Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Административные правонарушения в сфере промышленности и энергетики
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 17:12

Административные проступки, предусмотренные гл. 8 КоАП (всего 10 составов), характеризуются следующими особенностями.
1. Наличие незначительной общественной опасности административных правонарушений, предусмотренных КоАП, что подтверждается налагаемыми взысканиями - в основном это предупреждения или штрафы, за исключением ст. 89, которой предусмотрено взыскание только в виде штрафа, максимальный размер которого не превышает одного минимального размера оплаты труда.
2. Как правило, субъектами административных проступков являются должностные лица (ст. 88 - 95, 952), административная ответственность только физических лиц предусмотрена лишь ст. 95' КоАП.
3. За большинство составов административных проступков, предусмотренных гл. 8 КоАП, предусматривается ответственность за нарушение порядка государственной разрешительной системы, а именно, за несоблюдение условий лицензий, предоставляющих право на промышленную деятельность, либо правил и инструкций - ведомственных актов, регулирующих применение права на осуществление лицензируемого вида деятельности (см. ст. 17 Закона о лицензировании).
Административные правонарушения, предусматривающие ответственность за безопасное ведение работ, рассматриваются специализированными надзорными органами - Федеральным горным и промышленным надзором России (ч. 1 ст. 88, ст. 89 КоАП) и Федеральным надзором России по ядерной и радиационной безопасности (ч. 2 ст. 88 КоАП).
Должностные лица надзорных органов налагают и административные взыскания.
Регулирование в сферах промышленности и энергетики (надзорные и контрольные полномочия) осуществляются системой государственных органов исполнительной власти (Министерством РФ по атомной энергии, Министерством РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, Министерством топлива и энергетики РФ, Министерством экономики РФ, Федеральной энергетической комиссией РФ, а также коммерческими организациями РАО «ЕЭС России», РАО «Газпром» и др.). Осуществление коммерческими организациями отдельных властных полномочий, в основном в сферах контроля и надзора, делегированных им государством, обусловлено особым правовым статусом упомянутых акционерных объектов и регламентировано законодательством, в частности Федеральным законом от 17 августа 1995 г. «О естественных монополиях»1. Так, РАО «ЕЭС России» не вправе допускать расточительное расходование энергетических ресурсов (ст. 90 КоАП) и должно контролировать их использование подведомственными объектами, а РАО «Газпром» обязано соблюдать установленный режим потребления газа и осуществлять контроль за его экономным использованием дочерними предприятиями (ст. 93 КоАП).
Административная ответственность акционерных обществ РАО «ЕЭС Росии» и «Газпром» и других государственных и негосударственных юридических лиц, на которых распространяется статус субъекта естественной монополии, регламентируется не КоАП, а ФЗ «О естественных монополиях». Штрафные санкции в этом случае налагаются на юридическое лицо в сумме от 500 до 15 тысяч минимальных размеров оплаты труда - в случае завышения цен (тарифов), установленных федеральными органами исполнительной власти. Объективная сторона данного правонарушения представляет собой несоблюдение установленного режима потребления газа и квалифицируется как административное правонарушение в соответствии со ст. 93 КоАП.
Административная ответственность физических лиц - руководителей субъектов естественной монополии или органов Федеральной энергетической комиссии России регламентируется упомянутым Федеральным законом от 17 августа 1995 г. (сумма штрафа в этом случае установлена до 50 минимальных размеров оплаты труда - ст. 16, 18, 19), а также ст. 90, 93, 94 КоАП.
Таким образом, ответственность за правонарушения в сфере деятельности субъектов естественной монополии предусматривает наложениє штрафных санкций не только на коммерческие организации и возглавляющих их должностных лиц, но и на государственных должностных лиц органов регулирования естественных монополий (Федеральной энергетической комиссии России и Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства).
Для субъективной стороны составов административных проступков, предусмотренных гл. 8 КоАП, характерно наличие вины в форме прямого или косвенного умысла - должностные лица ознакомлены с нормативными актами, действующими в сферах промышленности и энергетики, и не могут не сознавать противоправности своего действия или бездействия либо сознательно допускают причинение ущерба (ст. 88 - 95); граждане, не обладающие статусом должностного лица, также должны быть ознакомлены с соответствующими правилами (ст. 95' КоАП).
Объектом рассматриваемых правонарушений являются общественные отношения в сфере общегосударственных интересов (промышленность и энергетика), однако субъектом административных проступков могут быть и физические лица, действующие в сфере частного права (ст. 91, 92, 95'и 953 КоАП).
Так же, как и в большинстве других глав КоАП, регламентирующих отдельные административные правонарушения, ущерб, наносимый публично-правовым интересам, сопряжен с причинением вреда законным правам и интересам граждан.
edaf243543869471a32358c8fb1335fc.js" type="text/javascript">ad8f3e239b85e4bb2c04e8f47680ade9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 157 |
Административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды, памятников истории и культуры
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 17:11

Среди 52 составов административных правонарушений, определенных в гл. 7 КоАП, лишь один предусматривает санкции за проступки в сфере охраны и использования памятников истории и культуры.
Особенность, присущая рассматриваемой главе, проявляется в применении наиболее суровых имущественных санкций к правонарушителю (в размере, равном 3000 минимальным размерам оплаты труда (МРОТ) - ст. 845 КоАП).
Объективная сторона рассматриваемых правонарушений выражается в действии (бездействии) юридических и физических лиц в области охраны окружающей природной среды, в том числе в сферах землепользования (ст. 50 - 54 КоАП), пользование недрами земли (ст. 55, 56 КоАП), водопользования (ст. 59, 60 КоАП), лесопользования (ст. 61 - 76), правил деятельности на континентальном шельфе Российской Федерации (ст. 561 - 563, 571, 845, 846), правил пользования животным миром (ст. 84' - 844, 85, 86 КоАП), а также правил охраны атмосферного воздуха (ст. 77 - 84 КоАП).
Континентальный шельф Российской Федерации включает дно и недра морских територий, находящихся в ее пределах, а также всю ее сухопутную территорию. Правовое регулирование его охраны осуществляется Федеральным законом от 3 марта 1995 г. «О недрах»1, Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. «О континентальном шельфе Российской Федерации»2, Федеральным законом от 30 декабря 1995 г. «О соглашениях о разделе продукции»3, а также многочисленными подзаконными актами.
Порядок и условия лицензирования деятельности на континентальном шельфе Российской Федерации регулируются ст. 12 - 15 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. Законом предусмотрен порядок выдачи лицензии на право использования живых ресурсов континентального шельфа, при этом предписания базового Закона о лицензировании не применяются. Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. предусмотрен порядок выдачи лицензий на право использования животных ресурсов континентального шельфа зарубежным и российском юридическим и физическим лицам, а также их аннулирование Государственным комитетом РФ по рыболовству с уведомлением Федеральной пограничной службы России (ФПС), Государственного таможенного комитета РФ (ГТК), Министерства природных ресурсов РФ, а также Министерства обороны РФ.
Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. не предусмотрена стадия приостановления действия лицензии, предшествующая прекращению лицензионных отношений, - лицензиат оповещается по телеграфу об аннулировании лицензии на промысел живых ресурсов. Наряду с аннулированием лицензии к правонарушителю могут быть применены имущественные санкции, предусмотренные ст. 562 КоАП.
Правила охраны водных ресурсов регламентируются Законом РФ от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды»1, Водным кодексом РФ от 16 ноября 1995 г.2 и подзаконными актами.
Нарушение таких правил (ст. 57 КоАП) возможно только в случае действия (бездействия) водопользователей. Юридические лица вправе использовать водные ресурсы на основе лицензии. Самовольное производство гидротехнических работ (например, строительство дамб, шлюзов и других устройств, предназначенных для регулирования водных потоков) на безлицензионной основе, а также превышение лимитов используемых водных ресурсов, указанных в лицензии, содержат признаки объективной стороны проступка, предусмотренного ст. 59 КоАП. Порядок возникновения, изменения и прекращения лицензионных отношений в сфере водопользования регламентируется Водным кодексом РФ.
Правила охраны объектов животного мира, нарушение которых влечет за собой административные санкции, предусмотренные ст. 842 -844, 85, 86 КоАП, установлены Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. «О животном мире»3.
Субъектами правонарушений в этой сфере являются юридические и физические лица, причинившие вред объектам животного мира и среде их обитания. Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. для юридических лиц установлены имущественные санкции, исчисляемые судом или арбитражным судом на основе фактических затрат на компенсацию ущерба, с учетом понесенных убытков, в том числе и упущенной выгоды. Административная ответственность физических лиц за нарушение правил охраны животного мира установлена КоАП.
Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. (ст. 56) и КоАП (ст. 85) предусмотрены идентичные виды имущественных санкций — административный штраф и конфискация (для физических лиц), а также компенсация
ущерба, конфискация объектов животного мира либо их безвозмездное изъятие (для граждан и юридических лиц).
Правовой режим лесопользования установлен Основами лесного законодательства Российской Федерации от 6 марта 1993 г.1, Лесным кодексом РФ от 29 января 1997 г.2 и Земельным кодексом РСФСР от 25 апреля 1991 г.3.
Право на осуществление лесопользования возникает после получения специальных разрешительных документов, предоставляемых федеральным органом по управлению лесным хозяйством (лесхозом, входящим в его систему) юридическим и физическим лицам, - лесорубочных билетов, ордеров или лесных билетов, выдаваемых на срок до одного года.
Лесным кодексом РФ предусмотрено осуществление отдельных видов лесопользования на основе лицензии (ст. 80, 81 Лесного кодекса). Однако принятым позднее Федеральным законом лицензирование деятельности в этой сфере не было предусмотрено (ст. 17 ФЗ от 25 сентября 1998 г.).
Отдельные виды лесопользования подлежат также обязательной сертификации (ст. 71 Лесного кодекса). В случае заключения договора аренды участка лесного фонда срок действия лесорубочного или лесного билета обусловлен временными пределами договора аренды (от одного года до 49 лет). При этом лесорубочный или лесной билеты выдаются ежегодно на осуществление видов лесопользования, предусмотренных договором (ст. 31,42 Лесного кодекса).
На основании ордера лесопользователь осуществляет отдельные виды заготовок и вывоза древесины и заготовки второстепенных лесных ресурсов. Ордер выдается лесопользователю лесничеством после получения последним лесорубочного билета.
Осуществление лесопользования без указанных разрешительных документов, содержит признаки правонарушений, предусмотренных ст. 61 -63, 65, 68, 69 КоАП.
Применение штрафных санкций в этих случаях осуществляется должностными лицами Федеральной службы лесного хозяйства России и ее территориальными органами - лесхозами, в том числе лесхозами-техникумами, национальными парками, наделенными статусом лесхозов (ст. 53 Лесного кодекса).
Правовое регулирование в сфере использования лесных ресурсов в отличие от других видов природопользования основано на сочетании общих методов разрешительной политики, свойственных многим отраслям и сферам управления (лицензирование и сертификация), и специфических разрешительных методов, применяемых только в области лесопользования (лесорубочный билет, лесной билет и др.). Иногда государственное санкционирование осуществляется на основе применения общих и особенных методов. При этом право на лесопользование возникает после получения необходимых в этих случаях разрешительных документов.
Все виды деятельности в сфере окружающей природной среды (лесопользование, землепользование, пользование недрами земли, водопользование, деятельность на континентальном шельфе Российской Федерации, использование объектов животного мира, контроль за состоянием атмосферного воздуха) представляют собой объект государственного экологического контроля и отнесены к ведению Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды. Госкомитет осуществляет контрольные полномочия по согласованию с министерствами и ведомствами, действующими в сфере природопользования (например, Министерством сельского хозяйства и продовольствия РФ)1.
Административные проступки в сфере окружающей природной среды, определенные ст. 50 - 76, 85, 86 КоАП, относятся к экологическим правонарушениям, представляющим собой виновное, противоправное деяние, нарушающее природоохранное законодательство и причиняющее вред физическим, юридическим лицам и объектам природопользования.a0422fe5341d43cf8f449420125a887f.js" type="text/javascript">6036567d19f25114f0a608586e3598b9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 113 |
Административные правонарушения в области охраны собственности
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 17:08

Статьи 46-49' (гл. 6) КоАП объединяет общность правовых признаков объекта посягательства: объектом состава административного проступка являются общественные отношения в сфере государственной собственности на недвижимые природные объекты (недра, леса, воды -ст. 46, 461, 47, 48, 48і), движимые вещи (природные объекты - ст. 461 и объекты животного мира - ст. 481), а также государственные и частноправовые имущественные интересы (ст. 49,491).
Объекты животного мира как особая разновидность движимости (ст. 130, 137 ГК) подлежат равной правовой защите наряду с имущественными интересами юридических и физических лиц всех форм собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, ст. 49,491 КоАП).
Понятия «недра» и «объекты животного мира» определены соответственно Федеральным законом от 3 марта 1995 г. «О недрах»1, Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. «О животном мире»2, а также другими федеральными законами, например, Водным кодексом Российской Федерации от 16 ноября 1995 г.3
Под объективной стороной административных правонарушений, предусмотренных ст. 46 - 481 КоАП, следует понимать действия физических лиц, нарушающие правовой режим государственной разрешительной системы.
Под признаками самовольности, упомянутыми в рассматриваемых составах, подразумеваются действия без надлежащего предоставления права в разрешительных документах (лицензиях) при недро-, лесо- и водопользовании, а также при пользовании объектами животного мира. Выдача, приостановление действия и аннулирование лицензий регламентируются упомянутыми выше федеральными законами - нормы базового Закона о лицензировании от 25 сентября 1998 г. в этом случае не применяются.
При совершении правонарушений юридическими лицами (ст. 46 -48 КоАП) административные взыскания налагаются на виновных должностных лиц.
Субъективная сторона правонарушений, предусмотренных ст. 46 -481, характеризуется упомянутой выше самовольностью действий правонарушителя, что возможно лишь при наличии вины в форме прямого умысла.
При квалификации мелкого хищения чужого имущества следует учитывать следующие особенности:
1) критерием оценки мелкого хищения является стоимость имущественного объекта - она не должна превышать минимального размера оплаты труда;
2) охране подлежат все виды имущественных объектов: государственные, частные, муниципальные, общественные и иные. Под общественным имуществом следует понимать недвижимость и движимые объекты, находящиеся в собственности (либо хозяйственном ведении и оперативном управлении) зарегистрированных общественных объединений, включая и некоммерческие организации.
Общественные объединения (в том числе и политические партии), не имеющие свидетельства о государственной регистрации, не обладают и имущественными правомочиями юридического лица (см. ст. 48,49, 51 ГК).
Мелкое хищение, как и большинство правонарушений, предусмотренных гл. 6 КоАП, характеризуется наличием вины в форме прямого умысла.
Единственная разновидность административных правонарушений гл. 6 КоАП, предусматривающая вину также и в форме неосторожности, определена ст. 49' «Уклонение от возмещения имущественного ущерба, причиненного преступлением предприятиям, учреждениям, организациям».
Правонарушитель обязан возместить имущественный ущерб любому собственнику, государственному предприятию, общественному объединению, коммерческой и некоммерческой организации. Возмещение имущественного вреда юридическому лицу не исключает и компенсации морального вреда (см. п. 3 ст. 1099 ГК). При этом необходимо установить связь имущественного ущерба юридического лица и причиненного проступком морального вреда, нанесенного сотруднику предприятия, учреждения, организации. Компенсация морального вреда регламентируется нормами ГК (§ 4 гл. 59).
Уклонение от возмещения имущественного ущерба может выражаться как в умышленном действии правонарушителя, так и в его бездействии. В отличие от ст. 49' КоАП все остальные проступки, предусмотренные гл. 6 КоАП, - последствия волевых действий правонарушителя.

d3ad7e456e056f8fa4b30abe83e54d99.js" type="text/javascript">be300a5de68bbee422ea784872741561.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 102 |
Административные правонарушения, посягающие на права граждан и здоровье населения
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 17:07

Объектом административных правонарушений, посягающих на права граждан (гл. 5 КоАП), являются пассивные и активные избирательные права физических лиц (13 из 23 составов правонарушений, рассматриваемых в данной главе; см. также ст. 32 Конституции РФ).
Объединяющим признаком этих правонарушений является субъективная сторона - наличие вины, как правило, в форме прямого умысла, а также виды налагаемых административных взысканий. Все 13 составов правонарушений, рассматриваемых в гл. 5 КоАП, влекут санкции в виде административного штрафа, однако критерии его исчисления различны: в основном применяется базовый критерий определения суммы штрафа - в величине, кратной размеру месячной оплаты труда (ст. 401 - 4011, 4013); в ст. 4012 «Незаконное принятие пожертвований кандидатом либо избирательным объединением (избирательным блоком)» размер штрафа исчисляется на основе вспомогательного критерия, крайне редко используемого в КоАП, - в сумме, кратной размеру незаконного дохода, полученного в результате административного правонарушения (в данном случае в сумме, равной трехкратному размеру незаконного пожертвования).
В большинстве случаев субъекты правонарушений, предусмотренных ст. 401 - 4013 КоАП, представлены должностными лицами - членами избирательных комиссий, государственными служащими (ст. 401), лицами, наделенными негосударственными властными полномочиями (в ст. 408 - главный редактор средства массовой информации - СМИ). Члены избирательных комиссий осуществляют делегированные им государственно-властные полномочия временно, что соответствует дефиниции должностного лица, поскольку любой сотрудник избирательной комиссии уполномочен государством осуществлять функции представителя власти.
Другие субъекты, указанные в составах ст. 401 - 4013 КоАП, - иные ответственные лица, среди них кандидат в депутаты на выборную должность, избирательные объединения (избирательные блоки), журналисты и др.
Действия этих лиц могут повлечь за собой прекращение правоотношения в сфере избирательного права. Например, административные правонарушения, предусмотренные ст. 402, 408, 4012 КоАП, являются основанием для отмены результатов выборов, а совершение проступков, предусмотренных ст. 40', 405, 406 КоАП, может повлечь за собой признание вышестоящей избирательной комиссией выборов или референдума несостоявшимися.
К субъектам рассматриваемых правонарушений относятся не только физические, но и юридические лица, отечественные или зарубежные: международные общественные объединения, избирательные блоки, российские коммерческие организации с иностранным участием и др., однако предусмотренные КоАП штрафные санкции налагаются только на физических лиц.
Главой 5 КоАП предусмотрены также составы правонарушений, посягающих на осуществление гражданами права на труд (ст. 41, 411 - 414 КоАП). Общественная опасность этой группы проступков заключена в воспрепятствовании гражданам реализовать свое конституционное право в сфере трудовых правоотношений (ст. 37 Конституции РФ).
Субъектом правонарушений, предусмотренных ст. 41, 41' - 414 КоАП, могут быть и юридические лица - предприятия, учреждения, организации любой формы собственности, на руководителей которых налагаются административные взыскания в виде штрафов. Физические лица, совершающие административные проступки в сфере трудовых правоотношений, всегда относятся к категории должностных лиц независимо от того, действуют ли они в сфере частного права или публично-правовых отношений (см. ст. 41 КоАП). Причиненный вред, например в случае незаконного увольнения, может быть не только имущественным, но и моральным.
Субъективная сторона рассматриваемых административных проступков предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Умышленная вина квалифицируется, в частности, при уклонении должностным лицом от участия в переговорах по заключению, изменению или дополнению коллективного договора (ст. 41' КоАП). Руководитель предприятия, учреждения, организации должен быть осведомлен об особенностях трудовых правоотношений и не может не сознавать противоправную основу своего действия или бездействия.
Глава 5 КоАП включает четыре состава правонарушений, объектом посягательства которых являются общественные отношения в сфере охраны здоровья граждан (ст. 42 - 45 КоАП). Две из них (ст. 42, 43) содержат отсылочные предписания, предусматривающие ответственность за нарушение санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемичес-ких правил и норм (далее — санитарные правила). Такие правила установлены, в частности, Федеральным законом от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Законом РФ от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды»1 и принятыми на их основе подзаконными, в том числе ведомственными, актами. Все основные функции в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения отнесены к ведению Министерства здравоохранения РФ, первый заместитель министра ex officio является Главным государственным санитарным врачом России и возглавляет всю систему государственного надзора в этой сфере.188bb04b440f75f3f038b31e722810fb.js" type="text/javascript">9256e7a00b6421a208ca37c1effb94b0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 127 |
Корреляция проступков и преступлений по дореволюционному российскому праву
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 17:05

Ответственность за маловажные проступки в России конца XIX в. регламентировалась различными актами. Некоторые из них предусматривали санкции в зависимости от сословной принадлежности правонарушителя.
Так, в соответствии с Лесным уставом (изд. 1876 г. в ред. 1890 г., приложение к ст. 1, примеч.), а также Сводом законов Российской империи (т. VIII, ч. 1) взыскания и наказания за нарушение предписаний этих актов определялись Уставом о наказаниях и налагались мировыми судьями. Денежные средства, полученные в результате штрафных санкций, а также в результате конфискации лесоматериалов, в большинстве случаев направлялись целевым назначением в бюджет и составляли особые специальные средства лесного ведомства. Все средства, полученные в результате штрафов на территории Войска Донского, пополняли войсковой капитал (действующим КоАП предусмотрено зачисление сумм штрафов только в бюджет). Целевое использование денежных сумм предусматривало их расходование только с санкции министров (полученных на территории Войска Донского - с разрешения военного министра, в большинстве других случаев - министра государственных имуществ). Средства предназначались для специальных объектов финансирования. Например, денежные средства, полученные в результате штрафных санкций за проступки в области лесного хозяйства, шли: 1) на планирование лесозащитных мероприятий; 2) на компенсацию расходов, связанных с использованием лесов; 3) на премирование работников лесного хозяйства.
Таким образом, законодательством Российской империи была предусмотрена возможность частичной или полной компенсации имущественного ущерба, причиненного правонарушением, за счет средств денежных взысканий независимо от заявления пострадавшего. Действующим КоАП предусмотрена материальная ответственность правонарушителя только при исковом заявлении потерпевшего, причем в большинстве случаев пострадавшему не удается компенсировать имущественный вред.
Сословный принцип ответственности за маловажные проступки предусматривал особую процедуру судопроизводства, обусловленную сословной принадлежностью правонарушителя. Разделом III Устава о благоустройстве в казенных селениях (Свод законов Российской империи, изд. 1857 г. в ред. 1890 г.) была предусмотрена ответственность государственных крестьян на основе Сельского судебного устава. Уставом определялись обстоятельства, отягчающие ответственность: 1) совершение умышленного проступка в состоянии алкогольного опьянения приравнивалось к ответственности, предусмотренной за умышленные правонарушения; 2) при совершении группового правонарушения зачинщик, или главный виновник проступка, наказывался строже сообщников; 3) наличие значительных общественно опасных последствий: мера наказания определялась наличием материального ущерба или неимущественного вреда, причиненного проступком. При этом потенциальный ущерб (при наличии признаков покушения) рассматривался так же, как и причиненный; 4) наличие рецидивов одного и того же правонарушения либо разных проступков, за которые нарушитель прежде не был наказан.
В соответствии с последним из приведенных признаков можно констатировать, что законодательством Российской империи предусматривалась обратная сила законов, отягчающих ответственность: правонарушитель не был привлечен к ответственности за прежние проступки, но при выявлении их фактов при совершении нового проступка мера наказания усиливалась. Также примечательно разграничение общественно опасных последствий деяния морального и физического свойства («вред») и имущественного ущерба («убыток»).
При составлении Уложения о наказаниях высказывались соображения и о разработке Судебно-полицейского устава. Именно в форме устава предполагалось кодифицировать все правовые нормы о правонарушениях, относящихся к маловажным преступлениям и проступкам. С этой целью было намечено выделить из Уложения о наказаниях 652 статьи.
23 марта 1861 г. в докладной записке императору Александру II о судебно-полицейском уставе главноуправляющий II отделением Государственного Совета граф Д.Н. Блудов указывал на необходимость отграничения преступлений, подведомственных уголовным судам, от «полицейских проступков», подлежащих в странах Западной Европы разбирательству специальными полицейскими судьями или административными органами. Первым разработчиком судебно-полицейского устава был граф М.М. Сперанский, но подготовленный им проект так и не был рассмотрен Государственным Советом. Граф Д.Н. Блудов предлагал разграничить полномочия судебной власти и полиции в следственных действиях и отнести досудебное разбирательство дел об уголовных преступлениях к ведению судебных следователей, а производство по делам о маловажных преступлениях и проступках — к ведению мировых судей.
Подготовленное под руководством Д.Н. Блудова приложение к докладной записке, озаглавленное «Материалы для составления проекта устава судебно-полицейского», представляет собой первую попытку законопроектных работ в данной области.
Проект судебно-полицейского устава, включавший 206 статей, был передан на рассмотрение общего присутствия II отделения Государственного Совета в феврале 1864 г. Проект подвергался многократным доработкам на заседаниях Государственного Совета в мае и июле 1864 г., после чего его окончательный вариант под названием «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» (далее - Устав о наказаниях) был представлен на рассмотрение императору Александру II и утвержден 20 ноября 1864 г. Устав о наказаниях состоял из 13 глав, первая из которых содержала общие положения (порядок замены взысканий, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность и др.). Остальные главы, составлявшие его Особенную часть, содержали составы 150 проступков, разделенных в зависимости от объекта посягательств на 12 видов: проступки, посягающие на установленный порядок управления (гл. II, а также гл. V - нарушение Устава о паспортах), на общественный порядок (гл. III - «проступки против благочиния, порядка и спокойствия»), а также проступки, предусмотренные в гл. X и XI, посягающие на общественное благоустройство (гл. IV), на порядок в области строительства и железнодорожного транспорта (гл. VI), нарушающие правила пожарной безопасности (гл. X) и др. Уставом о наказаних не были предусмотрены процессуальные основы разбирательства по маловажным проступкам (порядок наложения наказаний, процедура обжалования действий мировых судей, статус подготавливаемых ими документов, порядок досудебного разбирательства, а также применения мер административного пресечения).
Устав о наказаниях не всегда придерживался кодификационных принципов, в частности, выделение некоторых видов проступков не учитывало их родовых признаков, разграничивающих отдельные группы правонарушений. В частности, проступки, посягающие на общественный порядок, были рассредоточены в трех главах - проступки против благочиния, порядка и спокойствия (гл. III), против личной безопасности (гл. X), оскорбление чести, угрозы и насилие (гл. XI). Уставом была предусмотрена особая глава («Проступки против прав семейственных»), в которой определялось высшая санкция за нарушение семейных прав.
Мировые судьи были вправе определять следующие наказания: 1) выговоры, замечания и внушения (превентивные наказания); 2) денежные взыскания на сумму до 300 рублей (имущественные наказания); 3) арест на срок до трех месяцев и 4) заключение в тюрьме на срок до полутора лет (наказание, ограничивающее свободу правонарушителя).b0f99ba59a2e6eb649aee2155c832be3.js" type="text/javascript">e0255bff62062b3db3b48789eeb3e5c2.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 287 |
Тема административно-властного принуждения в творчестве российских юристов
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 16:45

Становлению российского административного права предшествовал продолжительный период генезиса, начальным этапом которого была рецепция в научной и преподавательской деятельности России немецкой концепции «полицейского права».
Под предметом науки полицейского права понималось изучение общественных отношений в сфере государственного управления. Термин «полиция» ( от греч. politeia — государство) применительно к данной науке не отождествлялся с деятельностью правоохранительного органа с таким названием. Этим термином обозначалась деятельность государственной власти, прежде всего исполнительной. В императорской России, включая период «думской монархии», не существовало четкого разграничения властей - отсутствовал избираемый населением орган представительной (законодательной) власти, независимые органы судебной власти были созданы лишь после судебной реформы Александра II (1864). Избираемая подданными Государственная Дума (1905 - 1917) ввиду ее ограниченных полномочий представляла собой лишь прототип органа законодательной власти. В императорской России не было обособленной исполнительной власти - назначение и освобождение от должности министров, включая и председателя Правительства, являлись прерогативой монарха даже в период деятельности Государственной Думы всех четырех созывов. Таким образом, в отечественной науке административного (полицейского) права не было политико-правовых предпосылок для четкого определения сфер исследования: предмет науки не сводился только к изучению исполнительно-распорядительной деятельности органов государственного управления, как это свойственно административистике периода новейшей истории. Наука административного (полицейского) права рубежа XIX - XX вв. затрагивала и смежные правовые отрасли - государственного и даже уголовного и уголовно-исполнительного права (применительно к правоохранительной деятельности полиции).
В науке административного (полицейского) права не было четких различий административных и уголовных правонарушений - преступлений и проступков. Оба эти понятия рассматривались как преступления, различающиеся степенью общественной опасности.
Большая роль в исследовании и разработке теории административной ответственности принадлежит ординарному профессору кафедры государственного и административного права Демидовского юридического лицея (г. Ярославль), в дальнейшем профессору Московского университета И.Т. Тарасову (1849 - ?).
Первые работы И.Т. Тарасова были посвящены проблемам рецепции немецкой полицеистики в отечественном праве, среди них: «Основные положения Лоренца Штейна по полицейскому праву в связи с его учением об управлении» (Киев, 1874); «Личное задержание как полицейская мера безопасности» (ч. 1. Киев, 1875; ч. 2: Полицейский арест в России. Киев, 1877); «Опыт разработки программы и конспекта общей части науки полицейского права» (Ярославль, 1879). Велик вклад ученого в исследование практических методов деятельности исполнительной власти. Именно здесь проявились его прагматические способности синтеза административного и частного права. Работы И.Т. Тарасова, посвященные административно-правовому статусу акционерных обществ, бюджетному регулированию и финансовому праву, не утратили своей значимости и в наши дни, среди них: «Учение об акционерных компаниях» (1-е изд. Киев, 1878; 2-е изд. В 2 вып. Ярославль, 1879 - 1880), «Кредит и бумажные деньги» (Ярославль, 1881), «Очерк науки финансового права» (Ярославль, 1883). С 1889 г. творческая деятельность И.Т. Тарасова связана с Московским университетом.
В 1891 - 1896 гг. в Москве были опубликованы четыре работы И.Т. Тарасова по полицейскому праву: «Учебник науки полицейского права. Выпуск первый: Введение, общая часть и полиция безопасности» (1891). Выпуск второй данного учебника был посвящен полиции безопасности (1893); третий — народному образованию и средствам сообщения (1895); последний, четвертый, - обмену, производству, распределению и потреблению (1896). Основное внимание ученый уделял исследованию прагматических проблем полицейского права - Особенная часть занимала 4/5 общего объема каждой книги.
Апогеем творческого вклада И.Т. Тарасова в развитие отечественной науки стали его работы по полицейскому и административному праву «Краткий очерк науки административного права» (в 2 т. Ярославль, 1888), «Лекции по полицейскому (административному) праву» (т. 1. М., 1908; Т.2.М., 1910).
И.Т. Тарасов отождествлял исполнительную и административную власть, считая, что важнейшее предназначение исполнительной власти заключено в реализации законов. При этом предпосылкой осуществления властных полномочий, по его мнению, является разграничение властей: «По-видимому, органы, издающие законы, суть и наилучшие исполнители их; но в действительности это не так, потому что закон является средством для исполнения... т.е. не исполнение существует для закона, а закон для исполнения... Издание законов и исполнение их должны быть разграничены, и исполнительная или административная власть должны быть одним целым, в котором множественность и разнообразие в исполнении сводятся к единству»1.
К основному методу осуществления исполнительной власти относится издание правовых актов. Среди таких актов закон обладает наивысшей юридической силой: «Закон... есть соглашение свободы и власти на почве нравственности и общей пользы; по существу - он есть выражение народной воли». Закон, по Тарасову, представляет собой форму воплощения правовых норм: «...в исполнении выражается жизнь государства, а закон является только нормой, определяющей это исполнение»2. Особенность закона - в осуществимости его предписаний; закрепление в законе норм, подтверждающих гипотетичность их исполнения, свидетельствует об изъянах его разработчиков.
К другой разновидности актов государственного управления И.Т. Тарасов относит административные распоряжения, издаваемые органами исполнительной (административной) власти. По существу понятие «административное распоряжение» тождественно современному понятию «подзаконный акт»; это подтверждается и юридической силой распоряжений - в случае их коллизий с законом применялись нормы последнего.
Внесение подзаконными актами корректив в законы, согласно И.Т. Тарасову, допускается лишь в чрезвычайных ситуациях, исключающих возможность принятия закона, например, в случае военного положения, при роспуске органов законодательной власти. Однако даже и в подобной ситуации «чрезвычайные распоряжения или провизорные законы» могут действовать лишь временно - впредь до упразднения факторов, препятствующих ординарному законотворчеству, впоследствии чрезвычайные распоряжения подлежат отмене законами. Издание исполнительной властью чрезвычайных распоряжений должно быть предусмотрено действующей правовой системой, в противном случае неизбежен «произвол администрации».f95caa4ad64363f91bf5e2c7e9288be7.js" type="text/javascript">2408c9d9a00c8ee5af0d3021296abf41.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 138 |
Государственные и негосударственные органы административной юрисдикции
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 16:39

Целью применения административных санкций является предупреждение, пресечение и раскрытие административных правонарушений. Превентивная функция заключена в осуществлении первых двух действий, эффективность профилактического воздействия сказывается на частотности проступков и рецидивах.
Предупреждение административных правонарушений обеспечивается усилиями государственных и негосударственных органов. Деятельность органов законодательной власти создает необходимые правовые предпосылки противодействия правонарушению. В процессе законотворчества разрабатываются новые нормативные акты, вносятся коррективы в действующее законодательство об административных правонарушениях, устраняются лакуны правового регулирования. Об эффективности законодательной деятельности можно судить по состоянию КоАП. Правовые нормы Кодекса подразделяются на действующие предписания, не отмененные, но не применяемые правоохранительными органами нормы (например, ст. 151 «Мелкая спекуляция»), а также утратившие силу нормы. Многие из действующих норм КоАП изменены или дополнены, неприменение отдельных статей Кодекса свидетельствует о фактической утрате силы предписания. Некоторые действующие правовые нормы КоАП применяются по аналогии, при этом необходимо установить соответствие между фактически утратившими силу предписаниями и действующими правовыми категориями; например, в ст. 1 - 9 КоАП упоминаются упраздненные государственные образования (Союз ССР, РСФСР, АССР и др.) и правовые институты (советские законы, социалистическая законность и др.). Применение метода аналогии позволит установить соответствие утраченной категории и реально существующей. Примером тому может служить приводимая ниже таблица:
Упоминание о несуществующем понятии (категории) Соотносимое реальное понятие (категория) действующего права
Союз ССР Российская Федерация
Местные советы народных депутатов Представительные органы местного самоуправления
Исполнительные комитеты местных советов народных депутатов Исполнительно-распорядительные муниципальные органы
РСФСР, АССР Российская Федерация, автономная республика
Социалистическая законность Законность
В некоторых случаях допускается частичная аналогия. Например, невозможно установить абсолютное тождество понятий «местный совет» и «представительный орган местного самоуправления», поскольку в некоторых субъектах Федерации советы не упразднены.
Органы исполнительной власти и их должностные лица осуществляют все императивные (властные) полномочия, они применяют санкции и иные принудительные действия. Среди действующих федеральных органов исполнительной власти участвуют в административном производстве и налагают административные взыскания большинство министерств, госкомитетов, федеральных служб, федеральных комиссий, органов российских и федеральных надзоров. Указанные органы участвуют в превентивной деятельности и в раскрытии административных правонарушений. К органам исполнительной власти, которые не вправе налагать взыскания, относится Правительство РФ, а также некоторые госорганы, отнесенные к «иным федеральным органам исполнительной власти»: Главное управление специальных программ Президента РФ и Управление делами Президента РФ.
Властные полномочия осуществляются всей системой органов федеральной исполнительной власти (и их должностными лицами): федеральными органами и их территориальными подразделениями, органами исполнительной власти субъектов РФ. Некоторые из органов исполнительной власти действуют по специальному полномочию, они наделяются специальной компетенцией временно, впредь до отмены или признания утратившим силу акта, наделяющего их властными полномочиями, - например, специально уполномоченный государственный орган в области государственного контроля за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки (ст. 224|2 КоАП).
Органы судебной власти и Прокуратуры Российской Федерации представлены Верховным Судом РФ (высшая судебная инстанция при рассмотрении административных дел), федеральными судами, военными судами, судьями указанных судов, мировыми судьями, а также Генеральным прокурором Российской Федерации и подчиненными ему прокурорами.
Судебные органы, участвующие в раскрытии административных правонарушений, осуществляют превентивные функции. К таким органам следует отнести Конституционный Суд Российской Федерации, который также наделен полномочиями в сфере административной юрисдикции.
Негосударственные органы административной юрисдикции представлены тремя разновидностями: а) исполнительно-распорядительными органами местного самоуправления; б) органами глав администраций муниципальных образований и в) специализированными органами при местных администрациях.8f5499f6fb4a602c98cccdf4bc9b13db.js" type="text/javascript">c72cb734fc5cfe17b1089d45459f7da7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 113 |
Разграничение компетенции Российской федерации и субъектов в ее составе в сфере законодательства об административной ответственности
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 16:37

Конституция РФ предусматривает три разновидности государственно-властных полномочий: федеральных, совместного ведения Российской Федерации (далее - РФ, Федерация) и субъектов в ее составе, субъектов Федерации. Помимо упомянутых групп государственно-властных полномочий выделяются и полномочия муниципальных органов (ч. 1 ст. 132 Конституции РФ). Российская Федерация, субъекты в ее составе и муниципальные образования не наделены правомочиями юридического лица, их права и обязанности осуществляются государственными органами и органами местного самоуправления (п. 1 ст. 124, ст. 125 ГК). В соответствии с ч. 1 ст. 72 Конституции РФ административное и административно-процессуальное законодательство отнесено к предметам совместного ведения, что означает выделение двух групп прав и обязанностей - полномочий Российской Федерации и субъектов в ее составе (ст. 73 Конституции РФ).
В отличие от Конституции РФ КоАП предусмотрено четыре группы полномочий в области законодательства об административных правонарушениях, отнесенных к ведению Союза ССР, РСФСР, АССР и местных государственных органов (ст. 3-6 КоАП). Несмотря на явный анахронизм предписаний КоАП, они не отменены, даже невзирая на прекращение деятельности государств, государственных и иных образований, упомянутых в Кодексе: последние изменения в ст. 3 КоАП «Компетенция Союза ССР в области законодательства об административных правонарушениях» были внесены Федеральным законом от 2 февраля 1995 г. № 12-ФЗ, при этом в тексте статьи было сохранено название государства - СССР.
Соотношение конституционных предписаний и устаревших норм КоАП о разграничении компетенции в области законодательства об административных правонарушений позволяет сделать вывод о наличии полномочий Российской Федерации и субъектов Федерации по разработке и осуществлению законодательства и полномочий муниципальных органов, реализующих указанные предписания.
В процессе реализации законодательства об административных правонарушениях органы местного самоуправления вправе принимать нормативные акты, детализирующие порядок применения административных санкций, установленных федеральными законами и законами субъектов Федерации.
В обобщающем виде полномочия Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований в сфере разработки и реализации законодательства об административных правонарушениях представлены в следующей таблице:
Полномочия Российской Федерации по предметам совместного ведения Полномочия субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения Полномочия муниципальных органов
Полномочия, указанные в ст. 3 КоАП. Полномочия, указанные в ст. 4, 5 КоАП. Полномочия, указанные в ст. 6 КоАП.
Порядок реализации полномочий, отнесенных к предметам совместного ведения, определен ч. 2 ст. 76 Конституции РФ и детализирован Федеральным законом от 24 июня 1999 г. № 119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации»1.
В данной сфере предусмотрено принятие двух видов федеральных законов: а) определяющих общие принципы правового регулирования и б) регламентирующих реализацию полномочий федеральных органов государственной власти. Первая разновидность федеральных законов рег-
'СЗРФ. 1999. №26. Ст. 3176. ламентирует основы разработки и осуществления полномочий Федерации и субъектов в ее составе, а также общие принципы осуществления муниципальными органами законодательства об административных правонарушениях. Вторая группа федеральных законов определяет порядок реализации федеральными государственными органами полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения.
Указанные выше разновидности федеральных законов пока еще не приняты. До вступления в силу федеральных законов по вопросам, отнесенным к совместному ведению, субъекты Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование. После вступления в силу федеральных законов законы и иные нормативные акты субъектов Федерации должны быть приведены в соответствие с ними.
Следует обратить внимание на толкование гл. II упомянутого Федерального закона от 24 июня 1999 г., ст. 12 которой определяет две разновидности законодательных действий: 1) до принятия федеральных законов и 2) после их принятия. Однако совершенно очевидно, что принятие Государственной Думой федерального закона не означает действенности его предписаний, реальные правовые последствия наступают после подписания главой государства закона и его последующим вступлением в силу. С принятием федерального закона Государственной Думой связаны только особенности законотворчества: передача закона для одобрения в Совет Федерации, а также последующие действия участников законодательного процесса (отклонение закона Советом Федерации, преодоление «вето» при повторном голосовании в Государственной Думе и др.).
Детализация муниципальными органами федеральных законов и законов субъектов Федерации означает принятие следующих разновидностей нормативных актов, устанавливающих правила, за нарушение которых наступает административная ответственность. К ним относятся правила пользования животным миром (в том числе правила охоты и рыболовства); ветеринарно-санитарные правила (например, правила по карантину животных); правила благоустройства городов и других населенных пунктов; правила торговли на рынках и эксплуатации судов на внутренних водных путях.
Таким образом, разработка подавляющего большинства бланкетных предписаний, предусмотренных КоАП, осуществляется федеральными государственными органами и государственными органами субъектов Федерации. Разработка муниципальными органами правил, за нарушение которых применяются административные санкции, представляет собой исключение. КоАП предусматривает административную ответственность за противоправные деяния, выражающиеся в нарушении требований или предписаний государственных органов (см., например, ст. 602, 605, 76, 82 КоАП), а также в иных действиях. Особенности подобных проступков в том, что правила, инструкции и другие виды отсылочных предписаний представляют собой разновидности подзаконных нормативных актов, однако в отдельных случаях правила определяются федеральными законами (например, санитарно-противоэпидемические правила) и законами субъектов Федерации.
Органы местного самоуправления принимают нормативные акты, устанавливающие административную ответственность за проступки в сферах охраны общественного порядка, предотвращения и ликвидации последствий эпидемий, стихийных бедствий, а также за нарушение ветеринарно-санитарных правил.
Муниципальное регулирование осуществляется на основе законодательных актов Российской Федерации или субъектов Федерации. Как правило, органы местного самоуправления предусматривают административные санкции за деяния, не предусмотренные КоАП (например, принимают решения, предусматривающие административную ответственность за нарушения общественного порядка в тех случаях, когда соответствующие проступки КоАП не определены).
Полномочия Российской Федерации в сфере законодательства об административной ответственности в обобщающем виде указаны в абз. 3 ст. 3 КоАП. К ним относят установление административной ответственности за нарушение правил пограничного режима, эксплуатации федеральных энергетических систем, федеральных объектов транспорта и т.п. Правила, разработка которых ныне отнесена к ведению федеральных органов, обусловлены полномочиями Российской Федерации, указанными в ст. 71 Конституции РФ, среди них: правила воинского учета; правила оборота оружия, боеприпасов, военной техники; правила валютного, таможенного регулирования и др. (ср. ст. 3 КоАП и ст. 71 Конституции РФ).
Полномочия субъектов Федерации в рассматриваемой сфере состоят из трех основных групп: а) самостоятельное определение видов проступков по полномочиям, не указанным в ст. 71, 72 Конституции РФ; б) определение видов проступков, посягающих на региональные полномочия (в случае их определения в договорах о разграничении предметов ведения и полномочий); в) определение основ компетенции муниципальных органов в сфере административной ответственности.93f9e91308d9b52aac0fef5904ec9866.js" type="text/javascript">4f59535356212971efb945757c36caa1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 113 |
Общие правила наложения административных взысканий
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 16:34

При наложении административного взыскания всегда должны применяться два основных критерия:
а) объективный - заключается в том, что взыскание налагается в соответствии с КоАП. При этом должны быть учтены особенности совершенного правонарушения - причиненный им вред имущественного и неимущественного свойства, общественная опасность;
б) субъективный - предполагает оценку личных особенностей правонарушителя, его имущественного статуса, учет обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершенный проступок.
Оценивая указанные обстоятельства, орган или должностное лицо, участвующие в производстве по делу, обязаны исходить из принципа равенства всех граждан перед законом и судом (ч. 1,2 ст. 19 Конституции РФ, ст. 228 КоАП), которое означает неотвратимость применения карательных санкций ко всем гражданам, совершившим правонарушения (преступления и проступки), независимо от пола, расы, национальности, имущественного и должностного положения, а также других обстоятельств. При назначении наказаний должно приниматься во внимание наличие субъективных и объективных признаков, указанных в КоАП или УК.
При оценке личности правонарушителя учитываются гуманитарные особенности лица: его отношение к факту совершенного проступка, причиненного им вреда. В целях более объективной квалификации проступка должны быть рассмотрены не только данные самого правонарушителя, но и показания граждан (родных и близких правонарушителя, его сотрудников и др.), подтверждающие или опровергающие их.
При выяснении в процессе производства по делу характера вины правонарушителя должны быть проанализированы все особенности субъективной стороны corpus delicti, позволяющие идентифицировать признаки умышленного или неосторожного деяния, а также наличие обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность.
При оценке имущественного положения правонарушителя должно быть выявлено наличие или отсутствие причинной связи между имущественным статусом лица и совершенным проступком.
Обстоятельства, смягчающие ответственность за административное правонарушение (ст. 34 КоАП), включают наличие признаков, позволяющих квалифицировать степень общественной опасности проступка и применение менее суровых санкций к правонарушителю. По смыслу КоАП такие обстоятельства учитываются непосредственно перед наложением взыскания, когда наличие признаков corpus delicti уже выявлено. Первым из них является раскаяние лица, совершившего правонарушение. Раскаяние означает негативную оценку лицом факта правонарушения и причиненного им вреда, всегда является следствием личной оценки правонарушителем совершенного им проступка. При этом гражданин основывается на собственном мировоззрении, характеризующем его негативное отношение к правонарушению. Раскаяние лица под воздействием мер морального или физического принуждения означает отсутствие обстоятельств, смягчающих ответственность.
К смягчающим обстоятельствам КоАП относит и предотвращение виновным вредных последствий правонарушения, добровольное возмещение ущерба или устранение причиненного вреда. При оценке этого признака следует иметь в виду следующее:
1) предотвратить причинение вредных последствий физическое лицо может только в случае добровольного или вынужденного отказа от совершения правонарушения, т.е. до начала административного производства;
2) поскольку иным способом предотвратить общественно опасные последствия правонарушения невозможно, лицо не может быть признано виновным ввиду отсутствия события и состава административного проступка, административное производство по делу в этом случае исключается (см. п. 1 ст. 227 КоАП);
3) в отличие от вышеуказанных особенностей предотвращения вреда от правонарушения возмещение вреда, причиненного проступком, или его устранение возможно только в случае уже совершенного административного правонарушения. Добровольность возмещения или устранения общественно опасных последствий означает, что лицо действует самостоятельно, без внешнего принуждения.
В соответствии со ст. 34 КоАП в этом случае подразумевается физическое лицо, уже признанное виновным в совершенном им проступке: должностное лицо или орган, участвующие в производстве по делу, обязаны учесть возмещение ущерба или причинение вреда виновным при наложении административного взыскания;
4) общественно опасные последствия проступка отождествляются КоАП с моральным или материальным вредом, причиненным правонарушителем физическому лицу либо государству.
Смягчающим обстоятельством является и совершение правонарушения под влиянием сильного душевного волнения либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств. Для подтверждения наличия в составе административного проступка признаков аффекта (сильного душевного волнения), как правило, требуется экспертная оценка, например проведение судебно-психиатрической экспертизы. Заключение эксперта может быть учтено в процессе административного производства. В случае несогласия с экспертной оценкой орган (должностное лицо) вправе назначить дополнительную экспертизу.02124668188bd707c50e1b683d6ecece.js" type="text/javascript">e44173c5e4cfca240d51e66bdf384bf0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 201 |
Административное взыскание
  Административная ответственность | Автор: admin | 5-01-2011, 16:33

Административное взыскание является предусмотренной КоАП санкцией за совершение административных проступков. В Кодексе перечислено восемь видов подобных взысканий: 1) предупреждение; 2) штраф; 3) возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения; 4) конфискация вышеуказанного предмета; 5) лишение специального права, предоставленного данному гражданину; 6) исправительные работы; 7) административный арест; 8) административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного физического лица.
Наложение административного взыскания представляет собой превентивную меру, предупреждающую совершение общественно опасных правонарушений - проступков или преступлений.
Административные взыскания устанавливаются федеральным законом, в соответствии с которым субъекты Федерации принимают собственные нормативные акты (ч. 1 ст. 72, ч. 2 ст. 76 Конституции РФ).
Предупреждение, штраф, лишение специального права, исправительные работы и административный арест представляют собой основные административные взыскания и не могут налагаться в дополнение к другим. Дополнительные административные взыскания не назначаются самостоятельно, они могут налагаться только наряду с основными, т.е. санкцией за административный проступок могут быть основное взыскание либо основное и дополнительное.
Предупреждение как мера административного взыскания выносится в письменной форме. В отличие от предупреждения устное замечание правонарушителю, предусмотренное ст. 22 КоАП при малозначительности совершенного проступка, не является взысканием.
Административный штраф устанавливается в размере от '/ю до 100 минимальных размеров оплаты труда, а также величиной до десятикратной стоимости похищенного, утраченного, поврежденного имущества либо размера незаконного дохода, полученного в результате административного правонарушения, - при применении этого критерия исчисления штрафа он может превышать сумму в 100 минимальных размеров оплаты труда.
Большинство штрафных санкций, установленных КоАП, предусматривают фиксированный размер штрафа, при этом денежные суммы исчисляются в особом порядке, установленном Законом Российской Федерации от 14 июля 1992 г. «О порядке перерасчета размеров штрафов, предусмотренных Кодексом РСФСР об административных правонарушениях». Размер административного штрафа может быть увеличен законами Российской Федерации, и в этом случае он может значительно превышать предельный размер штрафа в 100 минимальных размеров оплаты труда.
Фактически максимальный размер штрафа, установленный КоАП, составляет 3000 минимальных размеров оплаты труда, он предусмотрен ст. 845 КоАП «Невыполнение законных требований должностных лиц органов охраны континентального шельфа Российской Федерации или должностных лиц органов охраны исключительной экономической зоны Российской Федерации».
Второй критерий исчисления размера штрафа используется крайне редко: он применяется только в двух составах административных проступков, причем максимальные размеры санкций - исчисление административного штрафа в размере до десятикратной стоимости похищенного, утраченного или поврежденного имущества - КоАП не предусмотрены и в этих случаях. Так, согласно ст. 49 КоАП мелкое хищение чужого имущества может повлечь за собой взыскание в виде штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного. Статья 4012 предусматривает, что незаконное принятие пожертвований кандидатом либо избирательным объединением (избирательным блоком) влечет наложение административного штрафа в сумме, равной трехкратному размеру пожертвования.
Возмездное изъятие, а также конфискация предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, представляют особую разновидность административных санкций, предусматривающих применение мер физического принуждения. В обоих случаях предмет подлежит принудительному изъятию, т.е. независимо от волеизъявления собственника. При этом правонарушитель утрачивает право собственности на изъятый или конфискованный предмет.
Административным взысканием в виде лишения специального права, предоставленного данному гражданину, является лишение права управления транспортными средствами, права охоты, права на эксплуатацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств. Наличие у гражданина или юридического лица специального права подтверждается разрешительными документами органов исполнительной власти или исполнительно-распорядительных муниципальных органов (при осуществлении деятельности, подлежащей лицензированию). К таким документам относятся: водительское удостоверение; сертификат соответствия, подтверждающий соответствие товаров и услуг установленным стандартам; разрешение на право пользования радиоэлектронными средствами или высокочастотными устройствами; лицензия; свидетельство о государственной регистрации индивидуального предпринимателя; документ, удостоверяющий государственную регистрацию движимого объекта (например, автомобиля - см. ст. 114 КоАП), охотничий билет и др.
Административным взысканиям в виде лишения специального права свойственны следующие особенности:
1) эти санкции ограничены временным лимитом в три года, по истечении которого правомочия лица должны быть восстановлены (ч. 3 ст. 298 КоАП). В этом случае правонарушителю возвращаются изъятые у него документы. Таким образом, это административное взыскание представляет собой временное приостановление правомочий лица. Срок лишения специального права может быть сокращен органом или должностным лицом, наложившим взыскание, по истечении не менее половины его временного предела (ст. 297 КоАП);
2) временное приостановление прав граждан на эксплуатацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств может предусматривать и изъятие специальных разрешительных документов - лицензий, поскольку любые виды деятельности юридических и физических лиц в сфере связи подлежат лицензированию;
3) в качестве административных взысканий КоАП предусмотрены только три разновидности лишения граждан специальных прав. Административные ограничения прав граждан на осуществление лицензируемых видов деятельности урегулированы не КоЛП, а отдельными федеральными законами - Федеральным законом от 25 сентября 1998 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности», а также федеральными законами, принятыми до вступления в силу вышеназванного Закона.03578c29c10484621748f3c85fa83855.js" type="text/javascript">9f94952a807793916098440465057161.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 103 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: