Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Криминологическая обоснованность и техника законодательной регламентации квалифицирующих и привилегирующих признаков состава преступления -4
 (голосов: 0)
  Дифференциация уголовной ответственности | Автор: admin | 20-06-2010, 09:02
Стилистические требования при конструировании квалифицированных и привилегированных составов
касаются характеристики понятийного аппарата и стиля изложения этих признаков.
Общие требования законодательной техники к изложению нормативного материала (такие, как точность,
краткость, определенность, ясность, устойчивость, общепризнанность и др.)2 приобре-
' См.: ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 121, ч. 3 ст. 122, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124, ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 128, ч. 2 ст. 138, ч. 2 ст. 146, ч. 2 ст. 147, ч. 3 ст. 151, ч. 2 ст.
165, ч. 3 ст. 166, ч. 2 ст. 167, ч. 2 ст. 168, ч. 2 ст. 169, ч. 3 ст. 174, ч. 3 ст. 175, ч. 2 и 3 ст. 178, ч. 2 ст. 181, ч. 2 ст. 184, ч. 2 ст. 186, ч. 2 ст. 187, ч. 2
ст. 198, ч. 2 ст. 202, ч. 2 ст. 204, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч. 3 ст. 211, ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223, ч. 2 и 3 ст. 227, ч. 4 ст. 228, ч. 2 и 3 ст. 234, ч. 2 ст.
237, ч. 2 ст. 245, ч. 2 и 3 ст. 247, ч. 2 ст. 250, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. 2 ст. 272, ч. 2 ст. 291, ч. 3 ст. 303, ч. 2 ст. 306, ч. 4 ст. 309, ч. 3 ст. 321, ч. 2
ст. 322, ч. 2 ст. 323, ч. 2 ст. 326, ч. 2 ст. 332, ч. 2 ст. 338, ч. 2 ст. 354, ч. 2 ст. 359.
2 См., например: Миренский Б. А. Методологические основы и методы совершенствования законодательства. С. 163; Его же.
Теоретические основы совершенствования советского уголовного законодательства. С. 101—107;
Научные основы советского правотворчества. М., 1981. С. 295 и след.; Язык закона. М., 1990. С. 18—22; Хабибулина Н. И. Язык закона и
его постижение в процессе языкового толкования права. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1996. С. Ю и след.

Стр.295
тают некоторые особенности в отношении квалифицирующих и при-вилегирующих признаков. Это обусловлено
прежде всего их функциональной особенностью, связанной с изменением, дифференциацией ответственности.
Вследствие этого понятия, используемые для обозначения квалифицирующих признаков, должны быть формально-
определенными, т; е. тождественными своему содержанию, обладать высокой информативностью и семантической
жесткостью.
Названные требования позволяют сформулировать ряд правил изложения квалифицирующих и
привилегирующих признаков.
1. Недопустимы расплывчатые формулировки типа "при квалифицирующих (отягчающих, особо
.отягчающих и пр.) обстоятельствах", "с квалифицирующими признаками'^. Крайне нежелательны
примерные перечни. Перечень для изложения конкретных проявлений квалифицирующего
(привилегирующего) признака должен быть исчерпывающим.
В истории развития отечественного законодательства вплоть до XIX в., а также в советском уголовном законе
нередко встречались формулировки типа "при отягчающих (смягчающих) обстоятельствах", влекущие изменение
санкции. Со временем число таких формулировок уменьшилось. В УК РСФСР 1960 г. они встречались лишь в
диспозиции ч. 2 ст. 80 и в ч. 2 ст. 198' ("другие отягчающие обстоятельства") и в санкции ч. 3 ст. 173 и ст. 1912 УК
РСФСР. В рассматриваемых случаях содержание квалифицирующего признака определялось правоприменительными
органами, что повышало риск неоправданной судебной репрессии.
В этой связи представляются обоснованными новации УК РФ, связанные с конкретизацией содержания ряда
квалифицирующих признаков. В новом УК не встречаются словосочетания "при отягчающих (смягчающих)
обстоятельствах", "и другие отягчающие обстоятельства"; в составе изнасилования термин "малолетняя"
' См., например: Кругликов Л. Л. О конструировании квалифицированных составов преступлений. С. 47; Ткаченко В. И. Составы
преступлений с отягчающими обстоятельствами. С. 41—42; Ткаченко В., Стрельников А. Ответственность за преступления с
отягчающими обстоятельствами // Законность. 1995. № 4. С. 34; Ковалев М. И. Общественно опасные последствия преступления и
диспозиция уголовного закона // Уголовно-правовые меры борьбы с преступностью в условиях перестройки. Свердловск, 1990. С. 18.

Стр.296
(ч. 4 ст. 117 УК РСФСР) заменен на термин "потерпевшая, заведомо не достигшая четырнадцатилетнего возраста" (п.
"в" ч. 3 ст. 131 УК РФ).
2. В рамках института квалифицирующих и привилегирую-щих признаков особенно необходимо
единообразное употребление понятий и терминов.
В соответствии с общими правилами законодательной техники' и правилами законодательной техники в
уголовном праве2 необходимо единообразное употребление понятий и терминов, особенно в рамках одного правового
института. Недопустимо использование различных понятий для обозначения одного явления (синонимов) и
одинаковых понятий для описания различных явлений (омонимов). В законе не должно быть места любой
двусмысленности.
Рассматриваемые правила законодательной техники в полной мере относятся к квалифицирующим и
привилегирующим признакам3. Последние в связи с их значимостью для дифференциации
' См., например: Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 2. С. 274, 285—286;
Язык закона. С. 23, 76, 112, 133; Пиголкин А. С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР. С. 32; Его же. Подготовка
проектов нормативных актов. С. 149—156; Тихомиров Ю. А. Теория закона. М., 1982. С. 218; Научные основы советского правотворчества.
С. 294—295, 302— 303; Ильин И. К., Миронов Н. В. О форме и стиле правовых актов (некоторые вопросы законодательной техники) // Сов.
государство и право. 1960. № 12. С. 72.
2 См., например: Лекции по русскому уголовному праву, читанные Н. С. Та-ганцевым. Часть общая. Вып. 1. Спб., 1887. С. 188—189;
Люблинский П. И. Указ. соч. С. 198—199; Шаргородский М. Д. Техника и терминология уголовного закона // Сов. государство и право. 1948.
№ 1. С. 61—65, Брай-нин Я. М. Уголовный закон и его применение С. 64—65; Ковалев М. И. Общественно опасные последствия
преступления и диспозиция уголовного закона // Сов. государство и право. 1990. № 10. С. 40—42; Ильюк Е. В. К вопросу о приемах
законодательной техники в уголовном законодательстве. С. 31; Фролов Е. А. Стабильность закона и соотношение формально-
определенных и оценочных понятий в уголовном праве // Проблемы советского уголовного права и криминологии. Свердловск, 1973. С.
38; Панов Н. И. О точности норм уголовного права и совершенствовании законодательной техники // Правоведение. 1987. № 4. С. 80—81.
' О единообразном обозначении квалифицирующих и привилегирующих признаков см., например: Брайнин Я. М. Уголовный закон и его
применение. С. 53—54, 59, 64; Козлов А. П. Отягчающие обстоятельства в советском уголовном праве. С. 19; Ткаченко В. И. Составы
преступлений с отягчающими обстоятельствами. С. 37, 39.

Стр.297
ответственности предпочтительнее обозначать с помощью терминов. Под терминами в теории законодательной
техники понимаются понятия с точно определенным, специфическим содержанием, нередко не совпадающим с
общеупотребительным его значением'. Например, термин "особая жестокость"2, используемый для обозначения
квалифицированного вида умышленного убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, имеет точно
определенное значение, отличное от общеупотребительного, более абстрактного его понимания. По определению,
данному А. С. Пи-голкиным, юридический термин — это слово (или словосочетание), которое употреблено в
законодательстве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеет точный и определенный
смысл и отличается смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью'.
Именно максимальная точность и определенность, смысловая однозначность, лаконичность и функциональная
устойчивость терминов4 дают возможность в принципе исключить полисемию при обозначении квалифицирующих и
привилегирующих обстоятельств. В истории отечественного уголовного законодательства прослеживается
устойчивая тенденция замены многочисленных названий квалифицирующих и привилегирующих признаков их
терминологическим обозначением. Например, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
использовало для обозначения неоднократности следующие понятия: "вторично", "вновь", "повторно",
"неоднократно", "во второй раз". УК РСФСР 1960 г. для обозначения рассматриваемого явления использовал два
понятия: "повторно" и "неоднократно", и наконец, УК РФ 1996 г. — только один термин: "неоднократно".
В теории права термины подразделяются на общеупотребительные, специальные технические и специальные
юридические5. Сре-
' См.: Керимов Д. А. Кодификация и законодательная техника. С, 95—97. 2 См.. Чечель Г. И. Жестокий способ совершения преступлений
против личности. Ставрополь, 1992. 1 См.. Язык закона. С. 65.
4 См." Там же; Бойко Л. М. Законодательная техника: теория и практика. Автореф дисс. канд. юрид. наук. Ташкент, 1984. С. 18—19. 1 См.:
Хабибулина Н. И. Указ. соч. С. 13—14.

Стр.298
ди квалифицирующих и привилегирующих признаков превалируют специально-юридические термины (например,
упомянутый признак "особая жестокость", а также общеопасный способ, организованная группа лиц и др., их
значение серьезно отличается от общеупотребительного) Чаще употребляются специфические, отраслевые термины, а
не общеправовые или межотраслевые. Это обусловлено особенностью квалифицирующих и привилегирующих
признаков как специфического средства дифференциации именно уголовной ответственности. При использовании
общеупотребительных терминов (например, "неоднократность") им все же придается особый смысл. Специальные
технические термины используются достачно редко, они имеют значение, заданное другой, помимо права, отраслью
знания. К таким терминам относится, например, "совершение преступления в зоне экологического бедствия или в
зоне чрезвычайной экологической ситуации".
УК РФ не употребляет более для обозначения квалифицирующих и привилегирующих признаков понятий
"отягчающие обстоятельства" и "смягчающие обстоятельства", как это встречалось, например, в УК РСФСР (ст. 102,
ч. 3 ст. 173, ст. 1912, ряд статей в гл. XII "Воинские преступления" и др), в связи с чем у правопри-менителей
возникали затруднения: имел ли в виду законодатель квалифицирующие или обычные отягчающие (смягчающие)
ответственность обстоятельства, описан ли квалифицирующий состав или градировано наказание в рамках основного
состава преступления (ст. 173, 1912 УК РСФСР). Споры по этому вопросу велись и в теории уголовного права.
Новый уголовный закон, правда, не использует прямо понятий "квалифицирующие'' и "привилегирующие"
признаки. Однако отказ от употребления одного термина "отягчающие (смягчающие) обстоятельства" в двух
значениях (в прямом и в смысле квалифицирующих и привилегирующих признаков) сам по себе следует
рассматривать как шаг вперед.
Итак, в УК РФ достигнуто существенно большее единообразие терминологии, столь важное при описании
признаков, дифференцирующих ответственность. В целом более продуман понятийный аппарат, используемый для
обозначения таких признаков. Без сомнения, это результат тщательной работы по редактированию законопроекта.
Ведь вопросы единства терминологии и поня-

Стр.299
тийного аппарата были в центре внимания при обсуждении УК'. Например, Н. ф. Кузнецова отмечала необходимость
понятийно-терминологического единообразия в новом УК, в особенности в отношении последствий,
квалифицирующих деяние2.
В законопроекте, прошедшем второе чтение в Государственной Думе в 1995 г., имели место многочисленные
разночтения в обозначении однозначных квалифицирующих признаков. Так, в ст. 113 умышленное убийство
признавалось квалифицированным, если оно совершено "способом, опасным для жизни многих людей", а в ст. 119
умышленное причинение тяжкого вреда здоровью квалифицировалось "общеопасным способом". При доработке
этого законопроекта к третьему чтению рассматриваемые признаки стали единообразными: в п. "е" ч. 2 ст. 105 и в п.
"в" ч. 2 ст. 111 УК РФ говорится об общеопасном способе убийства и умышленного причинения тяжкого вреда
здоровью. Сходная ситуация сложилась с описанием разбоя: в п. "в" ч. 2 ст. 172 законопроекта говорилось о
совершении преступления "с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия", а в п. "в"
ч. 2 ст. 229 при регламентации пиратства — о "применении оружия и предметов, используемых в качестве оружия".
После доработки законопроекта в п. "г" ч. 2 ст. 162 и в ч. 2 ст. 227 УК РФ (соответствующие составы) указано на
совершение преступления "с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия". В пятидесяти
пяти случаях законопроект употреблял термин "неоднок-
' См., например Борисов Э. Т. О терминологии, традициях и содержании проекта Уголовного кодекса // Проблемы уголовной
ответственности и ее дифференциации (в проекте УК РФ). Ярославль, 1994 С. 9; Щерба С. П., Фистин А. II., Болотский Б. С. Проект
Общей части Уголовного кодекса как современная система уголовно-правовых категорий, норм и институтов // Там же С 59—62, Губаева
Т. ^. Об информативности проекта Общей части Уголовного кодекса // Там же С 80—82; Ковалев М. И. Новый УК РФ и проблемы
законодательной техники // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М, 1994 С. 26—27;
Борисов Э. Т. Погрешности законодательной техники существенны // Вопросы уголовной ответственности и ее дифференциации (в проекте
Особенной части УК РФ). Ярославль, 1994 С. 15, Игнатов А. Н. О проекте Особенной части Уголовного кодекса // Там же С. 47
2 См . Кузнецова Н. Ф. О соотношении Общей и Особенной частей в проекте Уголовного кодекса // Вопросы уголовной ответственности и ее
дифференциации (в проекте Особенной части УК РФ) Ярославль, 1994. С 59, 62

Стр.300
ратно" и в одном — "повторно" (п. "а" ч. 2 ст. 327), в нескольких статьях признак "группа лиц" был обозначен как
"совершение преступления двумя и более лицами", в целом ряде статей признаки были определены небрежно:
"повлекли по неосторожности" — "по неосторожности повлекли", "группой лиц по предварительному сговору" — "по
предварительному сговору группой лиц". После доработки законопроекта в 1996 г. Уголовный кодекс был избавлен
от подобных разночтений.
В целом в УК РФ значительно упорядочена терминология описания отдельных квалифицирующих признаков.
Так, для описания группового преступления используются термины: "совершение преступления группой лиц" —
"группой лиц по предварительному сговору" — "организованной группой" — "преступным сообществом (преступной
организацией)", причем определение этих терминов дано непосредственно в законе (ст. 35 УК РФ). УК РСФСР 1960 г.
использовал для обозначения группового преступления более разнородные термины и понятия: "по предварительному
сговору группой лиц", "совершение преступления группой лиц", "группой", "по сговору группой лиц", "по сговору
нескольких лиц", "по предварительному сговору нескольких лиц"1.
Предложения об устранении синонимии и унификации терминологии, используемой для обозначения
квалифицирующих признаков, неоднократно высказывались в правовой литературе, причем это касалось как
проблемы в целом2, так и отдельных признаков-^, в частности таких, как "повторность" и "неоднократность"4, а также
обозначающих последствия преступления в виде "вреда",
' См. об этом: Галиакбаров P.P. Эффективность норм института соучастия в преступлении // Некоторые вопросы эффективности
уголовного законодательства. Свердловск, 1974. С. 41—42.
2 См.: Наумов А. В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград, 1973. С. 101—102; Кругликов Л. Л., Савинов В. Н. Квалифицирующие
обстоятельства: понятие, виды, влияние на квалификацию преступлений. Ярославль, 1989. С. 33.
3 См., например: Дементьев С. И. Конструирование уголовно-правовых санкций с учетом повторности преступлений // Сов. государство и
право. 1985. №4. С. 119.
4 См., например: Красиков Ю. А. Множественность преступлений: социальная сущность и проблемы уголовной ответственности. Автореф.
дисс. д-ра юрид. наук. М., 1989. С. 9—10, 25; Свинкин А. И. Оптимальное конструирование квалифицированных составов. С. 30—31.

Стр.301
"ущерба"'. Особое внимание единообразному употреблению терминов, и, в частности, используемых для описания
рассматриваемых признаков, уделялось в процессе обсуждения нового УК РФ2.
Общепризнано, что в случае отклонения значения юридического термина от общеупотребительного
целесообразно его разъяснение^. Данное положение в полной мере применимо и к толкованию терминов,
обозначающих квалифицирующие и привилегиру-ющие обстоятельства. Разъяснение подобных терминов необходимо
и в иных случаях, когда уяснение содержания таких признаков вызывает серьезные затруднения. При этом вид
толкования должен зависеть от степени сложности и частоты употребления квалифицирующего (привилегирующего)
признака. Например, наиболее сложные для понимания и часто употребляемые в одном значении квалифицирующие
(привилегирующие) признаки могут быть разъяснены непосредственно в Общей части уголовного закона4; сложные,
но менее распространенные — в Особенной части5, менее сложные и редко встречающиеся — в актах обязательного
* См. Кузнецова Н. Ф. Эффективность уголовно-правовых норм и терминология уголовного закона // Соц. законность. 1973. № 9. С 31;
Землю-ков С. В. Понятие вредных последствий преступления и их правовое значение в советском уголовном праве. Автореф. дисс. канд.
юрид. наук. М., 1983. С. 23
2 См., например: Кузнецова Н. Ф. К истории проектов Уголовных кодексов Российской Федерации // Вестник МГУ. Сер. 11, Право. 1995. №
2. С. 62;
Чучаев А. О проекте УК РФ // Законность. 1995. № 4. С, 36; Землюков С. В. Дискуссии по проекту нового Уголовного кодекса РСФСР //
Вестник МГУ. Сер. 11. Право. М., 1992. № 2. С. 30; Обсуждаем проект УК Российской Федерации// Государство и право. 1993. № 9. С. 114;
Беляева Н. В., Ореш-кина Т. Ю. Действующий уголовный закон и некоторые проблемы его совершенствования // Проблемы формирования
уголовной политики Российской Федерации и ее реализации органами внутренних дел. М., 1995. С. 107—108; Малков В. П. Уголовный
кодекс должен быть системой взаимосогласованных норм Общей и Особенной частей, Конституции РФ и иных федеральных законов. С 66
•^См.: Пиголкин А. С. Подготовка проектов нормативных актов. С. 156; Научные основы советского правотворчества. С. 303; Илъюк Е. В.
Законодательная техника построения диспозиции статьи уголовного закона. С. 10. 4 См., например: Дурманов Н. Д. Советский уголовный
закон М., 1967. С. 297; Клвнова Т. В. Уголовно-правовая норма (понятие, структура, виды) Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1986. С. 15;
Миренский Б, А. Теоретические основы совершенствования советского уголовного законодательства. С. 94; Наумов А. В. Теоретические
вопросы применения уголовно-правовых норм. С. 40—41; Панько К. А. Рецидив в советском уголовном праве. Воронеж, 1983. С. 19—20
1 См., например. Илъюк Е. В. К вопросу о приемах законодательной практики в уголовном законодательстве. С 31.

Стр.302
аутентического либо судебного толкования, а также в судебных прецедентах и теории уголовного права. Сказанное
особенно актуально в отношении оценочных квали4эицирующих признаков, которые мы рассмотрим далее.
3. Специфика квалифицирующих и привилегирующих признаков требует максимально осторожного
использования оценочных понятий для их обозначения. В теории разрабатываются критерии допустимости
использования данных понятий. Исходя из них целесообразно: а) во всех возможных случаях заменять оценочные
квалифицирующие признаки формально-определенными путем легализации разъяснения первых, содержащегося
ныне в актах судебного толкования; б) в случаях, когда без оценочных понятий не обойтись, следует стремиться
максимально нейтрализовать их отрицательные свойства путем использования всех видов разъяснения терминов.
Ограниченное использование оценочных понятий для обозначения квалифицирующих признаков во многом
обусловлено особенностью первых и функциональным назначением вторых. В частности, определение содержания
оценочных понятий во многом зависит от правоприменителей, что влечет повышенный риск судебной ошибки, о чем
свидетельствует анализ судебных ошибок в толковании квалифицирующих признаков в УК РФ. Большая часть
ошибок связана именно с квалифицирующими признаками, обозначенными в законе оценочными понятиями:
"злостность хулиганства", "значительный и крупный размер ущерба", "особая жестокость", "должностное лицо,
занимающее ответственное положение", "хулиганские побуждения", ''тяжкие и особо тяжкие последствия". На это
неоднократно обращалось внимание в отечественной юридической литературе1. В немецкой правовой литера-
' См. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву М, 1994 С. 16, Ковалев М. И.
Оптимальное соотношение формального и оценочного в уголовном законе // Сов государство и право 1973. № 11. С 69—70, Кудрявцев В. Н.
Общая теория квалификации преступлений С 134—143, Наумов А. В. Применение уго-ловно-правовых норм. С. 97 и след, Клвнова. Т. В.
Объективное и субъективное в процессе квалификации преступлений // Уголовная ответственность основания и порядок реализации
Самара, 1990 С 23, Захарян Г. Ответс'1 венное положение должностного лица // Соц законность 1990 № 11 С 62—64; Галкш1 В. М
Конкретизация норм уголовного закона // Проблемы совершеьи, i вования совеюкого законодательства Труды ВНИИСЗ Вып 47 М, 1990 С
113


Стр.303
туре подчеркивается сложность применения судьей общих предписаний закона, которые могут неоднозначно
толковаться', еще сложнее проверить правильность решения в вышестоящей инстанции. В. Гласе подчеркивает, что
оценочные признаки находятся в конфликте с идеей правового государства, в котором уголовный закон должен быть
определенным, а судебные решения должны быть контролируемы, что обеспечивает соблюдение принципа за-
конности2.
По нашему убеждению, функциональным назначением квалифицирующих и привилегирующих признаков как
средства дифференциации ответственности и значимостью ошибки в этой области вызвана крайняя нежелательность
оценочного изложения рассматриваемой категории признаков'.
Между тем в правовой литературе встречаются и иные суждения по этому поводу. Дело в том, что практически
все исследователи, пишущие об оценочных признаках, отмечают повышенный риск ошибки в их применении. Однако
все по-разному решают вопрос о сфере использования оценочных понятий. Так, Г. Л. Кригер и В. В. Питецкий,
справедливо полагая, что оценочные признаки не должны широко использоваться в области установления уголовной
ответственности, считают, что сфера их использования — дифференциация и индивидуализация ответственности.
Именно здесь проявляются их положительные свойства4. Авторы предлагают описывать именно квалифицирующие
признаки
1 См, например G;ass W. Generalklausein im Strafrechi // Festschrift flir E Schmidt. Gottmgen, 1961 S 123
2 Ibid S. 135—136, 137—138
' О необходимости по возможности избегать употребления оценочных понятий для обозначения квалифицирующих признаков (особенно в
части преступных последствий) см.. Бирков А. В. Значение, понятие, виды и принципы конструирования квалифицирующих признаков
преступления // Проблемы совершенствования законодательства и правопримени-тельной деятельности в СССР. Минск, 1983 С 286,
Ткаченко В. И. Составы преступлений с отягчающими обстоятельствами. С. 39, Землюков С. В. Понятие вредных последствий пресгуп
пения и их правовое значение в советском уголовном праве. С 21—23, Панов Н. И. О точности норм уголовного права и
совершенствовании законодательной техники С. 81, 82 ' См Кригер Г Л Некоторые вопросы построения Особенной части Уголовного
кодекса// Проблемы совершенствования уголовного закона М, 1984 С 133, Питецкий В. В. Оценочные понятия в советском уголовном
праве Автореф дисс. канд юрид наук Свердловск, 1979 С 3, 11

Стр.304
с помощью оценочных понятий. Вторит названным авторам десятилетие спустя и Т. В. Кленова, утверждающая, что
"использование оценочных понятий полезно и поэтому должно быть достаточно широким в той сфере, в которой
уголовный закон дифференцирует объем ответственности за совершенное преступление'4. Представляется, что
предпочтительнее использовать оценочные понятия при индивидуализации ответственности. Дифференциация же
ответственности (в том числе посредством квалифицирующих признаков) проводится законодателем, существенно
изменяет рамки санкции и имеет значение, едва ли не равное установлению самого уголовно-правового запрета.
Думается, описание всех признаков состава преступления — как основного, так и квалифицированного — должно
быть по возможности недвусмысленно и формализованно. Сходная позиция у немецкого исследователя В. Глас-са,
который подчеркивает, что оценочные понятия не должны использоваться для конструирования составов
преступлений, они предпочтительнее в сфере назначения наказания2.
Следует отметить, что вопросы соотношения казуистического и абстрактного способов изложения диспозиции
состава, а также формально-оценочного описания признака состава, по-разному решались на различных этапах
развития отечественного уголовного законодательства. До XIX в. преобладал казуистический способ описания
диспозиции, в том числе и квалифицирующих (привиле-гирующих) признаков. На рубеже XIX—XX вв.
казуистическое изложение составов преступлений (в частности, квалифицированных и привилегированных)
сменилось более абстрактными формулировками. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
предусматривало открытый перечень действий, признаваемых общеопасными (квалифицирующий признак убийства).
К ним, в частности, относились поджог, взрыв, потопление, выстрелы в толпу людей и т. п. В Уголовном уложении
1903 г. для обозначения данного квалифицирующего признака было использовано более абстрактное оценочное
понятие — "способом, опасным для жизни многих лиц".
' См.: Кленова Т. В. Объективное и субъективное в процессе квалификации преступлений. С.25.
1 См.: Glass W. Op cit. S. 132.

Стр.305
Более абстрактные формулировки, с одной стороны, избавили закон от неполных перечней конкретных
проявлений квалифицирующего обстоятельства, а также способствовали определенной стабилизации
законодательства, позволив без изменения последнего учитывать изменчивость общественных отношений, что нельзя
не признать положительным. Однако, с другой стороны, это повлекло известное увеличение доли оценочных понятий,
использование которых для описания квалифицирующих признаков, как нам представляется, не всегда оправданно.
Анализ УК РСФСР 1960 г. показывает, что около трети всех квалифицирующих обстоятельств в нем описано с
помощью оценочных признаков. Среди них наиболее распространены именно те, с которыми наиболее часто связаны
судебные ошибки: тяжкие последствия преступления, существенный и значительный ущерб от содеянного,
злостность, общеопасный и мучительный для потерпевшего способ, крупный и особо крупный размер, ответственное
должностное положение виновного.
УК РФ 1996 г. также содержит значительное количество оценочных квалифицирующих признаков. Их доля
среди всех квалифицирующих признаков составляет 18%. Наиболее часто встречаются:
тяжкие последствия (43), крупный размер (ущерб), в крупном размере (20), потерпевший — лицо, находящееся в
беспомощном состоянии (5), в материальной или иной зависимости от потерпевшего (2), особая жестокость (5),
значительный ущерб потерпевшему (4), общеопасный способ (4), особо крупный размер (4), аффект (3).
В процессе обсуждения проектов нового УК неоднократно вставал вопрос о формализации значения ряда
оценочных понятий'. Так, Г. М. Миньковский подчеркивал необходимость замены (в тех случаях, когда это возможно)
оценочных понятий перечнями типичных ситуаций либо включения в норму или в приложение к УК определений
таких понятий; но вместе с тем признавал уто-
' См., например: Лысое М. Д. Логико-структурный анализ понятий и признаков преступлений в действующем Уголовном кодексе РФ //
Государство и право. 1997. № 12. С. 77—78; Иванов Н. Об унификации оценочных признаков уголовного закона // Рос юстиция 1996. № 4. С.
17—18; Советское государство и право 1992. № 10 С 66—69

стр.306
личность идеи полного отказа от использования оценочных понятий'.
Необходимо отметить, что составители законопроекта стремились максимально использовать позитивные
качества оценочных понятий и нейтрализовать отрицательные. Исходя из этого они отказались от ряда оценочных
понятий, заменив их формально-определенными. При этом уточнялось значение признака. Например, УК РФ
отказался от употребления термина "злостное хулиганство" и сопутствующих ему понятий "исключительный цинизм"
и "особая дерзость" в составе хулиганства (ст. 206 УК РСФСР) и закрепил в ч. 2 ст. 213 формально-определенные
признаки "группа лиц, группа лиц по предварительному сговору или организованная группа" (п. "а"). В ряде составов
должностных преступлений формализован признак "совершение преступления должностным лицом, занимающим
ответственное положение" (например, ч. 2 ст. 173 УК РСФСР); он заменен на признак "совершение преступления
лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта
Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления" (например, ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 2 ст.
287, ч. 3 ст. 290 УК РФ), причем в примечаниях 2 и 3 к ст. 285 УК РФ дано разъяснение данного признака, что следует
признать позитивным.
Особо примечательна формализация в УК РФ понятия "тяжкие последствия", применение которого вызывало
ранее серьезные затруднения. В частности, примерно в половине случаев довольно абстрактное понятие "тяжкие
последствия" конкретизируется через примерный перечень. Так, в ч. 3 ст. 211 УК РФ это деяния, которые "повлекли
по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия", в диспозиции ч. 2 ст. 215 УК РФ закреплено: "то
же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, радиоактивное заражение окружающей среды или иные
тяжкие последствия". Такую тенденцию нельзя не приветствовать. Правоприменители при толковании признака
"иные тяжкие последствия" могут ориентироваться на обстоятельства, примерно равные
' См . Миньковский Г. М. Проект Особенной части Уголовного кодекса глазами участников разработки // Вопросы уголовной
ответственности и ее дифференциации (в проекте Особенной части УК РФ) Ярославль, 1994 С. 17.

Стр.307
по степени общественной опасности названным или по крайней мере сравнимые с ними. Однако очевидно, что
конкретизация в данном случае носит лишь частичный характер. Думается, в перспективе речь должна идти по
возможности о более полной конкретизации оценочных квалифицирующих признаков, в том числе путем ис-
пользования законодательных определений.
Итак, УК РФ заметно реже употребляет оценочные понятия для описания квалифицированных и особо
квалифицированных составов преступлений. Думается, это удачно, ибо существенные правовые последствия,
изменение пределов санкции (особо) квалифицирующими признаками требуют дополнительных гарантий точного
обозначения этих признаков.
Нельзя не заметить и активное законодательное разъяснение в новом УК оценочных квалифицирующих
признаков1. Так, крупный размер для преступлений против собственности толкуется в примечании 2 к ст. 158 УК РФ.
В Кодексе дано разъяснение понятий особо крупного размера незаконного предпринимательства и незаконной
банковской деятельности (примечание к ст. 171), крупного размера незаконного оборота драгоценных металлов,
природных драгоценных камней и жемчуга (примечание к ст. 191), особо крупного размера уклонения гражданина от
уплаты налога (примечание к ст. 198), крупного размера обмана потребителей (примечание к ст. 200), крупного
размера незаконной порубки деревьев и кустарников (примечание к ст. 260), крупного размера получения взятки
(примечание к ст. 290) Понятия крупного и особо крупного размера наркотических средств и психотропных веществ
даны ввиду их объемности не в законе, а в Перечне крупных и особо крупных размеров количеств наркотических
средств и психотропных ве-
' При обсуждениях нового УК предлагались различные способы законодательного разъяснения понятий, в статье закона после
употребления термина, в статье, специально посвященной толкованию того или иного термина, в примечании к статье, в специальном
словаре терминов См., например. Устинов В. С., Рыбакова Н. Ю. К вопросу об определении поня-гий и терминов в уголовном
законодательстве // Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Ярославль, 1996 С. 20,
Панченко П. Н. Система уголовного и уголовно-процес-суального законодательства состояние и перепек гивы // Современные тенденции
развития уголовной политики и уголовного законодагельства М, 1994 С 50

Стр.308
ществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте, утвержденном Постоянным комитетом по контролю
наркотиков 17 и 25 декабря 1996 г.1
Таким образом, дав легальные определения понятий крупного и особо крупного размеров, законодатель тем
самым прекратил давние дискуссии в юридической литературе о том, следует ли во всех случаях употребления в
законе понимать под термином "крупный ущерб" сумму, идентичную значению аналогичного признака в составах
хищений. Ввиду неодинакового значения данного признака в различных составах законодатель обоснованно
использовал легальное толкование2.
Отметим, что в УК РФ дано законодательное определение лишь оценочных квалифицирующих признаков,
характеризующих размер ущерба. В связи с этим возникает вопрос: не следует ли дать определения и иным
оценочным признакам? Иначе говоря:
каковы границы формализации оценочных квалифицирующих (при-вилегирующих) признаков или каковы критерии
отбора подлежащих конкретизации признаков? Видимо, к последним можно отнести лишь те оценочные признаки,
'которые в принципе могут быть выражены количественно: например, характеризующие размер материального
ущерба от преступления или степень тяжести причиненного вреда здоровью. Представляется при этом целесооб-
разной классификация оценочных признаков на качественные и количественные''. Очевидно, формализации подлежат
квалифицирующие признаки, обозначенные количественными оценочными понятиями. Иное решение возможно в
отношении квалифицирующих обстоятельств, регламентированных в законе с помощью качественных оценочных
понятий, например, характеризующих
' См.: БВС РФ. 1997. № 3 С. 18—21
2 В связи с этим отметим, что мы не разделяем мнения тех ученых, которые приветствуют оценочное описание квалифицирующих
признаков, характеризующих размер ущерба (см: Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления. С. 89—90, Кригвр Г. А.
Квалификация хищений социалистического имущества. С. 239—242; Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве.
Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. М., 1977. С. 15—16; Ткаченко В. И. Составы преступлений с отягчающими обстоятельствами. С.40).
^См.: Илъюк Е. В. Законодательная техника построения диспозиции статьи уголовного закона. С. 15

Стр.309
моральную оценку ("особая жестокость"). В этом случае следует не упускать из виду и творчески учитывать традиции
законодательного закрепления ряда квалифицирующих обстоятельств в оценочных признаках. Здесь можно пойти на
риск дифференциации ответственности с помощью оценочных квалифицирующих признаков. При этом необходимо
предпринять ряд мер по облегчению применения последних, в частности, дать официальное судебное разъяснение
оценочных квалифицирующих признаков, официальное закрепление точных критериев оценки обстоятельств
конкретных уголовных дел, соответствующих рассматриваемым признакам. Представляется, что эта мера в
значительной степени нейтрализует отрицательные свойства употребленных для описания квалифицирующих
признаков оценочных понятий.
В теории законодательной техники существуют определенные воззрения на форму правовых дефиниций1. Общие
определения признаются более предпочтительными перед эксплицитными определениями. Последние
характеризуются перечнями конкретных значений, которые зачастую загромождают определение и повышают риск
пробела (изначального, поскольку сложно предусмотреть все случаи; либо возникшего вместе с новым явлением). В
случаях, когда необходимо прибегнуть к перечню, предпочтительнее сделать его исчерпывающим. При
невозможности перечислить все значения понятия следует сочетать примерный перечень и общую дефиницию,
содержащую критерий отнесения явлений к перечню. Сказанное, равно как и требования содержать точные и ясные
дефиниции, тождественные понятию, не определять неизвестное через неизвестное и другие требования формальной
логики к определению понятий, в полной мере относится и к оценочным квалифицирующим признакам.
Следовательно, их определение по возможности следует давать через общие дефиниции либо полные перечни, в
случае же использования примерного перечня обязательно наличие общей дефиниции. Очевидно, что новый УК РФ
успешно использует приемы общей дефиниции либо определение через примерный перечень в сочетании с общей
дефиницией.
' См.: Керимов Д. А. Кодификация и законодательная техника. С 70—72;
Законодательная техника. С. 43, 50—51; Илъюк Е. В. Законодательная техника построения диспозиции статьи уголовного закона. С. 12,
Морщако-ва Т. В. Семантические характеристики терминов уголовного закона. Автореф дисс. канд. филол. наук. М., 1992. С. 13—14.

Стр.310
По поводу места разъяснения оценочных квалифицирующих признаков, на наш взгляд, следует отметить, что
наиболее сложные из них могут быть определены непосредственно в законе'. Судебное толкование носит как бы
дополнительный характер и может использоваться для разъяснения менее распространенных и менее сложных
признаков. В подзаконных актах следует давать объемные разъяснения (типа таблиц крупного и особо крупного
размера наркотических средств и психотропных веществ). При этом следует учитывать, что, несмотря на
официальный, обязательный для право-применителей характер -всех перечисленных видов толкования (за-
конодательное, аутентическое и судебное), законодательное толкование обладает большей силой. Кроме того,
законодательное толкование терминов более соответствует конституционному принципу разделения властей.
Широко известно, что судебное толкование (как по прецедентам, так и руководящее) нередко носило расши-
рительный или ограничительный характер. Таким образом, судебные инстанции "подправляли" уголовный закон,
присваивая себе, по существу, компетенцию законодателя. По нашему мнению, нельзя допускать смешение
компетенции законодательной и судебной властей, в том числе в сфере уголовного права.
Ряд авторов, рассматривавших данный вопрос, в связи с разработкой нового УК (Козаченко И. Я,, Ковалев М.
И., Землюков С. В., Соколовский П. И.), предлагали дать в тексте УК дефиниции терминов и включить в закон
словарь терминов2. Иные исследователи были более категоричны, принципиально выступая против разъяснения
оценочных признаков в примечаниях' к статьям Особенной
В литературе подчеркивалась предпочтительность законодательного толкования перед судебным, создающим угрозу подмены
законодательной власти властью судебной (см.: Беляева Н. В., Орешкшш Т. Ю. Указ. соч. С. 108). ''• См.: Сов. государство и право. № 1992.
№ 3. С. 143.
Мы не можем также согласиться с авторами, вообще отрицательно оценивающими наличие примечаний в тексте закона, поскольку
примечания якобы затрудняют пользование законом и подчеркивают второстепенность материала, помещенного в них (см.: Ильин И. К.,
Миронов Н. В. Указ. соч. С. 71; Миренский Б. А. Теоретические основы разработки уголовного законодательства Автореф. дисс. д-ра юрид
наук. М., 1993. С. 32; Пиголкин А. С. Подготовка проектов нормативных актов. С. 133; Квримов Д. А. Кодификация и законодательная
техника. С. 69; Научные основы советского право-творчества С. 276—277). Представляется, что разъяснения понятий по сути своей
являются второстепенными в сравнении с нормативными предписаниями, размещенными в тексте закона, и поэтому вполне оправданно
их закрепление в примечании к статье закона. Помимо того, разъяснения оценочных признаков не затрудняют, а облегчают применение
закона.

Стр.311
части. Так, Н. Иванов обосновывал это положение тем, что оценочные признаки всегда имеют одинаковое значение,
и, следовательно, могут быть разъяснены в специальных нормах в конце Общей части'. Чтобы убедиться в
неодинаковых значениях оценочных квалифицирующих признаков достаточно обратиться к действующему
уголовному закону. Таким образом, аргумент Н. Иванова является оспоримым.
На наш взгляд, законодательное толкование оценочных квалифицирующих признаков целесообразно проводить
дифференцирование, в зависимости от места законодательного закрепления квалифицирующего признака и степени
его сложности.
Во-первых, характерные для многих видов преступлений и имеющие сходное значение признаки могут быть
разъяснены в Общей части уголовного закона, в статьях, содержащих регламентацию меры влияния данного признака
на наказание. Этот тип разъяснения должен применяться лишь по отношению к тем признакам, единообразное
понимание которых имеет принципиальное значение для многих видов преступлений. Такое разъяснение впервые
использовал УК РФ 1996 г., определив в Общей части понятия неоднократности и группы лиц.
Во-вторых, квалифицирующие признаки, особенно сложные для понимания, однако не характерные для многих
составов преступлений, могут быть разъяснены в Особенной части уголовного закона. Это возможно сделать
следующим образом:
1) непосредственно в статье, где употреблен оценочный признак, в скобках после его первого употребления,
либо через тире, либо с помощью союза "то есть", либо в примечании к этой статье; как видим, именно последнее
решение наиболее популярно в новом УК РФ;
2) в начале главы Особенной части, для многих составов которой характерен данный оценочный признак, в
тексте первой статьи либо в примечании к первой статье главы; именно последний вариант использует УК РФ в гл.
21.
В-третьих, оценочные квалифицирующие признаки, в толковании которых возникает меньше затруднений,
можно толко-
' См.: Иванов Н. Об унификации оценочных признаков уголовного закона. С. 18,

Стр.312
вать в подзаконных актах аутентического толкования либо в руководящих постановлениях высшей судебной
инстанции. Не исключается также возможность создания акта судебного толкования, посвященного непосредственно
квалифицирующим признакам. В последнем можно было бы дать не только дефиниции оценочных
квалифицирующих признаков, но и перечни (по возможности исчерпывающие либо наиболее полные) конкретных
форм проявления рассматриваемых обстоятельств. Кроме того, в этом акте возможно регламентировать ряд общих
вопросов, принципов и частных правил уголовно-правовой оценки преступлений с квалифицированными составами'.
Разумеется, законодательную форму института квалифицирующих признаков нельзя признать безупречной и в
новом УК РФ, однако существенное улучшение в нем законодательного оформления квалифицирующих признаков
позволяет говорить о формировании нового законодательного института.
177d4ef7af34b197eff3937ee66348ac.js" type="text/javascript">4409ed93c66091b3550ee199859820fb.js" type="text/javascript">6790b11e09c6f4bacc2c209dcb232ef4.js" type="text/javascript">3fd822a69bea59e53aace1b822b18f22.js" type="text/javascript">f1cd362f2b3c76f6d234f0f4e7a227ee.js" type="text/javascript">163d3f814ad5361b8c59ccbad61862d1.js" type="text/javascript">36791bb1ab4e82ed4893815ec2ead851.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 161 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: