Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
На странице этой организации найдете гостиницы московской области по 1332 - заходите . Каталог Legrand легранд цены аналитика недвижимости. . События соревнования федерация айкидо айкикай Чувашская Республика.
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ -3
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:25
Если отсутствуют основания возбуждения дела частного обвинения следователем
или дознавателем, указанные должностные лица обязаны в соответствии с требованиями
п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК вынести постановление о передаче заявления потерпевшего
мировому судье и разъяснить заявителю права и порядок дальнейшего судопроизводства
по его заявлению. Кроме того, они должны принять меры по сохранению следов
преступления в рамках предоставленных им прав до возбуждения уголовного дела.
Таковыми в силу положений ч. 4 ст. 146 УПК могут быть осмотр места происшествия,
освидетельствование, назначение судебной экспертизы.
В тех случаях, когда потерпевшими по одному эпизоду являются несколько граждан,
каждый из них вправе принять решение о привлечении своего обидчика к уголовной
ответственности. Поэтому не требуется согласие других потерпевших по одному эпизоду
обвинения на привлечение виновного к уголовной ответственности за преступные
действия, совершенные в отношении лица, обратившегося к мировому судье с заявлением.
Если преступные действия были совершены одновременно в отношении обоих лиц, то
прекращение производства по делу в отношении обидчика за примирением с одним
потерпевшим не препятствует судебному разбирательству по заявлению другого
потерпевшего. При совершении преступления в отношении одного пострадавшего
несколькими лицами тот сам определяет, кого привлечь к уголовной ответственности за
содеянное.
Место совершения преступления имеет определяющее значение для решения
вопроса о подсудности уголовных дел частного обвинения. При учете места совершения
преступления следует исходить из диспозиции той или иной статьи УК. Поскольку
клевета и оскорбление - это преступления с формальным составом, считаются
оконченными с момента совершения действий, вне зависимости от времени наступления
последствий, то их осуществление по телефону или факсу считается совершенным в месте
отправления сообщения, а не по месту его приема. Распространение клеветнических
измышлений в словесной форме имеет место там, где они произнесены, а не там, где
услышаны. Поэтому в случае поступления заявления потерпевших о совершении в
отношении них преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, мировому
судье по месту приема клеветнического сообщения, мировой судья должен, не принимая
заявление к своему производству, направить его по территориальной подсудности
мировому судье, где фактически совершены действия, образующие состав преступления.
Поскольку заявление по делам частного обвинения является обвинительным актом,
по форме оно должно быть только письменным. К содержанию заявления уголовно-
процессуальный закон (ч. 5 ст. 318 УПК) предъявляет определенные требования. Такое
заявление в обязательном порядке должно содержать наименование суда, в который оно
подано; описание события преступления, места и времени его совершения, а также
обстоятельств его совершения с указанием доказательств; просьбу к суду о принятии дела
к производству, приравниваемую к просьбе о привлечении виновного к уголовной
ответственности, желательно с правовой квалификацией его действий; данные о
потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность; сведения о лице,
привлекаемом к уголовной ответственности; список свидетелей и иных лиц, вызов
которых в суд необходим. Согласно правовой позиции КС РФ в заявлении потерпевшего
по делам частного обвинения не обязательно указание на квалификацию действий
виновного. Кроме того, заявление должно быть в обязательном порядке подписано лицом,
его подавшим.
Если в заявлении не содержится подписи заявителя, его просьбы о привлечении
обидчика к уголовной ответственности (о принятии дела к производству), описания
преступного деяния или места его совершения, то отсутствует законный повод для
принятия мировым судьей заявления к своему производству. Оно подается в суд с
копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается дело частного обвинения,
поскольку копии заявления вручаются каждому из подсудимых. Обязанность
представления копий заявления закон возложил на заявителя.
В случае, когда пострадавший не знает данных о лице, подлежащем привлечению к
уголовной ответственности, либо не помнит точного места и времени совершенного
преступления, он в соответствии с правовой позицией КС РФ, выраженной в
Постановлении от 27.06.2005 N 7-П "По делу о проверке конституционности положений
части второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой
статьи 145, части третьей ст. 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-
процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного
Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска" , в
соответствии со ст. 147 УПК вправе обратиться непосредственно к прокурору,
следователю или дознавателю, которые должны принять меры, направленные на
установление личности виновного в преступлении, преследуемом в порядке частного
обвинения, и привлечь его к уголовной ответственности.
--------------------------------

ВКС

РФ. 2005. N 4.

Статья 319 УПК предусматривает возможность установления лицу, обратившемуся в
суд с заявлением, не соответствующим требованиям закона, реального срока для
устранения недостатков заявления. Если лицо, подавшее заявление, не выполнит
требований мирового судьи, тот вправе своим постановлением отказать в принятии
заявления к своему производству, уведомив об этом заявителя. Данное заявление
направляется руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении
уголовного дела в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК. Если заявление подано в отношении
лица, указанного в п. 2 ч. 1 ст. 147 УПК, то мировой судья отказывает в принятии такого
заявления к своему производству и направляет его соответствующему руководителю
следственного органа СК при прокуратуре РФ для решения вопроса о возбуждении
уголовного дела в порядке, установленном ст. 448 УПК, о чем уведомляет лицо, подавшее
заявление. Факт отсутствия копий заявлений расценивается как препятствие к
дальнейшему производству по делу и может служить основанием для вынесения
постановления об отказе в принятии заявления. Такое постановление мирового судьи
может быть обжаловано в вышестоящую судебную инстанцию в апелляционном порядке.
Важным действием в ходе подготовительной деятельности судьи перед принятием
мировым судьей дела частного обвинения к своему производству является
предупреждение заявителя об ответственности за заведомо ложный донос. Обязанность
выполнения судьей данного действия обусловлена содержанием ч. 6 ст. 318 УПК.
Практика рассмотрения уголовных дел свидетельствует, что в правоохранительные
органы и к мировым судьям иногда поступали ложные заявления о совершении
различных преступлений, в том числе преследуемых в порядке частного обвинения.
Уголовная ответственность за заведомо ложный донос предусмотрена ст. 306 УК.
Объектом этого преступления является нормальное функционирование органов суда,
предварительного следствия и дознания. Под заведомо ложным доносом, образующим
объективную сторону состава преступления, понимается сообщение в любой форме
информации, очевидно не соответствующей действительности, о событии преступления
или о лицах, его совершивших. Обязательным условием уголовной ответственности за
указанное преступление является направление такого доноса органам дознания,
предварительного следствия, в прокуратуру или суд. Ведь именно эти государственные
органы наделялись правом не только возбуждения уголовных дел, но и уголовного
преследования.
Статья 318 УПК закрепила право на возбуждение уголовного дела (преследования)
за потерпевшим либо его законным представителем, а в случае смерти потерпевшего - за
его близкими родственниками. Эти лица получили право на самостоятельное возбуждение
уголовного дела, обращаясь к мировому судье с заявлением. Однако уголовно-
процессуальный закон не наделил их правом от имени государства привлекать другое
лицо к уголовной ответственности и осуществлять правосудие по таким делам. Поэтому
указанные лица не могут быть признаны субъектами преступления, предусмотренного ст.
299 УК (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности).
Следовательно, при обращении к мировому судье с заявлением по делам частного
обвинения, в котором сообщается о совершенном преступлении, лицо, его подавшее,
должно предупреждаться об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, хотя
заявитель своим заявлением возбуждает уголовное дело частного обвинения. Кроме того,
заявителю должно быть разъяснено, что в случае, если обвинение не подтвердится, с него
могут взыскиваться судебные издержки в пользу обвиняемого.
Судебная практика рассмотрения дел частного обвинения свидетельствует о том, что
в ходе проверки заявления мировой судья получает устные объяснения от потерпевшего и
лица, в отношении которого возбуждается дело. Мировой судья знакомит последнего с
содержанием заявления и материалами дела, вручает ему копию заявления и выясняет,
кого, по мнению обвиняемого, необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты. В
силу ст. ст. 318, 319 УПК мировой судья в ходе подготовительного этапа должен вынести
два различных постановления: о принятии заявления к своему производству, если оно
отвечает требованиям закона, и о назначении дела к рассмотрению в судебном заседании,
в случае, когда примирение сторон не достигнуто. При этом мировой судья не вправе по
своей инициативе уменьшить объем выдвинутых потерпевшим обвинений, изменить
квалификацию действий подсудимого или отказать в возбуждении уголовного дела.
Мировой судья обязан в силу ч. 5 ст. 319 УПК прекратить производство по
уголовному делу по нереабилитирующему основанию - в связи с примирением
потерпевшего с обвиняемым (ч. 2 ст. 20 УПК). Аналогичное требование содержится в ст.
25 УПК, предоставляющей право мировому судье прекратить уголовное дело в
отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или
средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК, если это лицо примирилось с
потерпевшим и загладило причиненный ему вред.
Никто, кроме мирового судьи, не вправе принять решение о прекращении дела
частного обвинения за примирением сторон, поскольку процедура прекращения дел
частного обвинения существенным образом отличается от процедуры прекращения
производства по делам на основании ст. 76 УК. Во-первых, примирение сторон по делам
публичного и частно-публичного обвинения лишь дает право суду и органам
предварительного расследования, но не обязывает их прекратить дело. В случае же
примирения частного обвинителя и подсудимого мировой судья обязан прекратить дело.
Во-вторых, по делам частного обвинения у мирового судьи нет необходимости
устанавливать факт заглаживания подсудимым причиненного потерпевшему вреда, в то
время как по другим категориям дел закон требует установления этого факта (ст. 25 УПК).
Таким образом, в отличие от положений ст. 26 УПК, обвиняемый при прекращении
дела за примирением сторон не может даже возражать против такого основания
прекращения дела. Подобное требование уголовно-процессуального закона входит в
определенное противоречие с положениями принципа презумпции невиновности,
поскольку не предоставляет мировому судье в случае возникновения сомнений в
виновности обвиняемого или подсудимого возможности постановить решение,
реабилитирующее этих лиц. Такова одна из особенностей действия принципа презумпции
невиновности в условиях судопроизводства у мирового судьи.
Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. ст. 318 - 319 УПК)
содержит упоминание о принятии мировым судьей мер к примирению потерпевшего с
лицом, на которое подано заявление. Какие могут быть приняты меры, законодатель не
уточнил. Вследствие этого в процессуальной литературе и в судебной практике
допускается различное толкование процедуры примирения.
Прекращение дела за примирением сторон представляется лучшим исходом для дел,
по которым виновный искренне раскаялся в совершенном им преступлении, извинился
перед потерпевшим, возместил причиненный потерпевшему ущерб. Процессуалисты,
занимавшиеся исследованием института частного обвинения, обсуждали возможность
наделения судей не свойственными им функциями и высказались за то, что уголовно-
процессуальный закон предусматривает не только право суда на прекращение
производства по делу за примирением сторон, но и его обязанность принять
соответствующие меры к этому независимо от условий достигнутого примирения.
Обязательным условием прекращения производства по делу за примирением сторон
многие процессуалисты считали добровольность волеизъявления на то потерпевшего.
Факт получения от потерпевшего согласия на примирение в результате воздействия, угроз
или иных противоправных насильственных мер расценивался ими как основание для
пересмотра постановления о прекращении производства по делу за примирением сторон
по вновь открывшимся обстоятельствам.
Отказ мирового судьи в назначении судебного заседания может иметь место не
только в связи с примирением сторон, но и по иным нереабилитирующим основаниям.
Так, если к моменту возбуждения дела частного обвинения прошли сроки,
предусмотренные п. "а" ст. 78, ст. 94 УК, мировой судья может отказать в назначении
судебного заседания, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК. Вследствие акта об амнистии
уголовное преследование прекращается со ссылкой на п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК. В силу ч. 2 ст.
27 УПК уголовное преследование по указанным нереабилитирующим лицо, в отношении
которого подано заявление, основаниям допускается лишь тогда, когда тот не возражает
против этого. Такое согласие у него может быть получено мировым судьей в ходе
примирительной беседы, проводимой в соответствии с положениями ч. 5 ст. 319 УПК.
После получения лицом, в отношении которого подано заявление, копии этого документа
оно вправе заявить ходатайство о проведении предварительного слушания для решения
вопроса о постановлении по делу приговора без проведения судебного следствия в
порядке, предусмотренном гл. 40 УПК.
Коментариев: 0 | Просмотров: 69 |
ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА -1
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:12
Сущность особого порядка. Стремление к дифференциации, упрощению уголовного
судопроизводства, расширению принципа диспозитивности и сокращению публичных
начал уголовного судопроизводства при соблюдении правовых гарантий участников
уголовного судопроизводства - давняя, уходящая своими корнями в далекое прошлое
тенденция. В ее основе лежит прежде всего желание придерживаться таких форм
судопроизводства, которые позволяют адекватно учитывать не только тяжесть и
сложность рассматриваемого преступления, но и правовые последствия судебного
разбирательства, роль конкретного человека в избрании способа защиты его прав и
интересов.
Многообразие уголовно-процессуальных форм во многом обусловлено не только
процессуальными, но и материально-правовыми основаниями. В зависимости от
категории совершенных преступлений, затрагивающих в большей степени частные
интересы граждан, чем публичные интересы, их социальной (общественной) опасности и
максимального размера наказания, предусмотренного санкцией статьи, допустимы
различные варианты форм уголовного судопроизводства. Однако в какой бы форме
правосудие ни осуществлялось, в нем обязательно должны сохраняться основные
процессуальные гарантии всем участникам судопроизводства.
Сущность дифференциации уголовного судопроизводства заключается не только в
упрощении, удешевлении, ускорении и рационализации судебных процедур. Эти
процедуры должны быть настолько простыми, чтобы при рассмотрении очевидных,
малозначительных преступлений они не были в тягость гражданам. В случае же
совершения особо тяжких преступлений, серьезно затрагивающих вопросы свободы и
безопасности граждан, уголовный процесс должен включать в себя формальные
элементы, которые будут максимально способствовать защите прав и интересов
физических и юридических лиц, потерпевших от преступлений. Однако любая судебная
процедура должна обеспечить эффективную защиту личности от незаконного и
необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод.
Если по делам о серьезных видах преступлений совершенно необходимы те или
иные процессуальные нормы и процедуры, соблюдение всей технологии процесса, то в
отношении несложных, очевидных преступлений эта сложная процедура не только не
обеспечивает гарантий защищенности прав участников процесса, но и выглядит как чисто
внешняя, бессодержательная и ритуальная. В результате нерационально используются не
только время, финансовые, организационные ресурсы, но и само затягивание процесса
негативно сказывается на разумных сроках рассмотрения дела, вызывает недовольство
участников процесса и не способствует достижению цели правосудия.
В то же время следует учитывать, что уголовное производство ведется не ради
быстроты и экономичности, а для защиты прав и законных интересов лиц и организаций,
потерпевших от преступлений, а также для защиты личности от незаконного и
необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, для назначения
виновным справедливого наказания. Поэтому чрезмерное упрощение уголовного
судопроизводства может привести к существенным нарушениям прав и законных
интересов участников уголовного процесса. В связи с этим наряду с упрощением
уголовно-процессуальных форм применяется и их усложнение. При этом под
усложнением, как правило, понимается увеличение сроков производства по делу,
введение дополнительных гарантий прав личности, участие большего количества
субъектов и их более высокое должностное положение, расширение судебной коллегии,
существование значительного количества проверочных, перепроверочных и, если можно
так выразиться, подстраховочных процедур. Для своевременного устранения нарушений
создаются эффективные механизмы проверки судебных постановлений в вышестоящих
судебных инстанциях.
Степень использования упрощенных процедур судебного разбирательства,
необходимость учета мнения потерпевшего в реализации его прав в уголовном процессе,
дифференцированный подход к формам судопроизводства и составу суда,
рассматривающему уголовное дело, постоянно являлись предметом острых научных
дискуссий на протяжении десятков лет, то угасая, то вспыхивая с новой силой. Каждая из
спорящих сторон до сих пор имеет своих сторонников, которые приводят дополнительные
аргументы в пользу своей позиции.
Идея дифференцированного подхода к формам судопроизводства нашла свое
широкое реальное воплощение в УПК. Процедура рассмотрения уголовных дел стала
зависеть от следующих факторов: 1) общественной опасности преступления; 2) размера
наказания; 3) степени сложности расследования и разрешения дела; 4) общественно-
политического значения дел; 5) значения преступлений для тех или иных субъектов
(полнота реализации публичных начал); 6) личности обвиняемого, подозреваемого.
Прежде всего в УПК по-новому решен вопрос о компетенции различных составов
суда. Отныне уголовные дела о наиболее общественно опасных преступлениях в России
рассматриваются судами с участием присяжных заседателей или тремя
профессиональными судьями при условии, что обвиняемый заявил ходатайство о
рассмотрении уголовного дела, отнесенного к компетенции указанных судов, данным
составом суда. В юридической литературе приводятся разнообразные формы
упрощенного правосудия. Ученые называют их формами ускоренного, усеченного,
сжатого, оптимального, рационального, эффективного и экономного судопроизводства.
В юридической литературе высказывались различные точки зрения по поводу
введения нового для отечественного судопроизводства института особого порядка
принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему
обвинением, закрепленного в гл. 40 УПК. Многие процессуалисты усматривали в нем
черты, свойственные англосаксонскому институту "сделок о признании", который в
настоящее время весьма распространен в США и менее распространен в Великобритании.
Этим правовым институтам свойственно общее требование - наличие согласия
обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Под согласием с обвинением в научной
литературе принято понимать отказ от спора, который вовсе не обязательно должен иметь
место на основании соглашения сторон. При этом отечественное уголовно-
процессуальное законодательство требует получения согласия обвиняемого со всем
предъявленным ему обвинением и не допускает спора даже относительно размера
гражданского иска, заявленного гражданским истцом.
Возможность проведения упрощенной формы судопроизводства - "сделки о
признании вины" не ставится в зависимость от наличия или отсутствия согласия обеих
сторон уголовного процесса. В отечественном уголовном процессе сокращенная форма
судопроизводства применяется лишь при наличии согласия государственного или
частного обвинителя, а также потерпевшего с учетом специальных дополнительных
условий. При этом суд вправе не проводить упрощенную процедуру, если у него
возникнут сомнения относительно осознания обвиняемым характера и последствий такой
процедуры либо относительно добровольности ходатайства обвиняемого. Указанные
оговорки обусловлены тем, что возникают серьезные опасения по поводу наличия
реальной угрозы признания обвиняемым своей вины под принуждением и оговора себя в
силу различных побуждений. Наряду с этим наличие в российском уголовном процессе
сделок с правонарушителем вступало бы в определенное противоречие с характерным для
его организации порядком публичности. Диспозитивность в уголовном процессе
оправдана лишь по делам о преступлениях небольшой общественной опасности,
затрагивающих в большей степени не публичные, а частные интересы граждан. Но
отечественный законодатель распространил упрощенную процедуру и на случаи
совершения тяжких преступлений.
Оправдывая допустимость сделки о признании вины, ее сторонники часто ссылались
на рекомендации, которые были выработаны в ходе совещания министров юстиции стран
- участниц Совета Европы 11 - 12 июня 1996 г. В этих рекомендациях предлагалось
отказаться от излишних формальностей при осуществлении правосудия, сделав его более
доступным и понятным для населения.
Противники введения в России института сделки о признании вины справедливо
указывали на то, что необходимо расширять возможности примирения сторон, особенно
учитывая широкие возможности для быстрейшей компенсации причиненного
потерпевшему вреда путем расширения перечня преступлений, преследуемых в порядке
частного и частно-публичного обвинения.
При решении вопроса о заимствовании упрощенной процедуры - сделки о признании
вины - необходимо учитывать, что вследствие наличия особенностей развития
отечественного уголовного судопроизводства должны присутствовать и особенности
упрощенной процедуры рассмотрения уголовных дел. Ведь у нас в стране не такой
высокий уровень правовой культуры, как в странах Западной Европы, позволяющий
обеспечить охрану прав личности и достоверность судебных приговоров даже при
отсутствии жесткого правового регулирования предварительного расследования и
рассмотрения уголовных дел в судах. Население этих стран начинает страдать от
пресыщения строгими процессуальными формами. В России же ситуация иная: мы еще не
прошли этап достаточной регламентации уголовного судопроизводства, нам еще не
хватает процессуальных гарантий, поэтому призывы свертывать эти гарантии в интересах
ускорения, упрощения, экономии должны быть категорически отвергнуты.
Включение в УПК гл. 40 "Особый порядок принятия судебного решения при
согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением" вызвало далеко не однозначные
отзывы у процессуалистов и породило в литературе дискуссии о сущности особого
порядка, его составных частях и необходимости его как такового. Существуют различные
позиции и по такому вопросу, как полноценность особого порядка судебного
разбирательства с точки зрения его соответствия принципам уголовного процесса -
состязательности, равноправия сторон, непосредственности, презумпции невиновности,
законности, обоснованности, мотивированности и справедливости приговора.
В связи с этим представляется необходимым обозначить некоторые особенности
данного института, дающие, на наш взгляд, ему право на существование в том виде, в
котором он закреплен в УПК.
Коментариев: 0 | Просмотров: 81 |
ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА -2
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:11
Категории преступлений и состав суда. Указанным выше Федеральным законом от
04.07.2003 N 92-ФЗ была существенно расширена возможность применения судами
особого порядка рассмотрения уголовных дел при согласии обвиняемого с
предъявленным ему обвинением. Рассмотрение дела в таком порядке ныне возможно по
уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК, не
превышает 10 лет лишения свободы. Категория преступлений, дела о которых
рассматриваются в порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с
предъявленным ему обвинением, определяется уголовно-процессуальным законом (ст.
314 УПК). При этом законодатель отказался от такого термина, как "максимальный срок
наказания, предусмотренный санкцией статьи". Не воспользовался он и классификацией
преступлений, содержащейся в ст. 15 УК, где они делятся в зависимости от характера и
степени общественной опасности на преступления: 1) небольшой тяжести; 2) средней
тяжести; 3) тяжкие; 4) особо тяжкие. Особый порядок судебного разбирательства
распространяется на такие преступления, наказание за которые, предусмотренное УК, не
превышает определенного срока в виде лишения свободы. Следовательно, критерием
применения специальной судебной процедуры стала максимальная мера наказания.
Причем эта мера наказания связывается не с санкцией статьи, а с максимальным сроком
наказания в виде лишения свободы за то или иное преступление. А это не одно и то же.
Уголовный кодекс предусматривает наказание за то или иное преступление с учетом
положений всего Кодекса, т.е. его Особенной и Общей частей. Отсюда может последовать
ошибочный, на наш взгляд, вывод, что в особом порядке судебного разбирательства,
предусмотренном гл. 40 УПК, могут рассматриваться уголовные дела, например, о таком
преступлении, как приготовление к убийству. Ведь с учетом положений ч. 2 ст. 66 УК
наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, не превысит 10
лет лишения свободы.
Что касается несовершеннолетних, то в силу положений ч. 6 ст. 88 УК наказание им
не может быть назначено более 10 лет лишения свободы за любые преступления,
предусмотренные УК. Уголовно-процессуальный закон прямо не конкретизирует возраст
участника процесса, наделенного полной или частичной уголовно-процессуальной
дееспособностью. В связи с этим на практике могли возникнуть серьезные сомнения в
допустимости применения подобной сокращенной процедуры судопроизводства в
отношении несовершеннолетних, в том числе не достигших 16-летнего возраста.
Возражения законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого, достигшего 16-
летнего возраста, по поводу ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без
проведения судебного разбирательства не могли иметь юридического значения при
решении вопроса о проведении подобной процедуры. Статьи 48, 426, 428 УПК не
предусматривают прав законных представителей несовершеннолетних обвиняемых,
подсудимых на инициирование упрощенной процедуры рассмотрения уголовного дела
или воспрепятствование ей. Кроме того, закон определил специальную процедуру
судебного разбирательства, в ходе которой требуется установление условий жизни и
воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности подсудимого,
влияния на него старших по возрасту лиц. Именно с учетом этого обстоятельства Пленум
ВС РФ в своем Постановлении от 05.03.2004 N 1 разъяснил судам, что закон не
предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения
в отношении несовершеннолетнего.
Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с
предъявленным ему обвинением может иметь место не только при разбирательстве
уголовного дела мировым судьей или федеральным судьей районного суда. Аналогичная
процедура применима и при рассмотрении уголовных дел в верховных судах республик,
краевых или областных судах, судах городов федерального значения, автономной области
и автономного округа. Этими судами могут рассматриваться уголовные дела о
преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 208, ч. 2 ст. 210, ч. 2 ст. 212, ч. 1 ст.
227, ч. 3 ст. 263, ч. 3 ст. 267, ч. 3 ст. 269, ч. 3 ст. 290, ст. ст. 294, 296 - 302; ч. ч. 2, 3 ст. 303,
ст. ст. 304, 305; ч. 2 ст. 322, ст. ст. 354, 355, ч. 1 ст. 359, ст. 360 УК. В силу положений ч. 3
ст. 31 УПК в этих судах рассматриваются уголовные дела, связанные с государственной
тайной. В результате напрашивается вывод о чрезмерно широком использовании особого
порядка, предусмотренного гл. 40 УПК, таящем в себе опасность привлечь невиновного к
уголовной ответственности за тяжкое преступление.
Ходатайства об особой процедуре. Немало трудностей на практике вызывают и
приведенные в ст. ст. 314 и 315 УПК основания и порядок заявления о согласии с
предъявленным обвинением, а также ходатайства о постановлении приговора без
проведения судебного разбирательства. Получается, что согласие государственного или
частного обвинителя, потерпевшего на применение особого порядка принятия судебного
решения должно предшествовать подаче обвиняемым ходатайства о постановлении
приговора без проведения судебного следствия. При этом УПК не определяет, как и в
каком процессуальном документе досудебного производства такое согласие должно быть
зафиксировано, когда и как об этом узнает обвиняемый. Должен ли он просить о даче
согласия на постановление приговора без исследования доказательств лиц,
перечисленных в ч. 1 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК?
Анализ содержания ст. ст. 122, 216 - 218 и 314 - 316 УПК позволяет сделать вывод,
что волеизъявление обвиняемого является ходатайством, однако оно не разрешается
следователем в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК, поскольку адресовано суду.
Заявляя ходатайство в момент ознакомления с материалами дела, обвиняемый ничего не
знает ни о согласии государственного или частного обвинителя, ни о согласии
потерпевшего на постановление приговора без исследования собранных по делу
доказательств. Иногда на практике прокурор, утверждая обвинительное заключение,
уведомляет потерпевшего о его праве ходатайствовать о проведении предварительного
слушания, соглашаться или не соглашаться с рассмотрением дела в особом порядке, о чем
потерпевший должен сообщить суду. Однако такие действия не соответствуют
требованиям УПК.
Уголовно-процессуальный закон говорит о ходатайстве требовать упрощенной
процедуры для такой процессуальной фигуры, как обвиняемый, а не подозреваемый или
подсудимый. Следовательно, в силу положений ч. 1 ст. 120 УПК ходатайство о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства может быть заявлено
лицом, в отношении которого уже вынесено постановление о привлечении в качестве
обвиняемого либо вынесен обвинительный акт по делам публичного или частно-
публичного обвинения. При этом отечественный законодатель, включив вопрос о
разъяснении права обвиняемого на применение особого порядка судебного
разбирательства в гл. 30 УПК, исходил из того, что ко времени заявления подобного
ходатайства обвиняемый будет ознакомлен со всеми материалами уголовного дела.
Подсудимому закон не предоставил права заявить ходатайство об упрощенной процедуре
судебного разбирательства. Подсудимым лицо признается после назначения его дела к
слушанию. Поэтому суды вынуждены отказывать подсудимым в удовлетворении
аналогичных ходатайств, заявленных ими при рассмотрении дела в суде.
Запись о разъяснении обвиняемому права на ходатайство о применении особого
порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40 УПК, согласно требованиям
ч. 2 ст. 218 УПК делается в протоколе ознакомления обвиняемого с материалами
уголовного дела. Именно в этот момент выясняется и отражается в протоколе желание
обвиняемого воспользоваться этим правом или отказаться от него. Однако отражение
желания обвиняемого на этапе ознакомления с материалами дела не равнозначно
заявлению обвиняемого о своем согласии с предъявленным обвинением и ходатайству о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Согласно
положениям ч. 2 ст. 315 УПК с подобным ходатайством обвиняемый вправе обратиться не
только в момент ознакомления с материалами дела, но и в ходе предварительного
слушания. Форма ходатайства законом строго не регламентируется, и поэтому
представляется, что оно может быть заявлено обвиняемым письменно или устно с
отражением в протоколе. С подобным ходатайством обвиняемый должен обращаться
после предварительной консультации с защитником. Разрешаются ходатайства по
существу не следователем или прокурором, а только судом, принявшим дело к своему
производству. Суд может принять решение о проведении особого порядка судебного
разбирательства одновременно с назначением дела к слушанию или в ходе
предварительного слушания.
Невыполнение органами предварительного расследования возложенной на них ч. 1
ст. 11 и п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК обязанности по разъяснению обвиняемому права
ходатайствовать при ознакомлении с материалами уголовного дела о применении особого
порядка судебного разбирательства влечет нарушение права обвиняемого на защиту и в
соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК является основанием проведения предварительного
слушания для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору. В то же время,
если судья сочтет, что в ходе предварительного слушания имеется возможность
восстановить права обвиняемого, разъяснив ему право ходатайствовать о рассмотрении
дела в порядке, регламентированном гл. 40 УПК, при наличии ходатайства обвиняемого
судья вправе принять решение о назначении судебного заседания в особом порядке. Ведь
обвиняемый лишился этого права в ходе предварительного расследования вследствие
несоблюдения лицом, проводившим дознание или предварительное следствие, требований
закона. Возвращение этого дела прокурору для устранения отмеченного нарушения и
последующая передача дела в суд не будут способствовать рассмотрению уголовного дела
в разумные сроки. К тому же нет гарантий, что после разъяснения такого права по
возвращенному прокурору делу обвиняемый заявит ходатайство об особом порядке
судебного разбирательства.
Коментариев: 0 | Просмотров: 99 |
ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА -3
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:10
При наличии ходатайства обвиняемого, заявленного в порядке п. 1 ч. 2 ст. 315 УПК,
прокурор вправе при утверждении обвинительного заключения возвратить уголовное дело
следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения
либо квалификации действий обвиняемого или пересоставления обвинительного
заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями
(п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК). Аналогичным образом прокурор может поступить с
обвинительным актом (ч. 2 ст. 226 УПК). В стадии предварительного слушания прокурор
может изменить обвинение в сторону смягчения (ч. 4 ст. 37, ч. 5 ст. 236, ч. 7 ст. 246 УПК).
При решении вопроса о процедуре рассмотрения дела суд обязан исходить из того
обвинения, по которому дело поступило в суд. Таким образом, в окончательном виде
верхний предел обвинения определяется в постановлении судьи о назначении судебного
заседания.
В подобных случаях приобретает актуальность норма, содержащаяся в ч. 4 ст. 314
УПК. Все указанные в ней лица, в том числе потерпевший по делу публичного обвинения,
должны быть согласны с тем обвинением, по поводу которого пришли к согласию
прокурор и обвиняемый. В противном случае судья обязан назначить судебное заседание
в общем порядке.
При поступлении дела в суд судья обязан установить, по той ли статье предъявлено
обвинение. Суд направляет дело прокурору, если обвинительное заключение или
обвинительный акт составлены с таким нарушением требований УПК, которое исключает
возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе
данного заключения или акта (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК). К таким грубым ошибкам можно
отнести неправильную квалификацию. УПК исключает возможность рассмотрения дела в
суде в том случае, если обвинение и квалификация явно не совпадают.
Например, лицо обвиняется в совершении кражи (ч. 1 ст. 158 УК), а в обвинительном
заключении ошибочно указана ч. 1 ст. 150 УК - вовлечение несовершеннолетнего в
совершение преступления. Разновидностью подобных ошибок является указание
несуществующей части или пункта. Эти нарушения препятствуют самой возможности
рассмотрения дела в суде. Если при наличии таких грубых ошибок со стороны органов
предварительного расследования судья не направил дело прокурору, а принял его к
рассмотрению и в дальнейшем правильно квалифицировал содеянное, то при
рассмотрении дела в кассационной инстанции это будет оцениваться как неправильное
составление обвинительного заключения, что влечет его обязательное возвращение
прокурору для устранения нарушений.
Когда же присутствует правовой спор о квалификации, не имеется оснований для
направления дела прокурору в порядке ст. 237 УПК. Суд уполномочен дать
окончательный ответ по юридической оценке содеянного. Именно так и поступают суды
при рассмотрении дел по первой инстанции.
Если в ходе проводимого с участием обвиняемого, его защитника, прокурора и
потерпевшего предварительного слушания имеется возможность с соблюдением всех
требований восстановить права обвиняемого, судья по ходатайству обвиняемого может
принять решение о назначении судебного заседания в особом порядке. При
невозможности устранить допущенное в ходе предварительного расследования
нарушение уголовно-процессуального закона дело подлежит возвращению прокурору.
По делам частного обвинения (делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115,
ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК) в силу положений ст. ст. 43, 47, 318 УПК лицо, в
отношении которого подано заявление потерпевшего или его законного представителя,
наделяется правами обвиняемого с момента подачи заявления в суд и остается таковым до
назначения рассмотрения уголовного дела в судебном заседании. Такое ходатайство
может быть заявлено лишь после принятия мировым судьей заявления в порядке,
предусмотренном ч. 7 ст. 318 УПК. О том, что закон допускает применение особого
порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40 УПК, по делам частного
обвинения, свидетельствует прямое упоминание в ч. 1 ст. 314 УПК частного обвинителя в
качестве субъекта, который вправе дать согласие на проведение подобной процедуры.
Кроме того, по делам частного обвинения ходатайство об упрощенной процедуре
рассмотрения дела может поступить от подсудимого в ходе выполнения мировым судьей
требований ч. 3 ст. 319 УПК. Для окончательного разрешения подобных ходатайств закон
установил обязательное требование - ходатайство должно быть заявлено в присутствии
защитника. Если у обвиняемого отсутствует защитник на момент обращения его с
подобным ходатайством, закон возлагает на суд обязанность по обеспечению обвиняемого
защитником. В то же время в соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 231 УПК после назначения
судебного заседания подсудимый уже не вправе заявлять ходатайство о проведении
предварительного слушания.
Право на заявление ходатайства об особом порядке судебного разбирательства по
делам указанной категории лицу, в отношении которого подано заявление, разъясняется
мировым судьей при вызове этого лица в суд в соответствии с ч. 3 ст. 319 УПК. На этом
этапе обвиняемый вправе заявить о своем согласии с обвинением, изложенным в
заявлении потерпевшего, и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения
судебного разбирательства.
По делу частного обвинения, возбужденному следователем или дознавателем с
согласия прокурора в порядке ч. 4 ст. 20 УПК, обвиняемый также вправе: 1) заявить о
своем согласии с предъявленным обвинением; 2) ходатайствовать о постановлении
приговора без проведения судебного разбирательства в таком же порядке, как и по делам
публичного обвинения. Отсутствие хотя бы одного из этих условий является нарушением
процедуры судебного разбирательства, влекущим отмену приговора суда. Согласие
обвиняемого с предъявленным обвинением означает отсутствие возражений с его стороны
не только по поводу фактических обстоятельств совершенного преступления, но и
юридической оценки содеянного.
Для окончательного разрешения подобных ходатайств закон установил обязательное
требование - ходатайство должно быть заявлено в присутствии защитника. Консультации
с защитником должны проводиться до заявления обвиняемым ходатайства. Если
обвиняемый не пригласил защитника к моменту обращения его с подобным ходатайством,
то уголовно-процессуальный закон возлагает обязанность по обеспечению обвиняемого
защитником на суд. На органы предварительного расследования такая обязанность
законом не возлагается. В качестве защитников, в присутствии которых делается
ходатайство рассматриваемого вида, могут быть разные адвокаты: в стадии
предварительного расследования, предварительного слушания и судебного
разбирательства.
Право обвиняемого на отказ от помощи конкретного защитника, предусмотренное
ст. 52 УПК, не может быть ограничено при комментируемом производстве. У
государственного органа, ведущего уголовное дело, существует обязанность, чтобы
участие защитника было обеспечено и права защиты не были нарушены. Согласно п. 7 ч.
1 ст. 51 УПК участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если
обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке,
установленном гл. 40 УПК. Участие защитника обеспечивается с момента заявления хотя
бы одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении уголовного дела в порядке,
установленном гл. 40 УПК (см. ч. 2 ст. 51 УПК). Согласно ч. 2 ст. 52 УПК отказ от
защитника не обязателен для дознавателя, следователя, прокурора, суда в случае
заявления обвиняемым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в порядке,
установленном гл. 40 УПК. Согласно ч. 2 ст. 49 УПК в качестве защитников допускаются
адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть
допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное
лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи
указанное лицо допускается и вместо адвоката.
Следующим участником уголовного процесса, с позицией которого закон связывает
возможность проведения особой процедуры судебного разбирательства, является
государственный обвинитель. В соответствии с положениями п. 6 ст. 5 УПК
государственный обвинитель - поддерживающее от имени государства обвинение в суде
по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора и
в случаях, когда предварительное расследование произведено в форме дознания, также
дознаватель либо следователь. Фигура государственного обвинителя не равнозначна
фигуре прокурора, и появляется она лишь в судебном заседании. Следовательно, согласие
на проведение особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с
предъявленным обвинением дает не прокурор, следователь или дознаватель, а
государственный обвинитель в подготовительной части судебного заседания.
Согласно положениям п. 59 ст. 5 УПК частным обвинителем могут быть
потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам
частного обвинения. Под частным обвинителем уголовно-процессуальный закон (ч. 1 ст.
43 УПК) подразумевает лицо, подавшее заявление в суд по делу частного обвинения в
порядке, установленном ст. 318 УПК, и поддерживающее обвинение в суде. Его согласие
на применение особого порядка принятия судебного решения также обязательно по делам
частного обвинения. Если же частный обвинитель возражает против подобной процедуры,
то дело частного обвинения рассматривается в общем порядке, предусмотренном гл. 41
УПК.
Потерпевшим в соответствии со ст. 42 УПК является физическое лицо, которому
преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также
юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой
репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя,
следователя, прокурора или суда. Если по делу признано несколько потерпевших, то даже
в случае отсутствия согласия хотя бы одного из потерпевших на постановление приговора
без проведения судебного разбирательства такая процедура недопустима. При этом
следует иметь в виду, что закон говорит о наличии согласия участника уголовного
процесса, в том числе и потерпевшего, а не об отсутствии возражений с их стороны.
Ограничения для вынесения приговора без проведения судебного разбирательства в
общем порядке определены законом. Так, в ст. 314 УПК говорится лишь о праве
обвиняемого при наличии определенных условий (при согласии с предъявленным
обвинением) заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного
разбирательства и о праве суда постановить приговор при соблюдении этих условий.
Следовательно, обвиняемый вправе не воспользоваться предоставленным ему правом на
подобную упрощенную процедуру, гарантирующую ему назначение наказания, не
превышающего двух третей максимального размера наказания, предусмотренного
санкцией статьи. В свою очередь, и суд может не удовлетворить заявленное обвиняемым
ходатайство. Однако представляется, что суд в подобных случаях должен отразить в
своем решении мотивы отказа в постановлении обвинительного приговора без проведения
судебного разбирательства.
Коментариев: 0 | Просмотров: 222 |
ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА -4
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:09
Как правило, только совокупность указанных оснований и условий дает право суду
вынести приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке.
Отсутствие хотя бы одного из этих оснований и условий исключает такую возможность.
Рассмотрим подробно каждое из перечисленных условий.
1. Суд, при наличии прочих условий и оснований, перечисленных в нормах гл. 40
УПК, вправе вынести приговор без проведения судебного разбирательства в общем
порядке по тем уголовным делам, по которым обвиняемому предъявлено обвинение в
совершении преступления небольшой, средней тяжести и тяжкого. Из сказанного
вытекает ряд принципиальных выводов, важных для принятия правильного решения.
Во-первых, вынесение приговора без проведения судебного разбирательства в общем
порядке возможно по уголовным делам об умышленных и о неосторожных
преступлениях. Главное, чтобы они относились к категории преступлений небольшой,
средней тяжести и тяжких.
Во-вторых, вынесение такого приговора возможно как за единичное неосторожное
или умышленное преступление, за которое предусмотрено максимальное наказание до 10
лет лишения свободы включительно, так и за совокупность и рецидив преступлений
данной категории, причем в различной комбинации (к примеру, одно умышленное, другое
неосторожное; два умышленных, одно неосторожное и три умышленных и т.п.). Иными
словами, число преступлений, вменяемых виновному в постановлении о привлечении в
качестве обвиняемого, не влияет на принятие судом решения о постановлении приговора
без проведения судебного разбирательства. Важно, чтобы они не относились к категории
особо тяжких преступлений.
В-третьих, для вынесения приговора без проведения судебного разбирательства в
общем порядке никакого правового значения не имеют данные, характеризующие
обвиняемого (отрицательная характеристика по месту работы, службы, учебы или
жительства и т.д.); наличие или отсутствие судимости; совершено ли преступление
единолично или в соучастии; подвергался ли обвиняемый ранее уголовному
преследованию или нет; освобождался ли он ранее от уголовной ответственности по
нереабилитирующим основаниям или нет; страдает ли наркоманией или алкоголизмом;
имеет ли постоянное место жительства и работы или нет; является ли гражданином
Российской Федерации, иностранным гражданином либо лицом без гражданства и т.д.
Из вышеизложенного следует, что определяющее значение для принятия судом
решения о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем
порядке имеет только один-единственный фактор: каждый отраженный в постановлении о
привлечении в качестве обвиняемого эпизод преступной деятельности и все эпизоды,
вместе взятые, должны подпадать под категорию преступлений небольшой, средней
тяжести и тяжких.
2. Второе условие является, пожалуй, наиболее значимым в вопросах законности и
обоснованности применения особого порядка судебного разбирательства. Как показывает
следственная и судебная практика, главная ошибка органов предварительного
расследования заключается в том, что они зачастую свои усилия направляют на
доказывание самого факта совершения преступления, а вопросам доказывания вины
обвиняемого в его совершении уделяют недостаточное внимание, уповая при этом на
признание обвиняемым своей вины. Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК
признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в
основу обвинения лишь при подтверждении его виновности имеющимися по уголовному
делу доказательствами. Поэтому в ходе предварительного расследования следователь
(дознаватель) обязан не ограничиваться только признанием, а подкрепить его
доказательствами. Если таковые в ходе расследования не добыты, то уголовное дело не
может быть направлено в суд с обвинительным заключением (обвинительным актом).
При этом не следует надеяться на то, что обвиняемый признает свою вину, не будет
оспаривать предъявленного обвинения и станет ходатайствовать перед судом о
постановлении по его делу приговора по упрощенной процедуре, т.е. без проведения
судебного следствия в полном объеме и исследования имеющихся в деле доказательств.
Законодатель для таких случаев предусмотрел достаточно надежный правовой барьер.
Так, в соответствии со ст. 316 УПК судья вправе вынести по делу приговор без
проведения судебного разбирательства в общем порядке лишь в том случае, если придет к
выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, подтверждается
доказательствами, собранными по уголовному делу. Иными словами, судья должен
предварительно изучить материалы уголовного дела, собранные по нему доказательства,
их допустимость и достоверность, соотнести их с другими материалами, в том числе и
показаниями самого обвиняемого и т.д., и лишь после того, как убедится в наличии
достаточных доказательств вины подсудимого в предъявленном обвинении, может
вынести по делу обвинительный приговор.
Если подсудимый не согласен с некоторыми эпизодами обвинения или выражает
несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска, оспаривая
характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого, его ходатайство о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не
подлежит. В этих случаях дело должно рассматриваться на общих основаниях.
При утверждении обвинительного заключения (акта) прокурор должен уделить
особое внимание изучению и оценке доказательств вины обвиняемого в совершенном
преступлении. Если прокурор придет к выводу, что собранных по делу доказательств
недостаточно для однозначного вывода о виновности обвиняемого, то он обязан либо
вернуть уголовное дело следователю (дознавателю) для производства дополнительного
расследования, либо прекратить уголовное дело за отсутствием состава (события)
преступления или непричастности обвиняемого к совершению преступления.
3. Одним из требований, предъявляемых законодателем к особому порядку
судебного разбирательства, является осознание обвиняемым характера и последствий
заявленного им ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного
разбирательства в общем порядке. При этом под характером заявленного ходатайства
необходимо понимать осознание обвиняемым сущности своего решения. Иными словами,
обвиняемый должен четко себе представлять, в чем состоит специфика особого порядка
судебного разбирательства и с какими правовыми последствиями связано такое
распоряжение им своими процессуальными правами, указанными в ст. 314 УПК.
В частности, судья обязан разъяснить обвиняемому сущность применения особого
порядка судебного разбирательства: во-первых, обвиняемый добровольно отказывается от
исследования каких бы то ни было доказательств его вины в совершенном преступлении в
ходе судебного разбирательства, в том числе и представленных его защитником; во-
вторых, приговор, вынесенный в результате особого порядка судебного разбирательства,
не может быть обжалован в кассационном или апелляционном порядке из-за
несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам уголовного
дела, так как эти обстоятельства не были предметом исследования в ходе судебного
разбирательства; в-третьих, в случае обвинительного приговора суд назначит наказание,
которое не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее
строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей нормой УК; в-четвертых, в
случае обвинительного приговора суд освободит обвиняемого от уплаты процессуальных
издержек.
4. Данное условие законодателем предусмотрено для того, чтобы исключить
необдуманное решение со стороны обвиняемого относительно заявления им ходатайства о
применении особого порядка судебного разбирательства. Поэтому при наличии такого
ходатайства следователь (дознаватель) и суд обязаны выяснить у обвиняемого
(подсудимого), провел ли он консультацию со своим защитником по поводу намерений
заявить ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства и было ли
у обвиняемого достаточно времени для такой консультации, о чем необходимо сделать
соответствующую отметку в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с
материалами уголовного дела или в протоколе судебного заседания. Если такая
консультация не состоялась, то следователь (дознаватель) и суд обязаны предоставить
обвиняемому (подсудимому) достаточное время для ее проведения.
5. В соответствии со ст. 314 УПК заявление обвиняемым ходатайства о применении
особого порядка судебного разбирательства должно быть не только осознанным, но и
добровольным. Возможны случаи, когда родственники или близкие обвиняемого могут
посоветовать ему поступить именно таким образом, и под влиянием их советов он примет
решение о выдвижении ходатайства о постановлении по его делу приговора без
проведения судебного разбирательства в общем порядке. Поэтому если судья установит,
что обвиняемый заявил такое ходатайство под давлением (в результате запугивания или
физического насилия), то он не должен удовлетворять его, а о самом факте давления на
обвиняемого в ходе предварительного расследования в соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК
направить представление прокурору для принятия необходимых мер.
6. Соблюдение данного условия судья обязан установить непосредственно на
предварительном слушании, если оно проводится, или в подготовительной части
судебного заседания, спросив обвиняемого (подсудимого) и его защитника о том, было ли
ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства заявлено при
ознакомлении с материалами уголовного дела в присутствии защитника. При
положительном ответе судья переходит к установлению других условий и оснований для
постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.
Однако если судья установит, что обвиняемый по каким-либо причинам заявил
ходатайство в отсутствие защитника, то он в соответствии со ст. 315 УПК должен
потребовать от обвиняемого предъявить суду ходатайство повторно в присутствии
защитника. Если защитник не приглашен самим обвиняемым (подсудимым) или по их
поручению другими лицами, то участие защитника в данном случае должен обеспечить
непосредственно суд (ч. 1 ст. 315 УПК).
7. В соответствии со ст. 217 УПК при ознакомлении обвиняемого и его защитника с
материалами дела следователь (дознаватель) обязан разъяснить обвиняемому его право
заявить ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства и
разъяснить ему правовые последствия такого ходатайства. Выбор варианта поведения
обвиняемого, его желание воспользоваться этим правом или отказаться от него
следователь (дознаватель) обязан отразить в протоколе ознакомления обвиняемого и его
защитника с материалами уголовного дела. По делам частного обвинения ходатайство о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства может быть заявлено
лицом после вручения ему мировым судьей копии заявления потерпевшего (ч. 3 ст. 319
УПК). В этом случае судья обязан разъяснить подсудимому процессуальный порядок и
правовые последствия такого ходатайства, после чего назначить предварительное
слушание.
8. Рассматриваемое условие содержит упоминание о двух самостоятельных
процессуальных фигурах уголовного судопроизводства - государственном и частном
обвинителе. Одним из обязательных условий применения института особого порядка
судебного разбирательства является согласие государственного обвинителя с
ходатайством обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного
разбирательства. Раскрывая содержание данного условия, необходимо иметь в виду, что в
законе речь идет о государственном обвинителе, а не о прокуроре. А как известно,
государственный обвинитель как процессуальная фигура вступает в дело на стадии
судебного производства, в силу чего в ходе предварительного расследования следователь
(дознаватель) объективно не в состоянии выяснить его позицию по рассматриваемому
вопросу. Поэтому при наличии ходатайства обвиняемого прокурор, который утверждает
обвинительное заключение, должен проверить наличие в материалах уголовного дела
оснований и условий, позволяющих судье удовлетворить такое ходатайство и постановить
по его делу приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке.
Убедившись, что в деле имеются все основания и условия для удовлетворения судом
ходатайства, прокурор назначает (если, конечно, он сам не собирается поддерживать
обвинение лично) по данному делу государственного обвинителя, с которым должен
обсудить вопрос относительно поддержания им данного ходатайства обвиняемого. Но в
любом случае последнее слово остается за государственным обвинителем, который свою
позицию по данному вопросу должен довести до сведения суда на предварительном
слушании. Законодатель, оставляя на усмотрение государственного обвинителя
возможность постановления приговора без проведения судебного разбирательства в
общем порядке на основе ходатайства обвиняемого, преследует цель не допустить
использования рассматриваемого института по тем делам, по которым имеются
препятствия правового либо этического характера.
Коментариев: 0 | Просмотров: 86 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
ДРУЗЬЯ САЙТА:

Библиотека документов юриста

СЧЕТЧИКИ: