Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРТИЗЫ
 (голосов: 0)
  Теория доказательств | Автор: admin | 20-06-2010, 11:34

Предмет экспертизы формулируется следователем и судом с учетом его
относимости к предмету доказывания по уголовному делу в целом и зависит,
кроме того, от двух условий: а) характера и состояния объектов, направленных
на экспертизу; б) уровн развития науки. Различают следующие в иды заключений
эксперта: 1) категорическое положительное или отрицательное заключение
(например, след пальца оставлен А или не А); 2) вероятное заключение; 3)
заключение о невозможности решить данный вопрос (например, установить, кем
исполнена цифра "4", не представилось возможным). Если же вопрос выходит за
пределы специальных знаний эксперта или предоставленные ему материалы
недостаточны, он не дает заключения, а сообщает об этом органу, назначившему
экспертизу (ст. 82 УПК РСФСР). Если установленных экспертом данных
недостаточно для категорического вывода по поставленному перед ним вопросу,
то, по мнению одних авторов, эксперт должен дать заключение о невозможности
решить вопрос, а по мнению других, он должен составить вероятное заключение.
Сторонники первой точки зрения указывают, что вероятный вывод эксперта
не может быть доказательством по уголовному делу. Выводы по делу должны
основываться только на достоверно установленных фактах. Представляется,
однако, что отрицание доказательственного значения вероятного вывода
эксперта не должно переходить, как это имеет место в ряде работ сторонников
указанной точки зрения, в необоснованное отрицание доказательственного
значения всех данных, установленных экспертом в ходе исследования и
изложенных в описательной части заключени Нельзя забывать, что заключение
эксперта отнюдь не сводится только к формулированию вероятного вывода. Оно
содержит данные и о достоверно установленных в ходе экспертного исследования
фактах, оказавшихся, однако, недостаточными для разрешения поставленных
вопросов. Так, содержащиеся в заключении данные о совпадении или различии
частных признаков служат косвенным подтверждением по отношению к факту
тождества (различия). Их может оказатьс недостаточно для достоверного вывода
о наличии или отсутствии этого факта. Если бы указанный факт устанавливался
только экспертизой, то, очевидно, возможности доказывания на этом были бы
полностью исчерпаны. Но экспертное исследование не изолировано от других
способов установления истины по уголовному делу. В интересах максимальной
объективности, полноты и всесторонности судопроизводства орган расследования
и суд используют одновременно несколько параллельных, не зависящих друг от
друга способов для установления каждого обстоятельства уголовного дела
Заключение эксперта, содержащее косвенные данные о тождестве, направляет
работу следователя на установление тождества с помощью других способов
доказывани После того как другие доказательства данного обстоятельства
найдены (например, получены показания о том, что след оставлен данным
лицом), их оценка производится с учетом тех фактических обстоятельств
(например, совпадений пли различий), которые обнаружил эксперт в процессе
исследовани Совокупность показаний свидетелей и обвиняемых о том, что
определенный след оставлен данным лицом или предметом, заключение эксперта,
которым установлены совпадения некоторых признаков, может оказаться
достаточной для достоверного вывода следовател (суда) об искомом
обстоятельстве - в данном случае о тождестве. Таким образом, если эксперт
установил ряд совпадений или различий в сравниваемых объектах, комплекс
которых, однако, не позволяет прийти к категорическому заключению о
тождестве или о его отсутствии, доказательственное значение имеет не
вероятный вывод эксперта о тождестве или различии, а совпадение частных
признаков, определенно указанных экспертом. Признание вероятного заключения
эксперта доказательством противоречит прямому указанию закона:
"Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях... " (ст.
309 УПК РСФСР). Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971
г. "О судебной экспертизе по уголовным делам" указывает, что вероятное
заключение эксперта не может быть положено в основу приговора. Если
следователь (суд) сочтет необходимым воспользоваться версией, вытекающей из
экспертного исследования, это значит, что версию, которую не удалось
доказать экспертными методами, он примет "на вооружение", превращая ее тем
самым в следственную версию, и попытается использовать для ее проверки
другие доказательства. Вероятные заключения экспертов не следует смешивать с
заключениями о групповой принадлежности объектов, имеющими вполне
определенное доказательственное значение. Заключение о групповой
принадлежности (например, по типу и группе крови, по химическому составу
дроби и т. д. ) представляет собой не предположение, а категорическое
суждение о факте, которым в данном случае
является достоверно установленная принадлежность исследуемого объекта к определенному роду или группе явлений (предметов). Предположение об индивидуальном тождестве, которое может при этом возникнуть, выходит за пределы экспертного исследования. Оно может служить одним из оснований для построения следственных и судебных
версий. Возможность установления экспертом обстоятельств, не предусмотренных
заданием, также требует специального анализа. В процессе проведения
экспертизы в ряде случаев выясняется, что в объектах исследования содержится
большее количество относящейся к предмету доказывания информации, чем это
представлялось следователю (суду) в момент назначения экспертизы.
Уголовно-процессуальное законодательство союзных республик предоставило
эксперту право решать по своей инициативе вопросы, не указанные в
постановлении (определении) о назначении экспертизы (ст. 191 УПК РСФСР). Эта
норма может рассматриваться как исключение из общего правила, согласно
которому формулирование вопросов эксперту составляет компетенцию органов,
назначивших экспертизу. Она обеспечивает полноту заключения в случаях, когда
задание эксперту слишком узко или неполно определило предмет экспертизы. При
этом речь идет о фактах, связанных с предметом экспертизы и могущих быть
установленными путем исследования тех же объектов. В соответствии со ст. 78
УПК РСФСР эксперт в осуществляемом им исследовании и в заключении не вправе
выходить за пределы своей научной компетенции, т. е. делать выводы по
вопросам, которые не могут быть разрешены на основе представляемой им
отрасли знания, и предпринимать действия по уголовному делу, не связанные с
применением его специальных познаний. Уголовно-правовая оценка фактических
обстоятельств дела составляет прерогативу органов расследования (суда) и в
компетенцию эксперта не входит Только исходя из этого принципиального
положения может быть правильно решен, например, вопрос о праве
судебно-медицинского эксперта давать правовую трактовку медицинскому случаю,
т. е. квалифицировать род насильственной смерти (убийство, самоубийство,
несчастный случай). Такая оценка выходила бы за пределы его компетенции;
предметом же заключения в данном случае может быть только медицинская
характеристика причин смерти Причинение потерпевшему повреждений посторонней
рукой является одним из таких устанавливаемых судебно-медицинской
экспертизой фактов т. е. эксперт может установить факт причинения
повреждений, которые потерпевший своей рукой "физически" не мог себе
причинить. В то же время следует иметь в виду, что эксперт на основе одних
только судебно-медицинских данных не в состоянии сделать обратный вывод, т.
е. установить, причинены ли саморанения и смерть самим пострадавшим, по той
простой причине, что всякое ранение, причиненное себе пострадавшим,
объективно может быть причинено и посторонним лицом. Подобно сказанному
установление "особой жестокости" убийства, "жестокое обращение", повлекшее
самоубийство, "обезображение" лица потерпевшего также не входит в
компетенцию судебно-медицинской экспертизы, ибо указанные понятия не
являются медицинскими. Эти вопросы решаются следователем и судом по
совокупности обстоятельств дела. Компетенция эксперта в этих случаях
исчерпываетс установлением характера причиненных повреждений (включая вопрос
об их неизгладимости). Сказанное о недопустимости решения экспертом
вопросов, составляющих компетенцию органов расследования и суда, относится
не только к судебно-медицинской, но и к другим видам экспертиз. В литературе
неоднократно рассматривался вопрос о том, входит ли в компетенцию эксперта
вопрос, нарушил ли субъект своими действиями те или иные правила (правила
безопасности движения транспорта, правила техники безопасности на
производстве и др. ). Некоторые процессуалисты формулируют общее правило,
согласно которому эксперт вообще не вправе решать вопрос о нарушении норм
права, к какой бы отрасли права они ни относились. Представляется, что это
мнение ведет к необоснованному сужению компетенции эксперта. Если
технический норматив или профессиональная норма санкционированы
государством, то фактически речь идет не о двух разных нормах, а об одной
норме, имеющей научно-техническое содержание и правовую форму Во многих
случаях судить о соответствии или несоответствии действий лица определенным
специальным правилам можно, лишь располагая специальными познаниями в
области сложной технологии производства, технического состояния транспорта,
строительства, бухгалтерского учета и т. п. В связи с этим вывод эксперта о
нарушении специальных правил (или об отсутствии такового нарушения) является
доказательством по делу. Понятно при этом, что вывод эксперта подлежит
оценке следователем или судом, как и любое другое доказательство, и ни в
коей мере не предрешает вывода следователя и суда о вине и ответственности.
Нормы права, в которых эксперт находит относящиеся к его компетенции
технические и профессиональные правила, могут содержаться в различных
правовых актах. Например, при проведении судебно-медицинской экспертизы
применяются специальные медицинские критерии оценки тяжести телесных
повреждений, выраженные в ст. 108 УК РСФСР и Правилах определения степени
тяжести телесных повреждений. Нормы права, устанавливающие специальные
профессионально-технические правила, используются также для обоснования
заключений судебно-бухгалтерских, технических и прочих экспертиз. Эксперты
могут использовать для обоснования своих выводов правила международных
полетов, правила и обычаи иностранных портов, правила предупреждения
столкновения судов в море и др. Говоря о компетенции эксперта, необходимо
подчеркнуть и то, что он выходит за ее пределы в случаях, когда
самостоятельно собирает исходный доказательственный материал для
исследования, помимо направленных на исследование объектов и представленных
ему для ознакомления материалов дела. Во всех случаях, когда возникает
необходимость дополнить объекты экспертного исследовани новыми
доказательствами, эксперт обязан обратиться с соответствующим ходатайством к
органу, назначившему экспертизу Пределы научной компетенции должны
учитываться и при исследовании экспертом обстоятельств, способствовавших
совершению преступлени Дл того чтобы заключение эксперта не выходило при
этом за пределы его специальных познаний, в нем могут найти отражение: а)
лишь такие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, для
выявления которых необходимы именно эти специальные познания; б) лишь
содержательная сторона обстоятельств, способствовавших совершению
преступления, без правовой их оценки; в) эксперт может рекомендовать только
такие меры технического и организационного характера по устранению указанных
обстоятельств, которые вытекают из данных экспертного исследования и
специальных познаний эксперта и основаны лишь на материалах дела,
относящихся к предмету экспертизы Эксперт выходит за пределы своей
компетенции и в тех случаях, когда он при проведении экспертизы по
материалам уголовного дела по своему усмотрению отбирает некоторые из
данных, относящихся к предмету экспертизы, оставля без внимания остальные,
т. е. присваивает себе функции оценки доказательств. Во избежание этого суд
и орган расследования перед назначением экспертизы должны принять меры к
устранению противоречий в материалах дела, на основе которых эксперту
предлагается дать заключение. Если же это в полной мере сделать не
представилось возможным, то в самом постановлении (определении) о назначении
экспертизы необходимо указать, на каких именно материалах дела эксперт
должен основывать свое заключение. Заключение эксперта, данное по материалам
дела, в которых имеются противоречия, может содержать также альтернативу:
эксперт предлагает следователю (суду) несколько решений поставленного перед
ним вопроса в зависимости от того, какие из противоречивых материалов взяты
за основу (например, какие из показаний о скорости движения транспорта
следует использовать). Вопрос о пределах и разграничении научной компетенции
эксперта возникает также при комплексном исследовании объектов на основе
разных отраслей знани Некоторые процессуалисты отрицают возможность
проведения комплексной экспертизы на том основании, что она законом
большинства союзных республик прямо не предусмотрена и что ее проведение
неизбежно связано с выходом эксперта за пределы его специальных познаний.
Другие авторы считают, что проведение комплексных экспертиз правомерно и
полезно для судебной и следственной практики, хотя среди них нет единства
мнений относительно правовой природы комплексной экспертизы.
Комплексная экспертиза - это сложная совокупность экспертных
исследований. Каждое из них в процессуальном отношении самостоятельно,
поскольку оно проводится экспертом в пределах его научных знаний, которыми
не располагают другие эксперты, участвующие в комплексной экспертизе. В то
же время такие экспертные исследования связаны между собой единством цели:
установленные с их помощью фактические данные в совокупности позволяют
сделать вывод по вопросу, который был поставлен следователем или судом.
Комплексная экспертиза позволяет полнее охватить объект исследования;
изучить его во многих связях и опосредствованиях; сочетание методов
различных наук в экспертном исследовании позволяет дать следствию и суду
ответы на такие вопросы, решить которые не под силу каждой из этих наук в
отдельности. При проведении комплексной экспертизы объект ее как бы
распадается на ряд специальных объектов, самостоятельно исследуемых каждым
"узким" специалистом. Комплексная экспертиза хотя и назначается одним
постановлением следователя или определением суда, но состоит из нескольких
исследований и, как правило, завершается составлением нескольких экспертных
заключений, которые в сумме решают какой-то широко сформулированный
специальный вопрос Комплексными (т. е. относящимися к нескольким областям
знания) специальными познаниями может обладать и один эксперт. Если эти
познания необходимы для решения какого-то одного специального вопроса, то
такой эксперт, например судебный медик и криминалист, вправе составить одно
заключение. Подписывая такое заключение, он не выходит за пределы своих
специальных познаний. Аналогично решается вопрос о совместном составлении
заключения группой экспертов, имеющих одинаковые комплексные специальные
познания (например, группой экспертов, каждый из которых является судебным
медиком и криминалистом). Разновидностью рассматриваемого случая будет
ситуация, когда сравнительно узкие специалисты разных профессий на почве
общего образования, специальной профессиональной подготовки и опыта
экспертной работы в состоянии достаточно глубоко разобраться во всех частных
вопросах общей для них отрасли знани Например, для решения вопроса о
правильности избранного врачом курса лечения могут понадобиться специальные
познания терапевта, хирурга, рентгенолога и т. д. В этих случаях совместное
заключение будет правомерным, потому что каждый из экспертов, будучи врачом,
обладает достаточными познаниями во всех отраслях медицинской науки и,
следовательно, может проанализировать результаты исследований, проведенных
его коллегами. Однако далеко не всегда эксперты одного научного профиля
могут быть взаимно осведомлены о применяемых каждым из них сравнительно
узких, частных методах исследовани В этих случаях эксперты обязаны давать от
своего имени заключение лишь в пределах специальных познаний, которыми лично
обладают. Следует прийти к выводу, что объединение разноплановых вопросов,
например о скорости движения автомобиля и причине смерти пострадавшего, в
постановлении (определении) о назначении экспертизы или экспертном
заключении недопустимо. В заключении эксперта можно выделить следующие
группы сведений: а) сведения, характеризующие условия проведения экспертного
исследования, а именно: когда, где, кем, на каком основании была произведена
экспертиза, кто присутствовал при ее проведении; б) сведения о круге
объектов и материалов, поступивших на экспертизу, и о задании эксперту; в)
изложение общих научных положений и методов исследования в их применении к
объектам исследования; г) сведения об установленных признаках и качествах
исследуемых объектов; д) выводы об обстоятельствах, установление которых
составляет конечную цель экспертного исследовани В заключении эксперта
обычно не приводятся доказательства того, что примененные экспертом научные
положения и методы исследования правильны, научно обоснованны. Доказывание
этого тезиса предполагает последовательное изложение основ той отрасли
научного знания, которая была использована экспертом, что, естественно,
невозможно сделать в заключении. Однако представляется, что в тех случаях,
когда эксперт применил новый метод исследования, он должен в заключении
привести доказательства обоснованности этого метода. Это необходимо для
того, чтобы следователь и суд, оценивая заключение, могли судить о том,
пользуется ли данный метод признанием и отвечает ли он современным
требованиям соответствующей отрасли науки, а также о том, правильно ли
эксперт выбрал этот метод. УПК большинства союзных республик исходят из
того, что все факты, установленные экспертом на основе его специальных
познаний, должны указываться в заключении. Поэтому представляется, что нет
необходимости использовать понятия "акт экспертизы" или "протокол
экспертизы" наряду с понятием "заключение эксперта", так как это может
привести к недооценке доказательственного значения исследовательской части
заключения эксперта, где изложен весь ход исследовани Заключение эксперта
должно быть дано в письменной форме как на предварительном следствии и
дознании, так и в суде (ст. ст. 191, 288 УПК РСФСР). Такая форма
обеспечивает четкость формулировок, предполагает составление заключения
самим экспертом, повышает чувство ответственности эксперта за свои выводы;
исключает возможность ошибок и неточностей; облегчает оценку заключения
эксперта в кассационной и надзорной инстанциях. Давая заключение в суде,
эксперт представляет его в письменной форме и оглашает устно. В устной форме
отвечает эксперт и на вопросы, заданные ему на допросе. Эти ответы должны
рассматриваться как составная часть заключени Общая правовая природа
заключения эксперта и его показаний усматривается, в частности, из того, что
показани эксперта не выделены в самостоятельный вид доказательств, и из
того, что законом установлены по существу сходные основания допроса эксперта
и назначения дополнительной экспертизы (ст. ст. 81, 192, 289 УПК РСФСР).
Устанавливая обязанность следовател ознакомить обвиняемого не только с
письменным заключением эксперта, но и с протоколом его допроса (ст. 193 УПК
РСФСР), закон подчеркивает, что показания эксперта - это устное разъяснение
и дополнение его письменного заключени Заключение эксперта, содержащее
относящиеся к делу фактические данные, в зависимости от характера последних
может быть обвинительным или оправдательным, прямым или косвенным
доказательством. Независимо от того, содержит ли заключение эксперта- новые
фактические данные или подтверждает данные, уже установленные с помощью
других доказательств, оно во всех случаях будет первоначальным
доказательством. Это объясняется тем что эксперт пользуется для установления
фактов специальными научными методами, применение которых не зависит от
того, как были выявлены те же факты другими процессуальными способами
доказывани Таким образом, эксперт устанавливает факты не по средством
копирования, воспроизведения данных, содержащихся в других доказательствах,
что характерно дл производных доказательств, а путем самостоятельного
исследования и вытекающих из него выводов. Структура заключения эксперта
предусмотрена законом (ст. 191 УПК РСФСР). Заключение состоит из вводной и
исследовательской частей и выводов. Во вводной части помимо указаний на то,
когда, где, кем, на каком основании, в присутствии кого проводилась
экспертиза, какие объекты были представлены эксперту, содержится перечень
поставленных перед ним вопросов, кратко излагаются материалы дела,
сообщенные эксперту. В исследовательской части излагается весь ход
произведенных исследований, описываются примененные экспертом методы
полученные промежуточные и окончательные результаты. В вы водах даются
ответы на поставленные перед экспертом вопросы. К заключению эксперта
прилагаются различные справочные и иллюстративные материалы: таблицы,
расчеты, схемы, чертежи фотографии. Чем полнее иллюстрировано заключение,
тем оно нагляднее и доступнее для следователя и суда. Все приложения
представляют составную часть заключени
Содержание заключения эксперта должно отражать содержание всех
элементов процесса экспертного исследовани К их числу могут относиться:
экспертный осмотр, раздельное исследование, сравнительное исследование,
экспертный эксперимент, оценка полученных результатов и формулирование
выводов. Процессу собственно исследования предшествует изучение экспертом
материалов дела и уяснения экспертного задания.
ba5882cbb090762aab69802e468d1d9a.js" type="text/javascript">2c8de8f65e34c1cb73793d1326f9ee98.js" type="text/javascript">00f330e94c4e836ce092b654a5dd172a.js" type="text/javascript">27c0c144382fbd9d4782a6734b2ee597.js" type="text/javascript">7d3339752c7dd2db1de7d1c343dbaef7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 383 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: