Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ИНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
 (голосов: 0)
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:32
Понятие документов как вида доказательств предусмотрено ст. 16 Основ и
соответствующими статьями уголовно-процессуальных кодексов союзных
республик, разграничивающих, как уже отмечалось, протоколы следственных и
судебных действий от иных документов. Они могут иметь доказательственное
значение независимо от того, составлены ли в связи с возбужденным уголовным
делом или нет. С этих позиций "иные документы" могут быть разделены на три
группы: а) документы, составленные независимо от производства по уголовному
делу, но содержащие описание события, ставшего предметом уголовного дела
(например, документы, оформляющие хозяйственную операцию, предоставление
квартиры и т. д. ), или устанавливающие отдельные факты, обстоятельства,
имеющие значение для дела (например, удостоверяющие личность, возраст); б)
документы, фиксирующие обстоятельства события, наличие или отсутствие
признаков преступления, составленные в стадии возбуждения уголовного дела
(акт ревизии, заключение технического инспектора профсоюза, объяснение
должностного лица и т. п. ); в) документы, фиксирующие фактические данные,
известные их составителю лично или из других документов, и составленные по
предложению органов расследования и суда или по просьбе участников процесса
в период производства по делу (например, справки о расписании движения
поездов, характеристики, акты ревизий, проведенных в порядке ст. 70 УПК
РСФСР). Существенное отличие протоколов от иных документов заключается в
условиях их составлени Процессуальный закон специально регламентирует
порядок составления протоколов следственных и судебных действий, имея в виду
обеспечить полноту и точность их содержани Иные документы появляются в деле,
так сказать, в "готовом виде". Процессуальный закон регламентирует лишь
вопросы их собирания, но не порядок составлени Другими словами, протоколы
возникают в ходе следственных, судебных действий, в то время как иные
документы обнаруживаются или истребуются в ходе этих действий. Отсюда
вытекают особенности проверки и оценки этих документов. Процессуальный закон
(ст. 88 УПК РСФСР) устанавливает, что документы (речь идет об иных
документах), содержащие фактические данные, служат доказательствами, если
обстоятельства, удостоверенные или изложенные учреждениями, предприятиями,
организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для
уголовного дела. В случаях, когда документы обладают признаками, указанными
в ст. 83 УПК РСФСР, они являются вещественными доказательствами (см. N 1).
Таким образом, законодатель считает в равной мере допустимыми при
доказывании документы, исходящие от государственных учреждений, предприятий,
организаций и должностных лиц; от общественных организаций и их
представителей; от отдельных граждан (разумеется, с учетом объема
компетенции и фактической осведомленности составителей). Такое решение -
результат последовательного проведения классификации доказательств, принятой
в ст. 69 УПК РСФСР, в основу которой положено различие способов
запечатления, сохранения и передачи фактической информации. Письменные
документы являются основной формой допускаемых при доказывании в уголовном
процессе иных документов. Однако в ряде случаев уголовный процесс
сталкивается с иными способами запечатления человеческой мысли, например со
звукозаписью. Отвергать такого рода документы, как указывалось, нельзя,
особенно имея в виду развитие различных технических средств фиксации
человеческой мысли, которые все больше проникают в сферу производства,
управления, быта и, следовательно, все чаще могут быть использованы при
доказывании. Так, по делам об авариях на воздушном транспорте важное
значение имеет звукозапись переговоров экипажа самолета с землей. Наряду со
звукодокументами все шире применяются и такие документы, как схемы, чертежи,
графики, таблицы, фиксирующие условными знаками программу и результаты
работы приборов, и т. д. Некоторые из числа иных документов носят
производный характер. Речь идет, в частности, не только о копиях, но и о
документах, воспроизводящих для сведения органов расследования и суда
фактические данные, имеющиеся в других документах, или содержащих
определенные обобщения и выводы составителя по результатам изучения других
документов. Так, справка бухгалтера о зарплате, получаемой сотрудником,
будет производным документом, основанным на таких первоначальных документах,
как приказ, которым руководитель учреждения установил оклад данному
сотруднику, и ведомость, в которой тот расписывался в получении зарплаты.
Точно так же производными документами будут: справка о судимости, справка
администрации о том, что на интересующем следователя сеансе шел такой-то
фильм и о времени начала и окончания сеанса; счетные регистры (бухгалтерские
книги, карточки), фиксирующие на основании приходо-расходных документов
движение имущества, и т. д. В то же время нельзя согласиться с мнением, что
особенность всех документов (не являющихся вещественными доказательствами) -
их производный характер как доказательств в процессе Довод, что
первоисточником фактического содержания документа всегда является его автор
(составитель), а сам документ - производным, неубедителен. На этом основании
можно объявить все показани производными, потому что их "первоисточник" -
свидетель или обвиняемый. Документ может быть и первоначальным, и
производным доказательством. Это зависит от характера документа, его
отношения к удостоверяемому факту. Если в подлинном документе излагаются
сведения о каких-либо фактах на основе того, что зафиксировано в другом
документе или в объяснениях лица, то такой документ будет производным. Если
же документ составлен участником какого-то действия или события, чтобы
закрепить полученную в результате этого участия фактическую информацию, то
речь будет идти о первоначальном доказательстве, так как изложенные в нем
данные получены от первоначального носителя информации. Например, накладная
- документ, предназначенный для удостоверени факта передачи имущества одним
лицом другому, будет первоначальным документом. К числу первоначальных
относятся также акты, составленные ревизором (или контролером) о фактических
обстоятельствах, наблюдавшихся им непосредственно в ходе ревизии или
проверки (например, о результатах контрольного взвешивания); инспектором - о
фактических обстоятельствах, обнаруженных им на месте производственной
аварии, транспортного происшествия; дружинниками или другими представителями
общественности - о задержании с поличным преступника и т. п. Деление
документов на первоначальные и производные определяет в значительной степени
объем и характер проверки последних, обязывая органы расследования и суд
проверить точность передачи и запечатлени сведений через посредствующие
звень Самостоятельного рассмотрения требует вопрос о доказательственном
значении документов, полученных в результате проверочных действий. При
характеристике первоначальных и производных документов, используемых при
доказывании, упоминались акты ревизоров, инспекторов, контролеров, а равно
другие материалы проверочных действий. Рассмотрим поставленный вопрос
вначале применительно к акту ревизии. В зависимости от того, назначена ли
ревизия по требованию органа расследования (прокурора) или по инициативе
контрольно-ревизионного органа, могут конкретизироваться задания ревизорам,
объем проверочных действий, сроки, состав ревизоров и т. п. Вместе с тем
сущность самих проверочных действий остается той же. Даже в тех случаях,
когда ревизия назначается по поручению органов расследования и суда,
процессуальным действием является лишь дача соответствующего поручения; само
же производство ревизии процессуальный закон не регламентирует. Поэтому акт
ревизии независимо от того, по чьему требованию назначена ревизия, имеет
одинаковую природу. Его содержание составляют: а) описание задания и условий
производства ревизии с тем, чтобы можно было оценить правильность действий
ревизоров; б) описание проверочных действий, осуществленных ревизорами, и их
результатов (речь идет как об обстоятельствах, непосредственно обнаруженных,
например при инвентаризации, так и о результатах анализа документов); в)
изложение объяснений заинтересованных лиц и их анализ; г) выводы. К акту
прилагается первичная документация, содержащая существенные, по мнению
ревизора, данные и различные вспомогательные материалы (промежуточные акты,
таблицы и т. п. ). Очевидно, что содержание акта ревизии полностью
соответствует данному в ст. 88 У ПК РСФСР понятию "иного документа". То
обстоятельство, что значительная часть фактических данных "извлечена"
ревизором из первичных документов, не опровергает этот вывод, ибо в
результате сопоставительного анализа последних констатируются факты, ранее
неизвестные. Поэтому Верховный Суд СССР неоднократно подчеркивал, что акты
бухгалтерской ревизии имеют значение доказательств В ряде случаев акт
ревизии непосредственно используется в судебной и следственной практике для
обоснования выводов по существу дела - о наличии события преступления,
виновности лица, размере ущерба, условий, способствовавших преступлению, и
т. д. Акт ревизии, содержащий определенные фактические данные, может (и
должен) проверятьс путем обращения к документам, на которых он основан, а
иногда путем допроса лиц, его составивших. Сказанное в полной мере может
быть распространено на доказательственное значение документов, составленных
различными государственными и общественными инспекциями. При этом не имеет
значения, осуществлены ли указанные действия по поручению прокурора (органа
расследования) либо произведены составителями акта самостоятельно. Не имеет
значения и то, имели они место до или после возбуждения уголовного дела.
Судебная и следственная практика широко использует указанные материалы при
проверке других доказательств, а равно непосредственно при обосновании
выводов по делу. "Поскольку заключение экспертизы и выводы ведомственной
комиссии о причинах аварии являются одним из видов доказательств, -
говорится, например, в определении Судебной коллегии по уголовным делам
Верховного Суда СССР по делу С., - суд имел право входить в оценку этих
доказательств, независимо от времени их получения" В процессе проверочных
действий органа, разрешающего вопрос о возбуждении уголовного дела, нередко
поступают различные заявления и объяснения граждан, объяснения (рапорты)
должностных лиц об известных им обстоятельствах дела. Получение этих
заявлений и объяснений по инициативе прокурора и органа расследования
предусмотрено ст. 109 УПК РСФСР, а возможность обращения граждан и
должностных лиц с заявлениями к прокурору или в орган расследования в стадии
возбуждения уголовного дела-ст. ст. 108, III УПК РСФСР То обстоятельство,
что заявление или объяснение содержит фактические данные об обстоятельствах,
которые должны стать предметом допроса заявителя, не лишает самостоятельного
доказательственного значения поступившее заявление или объяснение, так же
как необходимость производства экспертизы не устраняет само по себе
доказательственное значение акта ревизии. Было бы неправильно игнорировать
документы, собранные в стадии возбуждения уголовного дела; они должны
использоваться в качестве доказательств. Известно,, в частности, что по
делам о должностных и хозяйственных преступлениях документы наряду с
вещественными доказательствами, заключениями экспертов, показаниями обычно
кладутся в основу установления таких подлежащих доказыванию обстоятельств,
как событие преступления, характер и размер материального ущерба, а также
обстоятельств, способствовавших совершению преступлени При расследовании
организованных хищений социалистического имущества в крупных размерах
документы количественно занимают первое место среди доказательств,
используемых по делу. Содержащиеся в них фактические данные играют весьма
важную роль и как самостоятельные доказательства и как исходный материал для
заключений экспертов.
В ряде случаев для решения вопроса о возможности привлечения лица к
уголовной ответственности и применения наказания необходимы документы о
возрасте, состоянии здоровья, перенесенных заболеваниях. Буквально, ни одно
уголовное дело не обходитс и без такого рода документов, как справки о
судимости, характеристики обвиняемых, письма различных организаций,
заявления граждан в следственные органы и т. п. Закон (ст. 88 УПК РСФСР)
устанавливает в качестве условия Допустимости истребованных или
представленных документов прежде всего то, что они должны исходить от
определенного Предприятия, учреждения, организации, должностного лица или
гражданина. Иными словами, должен быть известен автор (составитель)
документа и содержание документа должно соответствовать компетенции и
фактической осведомленности автора (составителя). Нарушение хотя бы одного
из этих условий влечет недопустимость документа в качестве доказательства в
смысле ст. 88 УПК РСФСР. Например, в силу некомпетентности составителей не
может быть признана допустимой характеристика, исходящая от произвольно
подобранной группы соседей, сослуживцев и т. д., поскольку характеристика
должна исходить от администрации и коллектива (общественной организации) по
месту работы, учебы, Жительства. Точно так же не могут быть признаны
достаточными исходящие от частных лиц сообщения о возрасте, состоянии
здоровья и тому подобных обстоятельствах: удостоверять их компетентны лишь
определенные государственные учреждени Очевидно, что доказательством может
быть признан лишь документ, удостоверяющий или излагающий обстоятельства
(факты), имеющие значение для дела. Речь идет, во-первых, об
обстоятельствах, входящих в предмет доказывания; во-вторых, о фактах, знание
которых необходимо для выяснения обстоятельств первой группы; в-третьих, о
фактах, значение которых необходимо для отыскания или проверки
доказательств. Статья 88 УПК РСФСР говорит о документах, удостоверяющих или
излагающих факты. Речь идет о различии целевого назначения документа в
момент его составления, но не о различии доказательственного значени И
справка, "удостоверяющая" факт пребывания лица на работе в определенное
время, и объяснение, "излагающее" этот факт, в равной степени подлежат
проверке и оценке со стороны органов расследования и суда. Да и само деление
документов на "удостоверяющие" и "излагающие" весьма условно, так как
документ, удостоверяющий факты, излагает сведения о них и, наоборот,
документ, излагающий сведения о фактах, удостоверяет их. Процессуальная
регламентация использования "иных документов" для доказывания включает и
порядок соответствующих следственных и судебных действий или иных способов
собирания доказательств (обыск, выемка, представление документа лицом или
организацией по требованию органов расследования и суда или по своей
инициативе). Документы, появившиеся в деле без соблюдения установленного
порядка, рассматриваются как недопустимые. Закон требует оглашени
документов, исследуемых в судебном заседании, с тем, чтобы довести их
содержание до сведения всех участников процесса и обеспечить необходимую
проверку Таким образом, режим собирания и проверки "иных документов",
установленный законом, в полной мере учитывает особенности этой
разновидности доказательств и позволяет, с одной стороны, максимально широко
использовать относящиеся к предмету и пределам доказывания документальные
материалы, а с другой - обеспечить в конечном счете отбор достоверных и
действительно имеющих значение для дела документов. Особо следует
остановиться на вопросе о новых материалах, представляемых при кассационном
(надзорном) рассмотрении дела. Они занимают своеобразное положение в системе
доказательств по уголовному делу, охватывают документы, содержащие данные,
которые не были получены ни при его возбуждении, ни на предварительном
расследовании и судебном разбирательстве по данному делу, а представлены
непосредственно в кассационную (надзорную) инстанцию в обоснование (либо в
опровержение) жалобы или протеста. Возможность представления такого рода
дополнительных материалов, служащих наряду с имеющимися уже в деле
материалами основанием для проверки законности и обоснованности решения суда
первой инстанции, предусмотрена ст. 337 УПК РСФСР.
Следует отличать новые материалы, представленные в порядке ст. 337 УПК
РСФСР, от материалов, собираемых при расследовании вновь открывшихся
обстоятельств (ст. 384 УПК РСФСР). Последние требуют производства
следственных действий с соблюдением правил, установленных
уголовно-процессуальным законом. Между тем характерной особенностью новых
материалов, представленных в кассационную инстанцию в порядке ст. 337 УПК
РСФСР, является то, что они собираются не путем следственных действий.
Поэтому вопрос, имеют ли эти материалы доказательственное значение или
являются лишь своеобразными "указателями", требует особого рассмотрени Цель
представления новых материалов в кассационную инстанцию состоит в том, чтобы
содействовать суду в правильной оценке содержания жалобы или протеста и тем
самым - в правильном разрешении дела. Таким образом, эти материалы
используются для оценки достоверности и достаточности имеющихся в деле
доказательств и правильности принятого в соответствии с этими
доказательствами решения по существу дела. При этом они могут послужить
основанием для отмены приговора (определения). Анализ характера
процессуальных решений, принимаемых с помощью новых (дополнительных)
материалов, приводит к выводу, что эти материалы имеют доказательственное
значение, так как при оценке правильности состоявшегося по делу приговора
(определения) имеют то же значение, что и доказательства, находящиеся в
деле. Обратимся, в частности, к случаю, когда на основе новых материалов
кассационная инстанция отменяет приговор с прекращением дела. Кассационная
инстанция не должна направлять дело на новое рассмотрение для уточнения
обстоятельств, которые могут быть выяснены и уточнены при кассационном
рассмотрении дела Так как судебное следствие в заседании суда второй
инстанции не производится, отмена обвинительного приговора с прекращением
дела может быть, по общему правилу, основана на материалах, которые
рассматривались в суде первой инстанции, но получили в кассационной
инстанции другую оценку. "Исключением может явиться, например,... не
вызывающий сомнения новый документ, удостоверяющий, что осужденный к моменту
совершения общественно опасного деяния не достиг возраста с которого
возможна уголовна ответственность... " Иными словами, в случаях, когда
достоверность новых материалов может быть установлена непосредственно
кассационной инстанцией присущими ей средствами и способами (т. е. без
судебного следствия) и установленный новыми материалами факт исключает
возможность производства по делу, эти материалы доказывают необходимость
прекращения дела и обосновывают соответствующее решение. Здесь отчетливо
проявляется доказательственное значение новых материалов, ибо в данном
случае они служат основанием не только для отмены ранее вынесенного по делу
решения, но и для принятия нового решения по существу дела. Не случайно п. 1
ст. 349 УПК РСФСР, предписывающий кассационной инстанции прекратить дело при
наличии оснований для этого, не содержит в отличие от ст. 350,
регламентирующей случаи внесения изменений в приговор, запрета основывать
решение на не установленных судом первой инстанции обстоятельствах. В
подавляющем большинстве случаев новые материалы относятся к "иным
документам" в смысле ст. 88 УПК РСФСР. Поэтому в ст. 301 УПК Эстонской ССР и
ст. 312 УПК Узбекской ССР новые материалы определяются как письменные
доказательства (материалы). Документы практически могут быть получены не
только в результате следственных (судебных) действий, но и иным путем,
причем любым участником процесса или гражданином. Поэтому их собирание
возможно и на тех стадиях судопроизводства, на которых не ведется
предварительное или судебное следствие По общему правилу, новые материалы
относятся к одному из следующих видов документов: а) документы (справки,
характеристики, дополнительно обнаруженные приходо-расходные документы и т.
п. ), исходящие от учреждений, организаций, предприятий, должностных лиц; б)
письменные объяснения лиц, сообщающих новые фактические данные о
существенных обстоятельствах дела; в) письменные мнения специалистов по
вопросам, требующим применения специальных познаний. Материалы первой группы
могут, как уже отмечалось, служить и доказательствами необходимости отмены
или, наоборот, оставления в силе проверяемого приговора (определения), и
доказательствами, обосновывающими решение дела непосредственно кассационной
инстанцией в случаях, когда приговор отменяется с прекращением дела.
Материалы, относящиеся ко второй и третьей группам, могут иметь значение
лишь для обоснования необходимости отмены или оставления в силе приговора
(определения). Более широкие возможности использования материалов первой
группы объясняются тем, что достоверность содержащихся в них данных может
быть в некоторых случаях установлена без производства специальных
процессуальных действий, т. е. непосредственно кассационной инстанцией. Что
же касается дополнительно представленных письменных объяснений лиц, которым
известны существенные обстоятельства дела, и мнений специалистов, то они
служат лишь вспомогательным материалом и не могут заменить показаний этих
лиц и заключений экспертов (ст. ст. 72, 78 УПК РСФСР). Так как такого рода
материалы могут указывать на ранее неизвестные обстоятельства, или на
возможную недостоверность имеющихся в деле показаний и заключений, или на
существенные процессуальные нарушения, на этом основании может быть отменен
приговор (определение) Так, по одному делу о железнодорожной аварии в
кассационную инстанцию поступило письмо изобретателя тормозной системы о
том, что неисправность, бывшая причиной аварии, не могла быть по своему
характеру замечена машинистом. На основании этого мнени специалиста
обвинительный приговор был отменен и дело направлено на новое рассмотрение.
Разумеется, письменные объяснения могут быть использованы лишь в том случае,
если известно их происхождение, а письменные мнения специалистов - если
имеютс данные о их компетентности. В случае отмены приговора (определения)
на основании новых материалов последние сохраняют в ходе дальнейшего
производства значение доказательств и подлежат оценке в совокупности со
всеми материалами дела. Они помогут, в частности, выяснить полноту и
достоверность дополнительно полученных заключений экспертов и иных сведений.
В этом смысле их значение аналогично значению доказательств, собранных в
стадии возбуждения уголовного дела (ст. 109 УПК РСФСР). Будучи
непосредственно предназначены для обоснования определенного процессуального
решения (об отмене приговора, о возбуждении уголовного дела), и те, и другие
материалы имеют в случае продолжения производства по делу доказательственное
значение иных документов не только применительно к этому "промежуточному"
решению, но и при разрешении дела по существу. Участвовать в доказывании с
помощью новых материалов могут все участники процесса, имеющие право на
участие в кассационном производстве, независимо от того, подана ими жалоба
(протест) или они согласны с вынесенным решением. Это вытекает из того, что
дополнительные материалы представляются не в качестве приложения к жалобам
(протестам), а в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в них.
Следовательно, участник процесса, не обжаловавший приговор, может
представить новые материалы, подтверждающие доводы другого участника
(например, представитель потерпевшего может представить материалы
подтверждающие протест) или, наоборот, опровергающие их. В практике имеют
место случаи, когда новые материалы, посту пившие в кассационную инстанцию,
используются для обоснования вносимых в приговор изменений. Так,
определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 27
февраля 1962 г. О. было снижено наказание на основании данных о том, что он
"за весь период нахождения в местах лишения свободы характеризуется
положительно" Серьезные сомнения вызывает прежде всего относимость такого
рода новых материалов к решению вопроса о мере наказания, избранной в
соответствии с данными, характеризовавшими содеянное и личность виновного в
период совершения преступлени Но даже если оставить это соображение в
стороне, внесение в этом и любом другом случае изменений в приговор на
основании новых материалов, с нашей точки зрения, противоречит закону.
Статья 350 УПК РСФСР прямо предусматривает, что "кассационная инстанция не
вправе вносить в приговор изменения, основанные на неустановленных судом
первой инстанции обстоятельствах". Аналогичный запрет установлен и для
надзорной инстанции (ч. 7 ст. 380 УПК РСФСР). Таким образом, новые материалы
могут быть использованы кассационной инстанцией для мотивировки
необходимости оставить приговор (определение) в силе, или, наоборот,
отменить его и обратить дело на доследование, новое судебное рассмотрение,
или прекратить дело, но не для внесения изменений в приговор. Последние
могут вноситься только на основе доказательств, собранных по делу в ходе
предварительного расследования и судебного разбирательства.
89fbdaf12e5efe1119bf7ee8772408bd.js" type="text/javascript">8b12d157e623849baf2e6015622c90d8.js" type="text/javascript">d412bc7ea6e23a1184a7b228424ba4b4.js" type="text/javascript">1672c416d44324a940b7882323d4c464.js" type="text/javascript">452808f35c214b99a3d601253f98e810.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 510 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: