Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
Виды, наиболее популярные типы смесителей. Виды, наиболее популярные типы смесителей.
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Проблема объекта уголовно-правовых отношений
 (голосов: 0)
  Уголовно-правовое регулирование | Автор: admin | 27-07-2010, 01:15
Вопрос об объекте правоотношения является дискуссионным как в теории права, так и в уголовном праве. «Здесь, — справедливо отмечает Ю. К. Толстой, — все подвергается сомнению: начиная от того, нужна ли вообще такая категория, как объект правоотношения, и кончая вопросом, что же следует понимать под объектом право¬отношения ».90 Так, например, И. Сабо считает, что проблема объекта
89 Подробнее см.: Трунцевский Ю. В. К вопросу об источниках российского уголовного права. Проблемы уголовной ответственности и наказания в условиях формирования правового государства. Рязань, 1994; Талалаев А. Н. Общепризнанные принципы и нормы международного права// Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1997. № 3. С.66-74.
90 Общая теория государства и права. Т. 2. Л., 1974. С. 342.

правоотношения есть проблема самого отношения.91 С. С. Алексеев, напротив, высказывал мнение, что в отдельных отраслях права не нужно искусственно «вымучивать» проблему объекта.92 В новейших учебниках уголовного права, в том числе подготовленных на базе нового УК РФ, понятие «объект уголовного правоотношения», как правило, не встречается."
В уголовно-правовой литературе также высказывались самые различные суждения по вопросу о существовании и значении объекта правоотношения. С каждым годом число вариантов ответа возрастает. На роль объекта уголовно-правового отношения претендуют: задачи уголовного законодательства (А. В. Барков, Ю. Б. Мельникова);
действия участников правоотношения (Н. А. Беляев, Л. В. Багрий-Шахматов, П. С. Дагель, Б. С. Никифоров, В. И. Пинчук, В. Г. Смирнов);
преступление (Н. А. Огурцов); социально-правовая оценка объективно запрещенного уголовным законом деяния на предмет того, является ли оно преступлением, влекущим уголовную ответственность, или применение иных мер уголовно-правового принуждения, и собственно сама уголовная ответственность (В. М. Хомич); уголовная ответствен¬ность (В. П. Божьев, И. Н. Даньшин, М. И. Ковалев, С. Н. Сабанин, Е. А. Фролов); наказание (П. С. Элькинд); уголовная ответственность, наказание и судимость (А. Е. Сигалов); преступник (А. И. Санталов);
определенная часть личности преступника (П. Бояджиев); и даже различные вещи, личные материальные и нематериальные блага — огнестрельное оружие, калым, общий трудовой стаж (Р. А. Сабитов, С. В. Земляков); личные или имущественные права лица, которых он лишается (И. Я. Козаченко); конфликтное (преступное) общественное отношение лица, совершившего преступление (П. А. Фефелов);
фактические общественные отношения, охраняемые от уничтожения уголовным законом (Б. Т. Разгильдиев); общий объект — обще¬ственный порядок, родовой — правопорядок, непосредственный — конкретное правоотношение (Г. О. Петрова). Нетрудно заметить, что
91 Сабо И. Социалистическое право. М., 1964. С. 340.
" Алексеев С. С. Общая теория права... Т. 2. М., 1982. С. 163.
" Уголовное право. Общая часть... / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова;
Уголовное право России. Общая часть... / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов; Учебник уголовного права. Общая часть... / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова;
Игнатов А. Н., Костарева Т. А. Лекция 4. Уголовная ответственность и состав преступления / Под ред. Ю. А. Красикова. М., 1996; Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть...; Уголовное право Украины...; Общая часть. 2-е изд. / Под ред. М. И. Бажанова, В. В. Сташиса, В. Я. Тиция. Харьков, 1998; Мороз В. В., Безлюдов О. А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть; Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н. ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 1999.

во всех перечисленных вариантах ответа упоминаются понятия, имеющие, как правило, устоявшееся в науке самостоятельное, не зависимое от объекта правоотношение содержание (задачи, преступ¬ления, ответственность и т. п.). Таким образом, по мнению российских юристов, любое известное правовой науке уголовно-правовое явление способно выступать в качестве объекта правоотношения. А может быть, так оно и есть? Правда, напрашивается и другой вывод: может быть, уголовное право и есть та отрасль права, в которой не нужно искусственно «вымучивать» проблему объекта.
П. С. Элькинд — один из первых авторов, поставивших задачу дать определение объекта уголовно-правового отношения. При этом она исходила из того, что «объектом правоотношения является не то, по поводу чего оно складывается (иначе можно было бы насчитать немало объектов, общих для самых различных правоотношений), и не то, на что оно в конечном счете направлено (ибо в таком случае между данным правоотношением и конечным результатом могло бы оказаться множество других правоотношений со свойственными им объектами), а то, на что направлено данное правоотношение непосредственно».94 Поэтому, продолжает П. С. Элькинд, «если под объектом правоотношения понимать то, на что направлено его содержание, т. е. на что направлены права и обязанности субъектов правоотношения, их возможное (должное) поведение, то общим объектом уголовного правоотношения будет наказание (в установ¬ленных законом пределах) и тем самым воспитание и перевоспитание лиц, совершивших преступление».9'
Концепция «наказание — объект правоотношения» с начала 60-х годов к началу 90-х годов трансформировалась в концепцию «уголовная ответственность — объект правоотношения»." Это есте¬ственно, поскольку именно с начала 60-х годов вслед за изменениями уголовного законодательства в науке постепенно стала складываться теория уголовной ответственности, в рамках которой «наказание» трактуется как одна из форм ответственности. Такая трактовка соотношения понятий «уголовная ответственность» и «наказание»
" Элькинд П. С. Сущность советского уголовно-процессуального права. С. 15.
•" Там же.
* Божьев В. П., Фролов Е. А. Уголовно-правовые и процессуальные отношения// Сов. государство и право. 1974. № 1. С. 90; Даньшин И. Н. Правоотношение в уголовном праве// Вопросы государства и права. М., 1974. Вып. 2. С. 240; Астемиров 3. А. Проблемы теории уголовной ответственности и наказания. С. 59; Сабанин С. Н. Реализация принципа справедливости в институте освобождения от уголовной ответственности и наказания:
Автореф. докт. дисс. Екатеринбург, 1993. С. 13.

нашла дополнительные аргументы в УК РФ 1996 г., в большинстве статей которого жестко разграничиваются понятия «уголовная ответственность» и «наказание».
Сторонники концепции «объект правоотношения — уголовная ответственность» считают, что объектом правоотношения является то, по поводу чего, вернее — для чего, они возникают, на что направлены субъективные права и юридические обязанности, т. е. уголовная ответственность.97 В действительности охранительное правоотношение возникает не только по поводу уголовной ответ¬ственности и даже не только для того, чтобы виновный был привлечен к уголовной ответственности. Во-первых, помимо уголовной ответственности современное уголовное право знает иные меры уголовно-правового воздействия: «ответственность в уголовном праве »(ст. 90 УК РФ, ст. 50,51,52 УК РСФСР), (гл. 6 УК ФРГ, ч. 2 ст. 99 УК РФ) и др. Поэтому в концепции «объект правоотношения — уголовная ответственность» последнее понятие должно быть заменено на понятие «меры уголовно-правового воздействия». Во-вторых, и это главное, охранительное правоотношение возникает потому, что общественным отношениям причинен вред, и для того, чтобы этот вред был устранен необходимо, чтобы обе стороны правоотношения реализовали свои права и обязанности.
По мнению В. Г. Смирнова, в качестве объекта уголовного правоотношения выступают конкретные, предписанные законом действия участников, которые и образуют содержание этого правоотношения. В. Г. Смирнов делает вывод, что нет никакой разницы между понятиями содержания и объекта правоотношения.98 Позиция В. Г. Смирнова в последнее время была поддержана П. А. Фефеловым. Категорически отвергая взгляд на юридическое содержание право¬отношения как на совокупность взаимосвязанных субъективных прав и обязанностей его участников, он полагает, что таким содержанием может быть только поведение субъектов правоотношения. Но «если содержание уголовного правоотношения сводится к совершению действий, способных привести к достижению целей наказания (см. ст. 2 УК РФ 1996 г. — Авт.), а объектом правоотношения с точки зрения общей теории права является то, на что направлено правоотношение-то объектом уголовного правоотношения является конфликтное (преступное) общественное отношение лица, совершившего преступ-
" Астемиров 3. А. Проблемы теории уголовной ответственности и наказания. С. 46. — См. также: Сабанин С. Н, Реализация принципа справедливости в институте освобождения от уголовной ответственности и наказания...
'" Смирнов В. Г. функции советского уголовного права. С. 164 и др.


ление, на которое и воздействуют органы, отправляющие правосудие от имени государства, в целях достижения целей общего и специаль¬ного предупреждения преступлений».99 По мнению П. А. Фефелова, воздействие на преступника осуществляется именно через право¬отношение. Таким образом разрешается задача ликвидации «противоречия между личностью и обществом, проявленного в преступлении».100
Эта концепция ставит много вопросов, на которые трудно найти адекватные ответы. Прежде всего остается неясным, входят ли в состав правоотношения субъективные права и обязанности его участников, если содержание правоотношения они не образуют. Ведь с точки зрения общей теории права субъективные права и обязанности — необходимый атрибут правоотношения, без которого оно не существует. Если даже признать, что содержание правоотношения образует деятельность его субъектов, то и в этом случае вряд ли оправдано сведение П. А. Фефеловым содержания к одному лишь воздействию органов, отправляющих правосудие, от «имени государства». Любое общественное отношение, а следовательно, и правоотношение в современном обществе всегда есть взаимодействие его участников, а не односторонний акт лишь одного из субъектов.
По мнению П. Бояджиева и А. И. Санталова, объектом уголов¬ного правоотношения являются личность преступника101 или определенная часть личности преступника, а также его определенные субъективные права из содержания других его правоотношений, ограничиваемых или исключаемых санкционным уголовным право¬отношением.102 Похожую позицию занимает И. Я. Козаченко. Поскольку уголовные правоотношения «хотя и возникают в связи с совершением преступления, но существуют и реализуются по поводу воздействия на личные или имущественные права преступника с целью восстановить нарушенные преступлением законные права потерпевшего, а также положительной реформации сознания и нравов преступника », постольку в роли объекта такого правоотношения «выступают личные или имущественные блага лица, совершившего преступление, которых оно лишается в связи с привлечением к уголовной ответственности».103
" фефелов П. А. Механизм уголовно-правовой охраны. Основные мето¬дологические проблемы. С. 176. 1Ю Там же. С. 177.
101 Санталов А. И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. С. 57 и др. ""ДояЭ.ж-мй^Л.Правоотношениятавнаказательногоправо.София, 1967. С. 238. 103 Козаченко И. Я. Уголовная ответственность// Уголовное право. Общая часть.../
Отв. ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамова. С. 68.


Современное уголовное право базируется на принципе личной ответственности преступника. Преступник отвечает лично за вред, лично им причиненный. Ответственность за действия, совершенные членом семьи (ст. 58 УК РСФСР 1926 г.), рода (ст. 530 и 985 «Уложение о наказаниях» 1845 г. — Изд. 1885 г.), «преступной среды» (ст. 8 УК РСФСР 1922 г.) и т. п., в современном праве исключена. Точно так же уголовная ответственность должна всегда воздействовать лишь на личность признанного виновным. Ему она предназначена, к его разуму обращена, на его ответную реакцию рассчитана. Поэтому положи¬тельной оценки заслуживает новелла УК РФ 1996 г., предписывающая суду учитывать при назначении наказания его влияние не только на исправление виновного, но и на условия жизни его семьи. По мнению С. А. Разумова, «это обстоятельство может быть признано для виновного как положительным (престарелые родители, виновный — единственный кормилец в семье, многодетный отец, женщина одна воспитывает детей и т. д.), так и отрицательным (постоянное пьянство виновного и драки в семье, жестокое обращение с членами семьи и т. д.) •>>.m В действительности рассматриваемая новелла говорит вовсе не о смягчающих или отягчающих обстоятельствах. Определяя меру ответственности, суду необходимо помнить, что она всегда должна воздействовать лишь на личность признанного виновным. Так, например, сомнительной с позиции соответствия требованиям личной и персональной ответственности виновного выглядит полная конфискация имущества как мера наказания в отношении семейного человека. Вряд ли можно обосновывать сохранение конфискации идеологическими соображениями. Так, например, В. М. Хомич утверждает, что «огромные негативные издержки процесса прива¬тизации в странах бывшей социалистической системы, активное вторжение в пока слабо защищенную экономику организованной преступности, наличие больших возможностей для коррумпирования власти, участившиеся случаи злоупотребления властью в корыстных целях склоняет к необходимости сохранения конфискации имущества в качестве дополнительного наказания».105 Нас подобные аргументы не убеждают, поскольку они не объясняют, почему у осужденного можно изымать имущество, приобретенное законным путем, т. е. существенно ограничивать права членов его семьи.
104 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. С. 116.
1(в Хомич В. М. формы реализации уголовной ответственности. Минск, 1998. С. 63.


Принципиально допустимо полагать, что отношение субъекта к объекту, включенное в систему уголовно-правового отношения, есть не что иное, как один из моментов взаимодействия двух субъектов правового отношения, где в зависимости от выбранного аспекта (от того, какая сторона активна в этом аспекте) субъекты право¬отношения выступают и объектом, и субъектом деятельности. При этом современное уголовное право признает активность обеих сторон охранительного правоотношения. Такой взгляд вызывает решительное возражение со стороны некоторых авторов. «Нам пред¬ставляется, что ни личность в целом, ни какая бы то ни было "определенная часть" личности преступника не может вообще быть объектом социалистического уголовного, как и любого другого, правоотношения. Превращение самого человека, личности в объект права, как считают советские авторы, находится в противоречии и с подлинной сущностью социалистических общественных отношений и социалистического демократизма »,106 — утверждает Н. А. Огурцов. В современной литературе аналогичную позицию занимает, например, Н. И. Матузов. Он пишет: «Человек как таковой может быть лишь субъектом, но не объектом права и правоотношений. Только в рабовладельческом обществе раб рассматривался в качестве объекта купли-продажи — "говорящей вещи". В современных правовых системах подобное не допускается, хотя... в отдельных странах имеет место... Но это уголовно наказуемые деяния».107
Трудно понять, почему объектами правоотношений могут выступать явления (предметы) материального и духовного мира (блага),108 а человеческая личность столь решительно выводится из круга возможных объектов правовых отношений. Если объект — «то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности участников правоотношения »,109 а именно так и считают Н. И. Матузов, А. А. Сабитов и С. В. Землюков, то тогда субъективные права и юридические обязанности субъектов правоотношения направлены и воздействуют не непосредственно на материальные или нематериальные блага, а на волевое поведение его участников. Н. И. Матузов фактически признает это обстоятельство, когда пишет,

11) Там же. С. 107-109. 130 Петрова Г. О. Уголовно-правовое отношение. М., 1986. С. 39.

ственные отношения в сфере общественной безопасности), поскольку в этом случае под определенным «видом правоотношения» следует понимать группу однородных правоотношений, призванных охранять, а в случае нарушения — восстанавливать нормальное функциониро¬вание определенной группы однородных общественных отношений.
Наконец, в-четвертых, если существует «непосредственный объект» уголовного правоотношения — общественные отношения, то можно говорить и об «опосредованном объекте» — личности, материальных и нематериальных благах, социальных институтах, деятельности и т. п. Для классификации последних в свою очередь может быть использовано известное науке подразделение объектов на юридические и материальные (фактические). К юридическим объектам в этом случае следует отнести позитивную и негативную уголовную ответственность, добровольное восстановление нарушен¬ного права, личные или имущественные права лица, которые охраняются уголовным законом и которые ограничиваются в процессе реализации охранительного правоотношения. К числу фактических объектов относятся: материальные блага, нематериальные личные блага, продукты духовного творчества, поведение субъектов, разного рода услуги и их результаты, ценные бумаги, официальные документы и т. д.
9fa15383f0b97d8dca7aab3257a056b3.js" type="text/javascript">1a26273120ea0c69b22d710d2c7811bc.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 643 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: