Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Оценка адвокатом доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве.1
 (голосов: 0)
  Адвокат как субъект доказывания | Автор: admin | 7-01-2011, 19:43
Рассматривая оценочную деятельность адвоката в гражданском и арбитражном судопроизводстве, необходимо признать, что оценка доказательств в целом занимает в гражданском и арбитражном процессе исключительно важное место. Являясь в определенном смысле итогом работы с доказательствами, оценка позволяет ее субъекту выразить свое отношение к материалам гражданского и арбитражного дела и на этой основе принять процессуальное решение. В связи с этим интерес исследователей к оценке судебных доказательств вполне закономерен2. Вместе с тем, необходимо отметить, что большинство работ, посвященных оценке доказательств, касаются только оценочной деятельности суда.
Нам представляется, что адвокат, выполняющий функцию представителя в гражданском и арбитражном процессе, также является субъектом оценки доказательств. В научной литературе по проблемам доказывания и по общим вопросам деятельности адвокатуры можно встретить подобное утверждение как прямое, так и косвенное. Так, В.И. Коло-мыцев считает, что доказательства оценивают все лица, участвующие в гражданском деле, следовательно, и представитель1. Таких же позиций придерживаются Д.П. Ватман и В.А. Елизаров, хотя они рассуждают об анализе адвокатом фактических данных2. Одна из работ Д.П. Ватмана так и называется: «Участие адвоката в оценке доказательств по гражданским делам».
Применительно к уголовному судопроизводству А.Д. Бойков правильно заявляет о том, что «...участие адвоката в доказывании обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, может состоять также в проверке и оценке уже имеющихся доказательств»4. Ю.Ф. Лубшев также правильно считает, что «Выполняя свой профессиональный долг, адвокат анализирует буквально каждое имеющееся в деле доказательство. Независимо от того, обосновывает ли оно обвинение или, наоборот, оправдывает подзащитного либо только смягчает его вину».
Таким образом, мысль о том, что не только суд, но и судебный представитель (в том числе и адвокат) оценивает доказательства в гражданском и арбитражном судопроизводстве, уже высказывалась в научных публикациях. Вместе с тем, в упомянутых и других работах отсутствует, по нашему мнению, четкая аргументация избранной позиции.
Видимо для того, чтобы судить, входит ли представитель в число субъектов оценки, следует прежде всего установить, что представляет собой сама оценка судебных доказательств и каково ее место в системе доказательственного права. На наш взгляд, ответы на эти вопросы дадут ключ к пониманию отношения к оценке доказательств адвоката, участвующего в рассмотрении гражданских и арбитражных дел.
Содержание оценки доказательств в юридической литературе большинство авторов определяют примерно одинаково. Так, Г.М. Резник считает, что оценка - «это мыслительная деятельность субъектов доказывания, направленная на установление объективной истины»1. И.И. Мухин придерживается такого же мнения2. С.В. Курылев полагает, что оценка не может быть объектом правового регулирования, так как мыслительный процесс протекает по законам мышления, а не права . М.К. Треушников и В.В. Молчанов считают, что оценка доказательств имеет внутреннюю (логическую) и внешнюю (правовую) стороны . Р.С. Белкин считает, что под оценкой доказательств в судебном исследовании понимают логический, мыслительный процесс определения роли собранных доказательств в установлении истины5. Ряд других авторов рассматривают оценку судебных доказательств не только как логическую операцию, но и как составной элемент всего процесса доказывания, в определенной степени урегулированный нормами процессуального права1. Таким образом, в основном, несмотря на определенные расхождения в мнениях, ученые едины в том, что содержанием доказательств является логическая деятельность ее субъекта, а целью - установление истины. Нам представляется, что приведенная позиция, которую можно считать общепринятой и которая отражена в учебной литературе по гражданскому и арбитражному процессу , в целом верна, но страдает, на наш взгляд, некоторой неполнотой. Во-первых, вызывает известные возражения указание только на логический характер оценки.
Кроме того, не оспаривая главенствующей роли абстрактного мышления в содержании оценочной деятельности, выскажем предположение, что в ней также «присутствуют» и эмоции. Как известно, в доказывании присутствует значительный познавательный компонент, хотя доказывание и не сводится к познанию. Именно оценочная, то есть интеллектуальная сторона доказывания и сближает его с познанием. Познание же, осуществляемое человеческим сознанием, начинается с чувственного отражения и лишь доходит до логического уровня, причем эмоциональная окраска все равно сохраняется .
Как нельзя лучшим свидетельством присутствия эмоций в доказывании служит хотя бы тот факт, что именно неуме-
ние судей абстрагироваться от эмоциональной неприязни или симпатии к лицу, участвующему в деле, и объективно оценить его доводы, порой становится причиной судебных ошибок. То же самое можно отнести и к адвокату.
Так, в Президиум МОКА поступило представление Председателя Ступинского городского суда Московской области, в котором он указывал на то, что при обсуждении вопроса о возможности оглашения показаний неявившихся в суд свидетелей адвокат Н. безосновательно обвинил председательствующего по делу в заинтересованности в исходе дела и заявил ему отвод, что было расценено председательствующим как оказание давления на суд. Несмотря на спорный характер некоторых претензий судьи, Президиум вместе с тем, на наш взгляд, правильно отметил имевшие место факты нарушения адвокатом Н. процессуальных и этических норм поведения, выразившееся в демонстративном уходе из зала судебного заседания, публичном уничижительном комментировании итогов состоявшегося судебного рассмотрения, за что был подвергнут дисциплинарному взысканию.1 В данном случае, адвокат должен был воспользоваться предусмотренным законом возможностью реагирования на действия председательствующего путем принесения письменных возражений (ст. 145 ГПК РСФСР, ст. 158 проекта ГПК РФ), а не оставлять своего доверителя и покидать зал судебного заседания.
Таким образом, эмоции играют существенную роль в доказывании, и игнорировать их нельзя. В связи с этим интересно отметить, что в психологии оценка рассматривается как мера отражения действительности в эмоциональных переживаниях. Мы предлагаем в целях более полного освещения содержания оценки доказательств объединить юридическое и психологическое значения термина «оценка» и рассматривать оценку доказательств как деятельность сознания в целом, включая как логическую, так и чувственную его сферы.
9c4a165b07ab269110d0c13293239b06.js" type="text/javascript">61fb4840f3cea03c24fb13730c860069.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 266 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: