Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
Где скачать справку 001 г с у? Где скачать справку 001 г с у?
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Структура и компетенция государственных органов -1
 (голосов: 0)
  Конституция СССР 1924 года | Автор: admin | 25-11-2010, 05:06
Образование СССР означало возникновение нового государства с соответствующим государственным механизмом. Поскольку Советский Союз объединял уже вполне сложившиеся республики, у него не было необходимости создавать всю систему государственных органов снизу доверху. Органы власти и управления Союза строились с учетом опыта, накопленного республиками, в особенности РСФСР. В силу этого их структура и организация были, в принципе, аналогичны республиканским.
Самым важным по значению и первым по времени возникновения стал орган, выражающий верховенство трудящихся, - съезд Советов Союза ССР.
Первый Всесоюзный съезд Советов явился лучшим проявлением преемственности органов Союза от органов российских. Как уже говорилось, по существу, его состав полностью совпадал с только что прошедшим Всероссийским съездом. И неудивительно: ведь на съезде Советов РСФСР были представлены делегаты от всех республик, которые вошли в состав Союза.
Правда, статус представителей республик на Х Всероссийском съезде Советов вызывает некоторые оговорки. Как уже отмечалось, на IХ Всероссийском съезде Советов союзные с ней республики были представлены как автономные, т.е. статус делегатов от Украины, Белоруссии, Закавказья не отличался от статуса собственно российских делегатов. Сложнее дело обстояло с представительством республик на Х съезде. Оно было двойственным. В литературе мы иногда можем встретить утверждения о том, что делегаты союзных республик и на Х Всероссийском съезде были равноправны с собственно российскими. Но есть и другое утверждение, что они были не равноправными участниками съезда, а лишь гостями, даже почетными гостями*(204).
Второе мнение представляется более убедительным, хотя бы потому, что решение Х Всероссийского съезда Советов "По докладу об образовании Союза Советских Социалистических республик" сформулировано как бы отстраненно, подчеркивая, что Россия стоит рядом с другими республиками, но уже отнюдь не над ними*(205). В то же время имеется одна любопытная деталь: на съезде присутствовали делегаты не только от республик, но и от Красной Армии, причем в большом количестве - 3,5% делегатов, т. е. больше, например, чем от Белоруссии (1,3%)*(206). Получается, что суверенитет-то суверенитетом, а армия всех республик единая.
Да и пространство СССР совпадало с совокупностью территорий его членов, как это и положено в союзном государстве. Поэтому даже нормы представительства были одни и те же: один делегат от 25 000 городских избирателей или от 125 000 сельского населения. Статья 9 Конституции Союза почти текстуально совпадает со ст. 25 Основного закона России. В Основном законе СССР есть только маленькое уточнение: в Российской Конституции говорилось лишь о городских Советах, а в Основном законе Союза также и о Советах "городских поселений". Таким образом, рабочие поселки и т. п., очевидно, изымались из сельской территории, то есть их жители приравнивались к городским, а не к сельским избирателям.
Характерно и другое сходство между конституциями. По идее, казалось бы, представительство сельского населения на Всесоюзном съезде должно бы идти от республик. Однако закон рассматривает в качестве высшей административной единицы не республику, даже там, где она маленькая, как, например, Белоруссия, а губернию, то есть точно так же, как было до сих пор и продолжало оставаться в России. Всесоюзный съезд Советов, следовательно, имеет дело, как уже отмечалось, не с республиками, а с гражданами.
В Конституции Союза нет специальной главы об избирательном праве. Союз опирается на избирательные системы республик, его членов, которые идентичны. Но для Союза важен порядок формирования его высшего представительного органа, который создается на базе республиканских избирательных систем. А эти системы, как помним, сложились в ходе Октябрьской революции и даже чуть раньше нее, будучи результатом творчества трудящихся масс. Соответственно, выборы на Всесоюзный съезд Советов проходили по принципу всеобщего для трудящихся избирательного права, то есть с исключением эксплуататоров и приравненных к ним лиц.
Любопытно, что социальный состав съезда отнюдь не соответствовал составу населения. При колоссальном превосходстве в стране крестьянства в числе делегатов на съезде крестьян было 26,8%. Рабочие занимали 44,4%, то есть значительно больше, чем их было в населении, что отражало идею диктатуры пролетариата. Интеллигентов среди делегатов было 28,8%, то есть больше, чем крестьян, и это в стране, где интеллигенция была тончайшим слоем*(207). Очевидно, что в числе интеллигентов значились разного рода служащие, советские и партийные, что вполне понятно и правомерно.
На II Всесоюзном съезде Советов социальный состав несколько изменился, но в небольших пределах: процент рабочих немного увеличился, а интеллигентов - сократился. Представители крестьян остались на прежнем уровне*(208). На III съезде процент рабочих в сравнении со вторым заметно упал (почти на 9 единиц), интеллигенции - вырос (на 5,5 единицы), крестьянство подросло на 3%. На следующих съездах все эти показатели колебались примерно в тех же пределах, вплоть до VII съезда включительно. Но для нас пока что важно одно, что, конечно, на Всесоюзных съездах Советов работали исключительно трудящиеся, несмотря на нэп. Нэпманы, как известно, были, разумеется, лишенцами, как и сельская буржуазия - кулаки.
От съезда к съезду росло количество делегатов. Поскольку нормы представительства оставались неизменными, то, очевидно, это вызывалось ростом населения страны. На первом съезде работало 2214 человек, на VII - 2562 делегата.
Эти данные соответствуют показателям роста населения. Трудно рассчитать представительность съездов по городам, но она ярко видна по сельскому населению. В 1922 году в Союзе зарегистрировано 114 100 000 сельского населения. Оно было представлено на съезде 444 делегатами. При известной норме представительства их должно было быть даже меньше - 424. Следовательно, вне зависимости от соотношения с рабочим классом и интеллигенцией крестьянство было представлено стопроцентно*(209), то есть выборы для него были по-настоящему всеобщими. Некоторая разница в реальных и должных результатах создавалась, очевидно, тем, что при регистрации возникала погрешность при определении социального статуса делегатов, поскольку понятия "крестьянство" и "сельское население" все-таки не всегда совпадают. И интеллигенция могла быть и городской, и сельской. Тем не менее можно сделать главный вывод, что выборы на Всесоюзный съезд Советов, как и на республиканские съезды, были действительно всеобщими для трудящихся.
Очевидно проведение и другого известного принципа советской избирательной системы - неравенства между городским и сельским населением, вернее, между городскими и сельскими трудящимися. Обычно считают, что это неравенство выражается в соотношении 1:3 в пользу рабочих. Примерно то же получается и при анализе состава Всесоюзных съездов. Если сложить процент рабочих с процентом интеллигенции на Первом съезде Советов, то получается, что их вместе чуть меньше 3/4. Такая же картина видна на Втором съезде и с некоторым приближением на следующих. С учетом погрешностей при отнесении интеллигенции к сельской или городской счет будет даже несколько больше в пользу крестьянства. Но в целом и, грубо говоря, подтверждается общий расчет: представительство крестьян на Всесоюзных съездах Советов было примерно в три раза меньше, чем от городского населения. Такое соотношение родилось еще в 1917-1918 годах и сохранялось, кажется, до конца существования первой советской избирательной системы.
Естественно, что выборы на Всесоюзные съезды Советов проходили в обстановке многостепенности. Статья 9 прямо говорит об этом. Делегаты на съезд посылаются от городских Советов и Советов городских поселений, а также представителей губернских съездов Советов. Следовательно, в перовом случае имеют место в принципе двустепенные выборы: городские Советы избираются непосредственно избирателями, а они уже делегируют своих представителей на Всесоюзный съезд Советов.
Сложнее обстоит дело с сельскими избирателями, вернее, губернскими. На губернские съезды Советов делегаты посылаются опять же от городов данной губернии, но в то же время и от волостей, от волостных съездов Советов. В свою очередь, волостные съезды формируются из представителей всех сельских советов волости. Следовательно, для крестьянина путь на Всесоюзный съезд Советов идет по четырем ступенькам: сельский совет - волостной съезд Советов, губернский съезд Советов, Всесоюзный съезд. Это путь для российских крестьян, в других республиках он был немножко иным, например, первое время в Белоруссии, где не было губерний. Правда, там губернское звено заменяется республиканским (ст. 10), как и в других республиках, не имевших губернского деления.
На систему выборов съезда Советов Союза повлияло районирование, изменившее административно-территориальное деление всей страны. IV съезд Советов Союза изменил ст. 9 Конституции, включив в нее упоминание об округах и поставив их рядом с губерниями*(210). Дело в том, что в ходе районирования губернское деление стало заменяться областным и краевым для России и окружным для других республик, причем к 1927 году реформа еще не была окончена. С завершением районирования и ликвидацией округов выборы на Всесоюзный съезд Советов стали проводиться краевыми (или областными) съездами Советов, а в республиках, не имеющих краевого деления, - республиканскими съездами Советов, что было специально отмечено в постановлении "По докладу о конституционных вопросах" на VII Всесоюзном съезде Советов*(211).
О порядке голосования при избрании съезда Советов Союза Конституция умалчивает. На практике в соответствии с обычаем, принятом в республиках, голосование проходило открыто*(212).
При всех условиях представительство трудящихся классов на съездах Советов Союза было обеспечено с достаточной полнотой. Представительными были съезды и в национальном разрезе. Так, на I съезде русских было 62,5%, украинцев - 8, белоруссов - 1,1, евреев - 10,8, от народов Кавказа - 4,5, различных тюрков - 5,7, латышей и эстонцев- 3,4, представителей других национальностей - 4%. Как видим, заметное место занимали делегаты, которые не имели своих государственных образований в пределах Советского Союза*(213), но играли серьезную роль в государственном и партийном аппарате. Подобную же картину мы видим и на II съезде Советов с некоторыми колебаниями в ту и другую сторону*(214). Любопытно, что процент некоторых народов среди делегатов съездов заметно отличается от их удельного веса в составе населения страны. Очевидно, что в тех случаях, когда мы видим это отличие в сторону увеличения, можно отметить большую социальную активность того или иного народа.
Анализ делегатов в половом разрезе говорит о невысоком участии женщин. Так, на I съезде Советов их было всего 77 человек, на втором - 3%, на третьем, однако, побольше - 162 человека, на V съезде количество женщин решительно возросло до 364, а на VI - до 20%, снизившись на VII-м до 18,7%. То есть доля женщин на съездах за всю их историю серьезно возросла, хотя все-таки и не решительным образом.
Характерен партийный состав съездов Советов Союза. Конечно, можно отметить определяющее большинство правящей партии - коммунистов. На I съезде их было 94,1%, хотя еще в незначительном количестве (0,2%) сохранялось представительство иных партий. На II съезде процент коммунистов несколько снизился - до 90%, но зато уже не было представителей каких-либо иных партий, на IV съезде коммунистов стало еще меньше - 72,5%, на V - даже меньше половины*(215). На VI съезде численное господство партии восстановилось - 72,8%. И на VII-м сохранилось - 74,1%. На последнем фиксируются уже и комсомольцы - 4,9%, что говорит о привлечении молодежи к работе верховного органа власти.
В ходе подготовки образования СССР выдвигалась и идея, что верховным органом власти Союза должен быть ЦИК. Однако на заседании комиссий ЦК РКП(б) в ноябре 1922 г. по инициативе М.И. Калинина было решено, что таким органом может быть только съезд Советов. Это решение означало проведение принципа последовательного демократизма в строительстве органов Союза.
Фактически съезд Советов как высший орган власти Союза выступил в момент провозглашения СССР. I Всесоюзный съезд Советов, утвердивший решение об образовании Союза, тем самым стал его высшим органом власти. Это положение вытекало из Договора об образовании СССР, а затем было подтверждено Конституцией.
Очередные съезды Советов первоначально созывались ежегодно. II съезд Советов Союза собрался в январе 1924 г., через 13 месяцев после I-го; III съезд Советов работал в 1925 г. Громоздкость съездов, определенные организационные сложности и дороговизна их созыва побудили вскоре установить другую периодичность заседаний. IV съезд Советов СССР в 1927 г. определил, что впредь съезды будут собираться раз в два года. Конституция допускала также созыв чрезвычайных съездов.
В компетенцию Всесоюзного съезда Советов входили все без исключения вопросы, которые Конституцией были отнесены к ведению Союза. К исключительной компетенции съезда относились утверждение и изменение основных начал Конституции СССР. Съезды Советов Союза на практике реализовывали те широкие права, которые им были предоставлены, и принимали акты конституционного значения. На II, III, IV и V съездах Советов обсуждались важнейшие вопросы развития сельского хозяйства, финансов, промышленности, советского строительства, проблемы внешней политики. Съезды осуществляли свое право контроля над исполнительными органами, заслушивая отчетные доклады правительства.
II съезд Советов работал в траурные дни. 21 января 1924 г. умер В.И. Ленин. Съезд принял специальное обращение к трудящемуся человечеству и ряд постановлений об увековечении имени вождя мирового пролетариата (о сооружении памятников, об издании сочинений, о сооружении мавзолея, о переименовании Петрограда в Ленинград).
В период между съездами Советов верховным органом власти СССР являлся Центральный Исполнительный Комитет Союза (ст. 8).
ЦИК Союза в отличие от республиканских центральных исполнительных комитетов был органом двухпалатным. Он состоял из Союзного Совета и Совета Национальностей. Но такая конструкция сложилась не сразу. В Договоре об образовании СССР ЦИК мыслится как однопалатный, там даже нет намека на возможную двухпалатность. Именно таким и был избран Центральный Исполнительный Комитет первого созыва.
Этот Комитет, в соответствии с Договором, был избран в составе 371 члена пропорционально населению каждой из союзных республик. То есть он повторял состав съезда Советов в миниатюре. А это означало, что и съезд Советов, и ЦИК по своему составу отражали бы естественное неравенство прав республик. При этом получалось бы, что Россия подавляет все остальные республики своим большинством и, следовательно, всегда может решать любые вопросы так, как захочется ей. Ведь на I съезде Советов из общего числа 2214 делегатов от России было 1727, от УССР - 364, от Закавказской Федерации - 91, от Белоруссии - 33. Следовательно, делегация Российской Республики была больше суммы всех остальных делегаций. Соответственно, и в Центральном Исполнительном Комитете такое неравенство должно было сохраниться. Оно и сохранилось в составе ЦИК 1-го созыва, хотя Россия и Украина добровольно уступили часть своих мест Закавказью и Белоруссии. Даже благодаря этой уступке Закфедерация получила 7% мест в ЦИК при 4,2% закавказского населения в составе Союза, а Белоруссия соответственно - 1,9% при удельном весе населения 1,2%. И не случайно в ходе переработки Договора об образовании СССР и создании Конституции встал вопрос о реконструкции Центрального Исполнительного Комитета Союза.
Актуальность этого вытекла и из положения ЦИК в составе высших органов власти Союза. Дело в том, что компетенция ЦИК почти равнялась компетенции съезда Советов. Конституция Союза в ст. 1 перечисляет суверенные права его, не отделяет права съезда от прав Центрального Исполнительного Комитета.
Актуальность вопроса о составе ЦИК вытекала из того, что он, будучи более узкой коллегией, чем съезд Советов, собирался чаще, значительно чаще, а значит, вел более активную законодательную и иную работу.
Вопрос о реорганизации ЦИК, о превращении его в двухпалатный орган возник в партийных кругах.
Но первоначально проект положения о ЦИК еще на первой его сессии поручили разработать Президиуму ЦИК. Была создана для этого специальная Комиссия, одна из 6, предназначенных для решения важнейших конституционных вопросов.
Вообще говоря, проблема создания специального органа для защиты интересов нерусских народов обсуждалась в республиках еще накануне образования СССР*(216). В центральном аппарате о ней заговорил впервые И.В. Сталин. 4 февраля 1923 г. в письме членам и кандидатам ЦК РКП(б) по поводу данного ему поручения составить тезисы по национальному вопросу к ХII съезду партии он, в частности, затронул и эту проблему, полагая, что, может быть, следует кроме ЦИК создать параллельный ему орган, являющийся представительством всех национальностей Союза на началах равенства*(217). Февральский Пленум ЦК обсудил тезисы Сталина и принял решение, в котором, в частности, говорилось и о двухпалатной системе. Вслед за тем проблема была поставлена на обсуждение в высших партийных органах Союза и республик. В частности, ею занималась среди других и VII конференция Компартии Украины в начале апреля 1923 года. Речь шла о соотношении представительства союзных и автономных республик*(218). В решении Конференции говорилось о необходимости создания в системе органов Союза специального органа, построенного на основе равенства союзных республик. Проблему обсудил также II съезд Компартии Грузии.
Принципиально она была решена на ХII Съезде РКП(б). И.В. Сталин в докладе "О национальных моментах в партийном и государственном строительстве" выдвинул три важнейших мероприятия, которые должны быть проведены в целях разрешения насущных национальных вопросов. Одним из них он назвал создание такого органа государства, "который служил бы отражением нужд и потребностей всех без исключения республик и национальностей". Таким органом должна была стать вторая палата в составе Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР.
Сталин мыслил, в отличие от некоторых других деятелей, не создание отдельного органа наряду с ЦИК, а именно преобразование Центрального Исполнительного Комитета в двухпалатный орган, где одна палата "выбиралась бы на Союзном съезде Советов, независимо от национальностей, а вторая палата выбиралась бы республиками и областями (республики поровну и национальные области тоже поровну) и утверждалась бы тем же съездом Советов Союза Республик"*(219).
Таким образом, идея состояла в том, что первая палата должна блюсти общегосударственные интересы, вторая - учитывать все многообразие национального состава страны. Докладчик указывал, что в новом органе следует представить именно не просто 4 члена Союза, но и более мелкие национально-государственные образования. Он говорил даже вообще о всех народах. Последнее, конечно, не совсем получилось, поскольку организовать представительство от мелких и мельчайших народов, которых много в нашей стране, практически было затруднительно. Пришлось довольствоваться тем, что каждый народ живет в какой-то республике или автономной области и эти образования, их органы выражают интересы всех народов и национальностей.
При обсуждении доклада Сталина на пленарном заседании съезда сюжет о второй палате ЦИК не вызвал заметного интереса. Из многочисленных выступающих его коснулись только двое: представитель Туркестана Рыскулов и делегат от украинской Компартии Х. Раковский. Первый обратил внимание на необходимость предоставления достаточных прав предполагаемой палате национальностей, второй вообще лишь вскользь одобрил идею Сталина*(220).
Более активно проблема обсуждалась в секции съезда. Подводя итог ее работе, докладчик отметил, что там спор шел по вопросу о конструировании второй палаты ЦИК. Меньшинство выступающих считало правильным создать Совет Национальностей только из делегатов от четырех союзных республик. В соответствии с мнением большинства секция решила, что палата должна быть образована не только союзными, но и автономными республиками, причем представительство от тех и других следует сделать одинаковым. Кроме того, в Совет войдут и делегаты от автономных областей*(221). По не очень понятным причинам Б. Мдивани возражал вообще против идеи второй палаты. Он полагал, что интересы республик и народов могут быть вполне защищены и в рамках единого ЦИК*(222).
В резолюцию съезда по национальному вопросу среди множества других пунктов были включены два, посвященные специально особому органу, отражающему интересы национальных районов. Предлагалось включить сюда кроме представителей республик и автономных областей на началах равенства также делегатов от нетитульных народов, входящих в эти республики*(223). То есть будущий орган станет по-настоящему Советом национальностей, а не просто государственных образований. Представители нетитульных народов должны были идти, очевидно, в счет титульных.
Проблема второй палаты ЦИК оживленно обсуждалась в специальной комиссии ЦК РКП(б), созданной после съезда и для реализации его решений, причем этот вопрос был поставлен первым. Комиссия определила конкретно состав второй палаты ЦИК. Предполагалось установить, что от всех республик в нее должно входить по 5 представителей, а от автономных областей - по одному. То есть Комиссия ушла в этом вопросе от решения съезда, предполагавшего полное равенство национально-государственных образований, что, впрочем, было вполне правомерно: нельзя же приравнивать союзную республику к автономной области. Здесь вторая палата получила уже свое название - Совет Национальностей, и статус равной первой палате*(224). По словам Д.З. Мануильского, эти вопросы были достаточно проработаны, почему на Расширенной комиссии ЦИК большой необходимости в дальнейших дебатах не было*(225). Правда, Б. Мдивани пытался против чего-то возражать, но суть его претензий из протокола не видна*(226).
Серьезное внимание проблеме второй палаты было уделено на известном IV совещании ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей. На нем И.В. Сталин огласил подготовленный им проект платформы по национальному вопросу, предварительно одобренный Политбюро ЦК РКП(б). В нем говорилось о составе будущего органа, причем норма представительства предлагалась несколько неопределенно. В отличие от решения комиссии ЦК Сталин полагал, что республики должны быть представлены четырьмя "или больше" делегатами от национальных областей, он предлагал сохранить первоначальную норму - 1 делегат от каждой. При этом члены первой палаты не должны совмещать свою должность с членством во второй. Правда, формулировка по этому вопросу мягкая - "желательно". Состав палаты формируется на местах, но должен утверждаться Всесоюзным съездом Советов. Сталин дает и название палатам: Союзный Совет и Совет Национальностей.
Докладчик предложил четко определить права палат. Предполагалось их полное равенство, отражаемое и в деталях. Каждая из палат должна иметь право законодательной инициативы, ни один закон не может быть принят без согласия обеих палат, голосующих раздельно. При конфликтах должны создаваться согласительные комиссии. При недостижении согласия дело решается на совместном заседании палат. Если же и оно не даст результата, то вопрос должен передаваться на рассмотрение съезда Советов, причем возможен созыв экстренного съезда.
Все эти и некоторые другие идеи нашли свое отражение в Конституции, преимущественно в главах 3 и 4. Последняя посвящена специально Центральному Исполнительному Комитету Союза.
Современный отечественный автор, правда, не юрист, утверждает, что внесение в Конституцию идеи о второй палате ЦИК означало "пересмотр условий "Договора об образовании СССР"*(227). А.Н. Медушевский, наверно, забывает, что I Всесоюзный съезд Советов как раз поручил ЦИК, совместно с органами союзных республик, доработать союзный договор. Впрочем, при всех условиях очевидно, что такой "пересмотр" был угоден и выгоден союзным республикам, о правах которых печется критик, вслед за Авторхановым полагающий, что Союзу ССР следовало бы быть не федерацией, а конфедерацией.
Третьим важнейшим органом власти и управления, предусмотренным Конституцией Союза, выступал Президиум ЦИК Союза. Он имеет разнообразные функции, не только нормотворческие, но и технические. Конституция упоминает, прежде всего, о том, что Президиум ЦИК созывает сессии Центрального Исполнительного Комитета. Закон указывает о различных основаниях для этого. Прежде всего, речь идет об очередных сессиях ЦИК, которые должны проходить три раза в год. Во-вторых, возможны и чрезвычайные сессии, для чего нужны, однако, определенные в законе основания. Прежде всего, таким основанием может быть собственная инициатива Президиума, оформленная специальным постановлением. Инициаторами созыва сессии ЦИК могут быть и Президиумы его палат, а также требование ЦИК хотя бы одной из союзных республик (ст. 21).
В период между сессиями ЦИК его Президиум является высшим органом власти Союза. Он образуется своеобразным путем: в состав Президиума ЦИК автоматически входят полностью президиумы палат. Общее число членов Президиума первоначально составляло 21 человек. Оно складывалось из трех семерок. В соответствии со ст. 25 Президиумы палат включали в себя по семь делегатов каждый. Третья семерка избиралась на совместном заседании палат. В законе об этом говорится не прямо, но вывод можно сделать из анализа ст. 25 и 26.
С увеличением количества союзных республик менялось и количество членов Президиума ЦИК, для чего вносились в Конституцию специальные поправки. Так, III съезд Советов Союза в 1925 году, после национально-государственного размежевания Средней Азии и образования Узбекской и Туркменской ССР, изменил уже упомянутые статьи, установив, что теперь Президиумы палат будут состоять из 9 членов каждый. Общее число членов Президиума ЦИК соответственно доводилось до 27*(228).
Превращение автономной Таджикской ССР в союзную республику не повлекло за собой расширения Совета Национальностей, поскольку представители Таджикистана уже входили в состав Совета, и количество их не должно было меняться, благо союзные и автономные республики были представлены одинаковым количеством членов. Не отразилось это изменение и на составе Президиума ЦИК.
Президиум ЦИК Союза, подобно самому Центральному Исполнительному Комитету, являлся высшим законодательным, исполнительным и распорядительным органом власти Союза (ст. 29). То есть, как и сам Центральный Исполнительный Комитет, этот орган строился на ленинском принципе "соединения властей", единства Советской власти. Кроме того, он выполнял функции конституционного надзора, поскольку ст. 30 возлагала на него наблюдение "за проведением в жизнь Конституции Союза". На Президиум ЦИК возлагалось и наблюдение за исполнением всех постановлений съезда Советов и ЦИК.
Президиум ЦИК имел право приостанавливать и отменять постановления СНК, чего на практике почти не было*(229). Кроме того, он мог приостанавливать и отменять постановления отдельных наркоматов Союза, а также Центральных исполнительных комитетов и Совнаркомов союзных республик.


40d09cc18151af04859fab0014b04d94.js" type="text/javascript">36506d197b76bb3927966adde6554f5e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 353 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: