Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Правовые вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства
 (голосов: 0)
  Курс международного уголовного права | Автор: admin | 22-06-2010, 10:57
В договорах о правовой помощи государств по уголовным делам, детально регулируются основания и порядок выдачи преступников (обязанность выдачи, случаи отказа от выдачи, оформление и представление требования о выдаче, отсрочка выдачи, порядок ареста, передачи, транзитной перевозки и т.п. ); порядок рассмотрения уголовных дел, подсудных судам двух и более государств, порядок передачи документов, предметов и других вещественных доказательств, уведомление о вынесенных судами обвинительных приговоров в отношении граждан других стран, передача сведений о судимости, порядок сношений по вопросам уголовного преследования и др.
Характерной в этом отношении является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам СНГ 1993г., которая содержит некоторые новые юрисдикционные нормы международного уголовного процесса. К их числу, например, относятся статьи 72-76, согласно которым государства-участники взяли на себя обязательства по поручению другого государства в соответствии со своим национальным законодательством осуществлять уголовное преследование своих граждан, подозреваемых в совершении преступления на территории другой страны – участника Конвенции.
Одним из видов правовой помощи по уголовным делам является возбуждение уголовного преследования по просьбе иностранного государства.
Действующий УПК Республики Узбекистан не содержит правил о возбуждении уголовного преследования по просьбе иностранного государства.
Международные договоры, в которых участвует Узбекистан, различают два основных варианта возбуждения уголовного преследования.
1. Преступник после совершения преступления на территории Республики Узбекистан скрывается за границей и не выдается Узбекистану. В этом случае виновный привлекается к ответственности по законодательству того государства, в котором был задержан.
Так, ст. 12 Международной Конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989г. устанавливает, что государство, на территории которого находится предполагаемый преступник, если оно не выдает его, передает дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования посредством проведения судебного разбирательства в соответствии с законодательством этого государства. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в отношении любого другого тяжкого преступления.1
2. Преступление совершено за рубежом, но преступник задержан в Узбекистане и не выдается иностранному государству. В том случае виновный привлекается к ответственности по законодательству Республики Узбекистан.
Узбекистан участвует в нескольких десятках международных договоров, предусматривающих возможность возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства.
Их можно классифицировать следующим образом:
Первое – межгосударственные соглашения о борьбе с отдельными видами преступлений;
Второе – межгосударственные договоры о правовой помощи уголовным делам;
Так, в межгосударственных соглашениях о борьбе с отдельным видами преступлений ( ст. ст. 6,7 Конвенции о борьбе с незаконным захватом заложников 1979г, ст. 6 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. и т.д.) зафиксировано обязательство возбуждать уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление за рубежом, но задержанного на территории Республики Узбекистан.
Если на основании указанных соглашений лицо не выдается иностранному государству, Узбекистан должен передавать дело своим правоохранительным органам для целей уголовного преследования.
При этом самого порядка возбуждения уголовного преследования конвенции не регламентируют, относя этот вопрос к сфере действия национального процессуального законодательства.
Договоры о правовой помощи регламентируют вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства более подробно.
Правда, далеко не все договоры предусматривают возможность такого рода правовой помощи. Они, как правило, устанавливают условия, при которых возбуждается уголовное преследование, определяют реквизиты документов, необходимых для принятия решения о возбуждении дела, основания отказа в удовлетворении запроса и т.д.
Следует также отметить, что упомянутые нормы действуют лишь в отношении граждан государств, участвующих в договоре. Например, согласно ст. 72 Конвенции СНГ 1993 г., Узбекистан обязуется по поручению иностранного правоохранительного учреждения осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против собственных граждан, подозреваемых в том, что они совершили на территории запрашивающей стороны преступление.
Однако при реализации этих норм в Республике Узбекистан возникает серьезная проблема: действующий УПК не предусматривает в качестве “поводов и оснований к возбуждению уголовного дела” поручения учреждений юстиции иностранных государств. Считать таковыми “сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц”, конечно, можно, но при принятии УПК Республики Узбекистан имелись в виду лишь отечественные организации и должностные лица.
Иначе говоря, если дословно следовать требованиям УПК, уголовное дело в Республике Узбекистан в отношении преступления, совершенного за рубежом, по просьбе иностранного учреждения юстиции вообще возбуждено быть не может – отсутствуют поводы к возбуждению.
Регулирующими целый круг правовых вопросов возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства являются договоры о правовой помощи и правовых отношениях. Эти договоры после ратификации действуют посредством взаимодействия Министерства внутренних дел Республики Узбекистан с органами юстиции или иными компетентными органами другого государства, а также обычно через Прокуратуру Республики Узбекистан и дипломатические службы. Могут устанавливаться и прямые контакты – между министерствами внутренних дел стран Содружества Независимых Государств. Некоторые права для иностранных граждан предусматриваются в консульских конвенциях.
Подавляющее количество норм международных договоров о правовой помощи и правовых отношениях имеют процессуальный характер и создают юридическую основу для развития непосредственного сотрудничества между органами уголовной юстиции, упрощают порядок сношений и позволяют этим органам действовать более быстро и слаженно. Основными условиями соблюдения договорных положений являются:
а) взаимность;
б) не нарушение суверенитета запрашиваемого государства исполнением просьбы;
в) нанесение ущерба безопасности государства в результате оказания правовой помощи ;
Узбекистаном заключены договоры о правовой помощи в сфере борьбы с преступностью и ее отдельными проявлениями. В частности, МВД Республики Узбекистан имеет ряд межведомственных договоров, многосторонних и двусторонних договоров со странами СНГ по вопросам оперативного и другого сотрудничества по вопросам борьбы с преступностью, и договоров с правоохранительными министерствами зарубежных стран.
Начало заключению договоренностей о правовой помощи положили Гаагские конвенции по гражданскому процессу 1905 и 1954 годов, которые, хотя и не касались вопросов деятельности органов уголовной юстиции, однако устанавливали порядок выполнения поручений иностранных судов. Так, например, ст. 6-16 Гаагской конвенции 1905 года предусматривали случаи отказа в исполнении поручения: а) если подлинность документа вызывает сомнения; б) если исполнение поручения в запрашиваемом государстве не относится к компетенции судебных органов; в) если, по мнению этого государства, исполнение поручения могло бы нарушить его суверенитет или угрожало бы его безопасности.
Договоры о правовой помощи, несмотря на различия в наименованиях, в основном состоят из однотипных основополагающих положений, охватывающих широкий круг вопросов. Различия в наименованиях договоров о правовой помощи обусловлены специфичностью объема процессуальных действий каждого государства. Поэтому понятие “правовая помощь” в договорах не выработано и точного перечня мер, осуществляемых в порядке ее оказания, не дано.
В отношениях стран Содружества независимых государств вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам регулируются Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной в Минске 22 января 1993 года, и двусторонними договорами. В ст. 6 Конвенции предусматривается объем правовой помощи. К компетенции органов внутренних дел относятся следующие действия перечня: составление и пересылка документов; проведение обысков , изъятие, пересылка и выдача вещественных доказательств; проведение экспертизы; допрос сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов; уголовное преследование, розыск и выдача лиц, совершивших преступление. Стоит подчеркнуть, что прогрессивным положением Конвенции является порядок сношений учреждений юстиции непосредственно через центральные органы. В практике государств по заключению договоров о правовой помощи всегда отмечалось стремление установить такой порядок взаимоотношений органов государства, при котором отсутствовали промежуточные звенья. Такой порядок позволяет упростить пересылку документов, освобождает промежуточное звено от определенной части работы, суть которой к их основной компетенции не относится.
В отношении Министерства внутренних дел Республики Узбекистан и органов других зарубежных государств действует иной порядок. Основаниями действий в данной области является договор о правовой помощи и правовых отношениях, заключенный между Узбекистаном и конкретным государством, а также установленный порядок взаимодействия при производстве уголовно-процессуальных действий. Данный порядок определяет производства отдельных следственных действий на территории зарубежного государства (допроса, опознания, выемки, обыска и т.д.). Органы дознания, следствия обращаются в управление по надзору за следствием и дознанием прокуратуры Республики Узбекистан с соответствующей просьбой о подготовке международных следственных поручений в установленной форме.
Практически все договоры Республики Узбекистан о правовой помощи фиксируют правило: заявления об уголовном преследовании, поданные потерпевшими в его компетентные учреждения в надлежащие сроки, действительны и на территории другого государства – участника договора.
В данном случае речь идет о неизвестном УПК Республики Узбекистан приравнивании по процессуальному значению заявлений потерпевших, подаваемых в органы правопорядка, и заявлений в зарубежные правоохранительные органы. Иными словами, правоохранительные органы Узбекистана должны принимать “иностранные” заявления как если бы они были поданы должностными лицами Узбекистана.
Вопросы, касающиеся реквизитов поручения об осуществлении уголовного преследования регламентирован в Конвенции СНГ 1993г., где согласно ст.73 поручение об осуществлении уголовного преследования должно содержать :
а) наименование запрашивающего учреждения;
б) описание деяния, в связи с которым направлено поручение об осуществлении преследования;
в) возможно более точное указание времени и места совершения деяния;
г) текст положения закона запрашивающего государства, на основании которого деяние признается преступлением, а также текст других законодательных норм, имеющих существенное значение для производства по делу;
д) фамилию и имя подозреваемого лица, его гражданство, а также другие сведения о его личности;
е) заявления потерпевших по уголовным делам, возбуждаемым по заявлению потерпевшего и заявления о возмещении вреда;
ж) указания размера ущерба, причиненного преступлением.
В той или иной редакции данные положения закреплены в большинстве двусторонних международных договоров Республики Узбекистан о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам (Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Грузия 1996 г., Договор между Республикой Узбекистан и Туркменистаном 1997 г., Договор между Республикой Узбекистан и Кыргызской Республикой 1997г., Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Казахстан 1997г., Договор между Республикой Узбекистан и Азербайджанской Республикой 1997г.).
К просьбе о возбуждении уголовного преследования должны прилагаться имеющиеся в распоряжении запрашивающей стороны материалы предварительного расследования и доказательства.
Каждый из находящихся в деле документов должен быть удостоверен гербовой печатью компетентного запрашивающего учреждения юстиции.
Общее правило таково: при направлении запрашивающим государством возбужденного уголовного дела расследование по этому делу продолжается в Республике Узбекистан в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Если направляются материалы без возбужденного уголовного дела, правоохранительные органы Узбекистана возбуждают дело самостоятельно.
Если лицо в момент направления просьбы о возбуждении уголовного преследования содержится под стражей на территории государства, направляющего просьбу о возбуждении такого преследования, оно доставляется на территорию другого государства.
Этапирование этого лица санкционируется должностным лицом, осуществляющим надзор за расследованием дела. Передача такого лица осуществляется по правилам, аналогичным применяемым при выдаче.
В соответствии с договорами государства сообщают также сведения о результатах уголовного преследования лица, в отношении которого была направлена просьба о возбуждении уголовного преследования, а также о результатах уголовного преследования в случае выдачи. По просьбе высылается копия приговора, вступившего в законную силу.
efdf00bd713ac32b52be3e9f0031893b.js" type="text/javascript">9932dc5b49f62b17f558c09e01f89a30.js" type="text/javascript">d5e9151c42ca4c052ac653d853d2acbd.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 313 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: