Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
1 Предприниматель – новый герой нашего времени
 (голосов: 0)
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:59

1.1. Чем отличается предприниматель от бизнесмена?

На российской (как и на мировой) сцене, оставаясь практически в тени, все активнее действует фигура, призванная в постиндустриальную эпоху играть ключевую роль. Это – предприниматель.
«Предпринимательство» и «бизнес» в просторечии – почти синонимы. Правильнее было бы считать их фундаментально различными понятиями.
Бизнесмен – давно известная и признанная в обществе фигура (хотя так было не всегда). Он занимается товарным производством, торговлей и/или кредитованием, стремясь при этом к получению прибыли. Отношения между конкурирующими бизнесменами определяются правилами игры, которые (в идеальной модели) устанавливает «невидимая рука рынка». Классическое «капиталистическое» государство беспристрастно следит за соблюдением игроками этих исторически сложившихся правил, взимая на покрытие своих издержек часть прибыли бизнесменов в форме налогов.
Предприниматель – центральная фигура постиндустриального общества, социальный инженер нового типа. В своей деятельности он использует разнообразные бизнесы не как источники прибыли, а как элементы конструктора для создания предпринимательских схем. Сами рыночные правила превращаются при этом в предмет инженерной деятельности. Они не нарушаются, они – используются.

Примечание. Предпринимательство как «идеальный газ»

Конечно, вводимое таким образом понятие «предприниматель» является предельной абстракцией, идеализацией. В физике существует модель «идеального газа», в которой молекулы рассматриваются как одинаковые, абсолютно упругие шарики, не имеющие внутренней структуры. При решении задач, связанных со сверхзвуковой авиацией, она уже не работает: приходится учитывать эффекты пограничного слоя (молекулы «прилипают» к поверхности самолета), ионизации (от нагрева молекулы распадаются на заряженные частицы вплоть до образования плазмы), отошедших ударных волн со скачками уплотнения и т.д. Поэтому при решении многих практических вопросов модель идеального газа приходится усложнять; но понять фундаментальные закономерности газообразного состояния материи она позволяет.
В реальности вместо четкой границы между «бизнесменом» и «предпринимателем» обнаруживается широкий спектр переходных и смешанных форм. Например, российский коммерсант может искренне считать себя бизнесменом, тщательно копирующим западные формы бизнеса и «один к одному» переносящим их на нашу почву. Однако трансплантация рыночных форм в нерыночную среду (где сам тип «нерыночности» притом глубоко меняется от региона к региону) представляет собой предпринимательскую задачу высокого уровня сложности. Каждую из таких внедряемых форм приходится обстраивать целой системой дополнений, щитов и прочих оболочек из подручного социального материала.
Одно из сильно идеализирующих предположений состоит в том, что предприниматель в качестве строительного материала для своих схем использует только формы бизнеса. Отечественным «предпринимателям» рыночного материала остро не хватает, зато под рукой – постмодернистский спектр самых разнообразных доэкономических укладов, оставшихся от прошлого, со вкраплениями островков далекого будущего. Поэтому наши социальные инженеры строят головокружительные конструкции, где новые политтехнологии и черный ПиАр сопрягаются с бандитскими разборками, а шахтеры, послушно выходящие на рельсы, – с хакерами, взламывающими серверы западных банков и спецслужб. Другая сильная идеализация – рассматривать только схемы, которые не нарушают действующее законодательство. Вследствие этого здесь не рассматриваются распространенные фигуры «аферистов», «комбинаторов» и прочих теневиков.

1.2. Природа предпринимательской схемы

Предприниматели на наших глазах творят новый тип человеческой деятельности.
Новые формы всегда создаются из исторически предшествующих, которые используются как «природный материал». Новая форма извлекает прежние из их стихийно сложившихся отношений и объединяет в сознательно проектируемую схему, где каждая из них начинает выполнять определенную функцию в рамках созданного целого.
Конструктор берет несколько природных сил, объединяет их в рамках технологии способом, не встречающимся в природе, и получает принципиально новый эффект. Поток воды вращает колесо с лопатками, оно приводит в действие жернова, которые размалывают зерна культурных злаков. Никакие законы природы при этом не нарушаются.
В предпринимательской схеме связь между отдельными бизнесами имеет прежде всего информационный, а уже как следствие экономический характер. Это значит, что она основана на знании предпринимателя о том, как каждый из бизнесов устроен изнутри. В отсутствие таких знаний предпринимательская схема невозможна. Связи типа «холдинга» не способны дать предпринимательское новое качество. Экономический эффект достигается неэкономическими средствами. Поэтому, в частности, постиндустриальное общество называют еще постэкономическим.

1.3. Жизненный цикл предпринимательской схемы

Предпринимательская схема сверхэффективна прежде всего потому, что она уникальна и незаметна для окружающих, как в сказках о шапке-невидимке. Как только ноу-хау схемы раскрыто, ее изобретатель становится предметом журналистских расследований, мишенью для атак законодателей и контролеров, объектом криминальных наездов и давления плагиаторов-конкурентов. Имунная система общества рефлекторно стремится уничтожить инородное тело, а его разнообразные органы и члены – присвоить находку или урвать от нее кусок. Попытка защиты неизбежно ведет к тому, что приходится «делиться». Отдача от схемы падает, сама она перестает быть уникальной и невидимой, рутинизируется и теряет качество схемы, а ее субъект – качество предпринимателя.
Настоящий предприниматель вместо этого без сожаления оставляет отработанную схему (продает, сдает в аренду или попросту отбрасывает) и принимается за разработку новой, которая, в частности, может включать старую в качестве одного из элементов. Истинный предприниматель – не тот, кто единожды изобрел новую схему и всю жизнь пытается выжимать из нее убывающие дивиденды. Он – тот, кто постоянно занимается созданием новых схем, перманентный процесс их конструирования составляет саму суть предпринимательского типа деятельности.
По мере развития новых информационных технологий жизненный цикл предпринимательской схемы становится все короче, предъявляя возрастающие требования к конструкторским качествам предпринимателя, его интеллектуальной, информационной и технологической оснащенности.

1.4. Производительна ли предпринимательская схема?

Всякий раз при появлении на свет нового типа деятельности встает вопрос о его производительности. Производит ли его творец нечто новое – или перераспределяет в свою пользу уже произведенное, хитроумно обворовывая соседей? Изобретатель товарной формы производства изготавливает с виду такие же валенки, как и прочие ремесленники, но в отличие от них он быстро богатеет, чем вызывает подозрение и возмущение. Секрет его успеха таится не столько в качестве продукции, сколько в костяшках счетов, на которых он подсчитывает издержки и соотносит их с прибылью. Конкуренты умеют валять войлок не хуже, но не умеют считать.
Любая новая схема деятельности производительна в той мере, в какой она берет из «природы» некие силы и превращает их в человеческие. Создатель нового типа деятельности рассматривает все предыдущие как лес, в котором он хозяйничает как хочет. Если предпринимательская схема позволяет взять из социальной природы ту или иную стихийную силу и обратить ее на пользу хотя бы одному человеку – тем самым для него она производительна.
Буйство рыночной стихии служит притчей во языцех. Разнообразные экономические кризисы налетают подобно тайфунам, внезапно наполняя чьи-то паруса, но чаще разрушая благополучие частных лиц, финансовых империй и целых регионов. Таково свойство пресловутой «невидимой руки», таков способ, которым она соединяет отдельные бизнесы между собой. Невидимая (для общества) рука предпринимателя поверх этой связи соединяет некоторые из элементов экономики в новую конфигурацию, присваивая частицу «ничейной» рыночной энергии. Другой вопрос в том, что при этом приобретает и что теряет остальное общество. Для обычных агентов экономики последствия этой активности могут быть самыми различными.

1.5. Законна ли предпринимательская схема?

Если подразумевать экономическое законодательство, регулирующее деятельность бизнесменов, тогда данный вопрос не имеет смысла. Законными или незаконными могут быть лишь составляющие схему бизнесы. В последнем случае схема действительно будет криминальной – подобно салату, в котором содержится отравленный овощ. В остальном законы вообще не затрагивают ту сферу, в которой работает предприниматель, так как они регулируют поведение рыночных субъектов, к числу которых предприниматель не относится. С точки зрения существующего законодательства предпринимательская схема попросту невидима. Когда предприниматель строит из бизнесов схему, он не отменяет и не нарушает закономерности рынка. Авиаконструктор не отменяет земное притяжение, вместо этого он для достижения своих целей создает новую, искусственную взаимосвязь между несколькими естественными процессами. Предпринимателя никак не ограничивает экономическое законодательство, кодифицирующее правила рыночного поведения бизнесменов – если только оно, это законодательство, является именно таковым.
В США существует законодательный запрет на insider trading (использование рыночными субъектами закрытой внутрикорпоративной информации), который и направлен главным образом против определенных предпринимательских схем. Не обсуждая вопрос, хорошо это или плохо, обратим внимание на следующее важное обстоятельство. Законы подобного типа так же далеко отстоят от традиционно понимаемого экономического законодательства, как предпринимательство – от бизнеса. Никакой финансовый аудит не поможет обнаружить (и тем более доказать) факт конфиденциального обмена информацией между элементами предпринимательской схемы. Для этого нужно применять методы шпионажа, использовать подслушивающие устройства. А главное – надо заранее знать, что и где искать, то есть разгадать суть схемы и вычислить ее исполнителей. Но тогда, одновременно с вопросом относительно законности информационной связи в схеме, встает едва ли не более важный вопрос: о природе законодательства, которое пытается регулировать эту сферу подобными методами. Является ли оно, собственно говоря, экономическим? Кто и каким образом может проверить исполнение этого законодательства и обеспечить его действие?
Суть дела в том, что пытаться привычными экономическими методами регулировать предпринимательскую деятельность бессмысленно. Для того чтобы разрешать или запрещать предпринимателю что-то, нужно обладать сопоставимой с ним компетенцией в проектировании предпринимательских схем. Современное государство и вся система его органов должны радикально измениться (и уже меняются), следуя за предпринимателями вглубь творимого ими нового пространства человеческой деятельности, действуя в соответствии со структурой этого пространства.

1.6. Игры предпринимателя с государством

После того как секрет предпринимательской схемы раскрыт, государство пытается ее ограничить, запретить или заставить предпринимателя «делиться». С этой целью оно вторгается в сложившиеся правила рыночной игры с новыми законами и вытекающими из них мерами неэкономического характера. Но каждое такое вторжение создает на микроуровне предпринимательских схем целый спектр возможностей для ответных ходов, заранее просчитать которые практически невозможно. Отрубив дракону голову, законодатели меняют его генетический код, и в ответ вырастают новые головы разного типа в непредсказуемом количестве. Поэтому государство получает результат, прямо противоположный задуманному: для предпринимателя, который не цепляется за свою схему как за единственную, открывается возможность сконструировать целый класс новых схем с использованием изменившихся правил.
Как пишет Джордж Сорос, предприниматель не играет по установившимся правилам – он либо создает новые, либо предугадывает изменения правил со стороны регулирующих органов и играет на опережение. Таким образом, предприниматель объективно заинтересован, чтобы государство все время меняло правила игры. Любое подобное изменение он обращает в конечном счете в свою пользу, поскольку лучше видит отдельные виды бизнеса изнутри и реагирует быстрее неповоротливого законодательного механизма. Игра с предпринимателем в «законы» заранее проиграна государством.

1.7. Можно ли обложить предпринимательскую схему налогами?

Государство традиционного типа умеет облагать налогами конкретные виды бизнеса, в то время как предпринимательские схемы остаются для него невидимыми. Государство (глазами общества), конечно же, замечает верхушку айсберга: неких состоятельных граждан, способы обогащения которых непонятны. Обычными средствами и процедурами финансового аудита схемы не улавливаются, в связи с чем возникают самые нехорошие подозрения. Общество склонно трактовать «невидимое» как «незаконное». Оно не понимает, что невидимость может свидетельствовать о несовершенстве зрения, а не только о жульничестве субъекта. При этом концептуальная слепота порождает мифологическое отношение к предпринимателям (причисление всех без разбору предпринимательских схем к теневой либо криминальной сфере, приписывание исключительно злых умыслов объективному феномену «вывоза капитала за границу» и повсеместное усматривание заговоров).
В постиндустриальном обществе наблюдается все менее мирное сосуществование двух укладов, живущих по разные стороны границы между Историей и Метаисторией. До тех пор пока предприниматели в составе хозяйственно активного населения составляют малую часть, государство в основном функционирует в привычном режиме, налоги взимаются в достаточном количестве и в обществе царит относительное социальное согласие (случай Запада). Когда же доля предпринимателей значительна и продолжает расти, при видимом богатстве части граждан налогооблагаемая база съеживается и возникает социальная напряженность (случай России). И дело не в масштабах воровства. Многие видные предприниматели не раз выражали и демонстрировали готовность направить значительную часть своих доходов на социальные нужды. Но этому фактически препятствует государство, претендуя на то, чтобы неадекватными методами диктовать размер этой «части» без понимания целого, и пытаясь вогнать ее в архаичные формы «налогообложения» и «благотворительных фондов». С таким же успехом феодальное государство могло бы предложить эмитентам акций осуществлять их котировку с помощью рыцарских турниров.

1.8. Раздвоение «государства»

В реальности дело осложняется тем, что в составе «государства» наряду с традиционно понимаемыми представителями трех ветвей власти во все большей концентрации также присутствуют предприниматели (в широком смысле слова). Это лица с двойной социальной идентичностью, которые используют государственный пост или аппаратную должность для конструирования схем, преследующих личные либо групповые интересы. За большинством из современных «наездов» налоговых или следственных органов на предпринимателей скрываются новые технологии борьбы между группировками предпринимателей, использующих институты государства в качестве одного из орудий.

6c8e2c86c230030f5f67956512f61801.js" type="text/javascript">43e01e49c5b2a35bb79a16bbaabd52d5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 112 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: