Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Структурные модели административно-государственного управления
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:35
В теории административно-государственного управления понятие структуры означает совокупность устойчивых связей в си¬стеме управления, обеспечивающих ее целостность и тождествен¬ность самой себе.
Компаративные исследования систем государственного администрирования в разных странах обнаруживают множество раз¬личий в формах организации и деятельности центральных и местных органов управления. Некоторые из этих различий зависят от степени экономического и социального развития соответству¬ющих стран. Индустриальное государство с быстрыми темпами экономического роста и высоким жизненным уровнем может иметь иные административные институты, чем аграрное государство с его замедленным экономическим развитием и низким уровнем жизни.
Еще один важный фактор, влияющий на структуры административно-государственного управления, — политические per жимы, в рамках которых функционируют административные ор¬ганы. По этой причине в двух странах с приблизительно одинаковой социально-экономической структурой могут быть раз¬личные по своей природе административно-государственные институты.
Достаточно часто в странах со сходными политическими ре¬жимами и приблизительно одинаковым социально-экономическим уровнем (например, в развитых странах Запада) складыва¬ются весьма разные модели административно-государственного управления. В этом случае основные различия определяются типом территориальной организации государства. С этой точки зрения существует два основных типа административно-государственного управления: унитарный и федеральный.
Унитарная система предоставляет входящим в нее тер-риториям очень мало автономии, основное управление осуществ¬ляется непосредственно из столицы. Территориальные подразде¬ления — департаменты во Франции, провинции в Италии, графства в Швеции — большей частью существуют ради адми¬нистративного удобства.
Федеральная система управления состоит из единиц, име¬ющих значительную собственную политическую жизнь (штаты в США и Бразилии, кантоны в Швейцарии, земли в Германии). Эти единицы не могут быть произвольно упразднены или изме¬нены центральной властью на законном основании1.
Теоретически существует еще и третья возможность — кон¬федерация — настолько свободное формирование, что его со¬ставные части могут успешно бороться против центральной вла¬сти. Конфедерации обычно недолговечны, они либо распадаются на части, либо превращаются в федерации. Историческим при¬мером может служить Швейцария. Эта страна до сих пор назы¬вает себя конфедерацией, но фактически она имеет федеральный тип административно-государственного управления. Наверное, толь¬ко Европейский общий рынок в настоящее время является един¬ственным примером конфедерации, в которой слабая власть ее штаб-квартиры в Брюсселе легко блокируется правом вето отдель¬ных стран — членов Европейского сообщества.
Можно выделить несколько причин, приведших в истории к формированию бюрократических структур по федеральному принципу. Первая среди них — стремление укрепить государст¬венную безопасность. Соединив свои ресурсы, несколько неболь¬ших государств способны защитить себя от более могуществен¬ных соседей. Историческими примерами могут служить Швейцария и Бразилия.
С другой стороны, бюрократия структурируется по феде¬ральному принципу и в том случае, когда несколько небольших государств заинтересованы в агрессивной экспансии. Объедине¬ние дипломатических и военных ресурсов таких государств сде¬лали бисмарковскую Германию одной из ведущих держав в конце XIX века.
В некоторых случаях определенный социальный класс какой-либо нации может предпочесть федеральную систему управления в надежде получить экономические преимущества. Американский историк Ч. Бирд рассматривал Конституцию США 1787 г. как по¬пытку отцов-основателей защитить свои имущественные интере¬сы, усилив центральную власть.
И, наконец, федеральный тип административно-государствен¬ного управления часто выступает единственным способом сохра¬нения национального единства. После окончания британского ко¬лониального владычества Индия создала федеральную систему управления, которая позволила таким государствам, как Бенгалия, Пенджаб, Маратхастан, Раджастан, поддержать свои куль¬туры и объединиться в единое государство. Эти страны никогда не вошли бы в федеральный союз, если бы он не гарантировал им местной автономии.
Следует подчеркнуть, что федерализм достаточно эффектив¬но защищает местную автономию, создавая различные уровни уп¬равления, каждый из которых отвечает за определенный круг во¬просов. В большинстве государств существуют три уровня управления: национальный (федеральный), региональ¬ный (управление провинций, земель, штатов) и местный. Эти единицы обычно формируют пирамиду: в ее основании находит¬ся множество единиц местного управления, над ними несколько меньше единиц управления штатов (земель, провинций), а в вер¬шине — центральное управление. Заметим, что страны с унитар¬ными системами часто разделены похожим образом, но нижние уровни управления обладают очень незначительной властью.
При федеральном устройстве административные функции государства юридически и фактически распределяются между фе¬дерацией и субъектами федерации. Это разделение имеет важ¬ные последствия.
Во-первых, приводит к известной неоднородности государ¬ственного аппарата (что контрастирует с единообразием при унитарном устройстве государства). Каждый член федерации вправе выбрать структуру своих административных учреждений по собственному усмотрению. Например, в США нет типовой ор¬ганизации органов управления штатов2.
Во-вторых, федеральное устройство приводит к созданию двух этажей администрации, между которыми нет органичес¬кой связи. Если такой дуализм не приводит к трудностям в тех областях, которые целиком находятся в ведении федеральной администрации (например, в области обороны и международных отношений), то иначе обстоит дело с теми функциями, которые относятся к компетенции как федерации, так и субъектов фе¬дерации. В США, где просвещением ведают штаты и местные коллективы, президент сталкивается со значительными трудностями всякий раз, когда он намеревается внести изменения в струк-туру образования. Не располагая возможностями непосредственного воздействия, он вынужден прибегать к таким средствам, как дотации.
В-третьих, федерализм порождает специфические пробле¬мы в сфере государственной службы, особенно в области набора служащих для работы в различных органах управления. В фе¬деральных государствах достаточно часто высказываются опасе¬ния, что в центральном аппарате управления может появиться засилие, даже монополия людей из того или иного района фе¬дерации. Поэтому в таких странах часто существуют формаль¬ные правила и обычаи, направленные на поддержание националь¬ного или географического равновесия в области набора государственных служащих.
Унитарная система административно-государственного уп¬равления также имеет свои особенности. Здесь правительство и центральная администрация обладают значительным контро¬лем над местными властями. Например, во Франции учебные планы для начальной школы издаются центральным министер¬ством в Париже — для того чтобы уменьшить региональные раз¬личия. Большинство унитарных государств имеют националь¬ные полицейские силы и строгий контроль над местными полицейскими образованиями. Обычно здесь единая судебная система, работники которой назначаются национальным пра¬вительством. Единство административной системы в унитарном государстве поддерживается благодаря однородной модели го-сударственной службы3.
Однако даже в унитарном государстве центральная власть не может решать все местные вопросы. Например, в Великобритании единицы местного управления обладают существенной властью. Все графства и бюро (города) избирают свои советы, которые фор¬мируют постоянные комитеты, ответственные каждый за свою кон¬кретную сферу управления. Эти советы ведают вопросами образо¬вания, здравоохранения, социальной политики, охраны порядка. И хотя правительство может в любой момент вмешаться в мест-ные дела и исправить решения местных властей на свой лад, од¬нако на практике такое происходит лишь в чрезвычайных случа¬ях, поскольку британцы высоко ценят местную автономию.
И федеральная, и унитарная системы административно-государственного управления имеют свои достоинства и недостатки.
Концентрация административной власти в унитарных госу¬дарствах может привести к появлению у граждан чувства, что бесполезно проявлять какую-либо активность при решении ме¬стных проблем, поскольку всякая власть исходит из столицы. Это чувство может вылиться в распространение отчуждения от пра¬вительства и административно-государственных институтов. Бо¬лее того, если центральная администрация слишком удалена от проблем местной общины и граждане разочаровались в возмож¬ности ознакомить ее со своими проблемами и взглядами, то са¬мо проведение разумной государственной политики становится проблематичным.
Не случайно на втором совещании экспертов ООН по пробле¬мам административно-государственного управления подчеркива¬лось: «Национальные правительства должны изыскать пути большей децентрализации и рассредоточения правительствен¬ных функций и решений. Чрезвычайно срочный характер сей¬час приобретает проблема создания более действенных органов штата, провинции, области или города, которые были бы на¬делены полномочиями местных органов власти и были бы обес-печены необходимыми фондами в делах использования для важ¬нейших нужд и служб местного населения»4.30b558cc28883c21aa33c8f4bf74842e.js" type="text/javascript">63105ecf9a21b006c85f0fd631ba1a78.js" type="text/javascript">deb9aff64badf3d6a2b21d11c7b4d019.js" type="text/javascript">d9a0638daca606a0c3e4a059aa0b6781.js" type="text/javascript">9d14d8f6a309150bbbe4fb9fb44c26dd.js" type="text/javascript">3fbe216f5d5a85293e1ec723932fcd30.js" type="text/javascript">f82ca7c28e93420afa4049a17e605825.js" type="text/javascript">65f6346e3b43870babc79bb0a27a67ab.js" type="text/javascript">3c5f85813555327c90da514f6bf159c8.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 300 |
Теория административно-государственного управления в Германии
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:34
Наиболее влиятельной среди европейских школ администра¬тивно-государственного управления является немецкая. Особен¬ностью теории административно-государственного управления в Германии выступают фундаментальные теоретические исследо¬вания философского характера. Немецкий классический идеализм дал свою спекулятивную интерпретацию государственному и административно-государственному управлению. Именно философия создала институциональные рамки, в которых начали свое развитие теория политики и теория административно-госу¬дарственного управления в Германии. Известный политолог К. Ленк пишет, что в силу прочности государственных традиций в Германии до сих пор продолжает существовать концепция, со¬гласно которой политическая наука — это государствоведение, дополненное анализом динамики государственных институтов. Он ссылается на работы В. Вебера, Э. Форстхоффа68.
С самого начала своего возникновения в немецкой школе государственного администрирования обозначился дуализм фило¬софского осмысления проблем административно-государственно¬го управления и социологии административно-государственной деятельности. При этом философский и социологический ас-пекты рассматривались как модусы государственности. Большая часть западногерманских политологов в духе классических тра¬диций видит в государственном администрировании воплощение «трансцендентального разума», «вечных» ценностей и сферу ре¬ализации свободы. Это в наиболее яркой форме иллюстрируют концепции Х. Куна, Э. Форстхоффа, Э. Хиппеля.
По мнению Куна, основой, на которой должен строиться предмет теории административно-государственного управления, и тем, из чего он черпает свою экзистенцию, является человече¬ская природа, в силу чего рассмотрение государственного адми¬нистрирования должно носить философский характер: «Госу¬дарство живет человеком: человек основывает, формирует, ру-ководит им и одновременно живет в нем, постигая его как свою судьбу»69.
Философско-антропологический подход к государственному администрированию свойствен также А. Гелену. По его мнению, административно-государственное управление и право явля¬ются «фундаментальными антропологическими институтами». Стремление к стабильности внутреннего и внешнего мира, про-низывающее, по мнению Гелена, все человеческое бытие, ста¬новится основой административно-государственного управления. Административные институты сложились в процессе человече¬ского общежития «путем стабилизации порядка и правил». Они являются не отражением экономической и социально-политической структуры общества, а «некоей системой, рациональ¬но-организованно закрепляющей исторически сложившиеся отношения между людьми»70. В концепции А. Гелена современ¬ные структуры административно-государственного управления предстают как социально индифферентные, как некий «нейтральный» административный аппарат, используемый теми или иными политическими силами в качестве «руководящего шта¬ба новой системы для принуждения своих противников». Ана¬логичную мысль выдвигает Ф. Ионас, подчеркивая, что административные институты «как таковые не представляют чьих-то особых интересов и не нуждаются для своего оправ¬дания в каком-либо мировоззрении, а являются принципом эман¬сипации»71.
Таким образом, административно-государственное управление у Гелена и Ионаса превращается в самодовлеющую силу, «с осо¬быми закономерностями развития его институционалъности»72. И хотя Гелен отмечает в своей концепции факт исполь¬зования административно-государственного управления в каче¬стве инструмента для достижения целей политическими силами, все равно в целом оно в его версии носит универсальный харак¬тер. Особое внимание он обращает на то, что порядок государ¬ственного администрирования «снимает» напряжение, возни¬кающее в самом человеке: «Мы являемся свидетелями того, что административно-государственные учреждения общества, за¬коны, а также существующие формы их взаимодействия, на¬личествующие в качестве социально-политических структур, являются внешними опорами человека». Именно институты «освобождают человека от мучительного поиска достойного по¬ведения, поскольку они предстают перед ним уже сформировав-шимися и заранее определенными»73.
Такая трактовка административно-государственного управле¬ния таит в себе угрозу манипулирования сознанием и поведени¬ем людей. Гелен вполне осознает присутствие этой опасности: «Со¬временный человек становится полностью управляемым», — подчеркивает он. Однако Гелен полагает, что эта управляемость не носит характера репрессивной манипулятивности. Интересно, что угрозу «новой» очень глубокой несвободы Гелен видит не со стороны административно-государственных институтов, а со сто¬роны «хаотической субъективности», возникающей за счет ос¬лабления институтов. По существу, позиция Гелена сводится к требованию «сильного» государственного администрирования, вы¬двигаемого консервативными академическими и политическими кругами Германии.
Идеи «нового Левиафана» развиваются политологами Герма¬нии не только в философско-антропологическом, но и в социо¬логическом аспектах. Наиболее типичной для социологическо¬го подхода к административно-государственному управлению является концепция В. Вебера. Он полагает, что системе админи¬стративно-государственного управления необходимо придать больший авторитет, но при этом не следует расширять функции бюрократического аппарата. В. Вебер пишет: «Количественное уве¬личение государственного аппарата и расширение его социаль¬ных функций может сослужить плохую службу. Требовать ме¬ханического роста государства — значит еще больше ухудшать положение»74.
Элитарный характер административно-государственного уп¬равления в странах Западной Европы В. Вебер считает выраже¬нием «сущности современной массовой демократии». По его мне¬нию, на тех, кто правит, возложена задача создания админист¬ративной элиты, которая должна быть легитимирована наро¬дом, общественным мнением. Однако именно в этом и заключа-ется, основная сложность: «демократической легитимации» преграждает дорогу «антидемократическая сущность бюрократии»75.5bf05327afcb9b788a54e46248098115.js" type="text/javascript">c20313308f2c441650f4eccae286b515.js" type="text/javascript">bb6015324c2140d0ce6a6e37814ef3f4.js" type="text/javascript">e7629e32b7cf41deb90f4fddf5ee042a.js" type="text/javascript">2c40c08d8776fed53789c6239ca0d4a5.js" type="text/javascript">04f96415c54cfbd5b5e7f82f3e04c544.js" type="text/javascript">0c79e7dcc88c0800affa0f670a6544da.js" type="text/javascript">5329c4b5b29db54f18294631349d11ef.js" type="text/javascript">4bc11cf54d13f61e5748da7408d8f7d2.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 199 |
Французская школа административно-государственного управления
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:33
Во Франции теория административно-государственного управ¬ления сложилась в известной мере как итог развития науки го¬сударственного (или конституционного) права. Начиная с конца XIX века в работах по конституционному праву ясно прослежи¬вается тенденция политизации. Уже в монографии А. Эсмена «Элементы конституционного права», вышедшей в 1895 г., не прос¬то излагаются нормы конституционного права, но сделана попыт¬ка дать более широкую картину государственного управления в стране. Значительно расширили традиционные рамки конститу¬ционного права Л. Дюги и М. Ориу, которые сформулировали в сво¬их работах понятие института, заложив основы институциональ¬ного подхода к административно-государственному управлению42.
Однако классиком теории административно-государственного управления во Франции по праву считают Анри Файоля. Не будет преувеличением сказать, что А. Файоль является наиболее значительной фигурой, которую Европа дала науке управления в первой четверти XX века. Его «теория администрации» изло¬жена в книге «Общее и промышленное управление», опублико¬ванной в 1916 г. Файоль возглавлял созданный им Центр адми-нистративных исследований. Он доказывал, что сформулирован¬ные им принципы управления являются универсальными и применимы практически повсюду: в экономике, в правительст¬венных службах и учреждениях, в армии и на флоте.
Одним из крупнейших заказов, выполненных Центром административных исследований, стало изучение организации рабо¬ты почтово-телеграфного ведомства. Этой и другим проблемам реформы государственного управления, общественных учрежде¬ний и системы образования А. Файоль уделял значительное вни¬мание в своей деятельности. Он также первым поставил пробле¬му организованного обучения менеджменту во Франции.
А. Файоль дал классическое определение научному управле¬нию: «Управлять — значит предвидеть, организовывать, рас¬поряжаться, координировать и контролировать;
предвидеть, то есть учитывать грядущее и вырабатывать программу действия;
организовывать, то есть строить двойной — материальный и социальный — организм учреждения;
распоряжаться, то есть заставлять персонал надлежаще работать;
координировать, то есть связывать, объединять, гармони¬зировать все действия и все усилия;
контролировать, то есть заботиться о том, чтобы все со¬вершалось согласно установленным правилам и отданным рас¬поряжениям»43.
Согласно Файолю, управление любой организацией (и государственным учреждением в том числе) включает шесть основ¬ных групп функций: технические, коммерческие, финансовые, страховые, учетные и административные. Причем административные функции являются главными, определяющими. Ни в одну из пяти предыдущих функций не входит задача выработки об¬щей программы работы учреждения, подбора его рабочего соста¬ва, координирования усилий, гармонизации действий. Все это со¬ставляет задачу административных функций, и именно поэтому им принадлежит лидирующая роль.
А. Файоль сформулировал 14 общих принципов управления44:
1. Разделение труда — позволяет сокращать число объектов, на которые должно быть направлено внимание и действие, что способствует повышению количества и качества производства при затрате тех же усилий.
2. Власть — право отдавать распоряжения и сила, принуждающая им подчиняться. Власть немыслима без ответ¬ственности, т.е. без санкции — награды или кары, — сопровож¬дающей ее действие. Ответственность есть венец власти, ее естественное следствие, ее необходимый придаток.
3. Дисциплина — повиновение, усердие, деятельность, манера держать себя, внешние знаки уважения, проявляемые со¬ответственно установленному между предприятием и его служа¬щими соглашению.
4. Единство распорядительства — служащему мо¬жет давать два приказания относительно какого-либо действия только один начальник.
5. Единство руководства — один руководитель и од¬на программа для совокупности операций, преследующих одну и ту же цель.
6. Подчинение частных интересов общим — в организации интересы служащего или группы служащих не долж¬ны ставиться выше интересов предприятия; интересы госу¬дарства должны быть выше интересов гражданина или группы граждан.
7. Вознаграждение персонала — должно быть справедливым и по возможности удовлетворять персонал и предприятие, нанимателя и служащего; поощрять усердие, ком¬пенсируя полезное усилие.
8. Централизация — должна быть принята или отвергну¬та в зависимости от тенденций руководства и от обстоятельств; дело сводится к нахождению степени централизации, наиболее благоприятной для предприятия.
9. Иерархия — ряд руководящих должностей, начиная с высших и кончая низшими, тот путь, по которому, проходя все ступени, следуют бумаги, идущие от высшей власти или адресу¬емые ей.
10. Порядок — определенное место для каждого лица и каждое лицо на своем месте.
11. Справедливость — чтобы поощрять персонал к ис-полнению своих обязанностей с полным рвением и преданностью, надо относиться к нему благожелательно; справедливость есть резуль¬тат сочетания благожелательности с правосудием.
12. Постоянство состава персонала — теку¬честь кадров является одновременно причиной и следствием плохого состояния дел.
13. Инициатива — свобода предложения и осуществле-ния планов.
14. Единение персонала — сила предприятия в том, чтобы использовать способности всех, вознаграждать заслуги каждого, не нарушая гармонии отношений44.
Сформулированные Файолем правила в течение нескольких десятилетий были общепринятыми, преподавались в школах по подготовке кадров, использовались практиками по организа¬ции. Идеи Файоля во многом перекликаются с теориями американских классиков менеджмента (Ф. Тейлора, Г. Эмерсона, Г. Форда). Они составляют «золотой фонд» школы «научного менеджмента» с ее преимущественно механистическим взглядом на место человека в управлении.
Французская школа административно-государственного управления обладает рядом специфических черт, отличающих ее от других национальных школ — американской, английской и немецкой. На первых двух этапах эволюции теории адми-нистративно-государственного управления особенно развитой во Франции была теория институтов. М. Прело подчеркивал: «Ин¬ституты составляют самую надежную часть политической науки»45. М. Дюверже справедливо указывает, что концепция ин¬ститута привела к расширению рамок исследования и измене¬нию самого его характера. «Отныне, — пишет он, — стали изу¬чать не только те государственные институты, которые регламентируются правом, но главным образом те инсти¬туты, которые полностью или частично им игнорируются, су¬ществуют помимо права, например общественное мнение, группы давления, пресса и т.д.»46.
Институциональный подход к изучению административно-государственного управления позволил французским политоло¬гам достаточно успешно преодолеть формализм традиционной на¬уки конституционного права. Французские авторы с самого на¬чала не ограничивались изучением юридических норм, призван¬ных регулировать функционирование политических институ¬тов, они исследовали также, как эти нормы фактически реали¬зуются. Одновременно привлекался иной, не юридический материал, в частности неправовые социальные нормы.
Несмотря на широкое признание теории институтов, в рам¬ках французской школы административно-государственного управления достаточно долго продолжалась дискуссия по вопросу о содержании понятия «институт». Здесь довольно резко проти¬востояли позиции М. Прело и М. Дюверже.
М. Прело различает «институты-организмы» и «институты-ве¬щи». По его мнению, институт-организм — это «чело¬веческий коллектив, объединенный идеологией или общей потреб¬ностью и подчиненный авторитету и фиксированным прави¬лам»47. Что же касается института-вещи, то он представляет собой «не человеческий коллектив, юридически унифи¬цированный и структурированный, но простую систему норм права»48.
Институциональная связь, утверждает политолог, может быть основана на общей идее. Однако чаще основой этой связи является потребность. Последняя не может быть удовлетворена за счет индивидуальных ресурсов, во всяком случае может быть лучше удовлетворена коллективным предприятием. Идея или потреб¬ность в своем постоянстве придают институту свойства, отлича¬ющие его от простого центра переплетения интересов. Институ¬циональная связь порождает у лиц, образовавших институт, чувство исключительности или даже враждебности к посторон¬ним. Заключая это рассуждение, М. Прело делает вывод, что образуется либо ясно выраженная, либо скрытая воля институ¬та, осуществляемая его органами. В силу наличия такой воли ин¬ститут существует не только в сознании его членов, перед посторон¬ними он приобретает черты личности. Институт может всту¬пать в фактические и правовые отношения. Его связи с други¬ми институтами могут быть также институционализированы49.
Аналогичных взглядов на институты придерживались Ж. Бюрдо, Ж. Ведель, А. Ориу и другие политологи. Именно в та¬ком виде теория институтов получила широкое распространение до начала 70-х годов. Особенность институционализма заключа¬лась в том, что, отвергая юридические «крайности» нормативиз¬ма и тем самым допуская использование политических понятий, он в то же время стремился дать юридическую трактовку вопросов государственного управления.
В начале 70-х годов М. Дюверже выработал новое понятие ин¬ститута. Сложившееся под влиянием идей структурализма, оно как по своему характеру, так и по объему существенно отлича¬ется от традиционного понятия института. Согласно Дюверже, «институты есть известные модели человеческих отношений, с ко¬торых копируются конкретные отношения, приобретая таким образом характер стабильных, устойчивых и сплоченных. Они отличаются от отношений, возникающих вне рамок институ¬циональных моделей; последние случайны, эфемерны, шатки»50. Он вычленяет два элемента в понятии института: структуру и убеждения, коллективные представления.
Французский политолог различает также два типа институ¬тов. Одни — простая система отношений, скопированная со структуры модели. Другие имеют дополнительно техническую и материальную организацию: юридические тексты, помещения, мебель, машины, эмблемы, персонал, административную иерархию. Таковы парламент, министерства, профсоюзы, ассо¬циации. М. Дюверже решительно выступает против тех, кто рас-сматривает в качестве институтов только последние. «В действительности, — утверждает он, — технические и материальные элементы, которые отличают «организации» от простых «си¬стем отношений», вторичны по отношению к структурным мо¬делям»51. Организация выступает у Дюверже главным образом как внешность института, не всегда соответствующая его глубинной реальности. «Более операционально и более соответствует фак¬там, — заключает свои рассуждения политолог, — ставить на первый план единство понятия института в широком смысле, противопоставляя его простым случайным отношениям, не ко¬пируемым со структурной модели»52. Подобная трактовка понятия института приводит к его заметному расширению. Так, М. Дю¬верже рассматривает в качестве институтов статус личности, ее социальные роли, социальные группы. Все эти явления оставались прежде за рамками традиционной теории институтов.
Анализируя второй элемент института — коллективные представления, убеждения, верования, М. Дюверже отмечает, что не имеет значения, соответствуют эти представления реальности или они иллюзорны; существенно то согласие, которое они привно¬сят в социальную группу. «Все институты, — считает полито-лог, — есть одновременно структурная модель и совокупность коллективных представлений, имеющих большую или мень¬шую связь с ценностями. Таким образом, все институты бо¬лее или менее соотносятся с «системой ценностей»69.
На основе теории институтов во французской школе адми¬нистративно-государственного управления была сформулирова¬на институциональная концепция государства, которая пришла на смену трактовке государства как юридического лица, разрабо¬танной в рамках конституционного права. Государство стало рассматриваться как институционализированная власть, в широком смысле слова — институт как таковой, в котором во¬площается власть.de1a7272fda4e1bfc31046af4b6c9a58.js" type="text/javascript">a28811aba4dd803d3a203c46f36b49e9.js" type="text/javascript">12efb8730f5eee2f96274b2c9bc9a3c3.js" type="text/javascript">b6a6541bab5105dbab70ab64d035c58a.js" type="text/javascript">83eb2133f85e9c5a3a998c4170c51400.js" type="text/javascript">5471c27a9f27d6ee81a943986f4d1ff3.js" type="text/javascript">432b4d5903dfe39b40696e6a7aa97ab2.js" type="text/javascript">9472bebd2795eb647c0a4bcc62374b93.js" type="text/javascript">b15c8358708a4a8c154e6b65ec370c4d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 234 |
теория административно-государственного управления в Великобритании
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:32
Изучение государственного управления в системе англий¬ского академического обществознания началось в конце прош¬лого столетия, когда при Лондонском университете была осно¬вана Лондонская школа экономики и политических наук. В этой школе, а позже в Оксфордском, Кембриджском, Манчестерском, Ливерпульском и других университетах до второй мировой вой¬ны было сосредоточено преподавание и изучение государствен¬ного управления, политических институтов, государственной службы, английского конституционного и административного права. Эти дисциплины преподавались на одноименных кафедрах или кафедрах политической науки.
Научные исследования до начала 30-х годов сводились, как правило, к формально-юридическому описанию государственно-правовых институтов, поскольку господствовал институциональ¬ный подход к изучению административно-государственного управ¬ления. Наиболее известными учеными в этот период были Э. Баркер, Д. Коул, Г. Ласки, Ч. Маннинг, У. Робсон, Г. Файнер и др.
Начиная с 30-х годов в английской школе административно-государственного управления начинают господствовать бихевиоральные методы изучения государственного администрирова¬ния. С самого начала в рамках бихевиоральной методологии сложились две основные тенденции — социологическая и эко¬номическая, истоками которых стали два различных понимания природы человеческого поведения. Экономисты рассматривали политику и государственное управление как сферу рациональной деятельности людей с неизменными целями, сводимыми к стрем¬лению извлечь максимальную выгоду. Сторонники социологиче¬ского подхода, наоборот, стремились избежать подобной однознач¬ности и примитивизма, усматривая в политическом поведении и государственной деятельности результат влияния культурных традиций, которым человек подчиняется в большинстве случа¬ев неосознанно22.
Еще в 1908 г. видный английский психолог Дж. Уоллес за¬явил о кризисе в политических науках и государственном управ¬лении, вызванном тем, что рационализм отказывался от изуче¬ния связей между политическим поведением и «человеческой на¬турой», определяемой культурными, социальными и расовыми факторами. Уоллес впервые поставил серьезно вопрос о значении неосознанных мотивов и политической деятельности и о роли пропа-гандистских символов в государственном управлении23. Эти и мно¬гие другие идеи Уоллеса были господствующими в английской школе «public administration» вплоть до 50-х годов XIX века. Эко¬номический подход в эти годы был на «втором плане» до тех пор, пока не стало известно об успехах формальных методов эконо¬мического анализа.
Крупнейшими представителями социологического направления стали Э. Берч, И. Берлин, У. Риз, Р. Роуз. По мне¬нию И. Берлина, основным в философии государственного управ¬ления является «повиновение и насилие», поэтому обходить вопрос оправдания власти и подчинения ей ученые не вправе24. Наличие или отсутствие консенсуса относительно авторитета го¬сударства в обществе Р. Роуз считает главным вопросом любой по-литической системы. Авторитет государственной власти может быть измерен, с одной стороны, степенью ее поддержки гражданами, а с другой — тем, насколько последние подчиняются ее законам25.
У. Риз выделяет три основных значения термина «государство» в англосаксонской политологической традиции: «политически организованное и территориально ограниченное общество», «полити¬чески организованное в соответствии с моральными идеалами об¬щество», «правительство как учреждение». Последнее значение, подчеркивает У. Риз, гораздо чаще встречается в наши дни26.
В работах Э. Берча рассматриваются три понятия ответст¬венности в государственном управлении: ответственность перед общественным мнением, проведение продуманной государствен¬ной политики, основанной на всестороннем анализе проблем; от¬ветственность перед парламентом. По мнению Э. Берча, англий¬ская политическая культура в качестве главной добродетели выдвигает второй тип ответственности, когда правительство идет даже на потерю популярности ради осуществления того курса, который кажется ему наиболее целесообразным. Э. Берч полага¬ет, что английская государственная система предоставляет воз¬можность влиять на общественное мнение: правительство может и должно находить компромисс с ведущими группами общест¬ва, воспитывать общественность, чтобы она осознала мотивы, дви¬жущие правительственной деятельностью27.
Ответственность членов правительства перед парламентом выражается в ответственности каждого министра за деятельность правительства в целом и его ответственности за руководимую им государственную службу. Однако эффективность парламентско¬го контроля за деятельностью правительства постоянно снижа¬ется: у «заднескамеечников» нет ни времени, ни достаточных зна-ний, чтобы вникать в сложные проблемы государственного управления. Что касается групп интересов, то они предпочита¬ют проталкивать свои решения помимо парламента, поэтому многие государственные и военные проблемы содержатся в зна¬чительной степени в тайне28.
Э. Берч весьма настороженно относится к тому, что характер принятия государственных решений модифицировался в резуль¬тате реформ 1966—1975 гг. и допускает определенную степень взаимопроникновения между миром государственной политики, ее офи¬циальными представителями и университетами, предпринима¬телями и работающими по найму. Среди факторов, влияющих на принятие государственных решений, он отмечает позицию премьер-министра, «первого среди равных» в кабинете, деятельность членов кабинета, давление профсоюзов и организации промышленников, рядовых членов парламента и средств массо¬вой информации, которые по традиции считаются выразителя¬ми общественного мнения. Известно, что в последние десятиле¬тия ряд важных решений (например о вступления в ЕЭС) были приняты без предварительного обсуждения в ходе парламентских выборов, и инициативы их выдвижения принадлежит целиком правительству, стоящему у власти.
Э. Берч указал также на изменение понятия «первичной ответственности правительства» в современной Великобритании. В начале столетия под ней подразумевалась ответственность правительства перед Короной, которая воплощает единство и преемственность национальной жизни. Сегодня под ней понимают ответственность правительства перед народом29.
В последние десятилетия в трудах ученых социологическо¬го направления центральной стала проблема стабильности госу¬дарственных институтов. Большинство английских политологов ищут причину их стабильности в политической культуре страны. Основой анализа служит понятие консенсуса как демократиче¬ской процедуры.
По мнению Дж. Баджа, степень консенсуса зависит от уров¬ня политической культуры и активности. Выборные лица и го¬сударственные чиновники единодушны во мнении, что сущест¬вующие государственные институты «чувствительны» к запросам рядовых граждан, что эти институты пользуются поддержкой по¬следних, и что их сохранение важнее любых разногласий меж¬ду политическими силами.
Политически пассивные лица, напротив, не видят демократич¬ности государственных институтов и не считают, что они поль¬зуются общей поддержкой. Хотя апатичная масса и проявляет согласие относительно ценности наиболее общих демократичес¬ких норм в государстве, но степень консенсуса резко снижает¬ся, когда речь заходит об их реальном применении30.
Однако наличие прямой зависимости между степенью консен¬суса по проблемам стабильности государственных институтов и уровнем политической культуры и активности вызывают со¬мнения. Тот же И. Бадж, исследуя вместе с Дж. Брэндом, М. Марголисом и Э. Смитом политические круги Глазго, обнаружил, что у членов городского совета «продемократические симпатии» бы¬ли гораздо слабее, чем у партийных функционеров31.
Интересные размышления о влиянии культурных факторов на формы лидерства в государственных структурах Великобритании можно найти в работе Д. Кэвэнея. Автор полагает, что формы, лидерства, которые возникли в стране, не соотносимы с поняти¬ем харизматического лидерства, выдвинутого М. Вебером. Реали¬зация личных способностей лидера в Великобритании целиком зависит от традиционных институтов, вне которых путь «наверх» в британской политической системе невозможен. Так, премьер-министр в глазах избирателей обладает авторитетом не столько из-за своего поста или человеческих достоинств, сколько благодаря своей принадлежности к одной из традиционных партий. Руководителем страны может стать только тот, кто прошел весь курс политической социализации: от рядового члена парламента до лидера фракции. Это предполагает подчинение традиционным правилам игры32. Только в период мировых войн пост премьера мог занять аутсайдер: новатор, обладающий не¬заурядными личными качествами (Черчилль)33.e08e0d4b954640ddfb1e247087bbf4d8.js" type="text/javascript">4d719b6e7516c63248ac0deb7662b1b3.js" type="text/javascript">ecf1dc4763abb50387cc340638ff2d9f.js" type="text/javascript">0c34c20ac1b4ed3b17ed1510c8cd7311.js" type="text/javascript">feb23ceac511b780a8f3c433b31087f5.js" type="text/javascript">c6120d7965dd7259fcc2d13a6ae34a14.js" type="text/javascript">d8888360707ca61ccb86ce28cc131fc7.js" type="text/javascript">ddac4befbad8a7ebb7d519572baa1b3d.js" type="text/javascript">17c7d4367cb059a7560df3a2b79d5492.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 320 |
Американская школа административно-государственного управления -1
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:31
Сегодня в теории административно-государственного управ¬ления выделяются несколько исторически сложившихся школ и направлений. Ведущими среди них являются американская, английская, французская и немецкая.
Американская школа «public administration» имеет общую эмпирическую направленность своих исследований. Это неудиви¬тельно, поскольку политологическая традиция в этой стране с самого начала имела эмпирическую ориентацию. О преимуще¬ствах эмпиризма в политической теории говорили и говорят многие ее представители. Профессор Дж. Дрижек из Орегонско¬го университета подчеркивает, что любой прогресс в научных ис-следованиях «может быть охарактеризован как возрастающая способность науки справляться со случайностью в эмпириче¬ских проблемах»1.
Еще более категоричен Дж. Ганнелл. «Наивно или претенци¬озно рассчитывать, — пишет он, — что перестройка полити¬ческой жизни, государственного управления может произойти на основе проникновения в суть экзистенциализма, феномено¬логии, лингвистического анализа, герменевтики, критической теории и метаэтики»2. Дж. Ганнелл полагает, что только на ос¬нове обобщения практики политической жизни, политического и государственного управления может плодотворно развиваться теоретическая мысль.
Идеи Дж. Ганнелла полностью разделяет известный американ¬ский политолог Ю. Меен: «Наилучшая стратегия для политических наук, — подчеркивает он, — состоит в том, чтобы в максимальной степени быть строго эмпиричным»3.
Несколько в другом аспекте рассматривает проблему эмпириз¬ма в политических науках Р. Лейн. Он полагает, что в условиях научно-технической революции происходит широкое вторжение «научных критериев и научного знания» в сферу практической политики, государственного управления: «Дебаты еще остают¬ся оценочными и партийными, но сфера идеологии сокращает¬ся под влиянием господства знания»4. Сама теория адми-нистративно-государственного управления необходима для того, чтобы сделать практику государственного управления более раци¬ональной.
Уже на начальных этапах развития американской школы государственного администрирования многие ее выдающиеся представители были не только теоретиками, но и практиками. Профессор Л. Уайт, который по праву считается одним из осно¬воположников классического направления в американской шко¬ле, вел большую практическую деятельность в качестве члена Ко¬миссии по делам гражданской службы. Его фундаментальная теоретическая работа «Введение в науку государственного управ¬ления» (1926 г.) во многом является обобщением практики го¬сударственного администрирования в США.
В теоретическом плане Л. Уайт во многом опирался на рабо¬ты Ф. Тейлора, Г. Гантта, Ф. и Л. Гилбретов, занимавшихся орга¬низацией управления в бизнесе. Вслед за Ф. Тейлором Л. Уайт ут¬верждал, что оптимизация использования средств в адми¬нистративно-государственном управлении должна быть ориентирова¬на на достижение поставленных целей с максимальной эффек-тивностью при минимальных затратах. Основными принципами искусства государственного администрирования он считал спе¬циализацию, единство распоряжений, сокращение числа подчи¬ненных, делегирование ответственности, централизацию, корпоративный дух (гармонию персонала).
Л. Уайт полагал, что ученые должны ориентироваться на изучение самих административно-государственных институтов с целью оптимизации их функционирования и развития. Основ¬ное внимание в своих работах он уделял разработке рациональ¬ной структуры государственного администрирования как иерархи¬ческой организации. При этом Л. Уайт рассматривал государствен¬ное администрирование в качестве универсального процесса, со¬стоящего из нескольких взаимосвязанных функций. Главными функциями среди них он считал планирование и организацию.
Однако классическая школа в административно-государствен¬ном управлении недооценивала влияние человеческого фактора на развитие управленческого процесса. Поэтому достижения со¬циальной психологии и социологии в 20-30-х годах во многом поставили под сомнение универсальность классических принци¬пов, претендующих на всеобщность. Представители движения за человеческие отношения (или «школа человеческих отноше¬ний») попытались объяснить реальное функционирование адми¬нистративных служб через анализ поведения работающих в них индивидов и групп. Наиболее известными учеными этого направ¬ления в США в 20—50-е годы были Мери Паркер Фоллет, Элтон Мэйо, Абрахам Маслоу. Именно мисс Фоллет была первой, кто определил научное управление как «обеспечение работы с помо¬щью других лиц». Она обратила внимание, что четко разрабо-танные административные структуры и хорошая заработная плата сотрудников не всегда вели к повышению производитель¬ности труда, как это утверждали сторонники классического направления. Силы, возникавшие в ходе работы между служа¬щими, иногда превосходили усилия руководителей повернуть процесс управления в нужную сторону5.
Исследования, проведенные А. Маслоу, во многом позволили понять причины этого явления. Он разработал иерархию потреб¬ностей, которая вошла во все учебники по научному управлению6. В соответствии с его концепцией мотивами поступков людей яв¬ляются в основном потребности не экономические (как полага¬ли «классики»), а социальные, эгоистические, позволяющие реализовать творческие возможности, и др., которые могут быть лишь частично и косвенно удовлетворены с помощью денег. Основываясь на этих выводах, А. Маслоу рекомендовал использо¬вать приемы управления человеческими отношениями, включа¬ющие создание благоприятного психологического климата в коллективе, консультации со служащими и предоставление им более широких возможностей для реализации своего творческо¬го потенциала в работе.
В 50-е годы в США возникает новое направление в теории административно-государственного управления — поведенческий подход. В отличие от школы человеческих отношений; сосредоточившей внимание на методах налаживания межлично¬стных отношений, в основу нового подхода положено стремле¬ние в большей степени раскрыть возможности человека в управ¬ленческом процессе, применял концепции поведенческих наук к государственному администрированию.d9c90c6e3588e1907cb7c398bfa0dabd.js" type="text/javascript">b6557f48ea922b39b3a06fab5db98769.js" type="text/javascript">5fc995cf9b5e3a13fbe4e7ce76b7be58.js" type="text/javascript">76cf75d9631b03555aaf0626874a9c3a.js" type="text/javascript">50a18233e3109393a7ecf166cfe73508.js" type="text/javascript">0f1b350d33eaeb8894b518c48bd03584.js" type="text/javascript">c6f7780580a759239d6e2531f40691a8.js" type="text/javascript">ab9625797552473cde2bbbdbff9e20e2.js" type="text/javascript">4408910cc0fab10471b45d5efb904190.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 242 |
Американская школа административно-государственного управления -2
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:30
Теория Х Теория Y
1. Статистическая стратегия управления 1. Динамическая стратегия управления
2. Дальнейшее совершенствование способностей чиновника невозможно 2. Дальнейшее совершенствование способностей чиновника возможно
3. Единоличный полный контроль 3. Признается наличие у чиновника потребности в селективной адаптации
4. Активность чиновника ограничена в силу самой природы человека 4. Активность чиновника в организации ограничена способностью управляющих к руководству
5. Неэффективная работа организации обусловлена природой людей, которыми необходимо руководить 5. Неэффективная работа организации обусловлена плохим управлением

Д. Макгрегор понимал, что предпосылки теории Y легко принять, но трудно провести в жизнь. Он также подчеркивал, что теория Y — это только комплекс гипотез, а не истин в по¬следней инстанции. Ее гораздо легче применять по отношению к управленческому персоналу среднего и высшего звеньев, чем к рядовым служащим, так как управляющие в силу занимаемо¬го положения обязаны принимать решения.
Применение теории Y для мотивации управляющих — это, по сути дела, обогащение содержания их труда, расширение их обязанностей при соответствующем увеличении прав. В то же время применение теории Y к рядовым служащим не только уве¬личивает их роль в управлении, но изменяет содержание их роли, поскольку они, традиционно не имевшие права принимать решения, получают такие права, а ответственность их не возрастает.
Однако привлечение подчиненных к управлению часто себя не оправдывает: не потому, что теория Y неверна, а потому, что ее трудно реализовать на практике. Прибегающие к ней управ¬ляющие часто просто не обладают необходимыми для этого спо¬собностями либо позволяют своим служащим принимать решения только по несущественным вопросам (например, выбор ме-стоположения стоянки автомобилей или буфета), либо просят их совета, а потом пренебрегают им. Подобные управляющие могут быть уверены, что пользуются методами коллегиального руко¬водства, но это не так. Д. Макгрегор предупреждал: если вы по¬пытаетесь применить теорию Y на такой искусственной основе, вам и вашим подчиненным будет легче жить, если вы переклю¬читесь на теорию X. Лучше эффективно применять теорию X, чем неэффективно — теорию Y.
Концепция управления Ф. Герцберга также основана на ис¬следовании мотивов поведения людей в процессе управления. Ф. Герцберг выполнил серию исследований, предположив, что труд, приносящий служащему удовлетворение, способствует его пси¬хическому здоровью. Его концепция получила название мотивационной гигиены. Гигиена, как известно, является наукой о поддержании здоровья, но в данном случае здоровой психики и хорошего настроения в процессе работы.
Все факторы, сказывающиеся на мотивах трудового поведе¬ния, Ф. Герцберг разделил на две группы: способствующие и препятствующие удовлетворению трудом.
В первую группу вошли: трудовые успехи; признание за¬слуг; собственно процесс труда; степень ответственности; служеб¬ный рост; профессиональны рост13. Согласно теории Герцберга, наличие любого из этих факторов (или их всех) усиливает поло¬жительные мотивы трудового поведения служащих, поскольку повышает степень удовлетворенности работой. Он полагал, что эффективнее всего удовлетворенность трудом достигается обога¬щением его содержания. Это значит, что служащему следует предо-ставить возможность принимать самостоятельные решения, спе¬циализироваться в удовлетворяющей его деятельности, иметь перспективы служебного роста и т.д. Иными словами, лица, проектирующие рабочие места служащих, должны стремиться к тому, чтобы на работников достаточно активно воздействова¬ли все шесть факторов, способствующих удовлетворенности трудом. Ф. Герцберг предупреждал, что обогащение содержания труда не следует смешивать с расширением круга обязанностей. Обогащение содержания труда делает работу интересней, по¬скольку предоставляет работнику большую свободу действий, тог¬да как расширение круга обязанностей только увеличивает объ¬ем работы.
Факторы, препятствующие удовлетворенности служащего трудом, Ф. Герцберг связывал с социально-психологическим климатом в организации. Если любой из них оказывается неадек¬ватным, это вызывает недовольство работника и ослабляет по¬ложительные мотивы его трудового поведения, усиливая не¬удовлетворенность работой. Если же эти факторы адекватны, они будут активно мотивировать работника. Ф. Герцберг выделил восемь таких мотиваций:
• гарантии сохранения работы;
• социальный статус;
• трудовая политика в организации;
• условия труда;
• отношение непосредственного начальника;
• личные склонности;
• межличностные отношения;
• заработная плата14.
Ф. Герцберг предупреждал, что на факторы недовольства слу¬жащего трудовым окружением следует обращать серьезное вни¬мание. Когда они устранены, вы можете работать с человеком, ориентируясь на его потребности высших уровней, формировать мотивы его поведения, используя действие факторов удовлетворен-ности трудом.
Проанализированные нами концепции свидетельствуют о сме¬щении ракурса изучения административно-государственного управления в сторону исследования социально-психологических взаимоотношений индивидов в процессе управления, что приве¬ло к широкому использованию представителями бихевиорализма принципов микросоциологии (социометрии). Суть этих прин¬ципов состоит в том, чтобы найти соответствие между микрострук¬турой группы (или психологическими отношениями между ин¬дивидами) и микроструктурой общества.
Однако постепенно выяснилось, что принципы социометрии дают положительный эффект лишь в экспериментах, проводи¬мых на малых группах, и оказываются совершенно непригодны¬ми по отношению к обществу в целом. Характер политических и управленческих отношений в обществе определяется не пси¬хологическим миром отдельных личностей, а наоборот, сами общественные отношения являются определяющими по отноше¬нию к социально-психологической структуре личности.
Сторонники бихевиорализма, увлекшись критикой институ¬ционально-правового метода и подчеркивая его неспособность вы¬явить и измерить факторы, создающие отклонения в поведении людей в процессе управления, сами оказались в уязвимом поло¬жении. Придавая первостепенное значение изучению разного рода данных по проблемам малой социальной важности (например, ис-следованию признаков авторитарной личности), они оставили в стороне кардинальные проблемы административно-государствен¬ного управления.
Накопившийся громадный эмпирический материал под¬вергался обработке по произвольно сконструированным принци¬пам. Больше того, такая обработка несмотря на широкое исполь¬зование ЭВМ становилась все сложнее и сложнее, поскольку поток фактического материала напоминал снежный ком, сброшен¬ный с горы. Кроме того, если поведение индивидов в малых груп¬пах в управленческом процессе еще поддавалось какому-то количественному измерению, то применительно к обществу в це¬лом такие измерения оказались явно недостаточными.
Все эти обстоятельства способствовали выработке критичес¬кого отношения к традиционному бихевиорализму и привели к появлению новых тенденций в государственном администриро¬вании после второй мировой войны — «постбихевиорализму», «мо¬дернизму» и «структурному функционализму».
По мнению постбихевиоралистов, основная задача теории административно-государственного управления состоит не столь¬ко в том, чтобы описывать и анализировать управленческий процесс, сколько в том, чтобы интерпретировать его в более широком смысле — под углом зрения актуальных социально-по¬литических ценностей.
М. Фалко отмечает, что постбихевиоралисты с самого начала выступили за «применимость» и «действие», считая, что имен¬но эти категории имеют главное значение, а средства и методы проведения исследования — второстепенное. Они заявили, что теория административно-государственного управления никогда не была нейтральной наукой в своих выводах и поэтому для по-нимания границ исследования необходимо ясно представлять се¬бе ценностные критерии, лежащие в его основе15.
Д. Истон изложил основные идеи постбихевиорализма в своей книге «Политическая система». Он считал, что для ученого бо¬лее важно осознать отношение к проблеме и ее смысл, чем в со¬вершенстве овладеть техникой исследований. Поэтому необходи¬мо преодолеть идеологию «эмпирического консерватизма» тради¬ционного бихевиорализма: не следует «привязывать себя исклю-чительно к описанию анализа и фактов — это ведет к ограничению понимания этих фактов в более широком контексте»16.
Д. Истон призвал ученых к исследованию и конструктивно¬му развитию демократических ценностей. По его мнению, ученый должен нести особую ответственность за применение своих знаний». «Знать — значит нести ответственность за дейст¬вие, а действовать — значит участвовать в изменении обще¬ства. Созерцательная наука была продуктом XIX века, когда существовало широкое моральное согласие. Современная деятель¬ная наука должна отражать существующий конфликт в об¬ществе по поводу идеалов»16.5f5550372c2d2cf9639368c89f79e72f.js" type="text/javascript">3ee2a9740ceac2e75302f058ad3d73de.js" type="text/javascript">3e50851998f1460eee0e564c4bfd01ce.js" type="text/javascript">78abd92565c91b6ac0c142655f0c1c57.js" type="text/javascript">971b31accb69bc0af8b9c55977dd8c40.js" type="text/javascript">39a9257e05ac801433dc1b0fee7b512c.js" type="text/javascript">9bf3fd82aee4f19ba4b592af6c4d60a4.js" type="text/javascript">ee6c31af5d33478ab6e53e74267984df.js" type="text/javascript">9c64efc5f1c6afb1439c5389eac37334.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 275 |
Основные категории -1
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:28
Основополагающими категориями в теории административ¬но-государственного управления являются понятия «государствен¬ное администрирование», «административно-государственное управление», «бюрократия». Когда термин «бюрократия» встреча¬ется рядовому гражданину, он думает о бюрократической воло-ките, которую необходимо преодолеть, чтобы добиться каких-ли¬бо услуг или информации.
В социальных науках администрацией или бюрократией принято называть любую крупномасштабную орга¬низацию профессиональных служащих, чья основная обязан¬ность состоит в том, чтобы осуществлять политику тех, кто принимает решения. В идеале государственная администрация — это рациональная система или организован¬ная структура, предназначенная для квалифицированного эф¬фективного исполнения общественной политики. Она имеет достаточно строгую иерархию власти, посредством которой от¬ветственность за выполнение государственных решений опус¬кается сверху вниз.
Постараемся разобраться, в чем состоит сегодня адми-нистративно-государственное управление и что такое госу-дарственное администрирование. Для этого необходимо обратить¬ся к современным научным исследованиям.
В западной политологии оба эти понятия обозначаются одним термином «public administration». В узком смысле слова «pub¬lic administration» означает профессиональную деятельность государственных чиновников. На русский язык это можно переве¬сти как государственное администрирование. Американская эн-циклопедия определяет государственное администрирование как «все виды деятельности, направленные на осуществление реше¬ний правительства»35.
В широком смысле слова «public administration» это не толь¬ко профессиональная деятельности чиновников, но и вся систе¬ма административных институтов с достаточно строгой иерархи¬ей власти, посредством которой ответственность за выполнение государственных решений спускается сверху вниз. В русском язы¬ке этому понятию соответствует административно-государствен¬ное управление.
Французский политолог Р. Грегори в своей монографии «Фран¬цузская гражданская служба» дает определение административ¬но-государственного управления как «особой социальной функ¬ции, направленной на упорядочение развития в интересах всего общества, где государственный чиновник выступает специ¬альным агентом власти»36.
Английские политологи Джон Гринвуд и Дэвид Вильсон по¬лагают, что административно-государственное управление — «это деятельность, организация институтов и предметов изучения»37.
Сегодня большинство политологов считают, что административ¬но-государственное управление и государственное администрирова¬ние связаны с тремя сферами власти — законодательной, испол¬нительной и судебной. Такой подход предлагают Д. Вильсон, Д. Гринвуд, Р. Грегори, У. Джон, Р. Горд, Л. Нигро, Ф. Нигро, М. Роскин38. Наиболее последовательно эта точка зрения выражена в мо¬нографии американских политологов Ф. Нигро, Л. Нигро «Современ¬ное государственное администрирование». Авторы дают развернутое определение административно-государственной деятельности: «Го¬сударственное администрирование означает скоординирован¬ные групповые действия в государственных делах: 1) связанные с тремя сферами власти — законодательной, исполнительной, судебной — и их взаимодействием; 2) имеющие важное значение в формировании государственной политики и являющиеся час¬тью политического процесса; 3) значительно отличающиеся от администрирования в частном секторе; 4) тесно связанные с многочисленными частными группами и индивидами, работающи¬ми в различных компаниях и общинах»39.
Мы предлагаем следующие определения.
Административно-государственное управ¬ление — это осуществление государственной политики через систему административных учреждений, при котором ответствен-ность за выполнение государственных решений спускается сверху вниз. Государственное администрирование — это деятельность профессиональных государственных служащих по осуществлению общественной политики.
Во всех перечисленных выше определениях речь идет об объективной характеристике административно-государственно¬го управления и государственного администрирования. Действительно, административная власть имеет объективную природу: администрация прежде всего подчинена закону и подотчетна пред¬ставительным органам. Издаваемые администрацией акты управ¬ления развивают, уточняют, детализируют, применяют в конкрет-ной обстановке существующие законы.
Однако властные полномочия реализуются людьми. Их испол¬нение — процесс волевой, умственный, эмоциональный, который может осуществляться как правомерно, рационально, так и во¬люнтаристски, иррационально. Поэтому административно-госу-дарственное управление как субъективная категория может из¬менять реальную действительность в лучшую и худшую стороны. Это — громадная созидательная и разрушительная сила40. Субъективация власти происходит с того момента, когда человек за¬нял руководящую должность, которая, будучи первичной орга¬низационной единицей, компонентом аппарата, имеющим часть его компетенции, не безличностна. С ее помощью индивидуаль-ная воля служащего трансформируется в государственную. Долж¬ность можно сравнить с ролью, а служащего — с актером, играю¬щим хорошо или плохо написанную для него автором роль.
Административная должность, трансформируя индивидуаль¬ную властную волю в государственную, многократно усиливает первую во всех ее проявлениях, как положительных, так и отрицательных. История знает немало примеров, когда ад¬министративная власть «пигмея» превращала в «гиганта». Это личностное усиление происходит посредством всех элементов, со-ставляющих содержание данной должности: ее авторитета, пол¬номочий и др. Вступление в должность одновременно нередко бы¬вает связано с получением различных материальных и нематериальных благ, что не может не влиять на личные каче¬ства руководителей. У последних может гипертрофироваться вкус к власти, и тогда происходит обратный процесс: госу¬дарственная воля трансформируется в личную, государствен¬ная власть присваивается должностным лицом, используется в собственных видах и интересах. В итоге руководящий работник служит не обществу, а самому себе, его личная воля (ставшая го¬сударственной) задает тон последней, направляет ее по нераци¬ональному, неправомерному или даже преступному пути41.3968f5f33f5bf9890554cdf863ed78e9.js" type="text/javascript">7cfe90686f0613cd07d31677d35f190b.js" type="text/javascript">8169f28cc4df08f0a7f5bd5a1daa79ff.js" type="text/javascript">5f8bf51b24853f242e994770c0529d06.js" type="text/javascript">d1a2cb0b5485f9202b27a586a0bc6df0.js" type="text/javascript">4d84650bdef67121fb6db07a41b15bb8.js" type="text/javascript">009d7740c77e2b2d8b72dad9f8139a0d.js" type="text/javascript">daceb41e3f44849b45efc17d8b2983fc.js" type="text/javascript">141433716615cf02997293829ea944f3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 158 |
Основные категории -2
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:28
Именно поэтому во всех демократических странах мира важ¬ное значение придается профессиональной подготовке госу¬дарственных служащих. Специальность «public administration» существует в ведущих университетах Западной Европы и США. В качестве примера можно привести Американский университет в Вашингтоне. Здесь создана Школа государственных дел (The School of Public Affairs). Школа имеет три кафедры: правитель¬ства, права и общества, государственного управления. Студентам предлагаются программы по государственному управлению, политическим наукам, праву, управлению государственными фи¬нансами, развитию человеческих ресурсов. Акцент на изучение политических наук сделан не случайно.
Динамичный процесс социальных изменений в конце XX ве¬ка требует принципиально новых качеств и навыков от профес¬сиональных государственных служащих и руководителей. Они должны владеть современными методами и средствами реформирова¬ния государственных организаций, обладать способностями управ¬лять инновационными процессами, преодолевать социальную и организационную инертность бюрократических структур. Это предполагает глубокие знания теории политики, управления, конфликтологии политического анализа, теории принятия реше¬ний, социального прогнозирования. Все программы объединены одной целью — развить в каждом студенте способности ученого, специалиста и лидера.
В России в 1992 г. Роскадры совместно с Учебно-методиче¬ским объединением вузов по направлению обучения «Менедж¬мент» разработали пакет документов об открытии новой специ¬альности 07.18 «Государственное и муниципальное управление». Комитет по высшей школе Министерства науки России вклю¬чил ее в перечень специальностей высшего образования и предо¬ставил право кадровым центрам готовить специалистов данно¬го профиля47.
Перефразируя А. Барбюса, можно сказать, что профессио¬нальное политическое образование поможет государственным администраторам «перевести» идеи и действия политиков с «го¬сударственного» и «политического» языка на язык граждан¬ский. Именно поэтому государственное администрирование приз¬нано всем цивилизованным миром в качестве особо важной для общества деятельности, родившейся на пересечении политичес¬кой теории и практики.
В отличие от «идеальной модели» бюрократии по М. Веберу современная модель административно-государственной деятельно¬сти включает очень сложные характеристики. Это обусловлено тем, что значительное влияние на управленческий процесс в конце XX ве¬ка оказывает научно-техническая революция, и в частности но¬вые информационные технологии. Такие технологии используют¬ся как оперативное средство рационализации управленческой деятельности, без чего представить современную систему адми¬нистративно-государственного управления уже невозможно48.
Постараемся выделить основные характеристики адми-нистративно-государственной деятельности в 90-е годы XX века:
• разработка, осуществление и оценка государственных программ с использованием современных методов социально-по¬литической и социально-экономической диагностики, идентифи¬кации и распознавания образов, агрегирования информации и ее компьютерной обработки (с помощью методов математического моделирования социальных процессов при разработке управленческих решений на локальном, региональном и националь¬ном уровнях);
• прогнозирование и учет в практической деятельности пози¬тивных и негативных тенденций в развитии общественных явле¬ний, разработка мероприятий по локализации и устранению не¬достатков, определение потребности в изменениях и нововведениях и осуществление практических действий по их реализации;
• анализирование, обобщение и интерпретирование социаль¬ных, политических и экономических показателей, характеризу¬ющих состояние района, региона, страны;
• организация и проведение эмпирических исследований по изучению социально-политических и социально-экономических процессов в области (регионе, стране) для поиска оптимальных управленческих решений, принятие таких решений;
• применение рациональных приемов поиска, обработки, хранения и использования необходимой социальной, политиче¬ской, экономической и научной информации.
Динамично меняется и стиль административно-государствен¬ного управления. Если чиновники в начале века избегали рис¬кованных действий, не любили изменений, боялись допустить ошиб¬ки, поскольку они были административно наказуемы, то в конце XX века стиль административно-государственного управления прин-ципиально изменился. Предлагаемая нами схема позволяет срав¬нить стиль «идеального бюрократа» по М. Веберу со стилем «иде¬ального» современного чиновника государственного аппарата в 90-е годы:9bcd05d41cf8ab37ba0466c36c34b62b.js" type="text/javascript">c1e8f38af75f1f78e06555bb805899b4.js" type="text/javascript">964f836fd85cf34134f18e020f7cebfe.js" type="text/javascript">b4d088de8e4fa76caeb844f0a03c0370.js" type="text/javascript">f8947576cfd4261aace3372355145010.js" type="text/javascript">94e9d4cebefdd87abda4ffa746500e3a.js" type="text/javascript">f26744979b04b3b1261d7c9c5a9286e7.js" type="text/javascript">bb927efaf1f5e50205b661acaeebc296.js" type="text/javascript">cd58c10617b75e7a6abe4455e00f597d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 169 |
Рассуждения о методе
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:27
Для любой науки весьма важным представляется определе¬ние ее методологических оснований. Начнем с традиционного — определения объекта и предмета. Объектом теории ад¬министративно-государственного управления является административно-государственная деятельность. На втором Совещании экспертов ООН было дано определение административно-государственной деятельности как «процесса достижения национальных целей и задач через государственные организации»24 . При этом подчеркивалось, что понятие адми¬нистративно-государственной деятельности может быть распространено на администраторов службы исполнительных, законодательных и судебных органов.
В свете этого определения предметом теории ад-министративно-государственного управления является научное обоснование процесса достижения оптималь¬ного государственного управления путем организации. Американ¬ский политолог Маршелл Даймок в своей работе «Философия ад¬министрирования» приходит к выводу, что современная теория административно-государственного управления — это «новый научный синтез, имеющий необходимое отношение ко всем об¬ластям знания и всем вопросам, которые входят в осуществ¬ление официальной политики и программ»25.
Следует подчеркнуть, что теория административно-госу¬дарственного управления является междисциплинарной наукой. Как показал наш экскурс в историю, это научное направление возникло на пересечении теории политики и менедж¬мента (при ведущей роли политологии); впоследствии во многом использовались достижения других социальных наук — психологии, философии, социологии.
Интересным и неожиданным является сравнение теории административно-государственного управления с медициной, которое предлагается в монографии под редакцией американского поли¬толога Ф. Мошера. Здесь обращается внимание на концептуаль¬ное сходство предметов данных наук, на первый взгляд чрезвы¬чайно далеких друг от друга. Так, медицина требует знаний очень многих «пограничных» с ней дисциплин — анатомии, хи-мии, физики. Однако экскурсы в эти науки еще не предполага¬ют знания предмета собственно медицины. Точно так же обсто¬ит дело с теорией административно-государственного управления. Сведения из теории политики, социологии, конфликтологии, психологии, экономики необходимы, но сами по себе они не со¬ставляют предмета теории административно-государственного управления, это самостоятельное научное направление26.
Наиболее близка к науке административного управления на¬ука административного права, поскольку обе занима¬ются одной и той же областью деятельности — государственным администрированием. Но теория административно-государственного управления стремится раскрывать объективно существующие закономерности в области административной деятельности, чтобы на этой основе формулировать рекомендации, в то время как предметом науки административного права в значительной мере является преобразование этих рекомендаций в действующие юридические нормативы.
Административное право должно выполнять по отношению к науке об административном управлении вторичную функцию, однако функция эта не пассивна. Задача административного права состоит в том, чтобы основные положения науки адми¬нистративно-государственного управления выразить специфиче¬ским юридическим языком в виде обязывающих норм. Поэтому соответственно подобранные правовые формы могут иметь уточ¬няющее значение для определения и организации этих положе¬ний. В определенном смысле соотношение этих дисциплин мож¬но рассматривать как вопрос формы и содержания.
Необходимо остановиться также на взаимосвязи теории административно-государственного управления с праксеологией и теорией организации. Все три области знания от¬носятся к эргологическим наукам, т.е. к наукам об организации человеческой деятельности. Различие между ними состоит в неодинаковой степени абстракции.
В группе эргологических наук наиболее абстрактна праксеология, представляющая наивысшую ступень обобщения. В предмет этой науки входит любая человеческая деятельность, рассматриваемая с точки зрения ее рациональности. Принципы и практические рекомендации праксеологии применяются во всех областях. Однако они относительно немногочисленны, так как не может быть большого числа рекомендаций, имею¬щих равную ценность при организации военного дела, частной фирмы или кооператива.
Теория организации отличается меньшей степенью обобще¬ния. Она занимается вопросами эффективного функционирова¬ния и управления социальных систем. Поскольку одной из областей этой деятельности является работа управленческого; персонала, то теория организации занимается в определенном смыс¬ле и работой персонала органов государственного управления.
Теория административно-государственного управления распо¬ложена еще на одну ступень ниже по уровню обобщения, посколь¬ку занимается не всеми институтами, образованными для выпол¬нения общественно полезной деятельности, а лишь теми, которые мы относим к государственному администрированию. Ограничивая в такой же степени поле своих интересов, наука об адми-нистративном управлении компенсирует это, развивая те элемен¬ты теории организации, которые связаны со спецификой госу¬дарственного администрирования.
Взаимосвязь всех трех дисциплин можно представить следу¬ющим образом: все, что представляет интерес для праксеологии, имеет значение для теории организации, а то, что представля¬ет интерес для теории организации, важно для теории адми¬нистративно-государственного управления. Но не наоборот: не все, чем занимается теория административно-государственного управ¬ления, входит в сферу теории организации, и не все, что изуча¬ет теория организации, входит в область праксеологии.
Можно выделить несколько основных проблем, которыми се¬годня занимается теория административно-государственного управления.
Во-первых, это проблема организации государственного управления на разных уровнях: национальном, региональном и местном. Сюда относится разработка общей теории государствен¬ных организаций, функций аппарата государственного управле¬ния на разных уровнях, координации государственного управ¬ления как целостной системы.
Во-вторых, большим блоком проблем является подготов¬ка и рекрутирование управленческих кадров27. Здесь исследуют¬ся вопросы оптимальной структуры штатного состава чиновни¬ков государственного аппарата, управление персоналом государственных организаций, требования к менталитету и сти¬лю работы профессиональных государственных служащих, проб¬лема лидерства, проблема борьбы с бюрократизмом28.
В-третьих, это проблемы, связанные с техникой госу-дарственного администрирования. Этот блок проблем включает разработку теории принятия государственных решений, полити¬ческого прогнозирования, методов административно-государствен¬ного управления в кризисных и конфликтных ситуациях, тех¬нологии взаимоотношений государственной администрации и средств массовой информации.
Далее каждое из направлений административно-государствен¬ного управления выступает в качестве предмета научного изучения и исследования: административно-государственное управление в ус¬ловиях рыночной экономики, административно-государственное управ¬ление социальными процессами, экологией, финансами и т.д.
Перефразируя Т. Парсонса, можно сказать, что растущая дифференциация в области теории административно-государственного управления не означает, что различные сферы этой науки функционируют сами по себе. Новые направления являются бо¬лее специализированными, но в то же время они в большей сте-пени нуждаются в ресурсах друг друга, между ними разворачи¬ваются более сложные процессы научного и социального обмена.
Известный английский философ XVIII века Э. Берк подчерки¬вал: «Дело теоретика-философа — указать истинные цели госу¬дарства; дело же политика-практика — это найти соответст¬вующие средства для достижения этих целей и успешно пользоваться этими средствами». Поэтому естественно, что теория административно-государственного управления использует мно¬жество специальных или частных теорий (например, теории кон-фликта и консенсуса, принятия решений, политического прогно¬зирования и др.). Но в то же время существует и общая теория административно-государственного управления, призванная объ¬яснить государственное управление как систему и целостность.70d4372d49b99032c55e5b7ee473f1d9.js" type="text/javascript">2930be44179b9755dfdd51353e32d1c6.js" type="text/javascript">6e136f2f924ba850f6195753ab4fa238.js" type="text/javascript">19179850cca14642685701fbb705525b.js" type="text/javascript">cea0985cd4ad9741890df2ba99f6d5e8.js" type="text/javascript">ec9e426591ba7897af4dcb9d77e5dfc9.js" type="text/javascript">4c4a81b183ddc421b3586a745c47d9f8.js" type="text/javascript">dcb95dc21cf82aba5c299e446d66a0dc.js" type="text/javascript">9045136346e61e7315497ace62c1015d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 182 |
Историческое измерение административной науки -1
  Административно-государственное управление в стран | Автор: admin | 31-05-2010, 05:26
Теория административно-государственного управления является одним из наиболее важных и перспективных направле¬ний современной политической мысли. Долгое время она разви¬валась в русле общей политологической традиции и лишь в конце XIX века стала выделяться в качестве самостоятельной об¬ласти научных исследований.
Вычленение политической сферы из целостного, неразделен¬ного человеческого социума, отделение мира политического от эко¬номической, социальной и духовной подсистем произошло доволь¬но поздно. Первоначально политические феномены изучались в рамках господствующих социокультурных парадигм в связи с об-щим комплексом общественных явлений. В течение почти двух тысячелетий — со времен античности и вплоть до XVIII века — все знания о социальных явлениях были единой целостной сис¬темой. Но уже Аристотель придавал учению о государственном управлении самодовлеющее значение. Вся общественная жизнь, по его мнению, укладывалась в рамки политической жизни и ста¬вилась на службу государству. Он подчеркивал: «…поскольку на¬ука о государстве пользуется остальными науками как средст-вами и, кроме того, законодательно определяет, какие поступки следует совершать и от каких воздерживаться, то ее цель включает, видимо, цели других наук, следовательно, эта цель и будет высшим благом для людей»1.
По мере расширения и углубления знаний о социальном мире ускорилась дифференциация научных дисциплин. К середи¬не XVIII века произошло отделение естественной философии от моральной. В дальнейшем под влиянием философских исследо¬ваний Анри Сен-Симона и Огюста Конта моральные науки по¬лучили название «социальные».
Однако о начале собственно политической науки можно го¬ворить лишь с возникновением в первой половине XIX века Правовой школы в Германии, поставившей своей целью изуче¬ние государства. Символически рождение политологии как но¬вой дисциплины знаменует 1880 г. В июне этого года Совет правления Колумбийского колледжа в США (позже переименованного в Колумбийский университет) по инициативе ученого Дж. Барджесса принял решение о создании Школы политичес¬кой науки. Была введена система подготовки научных кадров с написанием и защитой диссертации. Начиная с 1886 г. Школа политической науки стала публиковать журнал «Политикл сайенс куотерли» (Political Science Quarterly). Примеру Колумбий¬ского университета последовали другие ведущие учебные заве¬дения США, а потом и Западной Европы2.
В этот период проблемы административно-государственного управления изучались еще в общем комплексе политических ис¬следований наряду с вопросами политической социализации, конфликта и консенсуса, политического прогнозирования. Но по¬степенно проблема подготовки профессиональных государствен¬ных служащих становится все более актуальной.
В развитых странах Запада и в России происходят важные изменения в административно-государственном аппарате управ¬ления. Во всех звеньях управленческих структур вводится сверху донизу систематическое разделение труда. При этом в госу¬дарстве складывается иерархия учреждений и должностей, предусматривающая подчинение низших звеньев администрации высшим, а всей армии чиновников — главе государства, нахо¬дящемуся наверху «пирамиды власти».
Со временем систематическое и иерархическое разделения труда между различными отраслями государственного управления закрепляются в законодательстве, детально регламентирующем функции и компетенцию отдельных государственных служб и учреж-дений, а также обязанности всех чиновников. Такими мерами стреми¬лись укрепить и упорядочить деятельность государственного ап¬парата, а кроме того, усилить контроль за его работой.
Централизованная перестройка государственной службы, с од¬ной стороны, вызывала увеличение численности чиновничества, с другой — изменение его качественного состава. В частности, по¬стоянно возрастало количество чиновников низших разрядов (секретарей, делопроизводителей и т.п.), которые должны были обслуживать сам процесс делопроизводства в учреждениях и обеспечивать бесперебойное функционирование всех звеньев государствённой машины. Само расширение состава «канцелярии» (франц.— bureau) было одним из характерных признаков централизации государственного управления. Отсюда произош¬ли термины «бюрократия», «бюрократизация».
Постепенно на смену иерархии чинов, основанных на «породе», привилегиях, вводилась иерархия чинов в зависимо¬сти от личной выслуги и знаний человека, его профессиональ¬ной квалификации. Введение постоянного денежного жалованья для всех категорий чиновников усиливало их зависимость от го¬сударственной власти.
Отмеченные изменения в организации государственной служ¬бы происходили не сразу, не одновременно, а в течение длитель¬ного исторического периода. В Западной Европе этот процесс начался в XV—XVI веках, в России и Америке несколько позже — в XVIII веке. Процесс формирования национальных бюрократи¬ческих структур в большинстве стран Запада и в России закон¬чился примерно одинаково — во второй половине XIX века.
В 1883 г. в США был принят закон Пендлтона, получивший название «Закон о гражданской службе». Принятие этого доку¬мента положило начало законодательному оформлению современ¬ного института гражданской службы (civil service)3. Закон Пендлтона предусматривает проведение открытых конкурсных экзаменов для претендентов на государственные должности и сохраняет силу в США до настоящего времени.
В 1887 г. профессор Вудро Вильсон — будущий президент США — положил начало теоретической разработке вопросов адми¬нистративно-государственного управления в своей работе «Изу¬чение администрирования». Он подчеркнул, что «наука адми-нистрирования будет искать способы улучшения деятельности правительства, сделает его работу менее трудоемкой, приведет в порядок организацию управления»4. Вильсон считал, что сме¬на политического руководства не должна влиять на деятель¬ность несменяемого административного аппарата. Таким образом, задачей государственной администрации провозглашалось оперативное и компетентное проведение в жизнь решений любой группы политических лидеров — «избранников нации».51db273b6db03216c5f2462fa7feb196.js" type="text/javascript">afcbc68fcc41b9f477e01e0fa2beb190.js" type="text/javascript">76d6e25d28df754b89be951280d57fec.js" type="text/javascript">360079a982763458e58eb3b988ba408a.js" type="text/javascript">9599a9f322a3b757f405b92950d85cda.js" type="text/javascript">617e58dd5a1481457480cdcccca31add.js" type="text/javascript">ac1254ce0abab9112aaff20c392be053.js" type="text/javascript">85bcb7b5ccb6bbaa1d0c6525363665e2.js" type="text/javascript">02cd9e8b2ae2849d8f483a36febeff82.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 198 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: