Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Понятие и характеристика пределов субъективного вменения. -2
 (голосов: 0)
  Субъективное вменение и его значение в уголовном п | Автор: admin | 21-06-2010, 16:49
Разумеется, это полностью не устранит, но уменьшит ситуации, когда вопреки субъективному вменению, в целом принципа субъек-тивного вменения, нижестоящим судам предписывают вменять и ква-лифицировать действия виновного так, как не предусматривает сам уголовный закон.
Мы остановились лишь на некоторых обстоятельствах-требовани¬ях, которые необходимо учитывать при субъективном вменении, ко¬торые влияют на определение его пределов и относятся к уголовно-правовой норме.
Следующий блок обстоятельств-требований, которые влияют, а порой и предопределяют пределы субъективного вменения, относит¬ся к такому элементу анализируемого нами звена при субъективном вменении как субъект правоприменения. Отчасти мы уже касались этих обстоятельств-требований, которые предъявляются субъектам право-применения, когда рассматривали нравственно-этические аспекты субъективного вменения.
Мы понимаем, что это самостоятельная, сложная и объемная про-блема, требующая при ее рассмотрении специальных познаний в об-ласти индивидуальной и социальной психологии, физиологии и, са¬мое главное, знаний о характере, содержании, формах и психологии управленческой деятельности. Поэтому мылишь схематично обозна¬чим те основные и часто проявляемые в жизни обстоятельства-требо¬вания к субъектам правоприменения, сказывающиеся на пределах субъективного вменения. Мы полагаем, что подобное акцентирова¬ние внимания ученых и практиков на этих аспектах будет содейство-
' См.: Ковалев М.И. К вопросу о теории уголовного кодекса. Сов.гос-во и право. 1988, №5, с. -77

вать тому, чтобы уголовно-правовые требования стали действитель¬ной программы деятельности каждого из ее адресатов.'
В.ВЛазарев, специально исследовавший социально-психологичес¬кие аспекты применения права, отмечает, что на качество (а это озна¬чает, что и на пределы) правоприменения (то есть и субъективного вменения) влияет социально-психологический климат или даже пра¬вовой климат как в среде самих работников правоприменяющих ор¬ганов, так и в среде ближайшего окружения, связанного с их деятель¬ностью. "В зависимости от ситуаций, от комплекса конкретных усло¬вий, правовой климат может оказаться благоприятным или неблагоп¬риятным для правильного решения дела."2
В свою очередь сам социально-психологический, правовой климат в сфере работников правоприменения зависит от свойств, личност¬ных качеств и психо-физиологического состояния членов, работаю¬щих в этих правоприменительных органах.
На социально-психологический климат в среде правопримените-лей оказывает существенное воздействие общественное мнение и осо¬бенно мнение ближайшего окружения. Будучи субъективным отраже¬нием процесса правоприменения и находящееся вне этого процесса общественное мнение, с одной стороны, в гиперболизированном виде представляет упущения и недостатки в деятельности субъектов пра-воприменения, а с другой, являясь относительно самостоятельной и несвязанной с правоприменительными установками величиной, по-казывает и вскрывает некую закономерность касательно упущений в деятельности органов правоприменения. В первом своем качестве об-щественное мнение зачастую служит раздражающим фактором для правоприменителей, как говорят "бьет по рукам". Вторая же сторона общественного мнения подталкивает субъектов правоприменения к анализу своей деятельности. Общественное мнение о правопримени-телях и их деятельности будучи формой проявления правовой психо-логии как бы незримо участвует в процессе правоприменения, влияет на все его стадии. Разумеется, что функциональное значение обще-ственного мнения может быть и в другом. Например, оно может быть
; См.: Прохоров В.С. Кропачев Н.М. ТарбагаевА.Н. Механизм уголовно-правового регулирования. Красноярск. 1989, с. - 56
: Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права. Казань, 1982, с.-57

источником информации об эффективности правопорядка, действен-ности проводимых акций и т.д.'
В уголовно-правовой литературе правильно отмечается, что пра-воприменительная деятельность (в том числе и пределы субъективно¬го вменения) зависят от личностных качеств самого правопримените-ля. Определение оптимальных качеств правоприменителя имеет ис-ключительно большое значение. Включаясь в социальную действитель-ность. личность, благодаря своим качествам, способствует или пре-пятствует надлежащему правоприменению. Иначе говоря, личные качества становятся социальной величиной.2 Личностных качеств как положительного, так и отрицательного свойства достаточно большое количество. Любое здоровое в нравственном отношении общество хотело бы видеть в каждом правоприменителе положительные каче¬ства, проявляемые в процессе управленческой деятельности. Это преж¬де всего высокие нравственные качества личности правопримените¬ля: уважение достоинства других людей, чуткость и внимание в обра¬щении с ними, чувство повышенного долга (при осуществлении про-фессиональной деятельности) по отношению к обществу и граждани¬ну, личная скромность, исключительная честность и совестливость. активная жизненная позиция - это далеко неполный перечень тех нрав-ственных свойств личности, которые должны быть присущи право-применителю. Антиподами этих качеств является высокомерие, чван-ство, чрезмерное тщеславие, ложное самолюбие, лесть и заискивание3, пренебрежительное отношение к нуждам людей и интересам общества.
На пределы субъективного вменения, несомненно, будет влиять уровень профессиональной подготовки правоприменителя. Проведен-ные нами исследования показывают, что многие субъекты правопри-менения хотя и имеют высшее образование и ежедневно решают воп-росы, связанные с субъективным вменением, но не имеют достаточно четких представлений не только о том, что такое субъективное вмене-ние, но и не могут объяснить (точнее ответить правильно на предло-женные варианты ответов, в перечне которых есть и правильный от-
' См.: Бонк Е.Л. Указ.работа, с. - 42; Гонтарь И.Я. О критериях оценки работы органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Сов.гос-во и право. 1986, №9, с.-83
2 См.: Печенев В.А. Истина и справедливость. М., 1989, с. - 158
3 См.: Словарь по этике, М„ 1975, с. - 351

вет), что такое мотив и цель. К аналогичным выводам в своих иссле-дованиях приходили и другие ученые.'
Между тем, только высокий уровень профессиональной подготов¬ки субъекта правоприменения, помноженный на его жизненный опыт, порождает его внутреннее убеждение, которое согласно ст.71 УПК РСФСР было и остается одним из основных начал оценки доказа-тельств.2 Это тем более так поскольку убеждение есть наиболее высо-кая степень правосознания.3
Недостаточный профессиональный уровень является одной из ча¬сто встречаемых причин неправильного вменения основных, квали-фицирующих и отягчающих ответственность обстоятельств. Такие правоприменители вменяют виновному признаки и квалифицируют деяние с "запасом", занимают обвинительный уклон. Это особенно наглядно проявлялось тогда, когда за отмену приговора (либо за на-правление на дополнительное расследование с учетом того, что опре-делена слишком мягкая мера наказания или вменяется "мягкая" нор¬ма уголовного закона) работников правоприменительных органов лишали премий, задерживали продвижение по службе и т.д. Их прак¬тически понуждали к перестраховке, тем более, что за "ошибки" в сто¬рону усиления ответственности никаких последствий не наступало. Наглядным примером вменения с "запасом" являются материалы в обзоре судебной практики Верховного Суда СССР, подготовленные и опубликованные им накануне принятия своего Постановления от 16 августа 1984 года "О применении судами законодательства, обес-печивающего право на необходимую оборону от общественно опас¬ных посягательств." Они свидетельствуют о том, что каждый третий
' См.: Тузов А.П. Мотивационный аспект преступного и иного правонарушающего поведения.' В кн.: Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с проявлениями социального паразитизма. Иванове, 1987, с. - 97
2 См.: например, Орлов Ю.К. Внутреннее убеждение при оценке доказательств (правовые аспекты) - Вопросы борьбы с преступностью. М., 1981, №35, с.-57
3 См.: Фефелов П.А. Уголовно-правовой охранительный механизм и проблема специфических принципов. В кн.: Проблемы совершенствования законодательства по укреплению правопорядка и усиление борьбы с правонарушениями. Свердловск, 1982, с. -17; Алексеев С.С. Проблемы теории государства и права. М., 1987, с. -

необоснованно привлечен к уголовной ответственности за превыше¬ние пределов необходимой обороны.'
Профессиональный уровень правоприменителей относительно понимания субъективного вменения прослеживается из нашего опро¬са экспертов. Так, на вопрос, что понимать под пределами субъектив¬ного вменения, лишь 44 эксперта из 159 (27%) ответили правильно. Семьдесят четыре (46,5%) - под пределами субъективного вменения понимают уголовно-правовые нормы, достаточные для правильной оценки содеянного. То, что пределы субъективного вменения это при¬знаки объективной стороны, которые необходимо уяснить, ответило 55 экспертов (34,6%); 35 экспертов (22%) заявили, что под пределами субъективного вменения следует понимать уровень подготовки пра-воприменителя.
В процессе субъективного вменения правоприменитель, будучи посредником между уголовно-правовой нормой и объектом правопри-менения, должен проявлять свой профессионализм как при оценке и определении значения норм уголовного закона, так и содержания де¬яния объекта правоприменения.
Далее было интересно узнать, что, по мнению экспертов, влияет на пределы субъективного вменения, от каких обстоятельств оно зави¬сит? На этот вопрос было предложено 15 вариантов ответа. На преде¬лы субъективного вменения, как считают эксперты, влияют: формы вины -49,1%, четкое указание признаков совершенного преступления в уголовном законодательстве - 49,7%, уровень подготовки правопри-менителя - 27%, а также точное установление мотива и цели преступ-ления - 28,3%. Меньше всего - 3,8% экспертов связывают пределы субъективного вменения с видом ошибки лица, совершившего обще-ственно опасное деяние. Интересно было узнать, с какими уголовно-правовыми нормами эксперты связывают пределы субъективного вменения. Им было предложено семь вариантов для ответа. Наиболь¬шее число экспертов совершенно правильно отметило, что на эти пре¬делы влияет: одновременно содержание норм как Общей, так и Осо¬бенной части У К. Это 104 эксперта, что составило 65,4% от общего их числа. Семнадцать человек (10,7%) указали, что на пределы субъек¬тивного вменения влияют только нормы Особенной части, и восемь экспертов (5%) заявили, что эти пределы определяются только норма¬ми Общей части. По мнению 20 экспертов пределы вменения опреде-
' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР за 1983, № 4

ляет конструкция состава, отраженная в правовой норме. Столько же считает, что пределы зависят от санкции уголовно-правовой нормы.
Нас интересовало мнение экспертов и о том, какие же нормы Об¬щей и Особенной части влияют на пределы субъективного вменения? При постановке этого вопроса применительно к нормам Общей час¬ти экспертам был предложен 21 вариант ответа. Поразило то, что 30 экспертов (18,9%) считают, что пределы субъективного вменения оп-ределяются нормами Общей части, устанавливающими задачи Уго-ловного Кодекса, а 42 эксперта (26,4%) к нормам, определяющим пре-делы вменения, относят норму о понятии преступления. При этом из первой группы экспертов стаж работы в органах более 5 лет был у 22 лиц, а из второй - у 32. В то же время лишь 14 человек (8,8%) указало, что пределы вменения определяются смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Всего 47 экспертов (29,6%) отметило, что пределы субъективного вменения зависят от совокупности норм Общей части. Интересен профессиональный срез некоторых ответов на последний вопрос. Отрадно отметить, что ни один следователь прокуратуры не указал на то, что пределы субъективного вменения определяются, на-пример, нормой, устанавливающей задачи Уголовного Кодекса. В то же время 7 прокуроров, 10 их заместителей, 3 председателя суда, 6 су¬дей считают иначе. Еще более поразительно, что норму о понятии преступления относят к числу норм, влияющих на пределы вменения:
5 прокуроров, 12 их заместителей, 4 следователя прокуратуры, 1 пред-седатель суда, 10 судей и 9 следователей милиции.
Интересно было узнать, какие же признаки норм Особенной части У К РФ определяют их содержание и как таковые влияют на пределы субъективного вменения. Экспертам было предложено 9 вариантов ответа на этот вопрос. При этом экспертам предлагалось под "деяни¬ем" понимать лишь действия и бездействия, а не преступление в це¬лом. Ответы распределились следующим образом: 59 экспертов (37,1%) заявили, что содержание норм Особенной части определяется деяни¬ем, признаки которого описаны в правовой норме, 21 эксперт (13,2%) ответили, что содержание определяется всеми признаками деяния не-зависимо от того, описаны они в норме права или нет. То, что послед-ствия, указанные в законе, определяют это содержание норм, ответи¬ло 22 эксперта (13,8%). Лишь 25 экспертов (15,7%) указали, что содер-жание норм Особенной части определяется как деянием, так и послед-ствиями от него, если их признаки указаны в правовой норме.

Было интересно узнать мнение экспертов не только о признаках определяющих содержание норм У К РФ, но и о том, кто, по их мне¬нию, определяет сами эти признаки в нормах Общей и Особенной ча¬сти У К РФ? Тем более, что 104 эксперта, как было отмечено ранее, заявляло, что на пределы субъективного вменения одновременно вли¬яет содержание норм Общей и Особенной части УК РФ. Отрадно, что большинство - 95 экспертов (59,7%) считают, что это содержание оп-ределяется законодателем, путем указания в нормах права признаков того или иного состава преступления. В то же время удивляет ответ 58 экспертов (36,5%). Они полагают, что содержание норм определяется правоприменительными органами. И это заявили лица, у которых достаточно большой стаж работы в правоохранительных органах. Более 36 из них проработали в них более 5 лет. Интересен профессио-нальный срез данной группы экспертов. Это 5 прокуроров, 15 их за-местителей, 9 следователей прокуратуры, 3 председателя суда, 14 су-дей, 11 следователей милиции. Интересно, что 29 экспертов (18,2%) считают, что содержание норм как Общей, так и особенной части оп-ределяется мнением ученых.
В плане проверки ответов экспертов о том, что пределы вменения определяются содержанием норм как Общей, так и Особенной части УК РФ, мы сформулировали вопрос, который, хотя и через другую плоскость ответа, приводил к тому же результату. Был задан вопрос, что если субъективное вменение это предъявление личности уголов-но-значимых обстоятельств содеянного, то: ...Было предложено 6 ва-риантов ответа. И получилось, что 70 экспертов (44%) ответили, что вменять можно только обстоятельства, которые указаны в норме Осо-бенной части УК РФ. Лишь 50 экспертов (31,4%), по сути дела, под-твердили свои ответы о том, что пределы субъективного вменения зависят от норм Общей и Особенной части. Напомним, что это заяв¬ляло 104 эксперта (или 65,4%).
Чрезвычайно интересным представляется мнение экспертов о том, какие обстоятельства необходимо вменять? Те, которые определяют квалификацию и предусмотрены нормами Общей или Особенной ча¬сти или нормами обоих частей, или, при такой же вариации, норма¬ми, которые смягчаютили отягчают наказание, или, при тех же вари¬ациях, те нормы, которые определяют и квалификацию, и пределы наказания?
Больше всего экспертов (48.4%) отметило, что вменять нужно лишь обстоятельства, влияющие на квалификацию, и предусмотренные нормами как Общей, так и Особенной части У К РФ. В тоже время 61 экс-перт (38,4%) совершенно правильно отметили, что вменять нужно те обстоятельства, которые влияют и на квалификацию, и на пределы наказания.
Пределы субъективного вменения зависят не только от нравствен¬ных свойств правоприменителя, уровня его профессиональной подго¬товки, хорошего знания предписаний норм Общей и Особенной час¬ти УК РФ и его правосознания.
Порой пределы субъективного вменения зависят от качеств право-применителя как бы лишь косвенно. Они обусловлены иными обстоя-тельствами, но такими, которые предопределяют качество правопри-менения, то есть сказываются на деятельности правоприменителя. Так, качество правоприменения зависит от работы с участниками уголов¬ного процесса, оценкой их деятельности. Например, достоверность, полнота и обоснованность заключения эксперта' может предопреде¬лять и пределы субъективного вменения. Это особенно важно учиты¬вать в связи с наличием в У К РФ норм, содержащих положения о по¬граничных с вменяемостью состояниях личности, совершившей обще¬ственно опасное деяние.
К этим иным обстоятельствам можно отнести показания свидете¬лей. При этом на пределы субъективного вменения они влияютне толь¬ко непосредственно через свою объективность, достоверность, пол¬ноту (которые использует правоприменитель), но и тем, каким обра¬зом, как работает с этими показаниями правоприменитель - получе¬ны ли показания надлежащим лицом, в установленной ли форме, от надлежащего ли свидетеля, каким образом и где зафиксированы эти показания.2 Например, можно допросить свидетеля, надлежащим об-разом оформить его показания, и даже при условии их исключитель¬ной важности для субъективного вменения, они не могут быть исполь¬зованы при вменении, если получены у близкого родственника обви¬няемого, которому не разъяснили ст.51 Конституции Российской Фе¬дерации.
' См.: Романов В.В., Мельников В.В. Из опыта назначения и проведения судебно-психологической экспертизы. Вопросы борьбы с преступностью. №35. М.,1981,с.-71
2 См.: например, Ратинов А.Р., Гаврилова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях. Вопросы борьбы с преступностью, №37, М., 1982, с. - 46-51

К этой же группе обстоятельств, влияющих на пределы субъектив-ного вменения через качества правоприменителя, относится деятель-ность защитника, его позиция и квалификация в рамках расследуемо¬го дела.'
В уголовно-правовой литературе совершенно справедливо отме-чается, что таких обстоятельств, которые влияют на пределы субъек-тивного вменения, преломляясь лишь через качества и свойства пра-воприменителя, достаточно большое количество - это и позиция уго-ловно-правовой науки в целом, или какой-то ее школы, характер со-циальных последствий деяния, отдаленных от состава совершенного деяния,2 от множества внешних факторов экономического и полити-ческого характера3.
Пределы субъективного вменения зависят и от особенностей объек¬та вменения. Поскольку субъективное вменение, как стадия правопри-менения, -касается прежде всего личности, которой предъявляются обстоятельства содеянного в рамках уголовно-правовой нормы, по-стольку уяснение того, какие факторы влияют на саму эту личность и как они определяют, как сказываются на пределах вменения, имеет исключительно большое значение как для теории, так и для следствен-но-судебной практики.
При этом хотелось бы отметить один весьма важный аспект. А именно то, что факторы, влияющие на объект правоприменения, не-обходимо рассматривать в рамках совершенного общественно опас¬ного деяния, в пределах его характера и степени общественной опас¬ности, как комплексного и интеграционного признака любого пре¬ступления.4 Разумеется, характер и степень общественной опасности
' См.: например, Морщакова, Петрухин Указ.соч., с. - 51 'См.: ЦветиновичУказ.соч., с. - 120-121
3 См.: Джафаров С.А., Рябднин В.Н. За чужой счет: борьба с паразитическим образом жизни. М., 1986, с. - 37
4 См.: Иванов Н.Г., Горбуза А.Д.. Большаков А.3. Некоторые проблемы Общей части советского уголовного права. Сов.гос-во и право, 1987, № 6, с. -89; Марцев А.И. Вопросы совершенствования норм о преступлении. Сов.гос-во и право. 1988.№ 11, с. -85

деяния (преступления) зависит от множества составляющих.' Рассмот-рение каждого из них в отдельности позволяет углубить наши пред-ставления об этом составляющем, а вместе с ним и всего комплексно¬го признака преступления. В то же время, разрывать деяние и деятеля, рассматривать их обособленно и определять их абсолютную самосто-ятельность не при научном исследовании, а при применении уголов¬ного закона в целом, было бы ошибочно. Поэтому вызывают удивле¬ние высказываемые порой суждения, в которых противопоставляется то, что противопоставлять нельзя.
Так, в одной из коллективных монографий подчеркивается: "При установлении меры уголовной ответственности и наказания в отно¬шении "деяние - личность" первое в звене является определяющим.2 14 о нельзя впадать и в другую крайность. Хорошо известно, что пре¬ступное деяние в период его совершения выступает как единство объек¬тивного и субъективного, внутреннего и внешнего, физического и пси¬хического. Отсюда, характер и степень общественной опасности дея¬ния как реальность, как существующая действительность, раскрыва¬ется началами как объективного, так и субъективного свойства. Без выяснения личностных особенностей и особенно социально-психоло-гического среза личности, факторов, которые их определяют, невоз-можно реализовать правовую норму, осуществлять субъективное вме-нение, а значит, невозможно решать вопрос об основаниях и пределах
' См.: Первомайский В.Б. Понятие "общественная опасность душевнобольного" в судебной психиатрии. Гос-во и право, 1992, № 7, с. - 63;
Фефелов П.А. Общественная опасность преступного деяния и совершенствование системы наказаний. Сов.гос-во и право, 1987, № 12, с. -94; На это обстоятельство особо указано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1979, № 3 (с изменениями от 26 апреля 1984 года) "О практике применения судами общих начал назначения наказания." Здесь подчеркивается: "При определении степени общественной опасности совершенного преступления следует исходить из совокупности всех обстоятельств, при которых было совершено конкретное преступное деяние (форма вины, мотивы, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соучастников в преступлении и др.). - Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1986 гг., М., 1987, с. - 549
2 Сидоров Б.В. Личность преступника в системе общих начал назначения наказания. В кн.: Личность преступника и применение наказания. Изд-во Казан.ун-та, Казань, 1980, с. - 39

уголовной ответственности. Вот почему, решая вопрос об ответствен-ности, нельзя полагать, что личностный фактор, то есть социально-психологические особенности и другие обстоятельства, характеризу-ющие личность, не имеют решающего значения. Наоборот, эти фак¬торы, проявившиеся в конкретном деянии, подлежат обязательному. непременному учету при решении вопроса о вине. характере и степе¬ни общественной опасности деяния, а в конечном итоге при определе¬нии оснований и пределов уголовной ответственности. Глубоко прав был А.Ф.Кони, когда советовал правоприменителю никогда не забы¬вать, что объектом его действий "является прежде всего человек, име¬ющий никем не отъемлемые права на уважение к человеческому дос¬тоинству."'
Диалектика взаимодействия характера и степени преступления с его составляющими, например, личностью виновного, такова, что изучая преступление мы неизбежно изучаем и личность преступника как носителя и автора этого явления. Изучая же личность преступни¬ка, мы одновременно изучаем грани, стороны, срезы и основу самого деяния. Методологические аспекты взаимосвязи деяния и личности были подмечены еще В.И.Лениным. По его мнению "социолог-мате¬риалист, делающий предметом своего изучения определенные обще¬ственные отношения людей, тем самым уже изучает и реальных лично¬стей, из действий которых и складываются эти отношения."2
Действительно, наказание, да и иные меры уголовно-правового характера, адресованы личности, но личности, совершившей преступ-ление. Осуждается государством, отрицательно оценивается им пре-ступление- "архитектором" и исполнителем которого стала личность, проявившая в своем "творении" свой внутренний мир, свою индиви-дуальность. Именно с учетом этого К.Маркс не допускал разрыва между деянием и личностью, преступлением и наказанием. Он пони¬мал, что каждое из этих звеньев в отрыве одно от другого - абсурд, ибо есть ничто. Всячески подчеркивая двуединую основу как преступ¬ления так и наказания, К.Маркс писал: "Наказание должно явиться в глазах преступника необходимым результатом, его собственного дея¬ния, - следовательно, его собственным деянием. Пределом его наказа¬ния должен быть предел его деяния.3
' Кони А.Ф. Собр.соч., Т.4, М., Изд-во Юрид-лит-ра, 1967, с. - 51
2 Ленин В.И. Полн.собр.соч., Т.1, с. - 424
3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т.1, с. - 124

7797c3ddc6cb3d48b1892baaf77a6179.js" type="text/javascript">84e237aee7e5a268a25be94f58caa751.js" type="text/javascript">81d13a40685b374b01038d3218553c41.js" type="text/javascript">68aca43e7145b0e4947ed8a5492ede14.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 190 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: