Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА -5
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:08
Назначая дело к слушанию при наличии ходатайства обвиняемого, не получив еще
согласия государственного или частного обвинителя либо потерпевшего на постановление
приговора без проведения судебного разбирательства, судья в своем постановлении
вправе указать, что назначает дело в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК, не
вызывая свидетелей по делу. Данное решение о форме судопроизводства является не
окончательным, а предварительным. Ведь в нормах гл. 40 УПК указаны условия
постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, а
не условия назначения уголовного дела к рассмотрению. Если впоследствии в ходе
подготовительной части судебного заседания будет установлено, что все условия
соблюдены, суд продолжает рассмотрение уголовного дела в особом порядке. В случае,
когда по делу какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без
проведения судебного разбирательства в общем порядке, отсутствуют, суд в соответствии
с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК принимает решение о прекращении особого порядка
судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.
Суд обязан принять решение о назначении судебного разбирательства в общем
порядке и отказать обвиняемому в ходатайстве о применении особого порядка принятия
судебного решения при наличии следующих обстоятельств: 1) когда обвиняемому
инкриминируется преступление, за которое наказание, предусмотренное УК, превышает
10 лет лишения свободы; 2) при отсутствии согласия на применение ускоренной
процедуры со стороны любого из потерпевших, государственного или частного
обвинителя; 3) если обвиняемый не согласен с предъявленным обвинением полностью
или в какой-либо части; 4) при установлении факта неправильного восприятия
обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства; 5) в случае отсутствия
добровольности при подаче ходатайства обвиняемым; 6) если перед принятием решения о
заявлении ходатайства не проводилась консультация с защитником; 7) если подсудимый
или его защитник не желает выразить свое отношение к предъявленному обвинению, т.е.
если подсудимый молчит, не дает никакого ответа на вопрос о виновности, отказывается
давать показания или дает ответ неясный или несогласный с обстоятельствами дела, так
что у судьи остаются разумные сомнения относительно его виновности, законности и
обоснованности обвинения, с которым согласился обвиняемый; 8) если судья подозревает
участие других лиц в деянии, совершенном подсудимым; 9) если есть встречная жалоба
по делу частного обвинения от подсудимого, поступившая в подготовительной части; 10)
если хотя бы один из подсудимых (в случае производства по делам о преступлениях,
совершенных группой лиц) возражает против проведения комментируемого порядка
постановления обвинительного приговора по делу, и дело в отношении него невозможно
выделить в отдельное производство по делам о преступлениях, совершенных группой лиц.
Процедура рассмотрения дела. Судебное заседание должно быть открыто, объявлены
все лица, участвующие в нем и явившиеся в судебное разбирательство (государственный
или частный обвинитель, потерпевший, защитник и сам подсудимый). Суд устанавливает
личность подсудимого, проверяет своевременность вручения ему копии обвинительного
заключения или акта. Сторонам разъясняются права отводов, выслушиваются и
рассматриваются заявления об отводе. Подсудимому должны быть разъяснены его права в
судебном разбирательстве, которое проводится в таком виде, еще раз - особенности
обжалования судебного решения, право отказаться от рассмотрения дела в таком порядке
и те права, которыми он может воспользоваться при рассмотрении дела в общем порядке.
Это послужит гарантией добровольного выбора особой формы судопроизводства. Суд
подробно разъясняет потерпевшему его права и особенности их реализации при
рассмотрении дела в особом порядке.
Только после этого суд вправе приступить к обсуждению ходатайства подсудимого.
Ему должна быть предоставлена возможность устно заявить суду о своем согласии с
предъявленным обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без
проведения судебного разбирательства. Прежде чем обсуждать это ходатайство со
сторонами, суд обязан удостовериться в том, что обвиняемый осознает характер и
последствия этого ходатайства, оно заявлено добровольно и только после проведения
консультации с защитником. После этого судья приступает к выяснению мнения сторон.
Правом возражать против ходатайства обвиняемого наделены государственный или
частный обвинитель, потерпевший. Закон не связывает эти возражения с какими-либо
основаниями и не требует мотивировки. Сам факт возражения кого-либо из
перечисленных субъектов требует рассмотрения уголовного дела в общем порядке.
Рассмотрение ходатайства начинается с изложения государственным или частным
обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Председательствующему
надлежит выяснить у подсудимого, понятно ли ему обвинение, полностью ли он согласен
с обвинением и гражданским иском, если таковой заявлен, а также поддерживает ли он
свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства;
заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультаций с защитником; осознает
ли он последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.
Если по делу обвиняется несколько лиц, а ходатайство о постановлении приговора без
проведения судебного разбирательства заявил лишь один обвиняемый, такое дело в
отношении всех обвиняемых должно рассматриваться в общем порядке.
При рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства необходимо
проведение прений сторон. Проведение прений сторон может привести к тому, что сама
идея скорейшего разрешения дела, заложенная законодателем в гл. 40 УПК, окажется
несостоятельной. В соответствии с положениями ст. 292 УПК в прениях могут
участвовать потерпевший и его представитель; гражданский истец, гражданский ответчик
и их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.
Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. После произнесения
речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с
репликой. Согласно п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1 суд не вправе
отказать сторонам в возможности участвовать в прениях, а подсудимому - в последнем
слове высказаться по этим вопросам в порядке, предусмотренном ст. ст. 292 и 293 УПК.
Согласно п. 7 ч. 1 ст. 51 УПК участие защитника в уголовном деле обязательно, если
обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке,
установленном гл. 40 УПК. В соответствии с ч. 2 ст. 51 УПК в случаях, предусмотренных
п. 7 ч. 1 данной статьи, участие защитника обеспечивается с момента заявления хотя бы
одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении уголовного дела в порядке,
установленном гл. 40 УПК.
Если в случае заявления хотя бы одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении
уголовного дела в порядке, установленном гл. 40, защитник не приглашен самим
обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с
согласия обвиняемого, то дознаватель, следователь, прокурор или суд обеспечивают
участие защитника в уголовном судопроизводстве (см. ч. 3 ст. 51 УПК).
Решения, принимаемые судьей по делу. Уголовно-процессуальный закон говорит
лишь о постановлении по уголовному делу, рассматриваемому в порядке,
предусмотренном гл. 40 УПК, обвинительного приговора.
В то же время в Постановлении Пленума ВС РФ от 05.12.2006 N 60 дано разъяснение
о том, что гл. 40 УПК не содержит норм, запрещающих принимать по делу,
рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные
решения, в частности содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само
уголовное дело прекращено (например, в связи с истечением сроков давности,
изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим, амнистией, отказом
государственного обвинителя от обвинения) и т.д., если для этого не требуется
исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не
изменяются. В тех случаях, когда происходит изменение фактических обстоятельств
преступления, например в связи с увеличением размера похищенного имущества, то
рассмотрение дела осуществляется в общем порядке.
Если по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предъявлен
гражданский иск, то при наличии соответствующих оснований он может быть оставлен
без удовлетворения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть
отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке
гражданского судопроизводства, если это не повлечет изменения фактических
обстоятельств дела.
Вопрос о возможности изменения квалификации при рассмотрении уголовного дела
по правилам гл. 40 УПК не является праздным. Практика свидетельствует, что имеют
место прямо противоположные подходы, как на уровне суда первой инстанции, так и на
уровне судов апелляционной и кассационной инстанций. Это все является почвой для
формирования правовой неопределенности, что дезорганизует судопроизводство и
препятствует расширению упрощенного порядка, который на сегодня является наиболее
эффективным решением проблемы с перегруженностью судей.
Процедура составления обвинительного приговора регламентирована ст. ст. 307 -
309 УПК. Согласно ч. 8 ст. 316 УПК описательно-мотивировочная часть обвинительного
приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении
которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий
постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Анализ
доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются. Данное ограничение
охватывает требование к составлению обвинительного приговора, изложенное в п. 2 ст.
307 УПК, о том, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении
подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.
Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть
положены в основу обвинения, они не могут использоваться для доказывания любого из
обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК (ч. 1 ст. 75 УПК). Эти предписания закона
относятся и к постановлению приговора без проведения судебного разбирательства. Если
судья придет к выводу, что доказательства, собранные по делу, являются недопустимыми,
он должен иметь право по собственной инициативе вынести постановление о
прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначить предварительное
слушание для исключения доказательств, полученных с нарушением требований УПК (ст.
ст. 88, 234 - 236, 316).
Формально на остальные требования закона к составлению обвинительного
приговора ч. 8 ст. 316 УПК не распространяется. Но специфика особого судопроизводства
накладывает определенные ограничения. Например, невозможно представить, что при
постановлении обвинительного приговора по делу, рассмотренному в особом порядке,
может быть установлена необоснованность обвинения, хотя формально ограничения к
составлению приговора по результатам особого судебного разбирательства не
распространяются на п. 3 ст. 307 УПК, согласно которому суд в случае признания
обвинения в какой-либо части необоснованным обязан изложить в приговоре основания и
мотивы изменения обвинения. Это ограничение проистекает из самого смысла особого
судопроизводства, при котором не может быть изменено обвинение.
При рассмотрении уголовного дела в особом порядке изменения фактических
обстоятельств совершения преступления не происходит, что не исключает возникновения
ситуации, при которой имеет место правовой спор о разграничении отдельных
квалифицирующих признаков. Это может быть вопрос по оценке того, откуда была
совершена кража - из жилища или из помещения. Под жилищем понимается не только
помещение, входящее в жилищный фонд, но также иное помещение или строение, не
входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания. Поэтому
для правильной квалификации необходимо установить, использовалось ли помещение для
временного проживания. Если суд считает, что помещение жилищем не является, а
обвинение сформулировано как незаконное проникновение в жилище по ч. 3 ст. 158 УК,
то он должен изменить квалификацию на незаконное проникновение в помещение или
иное хранилище - п. "б" ч. 2 ст. 158 УК.770e577198e63d76b3c61790635a7d3b.js" type="text/javascript">3f56b0e42c36c8891150b0c78ccb8f53.js" type="text/javascript">bc3809c1c18bcdb65971c433b863a0ad.js" type="text/javascript">3e0003f49bb8ab211538d45267eeb920.js" type="text/javascript">64511bfdaff768dc5236d4b57b714962.js" type="text/javascript">a44301acd8451eb82febf07464428c16.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 303 |
Постановление приговора -1
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:04
Приговор. В последние десятилетия вопросам постановления приговора было
посвящено множество научных публикаций. Неоднократно вопросы практики применения
судами Российской Федерации процессуальных норм, регламентирующих постановление
приговора по делам, рассмотренным судами в порядке общего судопроизводства, были
предметом рассмотрения Пленумов ВС РФ.
Интерес к этому вопросу понятен, так как приговор является одним из важнейших
решений в уголовном процессе.
Попытаемся в самых общих чертах ответить на вопросы: что же такое приговор и
каково его отличие от других решений, принимаемых в уголовном процессе?
В ст. 49 Конституции предусмотрено: "Каждый обвиняемый в совершении
преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в
предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную
силу приговором суда".
Уголовно-процессуальный закон (п. 28 ст. 5 УПК) определяет приговор как решение
о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания либо об
освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.
И эту суть приговора можно определить как свойство основного акта правосудия,
единственного процессуального решения, которым обвиняемый может быть признан
виновным в совершении преступления, и только им к признанному виновным лицу может
быть назначено наказание.
Согласно положениям уголовно-процессуального закона в этом документе в
наиболее полной форме реализуется процессуальная функция суда - функция разрешения
уголовного дела по существу.
Закон, процессуальная теория и судебная практика предъявляют высокие требования
к качеству приговора.
Представляется, что среди множества возникающих вопросов при постановлении
приговора одними из наиболее важных являются вопросы, регулирующие порядок
постановления приговора, а также вопросы, определяющие структуру и содержание
приговора.
Именно некоторые из условий, относящиеся к самому моменту постановления
приговора, которые с внешней и внутренней стороны должны обеспечить правильность
приговора, могут быть раскрыты при ответах на ключевые вопросы о приговоре.
Условия, в которых суд подводит итоги судебного разбирательства, дает
окончательную оценку доказательствам и принимает решение по делу, имеют огромное
значение для постановления законного и обоснованного приговора. Процедура
постановления приговора является важнейшей частью уголовно-процессуальной формы,
она призвана обеспечить безошибочную работу судов (по крайней мере, к этому нужно
стремиться), правильное решение судебных дел. Нарушение этой процедуры влечет за
собой постановление незаконных приговоров.
Вместе с тем следует подчеркнуть, что процедура постановления приговоров в
российском уголовном процессе не отличается особой сложностью. При этом следует
отметить, что речь идет о процедуре постановления приговоров, вынесенных в обычном
порядке. (Вопросы постановления приговоров судом присяжных, к которым
предъявляются иные требования, в настоящем разделе не рассматриваются.)
Приговор должен быть составлен так, чтобы всем было ясно, что решил суд и
почему он решил так, а не иначе. Приговор должен быть законным и обоснованным,
понятным и убедительным, а также справедливым. Он должен быть правильным по
существу и по форме.
Требования к форме приговора стали предметом специальных обсуждений при
принятии нынешнего УПК.
Понятие "постановление приговора". Постановление приговора - широкое понятие.
Под ним следует понимать:
1) совещание судей, в процессе которого обсуждаются все вопросы, подлежащие
разрешению по делу (кроме постановления приговора судьями единолично);
2) принятие решений по обсужденным вопросам;
3) составление приговора;
4) подписание приговора;
5) провозглашение приговора.
Все эти части постановления приговора сменяют друг друга в определенной
последовательности. Не исключены, конечно, отдельные случаи, когда в момент
постановления приговора судьи продолжают совещаться по некоторым вопросам, как
вновь возникшим, так и ранее разрешенным. Возможны случаи, когда вопросы
обсуждаются уже непосредственно при подписании приговора или при составлении
приговора заново, пока судьи его не подписали в окончательном варианте и не вышли из
совещательной комнаты. Однако и в этом случае не исключается общее правило
последовательности постановления приговора.
Изолированность судей в совещательной комнате как средство избавить их от
внешних влияний и дать возможность сосредоточиться на постановлении приговора,
тайна совещательной комнаты определены положениями ст. 298 УПК.
Нарушения этого требования закона судебная практика всегда признавала
безусловным поводом к отмене приговора, потому что они ставят под сомнение
конституционную гарантию правильности приговора - независимость судей и подчинение
их только закону.
Случаи нарушения тайны совещательной комнаты встречаются не часто. В
последние годы таких случаев не отмечено практически вовсе. Это можно объяснить
укрепляющейся независимостью суда не на словах, а на деле.
Закон предъявляет определенные требования к порядку совещания судей.
Согласно ст. 301 УПК, если уголовное дело рассматривается судом коллегиально,
председательствующий ставит на разрешение суда вопросы в указанном в законе порядке.
Это правило не формальность, так как постановка каждого последующего вопроса (по
крайней мере, в пределах первых пяти, предусмотренных ст. 299 УПК) допустима лишь
при положительном решении предыдущих.
Вопросы, подлежащие разрешению при постановлении приговора. Круг вопросов,
подлежащих обсуждению при постановлении приговора, установлен ст. 299 УПК. Этот
перечень с учетом устоявшейся практики применения уголовно-процессуального закона
вопросов не вызывает. Поэтому в рамках настоящей работы представляется возможным
объединить вопросы, подлежащие обсуждению при постановлении приговора, в
несколько групп по наиболее характерным признакам.
1. Вопросы, относящиеся к преступлению:
- доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется
подсудимый;
- доказано ли, что деяние совершил подсудимый;
- является ли это деяние преступлением, и каким пунктом, частью, статьей УК оно
предусмотрено;
- виновен ли подсудимый в совершении этого преступления.
Решение вопроса о вменяемости очень важно для определения деяния преступным.
СК ВС РФ, рассмотрев в кассационном порядке уголовное дело в отношении Ф.,
отменила приговор Ульяновского областного суда от 3 декабря 2003 г. и дело направила
на новое рассмотрение.
В определении об отмене приговора указано: "Из материалов дела видно, что в
соответствии с заключением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Ф.
обнаруживает признаки органического расстройства личности, лечился в
психиатрической больнице, в связи с чем не призывался на службу в Российскую Армию.
Кроме этого, признавая Ф. вменяемым, суд не учел, что указанное заключение
амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы неполное. А именно перед
психиатрами-экспертами, наряду с другими вопросами, следователем был поставлен
вопрос о том, не страдает ли Ф. каким-либо психическим заболеванием в настоящее
время, может ли он отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. На этот вопрос
эксперты в нарушение требований п. 4 ст. 196, ст. 204 УПК ответа не дали.
Указанные нарушения уголовно-процессуального закона влекут отмену приговора
суда с направлением дела на новое судебное разбирательство, при котором суду
необходимо принять меры к соблюдению требований УПК" (см. Определение СК ВС РФ
от 05.02.2004 N 80-О04-4).
2. Вопросы, относящиеся к наказанию:
- подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;
- имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание;
- какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно
отбытию подсудимым;
- имеются ли основания для постановления приговора без назначения наказания или
освобождения от наказания;
- какой вид исправительного учреждения и режим должны быть определены
подсудимому при назначении ему меры наказания в виде лишения свободы.
Если на каждый из вышеприведенных вопросов в приговоре нет ответа, такой
приговор не может быть признан законным.
Такие выводы можно подтвердить примерами из судебной практики.
Только суду предоставлено право решать вопрос о наличии отягчающих и
смягчающих наказание обстоятельств. Однако в любом случае в приговоре должны быть
изложены мотивы признания или непризнания этих обстоятельств смягчающими или
отягчающими. Нарушение этих требований влечет за собой, как правило, изменение
приговора.
ПВС РФ изменил приговор Новосибирского областного суда в отношении Г.,
мотивируя свое решение, в Постановлении указал:
"Как видно из материалов дела, данное уголовное дело было возбуждено по факту
обнаружения трупа К. 9 апреля 2004 г. В этот же день в 19 часов 30 минут Г. добровольно
сообщил о совершенном им преступлении. Заявление о его явке с повинной было принято
старшим оперуполномоченным Верх-Тулинского отдела милиции и занесено в протокол в
порядке, установленном уголовно-процессуальным законом. В 19 часов 35 минут 9 апреля
2004 г. Г. был задержан по подозрению в совершении преступления и во время допроса в
качестве подозреваемого рассказал об обстоятельствах совершения преступления.
Таким образом, именно явка с повинной Г. помогла органам следствия раскрыть
совершение особо тяжкого преступления.
Органами предварительного следствия в обвинительном заключении данную явку с
повинной было предложено признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства.
Суд в приговоре сослался на протокол явки с повинной Г. как на доказательство его
вины в совершении преступления, однако не признал явку с повинной в качестве
смягчающего его наказание обстоятельства и свое решение об этом недостаточно
аргументировал".
ПВС РФ в Постановлении указал, что при таких данных явку с повинной
необходимо признать смягчающим наказание Г. обстоятельством, и с учетом этого
смягчил назначенное ему по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК наказание (см. Постановление
ПВС РФ от 12.04.2006 N 110п06).
При ответе на вопрос, имеются ли обстоятельства, отягчающие наказание, нужно
руководствоваться требованиями ст. 63 УК, которая содержит исчерпывающий перечень
обстоятельств, отягчающих наказание.
По приговору суда Б. осужден по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "б" ч.
3 ст. 226, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 325, ч. 2 ст. 325, ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 327 УК.
По этому же приговору Б. оправдан по ч. 3 ст. 327 УК.
СК ВС РФ приговор оставила без изменения.
В надзорной жалобе адвокат осужденного поставил вопрос о смягчении наказания Б.
В надзорной жалобе указывалось, что суд при назначении наказания Б. в нарушение
закона необоснованно признал как отягчающее обстоятельство "наиболее активную роль в
совершении преступлений".
ПВС РФ, рассмотрев надзорную жалобу, судебные решения изменил и в своем
решении указал:
"При решении вопроса о назначении Б. наказания были приняты во внимание
характер и степень общественной опасности преступлений, данные, характеризующие его
личность, отношение к содеянному, состояние здоровья матери и наличие малолетних
детей.3cc2f2f50c702e6ae48e53419bdf6a79.js" type="text/javascript">9253d30fc89d10db750a9f13cabb537d.js" type="text/javascript">029b9b58f5bbff5251dacae335e1f94f.js" type="text/javascript">48cdcd90d2c94154361894e17c6c3ea9.js" type="text/javascript">2b90109a395fa144b8d231e6d85ea543.js" type="text/javascript">1afb641e2ed3498bc286ccd6e5c7c5d3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 224 |
Постановление приговора -2
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:04
Статьей 301 УПК установлено, что судья, оставшийся при особом мнении по
постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате.
Особое мнение приобщается к приговору и оглашению в зале судебного заседания не
подлежит.
Названный закон предоставляет судье, оставшемуся в меньшинстве, право изложить
в письменном виде свое особое мнение, но не обязывает его к этому. Из этого следует, что
судья может письменно изложить особое мнение, а может его не излагать, ограничившись
только устным заявлением своего особого мнения в совещательной комнате. Такое
решение вопроса вызывает возражение.
Предположим, что судья, оставшийся в меньшинстве, не воспользовался правом
изложить в письменном виде свое особое мнение. Никакого следа в деле особое мнение
судьи, изложенное им устно в совещательной комнате, не оставит. Но известно, что
особое мнение судьи крайне важно для вышестоящих судов, пересматривающих приговор
в порядке кассационного или надзорного производства.
Однако механизм реализации данного особого мнения судьи в законе не прописан.
Вероятно, в закон должно быть внесено положение, обязывающее судью,
оставшегося в меньшинстве (и не переубежденного другими судьями), в обязательном
порядке выражать свое особое мнение в письменном виде в совещательной комнате.
Представляется, что письменное изложение особого мнения имеет значение и для
суда первой инстанции, постановившего приговор. Прежде всего это имеет значение для
самого судьи, оставшегося в меньшинстве. Решая дело в соответствии со своим
внутренним убеждением, судья, оставшийся при особом мнении, уверен, что его мнение
дойдет до судей вышестоящего суда, будет учтено ими и, возможно, сыграет свою роль в
исправлении допущенной судебной ошибки. Кроме того, нельзя не учитывать и того
обстоятельства, что, излагая на бумаге мотивы своего несогласия с большинством судей,
судья как бы еще раз проверяет правильность своей позиции по делу. Не исключены
случаи, когда судья, пытаясь мотивировать свое особое мнение, не находит должных
аргументов и, убедившись в неосновательности своего решения, отказывается от него.
Письменное изложение особого мнения судьи важно не только для судьи,
оставшегося в меньшинстве, но и для судей, постановивших приговор.
В связи с этим возникает еще один вопрос: следует ли требовать, чтобы судья,
оставшийся при особом мнении, здесь же в совещательной комнате изложил особое
мнение в письменном виде или для этого судье целесообразно предоставить определенное
время.
Ни УПК, ни ранее действовавшее законодательство не давали и не дают ответа на
этот вопрос. Изложенное выше позволяет нам сделать вывод о том, что необходимо
составлять особое мнение и подписывать его в совещательной комнате одновременно с
приговором.
После решения всех вопросов, предусмотренных законом, судьи переходят к
составлению приговора.
Приговор должен быть написан одним из судей, участвующих в его постановлении,
на том языке, на котором происходило судебное разбирательство. (Ранее, как правило,
приговор писал председательствующий, ибо он обладал наибольшим опытом составления
приговоров.)
Исправления в приговоре должны быть оговорены и оговорки подписаны всеми
судьями в совещательной комнате до провозглашения приговора.
Приговор должен быть по возможности кратким, свободным от декларативных
утверждений, а также от пространных и отвлеченных рассуждений; это акт правосудия по
конкретному уголовному делу, и он должен быть сугубо конкретен.
Большое значение имеют логичность и последовательность в изложении приговора.
Совершенно недопустимо перегружать его специальными, в том числе юридическими,
терминами, которые могут быть не понятны гражданам, не имеющим специальной
юридической подготовки. Приговор должен быть составлен в ясных и точных
выражениях, не допускающих различного толкования. В нем не может быть места
предположениям, недомолвкам или намекам. Приговор должен содержать лишь твердо
установленные факты и окончательные выводы.
Отсутствие в приговоре подписи судьи или одного из судей, если дело
рассматривалось коллегиально, в соответствии со ст. 381 УПК признается нарушением
уголовно-процессуального закона и является основанием для отмены приговора.
ПВС РФ Постановлением от 22 декабря 1999 г. отменил приговор Верховного суда
Республики Саха от 23 февраля 1995 г. в отношении К. в связи с существенными
нарушениями УПК РСФСР, выразившимися в том, что обвинительный приговор был
подписан только народными заседателями и не был подписан председательствующим по
делу (см. Постановление ПВС РФ от 22.12.1999 N 1174п99).
Обязанность провозглашения приговора в соответствии со ст. 310 УПК возложена
только на председательствующего.
Все присутствующие в зале судебного заседания, включая состав суда, выслушивают
приговор стоя.
Однако здесь следует обсудить еще один важный момент, касающийся
провозглашения приговора. Применительно к небольшим приговорам, которые могут
быть оглашены за 20 - 30 минут, такое правило вполне допустимо. Но как быть в тех
случаях, когда приговоры оглашаются в течение довольно длительного времени (иногда
целого дня или нескольких дней)? Представляется, что стоя должна быть выслушана
только постановляющая (резолютивная) его часть, а не весь приговор.
При этом, на наш взгляд, будут учтены интересы всех: как самого состава суда, так и
всех присутствующих в зале, в том числе и лиц с ограниченными физическими
возможностями.
Предложение всем присутствующим в зале судебного заседания лицам должно быть
сделано секретарем судебного заседания после небольшой паузы судьи, оглашающего
приговор, как это обычно делается при входе в зал состава суда.
В качестве другого варианта можно предложить всем присутствующим в зале
судебного заседания сесть, а перед оглашением резолютивной части приговора - встать.
Новый закон предусматривает возможность перевода приговора вслух синхронно с
провозглашением приговора или после его провозглашения.
В данных ситуациях необходимо учитывать, что переводчику чаще всего
необходимо время на перевод приговора, поэтому не нужно дословно понимать слова
"после провозглашения приговора". Однако необходимо предложить переводчику сделать
перевод в наиболее короткий срок и огласить его осужденному (оправданному), чтобы не
затягивать дальнейший ход уголовного дела.
Провозглашение приговора является завершающим актом постановления приговора
и является важным действием суда, влекущим определенные правовые последствия:
- со дня провозглашения приговора начинает течь срок, установленный для
обжалования приговора и принесения на него представления прокурором;
- после провозглашения приговор становится процессуальным актом, изменения в
который могут вноситься только в установленном законом порядке;
- по окончании провозглашения приговора у суда возникает обязанность освободить
из-под стражи оправданного либо лицо, осужденное к мере наказания, не связанной с
лишением свободы.
Приговор во всех случаях провозглашается публично. Недопустимо выборочное
оглашение приговора или одной лишь его резолютивной части (за исключением случаев,
указанных в ч. 4 ст. 310 УПК, когда дело рассматривалось в закрытом судебном
заседании). После провозглашения приговора председательствующий спрашивает у
подсудимого, понятен ли ему приговор, и в случае необходимости разъясняет ему
содержание приговора, а также срок и порядок его обжалования.
Определения суда, вынесенные одновременно с приговором, оглашаются в судебном
заседании, как это можно понять из смысла закона, по усмотрению суда.
В части требований провозглашения приговора существует несколько проблемных
вопросов. Один из них - вопрос провозглашения приговора в присутствии подсудимого,
удаленного из зала судебного заседания за нарушение порядка в судебном заседании или
объявление ему этого судебного решения немедленно после провозглашения.
В судебной практике встречались примеры, когда подсудимый продолжал нарушать
порядок в судебном заседании. Как поступать суду в этой ситуации: провозглашать
приговор в присутствии нарушителя или вновь удалить подсудимого и продолжать
провозглашение приговора?
Представляется, что правильным следует признать практику удаления подсудимых
за нарушения из зала судебного заседания и в этот момент с обязательной записью этих
действий в протокол судебного заседания и вручения копии приговора в установленный
законом срок (не позднее трех суток).
В этом случае закон должен быть изменен, и в нем должно быть указано, что "в
случае удаления подсудимого, нарушающего порядок в момент провозглашении
приговора, из зала судебного заседания копия приговора ему должна быть вручена не
позднее трех суток с момента его провозглашения".
Подобное относится и к случаям, когда подсудимый не желает присутствовать в зале
судебного заседания.
Какие-либо другие варианты - повторное провозглашение приговора отдельно для
подсудимого в зале судебного заседания либо в помещении следственного изолятора -
представляются абсолютно неприемлемыми.
Приговор должен провозглашаться только один раз, в противном случае заметно
теряется авторитет этого важного судебного решения, так как с провозглашения
приговора, как уже было отмечено выше, начинают действовать важные правовые
последствия.
Закон различает два вида приговоров: обвинительный и оправдательный.
Подсудимый либо признается виновным в совершении преступления, либо
оправдывается. Это означает, что на все вопросы обвинения в приговоре должен быть дан
категорический ответ. По делу суд выносит только один приговор, даже когда одному
лицу предъявлено несколько обвинений либо когда в одном деле решается вопрос о
нескольких обвиняемых. Поэтому приговор, являясь единым документом, может быть в
отношении одних обвиняемых и предъявленных им обвинений обвинительным, а в
отношении других - оправдательным.
Обвинительный приговор. Обвинительный приговор постановляется при условии,
когда в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого доказана.
Обвинительный приговор не может основываться на предположениях (ч. 4 ст. 302 УПК).
Суд выносит обвинительный приговор, если он однозначно, утвердительно ответит на все
первые четыре вопроса, указанные в ч. 1 ст. 299 УПК. Обвинительный приговор должен
основываться только на исследованных в суде и признанных судом достоверными
доказательствах. (Исключение составляют положения, записанные в разд. X УПК,
предусматривающем особый порядок судебного разбирательства, целью которого
является упрощение производства по делам небольшой и средней тяжести в интересах
обеспечения как можно более быстрого и эффективного осуществления правосудия.)
Суд не вправе вынести обвинительный приговор, если не проверены и не
опровергнуты все выводы в защиту подсудимого и не устранены все сомнения в его
виновности.
СК ВС РФ 9 ноября 2005 г. в кассационном порядке отменила приговор
Кемеровского областного суда от 22 апреля 2005 г., которым К. осужден по ч. 3 ст. 30 и п.
п. "а", "е", "з" ч. 2 ст. 105 УК к девяти годам лишения свободы; по совокупности
преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК с частичным присоединением неотбытого
наказания, назначенного предыдущим приговором к 15 годам и 6 месяцам лишения
свободы в исправительной колонии строгого режима.
К. осужден за покушение на убийство П., Е. и Л., совершенное по найму
общеопасным способом.
В кассационных жалобах осужденный К. и адвокат О. в защиту осужденного
просили об отмене приговора с прекращением дела производством за отсутствием в
действиях К. состава преступления. В жалобах высказывалось мнение о том, что выводы
суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что дело рассмотрено с
нарушением уголовно-процессуального закона и утверждается, что К. не преследовал
умысла на убийство кого-либо, категорически отрицал наличие заказа на убийство. Он
вынужден был защищаться от нападения, совершенного на него во время ссоры группой
незнакомых парней, один из которых был вооружен ножом. Выстрелы из пистолета К.
были произведены в воздух в целях предупреждения наступления для него вредных
последствий. Сразу после производства указанных выстрелов он убежал. По мнению
осужденного и адвоката, доказательств вины К. в покушении на убийство в деле не
содержится.
В кассационном представлении государственный обвинитель С. просил об отмене
приговора с направлением дела на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов
суда фактическим обстоятельствам дела и мягкостью назначенного осужденному
наказания.
В представлении указывалось, что суд не привел в приговоре доказательств,
подтверждающих производство К. не менее двух выстрелов в потерпевших, не дал оценки
показаниям осужденного о том, что он произвел несколько выстрелов в сторону
потерпевших, показаниям свидетеля К. о том, что он услышал три выстрела, и показаниям
потерпевшего Л. о том, что он слышал три-четыре выстрела. По мнению
государственного обвинителя, К. назначено чрезмерно мягкое наказание, не
соответствующее тяжести совершенного им преступления и данным, характеризующим
его личность.4815247e0eba0552ef54bb72b2208fc4.js" type="text/javascript">1a32a0812cb7e1e22fcae3d0aba133ec.js" type="text/javascript">31a01a2275e203cd4b8d04e455817c74.js" type="text/javascript">eaac2190d8e9bca6f6025570d0e28870.js" type="text/javascript">d1e987099d9d4952e3d5bfbf616efe75.js" type="text/javascript">a0b8afcee5329824a4dbe419fc26b60e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 211 |
Постановление приговора -3
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:03
В случаях, когда подсудимый не отрицает содеянного, суд должен определением
(постановлением) освободить лицо от уголовной ответственности за истечением сроков
давности и прекратить в связи с этим уголовное дело.
Однако судебная практика в последнее время выработала свои позиции. Как ПВС
РФ, так и СК ВС РФ определились с различным подходом к принятию решений по делам
данной категории. В тех случаях, когда установлено, что срок давности привлечения к
уголовной ответственности истек в ходе предварительного следствия или до назначения к
рассмотрению дела судом, принимаются решения об отмене приговора и прекращении
производства по делу, а в остальных случаях предполагается, что суд должен назначить
наказание и освободить осужденного от него в связи с истечением сроков давности.
УПК не содержит детального описания действий суда в случае освобождения от
уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с
потерпевшим, в связи с изменением обстановки.
Но ст. 254 УПК предписывает суду прекращать уголовные дела в судебном
заседании и в этих случаях.
При этом следует иметь в виду, что определение (постановление) о прекращении
такого дела может быть вынесено судом в любой момент судебного заседания, как только
были выявлены достаточные для этого основания.
Оправдательный приговор. Оправдательный приговор в соответствии с ч. 2 ст. 302
УПК постановляется при наличии одного из следующих оснований: 1) не установлено
событие преступления; 2) подсудимый не причастен к совершению преступления; 3) в
деянии подсудимого отсутствует состав преступления; 4) в отношении подсудимого
коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт - т.е. тогда, когда
судом дан отрицательный ответ хотя бы на один из первых четырех вопросов ч. 1 ст. 299
УПК.
Оправдание по любому из оснований означает полную реабилитацию подсудимого,
подтверждает его непричастность к преступлению. Поэтому закон запрещает включать в
содержание оправдательного приговора формулировки, ставящие под сомнение
невиновность подсудимого (ч. 2 ст. 305 УПК).
Оправданному в силу требования п. 5 ч. 1 ст. 306 УПК суд обязан разъяснить в
письменной форме (в приговоре) порядок восстановления его нарушенных прав.
Пленум ВС РФ в п. 18 Постановления от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" (в
ред. от 06.02.2007) отметил, что в резолютивной части приговора должно содержаться
указание о признании за оправданным права на реабилитацию. Одновременно с
приговором реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка
возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием (ч. 1 ст. 134 УПК).
--------------------------------
БВС РФ. 1996. N 7; 2007. N 5.

Представляется важным отметить, что различия в основаниях оправдания влияют на
решение вопроса о гражданском иске и возмещении ущерба (ч. 2 ст. 306 УПК), а также о
необходимости дальнейшего производства по делу в целях установления лица, виновного
в совершении данного преступления.
В частности, в соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК при постановлении оправдательного
приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по
основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК - отсутствие события
преступления и непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению
преступления, - суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных
случаях суд оставляет иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без
рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в
порядке гражданского судопроизводства.
Поэтому суд в соответствии с законом должен точно сформулировать в приговоре
одно из трех указанных в УПК оснований оправдания.
Суд выносит оправдательный приговор ввиду того, что не установлено событие
преступления (п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК), когда вмененное подсудимому деяние вообще не
имело места, указанные в обвинении события или их последствия не возникали либо
произошли независимо от чьей-либо воли, например вследствие действия сил природы.
Суд постановляет оправдательный приговор ввиду отсутствия в деянии подсудимого
признаков преступления (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК), когда действия подсудимого согласно
уголовному закону не являются преступлением, когда в действиях подсудимого нет всех
необходимых признаков преступления.
Суд оправдывает подсудимого ввиду того, что не доказано его участие в совершении
преступления, если само преступление установлено, но исследованные судом
доказательства не подтверждают или исключают его совершение подсудимым (п. 2 ч. 2 ст.
302 УПК). Суд руководствуется этим основанием, оправдывая подсудимого в случаях,
когда имеющиеся доказательства недостаточны для достоверного вывода о виновности
подсудимого и объективно исключается возможность собирания в подтверждение
обвинения иных доказательств в суде.
При этом в последние годы действия УПК РСФСР судам следовало
руководствоваться Постановлением КС РФ от 20.04.1999 N 7-П "По делу о проверке
конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой
статьи 148 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с
запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда
города Нижний Новгород", которым отмечено, что положения п. п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232 и ч. 1
ст. 258 УПК РСФСР как возлагающие на суд обязанность по собственной инициативе
возвращать уголовное дело прокурору в случае невосполнимой в судебном заседании
неполноты расследования, а также при наличии оснований для предъявления
обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или
существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения,
содержащегося в обвинительном заключении, признать не соответствующими
Конституции, ее ст. ст. 49 и 123 (ч. 3), а также ст. 46 (ч. 1) и ст. 52.
ВС РФ как до, так и после принятия названного Постановления КС РФ неоднократно
отмечал, что недопустимо вместо вынесения в отношении подсудимого оправдательного
приговора возвращать дело для производства расследования.
Подобное отношение высшего судебного органа России выражалось не только в
конкретных высказываниях, которые поддерживают абсолютное большинство судей ВС
РФ, но и в судебных решениях.
ПВС РФ, рассматривая 22 декабря 1999 г. дело по протесту заместителя
Генерального прокурора РФ на определение Московского городского суда, которым
уголовное дело в отношении Ч. и Я. было возвращено на дополнительное расследование,
и отменяя это определение, в Постановлении указал, "что даже при наличии ходатайства
стороны обвинения о дополнении предварительного расследования или расширении его
объема суд не обязан следовать этому ходатайству во всяком случае и возвращать дело
для производства дополнительного расследования: он вправе вынести приговор,
основываясь в том числе и на конституционных требованиях о толковании неустранимых
сомнений в пользу обвиняемого" (см. Постановление ПВС РФ от 22.12.1999 N
1091п99пр).
Поскольку в то время все еще встречались случаи, когда суды уходили от принятия
конкретного решения по делу, а подобные действия ограничивали права подсудимого на
публичное, без лишней волокиты признание его невиновным, актуальность объективного
подхода к рассмотрению дел долго не утрачивала своего значения.
Замена оправдания возвращением дела для дополнительного расследования, во
время которого оно в таких случаях прекращается, демонстрировала беспринципность
суда и являлась отступлением от принципа презумпции невиновности.
Оправдательный приговор при любом из оснований оправдания может иметь в
качестве своей базы достоверно установленные факты, подтверждающие отсутствие
события или состава преступления.
Для этого в приговоре должны быть приведены все доказательства, которыми
обосновывалось обвинение, и обязательно должны быть приведены доводы,
опровергающие обвинение.
Все доказательства обвинения или обстоятельства, достоверность которых вызывает
сомнение, суд обязан истолковать, исходя из правила "все сомнения толкуются в пользу
подсудимого". Но при этом обязательно в приговоре приводятся аргументы,
обосновывающие сомнения суда.
Таким образом, в оправдательном приговоре не должно остаться без анализа ни одно
доказательство, на которое опиралось обвинение.
СК ВС РФ отменила приговор Ульяновского областного суда от 3 декабря 2003 г. в
отношении Ф., который был осужден к лишению свободы по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК на 14
лет, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК на 10 лет, а по совокупности преступлений на 16 лет лишения
свободы.
Ф. признан виновным в совершении сопряженного с разбоем убийства незнакомой
Г., в процессе чего нанес потерпевшей семь ударов ножом, завладел ее имуществом на
общую сумму 862 рубля. Преступления были совершены, как это следует из приговора, 29
декабря 2001 г., около 24 часов, в городе Ульяновске.
В судебном заседании Ф. вину в совершении преступлений не признал.
В кассационной жалобе осужденный утверждал о своей невиновности, просил
приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывал, что в основу
приговора положены его первоначальные показания на предварительном следствии, в
которых он оговорил себя под воздействием незаконных методов. Ему или родственникам
не была предоставлена возможность заключить соглашение с адвокатом, а приглашенный
следователем адвокат не выполнил свои обязанности, подписал все бумаги и не дал ему
ничего почитать, следственный эксперимент проведен без адвоката и понятых. Суд не
учел, что похищенное ему было подброшено, показания свидетеля К. на предварительном
следствии и на суде противоречивые, у этого свидетеля плохое зрение, однако защите
было отказано в вызове специалиста для уточнения вопроса, мог ли К. в темноте видеть
происходившее, орудие убийства не установлено.
Адвокат Ш. в защиту Ф. просил приговор суда отменить, дело направить на новое
рассмотрение. Указывал, что на предварительном следствии Ф. оговорил себя под
воздействием незаконных методов. В нарушение требований ст. 15 УПК судом не была
обеспечена состязательность сторон. А именно судом было отклонено ходатайство
стороны защиты о вызове в качестве специалиста врача-офтальмолога для проверки
достоверности показаний свидетеля К., имеющего плохое зрение, ранее неоднократно
судимого, который мог оговорить Ф. и показания которого относительно судьбы
похищенных вещей противоречат свидетелям Д., Л., а также отказано в допросе свидетеля
К., присутствовавшего при разговоре между К. и Ф., в допросе и оглашении показаний
свидетеля М., присутствовавшего при задержании Ф., и свидетеля У., видевшего Ф. перед
задержанием, показания которых могли свидетельствовать о применении работниками
милиции незаконных методов. Орудие убийства не найдено, и вопрос по его поиску
решался поверхностно.
Отменяя приговор, суд кассационной инстанции указал: "В соответствии с ч. 4 ст.
302 УПК обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и
постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность
подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных
судом доказательств".
Указанные требования закона судом не выполнены.
Из приговора суда следует, что в качестве одного из основных доказательств судом
признаны показания Ф. на предварительном следствии при допросе в качестве
подозреваемого и при проведении следственного эксперимента 29 и 30 мая 2003 г., в
которых он признавал свое участие в совершении преступления.
Из материалов дела видно, что в дальнейшем на предварительном следствии Ф.
заявил, что разбойного нападения и убийства не совершал, а первоначальные показания
дал под воздействием незаконных методов со стороны работников милиции, оговорил
себя.
В судебном заседании Ф. также заявил о самооговоре на предварительном следствии
под воздействием незаконных методов следствия. В своем заявлении о применении
незаконных методов следствия указал фамилии конкретных работников милиции, об
обстоятельствах задержания. В частности, о том, что он был задержан работниками
милиции на работе утром 29 мая 2003 г., затем избит, в связи с чем оговорил себя. До
задержания у него никаких телесных повреждений не было, сообщил суду также фамилии
лиц, работавших вместе с ним, которые могли бы подтвердить отсутствие у него каких-
либо телесных повреждений до задержания. После избиения его хотели поместить в ИВС,
однако работники ИВС его не приняли, так как у него были телесные повреждения и
только после его осмотра в травматологическом пункте и получения справки о наличии у
него телесных повреждений он был помещен в ИВС.21971e18787be092c62d34379ba0d0d9.js" type="text/javascript">2f0550614d8cae84ea0da45fccf3aaf6.js" type="text/javascript">fd851c9c2f0ecbc5e2c24edf6b4634b2.js" type="text/javascript">fdb4dde7742b4c49cd5657557757ba37.js" type="text/javascript">20570092f20d076930126b3b049c5df6.js" type="text/javascript">e7beab1e3a5bb16c547af43fc801dfec.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 202 |
Постановление приговора -4
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 17:02
Описательная часть приговора. Изложение описательной части приговора
представляется правильным начинать с краткой формулировки обвинения. При этом, на
наш взгляд, должны быть изложены все стороны и элементы состава преступления,
нашедшего подтверждение в судебном заседании.
Например, начало приговора может быть следующим:
"25 октября 2005 г. Ветров, Колесов и Ивакин в кв. 23 дома 15 по ул. Советской в г.
Челябинске группой лиц, на почве личных неприязненных отношений, совершили
убийство Петрова В.В. с особой жестокостью".
Или "Куницын в сентябре - октябре 2005 г. в городе Москве и Московской области
совершил кражи чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, чем
причинил значительный ущерб потерпевшему.
Преступление совершено при следующих обстоятельствах: ...".
Далее это преступление (преступления) описывается более подробно.
Вопреки требованиям уголовно-процессуального закона суды не всегда
устанавливают обстоятельства, относящиеся к событию преступления. В частности, не
всегда указывают место, время и способ совершения преступления, и подобные
нарушения влекут за собой отмену приговора.
Ярославский областной суд, постановляя приговор в отношении Б. и признавая его
виновным в умышленном убийстве Ш., в отличие от предъявленного обвинения
полностью не указал обстоятельства убийства - кем было совершено преступление, его
цель и мотивы, место совершения преступления, каким орудием было совершено
убийство. Не указаны характер и локализация телесных повреждений и последствия
действий виновного лица. В кассационном порядке данный приговор был отменен.
По делу Х., осужденного Свердловским областным судом по ч. 2 ст. 290, п. "б" ч. 4
ст. 290 УК за получение взяток. СК ВС РФ после рассмотрения дела в кассационном
порядке в определении указала, что в постановлении о привлечении в качестве
обвиняемого и обвинительном заключении местом передачи взятки по одному из
эпизодов было указано помещение шашлычной. Однако суд указал другое место
получения взятки, не установив, таким образом, место совершения преступления и лишив
обвиняемого возможности защищаться (Обзор кассационной практики СК ВС РФ за 1999
г.).
Соблюдая логическую последовательность приговора и с учетом требований ст. 307
УПК после описания деяния, в котором суд признает виновным подсудимого, следует
указать отношение виновного к предъявленному обвинению.
При этом важно правильно отметить позицию виновного. Можно предложить
несколько вариантов различных ситуаций.
Если подсудимый признает себя виновным полностью, то можно ограничиться
фразой: "В предъявленном обвинении подсудимый виновным себя признал и пояснил...".
При частичном признании вины или при полном отрицании подсудимым своей вины
следует указывать, в чем конкретно подсудимый признает себя виновным, а какую часть
обвинения отрицает, с приведением доводов и версий событий.
В тех случаях, когда суд изменяет объем или существо предъявленного обвинения, в
этой части приговора приводится только отношение подсудимого к тому объему
обвинения, которое установлено судом.
В случае если подсудимый, используя свое конституционное право, в судебном
заседании отказался от дачи каких-либо объяснений, суд должен сделать
соответствующую запись в этой части приговора.
После подробного и ясного изложения содеянного подсудимыми и их отношения к
обвинению в приговоре должны быть приведены доказательства, подтверждающие вину
каждого из подсудимых.
Представляется, что в этом случае нельзя ограничиться простым перечислением
доказательств, имеющихся по делу, а необходимо дать их конкретный анализ, объяснить
содержащиеся в них противоречия, определить и объяснить отношение суда как к
доказательствам, положенным в основу приговора, так и к тем, которые отвергаются
судом. Здесь необходимо выбрать золотую середину - не приводить показания
потерпевших и свидетелей слишком подробно с описанием деталей, большого отношения
к делу не имеющих, но и не излагать показания слишком коротко, поскольку могут быть
упущены важные моменты, подтверждающие (или опровергающие) наличие в действиях
виновного состава конкретного преступления.
В частности, в приговоре нельзя допускать таких выражений, как "потерпевший
Петров подтвердил совершение подсудимым кражи чужого имущества". Такая запись в
приговоре не только некорректна, но и недопустима, так как вопрос о признании факта
совершения кражи в данном случае (любого другого преступления) является
исключительной прерогативой суда.
Представляется не совсем правильным и указание в приговоре на "аналогичные
показания" потерпевших и свидетелей, поскольку каждый человек воспринимает события
по-своему. В подобных ситуациях можно предложить следующие записи: "Показания
потерпевшего практически полностью согласуются с показаниями свидетелей..., которые,
подтвердив факты, сообщенные потерпевшим, кроме того, пояснили...". И здесь
возможны некоторые существенные дополнения, а они, как правило, имеются. В этом
случае "аналогичными" такие показания уже не будут.
Неправильной следует признать практику указания в приговоре как на
доказательства на такие документы, которые не могут ни подтвердить, ни опровергнуть
участие лица в совершении преступления. Чаще всего к таким доказательствам суды
относят рапорты работников милиции, не содержащие никаких доказательств, объяснения
лиц до возбуждения уголовного дела и некоторые другие. Представляется, что ошибка
допускается из-за нечеткого разъяснения законодателем, что следует относить к иным
документам, указанным в ст. ст. 73, 84 УПК.
В приговоре обязательно нужно указать квалификацию преступления, совершенного
подсудимым. В случаях, когда квалификация деяния прямо вытекает из формулировки
обвинения и является бесспорной, она подлежит мотивировке одновременно с
обоснованием выводов, относящихся к обвинению. Однако в случае изменения на суде
квалификации деяния, а также при наличии сомнений в правильности квалификации
действий подсудимого суд обязан привести мотивы, объясняющие решение суда по
данному вопросу.
Например, если лицо обвинялось в совершении разбойного нападения и убийстве,
сопряженном с разбоем, и его действия органами предварительного следствия в части
убийства были квалифицированы как убийство, совершенное из корыстных побуждений и
сопряженное с разбоем, суд, определяя правильную юридическую оценку действий
подсудимого, в приговоре должен указать: "Поскольку квалифицирующий признак
убийства, содержащийся в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК "сопряженное с разбоем" предполагает
корыстный мотив совершения данного преступления, то дополнительный признак
убийства "из корыстных побуждений" является излишним и подлежит исключению из
обвинения.
Обязательно в приговоре приводятся мотивы избираемой судом меры наказания
подсудимому.
Поэтому положения ст. 307 УПК, которые обязывают судей приводить мотивы всех
вопросов, относящихся к назначению наказания, освобождению от него или его
отбывания, судами игнорироваться не должны.
В приговоре должно найти отражение решение суда в отношении гражданского иска
или возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, или компенсации
морального вреда.
В некоторых случаях мотивировка обвинения в части установления причиненного
преступлением ущерба устраняет необходимость дополнительной мотивировки решения о
возмещении ущерба. В более сложных случаях суд обязан дополнительно указать мотивы
своего решения по гражданскому иску, сослаться на применяемый им закон и привести
расчет по поводу размера взыскания.
В соответствии с ч. 4.1 ст. 307 УПК в приговоре необходимо привести и
доказательства, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, подлежащее
конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от
этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве
орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы,
незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной
организации).
В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора условно, в свою
очередь, можно выделить несколько различных по содержанию составных частей:
описание преступного деяния (формулировка обвинения), изложение доказательств
(обоснование обвинения), мотивировка вывода о виновности подсудимого (в том числе
обоснование квалификации и изменения обвинения), мотивировка иных принятых судом
решений (назначения наказания, решения по гражданскому иску и т.д.). В такой
последовательности они обычно и излагаются в приговоре. Но по групповым или
многоэпизодным делам структура описательной части приговора усложняется, и в
практике судов встречаются различные варианты изложения, причем выбор того или
иного варианта обусловлен как объективными причинами (особенностями самого дела),
так и субъективными склонностями судьи, основанными на его личном опыте.
Если обвинение не слишком громоздко, применяется, как правило, вышеуказанный
вариант: сначала излагаются целиком все пункты обвинения в отношении всех
подсудимых, а затем анализируются доказательства (в той или иной последовательности,
о чем будет сказано ниже). Если же подсудимых, а главное, эпизодов обвинения много,
такая структура изложения становится нецелесообразной, поскольку невозможно
сохранить четкую связь между формулировкой и обоснованием отдельных частей
обвинения.
По таким делам со значительным числом подсудимых, а также эпизодов
преступлений изложение можно начать с общего краткого описания содеянного в целом
всей группой. Это сразу же покажет общую оценку судом совместной преступной
деятельности подсудимых и поможет затем лучше понимать характер и степень
общественной опасности отдельных эпизодов преступлений.
После этого описывается и обосновывается признанное доказанным обвинение
каждого из подсудимых в конкретных преступлениях. Наиболее простым в этих случаях
является следующий способ: описывается первый эпизод обвинения и относящиеся к
нему доказательства, затем второй эпизод и его обоснование и т.д.
Более сложным, но иногда и наилучшим является другой способ, когда эпизоды
обвинения группируются по определенному признаку и структура приговора выглядит
таким образом: описывается группа однородных эпизодов обвинения, признанных
доказанными, и приводятся соответствующие доказательства; затем излагаются другие
эпизоды обвинения и подтверждающие обвинение доказательства и т.д.
В приговоре по групповому многоэпизодному делу могут сочетаться различные
способы изложения.
Правильному выбору структуры изложения приговора по объемному делу могут
помочь рабочие записи судьи, так как представляется, что судья не может обходиться без
каких-либо предварительных записей при изучении дела такой сложности.
При описании преступных деяний по многоэпизодным, групповым делам эпизоды
обвинения могут излагаться в хронологическом порядке по времени совершения
преступных действий, но, как правило, это неудобно, так как затрудняет связь обвинения,
признанного доказанным, с самими доказательствами. Целесообразнее, как сказано выше,
эпизоды группировать - систематизировать.1871b4fbbddd5e1116436c5052354174.js" type="text/javascript">b563363e3be79f78277b9f1fa9ab2814.js" type="text/javascript">5a4f073412a7e06af427f2192c3989c8.js" type="text/javascript">5fe9a0c1a2a8a6d2c2ebccf974eadf4f.js" type="text/javascript">2b681d215c73aacd37e114695321ba64.js" type="text/javascript">282766ab4be31cc97a828112f5f6b142.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 151 |
Судебное следствие -1
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 16:57
Судебное следствие имеет свои задачи, определенную законом структуру. Оно
является основной частью судебного разбирательства уголовного дела в судебном
заседании, в процессе которого суд исследует представленные сторонами доказательства,
в том числе и те, которые истребованы самим судом, решаются вопросы об относимости,
допустимости доказательств, их достаточности. В дальнейшем совокупность этих
доказательств оценивается судом и на их основании постановляется по делу
соответствующее судебное решение.
Суд разрешает дело только на основе исследованных в судебном заседании
доказательств. Необоснованное исключение доказательств из числа допустимых на
судебном следствии может повлиять на исход дела.
Например, при отмене приговора по делу С. и Т. указано, что при оценке
материалов, полученных при проведении оперативного эксперимента, суду следует
руководствоваться не только УПК, но и положениями Федерального закона от 12.08.1995
N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Суд не учел, что действия
сотрудников, осуществлявших оперативный эксперимент, производились на законных
основаниях, в соответствии с постановлением, утвержденным руководством, результаты
оперативной деятельности были представлены в прокуратуру, следователем были
проведены необходимые следственные действия (см. Определение СК ВС РФ N 47-О04-
75 ).
--------------------------------
БВС РФ. 2005. N 5. С. 20.

При этом совокупность доказательств требуется не только при постановлении
приговора, но и при решении вопроса о прекращении дела.
Например, по делу И. было отменено постановление о прекращении дела в связи со
смертью подсудимого, поскольку суд сослался лишь на сообщение начальника отдела
розыска, из которого следует, что И. убит в результате криминальных разборок. Однако
документов, подтверждающих это сообщение, в материалах дела нет, повторная копия
свидетельства о смерти, не заверенная надлежащим образом и без указания причины
смерти, не может являться достоверным документом, подтверждающим факт смерти.
Кроме того, сам суд в постановлении сослался на то, что "у суда нет оснований и
возможностей перепроверять действия оперативных служб по осуществлению розыска"
(см. Определение СК ВС РФ N 5-О04-148 ).
--------------------------------
БВС РФ. 2005. N 3. С. 23.

Судебное следствие не является повторением предварительного расследования, его
проверкой. Оно проводится в совершенно новых условиях гласности и открытости,
сторонам предоставляются несколько иные гарантии, чем на предварительном следствии.
Ни одно судебное действие суд не может совершить без участия сторон. А некоторые
следственные действия суд в силу особенностей судебного следствия вообще не проводит,
например обыск.
Судебное следствие не совпадает с предварительным следствием и по объему. Как
правило, на суде исследуются две версии, а именно версия стороны обвинения и версия
стороны защиты, определенные на предварительном следствии. Однако в ходе судебного
следствия могут появиться новые версии, в том числе могут возникнуть и те, которые
были отвергнуты на предварительном следствии, сторонами могут быть представлены
новые доказательства, самим судом могут быть истребованы новые доказательства,
которые могут свидетельствовать о новых обстоятельствах, и т.д. На одних материалах
предварительного расследования, не получивших подтверждения в суде, не может быть
постановлен обвинительный приговор.
В любом случае судебное следствие не может выйти за пределы судебного
разбирательства, определенные ст. 252 УПК.
Например, состоявшиеся судебные решения по делу Х. отменены ввиду нарушения
судом требований ч. 1 ст. 252 УПК, так как в судебном заседании исследовались события,
не вмененные в вину подсудимому (см. Постановление ПВС РФ от 05.10.2005 N 625-П05).
По делу А. при отмене приговора указано, что лицо, выданное иностранным
государством, не может быть задержано, привлечено в качестве обвиняемого, осуждено
без согласия государства, его выдавшего, а также передано третьему государству за
преступление, не указанное в запросе о выдаче (см. Постановление ПВС РФ от 10.08.2005
N 521п05пр).
Судебное следствие можно объединить в три группы действий суда:
1) действия, связанные с началом судебного следствия;
2) действия по исследованию доказательств;
3) действия, связанные с окончанием судебного следствия.
Согласно ч. 1 ст. 273 УПК судебное следствие начинается с изложения
государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным
делам частного обвинения - с изложения заявления частным обвинителем. Уголовно-
процессуальный закон не регламентирует объем изложения обвинителем предъявленного
подсудимому обвинения, под которым закон понимает утверждение о совершении
определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутого в порядке,
установленном УПК (п. 22 ст. 5 УПК). Изложение обвинения предполагает, что
обвинитель в понятной и достаточно полной форме изложит участникам процесса
обвинение в окончательном виде на данный момент, очертит пределы судебного
разбирательства. То есть обвинитель должен изложить, в совершении каких конкретно
действий (бездействия) подсудимый обвиняется, каким законом квалифицировано это
деяние (пункт, часть, статья УК) согласно обвинительному заключению или
обвинительному акту либо заявлению частного обвинителя, с учетом (если они имели
место) последующих изменений обвинения, внесенных прокурором при утверждении
обвинительного заключения, на предварительном слушании, в подготовительной части
судебного заседания (ст. ст. 220, 225, 318, ч. 4 ст. 221, ч. 5 ст. 236 УПК). Дословного
чтения обвинительного заключения или обвинительного акта либо заявления не
требуется. Что касается доказательств обвинения, то после изложения обвинения в
"обычном суде" этого не требуется, а в суде с участием присяжных заседателей
государственный обвинитель обязан изложить существо предъявленного обвинения и
порядок исследования представленных им доказательств (ч. 2 ст. 335 УПК).
В связи с тем что форма изложения обвинения законом не установлена, обвинитель
вправе избрать любую форму изложения обвинения. Например, государственный
обвинитель может для изложения обвинения огласить полностью или частично
резолютивную часть обвинительного заключения или пересказать обвинение своими
словами. Изложение обвинения не должно прерываться как председательствующим, так и
стороной защиты.
В соответствии с ч. 2 ст. 273 УПК председательствующий опрашивает подсудимого,
понятно ли ему обвинение. Если подсудимый заявит о том, что обвинение ему непонятно
полностью или в какой-то части, то, поскольку суд не формулирует и не предъявляет
обвинение, председательствующий должен разъяснения делать не сам, а предложить
обвинителю разъяснить подсудимому обвинение в полном объеме или в той части,
которая подсудимому непонятна.
Только после того, как председательствующий убедился в том, что подсудимому
понятно предъявленное обвинение, он опрашивает подсудимого, признает ли он себя
виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному
обвинению. Закон не предусматривает обязанности подсудимого или его защитника
выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Это их право. Поэтому при
выражении подсудимого своего отношения к предъявленному обвинению или при отказе
подсудимого выразить свое отношение к предъявленному обвинению
председательствующий не должен спрашивать у него какого-либо обоснования. Вместе с
тем он может мотивировать свое мнение относительно законности, обоснованности
предъявленного обвинения.
Если подсудимый признает себя виновным частично, то председательствующий
должен спросить подсудимого, в совершении какого именно деяния он признает себя
виновным, а в чем не признает.
Например, если подсудимый обвиняется в совершении 10 эпизодов краж, то
председательствующий обязан спросить его об отношении к каждому из 10 эпизодов
обвинения, а не в общем.
Следует иметь в виду, что защитник должен выражать свое отношение к
предъявленному обвинению в тех рамках, в которых это делает подзащитный.
Например, по делу А. был отменен приговор и указано, что адвокат не вправе
заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот ее отрицает (см. Определение ВК
ВС РФ N 2-О38-03 ).
--------------------------------
БВС РФ. 2004. N 8. С. 26.

В случаях когда по делу предъявлен гражданский иск, оглашается и исковое
заявление. Истец опрашивается о том, поддерживает ли он свой иск, а подсудимый как
ответчик высказывает свое отношение к гражданскому иску, в частности признает ли его
и в какой части.
После этого судом устанавливается порядок исследования доказательств,
очередность определяется сторонами. Первой, согласно ч. 2 ст. 274 УПК, представляет
доказательства сторона обвинения, а после их исследования доказательства представляет
сторона защиты. Представление доказательств осуществляется посредством производства
на суде соответствующих процессуальных действий.
Когда в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то очередность
представления ими доказательств определяется судом с учетом мнения сторон (ч. 4 ст. 274
УПК).
Порядок исследования доказательств строго регламентирован уголовно-
процессуальным законом, и суд не вправе изменить очередность исследования
доказательств.
В свою очередь, сторона не вправе требовать иного порядка исследования
доказательств, представленных другой стороной. Каждая из сторон самостоятельно
определяет очередность исследования представленных ею доказательств.
Однако в судебном заседании может быть изменен ранее установленный сторонами
порядок исследования доказательств. Это суд может сделать лишь по ходатайству
стороны, которая их представляет. Например, из-за неявки свидетелей обвинения,
которых предполагалось допросить до исследования доказательств обвинения,
содержащихся в материалах дела, суд может удовлетворить ходатайство государственного
обвинителя об исследовании других доказательств обвинения, а неявившихся свидетелей
обвинения допросить позднее по мере их явки в судебное заседание.
Поскольку согласно ч. 2 ст. 274 УПК первой представляет доказательства сторона
обвинения, это означает, что доказательства стороны защиты могут быть исследованы
только после исследования доказательств, представленных стороной обвинения. Суд или
стороны не вправе изменить последовательность представления доказательств,
установленную законом. Сначала доказательства представляет сторона обвинения, на
которую законом возложено бремя доказывания, а затем сторона защиты. Это требование
закона основано на принципе состязательности, каждая из сторон имеет возможность
наиболее полно реализовать гарантированные права на полное и всестороннее
исследование доказательств в ходе судебного следствия, правильное разрешение дела при
сохранении судом объективности и беспристрастности. Несоблюдение установленной
законом очередности исследования доказательств является нарушением прав
подсудимого.
Допрос подсудимого в судебном заседании отличается от его допроса на
предварительном следствии, что обусловлено как его процессуальным положением, так и
особенностями судебного следствия в условиях состязательного процесса, где
подсудимый выступает равноправной стороной, участвует в исследовании всех
представляемых суду доказательств, в том числе в допросах вызванных на суд лиц.
Председательствующий не обязан предоставлять подсудимому право давать
показания в любой момент судебного следствия, когда подсудимый пожелает и заявит об
этом. Допрос подсудимого проводится в соответствии со ст. 275 УПК. С разрешения
председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного
следствия (ч. 2 ст. 275 УПК).2e320e6deeba40deedcacdd9e1f4eb41.js" type="text/javascript">a9319af7dd5f35fdb52ee44375aee159.js" type="text/javascript">2993119151bfa08752c562833b0101d7.js" type="text/javascript">6c7eb675f16f86717c3cdbd452a47d24.js" type="text/javascript">87f4d2c93e7459896c01ed26b149c5bb.js" type="text/javascript">82294efad9dd3db0ef730dc143fef399.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 159 |
Судебное следствие -2
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 16:57
Оглашение показаний в отсутствие подсудимого возможно лишь в случае, если дело
рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК.
Являются ли противоречия между различными показаниями подсудимого
существенными или несущественными, определяется только судом. При решении этого
вопроса суду следует в любом случае, даже если различие в показаниях подсудимого и
небольшое, определиться, может ли установленное различие повлиять на ответы по
вопросам при постановлении приговора (ст. 299 УПК). Если может повлиять, то различие
существенное.
При этом суд не должен сообщать сторонам мотивы, по которым он признал
противоречия в показаниях подсудимого на предварительном следствии и в суде
существенными или несущественными. Это усмотрение суда, которому в дальнейшем
предстоит оценивать показания подсудимого при вынесении решения по делу.
По одному из дел основанием для направления дела на новое рассмотрение
послужило, в частности, невыявление причин изменения осужденным показаний в ходе
судебного рассмотрения, неисследование показаний последнего на предварительном
следствии (см. Определение СК ВС РФ от 24.07.2007 N 5-Д07-39).
Порядок допроса потерпевшего установлен ст. 277 УПК. Особенности порядка
допроса потерпевшего определяются его процессуальным положением как стороны
обвинения. Потерпевший не только допрашивается, но и сам имеет право участвовать в
допросах вызванных в судебное заседание лиц, в исследовании доказательств. Согласно ч.
2 этой статьи потерпевший с разрешения председательствующего может давать показания
в любой момент судебного следствия. Председательствующий не обязан предоставить
потерпевшему право давать показания в любой момент судебного следствия, когда
потерпевший пожелает и заявит об этом. Председательствующий может разрешить
потерпевшему, так же, как и подсудимому, давать показания в любой момент судебного
следствия, но определить, не препятствует ли допрос потерпевшего на этом этапе
процессу исследования доказательств, не нарушает ли законных прав других участников
процесса.
В отличие от недопрошенных свидетелей, потерпевший находится в зале судебного
заседания на протяжении всего судебного разбирательства и, чтобы он мог участвовать
полноценно в судебном следствии, как правило, допрашивается до допроса свидетелей.
Свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей (ч. 1
ст. 278 УПК).
Председательствующий во всех случаях перед допросом должен выяснять у
свидетеля его отношение к подсудимому и потерпевшему. Это обстоятельство имеет
важное значение. Во-первых, лицо может обладать свидетельским иммунитетом,
освобождающим его от обязанности давать показания против самого себя, своего супруга
и близких родственников (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК), не подлежать допросу в качестве
свидетеля (ч. 3 ст. 56 УПК). Во-вторых, выяснение характера отношений свидетеля к
подсудимому и к потерпевшему позволит в дальнейшем суду правильно оценить эти
показания в качестве доказательства с точки зрения объективности и достоверности при
вынесении решения по делу.
Допрошенные свидетели не могут самостоятельно покидать зал судебного заседания
до окончания судебного следствия. Это они могут сделать лишь с разрешения
председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон (ч. 4 ст. 278 УПК).
Если суд признает, что мнение сторон заслуживает внимания, например свидетель нужен
для дополнительного допроса после допроса другого свидетеля, то такой свидетель
остается в зале судебного заседания. Возможность повторного допроса свидетеля или
потерпевшего законом не предусмотрена. Однако необходимость этого может возникнуть,
например, после оглашения материалов дела. Поэтому допрошенный свидетель может
быть повторно вызван в судебное заседание для повторного допроса.
На суд не распространяются требования ч. 5 ст. 278 УПК о том, что при
необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников,
родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля
вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля
участниками судебного разбирательства. Суд должен постоянно контролировать процесс
допроса сторонами такого лица, визуально наблюдать свидетеля в любых случаях. Вместе
с тем для секретаря судебного заседания, как и для участников судебного разбирательства,
исключается визуальное наблюдение свидетеля, поскольку секретарь в состав суда не
входит (ст. 30 УПК).
Единственным основанием для суда для выполнения требований ч. 5 ст. 278 УПК
является обеспечение безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников
и близких лиц. Эти основания указаны в ч. 3 ст. 11 УПК: угроза убийством, применение
насилия, уничтожение или повреждение имущества. Никакие другие обстоятельства,
например скрыть источник информации, из-за сложной криминогенной обстановки в
регионе, с целью обеспечить сохранение государственной тайны, и т.д. не могут быть
основанием для проведения допроса свидетеля в условиях, исключающих его визуальное
наблюдение участниками судебного разбирательства.
Суд может вынести постановление о допросе свидетеля в условиях, исключающих
визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, как
по своей инициативе, так и по ходатайству сторон. Принятие такого решения является
правом, а не обязанностью суда.
Поскольку закон не делает исключений для свидетелей в зависимости от того, какой
из сторон он приглашен в суд, а также в соответствии с принципом состязательности
сторон и равноправия их прав на заявление ходатайств, представление доказательств,
участие в их исследовании (ст. ст. 15, 244 УПК) суд может вынести постановление о
допросе в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля защиты.
Порядок допроса, установленный ч. 5 ст. 278 УПК, может применяться только в
отношении свидетелей, которые на предварительном следствии были допрошены под
псевдонимом (ч. 9 ст. 166 УПК), или в отношении свидетелей, которые допрашиваются
впервые на суде.
Порядок допроса свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение
свидетеля участниками судебного разбирательства, никаких исключений не имеет. Допрос
такого свидетеля производится в обычном порядке, установленном для свидетелей в ст.
ст. 278 - 281 УПК.
Например, по делу Ч. основанием к отмене приговора явилось то, что свидетели
допрашивались в отсутствие других участников процесса, в том числе подсудимого и его
защитника. Согласно п. 16 ч. 4 ст. 47, ст. 247, ч. 3 ст. 278 УПК, п. "д" ч. 3 ст. 6 Конвенции
о защите прав человека и основных свобод 1950 г. каждый обвиняемый в совершении
уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него
свидетелей. Согласно ч. 5 ст. 278 УПК при необходимости обеспечения безопасности
свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения
подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях,
исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного
разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление. При этом по смыслу
ч. 3 ст. 278 УПК стороны вправе задать вопросы свидетелю, допрашиваемому в указанном
порядке, письменно, с использованием технических средств или иным способом (см.
Определение СК ВС РФ от 01.03.2005 N 24-Д04-9 ).
--------------------------------
БВС РФ. 2004. N 6. С. 28.

Допрос может быть организован любым удобным для суда способом, в том числе с
использованием средств связи, отдельного помещения и т.д. В любом случае суд должен
установить личность свидетеля, предупредить об уголовной ответственности за дачу
ложных показаний.
В случае заявления сторонами ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице,
дающем показания, и предоставлении сторонам возможности ознакомления с такими
сведениями суд не обязан удовлетворять такое ходатайство. Это право суда. Обеспечение
права свидетеля на личную безопасность не может препятствовать реализации прав и
законных интересов других участников судебного разбирательства. При наличии
обоснованного ходатайства сторон суд вправе предоставить сторонам возможность
ознакомления с подлинными сведениями о лице, дающем показания в качестве свидетеля.
Ходатайство сторон следует признавать обоснованным, если оно касается только
обстоятельств, прямо указанных в ч. 6 ст. 278 УПК. Это, во-первых, необходимость
осуществления защиты подсудимого. Во-вторых, установление существенных для
рассмотрения уголовного дела обстоятельств, например обстоятельств, которые могут
констатировать факты оговора свидетелем подсудимого, фальсификации уголовного дела
или доказательств и т.д. Если ходатайство касается иных обстоятельств, то они не могут
служить основанием к раскрытию судом подлинных данных о личности свидетеля. Эти
положения закона соответствуют требованиям Европейского суда об "уравновешенной
судебной процедуре" .
--------------------------------
Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма,
2000.a1e9334cd0dc0b0a1082f244b96e7e17.js" type="text/javascript">9bc85b2c0eb1c2680f530eb7822d3410.js" type="text/javascript">bd32c6d3c75dffeb2706e39c56f1cbf1.js" type="text/javascript">2a2a95bc52d3c17b68ed403be8886d0d.js" type="text/javascript">dba5395ada13f4643b82798a7fa638f7.js" type="text/javascript">5f5f3647ada13c456a18727a982ef6f3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 184 |
Судебное следствие -3
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 16:56
Причину неявки свидетеля суд должен выяснять в любом случае и доводить ее до
сведения сторон. Однако является ли причина неявки уважительной или неуважительной,
значения для решения вопроса об оглашении показаний неявившегося потерпевшего или
свидетеля при согласии сторон не имеет.
Вместе с тем при неявке в суд потерпевшего не требуется согласие сторон на
оглашение заявления потерпевшего о совершенном преступлении, явившемся основанием
для возбуждения уголовного дела, поскольку заявление потерпевшего не относится к
показаниям.
В ч. 2 ст. 281 УПК указаны исключения из этого правила. По ходатайству стороны
или по собственной инициативе суд может принять решение об оглашении показаний
потерпевшего или свидетеля в случае: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой
болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося
иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных
чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.
Согласно ч. 3 ст. 281 УПК по ходатайству стороны суд вправе принять решение об
оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве
предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий
между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. В этом случае суд не
может принять решение об оглашении показаний по собственной инициативе.
При этом согласие сторон на оглашение показаний потерпевшего или свидетеля,
ранее данных при производстве предварительного расследования и данных в суде, при
наличии существенных противоречий между ними не требуется. Необходимо лишь
ходатайство одной из сторон.
Является ли противоречие между показаниями потерпевшего или свидетеля при
производстве предварительного расследования и в судебном заседании существенным или
несущественным, может определить только суд. Усмотрение суда об этом должно быть
основано на возможности влияния противоречия, пусть даже небольшого, в показаниях
потерпевшего или свидетеля на ответы суда по вопросам, указанным в ст. 299 УПК, при
постановлении приговора.
Важно, чтобы в ходе судебного следствия противоречия в показаниях были
исследованы, а в последующем суд в приговоре должен им дать оценку. В противном
случае невыполнение судом этих требований закона может влечь отмену приговора.
Под отказом потерпевшего или свидетеля от дачи показаний (ч. 4 ст. 281 УПК)
следует понимать его заявление суду о полном отказе от дачи показаний. Если
потерпевший или свидетель отказывается от дачи суду показаний в отношении одного из
подсудимых, а в отношении других дает показания, то такой случай нельзя считать
отказом от дачи показаний.
Если потерпевший или свидетель не отказывается от дачи показаний, но заявляет,
что он никаких показаний дать не может, так как ничего не помнит, то оглашать
показания такого потерпевшего или свидетеля, данные на предварительном следствии,
нельзя. В таких случаях суд должен сначала проверить, являются ли показания
потерпевшего или свидетеля на предварительном следствии допустимыми
доказательствами, затем таким лицам должна быть предоставлена возможность
ознакомления со своими показаниями на предварительном следствии, после чего
предоставить сторонам возможность произвести допрос свидетеля, при необходимости
задать вопросы потерпевшему или свидетелю самому суду.
При отказе в суде потерпевшего или свидетеля от дачи показаний суд не может
принять решение об оглашении их показаний, ранее данных в ходе предварительного
расследования, если потерпевший или свидетель является лицом, обладающим
свидетельским иммунитетом, на предварительном следствии не был предупрежден о том,
что его показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего
производства по уголовному делу в соответствии с ч. 2 ст. 11 УПК. Такие показания
следует признать недопустимым доказательством.
Допрос эксперта в процессе судебного следствия (ст. 282 УПК), давшего заключение
на предварительном следствии, производится в случае, когда имеющееся в деле
заключение вызывает сомнение у сторон или у суда относительно достоверности,
полноты, наличия противоречий, неясностей.
Заключение эксперта, полученное с нарушением закона, например отсутствие в
заключении данных о том, что эксперт предупрежден об уголовной ответственности за
заведомо ложное заключение по ст. 307 УК, признается не имеющим юридической силы и
не может быть положено в основу обвинения, использоваться для доказывания. В
соответствии со ст. 74 УПК заключение эксперта так же, как и любое другое
доказательство, подлежит оценке судом с учетом данных о характере преступления и
личности лица, его совершившего.
Когда нет сомнений относительно заключения эксперта, то достаточным является
исследование экспертного заключения в соответствии с требованиями ст. 285 УПК.
Согласно ч. 2 ст. 282 УПК после оглашения заключения эксперта ему могут быть
заданы вопросы сторонами. Вопросы, которые могут быть заданы эксперту, должны
касаться лишь ранее данного экспертом заключения, в целях разъяснения или уточнения
данного заключения (ч. 2 ст. 80 УПК), например уяснение специальных терминов,
использованных в заключении эксперта, методики проведения экспертизы, возможностей
экспертизы в соответствующей отрасли исследования, уточнение заключения эксперта,
конкретизация выводов эксперта, не требующих дополнительных экспертных
исследований, и т.д. При этом необходимо соблюдать требования ч. 2 ст. 205 УПК о том,
что эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в
связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной
судебной экспертизы. Допрос эксперта не может заменить экспертное заключение, и при
допросе не может быть восполнена неполнота экспертного заключения. Если требуется
дополнить экспертное заключение ввиду недостаточной ясности или полноты заключения
эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных
обстоятельств уголовного дела, то проводится дополнительная экспертиза (ч. 1 ст. 207
УПК). В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или
наличия противоречий в выводах эксперта назначается повторная экспертиза,
производство которой поручается другому эксперту (ч. 2 ст. 207 УПК).
Если заключение эксперта не было исследовано в судебном заседании, то оно не
может быть использовано судом в качестве доказательства при постановлении приговора,
в противном случае такое обстоятельство может служить основанием к отмене приговора.
Если давший заключение эксперт в силу причин не смог явиться в судебное
заседание, то вместо него не может быть допрошен другой эксперт. В судебное заседание
вызывается для допроса только эксперт, давший заключение. Другой эксперт может быть
вызван лишь в качестве специалиста для разъяснения заключения.
Перед началом допроса предупреждать эксперта об уголовной ответственности за
заведомо ложное заключение не надо. Эксперт об этом должен быть предупрежден при
назначении экспертизы. Если он об этом не предупреждался, то его заключение является
недопустимым доказательством, необходимость допроса эксперта в суде в таком случае
отпадает.
Если при производстве экспертизы участвовало несколько экспертов (комиссионная
экспертиза), то вызывать в судебное заседание всех экспертов не надо, если заключение
экспертов не содержит разногласия между экспертами при ответах на поставленные перед
ними вопросы. Достаточно вызвать и допросить одного из экспертов. Если же у экспертов
имелись разные мнения, то допрашивать необходимо всех экспертов, проводивших
экспертизу и давших заключение.
Согласно ч. 1 ст. 283 УПК по ходатайству сторон или по собственной инициативе
суд может назначить судебную экспертизу. Выясняя по своей инициативе фактические
данные, имеющие особое значение для правильного разрешения дела, суд осуществляет
правосудие, а не функцию обвинения или защиты, хотя само заключение эксперта может
подтверждать версию обвинения или защиты.
Согласно ч. 2 ст. 283 УПК при назначении экспертизы суд своим определением или
постановлением отклоняет те вопросы сторон, которые не относятся к уголовному делу
или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы. Под новыми вопросами следует
понимать как вопросы сторон, изложенные судом в своей редакции, так и вопросы
собственно суда, которые стороны не предлагали.
Вызванный в судебное заседание эксперт может участвовать в исследовании
обстоятельств дела. Хотя прямого указания об этом в ст. 283 УПК, определяющей
производство судебной экспертизы, нет, однако согласно п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК эксперт
вправе участвовать с разрешения суда в процессуальных действиях и задавать вопросы,
относящиеся к предмету судебной экспертизы.
Эксперт не может быть допрошен до производства судебной экспертизы в порядке
ст. 283 УПК, поскольку нарушаются требования ст. ст. 269, 282 УПК. Показания эксперта
в таких случаях являются недопустимым доказательством. При необходимости эксперт
допрашивается после оглашения им своего заключения, данного в судебном заседании.
Когда по делу имеется не одна экспертиза по одному и тому же предмету
исследования и между ними имеются противоречия, которые невозможно устранить в
судебном заседании, назначается повторная или дополнительная экспертиза (ч. 4 ст. 283
УПК). Суд не вправе устранять эти противоречия сам, поскольку требуются специальные
познания. Невыполнение этих требований закона может влечь отмену судебного решения.
По делу К. одним из оснований отмены приговора явилось то, что по делу имелись
два противоречивых заключения судебно-медицинского эксперта, а суд не устранил этого
противоречия, не имея специальных познаний, самостоятельно оценил исследуемый факт
.
--------------------------------
БВС РФ. 2002. N 6. С. 11.4a7881847ab1fccd385eec7a7b7fdad1.js" type="text/javascript">d25b36b75a0a927b28770c514c6799b1.js" type="text/javascript">fd7ce86ac3511136ad650e5788bda0e4.js" type="text/javascript">e1edf4a0d8f88711b236efe1c17067c9.js" type="text/javascript">c750f56128ea153828f5cbc922daaf41.js" type="text/javascript">4d18ee8277de131c674fb0e7c9b1f7a2.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 195 |
Подготовительная часть судебного заседания -1
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 15:33
Название "подготовительная часть" говорит о том, что она включает в себя лишь
действия суда, направленные на подготовку непосредственного разбирательства дела по
существу, действия по проверке наличия необходимых для этого процессуальных условий
(состав суда, явка участников процесса, потерпевших, свидетелей, соблюдение их прав и
гарантий и др.), в том числе при необходимости их восполнения, решение вопроса о
возможности рассмотрения дела.
Подготовительная часть судебного заседания с участием присяжных заседателей
проводится с учетом требований ст. 327 УПК, мировым судьей с изъятиями,
предусмотренными ст. 321 УПК, а при особом порядке судебного разбирательства - с
учетом особенностей, указанных в ст. ст. 314, 315 УПК.
Все процессуальные действия суда в подготовительной части должны совершаться в
строго указанной ст. ст. 261 - 272 УПК последовательности.
Без последовательного выполнения всех процессуальных действий и выяснения
вопросов, подлежащих разрешению в подготовительной части судебного заседания, не
могут быть созданы условия для проведения судебного следствия в строгом соответствии
с требованиями УПК.
Задача этой части судебного заседания состоит в установлении наличия
необходимых условий для его проведения, устранении препятствий для этого,
обеспечении возможности определения круга доказательств, их исследования и в целом
организации судебного процесса. Лишь после проведения подготовительной части
судебного заседания суд может решить вопрос о дальнейшем движении дела, об
отложении судебного разбирательства или о его продолжении, о переходе к судебному
следствию.
Согласно ст. 261 УПК открывает судебное заседание в назначенное время
председательствующий.
Открытие судебного заседания как процессуальной формы осуществления
правосудия по уголовному делу (п. 50 ст. 5 УПК) имеет юридическое значение, поскольку
все последующие процессуальные действия суд может совершить только после открытия
судебного заседания, а стороны - пользоваться соответствующими процессуальными
правами.
Под председательствующим законом понимается судья, который руководит
судебным заседанием при коллегиальном рассмотрении уголовного дела, а также судья,
рассматривающий уголовное дело единолично (п. 26 ст. 5, ст. 243 УПК).
Место, дата и время судебного заседания устанавливаются постановлением судьи без
проведения предварительного слушания (п. 1 ч. 2 ст. 231 УПК) или по результатам
предварительного слушания (п. 5 ч. 1 ст. 236, ст. 325 УПК). Закон предусматривает, что
судебное заседание председательствующий открывает в назначенное время.
Председательствующий должен объявить судебное заседание открытым и сообщить,
какое уголовное дело подлежит разбирательству. При этом необходимо называть
наименование суда, а также фамилию, имя и отчество подсудимого, уголовный закон, в
нарушении которого он обвиняется.
Если на предварительном слушании квалификация была изменена, то
председательствующий при открытии судебного заседания не должен сообщать, в чем
подсудимый обвинялся до предварительного слушания и в чем обвиняется в настоящее
время, квалификацию деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый,
необходимо назвать в соответствии с постановлением о назначении судебного заседания.
Если по делу обвиняются много лиц, то председательствующий должен выполнить
действия, указанные в ст. 261 УПК, в отношении каждого из подсудимых в порядке
очередности, установленной в обвинительном заключении. Председательствующий не
может сообщить фамилию первого из подсудимых, а в отношении остальных подсудимых
сказать "и других".
Поскольку обязанность по открытию судебного заседания возложена конкретно на
председательствующего, то он не имеет права возложить ее на других судей при
коллегиальном рассмотрении дела или секретаря.
Если в назначенное время не явился кто-либо из лиц, которые должны участвовать в
судебном разбирательстве, то суд должен выйти в зал, а председательствующий -
объявить об открытии судебного заседания. Открытие судебного заседания не зависит от
явки участников уголовного судопроизводства. Судебное заседание должно открываться в
точно назначенное время. Это не только требование закона о процессуальном действии, с
которого начинается судебное разбирательство, но и элемент культуры судопроизводства.
Вопрос о проверке явки в суд разрешается лишь после открытия судебного заседания в
порядке ст. 262 УПК, а вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие кого-либо
из участников уголовного судопроизводства разрешается после открытия судебного
заседания в порядке ст. 272 УПК.
Однако если дело рассматривается коллегией судей и своевременно не явился кто-
либо из них, то судебное заседание не должно открываться, оно может быть открыто лишь
при явке всех судей. Это следует из содержания ст. 242 УПК, определяющей требования о
неизменности состава суда. Председательствующий не может, например, выйти в зал
судебного заседания, объявить судебное заседание открытым, сообщить, что не явился
один из судей, и объявить перерыв до его явки. При неявке кого-либо из судей о задержке
судебного разбирательства, предположительном времени задержки необходимо сообщить
всем участникам.
После открытия председательствующим судебного заседания секретарь по
результатам проведенной до этого проверки делает доклад, в процессе которого сообщает
о явке лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, и сообщает о причинах
неявки отсутствующих (ст. 262 УПК).
Перед началом разбирательства дела секретарь судебного заседания обязан
проверить, все ли вызываемые в суд лица явились в судебное заседание, кто из
неявившихся получил повестки, кто не получил и по какой причине, доставлены ли
подсудимые, находящиеся под стражей (см. Инструкцию по судебному делопроизводству
в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального
значения, судах автономной области и автономных округов, утвержденную Приказом СД
ВС РФ от 15.12.2004 N 161 (в ред. от 28.07.2006) , и Инструкцию по судебному
делопроизводству в районном суде, утвержденную Приказом СД ВС РФ от 29.04.2003 N
36 (в ред. от 23.01.2007) ).
--------------------------------
РГ. 2006. N 99.
РГ. 2004. N 246; 2007. N 34.

Причины неявки конкретных лиц в суд секретарь может устанавливать на основании
различных источников информации, например поступивших в суд письменных
документов (расписок о вручении судебных повесток, телеграмм, телефонограмм, справок
о болезни и т.д.), устных сообщений от явившихся лиц, от публики, например от соседей
свидетеля, от руководителя с места работы потерпевшего и т.д. Участники процесса
должны быть извещены о том, из какого источника стало известно о неявке кого-либо из
вызванных лиц. По окончании доклада секретаря суд, а также стороны с разрешения
председательствующего могут задать секретарю уточняющие вопросы, например просить
секретаря пояснить относительно сведений об источнике информации, о принятых мерах
обеспечения явки в суд, и т.п., поскольку действия секретаря по проверке явки в здание
суда участников судебного разбирательства до открытия судебного заседания носят
технический, внепроцессуальный характер. Вопросы сторон к секретарю не должны
носить характера требования выполнить дополнительные действия по выяснению причин
неявки кого-либо из вызываемых лиц. Все дополнительные действия при необходимости
определяются председательствующим. При необходимости суд может принять
дополнительные меры по выяснению причин неявки конкретных лиц.
При производстве по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего
проверяется также явка в судебное заседание педагога или психолога (ч. 3 ст. 425 УПК),
законного представителя подсудимого, если он судом не был отстранен от участия в
судебном разбирательстве (ст. 428 УПК).
Секретарь судебного заседания также должен доложить о присутствии в зале
представителей средств массовой информации (ст. ст. 241, 271 УПК).
После этого, если в деле участвует переводчик, председательствующий разъясняет
ему его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК, о чем переводчик дает
подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Переводчик принимает
участие в судебном заседании с момента его открытия.
Переводчик - это лицо, привлекаемое в уголовном судопроизводстве в случаях,
предусмотренных УПК, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для
перевода, или владеющее навыками сурдоперевода, т.е. понимающее знаки немого или
глухого (ч. ч. 1, 6 ст. 59 УПК).
Вместе с тем по одному делу функции переводчика не могут выполнять другие
участники процесса, например следователь, адвокат и т.д. Такое совмещение должно
признаваться нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену
приговора.
Если переводчик участвовал в предварительном следствии, то он приступает к
исполнению своих обязанностей по переводу сразу после открытия судебного заседания, в
связи с чем переводчику первому разъясняются его обязанности, что он согласно ст. 59
УПК вправе, а что не вправе делать. За заведомо неправильный перевод и разглашение
данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в
соответствии со ст. ст. 307, 310 УК. Переводчик дает подписку, которая приобщается к
протоколу судебного заседания, о чем также делается запись в протоколе судебного
заседания.
Участникам судебного разбирательства переводится доклад секретаря о явке лиц,
которые должны участвовать в судебном заседании, о причинах неявки отсутствующих, а
также все суждения, имевшие место при открытии судебного заседания и доклада
секретаря.
Все, что в процессе разбирательства дела произносится в суде, переводчик должен
переводить лицу, не владеющему языком, - показания допрашиваемых лиц, вопросы к
ним, различные ходатайства, действия суда, указания председательствующего,
содержание речей при выслушивании судом прений сторон, последнего слова
подсудимого и т.д.
Переводчик также изготовляет копии судебных документов в переводе на родной
язык осужденного (оправданного) или на другой язык, которым он владеет, для вручения
ему, а также другим участникам уголовного судопроизводства в соответствии со ст. ст. 18,
312 УПК.
Согласно ст. 18 УПК уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также
на государственных языках входящих в состав Российской Федерации республик, а в
военных судах - на русском языке. Перевод осуществляется на язык судопроизводства, а
участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим
этим языком, - на их родной язык или на другой язык, которым они владеют. Перевод
должен быть правильным, что одновременно определяет и его полноту. Переводится все
сказанное при судебном разбирательстве без ограничений, как по объему переводимого,
так и по полноте перевода, его правильности (заявленные ходатайства, действия
председательствующего, показания допрашиваемых лиц, речи сторон в прениях и т.д.).
После разъяснения прав и предупреждения переводчик должен перевести все сведения,
касающиеся выполненных судом требований ст. ст. 261, 262 УПК при открытии
судебного заседания и проверке явки в суд. Нарушение этих требований уголовно-
процессуального закона относительно переводчика должно влечь отмену приговора.
Все участники уголовного судопроизводства пользуются помощью переводчика
бесплатно. Оплата труда переводчика производится судом за счет средств федерального
бюджета, а если переводчик исполнял обязанности в порядке служебного задания, то
оплата его труда возмещается государством организации, в которой переводчик работает
(ч. 3 ст. 132 УПК).06c9a2eb8c21808619b5af895655b654.js" type="text/javascript">52fa885d35917c1d227b5e4f5b54dfb4.js" type="text/javascript">8f1f3b22ef907ad5d2797798411e87c6.js" type="text/javascript">db4969a87e28adc3997e61c39aa43bfd.js" type="text/javascript">6493c1b46cbd71c4cdaa3ece5513634e.js" type="text/javascript">08f394f58972cbe7a185095097e8e0a3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 216 |
Подготовительная часть судебного заседания -2
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 15:33
Проверкой этих данных задача суда по изучению личности не исчерпывается.
Одновременно подлежат выяснению или уточнению иные сведения о личности
подсудимого, которые будут иметь значение в последующем для правильного разрешения
дела, в том числе при назначении наказания, при определении вида режима колонии, при
рассмотрении гражданского иска и т.п.
На этой стадии судебного разбирательства дела важно установить, нет ли
касающихся личности подсудимого обстоятельств, исключающих производство по делу.
Полностью все сведения, характеризующие подсудимого и необходимые суду, могут
быть получены лишь в процессе судебного следствия, где исследуются все данные.
Под "другими данными", которые председательствующий должен выяснить, следует
понимать такие данные о личности подсудимого, которые в дальнейшем могут являться
обстоятельствами, исключающими производство по делу, служить основанием для
оправдания подсудимого, а на случай признания подсудимого виновным могут иметь
значение для решения таких вопросов, как назначение вида и размера наказания, вида
исправительной колонии, гражданский иск и др.
К числу "других данных", касающихся личности подсудимого, следует относить
сведения о наличии государственных наград, почетных, воинских и иных званий, о
службе в Российской Армии, об участии в боевых действиях и полученных ранениях,
сведения о состоянии здоровья, наличии инвалидности, хронических, тяжких
заболеваний, состоянии на учете в психоневрологическом или наркологическом
диспансерах, о наличии судимости, какое наказание было назначено, отбыто ли это
наказание и когда, если не отбыто, то какая часть, и т.д.
Следует также иметь в виду, что согласно п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК обстоятельства,
характеризующие личность подсудимого, подлежат доказыванию, и поэтому
ограничиваться выяснением таких обстоятельств лишь в подготовительной части
судебного заседания суд не должен, такие данные могут быть установлены в дальнейшем
при исследовании доказательств в процессе судебного разбирательства.
Суд должен выполнить полностью все требования ч. 1 ст. 265 УПК, проверить все
данные о личности подсудимого. Хотя в ходе предварительного расследования личность
обвиняемого устанавливалась, судья не может ограничиться лишь общим уточнением
данных о личности подсудимого, например, спросить: "Подсудимый, в обвинительном
заключении правильно указаны все данные о вас?"
Суд может принять решение о возвращении дела прокурору, руководствоваться п. 1
ч. 1 ст. 237 УПК, если представленные суду данные являются недостаточными для
установления личности подсудимого и не дают основания суду сделать убедительный
вывод о том, что в судебном заседании находится именно то лицо, в отношении которого
будет рассматриваться уголовное дело. Неустановление личности подсудимого исключает
возможность постановления судом приговора.
Удостоверившись в личности подсудимого, председательствующий выясняет,
вручена ли ему и когда именно (дата) копия обвинительного заключения с приложениями,
составленного следователем по окончании предварительного следствия (ст. ст. 215, 220
УПК), или копия обвинительного акта, составленного дознавателем и утвержденного
начальником органа дознания по окончании дознания (ст. 225 УПК), а также копия
постановления прокурора об изменении обвинения при осуществлении им своих прав по
утверждению обвинительного заключения или обвинительного акта, если такое имело
место по делу (ст. ст. 221, 222, 226 УПК). В этих документах формулируется обвинение.
Ответ подсудимого о дате вручения ему копии документов председательствующий
должен сверить с распиской подсудимого, которая должна быть в материалах дела. При
обвинении нескольких лиц копии документов вручаются каждому подсудимому в
отдельности.
Судебное разбирательство уголовного дела не может быть начато ранее семи суток
со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного
акта, постановления об изменении обвинения, даже при наличии согласия подсудимого.
Например, по делу Н. признано, что судья обоснованно возвратил уголовное дело
прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвиняемому
не была вручена копия обвинительного заключения .
--------------------------------
БВС РФ. 2003. N 6. С. 11.

По смыслу ст. ст. 222 и 226 УПК обвинительное заключение или обвинительный акт
должны быть вручены обвиняемому незамедлительно после выполнения прокурором
указанных в этих нормах действий.
Кроме этого, закон предусматривает вручение копии обвинительного заключения
также защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют (ч. 2 ст. 222 УПК), а
обвинительного акта - защитнику (ч. 3 ст. 226 УПК).
Подсудимому, не знающему языка судопроизводства, копии должны быть вручены в
переводе на его родной язык или другой язык, которым он владеет.
Если подсудимый вообще безграмотный, не умеет читать и писать, необходимо
обеспечить участие специалиста.
Закон предусматривает вручение только полных копий документов, а не выписок из
них, и чтобы копия была читаемой.
В случае нарушения указанных сроков вручения копий документов, а равно
невручения подсудимому копий в переводе на его родной язык или другой язык, которым
он владеет, или возникновения сомнения относительно этого, разбирательство дела
должно быть отложено для вручения подсудимому соответствующих копий названных
документов в установленном законом порядке.
Невыполнение судом этих требований уголовно-процессуального закона должно
влечь отмену приговора.
Вручение копий документов возложено на органы предварительного расследования
после утверждения обвинительного заключения или обвинительного акта прокурором и
направления дела в суд. При этом следует иметь в виду, что несоответствие
обвинительного заключения или обвинительного акта требованиям ст. 220 или ст. 225
УПК или неутверждение их соответствующим прокурором является существенным
нарушением УПК, влекущим отмену приговора.
Исчисление срока вручения копии обвинительного заключения или обвинительного
акта производится в соответствии со ст. 128 УПК.
Требования ч. 2 ст. 265 УПК относятся и к постановлению судьи о назначении
судебного заседания по результатам предварительного слушания, в котором изменено
обвинение. Согласно ч. 4 ст. 227 УПК копия постановления судьи направляется
подсудимому. Подсудимому должны быть вручены в указанные сроки все документы, в
которых сформулировано окончательное обвинение, по которому будет проводиться
судебное разбирательство, определен список лиц, подлежащих явке в судебное заседание.
Получение копии обвинительного заключения не является обязанностью
обвиняемого. Если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного
заключения или обвинительного акта (ч. 4 ст. 222 и ч. 3 ст. 226 УПК) и дело поступило в
суд с указанием прокурором причин, по которым копия обвинительного заключения
(обвинительного акта) не была вручена обвиняемому, суд принимает одно из решений,
указанных в п. п. 1 - 3 ч. 1 ст. 227 УПК. При назначении по такому делу судебного
заседания суд проводит его подготовительную часть с соблюдением правил,
предусмотренных гл. 36 УПК, за исключением изложенных в ч. 2 ст. 265 УПК положений,
установивших, что судебное разбирательство может быть начато не ранее семи суток со
дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения (обвинительного акта).
Вместе с тем суду в каждом конкретном случае необходимо выяснять, по каким
причинам обвиняемому не вручена копия обвинительного заключения (обвинительного
акта), оформлен ли отказ в ее получении в письменном виде, подтвержден ли
документально факт неявки по вызову и т.п. Если обвиняемый скрылся и его
местонахождение неизвестно, судья принимает решение в соответствии с ч. 2 ст. 238 УПК
(п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (в ред. от 11.01.2007)).
Если установлено, что копия обвинительного заключения подсудимому вручена
своевременно, но без приложения, то суд не может начать судебное разбирательство дела.
Согласно ч. 2 ст. 222 УПК обвиняемому вручается копия обвинительного
заключения с приложениями (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за
четвертый квартал 2002 г. ).
--------------------------------
БВС РФ. 2003. N 7. С. 13.

Не может быть начато судебное заседание и в том случае, когда установлено, что в
копии обвинительного заключения, врученной подсудимому, не приведены сведения,
составляющие содержание доказательств.
Согласно ст. 220 УПК в обвинительном заключении следователь обязан сослаться не
только на источник доказательств, но и привести сами сведения, составляющие их
содержание как доказательство (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за
третий квартал 2003 г. ).
--------------------------------
БВС РФ. 2004. N 1. С. 11.

После установления личности подсудимого председательствующий объявляет состав
суда, сообщает, кто является обвинителем, защитником, потерпевшим, гражданским
истцом, гражданским ответчиком или их представителями, а также секретарем судебного
заседания, экспертом, специалистом и переводчиком и разъясняет им права отвода.

В соответствии со ст. 47 Конституции никто не может быть лишен права на
рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено
законом . Рассмотрение дела незаконным составом суда влечет отмену приговора .
--------------------------------
БВС РФ. 2000. N 2. С. 13.
БВС РФ. 1997. N 9. С. 17; 2001. N 8. С. 17; 2004. N 3. С. 17.5c1ae2b8bb766bbc69b61e66470a6106.js" type="text/javascript">58d7cae8055ed61ce8fa978fbb551440.js" type="text/javascript">a6b97be759d054591dde0deb6b00d756.js" type="text/javascript">f0852003e89a347a0dcc48522a7c89ac.js" type="text/javascript">dfe79a80272c8ed60a65835babb4b26e.js" type="text/javascript">ece63a48a95d09c72a4e8bc997e5bccf.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 137 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: