Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Нуркаева М.К. Презумпция невиновности по УПК РФ в свете международных стандартов уголовного судопроизводства
  Актуальные вопросы уголовного процесса | Автор: admin | 10-07-2010, 06:00
М.К. Нуркаева - доцент кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)
ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ ПО УПК РФ В СВЕТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
Давно назревшая необходимость, которая диктуется осуществляемой в России правовой реформой,1 сформулировать в уголовно-процессуальном законодательстве принцип презумпции невиновности, закреплена в ст.14 УПК РФ.
Оценивая, дана ли полная формулировка принципа презумпции невиновности в УПК РФ, с позиций международного процессуального права, следует разрешить немало вопросов, связанных с раскрытием содержания этого понятия. К их числу можно отнести, например, следующие: 1) является ли презумпция невиновности объективным правовым положением, выражающим отношение закона к вопросу о виновности лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера, или она - субъективное мнение отдельных участников процесса по данному вопросу; 2) к кому следует относить презумпцию невиновности (к обвиняемому или к любому лицу, на которое падает подозрение в причастности к расследуемому преступлению); 3) как формулировать презумпцию невиновности: лицо "считается" или "предполагается" невиновным, либо "не считается" виновным; 4) что понимать под термином "в предусмотренном законом порядке" (считается ли лицо невиновным до вынесения органами предварительного расследования постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения, обвинительного акта, постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по, так называемым, нереабилитирующим основаниям, либо до вынесения судом обвинительного приговора, либо до вступления приговора в законную силу, либо до принятия в установленном законом порядке иного решения); 5) на каких стадиях процесса действует презумпция невиновности (во всех ли стадиях, включая пересмотр приговоров, вступивших в законную силу, или ее действие прекращается после вступления приговора в законную силу); 6) как соотносится принцип презумпции невиновности и принцип обязательности исполнения приговора, вступившего в законную силу.
Разногласия по этим и многим другим вопросам обусловливают существование неодинаковых определений презумпции невиновности в международных актах,2 в Конституции РФ (ст.49), в УПК ряда стран,3 в Модельном уголовно-процессуальном кодексе для государств - участников СНГ от 17 февраля 1996 г. (ст.23), в работах ученых4 и в словарях.
Сопоставление приведенных в указанных источниках формулировок показывает, что в одних случаях презумпция невиновности распространяется только на обвиняемого, а в других - как на обвиняемого, так и на подозреваемого, а иногда и на любое лицо, каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности; в одних случаях лицо "считается" или "предполагается" невиновным, а в других - "не считается" виновным; в одних случаях обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока не доказано обратное, а в других случаях - до вынесения судом обвинительного приговора, до вступления приговора в законную силу и т.д.
За такими, казалось бы, терминологическими расхождениями скрываются вопросы, которые имеют не формальное, а большое теоретическое и практическое значение.
Для уяснения сущности и значения презумпции невиновности важно точно определить, кто считается невиновным - обвиняемый (подсудимый), подозреваемый или всякий гражданин.
Ряд авторов, подразумевая под термином "обвиняемый" только лицо, привлеченное к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, полагают, что в определение презумпции невиновности необходимо включить не только обвиняемого, но и подозреваемого.5
Думается, что сферу действия этого института не следует ограничивать указанием конкретной процессуальной фигуры (обвиняемый, подсудимый, подозреваемый) (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ, ст.16 УПК РБ, ст.23 УПК РУ, ст.15 УПК КР). Представляется, что презумпция добропорядочности каждого гражданина трансформируется в презумпцию невиновности с момента появления в уголовном судопроизводстве лиц, невиновность которых вызывает сомнения у правоохранительных органов. Эти лица могут не выступать в качестве подозреваемого или обвиняемого. Не исключено, что они и не станут таковыми вообще. Такого рода лица по УПК РФ называются по - разному: "лицо, в отношении которого прекращено уголовное преследование" (ст. 213 ч.4); "лицо, привлекаемое к уголовной ответственности" (ст. 318 ч. 5 п. 4); "лицо, в отношении которого подано заявление" (ст. 319 ч.ч.3,4); "лицо, сделавшее добровольное сообщение о совершенном им преступление" (ст. 142 ч.1); "лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера" (ст.133 ч. 2 п.5); "лицо, подвергнутое мерам процессуального принуждения" (ст. 133 ч.3); "свидетель, допрашиваемый об обстоятельствах, могущих быть использованными против него" (ст.56 ч.4 п.1). Презумпция невиновности должна полностью распространяться и на этих лиц, т.к. понятие "обвиняемый " следует понимать в соответствии с Конвенцией по правам человека. Этот термин является более емким. Европейский Суд склоняется при рассмотрении конкретных дел к выбору в пользу "содержательного", а не "формального" понятия "обвиняемый" в тексте п.2 ст.6.6 В свете и целях п.2 ст. 6 Конвенции по правам человека "обвиняемого" можно было бы определить как каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, т.е. всякое лицо, невиновность которого в совершении преступления ставится под сомнение. Так этот вопрос урегулирован в МУПК (ч.ч. 1,2 ст. 23) и УПК РК (ч.ч. 1,2 ст.19).
Необходимо также решить, что следует понимать под терминами: "установленный законом порядок", "в соответствии с требованиями уголовного судопроизводства". Формулировка этого элемента принципа презумпции невиновности в Конституции РФ (ст.49 ч. 1), УПК РФ (ст.14 ч.1), УПК РБ (ст.16 ч.1) , УПК РУ (ст.23 ч.1), УПК РК (ст.19 ч.1), УПК КР (ст.15 ч.1), МУПК (ст.23 ч.1) более конкретизирована по сравнению с Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, где говорится просто о законном порядке признания лица виновным. На первый взгляд может показаться, что данному принципу, сформулированному в международных актах, противоречат правила Конституции РФ (ст.49 ч.1), УПК РФ (ст. 14 ч. 1) и других указанных выше источников, связывающие возможность признания лица виновным с обязательным проведением судебного разбирательства - стадии, где сосредоточены!максимальные гарантии прав и законных интересов личности.7 Однако Европейские комиссия и суд по правам человека, толкуя термин "законный порядок" в формулировке презумпции невиновности, данной Конвенцией ("Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком" (ст.6 ч.2), указали, что презумпция невиновности, воплощенная в п.2 ст.6, и различные права, неисчерпывающий перечень которых приводится в п.3 ст.6, являются составными элементами понятия справедливого судебного разбирательства по уголовным делам.8 В приложении протокола № 11 к Конвенции по защите прав человека и основных свобод "Заголовки статей, подлежащие включению в текст Конвенции о защите прав человек и основных свобод и Протоколов к ней" указано, что ст.6 должна быть озаглавлена "Право на справедливое судебное разбирательство".9А это значит, решение вопроса о том, где признается лицо виновным по УПК РФ не противоречит п.2 ст.6 Конвенции о защите права человека и основных свобод. Тем более, на это указано в ст.11 Всеобщей декларации о правах человека, принятой ООН в 1948 году, где прямо отмечено, что виновность лица устанавливается путем судебного разбирательства.
Практика Европейского суда по правам человека также свидетельствует о том, что лицо признается виновным независимым и беспристрастным судом при справедливом и публичном судебном разбирательстве. В этом отношении характерны решения по делам Адольфа против Австрии, Минелли против Швейцарии и др. 10
Возникает также вопрос, является ли презумпция невиновности объективным правовым положением, выражающим отношение закона к вопросу о виновности привлеченного к уголовной ответственности лица, или она - субъективное мнение отдельных участников процесса по данному вопросу.
Сразу же надо рассеять обычно возникающие относительно презумпции невиновности недоразумения: как же обвиняемый может считаться невиновным до завершения расследования и судебного разрешения уголовного дела, когда он потому и привлечен в качестве обвиняемого, что в отношении его были собраны веские доказательства его виновности. Презумпция невиновности вовсе не является выражением субъективного мнения того или другого субъекта уголовно-процессуальной деятельности, она является выраженным в законе объективным правовым положением.11 Она не запрещает дознавателю, следователю, прокурору изобличать обвиняемого, доказывать его виновность. Но этот общепризнанный принцип запрещает объявлять обвиняемого, каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, виновным, поступать с ним как с преступником. Так, Европейский суд по делу Минелли против Швейцарии постановил: "Презумпция невиновности нарушается, если ранее виновность обвиняемого не была доказана по закону и, прежде всего, если он не имел возможности осуществить свои права на защиту…"12 Этот суд также часто заявлял, что предварительное содержание под стражей не должно использоваться в качестве предварительного наказания (решение по делу Летелье от 26 июня 1991 года, решение по делу Томази от 27 августа 1992 года).13
Презумпция невиновности как объективное правовое положение означает, что закон считает лицо, привлеченное к уголовной ответственности, невиновным, пока те, кто считает его виновным, не докажут, что он действительно виновен, и его виновность не будет установлена вступившим в законную силу решением суда. Анализ ч.1 ст.14 УПК РФ позволяет выделить два неразрывно связанных между собой признака: 1) признак доказанности виновности в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и 2) признак установления виновности вступившим в законную силу приговором суда. Может показаться, что такая формулировка данного принципа в УПК РФ по сравнению с международными актами ставит обвиняемого в менее выгодное положение, поскольку его формулировка в Международном пакте о гражданских и политических правах (ч.2 ст.14) и в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п.2 ст.6) акцентирует только доказанность (установленность) виновности законным порядкам, не связывая этот признак с конкретным решением суда о признании лица виновным. Однако и по международным актам можно сделать вывод, что вопрос о виновности решается в судебном документе, который объявляется публично (п.1 ст.6 Конвенции, ч.1 ст.14 Пакта), т.к. презумпция невиновности является одним из элементов справедливого судебного разбирательства.
Отмечая это, следует заметить, что Европейский суд по правам человека считает, что посягательство на презумпцию невиновности может исходить не только от судьи или от суда, но и от всех остальных органов государства14, т.е. сфера применения этого принципа шире: он обязателен не только для уголовного суда.
Поэтому УПК РФ в свете Конвенции по правам человека требует от всех до вступления приговора в законную силу относится к лицу, привлеченному к уголовной ответственности, не как к виновному в уголовно-правовом смысле. До вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу обвиняемый еще не считается законом виновным и поэтому к нему не могут быть применены меры уголовного наказания или, используя фразеологию судебного решения Европейского суда по делу Лутц против ФРГ, меры ему равносильной.15
В этом отношении примечательно также высказывание Европейского суда по делу Саундерс против Соединенного Королевства, смысл которого заключается в том, что предварительное расследование по объему гарантий прав личности отличается от судебной процедуры, установленной ст.6 Конвенции.16 Поэтому лицо может быть признано виновным только в судебном порядке со всеми вытекающими уголовно-правовыми последствиями.
Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус лица, привлеченного к уголовной ответственности, не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве субъекта. При отсутствии вступившего в законную силу обвинительного приговора суда за лицом, даже если он содержится под стражей, сохраняются трудовые, семейные и иные права и свободы человека и гражданина. Но из этого признания не вытекает, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, до вступления судебного решения в законную силу, в уголовно-процессуальном смысле считается невиновным.5375e72fe6cebe03ed9788c5ac346e29.js" type="text/javascript">d070fd9c428626d43007ced9369faabf.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 219 |
Макарова З.В., Янин М.Г. ОБЖАЛОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ В СИСТЕМЕ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
  Актуальные вопросы уголовного процесса | Автор: admin | 10-07-2010, 05:58
З.В. Макарова - Заслуженный юрист РФ, д-р юрид. наук, профессор Южно-Уральского государственного университета, зав. кафедрой уголовного права и уголовного процесса (г.Челябинск)
М.Г. Янин - ст. преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики Челябинского государственного университета (г.Челябинск)
В Уголовно-процессуальном кодексе РФ есть глава вторая "Принципы уголовного судопроизводства". УПК РСФСР подобной главы не имел. На первый взгляд, это представляется как безусловно прогрессивное нововведение. В действительности же новое уголовно-процессуальное законодательство больше ставит вопросов, чем отвечает на них. Так, законодатель, вводя понятие "принципы уголовного судопроизводства", не дает его определения, а та попытка систематизации принципов уголовного процесса, которая была предпринята в главе второй УПК РФ, не выдерживает критики. Приводя перечень основных нормативных положений, которым должна соответствовать уголовно-процессуальная деятельность, законодатель подразумевает его исчерпанность (ст. ст. 6 - 19 УПК РФ). Но как в таком случае быть с такими принципами, как равенство граждан перед законом и судом, публичность, всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела? Получается, что они утратили актуальность и значимость для современного уголовного судопроизводства, хотя были сформулированы в УПК РСФСР достаточно четко (ст. ст. 3, 14, 20). С другой стороны, законодатель, как нам представляется, фактически дублирует одно и то же в следующих принципах: уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ), неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ).
Как уже было отмечено выше, на сегодняшний день отсутствует законодательно установленное понятие "принципы уголовного судопроизводства", что вносит определенную сумятицу в правоприменение.1 Так, Л.Т. Ульянова определяет принципы уголовного процесса как руководящие идеи, определяющие построение уголовного процесса.2 А.С. Кобликов считает, что принципы уголовного процесса - это основополагающие, руководящие правовые нормы, определяющие характер уголовного процесса, содержание всех его институтов и выражающие взгляды о построении процессуального порядка, обеспечивающего справедливое правосудие по уголовным делам, эффективную защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества от преступных посягательств.3 Н.А. Громов трактует принципы уголовного процесса как вытекающие из природы российской государственности теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные нормативные положения, которые выражают демократическую и гуманистическую сущность уголовного процесса, определяют построение всех его процессуальных норм, стадий и институтов и направляют уголовно-процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных государством перед уголовным судопроизводством.4 И.Ф. Демидов определяет принципы уголовного процесса как исходные, руководящие идеи о наиболее существенных свойствах и закономерностях уголовного процесса.5 В.П. Божьев вводит вместо понятия "принципы уголовного процесса" понятие "конституционные принципы уголовного процесса" и рассматривает их как закрепленные в Конституции РФ, основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм.6 Ю.Д. Лившиц и А.В. Кудрявцева предлагают различать принципы уголовного процесса как отрасли права и принципы уголовного процесса как науки. При этом роль принципов науки играют теоретические, основополагающие идеи уголовного процесса, разрабатываемые учеными, а роль принципов отрасли - правовые положения, выступающие в уголовно-процессуальной деятельности в качестве общеобязательных требований закона.7 А.В. Смирнов полагает, что правовые принципы есть не что иное, как мера справедливости в праве; они, во-первых, могут индуктивно выводиться из некоего множества норм, а, во-вторых, (более развитая форма), существовать в качестве нормативных предписаний, закрепляемых в специально посвященных им статьях законодательных актов.8
Уголовно-процессуальные принципы прежде всего должны быть закреплены в нормах права, ибо в противном случае они теряют свое значение: в правоприменительной деятельности руководствуются законом, а не исходными, основными положениями теории. Принципы, главным образом, должны определять не построение (иными словами, форму), а сущность и содержание уголовного судопроизводства как уголовно-процессуальной деятельности и уголовно-процессуальных правоотношений, возникающих в ходе возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела. При этом не обязательно в законодательных актах выделять главу "Принципы", тем более когда законодатель не раскрывает понятие принципов. Более правильно, на наш взгляд, поступили авторы Арбитражного процессуального кодекса РФ и Гражданского процессуального кодекса РФ, которые главу первую назвали "Основные положения". В этих основных положениях установлены такие нормы, которые действительно выражают сущность арбитражного и гражданского процессов (законодательство о судопроизводстве, его задачи и принципы). По нашему мнению, таким же образом следовало поступить законодателям при принятии Уголовно-процессуального кодекса РФ, что определяло бы единство основных положений судопроизводства в Российской Федерации.
Предлагаем следующее определение понятия "принципы уголовного судопроизводства". Это - юридически оформленные основные положения, закрепляющие наиболее общие свойства уголовного судопроизводства, выражающие его демократическую сущность и определяющие правовое и социальное назначение уголовного судопроизводства.
Признаки принципов уголовного процесса:
а) принципами могут быть лишь те основные положения, идеи, которые соответствуют социально-экономическим и политическим условиям развития общества;
б) принципами являются только те основные положения, которые нашли закрепление в нормах права;
в) совокупность всех принципов должна представлять собой концентрированное выражение сущности уголовного процесса;
г) принципы не должны дублировать друг друга;
д) принципы должны образовывать систему, обладающую цельным, интегративным качеством.
Система принципов уголовного судопроизводства является одной из актуальных проблем, так как только она может гарантировать достижение конечных целей уголовного судопроизводства. С одной стороны, система принципов как логико-теоретическая конструкция высвечивает внутренние, закономерные связи между принципами, а с другой стороны, как система юридических норм наиболее общего характера имеет значение твердого правового основания процессуальной деятельности.9
В литературе принципы классифицируются различным образом. Предлагается подразделять принципы уголовного процесса на конституционные и специальные, закрепленные в других законодательных актах;10 на судоустройственные и процессуальные;11 на общесоциальные и общеправовые, общепроцессуальные, служащие основой для всей системы уголовного процесса, и специфические, характерные для его подсистем (досудебное производство и судебное производство).12 Большинство же авторов представляют систему принципов уголовного процесса как совокупность единых и равнозначных элементов, не выделяя каких-либо особых групп и подгрупп.
В системе принципов уголовного судопроизводства значительное место отводится принципу обжалования процессуальных действий и решений. Он нашел свое выражение в ст. ст. 46 и 50 Конституции РФ и в ст. 19 УПК РФ.
Обжалование процессуальных действий и решений УПК РФ включил в систему принципов уголовного процесса, хотя еще УПК РСФСР закреплял данную норму в главе первой "Основные положения" (ст. 22 УПК РСФСР "Право обжалования действий и решений суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание"), а некоторые ученые - юристы относили данное положение непосредственно к системе принципов уголовного процесса.13 Это стало возможным ввиду того, что положение, закрепленное в ст. 19 УПК РФ, полностью соответствует тем характерным признакам, которым отвечают основные положения уголовно-процессуальной деятельности. Обжалование процессуальных действий и решений является конституционным правом, закрепленным в ст. ст. 46 и 50 Конституции РФ, и реализуется в порядке, установленном Законом РФ от 27 апреля 1993 года "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с изменениями от 14 декабря 1995 года),14 то есть такое обжалование является законодательно закрепленным и юридически оформленным свойством уголовного судопроизводства, отражающим его демократическую сущность. Являясь существенной гарантией обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, обжалование процессуальных действий и решений обеспечивает действие таких принципов, как законность при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ), уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ), состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ), закрепляя взаимосвязь и взаимообусловленность всех принципов между собой.db48b3cc561b8499de724343b61d06d7.js" type="text/javascript">44bb9a84eab9acab89acc84831fca56d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 178 |
Еникеев З.Д. ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  Актуальные вопросы уголовного процесса | Автор: admin | 10-07-2010, 05:57
З.Д. Еникеев - Заслуженный юрист РФ и РБ, д-р юрид. наук, профессор, Зав. кафедрой уголовного права и процесса БашГУ (г.Уфа)
Как известно, возникновение и функционирование уголовного процесса в истории человечества всегда было обусловлено необходимостью борьбы с преступностью путем претворения в жизнь уголовно-правовых норм. Это потому, что уголовно-правовые меры не могут сами по себе реализовываться и автоматически воздействовать на лиц, совершивших преступление. Соответственно и уголовно-процессуальное право, регулирующее уголовный процесс, детерминируется уголовным правом.
Отправляясь от марксова учения о том, что "процесс есть форма жизни закона",1 "преступник производит не только преступление, но и уголовное право… всю уголовную юстицию…и т.д.",2 следует констатировать, что уголовно-процессуальная процедура нужна для обеспечения задач, стоящих перед уголовным законом, для обслуживания уголовно-правовых отношений. Опираясь на историю, выдающийся русский ученый-юрист И.Я. Фойницкий писал: "уголовное судопроизводство находится в теснейшей связи с уголовным правом… преступление и наказание определяют построение уголовного процесса. В свою очередь, уголовный процесс существенно необходим для применимости уголовно-правовых норм… Правила уголовно-правовые и уголовно-процессуальные составляют как бы одно целое, две стороны или две части одного и того же понятия…Уголовный процесс строится не только в соответствии с нормами уголовного права, но также сообразуясь с преследуемыми им задачами раскрытия истины и с природой возникающих при этом отношений".3
М.В. Духовский в 1905 году уголовный процесс определял как деятельность государственных или общественных органов, направленную к раскрытию совершившегося уголовного преступления и к выяснению, какие меры должны быть приняты для удовлетворения нарушенных им интересов потерпевшего и для законной ответственности виновного. По его мнению, процесс имеет одну цель - раскрыть истину.4
О том, что уголовное право и уголовный процесс нерасторжимо связаны между собой, свидетельствуют законы России прошлого и настоящего времени. Так, первый УПК Российской Империи 1832 г. назывался "О судопроизводстве по преступлениям", и им в обязанность полиции вменялось собирание доказательств, открытие и обличение виновных, предписывалось вести следствие с возможной скоростью, полнотой и ясностью. По Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. следователь обязан был принимать все меры для раскрытия преступления, а обличение виновных перед судом являлось обязанностью прокуроров.5
Раскрытие преступления как цель производства следствия прописывалось в Положении о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г.6 УПК РСФСР 1922 г. (в новой редакции 1923 г.) от следователя требовал выяснить и исследовать обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а равно все обстоятельства как усиливающие, так и смягчающие степень и характер его ответственности (ст.111), председательствующему же судебным заседанием предписывал направление судебного следствия в сторону, наиболее способствующую раскрытию истины (ст. 257).7
Взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права четко прослеживалась в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УПК РСФСР 1960 г., развернуто установивших задачи уголовного судопроизводства (ст.2). Это быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. В содержание задач также входило способствование укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан в духе соблюдения Конституции СССР, Конституции РСФСР и советских законов, уважения правил социалистического общежития.
Более того, ст.3 этих Основ и УПК обязывала суд, прокурора, следователя и органы дознания в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию.
В действующих законах РФ "О милиции" (ст.2,8-10), "Об органах Федеральной службы безопасности в РФ" (ст.10,12), "О Федеральных органах налоговой полиции" (ст. 2,10) и "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст. 2,11), Положении о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью от 18 апреля 1996 г. (п. 1)8 выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений представлены в виде задач и обязанностей этих органов. Поэтому вполне правомерно некоторые авторы уголовно-процессуальное законодательство относят к законодательству о борьбе с преступностью, а уголовный процесс рассматривают как путь применения уголовного законодательства страны.9 Отсюда УПК составляет одну из правовых основ реализации политики борьбы с этим социальным злом, что нельзя не выразить в формуле задач уголовного судопроизводства.
Задачи, как и требования законности, справедливости, всесторонности, полноты, объективности и быстроты исследования обстоятельств дела, - это ориентиры деятельности органов уголовной юстиции, имеют значение, информационное, регулирующее, программирующее, организующе-направляющее данную деятельность по конкретным уголовным делам. Без таких ориентиров, без правовой информации о задачах и путях их решения уголовно-процессуальная деятельность слепа, равносильна движению корабля без компаса, способна породить произвол, необоснованное привлечение к уголовной ответственности людей, не причастных к преступлению, или, напротив, неоправданное освобождение от воздаяния лиц, подлежащих ответственности, а также иные нарушения, ущемляющие права и интересы граждан. Следовательно, отображение в задачах уголовного процесса и обязанностях лиц, ведущих его, процессуальных слагаемых парадигмы "борьба с преступностью" (выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие преступлений, изобличение лиц, их совершивших, установление истины, правильное применение закона, своевременное, законное, всестороннее, полное, объективное и справедливое разбирательство и разрешение дела) есть объективная необходимость.
А.М. Ларин быстроту уголовного процесса назвал коренным условием построения и проведения всей процессуальной деятельности по уголовным делам, считал её, как и многие другие авторы, принципом уголовного судопроизводства.10 Прогрессивный итальянский юрист и великий гуманист Чезаре Беккариа ещё в 1766 году утверждал: "Чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее…".11 Соблюдение быстроты во многих случаях оказывается решающим фактором в раскрытии преступления и установлении истины по делу. Как подчеркиваются в Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 17 сентября 1987 г. относительно упрощения уголовного правосудия, "задержка в раскрытии преступлений ведет к дискредитации уголовного права и сказывается на надлежащем отправлении правосудия".12 К тому же "быть судимым без неоправданной задержки" - это право обвиняемого в уголовном преступлении (ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах).13
Поскольку уголовное и уголовно-процессуальное право составляют единство в деле борьбы с преступностью, а задачами УК РФ являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений (ст.2), на наш взгляд, эти положения должны найти разумное отражение и в тексте задач уголовного судопроизводства. Ведь уголовный процесс выступает не только формой, способом борьбы с преступностью, единственно возможным способом реализации уголовного закона, но и способом защиты личности, её прав и свобод, интересов общества и государства.
В этом отношении мы солидарны с высказываниями И.Л. Петрухина о том, что должен быть "баланс между двумя ценностями - правами человека и степенью контроля над преступностью… Система уголовной юстиции нацелена не только на усиление контроля над преступностью, но и на обеспечение прав человека… Раскрывая преступления, система защищает права потерпевших, настоящих и будущих… Минимум принуждения, минимум правоограничений при попытках раскрыть преступление… Не менее, чем установление истины, важна и охрана прав человека при расследовании преступлений и рассмотрении дела в суде… Конечно, эффективный контроль над преступностью невозможен без вынужденного ограничения прав личности… Но без полноценной защиты эффективно бороться с преступностью невозможно".14
В том же духе пишет Э.Ф. Куцова, утверждая: "Задачи уголовного процесса должны отражать баланс интересов раскрытия преступлений и обеспечения прав и законных интересов граждан в уголовном процессе".15
Говоря иначе, борьбу с преступностью и защиту личности, её прав и интересов нужно рассматривать как двуединую задачу уголовного процесса. Борьба с преступными проявлениями по существу есть борьба за права человека, за защиту государственных и общественных интересов.
Тем не менее, в новом УПК РФ нет статьи о задачах уголовного судопроизводства, служащих маяком, отправным началом осуществления этой весьма важной государственной деятельности. Появилась статья о его назначении, которое заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод (ч.1 ст.6). Здесь нет решения, как должна осуществляться эта защита, и не упоминаются другие задачи уголовного процесса, которые были предусмотрены в прежнем УПК РСФСР. Отсутствие указания о правовом механизме обеспечения данной защиты не дает основания считать это новшество в УПК РФ идеальным, прогрессивным. Наоборот, оно ущербно, регрессивно, повлечет множество отрицательных последствий в плане как уголовного преследования, так и защиты того, что названо в ст.6 УПК. Ибо этот УПК существенно ослабил правовые возможности правоохранительных органов по противодействию преступности.
Наше убеждение в сказанном усиливается тем, что УПК России исключил из системы принципов уголовного процесса всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела, а значит, освобождает органы уголовного преследования и суд от обязанности установления истины по делу. Положение усугубляется тем, что в ст. 7 Кодекса, провозгласившей принцип законности при производстве по уголовному делу, отсутствует главное его требование - обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя точно соблюдать требования Конституции, УПК и другие законы. Это не согласуется с частью 2 ст. 15 Конституции РФ, которая гласит: "Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы". Правда, в части 4 ст.7 УПК РФ говорится, что "определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованным и мотивированными". Однако должны быть законными не только решения, но и действия этих органов и должностных лиц.
Изначальное предназначение уголовно-процессуального закона ранга Кодекса - создать правовые условия раскрытия преступных деяний и изобличения их виновников, обеспечения неотвратимости, законности и справедливости воздаяния за каждое совершенное преступление. Не раскрыв преступление, нельзя обеспечить неотвратимость ответственности виновного лица за содеянное им. Без торжества законности, всесторонности, полноты и объективности разбирательства немыслимо распознать путь к истине. А движение к истине неразрывно связано с деятельностью по раскрытию преступления и установлению лица, его совершившего, разумеется, если оно имело место. Если его не было, достижением истины по делу в таких случаях будет установление отсутствия преступления. В свою очередь, когда оно было совершено, без полного его раскрытия, включающего наряду с другими обстоятельствами, выявление причин и условий преступления, бессмысленно проводить действия, направленные на их устранение по конкретным уголовным делам. В сфере уголовного процесса эффективно защищать личность, ее права и свободы, публичные интересы можно лишь путем должного законодательного сформулирования и практического выполнения этих задач.
В отмеченном плане от УПК РФ выигрышно отличаются новые УПК республик Беларусь (в дальнейшем - УПК РБ), Казахстан (далее - УПК РК), Кыргызстан (УПК КР), Узбекистан (УПК РУ), в которых задачи уголовного процесса изображены достаточно полно и ясно. В них нет недостатков, которые присущи ст. 6, 7, 15 УПК РФ. К примеру, в ст. 7 УПК РБ задачами уголовного процесса признаются: "защита личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства путем быстрого и полного расследования преступлений, общественно опасных действий невменяемых, изобличения и привлечения к уголовной ответственности виновных" (разрядка наша - З.Д.); обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден" (ч. 1). В части 2-й этой статьи сказано: "Установленный настоящим Кодексом порядок производства по материалам и уголовному делу призван обеспечить законность и правопорядок, предупреждение преступлений, защиту от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, а в случае обвинения или осуждения невиновного - незамедлительную и полную его реабилитацию, возмещение ему физического, имущественного и морального вреда, восстановление нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав".
В УПК РБ к числу принципов отнесена публичность уголовного процесса (ст.15), означающая: "1. Государство гарантирует каждому защиту от преступных посягательств. 2. Государственные органы, должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры по обнаружению преступлений и выявлению лиц, их совершивших, возбуждению уголовного дела, привлечению виновных к предусмотренной законом ответственности и созданию условий для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора". Почти такие же предписания содержатся в ст. 27 УПК РБ под названием "Обязанность осуществления уголовного преследования".f0c1283f1eb26e65c23d93a530a9ca38.js" type="text/javascript">4a8b1a5ffa56301f979e196a6d3057ba.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 296 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: