Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Субъекты конституционного права на юридическую помощь
 (голосов: 0)
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:30
Субъект, которому оказывается юридическая помощь. Субъ-ектом права на юридическую помощь являются любые лица, участ-вующие в правоотношениях, возникающих по поводу обеспечения данного права. В связи с тем, что для возникновения правоотношений необходимы как минимум два субъекта, следует выделить две группы субъектов юридической помощи: субъект, которому оказывается юри-дическая помощь, и субъект, ока¬зывающий юридическую помощь.
Субъект, которому оказывается юридическая помощь, ? это ли-цо, наде¬ленное правомочиями по получению юридической помощи.
Если рассматривать право на юридическую помощь в субъек-тивном смысле, то субъектом этого права будет являться исключи-тельно индивид. Не¬обходимо заметить, что в общем смысле, право на получение юридической по¬мощи включает в себя ее предоставление не только индивиду, но и иным субъ¬ектам права (так, субъектом права на получение юридической помощи могут являться государства, их органы, общественные организации и иные объедине¬ния).
Любое государство, как субъект правоотношений может быть получате¬лем юридической помощи. Так, в соответствии со ст. 7 "Кон-венции о запреще¬нии разработки, производства, накопления и приме-нения химического оружия и о его уничтожении" (Париж 13.01.1993 г.) [9] каждое государство ? участник со¬трудничает с другими государст-вами – участниками и предоставляет в соот¬ветствующей форме право-вую помощь с тем, чтобы облегчить выполнение обя¬зательств по на-стоящей конвенции.
Кроме государства, получателями юридической помощи могут быть от¬дельные его органы. Например, в соответствии со ст. 166 Се-мейного Кодекса Российской Федерации, в целях установления содер-жания норм иностранного семейного права суд, органы записи актов гражданского состояния и иные ор¬ганы могут обратиться в установ-ленном порядке за содействием и разъясне¬ниями в Министерство юс-тиции Российской Федерации и в другие компетент¬ные органы Рос-сийской Федерации либо привлечь экспертов. Таким образом, указан-ные органы действительно имеют право на юридическую помощь. То же относится и к оказанию юридической помощи коммерческим или некоммерче¬ским организациям.
Развитие науки конституционного права, а также принятие Кон-ституции Российской Федерации 1993 г. внесло свои коррективы в по-нятие субъекта кон¬ституционного права на адвоката. В.А. Стремовский полагал, что субъектами права на защиту является обвиняемый, защитник, а также следователь, проку¬рор и суд [158. С. 121]. А.Л. Цыпкин к субъектам права относит лишь обвиняемого, защит¬ника, законных представителей [169. С. 25]. Г.П. Саркисянц включает в число субъектов защиты и подозреваемого [155. С. 6]. В отношении иных субъектов, в частности, прокура¬туры, суда, законных представителей, мы разделяем точку зрения тех авторов, которые утверждают, что всякое субъективное право имеет ценность не само по себе, а благодаря тем личным и социальным благам, которые оно призвано охранять. С помощью конституционного права на защиту обеспечи¬ваются личная безопасность, честь, достоинство, гарантии от безоснователь¬ного осуждения; данное право является юридической формой защиты личных интересов и благ, а не интересов защитника, следователя и т. д. [152. С. 126].
Нельзя согласиться с тем, что юридическая помощь ? это всего лишь дея¬тельность по поводу получения юридической помощи лично-го характера. Це¬лью получения юридической помощи является безо-пасность субъекта в самом широком смысле. Она включает в себя обеспечение личной экономической, по¬литической и социальной безо-пасности субъекта.
Итак, субъектом, получающим квалифицированную юридиче-скую по¬мощь, являются любые лица, имеющие необходимость и за-конное основание для ее получения.
Субъект, оказывающий юридическую помощь. В свете рас-смотрения вопроса о субъекте права на юридическую помощь необхо-димо более подробно остановиться на понятии лица, оказывающего юридическую помощь. Согласно словарю В.И. Даля, помо¬гатель, -ница, помощник, -помощница, кто помогает лицу или делу [105. С. 274]. В науч¬ных же работах, затрагивающих право на юридическую помощь, проводится мысль, что лицом, оказывающим юридическую помощь, может быть исключи¬тельно адвокат [78. С. 260].
Нам представляется, что было бы не совсем корректным усмат-ривать в содержании юридической помощи только право на обраще-ние к адвокату. Так, в ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации, где урегулирован частный случай предоставления юридической по-мощи при ограничении свободы, норма указывает на лицо, оказываю-щее юридическую помощь: здесь это не только адвокат, но и защит-ник. Что же говорить об оказании юридической помощи в иных случа-ях? Отвергая признак принадлежности лица к Коллегии адвокатов как об обязательном условии принадлежности его к лицам, оказывающим юри¬дическую помощь, взамен необходимо предоставление другого критерия. С нашей же точки зрения возможность и допустимость лица к оказанию юриди¬ческой помощи вытекает из уровня квалификации лица, ее оказывающего.
В некоторых случаях лицо не может получить юридическую помощь внутри своего государства по объективным причинам. Тогда международными соглашениями могут быть предусмотрены случаи получения юридической по¬мощи за границей. Так, в соответствии со ст. 11 Закона РФ от 3 сентября 1993 г. "О внесении изменений и до-полнений в Закон РСФСР "О реабилитации жертв политических ре-прессий" суды, органы прокуратуры и внутренних дел Россий¬ской Федерации, федеральные органы государственной безопасности, госу-дарственные архивы и органы, осуществляющие архивное хранение дел, связанных с репрессиями, по просьбам государственных и обще-ственных орга¬низаций, а также граждан государств ? бывших союзных республик СССР – ока¬зывают правовую помощь в вопросах, связанных с реабилитацией, включая пе¬ресылку выписок из дел, копий документов и других материалов по установлению фактов применения репрессий, конфискации, изъятия и утраты имущества.
Из изложенного следует, что элементом права, которым пользу-ется лично обвиняемый, является и право пользоваться юридической помощью оп¬ределенного качества, но было бы неправильно усматри-вать в содержании права на юридическую помощь только право на обращение к адвокату.
Однако нам представляется необходимым придание субъекту, оказы¬вающему юридическую помощь, такого качества, как квалифицированность. Юридическая помощь как субъективное право должно обладать определенным качеством, т.е. должно иметь верхние и нижние границы. В частности, законо¬дателем определены нижние границы права на юридическую помощь ? требо¬ванием, согласно которому лицу должна предоставляться квалифицированная юридическая помощь. Под этим в первую очередь следует понимать наличие ре¬альной возможности получать именно квалифицированную юридическую помощь.
Один из первых вопросов, возникающих при анализе ст. 48 Консти¬туции Российской Федерации, почему закон гарантирует каж-дому право на получение именно квалифицированной юридической помощи, и является ли указанное определение, данное законодателем, случайным?
Согласно переводу со средневекового латинского языка, термин "квали¬фикация" состоит из слов qualificatio – какой, какого качества, facere – де¬лать , т.е., исходя из перевода, юридическая помощь долж-на быть сделана качественно. При анализе содержания указанной ста-тьи с иными положениями Конституции, вырисовывается довольно любопытная картина. Так, в соответст¬вии со ст. 41 Конституции Рос-сийской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Причем никаких специальных ссылок на ее качество нет. Действительно, было бы нелепым увидеть эту статью в по¬добной редакции: "Каждый имеет право на охрану здоровья и квалифициро¬ванную медицинскую помощь". То есть заведомо очевидно, что медицинская помощь должна быть квалифицированной, в противном случае ее оказание было бы нежелательным. Так почему же в отношении юридической помощи, которая должна быть конституционно гарантирована каждому, зако¬нодатель поставил обязательное условие непременной ее квалифицированно¬сти?
Первое публичное столкновение точек зрения юристов по пово-ду крите¬рия определения степени квалифицированности юридической помощи прояви¬лось в постановлении Конституционного Суда Россий-ской Федерации от 28 ян¬варя 1997 г. "По делу о проверке конституци-онности части четвертой ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова" [47]. Поводом для рассмотрения дела стал вопрос, до-пускать ли в качестве защитников при производстве по уголов¬ным де-лам только адвокатов или любых иных лиц по выбору обвиняемых? В процессе рассмотрения дела основная полемика развернулась вокруг самого понятия квалифицированной юридической помощи. Конститу-ционный суд ука¬зал, что, гарантируя право на получение непременно квалифицированной юри¬дической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, спо¬собствующие подготовке квалифици-рованных юристов для оказания гражданам различных видов юриди-ческой помощи, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требо¬вания и критерии. Если по первому условию каких-либо противоречий не возникло, то по второму возникли разногласия. Стоит напомнить, что из всего состава Конституционного Суда, рассматривавшего это дело, четверо судей высказали свое особое мнение. Постановление было принято с переве-сом в один голос, что подтверждает дискуссионность обозначенного вопроса. Попро¬буем определить глубинные причины данного спора. С одной стороны, недо¬пустимо создавать условия, когда определенному органу (в данном случае ? коллегии адвокатов) предоставляются ис-ключительные права на оказание гра¬жданам юридической помощи, так как монополизация не лучшим образом от¬разится на качестве оказываемых юридических услуг. С другой стороны, бес¬контрольный допуск к оказанию юридических услуг может также отразиться на их качестве самым негативным образом. А. Ф. Кони в своей работе "Заключи¬тельные прения сторон в уголовном процессе" указывал: "Учреждение присяж¬ной адвокатуры, существовавшей при дореформенном строе лишь в узком и за¬чаточном состоянии, пришедшей на смену прежних ходатаев "с заднего крыльца", было встречено горячим общественным сочувствием. К сожалению, она не была поставлена в благоприятные для ее развития условия, и наряду с присяжными поверенными появились частные ходатаи и совершенно посто¬ронние адвокатуре лица, имеющие право быть представителями обвиняемого без всякого образовательного или нравственного ценза" [116. Т. 4. С. 9].
Конституционный суд остановился на втором варианте, указав, что в ка¬честве защитника допускается адвокат, иные же условия, про-фессиональные критерии и организационно-правовые формы, обеспе-чивающие оказание ква¬лифицированной юридической помощи в уго-ловном процессе, должны быть определены законодателем. В принци-пе Конституционный суд действительно выбрал наименьшее из двух зол. Тем не менее, с опубликованием указанного постановления точка в данном вопросе поставлена не была. Как указано в са¬мом постанов-лении и в особых мнениях, выраженных судьями Конституцион¬ного суда, в настоящее время отсутствует федеральный закон, определяю-щий критерии квалифицированности юридической помощи. И судеб-ная практика восприняла решение Конституционного суда. Так, про-курор по делу Жаковой посчитал, что ее право на защиту не нарушено, так как ее защитником был П., которого к участию в деле просила допустить сама обвиняемая, не желая иметь в качестве защитников адвокатов из юридических консультаций. Судебная кол-легия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что лицо, не являю¬щееся адвокатом, может быть допущено в качестве защитника лишь по опреде¬лению суда или постановлению судьи. Таким образом, суд обоснованно сделал вывод о нарушении права обвиняемого на защиту на предварительном следст¬вии в связи с тем, что для защиты было привлечено ненадлежащее лицо .
Необходимо заметить, что попытки урегулирования отношений, склады¬вающиеся в сфере юридической помощи, предпринимались и ранее. Так, По¬становлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 г. "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг" [44] была сделана попытка упорядочить деятельность по оказа¬нию юридической помощи. В развитие данного документа были изданы иные нормативные акты, например письмо Минюста РФ от 3 июня 1998 г. "О некоторых вопросах, связанных с практикой продления срока действия лицен¬зий на оказание платных юридических услуг" [45]. В связи с принятием Федераль¬ного закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", согласно ко¬торому юридическая деятельность не подлежит лицензированию, указанное положение было отменено.
Однако на сегодня необходимость контроля и установление критериев юридической помощи представляется бесспорной. Думает-ся, что необходимо законодательно ввести определенные требования, предъявляемые к качеству юридической помощи.
Так, наличие юридического образования у лица, оказывающего юридиче¬скую помощь гражданам, является обязательным. Комитет по правам человека признает, что право на адвоката означает право на эффективного защитника. Разрешая дело, по которому обвиняемому был предоставлен защитник, не имеющий юридического образования, комитет по правам человека постановил: "Защитник должен быть дос-таточно квалифицированным, чтобы юридически представлять обви-няемое лицо" [189].
В свою очередь, далеко не всегда одно только наличие юриди-ческого об¬разования является достаточным для оказания квалифици-рованной юридиче¬ской помощи. Для оказания некоторых видов юри-дических услуг целесооб¬разно введение дополнительных требований к лицу, оказывающему юридическую помощь. Это может быть квали-фикационный экзамен, юридиче¬ский стаж, возрастной ценз.
Подчеркиваем, что не всегда даже наличие этих признаков яв-ляется га¬рантией получения гражданами квалифицированной юриди-ческой помощи. Так, от лица, обладающего достаточными познаниями в юриспруденции, но не¬достаточно ответственно относящегося к оказываемой им услуге, не прихо¬дится ждать действительно качественной работы. Хотя данный критерий, на первый взгляд, и является невозможным для правового урегулирования, его ак¬тивно применяет международная практика. Так, по одному из дел Междуна¬родного суда (Рейд против Ямайки) [84. С. 193] было установлено, что назначенный су¬дом защитник проинформировал обвиняемого об отсутствии оснований для обжалования приговора. В результате пассивное поведение защитника было расценено так, что осужденный фактически не был обеспечен юридической помощью, и приговор в отношении последнего был отменен. Устоявшийся в международном праве термин "эффективная юридическая помощь" в конституционном праве Российской Федерации трансформировался в понятие "квалифицированная юридическая помощь".
Требование эффективности юридической помощи предполагает введение и специального термина ? "минимальные стандарты квалифицированной юри¬дической помощи", которые должны в себя включать:
наличие юридического образования у лица, оказывающего юридическую помощь;
предъявление к лицу, оказывающему отдельные виды юридиче-ской по¬мощи, специальных требований (квалификационный экзамен, стаж и т.д.);
юридическая помощь должна быть оказана активно.
Данные стандарты квалифицированной юридической помощи являются минимальными, к отдельным видам юридической помощи, например, при при¬влечении лица к уголовной ответственности, могут быть предъявлены допол¬нительные требования.
Будучи разновидностью юридической деятельности, юридиче-ская помощь тесно связана с субъектом. Получатель юридической по-мощи ? это каждый, кто в ней нуждается. Значит, указанная деятель-ность всегда при¬надлежит не абстрактному, а определенному субъекту.
Допуск лиц к оказанию юридической помощи за рубежом. Отдельного внимания требует вопрос о круге лиц допущенных раз-личными государствами к оказанию юридической помощи на своей территории.
В некоторых государствах оказание любого вида юридической помощи является исключительной прерогативой адвокатов. Например, в Израильском законодательстве существует такое понятие как "эксклюзивность или исключительность адвокатской профессии". Это означает, что оказанием любой юридической помощи населению, могут заниматься только лица, имеющие специальную лицензию – ришайон, т.е. члены Израильской коллегии адвокатов. Этот запрет относится как к представительству в судах, так и иной юридической помощи, например – юридическому консультированию.
В других государствах фактическая монополия адвокатов за-креплена лишь по отношению к судебному представительству. Так, Федеральный закон Швейцарии "О судоустройстве" в отношении представительства в Федеральном суде устанавливает следующее: "Действовать в качестве представителя в гражданских и уголовных де-лах могут только патентованные адвокаты и преподаватели права швейцарских университетов" [227]. Так же, согласно Ордонансу Вьет-нама, частные консультации не имеют права участвовать в судебных разбирательствах.
Необходимо отметить, что указанные положения не нашли сво-его закрепления в законодательстве большинства стран, в частности, государств – бывших республик СССР.
В большинстве законодательств зарубежных государств исклю-чительное право оказывать юридическую помощь принадлежит адво-катам лишь в уголовном судопроизводстве. Это положение закрепле-но, например, в поверенном законодательстве государств Армения и Кыргызстан. Согласно законам этих государств профессиональная за-щита по уголовным делам осуществляется только адвокатами.
Законодательство ряда государств юридически допускает уча-стие не адвокатов в качестве защитников. Ими могут быть, в различ-ных правовых системах, преподаватели права, в том числе техниче-ских учебных заведений, просто юристы или иные лица в индивиду-альном порядке допущенные судом к защите. На практике же эти нор-мы или не применяются, или толкуются правоприменителем ограни-ченно. Например, в одном из решений Высшего земельного суда Кар-лсруэ (Германия) отмечается, что лицо, не являющееся адвокатом (ес-ли это даже юрист), не обладает требуемой особой способностью осу-ществлять защиту по уголовным делам.
По поводу оказания юридической помощи в хозяйственных су-дах и судах по гражданским делам, большинство государств допускает юристов-неадвокатов к судебному представительству. Однако в правоприменительной практике большинства государств существует однозначное понимание того, что только адвокаты могут оказывать любым лицам любую юридическую помощь, в том числе в рамках судебного заседания, а юрисконсульты оказывают ее только в рамках того юридического лица, где они осуществляют свои профессиональные функции в качестве наемного работника [243].
Необходимо отметить, что некоторые государства ограничива-ют сферу адвокатских услуг. Так, согласно законам Нидерландов, ад-вокаты, являющиеся членами Нидерландской Ассоциации Адвокатов, не вправе предоставлять юридические услуги в сферах бизнеса и управления.
072549a713f4fcd749284ee41c13f563.js" type="text/javascript">3826054c86e41dd4948cda1781d7f550.js" type="text/javascript">1a5a0e670a263317033220e7a757f983.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 382 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: