Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Стороны в издательском договоре
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:57
В договоре на издание произведения литературы, науки, искусства, с одной стороны, участвует всегда издатель; с другой же стороны, чаще всего выступает автор издаваемого произведения либо несколько авторов этого произведения (соавторы), но в некоторых случаях договор на издание произведения заключает не сам автор произведения, а его правопреемники, то есть наследники автора 2.
В качестве лица, издающего произведение — издателя, в настоящее время выступает всегда социалистическая организация— государственная или общественная, кооперативная. Социалистическое издательство выполняет не только хозяйственную задачу-выпуск в свет произведения большим тиражом в надлежаще оформленном виде. Книгоиздательское дело — важнейшая составная часть идеологической работы нашей партии 3.
«Советские издательства,— справедливо замечает М. В. Гордон,— являются... не просто хозяйственными предприятиями, а представляют собой организации, созданные для политического просвещения и культурного развития масс»4.
Социалистическое издательство призвано быть культурно-политическим центром, который организует вокруг себя авторов, помогает авторам расти, добиваться все более совершенных произведений. «Издательства должны отбирать наиболее талантливые писательские силы, всячески помогая им и поощряя их как созданием необходимых материальных условий, так и предоставлением возможностей учебы» 5.
Чтобы охарактеризовать рост и размах издательской деятельности в нашей стране, можно сослаться на следующие данные:
в 1954 году книг было издано у нас в два раза больше, чем в 1940 году, и в 11 раз больше, чем в дореволюционном 1913 году.
1 О соавторстве см. § 2 гл. II.
2 О наследовании авторского права см. § 6 гл. II.
3 Неотложные задачи издательств», «Коммунист» 1955 г. № 4, стр. 54.
4 М В Гордон, Советское авторское право, стр. 131. ^,,^
5 Постановление UK ВКП(б) от 15 августа 1931 г. по докладу ОГИЗ, «Правда» 3 сентября 1931 г.

В 1954 году наши издательства дали свыше 976 миллионов экземпляров книг и брошюр. Всего с 1917 г. по 1955 г. издано 1 210000 названий книг общим тиражом более семнадцати миллиардов экземпляров.
Как хозяйственная организация издательство пользуется правами юридического лица — выступает в обороте от своего имени, имеет обособленное имущество и в своей ответственности по обязательствам не связано с «общегосударственной казной»2. Существуют издательства общесоюзного, республиканского значения и издательства местные (автономных республик, краев, областные) 3. Большинство издательств — это государственные типизированные издательства, имеющие особую издательскую специальность. В постановлении ЦК ВКП(б) «О работе Госиздата РСФСР и об объединении издательского дела» указывалось, что основным звеном издательского объединения является государственное типизированное издательство4. Большинство централизованных издательств входит в систему Главиздата Министерства культуры СССР. Однако существуют издательства, не входящие в эту основную систему и подчиненные отдельным государственным центральным учреждениям (например, Издательство Академии наук СССР, Издательство Академии архитектуры СССР) или Всесоюзным общественным организациям, например, издательство «Советский писатель».
Вне системы Главиздата находятся такие крупные издательства, как «Правда», «Детгиз», «Молодая Гвардия».
Отдельные государственные учреждения осуществляют издательскую деятельность в относительно небольшом объеме, не образуя поэтому особых издательских предприятий, например государственные университеты 5, другие высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты.dfd71145aaa518d8aaea0a084881df77.js" type="text/javascript">6f4fc64abfeb3b0c21099aa03717aca7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 94 |
Типовой издательский договор
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:56
Типовые издательские договоры утверждены на основании законов об авторском праве союзных республик и имеют поэтому действие в пределах соответствующих союзных республик. Действующий в РСФСР Типовой издательский договор был утвержден Наркомпросом РСФСР и Наркомторгом РСФСР в 1929 году на основании ст. 23 Закона об авторском праве РСФСР 3.
В Украинской ССР Типовой издательский договор утвержден 6 октября 1944 г., в Узбекской ССР — 29 января 1937 г. и т. д.
Республиканские законы об авторском праве предусматривают утверждение типовых договоров только на литературные произведения. Эти типовые договоры применяются также к произведениям научным и публицистическим и т. п. На издание произведений музыкальных4, музыкально-драматических, произведений изобразительных искусств, фотографий типовых договоров до сего времени не существует5.

1 См Постановление ЦК ВКЩб) от 13 июля 1940 г. (см. сборник «Решения партии о печати», М., 1941, стр. 191.
2 См. «Авторское право на литературные произведения», составители Л. М. Азов и С. А.Шацилло, стр. 88.
3 «Еженедельник Наркомпроса РСФСР» №16-17 от 19 апреля 1929 г.
4 Обязательное содержание издательского договора на музыкальное произведение быцло поручено определить Наркомпросу РСФСР и Наркомторгу РСФСР в совместной инструкции с ВЦСПС. Такая инструкция, однако не была издана.
5 См. Г.М.Танин, Договор художественного заказа, «Советское государство и право» 1948 г. № 2.

Типовой издательский договор на литературные произведения представляет собой не только и не столько образец, установленный для облегчения работы сторон при заключении ими конкретного издательского договора, сколько нормативный акт, обязательный для сторон, вступающих в договор. Нельзя сказать, чтобы типовой издательский договор в целом имеет значение императивной нормы права, не оставляющей места для соглашения сторон. Конкретный издательский договор может содержать условия, не предусмотренные или не совпадающие с типовым договором1. Однако императивный характер имеют те условия типового договора, которые охраняют права и интересы авторов. Статья 23 Закона об авторском праве РСФСР признает недействительными «...условия и оговорки, клонящиеся к ухудшению положения авторов сравнительно с условиями типового договора». Нормы типового договора заменяют собой недействительные условия соглашения сторон. Эта норма закона об авторском праве весьма характерна: она охраняет права тружеников пера, поражая недействительностью всякие поползновения сузить и тем более вовсе устранить эти права.09e1c2b36fee4a15f62dff9ecd3aaa41.js" type="text/javascript">ec08185c1263eef16a69f7d2a5c29ea4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 110 |
Виды издательского договора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:52
1. Законы об авторском праве союзных республик различают два вида издательского договора. Предметом одного из этих видов издательского договора является издание произведения, уже облеченного в момент заключения договора в соответствующую объективную форму3. Первый вид не получил особого названия; его называют просто издательским договором, так сказать, в узком смысле этого выражения. Второй вид имеет специальное название, упомянутое в законе,— «литературный заказ» 4, Договор литературного заказа нельзя считать предвари-
1 Воспроизведение произведения осуществляется издательством обыкновенно на основе договора с типографией, литографским предприятием и т. п. Но отношения издательства с этими организациями лежат вне его отношений с автором; для автора обязанным к воспроизведению произведения является издательство.
2 Поэтому нет основания рассматривать сценарный договор в качестве договора, близкого к издательскому (см. Б.Н. Городецкий, Правовое положение писателей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР. Справочник, стр. 63). В своей диссертации «Издательский договор по советскому гражданскому праву» А. И. Ваксберг правильно различает «авторские» договоры в зависимости от способа воспроизведения и распространения произведения и отвергает предложение считать сценарный договор разновидностью издательского (см. А. И. Ваксберг, Издательский договор по советскому гражданскому праву, автореферат кандидатской диссертации, М., 1954, стр. 7—8).f45ba00cd339301ba9d03b3d44e0529e.js" type="text/javascript">45e9786b29883cfa040e6ba3546a271b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 123 |
Понятие и определение издательского договора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:52
Издательский договор оформляет отношения между социалистическим предприятием — издательством и автором. На основе издательского договора осуществляется воспроизведение и распространение самых разнообразных произведений — литературных, научных, музыкальных, музыкально-драматических, произведений, относящихся к области изобразительных искусств. Хотя некоторые из упомянутых произведений, например, драматические, музыкальные, музыкально-драматические могут делаться достоянием широких масс и без их издания, а с помощью постановки сценического исполнения, но издание их дает им как бы вторую жизнь, придает им еще большее распространение.
М. В. Гордон правильно обращает внимание на то, что издательский договор должен быть по своим общественно-политическим и юридическим результатам отнесен к особой группе договоров гражданского права. «Эту группу,—пишет М. В. Гордон,— составляют договоры, имеющие своей целью реализовать особый порядок деятельности творческих работников по созданию новых произведений социалистической культуры и .по их передаче для использования обществом» 1.
Социалистические издательские предприятия — это сложная и специализированная система, которая включает в себя не только аппарат, технически подготовляющий произведение к выпуску в свет во множестве экземпляров; в состав советского издательского аппарата обязательно входит редакция, которая способна оценить значение произведения автора для социалистического общества и должна помогать автору улучшить его произведение, сделать его вполне отвечающим тем целям, которые поставил себе автор.
Конечно, речь идет не о тех неправильных методах редактирования, «когда редакторы, не считаясь с индивидуальной манерой автора, с его стилем и языком, коренным образом
1 М. В. Гордон, Советское авторское право, стр. 135.

переделывают рукопись»1. В этих случаях произведение искажается, приобретает казенный, безжизненный вид.
Редактор должен помочь автору подготовить книгу к печати, но он не вправе пытаться изменить его взгляды. Автор — и только автор — есть создатель произведения. Именно поэтому он лично и отвечает перед советской общественностью за свое произведение. «Задача издательства, редактора состоят в том, чтобы определить, правильно ли изложена тема, нет ли в книге ошибок, соответствует ли она требованиям науки, политике коммунистической партии. Редакторы издательства не должны работать за автора, «дотягивать» рукопись, если она непригодна к печати»2.
Но для того чтобы судить о пригодности или непригодности рукописи для печати, чтобы отметить недостатки произведения и помочь автору в их устранении, редактор или приглашенный издательством рецензент, безусловно, должен иметь хорошую марксистскую подготовку и обладать значительной квалификацией в соответствующей области науки, искусства, литературы. Иначе издательство, несмотря на самые добрые намерения, будет только мешать автору и, кроме того, выпускать в свет негодные либо незрелые произведения, задерживать издание оригинальных и ценных для нашего общества работ.
Издательский договор—это юридическое основание, которое дает возможность автору опубликовать свое произведение и получить вознаграждение за свой труд, вложенный в произведение.
Уже из этих кратких замечаний ясно, какое важное значение имеет издательский договор, самый распространенный среди авторских договоров, известных нашему праву3.
Определения издательского договора, которые встречаются в учебной и монографической литературе, обыкновенно отправляются от того определения издательского договора, которое содержится в законе.
В Основах авторского права СССР 1928 года нет собственно определения договора, заключаемого между автором и издателем, но даны признаки этого договора. В ст. 16 Основ говорится об издательском договоре как о договоре, по которому «авторское право в части или в целом может быть отчуждаемо», или как о договоре «об уступке авторского права», в котором должно содержаться «точное указание характера и условий использования авторского права».
В республиканских законах об авторском праве мы находим уже вполне сформированное определение издательского договора. Так, в ст. 17 Закона об авторском праве РСФСР читаем:
1 Неотложные задачи издательства, «Коммунист» 1955 г. № 4, стр. 53.
2 См. там же.
3 См. также А. И. В а к с б е р г, Издательство и автор, М., 1957, стр. 9, 84-91

«Издательским договором признается договор, в силу которого автор уступает на определенный срок исключительное право на издание произведения, облеченного в объективную форму, а издатель обязывается издать и принять все зависящие от него меры к распространению этого произведения».
Это определение издательского договора и фигурирует в нашей учебной и монографической литературе, чаще всего без всяких изменений. Иногда в него включается указание на обязанность издательства уплатить автору гонорар, иногда из него исключается указание на объективную форму произведения, поскольку намереваются одним определением охватить как договор на издание уже созданного произведения, так и договор так называемого литературного заказа, при котором в момент заключения договора между автором и издательством произведения в объективной форме еще не существует1.231e4b35d88b681358b98f7c0c76e8ae.js" type="text/javascript">983d0870121906424e58bfef4f2abaf6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 152 |
Защита авторского права
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:49
Авторское право защищается от нарушений как советским гражданским правом, так и правом уголовным и административным. Практически важнейшим способом защиты авторского права является его гражданско-правовая защита.
1. Советское гражданское право защищает каждое из правомочий автора, образующих в совокупности его субъективное авторское право. Защищается каждое из личных прав автора и его правомочие имущественное.
Общий принцип этой защиты сформулирован полно в ст.ст. 10 и 11 Закона РСФСР об авторском праве.
Эти статьи различают две категории случаев, когда нарушенное правомочие автора нуждается в защите.
Первая категория — это те случаи, когда нарушается какое-либо из личных правомочий автора, но при этом автору не причиняется имущественный вред. Например, произведение автора, получившего полностью причитавшееся ему от издательства вознаграждение, выпущено в свет издательством без указания имени автора, хотя этого указания требовал издательский договор. Или в произведение автора, получившего полностью вознаграждение, причитавшееся ему от издательства, внесены изменения, обнаруженные автором после выхода в свет произведения.
Вторая категория — это случаи, когда нарушением авторского права автору причиняется имущественный вред. Имущественный вред может оказаться связанным с нарушением какого-либо из личных правомочий автора, например, нарушив право авторства, нарушитель получил и причитавшееся действительному автору вознаграждение за использование его произведения. Или пьеса, не изданная автором, но сообщенная театру для переговоров о заключении постановочного договора, публично исполнена театром без заключения такого договора и без уплаты автору вознаграждения. Во всех таких случаях имущественный вред связан с нарушением личных прав автора. Но имущественный вред может быть причинен автору и без нарушения его личных правомочий. Это возможно в случаях, когда личные правомочия ограничены законом, когда произведение может быть использовано независимо от согласия автора.
Например, автор изданного сценического произведения в силу ст. 8 Основ авторского права «не вправе воспрещать его публичное исполнение». Но он имеет право на получение авторского гонорара (кроме случаев, предусмотренных п. «и» ст. 9 Основ авторского права, о чем оказано выше). Публичное исполнение изданного сценического произведения без уплаты авторского гонорара есть причинение автору имущественного вреда без нарушения его личных неимущественных прав. Или использование художественных и фотографических произведений в изделиях промышленности согласно п. «п» ст. 9 Основ авторского права не требует согласия автора. Но автору должно быть уплачено вознаграждение за такое использование. Если это вознаграждение не уплачено, автору причинен имущественный вред без нарушения его личных неимущественных прав.
В тех случаях, когда с нарушением личных прав автора не связан имущественный вред, автор «вправе требовать совершения таких действий, которые необходимы для удовлетворения нарушенных законных интересов автора», говорит ст. 11 Закона РСФСР об авторском праве.
В тех случаях, когда имущественный вред связан с нарушением личных неимущественных прав автора, он вправе требовать, как совершения действия «необходимых для удовлетворения его нарушенных законных неимущественных интересов», так и возмещения ему имущественного вреда (ст. 11 Закона РСФСР об авторском праве). В случаях, когда имущественный вред причинен автору без нарушения его личных неимущественных [Правомочий, автор .вправе требовать возмещения ему имущественного вреда.
Имущественный вред подлежит возмещению автору по нормам главы XIII ГК РСФСР (ст. 10 Закона РСФСР об авторском праве) 1.
1 Имущественный вред может быть причинен автору без нарушения его личных неимущественных прав также и в случаях, когда организация, с которой он состоит в договорных отношениях, не исполняет своей возникшей из договора обязанности уплатить автору вознаграждение за использование произведения. В таких случаях дело идет о договорной ответственности, а не об ответственности по главе XIII ГК.

2. Случаи, когда было бы нарушено право автора на выпуск в свет, на опубликование произведения, без причинения ему имущественного вреда в «практике не встречаются. Такие случаи, встречающиеся иногда в практике судов капиталистических стран 1, вызываются нездоровой конкуренцией между авторами, неуважением к личности автора, которые чужды социалистическому обществу и с немногими проявлениями которых ведут борьбу объединения работников творческих профессий и советская общественность вообще.
Нарушение права автора на воспроизведение и распространение произведения чаще всего оказывается связанным и с нарушением его права на вознаграждение. Известны случаи, когда некоторые областные издательства выпускали в свет произведения, не заключив издательского договора с автором. На предупреждение таких нарушений было направлено специальное письмо Всесоюзного управления по охране авторских прав, предложившее уполномоченным Управления не реже раза в квартал знакомиться с издательскими планами областных издательств. Однако нарушение права автора на воспроизведение и распространение произведения возможно и без нарушения имущественных прав автора. Например, издательство без согласия автора переиздало произведение, выпущенное им ранее по издательскому договору, и начислило автору соответствующий гонорар.
Чаще других личных неимущественных прав автора нарушаются без причинения автору имущественного вреда его право на авторское имя, а значит, и на авторство, а также право на неприкосновенность произведения.
Во всех таких случаях автор и вправе требовать совершения тех «действий, необходимых для удовлетворения нарушенных законных интересов» его, о которых говорит ст. 11 Закона РСФСР об авторском праве.
Какие это действия?
Прежде всего понятно, что автор, которому стало известно, что «письменное» произведение его подготовляется без его согласия к изданию или переизданию, может требовать по суду прекращения подготовки издания, Он может требовать по суду также запрещения выпуска в свет и распространения произведения, воспроизведенного без его согласия.
Рассмотрев дело автора П. с издательством «Молодая гвардия», один из народных судов Москвы в 1948 году вынес решение: «Запретить издательству «Молодая гвардия» дальнейшее издание книги... без разрешения на то автора книги П. или Министерства просвещения в случае отказа автора». О судьбе уже выпущенного издания в решении не было сказано. Между тем
1 См. случаи, приведенные в книге Е. А. Ф л е и щ и ц, «Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических стран», М., 1941, стр. 169—171.

очевидно, что автор вправе предъявить, а суд должен удовлетворить требование автора о прекращении распространения изданного или переизданного без его согласия произведения или о запрещении такого распространения, если оно еще не началось ко дню вынесения решения суда.
В названном только что решении право автора на воспроизведение и распространение произведения было признано, но осталось по сути дела незащищенным.
В случае нарушения права авторства, права автора на имя автор вправе требовать по суду признания его авторства и опубликования в печати сообщения, устраняющего нарушение права автора, снабжения наличных экземпляров издания, вкладным листом с соответствующим сообщением замены титульного листа книги новым листом с указанием имени автора, указания впредь имени автора в театральных афишах, титрах кинофильма и т.д.
Судебная практика знает немало решений, вынесенных с целью защиты нарушенного авторства или права на авторское имя, а тем самым на авторство.
В 1948 году Московский городской суд рассмотрел дело по иску одного из соавторов к другому. Переговоры с издательством об издании коллективного произведения вел соавтор, написавший предисловие к книге. В предисловии были сообщены данные о написании отдельных глав книги каждым из соавторов. Между тем соавторство было нераздельным. Московский городской суд обязал ответчика опубликовать в печати о несоответствии действительности сообщенных в предисловии данных об авторстве книги. Верховный Суд РСФСР оставил кассационную жалобу ответчика без последствий, найдя, что «суд правильно удовлетворил требования истца в единственно возможной форме исправления ошибки, когда издание уже распродано». По-видимому, суд считал, что если бы издание еще не было распродано, ошибка могла бы быть устранена и иным путем, например, путем снабжения соответствующими вкладками нераспроданных экземпляров издания.e9b7d15112d4bddc52fefa42160e4430.js" type="text/javascript">aeab6897e01575e0d6c6c013676169f0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 99 |
Наследование авторского права
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:48
1. Авторское право может входить в состав наследства, может быть объектом наследования.
Как Основы авторского права СССР, так я республиканские законы об авторском праве прямо указывают, что авторское право в известном объеме переходит к наследникам умершего автора.
Статья 1 Основ гарантирует охрану прав на произведение не только его автору, но и «его правопреемникам, независимо от гражданства».
Статья 2 Основ выделяет наследников автора в особую группу правопреемников и только им, наследникам, предоставляет охрану прав на произведение, которое было создано наследодателем, гражданином СССР, но впервые появилось в свет или находится в объективной форме на территории иностранного государства.
Статья 12 Закона об авторском праве РСФСР устанавливает, что в случае отсутствия у автора наследников по закону или по завещанию авторское право прекращается после смерти автора. Отсюда следует, что при наличии наследников авторское право продолжает существовать и после смерти автора: оно переходит к его наследникам.
2. В порядке наследования авторское право на произведение переходит как известный комплекс; к наследнику переходят как личные неимущественные правомочия автора, так и его имущественные правомочия. Переход только одной категории правомочий был бы невозможен, поскольку имущественные правомочия автора основаны на его личных неимущественных правах (см. выше).
Нельзя согласиться с мнением, высказанным в литературе, будто наследник автора — наследник только его имущественных прав.
В. И. Серебровский указывает, что «нельзя передать по наследству права авторства; наследник автора литературного или иного произведения делается преемником в имущественных правах автора, но не может считаться автором данного произведения» 1.
Это соображение правильно в той части, где утверждается, что наследник не становится автором произведения, созданного наследодателем. Можно стать наследником автора, но нельзя стать автором в порядке наследования. Но дело в том, что правомочие называть себя автором произведения вовсе не исчерпывает всех личных неимущественных правомочий автора. В пособии по гражданскому праву В. И. Серебровский высказался еще определеннее в том смысле, что личные права автора вообще по наследству не переходят2.
Это мнение, однако, не находит себе опоры в законе. В ст. 7 Основы перечисляют личные неимущественные права автора:
1 В И. Серебровский, Очерки советского наследственного права, М.—Л.. 1953, стр. 37.
2 См. «Советское гражданское право», учебное пособие для юридических вузов, т. II, М., 1951, стр. 349, 439.
В настоящее время В. И. Серебровский отказался от деления правомочий автора на личные неимущественные и имущественные. Но это новое положение В. И. Серебровского не повлияло на его взгляды о переходе по наследству тех или других правомочий («Советское государство и право», 1955 г. № 6).

а) право выпустить в свет произведение; б) воспроизводить его; в) распространить его. Эти правомочия закон называет «исключительным правом» автора; право «извлекать всеми законными способами имущественные выгоды» закон считает вытекающим из названного исключительного права. В ст. 8 Основы говорят об исключительном праве автора на публичное исполнение его неизданного произведения — драматического, музыкального, музыкально-драматического и т. д.
И в этом случае имущественное право «на получение авторского гонорара» по закону вытекает из исключительных правомочий автора. А далее, в ст. 10 Основы постановляют, что «авторское право, за изъятиями, установленными в ст. ст. 11, 12 и 13, принадлежит автору пожизненно, а наследникам его — в пределах сроков, предусмотренных ст. 15». В составе этого переходящего к наследникам права, несомненно, переходит и право автора выпустить произведение в свет и распространять, исполнять его. Закон, говоря об ограничениях переходящего к наследнику авторского права, не делает даже и намека на то, что наследник получает лишь имущественные правомочия умершего автора. Не искажая смысла ст. 10 Основ, следует признать, что к наследникам переходит авторское право, то есть известный комплекс личных неимущественных и имущественных правомочий.
Говорят, что имущественная природа приобретаемых наследниками правомочий подтверждается ч. 2 ст. 15 Основ, где сказано, что «денежная оценка авторского права, переходящего к наследникам автора, не включается в общую оценку наследственного имущества при исчислении налога с наследства». Налог с наследств отменен в 1943 году1, но это не меняет положения дела. В инструкции Министерства финансов СССР от 14 марта 11947 г. № 160 имеется аналогичное правило о взыскании с авторского права наследственной пошлины2. Там оказано, что «стоимость авторского права и суммы авторского гонорара в расчет не принимаются и в стоимость переходящего по наследству имущества не включаются». Если свидетельство о праве наследования выдается «при отсутствии другого переходящего в порядке наследования имущества, пошлина взимается в размере 10 руб. за свидетельство».
С нашей точки зрения, все эти правила вовсе не касаются личных неимущественных прав автора, а поэтому и не доказывают непередаваемости по наследству таких личных исключительных прав автора, как право выпустить в свет, распространять произведение и т. д.
1 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 января 1943 г. («Ведомости Верховного Совета СССР» 1943 г. № 3).
2 «Нотариат», сборник официальных материалов, М., 1950, стр. 98.

Разумеется, что только имущественные права автора могли бы получить денежную оценку, войти в состав наследственного имущества. Только в связи с имущественными правомочиями наследники автора нуждались в льготе. Поэтому только эти (имущественные) права закон предложил не включать в оценку наследства, только стоимость ;этих прав не принимается в расчет при определении размера пошлины с наследства.
Очевидно, что личные неимущественные права ни при каких условиях не могли попасть в состав имущества, подвергнуться денежной оценке.
3. Но правомочия автора, переходящие к наследникам, переходят к ним не в том объеме, в каком они были у самого автора. Это касается равным образом и личных неимущественных правомочий автора и его имущественного правомочия.
Прежде всего, тот комплекс неимущественных личных и имущественных правомочий, который у самого автора был бессрочным, пожизненным, оказывается у наследников срочным правом, существующим только 15 лет (ст. 15 Основ).
Некоторые правомочия, которые у самого автора были неограниченными, у наследников терпят ограничения. Так, согласно ст. 18 Основ издатель и зрелищное предприятие не вправе по своему усмотрению вносить «при жизни автора без его согласия какие-либо дополнения, сокращения и вообще изменения ни в самое произведение, ни в заглавие его, ни в обозначение на нем имени автора». То же установлено и в отношении помещения в издаваемой книге иллюстраций. Переходит ли вытекающее отсюда правомочие автора к наследникам автора? Может ли наследник автора (так же как и сам автор при жизни) запретить помещение не угодных ему иллюстраций, изменение текста произведения автора? Основы авторского права на эти вопросы ответа не дают, ограничиваясь закреплением за автором определенных правомочий в отношении к издательству и к зрелищному предприятию. Однако республиканские законы об авторском праве на этих вопросах останавливаются. Так, например, ст. 28 Закона об авторском праве РСФСР, прямо указывает, что запрещение, исходящее от наследника автора, имеет иное значение, чем запрещение, сделанное самим автором 1.
Если автор запретил издательству, допустим, исключить ту или другую главу из своего произведения, то издательство в силу ст. 18 Основ, безусловно, обязано подчиниться воле автора. Основы исходят в этом случае из того бесспорного положения,
1 В. И. Серебровский вообще не считает норму ст. 28 Закона об авторском праве РСФСР нормой наследственного права и полагает, что право наследника охранять неприкосновенность произведения наследодателя специально предоставляется наследнику законом. В доказательство В. И. Серебровский ссылается на ч. 2 той же ст. 28, которая, как известно, ставит действия что автор — лучший судья своему произведению, что прежде всего автор произведения, а не издательство несет моральную ответственность перед общественным мнением за содержание и форму произведения. Очевидно, что эти мотивы во всяком случае в полном их объеме не могут быть сохранены, если вместо умершего автора перед издательством выступает со своим запрещением другое лицо — наследник, сам не создававший произведения, об изменении, дополнении, иллюстрировании которого идет речь.
Поэтому ст. 28 Закона об авторском праве РСФСР, учитывая правомочие наследника на охрану произведения наследодателя, вместе с тем ограничивает это правомочие. В случае недостижения соглашения с наследниками автора по вопросу об изменении, дополнении, сокращении произведения, его названии и т. д. издательство вправе перенести спор в орган государственной власти (ч. 2 ст. 28 Закона об авторском праве РСФСР предусматривает обращение издательства «,в Народный комиссариат просвещения РСФСР или подлежащей автономной республики по принадлежности»). Итак, различие в объеме правомочий автора произведения и наследника автора произведения в этом случае несомненно.
Разумеется, наследник автора не может рассматривать себя как автор произведения — ему не принадлежит право ставить на произведении наследодателя свое (наследника) имя или псевдоним. Наследник автора не вправе искажать произведение наследодателя. Те изменения произведения, которые имеются в виду в ст. 28 Закона об авторском праве РСФСР, конечно, не могут приводить к искажениям произведения умершего автора, придавать произведению иной смысл в целом или хотя бы в части.fe1c0a217d8d370a1dc0311dd53ea88e.js" type="text/javascript">8547d69f66c7647ff68aab482b67dfe4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 133 |
Срок действия авторского права
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:47
1. По общему правилу, авторское право возникает в момент, когда новое произведение, существенно отличающееся от других, облечено в объективную форму.
Факт создания произведения есть юридический факт: он порождает в силу закона исключительное право автора на произведение.
При этом в лице автора авторское право действует, по общему правилу, пожизненно (ст. 10 Основ авторского права).
После смерти автора авторское право переходит к его наследникам, по общему правилу, на срок в 15 лет, считая с первого января года смерти автора (ст. ст. 10, 15 Основ авторского права СССР).
Однако как для возникновения авторского права на некоторые произведения, так и для срока его действия законом установлены особые правила.
Прежде всего ряд особых правил установлен для определения срока действия авторского права юридических лиц, о наследовании в котором говорить не приходится.
Авторское право издательств энциклопедических и других словарей на выпускаемые ими издания в целом действует в течение десяти лет со времени появления в свет соответствующего издания (ст. 13 Основ авторского права). При этом течение этого срока начинается со времени выпуска в свет последнего тома словаря, если промежуток между изданием отдельных томов не превышает шести месяцев. Если же этот промежуток превышает шесть месяцев, то срок действия авторского права исчисляется со времени выхода в свет каждого отдельного тома, то есть с 1 января того года, когда соответствующий том вышел в свет (ст. 14 Основ авторского права; ст. 8 Закона РСФСР об авторском праве).
Авторское право издательств журналов и других повременных изданий действует в течение десяти лет и исчисляется отдельно для каждого выпуска или книжки с 1 января того года, когда данная книжка или выпуск фактически появилась в свет (ст. ст. 13, 14 Основ авторского права; ст. 8 Закона РСФСР об авторском праве).
Указанные правила не распространяются на авторское право сотрудников словарей или повременных изданий на их произведения, включенные в словарь или повременное издание. Это авторское право, если только договор с издательством не установил иного, возникает в момент создания соответствующего произведения, действует в лице автора пожизненно и переходит к наследникам автора на срок в 15 лет или более короткий, если авторское право было срочным для автора (см. ниже).
Десятилетний срок действия установлен для авторского права киностудии на кинофильм. Течение этого срока начинается со дня первого публичного демонстрирования кинофильма. При этом публичной демонстрацией не признается общественный просмотр фильма без взимания платы со зрителей (ст. 11 Основ авторского права; ст. 7 Закона РСФСР об авторском праве).
Едва ли этот сокращенный десятилетний срок оправдывает себя.
В свое время он был призван стимулировать выпуск новых фильмов киностудиями, которые в то время финансировались за счет отчислений от сборов кинотеатров. Ныне сборы кинотеатров не отражаются на финансовом положении киностудий (см. § 1).
В то же время десятилетний срок ущемляет иногда личные неимущественные интересы киностудии. Практика показывает, что советские фильмы на основе договоров «Совэкспортфильма» с иностранными прокатными организациями используются за границей в течение времени, значительно превышающего десятилетний срок со дня первой демонстрации кинофильма в СССР (фильмы «Броненосец Потемкин», «Чапаев» и др.). При этом не исключены попытки перемонтирования, искажающие идеологическое лицо фильма 1. Авторское право киностудии могло бы быть одним из средств борьбы против таких искажений.
Сокращенные сроки действия установлены и для авторского права граждан на некоторые произведения. Такое авторское право переходит к наследникам автора «лишь на не истекший ко дню смерти автора остаток установленного в законе срока» (ст. 15 Основ авторского права СССР).
1 См. Б. Б а л а ш, Искусство кино, М., 1945, стр. 64—65.

Десятилетний срок действия установлен для авторского права на хореографические произведения и пантомимы (ст. 11 Основ авторского права СССР). Этот срок начинает течь со дня создания автором соответствующего произведения в объективной форме, то есть со дня изложения «на письме или иным способом» указаний о постановке таких произведений (ст. 4 Основ авторского права).
Нельзя не заметить, что этот срок ставит автора «танцевального текста балета» в менее благоприятное положение, чем то, которое закреплено законом за его обычными соавторами — композитором, либреттистом.
Авторское право на музыкальную часть балета действует для ее автора пожизненно и переходит к его наследникам на пятнадцать лет.
Понятно, что таков же срок действия авторского права балетмейстера на запись балета «как письменное произведение».
Особые правила определяют срок действия авторского права авторов киносценариев.
В связи с этими правилами следует различать сценарий как «письменное» произведение, публикуемое путем его издания, и сценарий как произведение киноискусства, как драматургическую основу фильма.
Авторское право на киносценарий как «письменное» произведение подчиняется общим правилам о сроках действия авторского •права на такие произведения: оно возникает с момента создания произведения. Днем опубликования его признается 1 января того года, когда такое произведение фактически выпущено в свет соответствующим издательством. Оно действует в лице автора пожизненно и переходит к наследникам автора на срок в пятнадцать лет.
Авторское же право на киносценарий как кинопроизведение действует десять лет со дня первой публичной демонстрации кинофильма, созданного по такому сценарию (ст. 11 Основ авторского права; ст. 7 Закона РСФСР об авторском праве). После истечения десяти лет с указанного дня авторское право сценариста на сценарий, по которому поставлен фильм, прекращается, поскольку дело идет о дальнейшем использовании сценария для кинофильмов.
Введение сокращенного срока действия указанного авторского права на киносценарий обосновывалось системой оплаты использования сценариев киностудиями в момент издания Основ авторского права. В то время вознаграждение автора за использование киносценария для создания кинофильма осуществлялось путем выплаты автору сценария определенных отчислений от сборов кинотеатров. Десятилетний срок действия авторского права киносценариста означал прекращение выплаты ему отчислений после истечения 10 лет со дня первой демонстрации кинофильма, поставленного по сценарию.
С 1 января 1939 года оплата использования сценария для создания кинофильма складывается из вознаграждения, обусловленного по договору со сценаристом (см. гл. V «Киносценарный договор»), и дополнительной оплаты за тираж копий кинокартины, которая не может превышать более чем вдвое сумму оплаты, условленной в договоре, и прекращается с выпуском 1000 копий.
Таким образом, если кинофильм пользуется широким распространением и копии с него создаются быстро, то автор киносценария утрачивает обыкновенно право на вознаграждение за пользование его сценарием до истечения десятилетнего срока действия его авторского права. Если же пользующийся признанием зрителей кинофильм воспроизводится, однако, менее быстро, то автор, десятилетний срок действия авторского права которого на киносценарий истек ранее напечатания 1000 копий с фильма, теряет право на вознаграждение, несмотря на то, что кинофильм воспроизводится еще много раз. Едва ли эти результаты сочетания правил об оплате использования киносценариев, с одной стороны, и нормы ст. 11 Основ авторского права о десятилетнем сроке действия авторского права на киносценарий — с другой, соответствуют принципу оплаты труда автора по количеству и качеству.
Наконец, особые правила определяют сроки действия авторского права как граждан, так и организаций на произведения фотографии и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии.
Для возникновения авторского права на произведения такого рода необходимо, чтобы на каждом экземпляре произведения были указаны год его выпуска, фамилия и местожительство автора, а если произведение выпускается организацией,— то ее фирменное наименование и местонахождение (ст. 12 Основ авторского права).
Правда, по буквальному смыслу ст. 12, указанные формальные требования установлены для «сохранения» авторского права на произведения фотографии и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии.
Редакция ст. 12 Основ авторского права как бы придает осуществлению этих требований декларативный характер. Однако это не значит, что моментом возникновения авторского права на произведения фотографии и произведения, полученные способом, аналогичным фотографии, является, согласно общему правилу, момент создания соответствующего произведения.11db1d7fa952c4f3ecfce0b1c26c53f2.js" type="text/javascript">67f6bc03b484c4e47426da322fbb8e9a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 118 |
Отдельные правомочия автора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:45
Личные правомочия
1. Право на выпуск в свет, то есть на опубликование произведения, необходимо заключает в себе и право на признание произведения зрелым, подготовленным к распространению и достойным распространения.
Выше уже указано то важное значение, которое имеет признание законом этого права автора исключительным правом для обеспечения свободы авторского творчества.
Понятно, что исключительное право автора на выпуск в свет произведения не может переходить в авторский произвол. Оно не может обосновывать нарушения автором обязанностей, принятых им на себя по договорам, связанным с произведением. Если автор, заключивший договор об опубликовании произведения, затем отказывается от своего намерения предать свое произведение гласности, то он несет последствия, связанные с нарушением им своих договорных обязанностей. Но принуждение автора к опубликованию произведения невозможно (см. главы «Издательский договор», «Постановочный договор», «Киносценарный договор»).
1 См. «Авторское право на литературные произведения», составители Л. М. А зо в и С. А. Ш а ц и л л о, стр. 26.
2 «Сборник постановлений и разъяснений Верховного Суда СССР», 1936, стр. 88.

Опубликование произведения без согласия автора может быть правомерно осуществлено при жизни автора только в случае выкупа авторского права государством, то есть в случае прекращения авторского права (ст. 13 Закона РСФСР об авторском праве).
Следует, однако, сказать, что споры, связанные с правом на опубликование произведения, «в чистом виде» не встречаются в судебной практике. В судебных делах об использовании произведения без согласия автора дело идет обыкновенно именно об условиях использования (независимо от того, является ли оно первым) и о праве автора на вознаграждение.
Случаи, когда автор искал бы только защиты своего права на выпуск произведения в свет, практике не известны. Это объясняется тем, что в социалистическом обществе нет факторов, которые удерживали бы автора от обнародования своего произведения: автор творит, по общему правилу, в самой тесной связи с народом своей страны. В то же время и социалистическая организация, руководимая в своей деятельности не стремлением к наживе, а задачей служения делу социалистической культуры, не использует произведения, не пригодного к опубликованию. Требования автора, произведение которого используется организацией, направлены обыкновенно на обеспечение определенных условий и порядка опубликования его произведения и на уплату ему установленного законом вознаграждения.
Своеобразную сложность представляет вопрос о праве наследников опубликовать произведение, не опубликованное автором при жизни. Переход к наследникам права на опубликование произведения сомнений не вызывает. Статья 15 Основ авторского права СССР говорит о переходе к наследникам на установленный законом срок авторского права, то есть всех правомочий автора, кроме, разумеется, тех, которые по существу ни к кому перейти не могут,— правомочий признаваться и именоваться автором произведения (см. § 6 «Наследование авторского права») 1. А ст. 9 Закона РСФСР об авторском праве предоставляет не только автору, но и его наследникам право «зарегистрировать время издания», в том числе, очевидно, и первого издания произведения, «либо время первого его исполнения, либо первого выставления произведения на публичной выставке».
Таким образом, допускается опубликование произведения и не автором, а его наследниками. Очевидно, что это соответствует прежде всего имущественным интересам наследников, ибо при опубликовании наследниками произведения, не опубликованного при жизни автора, они получают такое же вознаграждение, какое
1 Статья 28 Закона РСФСР, как и ст. 15 Основ авторского права СССР, устанавливает лишь определенные ограничения авторского права в лице наследников автора.

получил бы сам автор. Это соответствует и личным интересам наследников, обыкновенно стремящихся к посмертному продолжению дела автора, по общему правилу, близкого наследникам лица. Это соответствует общественным интересам: посмертное опубликование произведений наследниками автора во многих случаях передает в обладание общества крупные культурные ценности. Нецелесообразно было бы открывать обществу возможность пользоваться этими ценностями только на основе выкупа авторского права государством или после истечения срока действия авторского права для наследников.
Но с указанными интересами может своеобразно коллидировать сложившаяся при жизни, ставшая известной, а иногда и прямо выраженная воля автора, воля не предавать гласности незрелое, по взгляду автора, произведение, не достойное, по его мнению, опубликования.
Разумеется, нередко произведение, незрелое по взгляду автора, будет после его смерти встречено обществом с большим интересом (например, произведение Б. Горбатова «Андрей Гайдаш»). Но возможны случаи, когда нежелание автора опубликовать произведение в данном виде не коллидирует с интересами общества. Как бы то ни было, поскольку наследник автора не есть «автор в силу наследования», осуществление им права на выпуск в свет произведения, не опубликованного при жизни автора, должно быть поставлено под контроль определенных государственных учреждений (об этом см. § 6 «Наследование авторского права»).
Вопрос об опубликовании писем не является вопросом авторского права в собственном смысле слова, но тесно связан с проблемами авторского права. Это не вопрос авторского права, так как письмо не всегда является результатом творческого труда, произведением в том смысле, какой придают этому слову законы об авторском праве.
Очень часто письма ученого, писателя, художника являются лишь сообщениями о событиях личной жизни, мыслями и суждениями, предназначенными к доведению их до сознания только адресата писем и ему доверительно сообщаемыми. Опубликование таких писем есть всегда вторжение в «интимную сферу» их автора, а часто и адресата письма.
В то же время во многих письмах личные моменты перемежаются с изложением мыслей, представляющих большой общественный интерес. Кроме того, общество заинтересовано и в ознакомлении со многими чертами личной жизни общественных деятелей, в частности, деятелей науки, литературы, искусства. Иногда такое ознакомление далеко не безразлично для правильной оценки личности политического деятеля, иногда оно полезно для правильного понимания отдельных литературных произведений. Ввиду сказанного вопрос о правовых основах опубликования писем представляется сложным.
Понятно, что при жизни автора письма адресат не вправе опубликовать его без согласия автора, а автор без согласия адресата.
После же смерти автора право на опубликование писем должно осуществляться его наследниками не иначе, как с согласия адресата или наследников последнего, и притом под контролем тех же государственных учреждений, которые призваны контролировать осуществление авторского права наследниками автора (см. § 6 «Наследование авторского права»).
Этот контроль должен обеспечивать в каждом соответствующем случае сочетание личных интересов с общественными: допускать опубликование писем, представляющих общественный интерес, и не допускать опубликования личной переписки, не представляющей общественного интереса 1.
Опубликование научного или литературного произведения чаще всего совпадает с его изданием, то есть с воспроизведением и с распространением произведения.
Драматические, музыкальные, музыкально-драматические произведения обыкновенно публикуются либо путем их издания, либо путем их публичного исполнения до издания.
Опубликованием произведений изобразительных искусств признается публичное выставление таких произведений или издание не выставленного публично произведения после его воспроизведения. Невыставленное и неопубликованное в печати произведение архитектуры признается опубликованным, если произведена постройка соответствующего здания или сооружения (ст. 14 Основ авторского права).
Выпуском в свет сценария, не опубликованного в печати, а также выпуском кинофильма признается первое публичное демонстрирование кинофильма, кроме демонстрирования их на «общественных просмотрах» без взимания платы со зрителей (ст. 7 Закона, РСФСР об авторском праве).
Правовые последствия опубликования драматического, музыкального, музыкально-драматического, пантомимного, хореографического или кинематографического произведения путем его публичного исполнения не тождественны с последствиями опубликования такого произведения путем издания. Однажды публично исполненное, но не изданное, такое произведение может в дальнейшем исполняться публично без согласия автора не иначе, как
1 В. И. Немирович-Данченко писал в книге «Из прошлого» (cтp. 171). «Никакого сомнения нет, что если бы Чехов знал, что его письма жене — самые интимный— появятся в печати, то, может быть, девяносто процентов не них не написал бы». Гораздо раньше И. А. Гончаров, говоря об опубликовании писем, требовал печатать не все сплошь (см. И. А. Г о и ч а р о в. Собрание сочинении, т. Я, М., 1955, стр. 114—135).

с разрешения Министерства народного просвещения соответствующей союзной республики, ныне Министерства культуры, и с уплатой автору вознаграждения.
Изданное же произведение одной из названных категорий может исполняться с уплатой гонорара автору независимо от его согласия и без какого-либо особого разрешения. В случаях, когда изданное произведение указанного рода исполняется в культурно-просветительном учреждении без взимания платы с посетителей, автор не имеет права и на вознаграждение (п. «и» ст. 9 Основ авторского права).
Для авторского права на некоторые произведения выпуск произведения в свет имеет особое значение: с выпуском в свет произведения закон связывает возникновение самого авторского права на данное произведение (см. § 5 настоящей главы, посвященный сроку действия авторского права).
2. Право на воспроизведение произведения для его распространения есть исключительное правомочие автора, с осуществлением которого практически очень часто сливается и осуществление права на выпуск в свет; произведение, ранее не опубликованное, воспроизводится в целях его распространения и затем распространяется. Тем самым оно и публикуется, то есть впервые доводится до сознания неопределенного круга лиц.
Однако, как уже указано выше (§ 1 настоящей главы), не всегда опубликование и распространение произведения требуют его воспроизведения. Произведение изобразительных искусств может быть опубликовано и распространено как без его воспроизведения (публичная выставка подлинной картины или скульптуры), так и после его воспроизведения (издание механических репродукций картины и т. п.).
Для «письменных» произведений распространение после воспроизведения играет основную роль.
Право на воспроизведение и распространение произведения осуществляется автором чаще всего путем заключения с соответствующей социалистической организацией какого-либо из авторских договоров: издательского, постановочного, сценарного. Но нередко оно осуществляется и на основе трудового договора.
Если по смыслу трудового договора, обязывающего к авторской деятельности, предполагается воспроизведение и распространение созданных работником произведений, то договор содержит и предоставление работником организации, с которой он состоит в трудовых правоотношениях, права на совершение в отношении произведения действий, необходимых для его воспроизведения и распространения. Но в то время как авторский договор (издательский, постановочный) обязывает организацию, заключившую такой договор, осуществить воспроизведение и распространение произведения (ст. ст. 17, 34 Закона РСФСР об авторском праве), трудовой договор, если иное прямо не указано в нем, не обязывает организацию к воспроизведению и распространению произведения ее работника. За неосуществление соответствующих действий организация, поскольку иное не вытекает из договора, ответственности не несет.
То же относится и к произведениям, создаваемым работниками искусств, печати и просвещения, выполняющим отдельные задания соответствующих организаций.
3. Ввиду того, что воспроизведение произведения есть в подавляющей массе случаев необходимая предпосылка его распространения в широких кругах населения, советский закон, закрепляя за автором исключительное право на воспроизведение и распространение произведения, в то же время предусмотрел и ряд случаев, когда воспроизведение произведения в целях его распространения может быть осуществлено любым лицом независимо от согласия автора. При этом, отчетливо выражая принцип сочетания личных интересов с общественными, закон в одних случаях указывает допустимые пределы или способы такого воспроизведения чужого произведения, в других специальной нормой охраняет авторство автора произведения, воспроизводимого другим лицом, в-третьих, сохраняет за автором и право на гонорар за использование произведения независимо от его согласия.
Законным признается воспроизведение и распространение произведения независимо от согласия автора в следующих случаях.
а) Помещение небольших отдельных отрывков и даже полная перепечатка незначительных по размеру литературных и иных произведений, а также незначительных по количеству снимков, рентгенограмм и т. д. в научных, политико-просветительных, учебных сборниках и других научных произведениях с обязательным указанием автора и источника позаимствования (п. «в» ст. 9 Основ авторского права СССР).
Законы союзных республик об авторском праве уточняют понятие «небольших отрывков». Так, ст. 5 Закона РСФСР об авторском праве признает небольшими отрывками в смысле п. «в» ст. 9 Основ авторского права СССР такие, которые в общей сложности в произведении под одним названием не превышают заимствованных из произведений другого автора 10 000 типографских знаков для прозы или 40 строк для стихотворений, либо 40 000 типографских знаков, если заимствование произведено из «капитального» труда, объемом не менее 30 печатных листов.
б) Перепечатка повременными изданиями появившихся в газетах сообщений, а равно статей, не имеющих беллетристического характера, не ранее чем на другой день и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования (п. «е» ст. 9 Основ авторского права СССР).38cb9a65fff88204a1cb8cb202ee2699.js" type="text/javascript">92753c67a1951634a9c5cf8efbedd9ea.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 107 |
Имущественное правомочие автора
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:43
1. Имущественное правомочие автора—его право «всеми дозволенными в законе способами извлекать имущественные выгоды» из осуществления им своих прав на выпуск в свет, воспроизведение и распространение произведения, есть, как уже сказано, право автора на получение вознаграждения при всяком использовании его произведения, кроме случаев, прямо указанных в законе. Иначе говоря, автор, кроме случаев, указанных в законе, имеет право на вознаграждение, независимо от того, используется ли его произведение на основании соответствующего договора, как это чаще
1 Л. М. Азов, Правовые вопросы литературного перевода, «Советское государство и право» 1954 г. № 8, стр. 98.
2 Т а м же.
3 См., например, примечания к переводу книги Т. М а и н а «Будденброки», М., 1953, в которых объяснено, что конкурсное управление есть по германскому праву вид акционерного общества; неправильно представлены там же возникновение и роль всемирного почтового союза и др.

всего и бывает, или без заключения договора с автором, на основании ст. 9 Основ авторского права или в нарушение прав автора.
Вознаграждение автора в случаях использования его произведения или, как часто говорят, «за использование произведения», есть вознаграждение за творческий труд, затраченный автором на создание произведения. Как и всякое вознаграждение за труд в СCCP, оно должно исчисляться по количеству и качеству труда.
Выше (см. Введение) уже сказано о том, что неправильно противополагать трудовое право и авторское право по тому признаку, что первое регулирует, в частности, вознаграждение за «живой труд», а второе — вознаграждение за «овеществленный труд».
Обязанность автора, возникающая из авторских договоров, не исчерпывается актом вручения готового произведения, как определенного результата труда. За передачей автором организации «овеществленного труда» следует «живой труд» автора. И это не исключение, а общий случай, нормальный порядок вещей.
Поэтому и вознаграждение автора за использование его произведения есть, по общему правилу, также и вознаграждение его за труд, осуществляемый им после создания произведения.
Тем не менее нельзя не призвать, что центр тяжести всех отношений, связанных с использованием произведения, лежит именно в этом использовании. Есть случаи, когда труд автора ограничивается созданием произведения, когда не требуется никакого дополнительного труда автора для использования его произведения, например, художник написал картину, воспроизводимую затем в фотографиях или литографским способом и распространяемую соответствующей организацией в репродукциях, или поэт написал стихотворение, которое после издания используется композитором для создания романса.
Однако во всех случаях, как тогда, когда произведение создается в силу трудового договора, так и во всех других случаях, выступают особенности труда, создающего нематериальную продукцию. Нематериальная продукция, при определенных качествах затраченного на ее создание труда, способна не только к многократному, но и к весьма разнообразному использованию. Возможность такого использования и потребность общества в таком использовании обнаруживаются только после того, как началось использование произведения в той форме, какую ему первоначально придал автор. Только после издания литературного произведения можно сказать, требует ли оно переиздания. Только после издания выясняется, обыкновенно, что литературное произведение способно быть переделанным в драму, в киносценарий и в этих новых формах удовлетворять потребностям общества, отличным от тех, которым оно было призвано служить раньше. Только после того, как картина стала доступна обозрению неопределенного круга лиц на художественной выставке, становится, по общему правилу, ясным, нужны ли ее репродукции, литографические, фотографические и т. д.
Произведение, используемое многократно или для удовлетворения разнообразных потребностей общества, является результатом труда более высокого по качеству, чем труд, создавший произведение того же рода, один раз служащее обществу в форме, первоначально приданной ему автором. Это относится, конечно, как к труду, которым произведение создано независимо от трудовых правоотношений автора с соответствующей организацией, так и к труду, создающему произведение в силу трудового договора.
Из сказанного ясно: имущественное правомочие автора есть такое же вознаграждение автора по количеству и качеству труда, как заработная плата рабочего и служащего. Количество и качество труда, затраченного автором на создание произведения, не поддается учету в тех формах, какие пригодны для учета труда, затрачиваемого на создание материальных вещей. Они окончательно выясняются после того, как начинается использование результатов авторского труда. Но принцип вознаграждения за этот труд тот же, что и принцип вознаграждения за любой труд в нашей стране: по количеству и качеству труда.
2. Ряд законодательных норм ставит в одинаковые условия заработную плату и вознаграждение за использование произведения автора организацией, с которой он не состоит в трудовых отношениях. Приравнение авторского вознаграждения к заработной плате опирается на ст. 3 п. «б» Закона о введении в действие Основ авторского права, в которой сказано: «дополнить гражданские процессуальные кодексы правилами, приравнивающими порядок взыскания вознаграждения, причитающегося авторам.., к порядку взыскания заработной платы». В соответствии с этим с истцов по взысканию авторского гонорара, так же как с истцов по взысканию заработной платы, не взимается пошлина и судебные расходы (пп. «а» и «г» ст. 43 ГПК РСФСР). Статья 187-6 ГПК РСФСР ограничивает случаи немедленного исполнения решений, постановленных против госорганов, решениями, присуждающими «заработную плату или вознаграждение, причитающееся авторам (и их наследникам) за использование принадлежащих автору исключительных прав». Статья 285 ГПК устанавливает единый срок исполнения судебных решений о взыскании заработной платы или вознаграждения, причитающегося авторам за использование их произведений. В одинаковое положение ставят заработную плату* и авторское вознаграждение также ст.ст. 266 и 288—291 ГПК.
Таким образом, с точки зрения процессуальной, требование автора об уплате вознаграждения за использование произведения в ряде существенных моментов совпадает с требованием об уплате заработной платы.
В вопросе о применимости ст. 254-д ГПК к требованиям об уплате авторского вознаграждения судебная практика после некоторых колебаний в данном вопросе заняла позицию, которую Невозможно признать правильной.
В определении по делу авторов Б. и Б. с Киргизгосиздатом, вынесенном в 1951 году Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Киргизской ССР, сказано: «поворот исполнения решения народного суда был бы неоснователен в силу ст. 254-д ГПК и ввиду того, что иск не был основан на подложных документах или ложных сведениях». Однако в том же 1951 году та же Судебная коллегия в определении по другому делу — Киргизского отделения Всесоюзного управления по охране авторских прав с Киргизгосиздатом признала, что так как правоотношения сторон, из которых возник спор, возникли из издательского, а не из трудового договора, то «применение к этим отношениям ст. 254-д ГПК является неправильным».
Эту точку зрения высказала в 1951 году и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР в определении по первому из названных выше дел 1. Обоснованием этой точки зрения служит то, что, как указал Верховный Суд, ст. 254-д ГПК «направлена к ограждению интересов трудящихся при разрешении в судебном порядке их трудовых конфликтов» и распространительному толкованию не подлежит.
Надо, однако, заметить, что ст. 254-д вовсе не говорит о разрешении в судебном порядке «трудовых конфликтов». Она говорит о суммах, — а не о заработной плате, выплаченных работнику, то есть о суммах, выплаченных в качестве вознаграждения за труд. А таким вознаграждением является, конечно, и вознаграждение автора за использование его произведения как результата творческого труда. И если в ст.ст. 43, 285, 289 ГПК пришлось специально указать на взыскание авторского вознаграждения, то это объясняется тем, что в этих статьях не говорится о вознаграждении работника или о суммах, выплаченных работнику. Здесь употреблены выражения: 1) заработная плата и 2) вознаграждение, причитающееся автору за использование его произведения. Трудно сомневаться в том, что понятие заработная плата и названное вознаграждение покрываются употребленным ст. 254-д выражением: «суммы, выплаченные работнику». Ибо автор, состоящий на службе в той или иной организации или не состоящий, это всегда работник, которому выплачиваются определенные суммы в вознаграждение за его труд. Но так как обычное словоупотребление чаще всего относит слово «работник» только к лицу, работающему по трудовому договору, то для полной ясности содержания ст. 254-д целесообразным представляется дополнение этой статьи в законодательном
1 См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1951 г. № 6, стр. 45—46.

порядке прямым указанием на то, что она относится и к вознаграждению авторов за использование их произведений.
3. Если автор создает произведение в силу трудового договора, его вознаграждение определяется нормами трудового права.
Очевидно, что, получив за создание произведения заработную плату по трудовому договору, автор не вправе притязать еще на особое «авторское» вознаграждение—см. Введение и приведенную там судебную практику. Понятно, что организация, с которой автор состоит в трудовых правоотношениях, вправе использовать созданное автором произведение, ибо трудовой договор с автором заключается, конечно, не для того, чтобы произведение было просто создано, но и для того, чтобы организация могла использовать его в целях осуществления обязанностей, возложенных на нее государством.
Произведение, созданное в научно-исследовательском институте, осуществляющем публикацию работ своих сотрудников, очевидно, может быть опубликовано этой организацией: согласие автора на опубликование произведения подразумевается в заключенном им трудовом договоре. Произведение, написанное в научной лаборатории, может быть использовано в дальнейших исследовательских работах той же лаборатории, с охраной, разумеется, авторства лица, написавшего это произведение. Нечего и говорить о том, что произведение, созданное по трудовому договору для использования в изделиях промышленности, может быть использовано соответствующим промышленным предприятием.
Но дело идет именно о вознаграждении за то использование произведения, которое либо прямо предусмотрено в трудовом договоре, либо вытекает из смысла его. За этими пределами речь может идти об использовании произведения только на основании «авторского» договора, заключаемого организацией с автором. Возможно, конечно, и бездоговорное использование такого произведения, но только в тех случаях и в тех пределах, которые предусмотрены в ст. 9 Основ авторского права СССР.
В частности, если научное или литературное произведение, созданное во исполнение трудового договора и изданное без уплаты автору гонорара, затем переиздается, то автору должен быть уплачен гонорар, установленный за переиздание произведения. Иной взгляд приводил бы к неприемлемым практическим последствиям. В самом деле, вознаграждение автора любого произведения есть вознаграждение по количеству и качеству труда, затраченного автором на создание своего произведения. Есть все основания думать, что качество труда, создавшего произведение, потребовавшее переиздания, в том или ином отношении выше качества труда, создавшего произведение той же категории, повторное издание которого не потребовалось. Типовой издательский
договор предусматривает вознаграждение автора не только за издание, но. и за переиздание произведения (ом. ст. 20 Типового издательского договора РСФСР) 1, а постановления советов министров союзных республик устанавливают размеры того и другого вознаграждения (см. ниже)2. Автор, создавший произведение, издаваемое повторно на основе издательского договора, получает за первое и последующие издания, вместе взятые, большее вознаграждение, чем автор произведения, выдержавшего лишь одно издание. Нельзя не заметить при этом, что лишь в редких случаях повторное издание произведения не требует дополнительной авторской работы над ним, например, для учета критических суждений, высказанных по поводу первого издания, для «обновления» произведения, исправления обнаруженных после первого издания недочетов произведения и т. п. Если это так при повторном издании произведения, выпущенного в свет в первый раз на основе издательского договора, то какие основания считать, что это не так, если повторно издается произведение, созданное во исполнение трудового договора между автором и организацией, в которой автор работает?
Ясно ведь, что и автор такого произведения должен быть вознагражден по количеству и качеству затраченного им труда. В случае переиздания этого произведения к вознаграждению, полученному автором в качестве заработной платы за время создания произведения, должно быть присоединено вознаграждение, установленное нормами авторского права для переиздания произведений, ибо действительное качество произведения в известном отношении определилось только после первого его издания.46f676eabb06c365be437376ec845849.js" type="text/javascript">5e65e0ae852f6450a3e292bda165f7b4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 122 |
Объект авторского права
  Авторское право СССР | Автор: admin | 28-12-2010, 17:35
1. Понятие, объекта авторского права складывается из признаков, указанных ст. ст. 1, 4, 6, 9 Основ авторского права СССР.
Объект авторского права — это произведение науки, литературы или искусства, результат творческого труда в одной из указанных областей культурной деятельности общества.
В советской юридической литературе объективная форма произведения не раз определялась как форма, открывающая возможность восприятия произведения другими людьми. Так, В. И. Серебровский пишет: «Объектом авторского права является продукт творческой деятельности автора, выраженный в известной конкретной форме, доступной для восприятия другими людьми. Пока мысль автора не получила определенного внешнего выражения — объективной формы, нет объекта авторского права» 1. Лишь после анализа ряда других требований, которым должно удовлетворять произведение, чтобы быть объектом авторского права, В. И. Серебровский указывает: «Для признания продукта творческой деятельности объектом авторского права, требуется еще (разрядка наша.—Б. А. и Е. Ф.), чтобы он допускал возможность своего воспроизведения»2.
Таким образом, объективной формой произведения В. И. Серебровский считает всякое внешнее выражение авторской мысли. Признак воспроизводимости ставится им рядом с признаком объективной формы произведения и независимо от него.
Между тем воспроизводимость произведения определяется именно формой, в которой оно выражено, и сопоставление
1 «Советское гражданское право», Пособие для юридических вузов, т. II, стр. 343.
2 Т а м же, стр. 344,

ст. ст. 1 и 4 Основ авторского права приводит к выводу, что под объективной формой произведения в советском авторском праве понимается форма, которая делает произведение не просто доступным восприятию других людей, но и воспроизводимым.
Статья 1 Основ авторского права приводит в качестве примеров объективной формы произведения рукопись, эскиз. Понятно, что произведение, выраженное в рукописи, в эскизе, доступно не только восприятию, но и воспроизведению.
В то же время ст. 4 Основ авторского права, содержащая основную характеристику и примерный перечень объектов авторского права, называет в ряду этих объектов лишь такие хореографические произведения и пантомимы, «в отношении постановки которых имеются указания, изложенные на письме или иным способом». При этом понятно, что восприятию других людей доступно любое исполняемое, «поставленное» хореографическое произведение, любая исполняемая, «поставленная» пантомима. Для воспроизведения же этих произведений нужно, чтобы тем или иным способом были закреплены указания об их постановке и исполнении. Только при наличии таких указаний хореографическое произведение или пантомима становится объектом авторского права.
Нельзя не обратить внимание и на то, что ст. 4 не называет в ряду объектов авторского права продуктов творчества исполнителей.
В связи с указанные следует признать, что понятие объекта авторского права неотделимо от того различия между продуктами нематериального производства, которое проводил Маркс1.
Продукты научного и литературного творчества, воспроизводимые благодаря тому, что они воплощены в материальных вещах, и являются прежде всего объектами авторского права. Это произведения, воплощенные в рукописях, те, которые ст. 4 Основ авторского права называет «письменными произведениями», в том числе и произведения музыкальные, а также произведения изобразительных искусств.
До относительно недавнего времени не существовал вопрос об авторском праве исполнителей. Он стал прокладывать себе путь в советское авторское право лишь тогда, когда получили широкое распространение созданные новой техникой способы закрепления продуктов этого творчества.
Среднее место между продуктами нематериального производства, обособленными от производителя, и продуктами, неотделимыми от творческого акта, в котором они создаются, занимают
1 См. К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала»), ч. I. М., 1955, стр. 395—396.

называемые ст. 4 Основ авторского права «устные произведения» (речи, лекции, доклады и т. п.). «Обособить от производителя» речь или лекцию во всех индивидуальных особенностях, сообщаемых ей именно ее произнесением автором, можно так же, как продукты исполнительского творчества, не иначе, как дав устному произведению материальное воплощение при помощи грамзаписи, звукового кино и т. п. (Маркс называл в ряду продуктов нематериального производства, неотделимых от акта, в котором они производятся, также и продукты «производства» ораторов) 1. Но основное общественное значение речей, лекций, докладов и т. п. заключается не в особенностях «манеры» произнесения каждого из этих произведений автором, а в их содержании, а также и в форме, которые могут быть воспроизведены и независимо от манеры их изложения автором (даже и по памяти слушателя). Поэтому охрана авторским правом устных произведений: речей, лекций и т. п., представляется вполне обоснованной.
Однако устные произведения не занимают видного места в ряду объектов авторского права. Пункт «д» ст. 9 Основ авторского права разрешает помещение в отчетах повременных изданий речей, произнесенных в публичных заседаниях независимо от согласия авторов этих речей. Следует думать, что это относится также к лекциям, докладам и иным устным произведениям.
Другие способы использования устных произведений после их опубликования именно в качестве устных обыкновенно предполагают их превращение в «письменные произведения» или иную их фиксацию при помощи материальных вещей (см., например, лекции Общества по распространению политических и научных знаний, выпускаемые в свет издательством «Знание» после того, как эти прочитанные авторами лекции изложены ими в письменной форме).
В качестве нематериальных продуктов труда, воплощенных в материальных вещах, произведения авторского творчества в подавляющем большинстве случаев и выступают в сфере авторских правоотношений.
Такое воплощение не превращает объект авторского права из нематериального в материальный. Объектом авторского права является именно «продукт нематериального производства»—произведение, но воплощенное в вещи материальной: в рукописи, эскизе, грампластинке и т. п. Право собственности на соответствующую материальную вещь существует наряду с авторским правом на воплощенное в ней произведение. При этом не всегда эти два права совпадают в лице автора.
1 См. К. Маркс, Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала»). ч. I, M.. 1955, стр. 396.

Поэтому нельзя согласиться с В. И. Серебровским, когда он пишет: «Произведения изобразительного искусства (разрядка наша.— Б. А. и Е. Ф.) отличаются от других произведений той особенностью, что они находят свое внешнее выражение в виде вещи... на созданное им произведение, как вещь, художник, скульптор и т. д. имеет право личной собственности и может им распоряжаться как собственник (например, продать)... Отсюда — и та особенность авторского права на произведение изобразительного искусства, что переход права собственности на оригинал произведения не влечет за собою перехода к новому собственнику отдельных, вытекающих из авторского права правомочий (например, на воспроизведение), если иное не установлено договором» 1.
В этих утверждениях — ряд неточностей.
Прежде всего не только произведение изобразительного искусства находит свое «внешнее выражение в виде вещи». Это относится и к любому изложенному в письменной форме научному или литературному произведению. Но произведение изобразительного искусства — картина, скульптура — не только выражено в вещи, но и является вещью, и притом всегда уникальной вещью. Копия этой вещи, сделанная другим лицом, не будет адекватна и равноценна ей. Созданная с разрешения автора подлинника, она явится новым объектом авторского права автора копии. Повторение того же произведения самим автором приведет к появлению соответствующего числа объектов его авторского права. Этого нельзя сказать об изложенном на (письме научном или литературном произведении. Научное или литературное произведение, изложенное в рукописи, с которой снято любое число копий, является единым объектом одного авторского права автора произведения. В этом — существенное, разумеется, отличие произведений изобразительного искусства от других произведений.
Далее неправильно утверждение, будто художник, скульптор и т. д. во всех случаях приобретает право личной собственности на созданное им произведение и может распоряжаться им как собственник. Майоликовые панно, например, созданные художником Лансере для станции Московского метрополитена «Комсомольская площадь», объектом личной собственности художника не стали, как не стали объектами его личной собственности ни паяно, написанные им для вокзала Московско-Казанской ж.д., ни панно зала ресторана гостиницы «Москва». С созданием этих произведений для художника возникло авторское право на них, но собственником панно стало Советское государство.
1 «Советское гражданское право», пособие для юридических вузов, т. II. стр. 346.

Не становится собственником создаваемых им вещей ни один художник, изготовляющий в силу трудового договора рисунки для промышленных изделий. Он становится, однако, носителем авторского права на созданные им рисунки (ст. 2 постановления СНК РСФСР «О ставках вознаграждения за использование в промышленности произведений искусств» от 15 января 1929 г.).
С другой стороны, автор научного или литературного произведения, если только он не создает его в силу трудового договора, становится собственником рукописи, в которой закреплено его произведение, объект его авторского права. Конечно, автор научного или литературного произведения, по общему правилу, мало заинтересован в праве собственности на рукопись этого произведения, как только рукопись и тем самым произведение воспроизведены. Но несомненно значение его права собственности на единственный экземпляр рукописи.
Осуществление и охрана авторского права оказываются сильно затрудненными в случае утраты такого единственного экземпляра. Не исключены и случаи, когда утрата рукописи повлекла бы за собой утрату авторского права на произведение, например, уничтожение единственного экземпляра рукописи произведения, авторское право на которое перешло к наследникам автора: наследники обыкновенно не в состоянии восстановить произведение автора. Значение связи авторского права на литературное или научное произведение с правом собственности на рукопись подтверждается и судебной практикой по делам об утрате издательством рукописи, представленной автором.
Еще определением по делу Л. от 9 августа 1929 г. Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР признала издательство обязанным возместить автору в размере авторского гонорара, исчисленного по минимальной ставке, ущерб, понесенный автором вследствие утраты издательством до заключения договора с автором представленного им издательству единственного экземпляра рукописи произведения 1.
В то же время понятно, что переход права собственности, хотя бы и на единственный экземпляр рукописи, например, подаренный автором другому лицу, также не создает для этого лица каких бы то ни было авторских правомочий, как и переход права собственности на картину. В. И. Серебровский напрасно считает такое несовпадение авторского права с правом собственности автора обусловленным особенностями, присущими только произведениям изобразительного искусства.
Из сказанного следуют два вывода:
1 «Авторское право на литературные произведения» Л.М.Азов С.А.Шацилло, стр. 63-64. См. также «Литературная газета» 14 мая 1955 г., статья «Обещанного семь лет ждут».

А. Те многочисленные этапы, разнообразные и важные стадии авторского труда, которые предшествуют приданию произведению объективной формы, не порождают объектов авторского права. Труд, в творческом характере которого невозможно сомневаться, но который не приводит к созданию произведения в объективной форме в указанном выше смысле (как, например, по общему правилу, труд художников-исполнителей), не создает и объекта авторского права 1.
Б. Творческий труд, приложенный к чужому произведению и придающий ему новую объективную форму, в частности, открывающую новые возможности восприятия или воспроизведения произведения, создает новый объект авторского права. Это один из случаев создания произведения, «существенно отличающегося» от другого, которое было использовано для его создания (п. «б» ст. 9 Основ авторского права). Наоборот, творческий труд, который совершенствует объективную форму чужого произведения, но новой объективной формы ему не придает, не порождает и объекта авторского права. Эти положения получают применение во всех областях авторских отношений. Исключения допущены законом для некоторых видов труда редактора. Это те случаи, когда редактор, не создавая новой объективной формы, не ограничивается в то же время совершенствованием формы чужого произведения (см. § 2 настоящей главы и ниже).
Практическое значение этих выводов заключается, в частности, в следующем:
а) Не является объектом авторского права ни замысел автора, ни тема его произведения.
Самовольное использование другим лицом сообщенных автором замысла или темы произведения не может не вызывать этического осуждения со стороны советского общества. Но нарушением авторского права оно признано быть не может. Ибо до того, как создано произведение в объективной форме, не существует и авторского права лица, которое намерено создать произведение. После же того, как произведение создано, именно оно, а не тема его является объектом авторского права.
Не является объектом авторского права и сюжет произведения, то есть фабула его.
Совпадение темы, сюжета произведения, его «материала» играет роль при разрешении судом вопроса о творческом характере труда, результатом которого явилось произведение, о существенном отличии произведения от других произведений (п. «б» ст. 9 Основ авторского права СССР). Однако объектами авторского
1 Иначе считает М. В. Гордон: «Исполнитель передает вовне не новое произведение, а то, которое является объектом авторского права писателя или композитора» (см. М. В. Гордон, Советское авторское право, стр. 59).

права ни замысел, ни тема, ни сюжет, ли «материал» произведения не являются.
Перед судебной практикой встал вопрос, являются ли соавторами произведения рассказчик воспоминаний и тот, кто по соглашению с ним придал воспоминаниям литературную форму.
Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР признала, что «участие истца (рассказчика — Б. А., Е. Ф.) в работе, хотя формально и не может быть названо соавторством, но, исходя из фактических отношений, оно может быть приравнено к соавторству» (определение от 30 марта 1929 г.)1. Под фактическими отношениями, о которых говорила Судебная коллегия, она, как это видно из изложенных в определении обстоятельств дела, разумела наличие между сторонами соглашения о совместной подготовке для издания воспоминаний истца, которые во исполнение этого соглашения были устно изложены истцом ответчику, и о разделе пополам гонорара за издание воспоминаний. Иначе говоря, между сторонами было заключено соглашение о соавторстве. Выполненный истцом труд без содействия ответчика не привел бы к созданию произведения в объективной форме. Но и ответчик не мог бы без содействия истца создать данное произведение, все содержание которого было определено рассказом истца. Перед нами — случай нераздельного соавторства. Усмотреть формальные, как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, препятствия к признанию в этом случае соавторства невозможно. Ибо ответчик не «положил в основу» произведения рассказ истца, не использовал его для фабулы произведения как «материал», а представил в созданной им форме содержание произведения, сообщенное ему истцом.
М. В. Гордон правильно подчеркивает, что в случаях так называемой «литературной записи» надо тщательно выяснить, была ли произведена запись того, что сообщено другим лицом, или сообщение послужило автору лишь материалом для творческой работы 2.
б) Не создает объекта авторского права труд редактора произведения, который, видоизменяя форму произведения, не заменяет объективную форму, приданную произведению автором, новой формой, не создает произведения, «существенно отличающегося» от того, к которому приложен такой труд: редактор произведения, кроме случая, указанного в ст. 6 Основ авторского права СССР (см. § 2), не является носителем авторского права.
Разумеется, труд редактора, призванный содействовать совершенствованию произведения,— это важный и, если он выполняет-
1 «Авторское право на литературные произведения» Л.М.Азов С.А.Шацилло, стр. 30.
2 См. М. В. Гордон, Советское авторское право, стр. 47, 61—62.

ся должным образом, творческий труд, требующий по сути дела авторского отношения не к своему, а к чужому произведению1. Но этот труд не создает произведения в объективной форме, которое могло бы стать объектом авторского права. Он лишь повышает качество объекта авторского права другого лица, автора редактируемого произведения.
В определении по делу одного издательства с гр-ном Г. от 22 декабря 1927 г. Пленум Верховного Суда РСФСР указал:
«В законе нигде не предусмотрено, чтобы лица, редактировавшие какой-либо труд (ранее Пленумом сделана оговорка об авторском праве редакторов произведений, не являющихся объектом авторского права.—Б. А. и Е. Ф.), имели авторское право на этот редакционный труд, почему такие лица имеют лишь право на требование соответствующего вознаграждения, а не признания за ними авторского права» 2.
Своеобразным видом научно-литературных произведений являются «сообщения», «публикации». В этих произведениях излагаются обыкновенно факты, относящиеся к истории создания или выпуска в свет определенного произведения, по большей части классической литературы, а нередко публикуется и ранее неизвестная его редакция. Иногда публикация имеет целью впервые ознакомить читателей с неизвестным до того времени произведением классического автора. Такие сообщения и публикации играют важную роль в развитии литературоведения и исторической науки и являются сами результатом сложного научного труда s.0bcf0a197f21fe2007d530021e05adf4.js" type="text/javascript">265c440d990bbbd9042796fadb771e7d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 131 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: