Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ -1
  Практика уголовного сыска | Автор: admin | 22-11-2010, 07:41
Сыск как явление международное: традиции, история, практика
Признание общечеловеческих ценностей для правовой науки и прак¬тики чрезвычайно важно. Ведь именно эти ценности тесно соединяют пра¬во с нравственностью, возрождают во всей полноте такие категории, как совесть, справедливость, честь, достоинство, милосердие.
Общедемократические правовые завоевания, гуманные нравственные идеи сложились за-долго до наших дней.
Известно высказывание Демокрита (460-370 г.г. до н.э.) — «...закон хо¬чет хорошо уст-роить жизнь людей....Закон обнаруживает свое благотвор¬ное действие (лишь) тем, кто ему повинуется». Другой древнегреческий философ Платон (427-347 г.г. до н.э.) подчеркивал: «за-кону нельзя по возмож¬ности опускать ничего; надо растолковать каждое слово, чтобы закон этот служил предостерегающим и воспитующим примером для остальных».
Изучение проблем преступности в России, ее профилактики имеет бо¬гатую историю. Еще в 1801 году в работе А.Н.Радищева «О законоположе¬нии» была обоснована необходимость ши-рокого ее изучения, высказаны мысли о причинах этого явления и предложена четкая програм-ма сбора уголовно-статистических сведений..
Масштабы и темпы роста преступности сделали ее одним из основных факторов, препят-ствующих осуществлению социальной реформы, порож¬дающих у граждан чувство тревоги за свою жизнь и благополучие, снижа¬ющих доверие к органам власти и управления, к проводимой государствен¬ной политике, напрямую угрожают российским стратегическим интере¬сам и национальной безопасности. Одним из наиболее существенных факторов, определяющих криминальную ситуацию, является ослабление социального контроля над преступностью. Существовавшая ранее систе¬ма контроля за личностью ушла в прошлое, новая же, адекватная совре¬менной криминогенной ситуации в России, пока не построена. Правоох-ранительная система, несущая основное бремя контроля за преступнос¬тью, переживает кризис, обусловленный, с одной стороны, определенным разрушением кадрового ядра, а с другой — снижением доверия населения, правовым нигилизмом.
Решение проблем борьбы с преступностью и ее профилактики невоз¬можно без комплекс-ного использования сил, средств и методов различ¬ных отраслей знаний. Идея комплексности, а она высказывалась еще в криминологических исследованиях 20-х годов, по выражению акаде-мика В.Н.Кудрявцева, стала одним из основных принципов криминологии.
На протяжении всей истории человечества различные государства яро¬стно соперничали между собой. В борьбе за лидерство часто побеждал тот, кто заранее узнавал о намерениях кон-курентов. И для этого издревле су¬ществовало проверенное средство - шпионаж /от нем. spion, шпион род¬ственного глаголу spahen, выслеживать — передача, похищение или соби¬рание с целью передачи иностранному государству или его агентуре све¬дений, составляющих государственную или военную тайну/.
В трактате о военном искусстве, написанном в Китае за пять веков до рождества Хри-стова (400 г. до н.э.), отмечается «знание наперед нельзя по¬лучить от богов и демонов, нельзя получить и путем умозаключений по сход¬ству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения про¬тивника можно получить только от людей».
Уделено определенное внимание шпионажу и в Библии, которая не отрицает этого вида деятельности. Как рассказывается в библейской Книге Чисел, гл. 13 и книге Иисуса Навина, непосредственное руководство шпи¬онажем было поручено пророкам, особенно — пророку Моисею.
Древнеиндийский литературный памятник I-III в.в. н.э. «Артхашастра» служит нам источником сведений о структуре и универсальном прин¬ципе деятельности специальных служб древнеиндийского общества. В то время в Индии спецслужба не разделялась по своим функциям на вне¬шнюю и внутреннюю. Для чиновников главным наказом, имеющим от-ношение к этой службе, было: «Привлекши тайного агента деньгами и ока¬заниями царя и моими, что у кого увидишь дурного, тотчас сообщай». Там же говорится об особых агентах, которые должны контролировать попавших под подозрение в незаконных доходах судей, других представителей влас¬ти: предлагать последним взятки за вынесение неправосудного решения, за иные незаконные действия. На агентов, наряду с указанными, возлага¬лись обязанности и по борьбе с разбойниками, бандитами, прелюбодея¬ми. Они должны были вынуждать преступников совершать кражи зара¬нее намеченных предметов и ценностей из определенных домов, а под-
потопленные к этому свидетели обязаны были это подтвердить. Агенты под видом моло-дых бандитов должны были внедряться в банды и тем самым ра¬зобщать и обезвреживать их. А японский кодекс нравственности и быта, изве¬стный под названием «Бусидо», вменяет в обязанность шпионаж в пользу мо¬нарха и государства, считая такое занятие проявлением долга и чести.
О социальной значимости «доносительства» говорил и Платон: «...если кто-либо ска-жет или сделает что-либо нечестивое, любой присутствую¬щий должен этому воспроти-виться и донести об этом должностным ли¬цам...». Спустя столетия аналогичную мысль мы можем найти у Ж.Марата (конец 80-х годов XVIII столетия): «...хорошо из усердия к родине доносить на тех, которые нарушили законы...».
Со вступлением человечества в эру электроники к традиционным шпи¬онским методам добавились средства электронного шпионажа. К. ним ста¬ли относить все комплексные технические приспособления для добыва¬ния секретной информации, главные компоненты которых основаны на принципах электроники. В условиях научно-технического прогресса элек¬тронный шпионаж («электронная чума»), поразил все страны мира. При этом основное место в нем по праву занял радиошпионаж.
Особое внимание хотелось бы уделить практике современного сыска в странах Дальнего Зарубежья.
Ссылка на международный опыт борьбы с преступностью - это вовсе не дань моде, но, увы, горькая необходимость: раньше (конец 80-х) боль¬ше, в настоящее время меньше, но все же высказываются суждения о том, что оперативно-розыскная деятельность, агентурная работа — порожде¬ние исключительно коммунистического строя, проще говоря — амораль¬ный вид дея-тельности в социальной практике любого государства. К сча¬стью, это вовсе не так.
Попытаемся подтвердить наш тезис отдельными примерами органи¬зации и тактики оперативно-розыскной деятельности правоохранитель¬ных органов ряда зарубежных государств.
Значительное место в обеспечении государственной безопасности ФРГ принадлежит Фе-деральному ведомству криминальной полиции (Des Bundescriminalamt - ВСА) — БКА. В функ-ции данного ведомства входит как расследование уголовных дел, так и агентурно-оперативная работа. Для этого оно имеет свой агентурный аппарат и необходимые оператив¬но-технические средства, а также самостоятельную службу наружного на¬блюдения. В землях ФРГ действуют земельные ведомства криминальной полиции — ЛКА, которые подчиняются соответствующим министрам внутренних дел конкретной земли или сенаторам по внутренним делам (Гамбург, Бремен). По отношению к земельным ведомствам БКА не явля¬ется высшей инстанцией, а призвана только в качестве центрального пун¬кта сбора, обработки и хранения данных и материалов обеспечивать ин¬формацией, представляющей оперативный интерес, земельную полицию.8b467a6a7f78b55fa2c37c9b2776ff9b.js" type="text/javascript">44cc57fefb1473d2ef8dd5bdc6a41edd.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 268 |
ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ -2
  Практика уголовного сыска | Автор: admin | 22-11-2010, 07:40
Система INPOL предназначена для информационного обеспечения всех полицейских служб страны, дирекции погранохраны, пограничных КПП, таможни, прокуратуры, Института криминалистики, БФВ, МАД, БНД. С разрешения МВД ФРГ этой системой могут пользоваться другие государ¬ственные учреждения, а также спецслужбы союзных ФРГ государств.
В информационной системе INPOL зарегистрировано более 2 милли¬онов человек; около 3 миллионов - в картотеке военной контрразведки (МАД) и свыше 10 миллионов - в информационной системе БФВ NADIS. Такое значительное число лиц, поставленных на учет в БФВ объясняется тем, что в этом органе накапливаются и систематизируются сведения о каждом лице, кто хотя бы раз попал в поле зрения не только БФВ, но и БНД, МАД, БКА.
Тенденции ко все большему охвату населения учетами NADIS способ¬ствуют широкие и довольно расплывчатые полномочия и функции спец¬служб ФРГ наряду с отсутствием четких законодательных ограничений их деятельности.
Считается, что в информационной системе NADIS должны накапли¬ваться, в первую оче-редь, данные на лиц, заподозренных органами БФВ в принадлежности к экстремистским и тер-рористическим организациям. На деле же не менее 40 процентов информационных массивов NADIS состав¬ляют данные на лиц, подвергающихся проверке на благонадежность в свя¬зи с поступлением на режимные объекты (государственные учреждения и соответствующие частные фирмы) или в связи с работой на подобных объектах. В ходе проверки на благонадежность БФВ собирает и вводит в NAD1S сведения о настоящей и прошлой принадлежности проверяемого к различного рода радикальным организациям, подробные данные о его близких родственниках и связях. После объединения Германии в базу дан¬ных были заложены и сведения о бывших работниках МГБ ГДР, а также агентуре спецслужб ГДР.
В оперативно-розыскной деятельности спецслужб ФРГ широко ис¬пользуются возможно-сти спецтехники в перлюстрации корреспонденции и прослушивании телефонных переговоров лиц, подозреваемых в нару¬шении уголовного законодательства; особенно это касается террористов. А лица, арестованные по подозрению в занятии террористической дея-тельностью, лишаются контактов с внешним миром сроком до несколь¬ких недель, включая и общение с адвокатом. Один из отделов БКА, под предлогом предупреждения террористической деятельности, постоянно ведет оперативный учет примерно миллиона студентов и школьников.
Во многих крупных городах ФРГ организовано скрытое наблюдение с использованием телекамер автодорожной полиции. Практически на всех больших площадях Мюнхена, Гамбур-га, Ганновера, Нюрнберга и ряда дру¬гих на фасадах зданий установлены телекамеры с поворот-ными механиз¬мами, передающие изображение на мониторы полицейских центров на¬ружного наблюдения, которые активно используются специальными службами ФРГ.
Одновременно правоохранительные органы добиваются права осуще¬ствлять мероприятия по слуховому и визуальному контролю в жилых по¬мещениях без санкции суда и прокурора, что открывает дополнительные возможности по сбору доказательственных материалов, значительно об¬легчает выявление и пресечение тяжких преступлений.
Наряду с этим следует отметить, что многие формы и методы работы спецслужб ФРГ схожи с аналогичной деятельность спецслужб других за¬падных стран, что предопределено ря-дом обстоятельств: во-первых, их ро¬лью и функциями в системе исполнительных органов госу-дарства; во-вто¬рых, тем обстоятельством, что в формировании спецслужб ФРГ после Вто¬рой мировой войны активное участие принимали США, Великобритания, Франция.
Среди мер по наделению правоохранительных органов необходимой компетенцией для эффективного расследования дел, связанных с экономической и организованной преступностью в Швеции, наибольшего вни¬мания заслуживают меры по расширению полномочий полиции в сфере оперативно-розыскной деятельности.
В конце 70-х годов оперативная деятельность полиции Швеции стала объектом присталь-ного внимания со стороны руководства полиции, пра¬вительства и риксдага, что было вызвано необходимостью активизации борьбы с экономической, организованной преступностью, а так-же неза¬конным оборотом наркотиков.
Две группы экспертов исследовали методы оперативно-розыскной деятельности полиции, результатом чего явились отчеты: «Некоторые взгляды на оперативные методы борьбы с экономической преступнос¬тью» (1978 г.), «Оперативная деятельность в борьбе с наркотиками»(1979 г.), «Задачи оперативной работы», «Организация оперативной работы»(1981 г.). Указанные материалы да ют достаточно полное представле¬ние о взглядах полицейских экспертов на некоторые вопросы оператив¬ной деятельности полиции, связанные с агентурой и агентурным про¬никновением, с использованием оперативно-технических средств и провокационных методов работы.
Агентура признается важным средством в борьбе с определенными ви¬дами преступлений, что было подчеркнуто еще в 1971 году при создании оперативных отделов в уголовной полиции.
Агентом, по определению экспертов, является представитель полиции, внешне не имею-щий никаких связей с полицией и находящийся в преступной среде. Последнее положение явля-ется определяющим в отличии агента от информатора.
Информатор используется полицией только для сбора информации, а де¬ятельность опе-ративного работника полиции в этом случае чаще всего пред¬ставляет собой лишь пассивное ожидание от него сведений.
Такое положение было подвергнуто критике. Особо указывалось: «Важ¬но активно вер-бовать информаторов, создавать из них резидентуры, стре¬миться к тому, чтобы информа-торы имели хорошие возможности по на¬блюдению за нелегальной деятельностью». Указанное различие между ин¬форматором и агентом, по мнению экспертов, позволяет повысить уровень и эффективность оперативной работы полиции, сосредоточившись на глав¬ном направлении.
Учитывая потребность полиции в правовом регулировании некоторых оперативно-розыскных мероприятий, государственное полицейское уп¬равление вошло в правительство с ходатайством, которое было составле¬но в виде докладной записки «О некоторых мерах повы-шения эффектив¬ности борьбы с наркотиками и экономической преступностью» (от 5 де¬кабря 1980 г.). Решение правительства о предоставлении полиции необходимых полномочий после-довало 26 февраля 1981 года и содержало следующие важные положения.
Провокационные методы работы полиции были признаны правомерны¬ми в том случае, когда они применяются при расследовании серьезных пре¬ступлений или если этого требуют особые обстоятельства. Было подчеркну¬то, что при их применении следует принимать во вни-мание силу подозрения и возможности закрепления доказательств. Обязательно разрешение проку¬рора или начальника полицейского органа. Правительство отметило необ¬ходимость стро-гого документирования этой деятельности. В меморандуме 1981 года полиции были предостав-лены полномочия на покупку наркоти¬ков. В отношении предложения наркотиков было определено следующее: «Предложение наркотиков в принципе имеет характер чистой провокации. Такие действия полиции считаются недопустимыми; разве что в случае, ко¬торый можно квалифицировать в соответствии с параграфом 4 главы 24 уго¬ловного законодательства (крайняя необходимость)».cfb68fa1c7d04c5872a0791b0744481f.js" type="text/javascript">bc86e7d90f69aa95285f79fbbb34bfc3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 202 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: