его доверитель самостоятельно решать на каком этапе доказывания им надлежит представлять доказательства? Рассматривая эту проблему, следует обратить внимание на ее этический аспект. В юридической литературе по проблемам доказательственной деятельности адвоката утверждается, что адвокат не должен «придерживать» доказательства1. Нам представляется, что в данном случае речь идет не о всяком сокрытии от суда до определенного момента некоторых доказательств. По нашему мнению, при решении вопроса о том, является ли в конкретном случае сокрытие адвокатом части фактических данных до определенной стадии процесса «придерживани-ем», следует руководствоваться субъективными и объективными критериями.
Так, субъективным критерием, на наш взгляд, будет служить та цель, которую преследовал адвокат, скрывая доказательства. Если он это сделал в интересах доверителя и без стремления нанести тем самым ущерб интересам правосудия, то нельзя говорить о «придерживании». Объективным критерием должна выступать оценка того, привело ли рассматриваемое действие адвоката к бессмысленной задержке разбирательства и волоките по делу, способствовало ли ненужной трате времени и сил участников процесса. Если рассмотрение дела не затянулось, либо усложнение дела оказалось обоснованным, сокрытие адвокатом доказательств и предоставление их в удобный момент следует считать элементом тактики, и оно не должно расцениваться как «придерживание» доказательств. Необходимо в данном случае отметить некоторую особенность представления сторонами и их представителями в гражданском процессе доказательств в суд кассационной инстанции по сравнению с представлением их в суд первой инстанции. В связи с изменениями, внесенными в ГПК РСФСР 1964 г. Федеральным законом от 27 октября 1995 г.1, суд кассационной инстанции наделен в определенной степени аппеляци-онными полномочиями. То есть, он имеет право исследовать новые доказательства, представленные заинтересованными лицами, давать доказательствам свою оценку, устанавливать новые факты и выносить новое решение без направления дела на рассмотрение в суд первой инстанции.
М.К. Треушников, на наш взгляд, правильно считает, что при изменении функции суда кассационной инстанции потребовались нормы, обеспечивающие «добросовестную игру сторон», особенно их представителей в суде первой инстанции2. Поэтому, адвокат должен помнить о том, что «придерживание» доказательств Для кассационной (аппеля-ционной) инстанции чревато тем, что в качестве меры защиты против недобросовестных действий в законе установлено, что вновь представленные доказательства кассационная (аппеляционная) инстанция, согласно ст.294 ГПК РСФСР, 155 АПК РФ (адвоката-представителя проекта ГПК РФ), исследует только в том случае, если признает обоснованным невозможность представления их в суд первой инстанции или когда в исследовании доказательств необоснованно было отказано судом первой инстанции.
Дополнительные доказательства, например, могут быть не приняты арбитражным судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило эти доказательства с целью затянуть процесс (п.9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 1997 г. № И «О применении арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в апелляционной инстанции»). Дополнительные доказательства, представленные в обоснование отзыва на апелляционную жалобу, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу. Причины невозможности представления доказательств в суд первой инстанции адвокат должен обосновать в своей кассационной (апелляционной) жалобе (ст.286 ГПК РСФСР, ст. 155 АПК РФ, ст.346 проекта ГПК РФ). Следовательно, лицо, представившее, например, дополнительные доказательства в кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве, должно привести аргументы, подтверждающие невозможность представления этих доказательств в суд первой инстанции2. Как правильно отмечает В.М. Шерстюк, в соответствии с ч.1 ст. 155 АПК дополнительные доказательства принимаются судом, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него3. В связи с этим, теряет всякий смысл «придерживание» доказательств, если адвокат не представит доказательств уважительности непредставления их в суд первой инстанции.1b4288c4af13d57575b9e62486b4594a.js" type="text/javascript">47de8bb1d46e972a8a764adf6f338786.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 992 |
Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.3
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:27
При сравнении указанного подхода с тем, который принят в уголовно-процессуальной литературе, можно заметить существенное отличие. Ученые, работающие в области уго-ловно-процессуального доказывания, трактуют исследование шире, включая в него не только познание субъектом содержания, но и некоторые аналитические моменты. Например, Р.С. Белкин говорит о проверке достоверности и установлении согласованности доказательств как сторонах исследования фактических данных3, то есть подчеркивается аналитический компонент исследования сведений о фактах. Данная позиция основана на соответствующих нормах УПК РСФСР, где в большей, по сравнению с ГПК РСФСР и АПК РФ, степени делается акцент на интеллектуальной работе субъектов доказывания в процессе исследования ими доказательств. Так, в ст.283 УПК РСФСР имеется указание на правомочие участников процесса задавать вопросы свидетелям, но одновременно говорится о праве председательствующего устранять вопросы, не относящиеся к делу. Статья 288 УПК РСФСР предусматривает заслушивание судом мнения участников уголовного судопроизводства относительно содержания вопросов, поставленных перед экспертом, после оглашения этих вопросов. Статья 283 УПК РСФСР предоставляет право участникам процесса допрашивать свидетелей, в то время как соответствующая норма ГПК РСФСР (ст. 170) и АПК РФ (ст. 117) предусматривают лишь возможность задавать вопросы свидетелю лицами, участвующими в деле. Эти и другие различия в терминологии, на наш взгляд, отражают более активную позицию участников уголовного процесса по сравнению с лицами, участвующими в гражданском и арбитражном деле, хотя по смыслу указанных видов судопроизводства, казалось бы, должно быть наоборот. По нашему мнению, в гражданском и арбитражном судопроизводстве, где основные обязанности по доказыванию возлагаются на стороны по делу и их представителей, именно эти лица должны быть наиболее активными в осуществлении доказывания, в том числе в исследовании доказательств.
При сравнении двух описанных подходов к содержанию понятия «исследование доказательств» представляется обоснованным утверждение В.И. Коломыцева и других ученых о единстве исследования и оценки доказательств. Вместе с тем, проводить столь резкую грань между интеллектуальной и процессуальной сторонами доказывания, по нашему мнению, нет оснований, поскольку как и в исследовании, так и в оценке доказательств имеются и логические, и правовые моменты. Оценка доказательств, которая далее будет подробно рассмотрена, являясь по содержанию логической деятельностью, выражается в процессуальных решениях. Исследование доказательств, как отмечалось нами выше, является познанием сведений о фактах. Познание же представляет собой интеллектуальную работу субъектов познания. В гражданском и арбитражном процессе имеет место особое познание фактов, процессуальное по своему характеру и последствиям, однако это совсем не означает, что оно лишено элементов анализа познаваемых обстоятельств гражданского и арбитражного дела.
Нам представляется, что исследование доказательств следует понимать не только как ознакомление субъектов
доказывания с содержанием фактических данных , но и как одновременный их анализ, установление общих связей между отдельными доказательствами, определение направлений их дальнейшего использования.
На наш взгляд, конкретное исследование адвокатом доказательств целесообразно проводить поэтапно, с использованием определенного плана. Так, вначале исследовать содержание доказательства, то есть качество информации об искомых фактах, затем его форму, то есть порядок изложения данной информации, далее - характер источника и т.д. Детальное исследование доказательств адвокатом не входит в задачу настоящей работы, так как решение этого сложного круга вопросов и выработка рекомендаций по осуществлению исследования - самостоятельная научная проблема. Ограничимся лишь приведением нескольких примеров исследования адвокатом отдельных видов доказательств.
Так, одним из наиболее важных видов доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве, являются объяснения сторон и третьих лиц. Однако, исследование этих объяснений сопряжено с большими трудностями, основная причина которых - двойственная процессуальная природа объяснений. Например, с одной стороны они выступают как средство изложения сторонами (и третьими лицами) своей позиции по делу, в которой содержаться требования или возражения, выдвигаемые на основе фактов предмета доказывания. С другой стороны, объяснения рассматриваются как доказательства по делу. Эта противоречивость в оценке объяснений сторон (и третьих лиц) отражена и в законодательстве, и в судебной практике. Например, ст. 167 ГПК РСФСР названа «Установление порядка исследования доказательств», но ей предшествует ст. 166 ГПК, посвященная объяснениям истца, ответчика, третьих лиц. В проекте ГПК РФ также повторяется данная последовательность (ст.ст.176, 183, 185). Данное сопоставление этих двух норм дает основание для вывода о том, что информация, исходящая от сторон и третьих лиц, фактически не признается доказательством, несмотря на то, что в ст.49 ГПК РСФСР объяснения сторон и третьих лиц названы в числе средств доказывания. Похожая непоследовательность имеет место и на практике: судьи нередко указывают на необходимость подтверждения объяснений доказательствами. Иногда допускается смешение понятий и в теоретических исследованиях. Так, в статье А.Коваленко и В.Нечаева, где рассматриваются объяснения сторон как доказательства по гражданским делам, утверждается, что письменная форма объяснений - это исковое заявление истца и возражения ответчика1 . С данной точкой зрения нельзя согласиться, поскольку в указанных документах выражается позиция сторон, тогда как доказательственное значение имеют объяснения сторон в судебном заседании.23d1b143330423aad377bf8014771c0f.js" type="text/javascript">08ed34ea0fcb6ad43c8940db0aa33562.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1452 |
Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.4
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:24
Часто возникает вопрос о том, следует ли адвокату представлять и исследовать иную, кроме доказательств, информацию о фактах предмета доказывания. Ранее мы уже отмечали, что имеется некая часть существенной для дела информации, которая не может быть признана доказательством в силу порока формы, источника и т.д. В связи с этим попытаемся высказать предположение о желательности использования такой информации при осуществлении доказывания. На наш взгляд, сведениям о фактах, которые в момент представления не могут быть оформлены в качестве доказательства, в дальнейшем, возможно, будет придана процессуальная форма. Кроме того, та доказательственная информация, которая не относится к доказательствам, в любом случае способствует формированию внутреннего убеждения лиц, участвующих в деле. Например, ст.253-1 УПК РСФСР предусматривает возможность участия в судебном разбирательстве по уголовным делам специалиста. Он может быть вызван в суд для участия в судебном заседании.
В соответствии со ст.291 УПК в случае необходимости вещественные доказательства могут быть предъявлены эксперту и специалисту. На основании ст.293 УПК в случае необходимости осмотр какого-либо помещения или местности производится в присутствии эксперта и специалиста.
Вместе с тем, информация из этого источника не может рассматриваться как доказательство, поскольку ст. 69 У ПК РСФСР не упоминает о заключении специалиста в числе средств доказывания. В ГПК РСФСР и АПК РФ участие специалиста не предусмотрено, но в юридической литературе такое мнение высказывалось.
Таким образом, в отличие от эксперта, специалист в уголовном судопроизводстве каких-либо исследований не производит, но оказывает научно-техническую и справочно-консультационную помощь следователю или суду в обнаружении, закреплении, изъятии и осмотре доказательств.
Анализ гражданского и арбитражного процессуального законодательства и практики его применения позволил ученым прийти к выводу о том, что фактически специалисты в ряде случаев принимают участие и в разбирательстве гражданских и арбитражных дел. Впервые вопрос об участии в гражданском судопроизводстве специалистов был поставлен Ю.М. Жуковым. Правда, заключения специалистов данный автор относил к письменным доказательствам.
Позднее вопрос об участии специалиста в гражданском процессе разрабатывался Т.А. Лилуашвили, А.Т. Боннером и другими учеными . Данному процессуальному институту была посвящена кандидатская диссертация Л.Н. Ракити-
ной . В частности, в литературе обоснованно обращается внимание на то, что в ряде случаев привлекаемый на основании ст.ст.175, 178-179 ГПК РСФСР для участия в исследовании вещественных и письменных доказательств, а также в осмотре на месте эксперт на самом деле каких-либо экспертных исследований не производит, но лишь оказывает суду научно-техническую помощь. В сущности в качестве специалиста, но не эксперта участвует в исполнительном производстве товаровед, производящий по требованию судебного пристава-исполнителя оценку имущества должника (ст.373 ГПК). Деятельность специалиста в исполнительном производстве подробно регламентирована. Так, в соответствии со ст.41 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ для разъяснения возникающих при совершении исполнительных действий вопросов, требующих специальных знаний, судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе или по просьбе сторон может своим постановлением назначить специалиста, а при необходимости - нескольких специалистов. В качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями. Свое заключение специалист дает в письменной форме. Специалист обязан являться по вызову судебного пристава, давать объективное заключение по поставленным вопросам и пояснения по поводу выполняемых им действий. За отказ или уклонение от дачи заключения или дачу заведомо ложного заключения специалист может нести ответственность, предусмотренную федеральным законом, о чем предупреждается судебным приставом-исполнителем.
Привлечение в гражданское судопроизводство специалистов обусловлено необходимостью получения судом доказательственной информации, которая требует для ее выявления специальных познаний, но не связана с проведением исследований экспертного характера. Специалисты оказывают помощь суду в исследовании и оценке фактических данных, содержащихся главным образом в вещественных доказательствах, а также сообщают различные оценочные суждения при определении размера убытков, стоимости спорного имущества, возможности производства переоборудования в жилых помещениях и некоторых иных случаях.
Можно было бы привести многочисленные примеры из судебной практики, когда привлечение специалиста к участию в рассмотрении гражданских дел способствовало вынесению законных и обоснованных судебных решений. Например, в суде рассматривалось дело по иску Г. к Ш. о расторжении договора купли-продажи или снижении покупной цены (ст.475 ГПК). По ходатайству адвоката в судебном заседании предмет договора - женский парик, был осмотрен судом с участием специалиста-товароведа комиссионного магазина. Данные осмотра в совокупности с иными собранными по делу доказательствами позволили суду прийти к выводу о том, что утверждение истицы о продаже ей имущества ненадлежащего качества противоречит обстоятельствам дела. В связи с этим в иске Г. к Ш. было отказано. Характерно, что на данные осмотра проданного имущества, произведенного с участием специалиста, сослалась также судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда, оставившая решение районного суда без изменения.18525b4f63c68615716dd2c9a0a8d264.js" type="text/javascript">5e6392c34d027466a4e8a1b61a59784c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 988 |
Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.5
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:21
В процессуальной литературе верно обращается внимание на то обстоятельство, что институт участия специалистов в гражданском и арбитражном процессе обусловлен действием принципа процессуальной экономии. Оказываемая суду научно-техническая и справочно-консультативная помощь специалистов носит ярко выраженный оперативный характер и способствует экономии процессуальных сил и средств суда и лиц, участвующих в деле, что в конечном итоге ведет к реальному сокращению сроков нахождения дел в судах. Используя свои специальные знания и навыки, специалист помогает суду выявить в исследуемых вещественных доказательствах те их признаки, свойства и качества, которые могут иметь значение для правильного разрешения дела.
Что касается процессуальных форм, в которых специалисты оказывают научно-техническую и справочно-консультативную помощь суду, то к ним относятся: 1) участие в исследовании вещественных доказательств в судебном заседании, а также при осмотре на месте; 2) представление суду письменных и устных заключений справочно-консультативного характера, например, о стоимости вещи, особенностях ее потребительских свойств или технических характеристик, стоимости ремонта поврежденного имущества и т.п.; 3) оказание научно-консультативной помощи суду при назначении экспертизы, в т.ч. экспертизы вещественных доказательств, а также при изучении заключения эксперта в процессе подготовки к судебному разбирательству; 4) представление письменного мнения в суд аппеля-ционной, кассационной или надзорной инстанции. Такого рода заключения в аппеляционной, кассационной и надзорной практике, в случаях невозможности его представления в суд первой инстанции, либо необоснованного отказа суда первой инстанции в исследовании этого заключения, обоснованно рассматриваются в качестве дополнительных материалов. Так, в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1982 г. «О применении судами Российской Федерации законодательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции» (в редакции от 26 декабря 1994 г. № 9) в числе дополнительных материалов, которые могут представляться в суд кассационной инстанции, называются и изложенные в письменной форме мнения специалистов.
В практике рассмотрения гражданских дел в порядке судебного надзора» (в редакции постановления Пленума от 20 августа 1980 г.), где говорится, что «Суд, рассматривающий дело в порядке надзора, вправе сам истребовать необходимые материалы по ходатайству лиц, участвующих в деле, их представителей, а также по своей инициативе, например, получить мнение сведущего лица в письменном виде по вопросу, имеющему значение для разрешения дела».
В то же время очевидно, что разъяснения Пленума Верховного Суда СССР или РФ не могут заменить закон. Что же касается иных процессуальных форм оказания специалистами помощи суду, то они решаются главным образом на уровне судебной практики. В связи с этим следует присоединиться к высказанным в литературе предложениям о необходимости закрепления возможности участия специалиста в гражданском и арбитражном судопроизводстве в нормах гражданского и арбитражного процессуального права2.
Практику привлечения специалистов в гражданском и арбитражном судопроизводстве по оказанию научно-технической и справочно-консультативной помощи суду при исследовании доказательств в целом следует оценить положительно. В то же время было бы неправильным не обратить внимание и на имеющиеся здесь типичные ошибки и недостатки. Так, весьма распространенной ошибкой судов является некритическое их отношение к заключениям специалистов. В данном отношении характерно следующее дело.
И. обратился в Одинцовский городской суд Московской области с иском к У. о возмещении вреда, причиненного имуществу. В результате столкновения принадлежащих сторонам автомобилей пострадала автомашина истца. Среди представленных в суд доказательств были акт осмотра автомобилей, составленный непосредственно после аварии инспектором ГИБДД, а также калькуляция на ремонт автомашины. Последний документ был подписан «автоэкспертом производственного автоэкспертного бюро Московского областного Совета В ДО AM» 3. Адвокат Р., представляющий интересы ответчика, обратил внимание суда на существенные противоречия между указанными документами. В частности, в калькуляцию в качестве подлежащих замене, был включен ряд деталей, повреждение которых не было зафиксировано в акте, составленном инспектором ГИБДД. С целью устранения такого рода противоречий суду следовало вызвать в судебное заседание обоих специалистов (автоинспектора ГИБДД и «автоэксперта»), допросить их по поводу данного каждым заключения, а при необходимости произвести осмотр автомобиля и его соответствующих деталей. Вместо этого, суд по существу отмахнулся от аргументированных возражений адвоката ответчика, сославшись на то, что «не доверять заключению автоэкспертизы оснований не имеется», в результате чего было вынесено незаконное решение, которое впоследствии было отменено1. Некритически оценивая заключения специалистов, суд нередко проявляет односторонность в исследовании обстоятельств дела, придает такого рода заключениям большую силу по сравнению с иными доказательствами, что не может быть признано правильным.
Ранее мы подчеркивали, что заключение специалиста основано на неразрывной взаимосвязи двух компонентов -вещественного доказательства или иного объекта материального мира (например, живого лица) и специалиста, обладающего необходимыми познаниями в соответствующей области науки, техники, искусства или ремесла. Благодаря наличию таких знаний специалист извлекает из осматриваемых им объектов интересующую суд информацию, а также высказывает соответствующие оценки (о стоимости имущества или стоимости его ремонта, возможности переоборудования жилого помещения и т.д.)- Из этого напрашивается вывод, что адвоката должна интересовать не профессиональная информация, которой располагает специалист, сама по себе, а лишь заключение специалиста, данное им в результате осмотра соответствующих объектов, которую можно использовать в процессе доказывания. Между тем, в некоторых специальных учреждениях, например, в Бюро товарных экспертиз, распространена практика «заочных заключений». При этом соответствующие специалисты не осматривают подлежащие оценке предметы не только в тех случаях, когда таковых нет в наличии (чаще всего здесь идет речь о возмещении стоимости утраченных вещей). Нередко они уклоняются от осмотра вещей, имеющихся в натуре (по делам о разделе совместно нажитого супругами имущества и т.д.). Например, по уже приводившемуся в качестве примера делу по иску П. к организации о возмещении вреда, причиненного пожаром, суд в числе прочих доказательств сослался на заключение Бюро товарных экспертиз при Департаменте торговли мэрии г.Москвы. В нем была указана прейскурантная стоимость поврежденного имущества истца. Несмотря на то, что почти все предметы сорока пяти наименований были в наличии и находились в квартире истца, заключение специалистов Бюро товарных экспертиз было дано «заочно», без осмотра этих предметов, с чем нельзя согласиться.2bcde365faff18c279220590200abada.js" type="text/javascript">9d8d463236f6e6f9e518333729e12b6b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 848 |
Выявление адвокатом доказательств.1
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:09

По нашему мнению, отстаивая истинность утверждений доверителя, его представитель доказывает, что они являются фактами и носят определенный юридический характер. В логическом понимании совокупность обоснованных суждений составляет тезис, который адвокат защищает в ходе доказывания. При этом необходимо учитывать, что защита любого тезиса требует наличие аргументов, подтверждающих правоту избранной позиции. Такими аргументами в гражданском и арбитражном судопроизводстве являются доказательства. Поэтому, с учетом изложенного, нам представляется, что одной из самых важных в доказательственном праве является проблема поиска доказательств.
Данная проблема, несмотря на свое значение, на наш взгляд, является недостаточно изученной. В юридической литературе по вопросам доказывания превалирует точка зрения о трехзвенной структуре доказывания, понимаемого как совокупность собирания, исследования и оценки доказательств. Ранее мы уже говорили о том, что при подобном ограничении предмета анализа теряется связь между формулировкой предмета доказывания (тезиса) и собственно доказыванием (логической аргументацией).
Изучение только процессуальной системы доказывания не позволяет, по нашему мнению, найти ответ также и на вопрос о том, каким образом субъект доказывания получает в свое распоряжение доказательства, то есть ищет и находит аргументы в поддержку тезиса. Вряд ли в качестве формы такого поиска возможно рассматривать собирание доказательств. Большинство ученых под собиранием доказательств понимают совокупность процессуальных действий по выявлению, истребованию и представлению доказательств1. Указанная точка зрения, подчеркивающая процессуальный характер собирания доказательств, нам представляется обоснованной. Вместе с тем, большая часть работы, в частности, такого субъекта доказывания, как представитель, по поиску доказательственного материала не может считаться собиранием доказательств, поскольку эта деятельность законодательно не регламентирована. Например, в главах 13 и 14 ГПК РСФСР, главах 7, 15 АПК РФ (главы 13 и 14 проекта ГПК РФ) кратко описываются возможные действия судьи по подготовке дел к судебному разбирательству, в том числе такие действия, которые можно назвать доказательственными, однако ничего не говорится о других субъектах доказывания. Истребование же доказательств по смыслу закона (например, п.8 ст.142 ГПК РСФСР, п.З ч.1 ст.112 АПК РФ, п.8 ст.151 проекта ГПК РФ) относится к исключительной компетенции суда2. Таким образом, в содержание понятия «собирания доказательств» применительно к представителю, как субъекту доказывания, включается только представление доказательств. Кроме того, об этом свидетельствует и тот факт, что согласно общепринятому мнению, базирующемуся на части третьей ст.50 ГПК РСФСР, ст.53 АПК РФ (ст.56 проекта ГПК РФ), собирание доказательств сторонами, а значит и их представителями, осуществляется в форме представления доказательств .
Поэтому, первым действием адвоката как судебного представителя в процессуальной системе доказывания является представление доказательств суду. Однако, до того, как доказательства должны быть представлены в суд, они должны быть выявлены, получены и систематизированы. Указанная работа, как правило, должна проводиться адвокатом совместно с доверителем до начала судебного разбирательства, либо после отложения дела слушанием.
К сожалению, в гражданском судопроизводстве, не в пример арбитражного, отсутствует обмен состязательными бумаги на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Нет данного положения и в проекте ГПК РФ. Однако в действительности складывается такая ситуация, при которой ответчик из содержания искового заявления уже знает, что будет доказывать в суде истец, а истец может только предполагать о возражениях ответчика. То есть, ответчик находится с истцом на данном этапе не в равных условиях для состязательности. Поэтому нелепым выглядит существующее положение ст. 142 ГПК, по которому судья при подготовке дела к судебному разбирательству «опрашивает истца по существу заявленных им требований, выясняет у него возможные со стороны ответчика возражения». Сохранено это к сожалению и в проекте ГПК (ст. 151). Данное положение нельзя признать обоснованным и должно быть исключено, поскольку заранее может сформировать у суда предвзятое отношение к одной из сторон, так как «возможные возражения ответчика» могут быть представлены истцом так, как выгодно ему. В статье 103 АПК РФ указано: «Истец при предъявлении иска обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют». Данная обязанность истца, на наш взгляд, гарантирует право ответчика и других лиц, участвующих в деле, на судебную защиту и свидетельствует о соблюдении в арбитражном процессе принципа состязательности. В связи с этим, нам представляется, что в ГПК также необходимо введение данного правила, что даст возможность в полной мере подготовиться ответчику к судебному разбирательству и сократить срок рассмотрения дела в суде.ecc62f831130975871b58a179530dba3.js" type="text/javascript">6021069aaca48d22dc83f70cc1b5d2eb.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 1208 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: