Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Собирание, исследование и оценка доказательств деятельного раскаяния -2
 (голосов: 0)
  Деятельное раскаяние в совершенном преступлении | Автор: admin | 22-06-2010, 11:28
Нередко изменение показаний подозреваемого, обвиняемого, проявившего деятельное раскаяние, может быть связано с допуском защитника к участию в деле. Допрашиваемый, чувствуя определенную психологическую поддержку защитника, более уверенно ведет себя на допросах, иногда упорно отстаивает ложную линию поведения. Учитывая это обстоятельство, следователь должен более тщательно подготовиться к допросу, продумать до мелочей его план. Он должен быть готов реагировать на непредвиденные варианты хода допроса, в совершенстве владеть тактическими приемами, методами воздействия на допрашиваемого. Следователю надо иметь в виду, что и адвокат готовится к допросу и также вырабатывает тактику защиты. После допроса подозреваемого, обвиняемого защитник с разрешения следователя может задавать подзащитному вопросы. Однако характер, содержание и тон задаваемых вопросов должны отвечать требованиям допустимости и законности. Некоторые следователи, в частности, не обладающие достаточным опытом, в таких ситуациях нередко теряются и своевременно не пресекают постановку недопустимых вопросов, заведомо направленных на изменение показаний обвиняемого. К числу таких вопросов, которые могут быть поставлены защитником и должны быть отведены следователем, относятся: а) наводящие;
б) подсказывающие или перечисляющие возможные ответы и конкретную линию поведения; в) ухудшающие положение другого обвиняемого; г) направленные на изменение обвиняемым правдивых показаний на ложные;
д) раскрывающие данные предварительного следствия, не известные обвиняемому;
е) направленные, по существу, на производство повторного допроса;
ж) содержащие неверную информацию.
Если перечисленные вопросы уже поставлены защитником, то следователь обязан отвести их, занести в протокол, указав основания отвода (ст. 51 УПК РСФСР).
Успех допроса подозреваемого, обвиняемого с участием защитника во многом зависит от того, сможет ли следователь установить нормальный контакт не только с допрашиваемым, но и с его адвокатом. Отношения с защитником должны быть деловыми, профессиональными, корректными и этичными.
Защитник может обратиться к следователю с ходатайством прекратить допрос и предоставить ему свидание с подозреваемым, обвиняемым наедине. Подобная ситуация в законе не предусмотрена. Следователь вправе отказать в предоставлении свидания, однако обвиняемый может прекратить давать показания, и тогда следователь будет вынужден прервать допрос. В таком случае лучше отложить выяснение вопроса, вызвавшего требование защитника о немедленном свидании, и продолжить допрос по другим обстоятельствам дела, а после его окончания предоставить свидание.
В целях проверки деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого и получения правдивых показаний в ходе допроса должны изучаться и использоваться положительные качества этого человека, которые, разумеется, есть у каждого. Особенно эффективным это является в случаях, когда допрашиваемый не слишком упорно отрицает факты, находится на грани их признания и для этого требуется лишь какой-то толчок. И здесь допрашиваемому целесообразно еще раз напомнить значение деятельного раскаяния. Его следует убедить в том, что он сам и его близкие могли также пострадать от такого преступления, стать потерпевшими, и ему нужно согласиться, что наказание, предусмотренное законом за совершенное им преступление, справедливо.
Следователь может использовать и другие тактические приемы допроса подозреваемого, обвиняемого с целью получения правдивых показаний, например: выяснение и тщательное, подробное описание всех деталей по каждому конкретному обстоятельству дела; проведение повторных дополнительных допросов по одним и тем же вопросам с целью уточнения и закрепления тех или иных обстоятельств дела; фактор внезапности; создание напряженности и ее снятие в ходе допроса с целью усиления психологического контакта с допрашиваемым. В ряде случаев целесообразно воспользоваться его эмоциональным, стрессовым состоянием.
Эти тактические приемы должны быть направлены на углубление в сознании раскаивающегося чувства нравственного самоосуждения, сожаления о содеянном, желания активно содействовать раскрытию и расследованию преступлений, выявлению всех обстоятельств, имеющих значение для дела.
Основной формой психологического воздействия на допрашиваемого является убеждение, которое должно быть направлено на то, чтобы показать ему бесперспективность сокрытия истины.
По групповым уголовным делам в большинстве случаев каждый из соучастников, с одной стороны, боится дать показания первым, а с другой -опасается, как бы его не опередили соучастники. Следователь в данной ситуации должен нейтрализовать опасения подозреваемого, обвиняемого «быть первым» и в то же время усилить тревогу за возможное «опоздание» с чистосердечным раскаянием. При этом необходимо учитывать личные качества и роль каждого из участников в различных эпизодах преступной деятельности.
Когда подозреваемый, обвиняемый отказывается от дачи показаний, от признания своей вины и раскаяния в содеянном, неоднократно меняет или дает ложные показания, следователю необходимо использовать такие тактические приемы, которые побудили бы допрашиваемого пересмотреть свою позицию и дать искренние показания.
Вместе с тем не следует надеяться на какой-то один или несколько тактических приемов допроса, которые автоматически привели бы допрашиваемого к правдивым показаниям и раскаянию. Такие приемы должны применяться в комплексе.
На практике у начинающего, неопытного следователя нередко возникают трудности и проблемы в отношении того, как и какими конкретно методами и приемами в той или иной ситуации проверить, что подозреваемый, обвиняемый дает правдивые показания, что он раскаялся в содеянном, не оговаривает себя и других лиц. Обычно следователь, стремясь получить правдивые показания, прибегает к таким приемам, как разъяснение подозреваемому, обвиняемому содержания ст. 75 УК РФ о деятельном раскаянии, обращает его внимание на отрицательные последствия совершенного преступления, необходимость загладить причиненный вред, на то, что способствуя раскрытию и расследованию преступления, он будет иметь основания для освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания.
На наш взгляд, такого простого набора стандартных приемов явно недостаточно для того, чтобы доказать, что допрашиваемый действительно глубоко переживает о совершенном преступлении и его последствиях, раскаивается в содеянном, дает искренние, правдивые показания, а также для того, чтобы убедить в необходимости таких действий. Это особенно проявляется в следственных ситуациях, связанных с самооговором, оговором других лиц, ложным раскаянием, неоднократным изменением показаний, а также по групповым и многоэпизодным уголовным делам и делам, связанным с организованной преступностью. По названным категориям уголовных дел следователь должен владеть комплексом обобщенных наукой и практикой специальных приемов и методов, побуждающих виновного к проявлению деятельного раскаяния, психологических приемов доказывания и исследования его истинности или ложности.
К числу таких приемов относятся; форсированный или замедленный темп допроса, «инерция», отвлечение внимания, «выжидание», умение следователя создать впечатление о своей хорошей осведомленности, «вызов», использование «слабых мест» в психике допрашиваемого, «легенды», выяснение причин (мотивов), обусловливающих ложные показания, и принятие мер к их устранению, использование внутренних противоречий в показаниях подозреваемого, обвиняемого для уличения его во лжи и изменения позиции, использование противоречий между сведениями, сообщенными допрашиваемым, и имеющимися в деле доказательствами для устранения ложных показаний, использование неожиданных или косвенных вопросов, предъявление доказательств с их нарастающей силой или их совокупности и т.д.
Среди множества различных приемов следователь сам должен выбрать нужные ему с учетом следственных ситуаций, проверяемых версий и личности допрашиваемого. Производство допроса требует не только активного использования приемов, но и настойчивости, терпения и мастерства.
Тактика допроса подозреваемого существенно не отличается от тактики допроса обвиняемого. Однако в первом случае надо учитывать, что объем доказательств пока неполный, а некоторые из них до конца не проверены. К тому же недостаточной является информация, характеризующая личность подозреваемого. В то же время для подозреваемого допрос нередко содержит элементы неожиданности, у него меньше времени для выбора и обоснования ложной защитной позиции.
Тактические приемы, направленные на получение правдивых показаний подозреваемого, обвиняемого могут быть сопряжены с применением следователем так называемых «следственных хитростей» и «психологических ловушек», которые используются, как правило, опытными следователями и оперативными работниками. Однако эти термины, по нашему мнению, являются не совсем удачными, так как дают повод толковать их в том смысле, что следователь (или оперработник) пытается обойти закон, допустить отступления от норм нравственности и морали. Более правильным будет называть их «сложными приемами допроса».
В качестве наглядного примера можно привести дело, по которому был использован один из таких приемов. Обвиняемый в совершении ряда квартирных краж К. по одному из эпизодов - о краже у своих родственников, зная, что следователь не предъявил ему никаких доказательств, неоднократно менял свои показания: сначала признавал вину, раскаивался в содеянном, затем отказывался от этих показаний, оговаривал других лиц. Для изобличения и получения правдивых показаний у следователя не хватало лишь вещественного доказательства. В ходе допроса обвиняемого следователь достал из сейфа магнитолу, такую же, какая была похищена по данному эпизоду. При этом он стал наблюдать за поведением допрашиваемого и, обратив внимание на возникшие у последнего нервозность и беспокойство, неожиданно задал ему вопрос: «Сейчас Вы будете давать правдивые показания или нет?» Обвиняемый посчитал, что на столе у следователя похищенная им магнитола, изъятая у лица, которому он ее продал, и что теперь давать ложные показания ему нет смысла. Он назвал сумму, лицо, которому магнитола была продана, его адрес и подробно рассказал обо всех обстоятельствах кражи, а потом раскаялся и в совершении других преступлений. На основании этих показаний были собраны дополнительные доказательства, объективно подтверждающие его вину.
К «сложным приемам допроса» подозреваемого, обвиняемого можно отнести и такие, когда следователь, зная, что допрашиваемый оговаривает себя или других лиц, не мешает ему выговориться и впоследствии использует его отдельные «проговорки» и изобличает во лжи имеющимися доказательствами по делу; отвлекая внимание допрашиваемого на второстепенные детали, усыпив его «бдительность», на таком фоне следователь как бы ведет параллельный допрос, получая правдивые показания по интересующим его обстоятельствам дела.
В связи с тем, что использование следователем некоторых аналогичных приемов иногда может граничить с нарушением принципов морали и нравственности, возникает вопрос об их законности и допустимости, о праве следователя на необычные условия допроса и праве обвиняемого на защиту. По мнению ряда авторов, этот вопрос с точки зрения соблюдения нравственных принципов имеет определенную сложность . Другие еще более категоричны, считая, что применение указанных приемов следовало бы признать недопустимым с точки зрения нравственных принципов взаимоотношения людей, так как они свидетельствуют об отсутствии элементарного уважения к человеку .
На наш взгляд, применение подобных тактических приемов не только допустимо, но и желательно. Это диктуется необходимостью выполнения задач раскрытия преступлений, борьбы с ростом преступности, а также защиты законных прав и интересов потерпевших.
Само сабо разумеется, что применяя «сложные приемы допроса» подозреваемого, обвиняемого, как и при осуществлении всего процесса предварительного расследования, следователь не вправе отступать от принципов морали и нравственности, уважения к человеческому достоинству. Использовать такие приемы надо очень осторожно, умело и грамотно, чтобы исключить возможные случаи обратного эффекта, когда невиновное лицо в результате их применения признается в совершении преступления, которого фактически не совершало. По нашему мнению, чем большим опытом обладает следователь и чем выше его профессиональное мастерство, тем большим запасом знаний таких приемов он должен обладать и умело их использовать.
Особенно необходимы эффективные приемы для раскрытия преступлений, для изобличения самооговора и оговора других лиц, ложных показаний, а также по уголовным делам, по которым отсутствуют прямые доказательства, а наличия косвенных улик явно недостаточно для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности.
К сожалению, специальных обобщений «сложных приемов допроса», выработанных следственной практикой, не проводилось, а рекомендации по методике и тактике их применения до сих пор отсутствуют. В юридической литературе описаны лишь отдельные тактические приемы, применение которых в основном подвергается критике с точки зрения соблюдения нравственных принципов
Однако в уголовном судопроизводстве с помощью простых тактических приемов не всегда возможно установить истину. Это касается уголовных дел, связанных с организованной преступностью, групповыми, многоэпизодными преступлениями; сложных по доказательствам уголовных дел, а также дел, по которым обвиняемые дают ложные показания, неоднократно меняют их. Поэтому важность и необходимость для следователя «сложных приемов допроса» и доказывания трудно переоценить.
В следственных ситуациях, связанных с проверкой деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого, следователю необходимо не просто подробно и детально допросить его обо всех обстоятельствах дела, но и выяснить все источники доказательств, при помощи которых можно проверить Достоверность его показаний, объективность признания вины и проявленного раскаяния в содеянном. При этом не следует ограничиваться лишь фиксацией признания вины и раскаяния, наличием доказательств, имеющихся на данный момент расследования. Необходимо продолжать собирать все относящиеся к делу фактические данные, доказывать, что показания допрашиваемого и его раскаяние в совершении преступления не ложные, бесполезные, а правдивые.
Вместе с тем при доказыванин деятельного раскаяния нельзя недооценивать и важность показаний подозреваемого, обвиняемого, которые должны быть получены в ходе его допроса. В частности, при допросе подозреваемого, обвиняемого необходимо выяснить: 1)его отношение к совершенному преступлению;
2) причины и мотивы, побудившие проявить раскаяние;
3) какие конкретные действия он может совершить, чтобы подтвердить, что его заявление о раскаянии не является голословным;
4) все ли эпизоды и соучастники преступной деятельности названы им, а если не все, то по каким причинам;
5) носят ли его действия по предотвращению вреда, причиненного преступлением, добровольный характер;
6) согласен ли он добровольно принимать участие в раскрытии преступлений, изобличении соучастников, проведении следственных действий (проверке показаний на месте происшествия, проведении следственных экспериментов, очных ставок, опознаний, экспертиз, выдаче похищенного и орудий преступления и т.д.); 7) согласен ли он добровольно загладить вред, причиненный преступлением (принести публичные извинения потерпевшему, возместить материальный ущерб, а если из-за ареста или по другим причинам у него нет такой возможности, то кто из его близких и знакомых может оказать ему в этом содействие);
8) кому из родственников, близких, знакомых он рассказал о совершенном преступлении и желании явиться с повинной в правоохранительные органы, раскаяться в содеянном, загладить причиненный вред;
9) было ли ему известно до принятия решения о явке с повинной, что сведения о нем, как о лице, совершившем преступление, установлены органами внутренних дел или что он в безвыходном положении и все равно будет задержан, имел ли он возможность после этого скрыться;
10) правдивы ли его показания и соответствуют ли они действительности;
11) намерен ли он исправиться и в будущем не совершать преступлений.
Если подозреваемый, обвиняемый указывает место хранения похищенного, орудия взлома и других вещественных доказательств, то следователю необходимо провести неотложные следственные действия, которые подтвердили бы или опровергли данные им показания. К таким следственным действиям относятся обыск, выемка, допрос свидетелей, очные ставки.
Правдивость показаний подозреваемого, обвиняемого может быть исследована и путем проведения осмотров с его участием с целью проверки показаний на месте.
Обыск, выемка, очная ставка, следственный эксперимент могут проводиться в любой следственной ситуации, связанной с деятельным раскаянием подозреваемого, обвиняемого. Они могут как подтвердить, так и опровергнуть показания допрашиваемого лица. В процессе их проведения необходимо соблюдать определенные правила и тактические приемы. Так, на обыск или выемку следователь должен выезжать не один, а в сопровождении оперативных работников, с понятыми, которые могут быть приглашены и по месту его производства. Проводя обыск, следователь должен поручить специально выделенному для этой цели оперативному работнику вести наблюдение за действиями, жестами, мимикой и поведением подозреваемого, обвиняемого.
В отдельных случаях на направление поиска могут указывать условные знаки, телодвижения и т.п. действия обыскиваемого подозреваемого, обвиняемого, передаваемые членами его семьи. Их повышенная нервозность, проявляемая при приближении следователя к определенному объекту, и облегчение, испытываемое ими при удалении следователя от него, а также настойчивые уверения, что обыскиваемый объект не может служить тайником, должны настораживать проводящего обыск.
Нередко подозреваемый, обвиняемый при обыске или выемке добровольно выдает лишь небольшую часть похищенного. Учитывая это, следователь обязан продолжить обыск всех помещений и хранилищ.
Если обыск или выемка уже произведены, но изъято не все необходимое по делу, то целесообразно практиковать проведение повторных, более тщательных обысков и выемок. В ходе дальнейшего расследования могут быть получены новые данные, свидетельствующие о возможности нахождения у подозреваемого, обвиняемого предметов и документов, относящихся к вновь установленным эпизодам преступной деятельности. Нельзя не учитывать, что лицо, ранее подвергнутое обыску, полагая, что его жилище не является более предметом внимания следователя, может перенести туда объекты, обнаружение и изъятие которых являлось целью первоначального обыска.
При производстве обыска по месту работы подозреваемого, обвиняемого, а также в гостинице или общежитии обследованию подлежат предметы, находящиеся в пользовании обыскиваемого или являющиеся его собственностью. Следователь не вправе производить поисковые действия в отношении имущества других лиц, работающих или проживающих совместно с обыскиваемым. Он может лишь предложить этим лицам осмотреть свои вещи и сообщить, нет ли среди них искомых предметов.
Производство выемки во многом сходно с обыском. Однако, в отличие от обыска, выемка производится всегда в отношении конкретных, определенных предметов и документов в случаях, когда точно известно, где и у кого они находятся. При выемке нет необходимости производить поисковые действия.
Если подлежащие выемке предметы или документы под тем или иным предлогом не выдаются следователю, он вправе осуществить выемку принудительно. В случаях, когда эти предметы и документы скрываются заинтересованными лицами, вместо выемки производится обыск.
В следственных ситуациях, связанных с оговором подозреваемым, обвиняемым других лиц, самооговором, полным или частичным отказом от признания вины и раскаяния, а также в случаях изобличения подозреваемым, обвиняемым, проявившим деятельное раскаяние, других соучастников, не признавших свою вину, важным следственным действием является проведение очных ставок.
Очная ставка, как известно, состоит в поочередном допросе двух лиц, ранее допрошенных по одному и тому же факту, в присутствии друг друга, для устранения существенных противоречий, содержащихся в их показаниях. Целью очной ставки является выявление новых доказательств и проверка уже имеющихся.
Прежде чем проводить очную ставку, очень важно определить ее целесообразность на данный момент и возможные результаты, которые могут оказаться как положительными, так и отрицательными. Их необходимо предусмотреть. При этом нужно сориентироваться на использование показаний лица, проявившего деятельное раскаяние.
Так, в одном случае подозреваемый, обвиняемый, поняв бессмысленность своего запирательства, начнет давать правдивые показания; в другом -вспомнит детали событий и устранит из своих показаний ошибки; в третьем -оба участника очной ставки вскроют причины расхождения в своих показаниях. Возможны и такие варианты, когда противоречия могут остаться неустраненными или же оба, отказавшись от правдивых показаний, станут давать ложные.
На наш взгляд, не следует проводить очную ставку в последних двух случаях, а также когда один из участников очной ставки отказывается давать показания в присутствии другого, если противоречия в их показаниях не существенны или вообще отсутствуют и если, по мнению следователя, один из участников очной ставки, дающий правдивые показания, под влиянием другого участника может их изменить.
Проведение очной ставки требует тщательной тактической и психологической подготовки следователем подозреваемого, обвиняемого, дающего правдивые показания. Необходимо выяснить, будет ли он настаивать на своих показаниях на очной ставке с другим ее участником, который намерен утверждать обратное, насколько он уверен в своих показаниях, не изменит ли их под воздействием несознающегося.
Что касается допрашиваемого, не признающего свою вину, то иногда целесообразно проводить очную ставку неожиданно для него, так как внезапность, наличие веского доказательства, возможно, заставит его изменить свою позицию. В других случаях, когда обвиняемый боится изобличения на очной ставке, его можно предупредить о проведении такого следственного действия. Не исключено, что это побудит его к даче правдивых показаний, и тогда необходимость в проведении очной ставки отпадает.
Вместе с тем проведение очной ставки таит в себе опасность незаметной договоренности ее участников . Иногда достаточно одного взгляда, жеста, знака, чтобы передать нужную информацию. Для пресечения такой договоренности на очной ставке желательно присутствие кроме следователя второго сотрудника (следователя, начальника следственного отделения, надзирающего прокурора).
Тактическими приемами проведения очной ставки могут быть:
-предъявление доказательств с целью активизации памяти допрашиваемых, восстановления у них ассоциативных связей;
-детализация показаний участников очной ставки, обнаружение противоречий в них и установление причин этого;
-использование правдивых показаний ранее допрошенных лиц;
-производство очной ставки на месте происшествия;
-проведение повторной очной ставки.
Тактическими приемами, оказывающими психологическое воздействие на участников очной ставки, являются:
-использование фактора внезапности;
-временное сокрытие цели очной ставки;
-создание преувеличенного представления об объеме и значении собранных доказательств;
-приглашение на очную ставку лица, присутствие которого затрудняет дачу ложных показаний (родителя, педагога, надзирающего прокурора, законного представителя, защитника);
-предоставление возможности участникам очной ставки свободно выговориться, высказать взаимные претензии, в то же время не превращая очную ставку в ссору.
При проведении очной ставки следователь должен быть ее организатором, активным участником, направлять и контролировать ход ее проведения по намеченному им плану.
b2384b8f95352166ade825b93f24125b.js" type="text/javascript">984d7a7287089f42a51920459164943e.js" type="text/javascript">09345d6338b57c8df86feb3be4d21c15.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 306 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
СЧЕТЧИКИ: