Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Применение мер пресечения в стадии расследования
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 08:03
Применение органами расследования законодательства о мерах пресечения осуществляется в рамках реализуемой ими функции расследования, органически объединяющей их деятельность по раскрытию преступлений, обвинению, защите, разрешению дела и профилактике. В то же время прокурор применяет законо¬дательство о мерах пресечения в порядке реализации своей функции надзора за законностью.
В порядке совершенствования УПК нами предлагается преду¬смотреть в отдельных статьях нормы, регулирующие механизм применения законодательства о мерах пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого, при изменении и дополнении об¬винения, приостановлении дела по п. 1,2 ст. 195 УПК РСФСР, при прекращении уголовного дела, утверждении прокурором обвинительного заключения, при рассмотрении прокурором жа¬лоб и ходатайств участников процесса, проверке прокурором мест содержания задержанных и арестованных.
По абсолютному большинству уголовных дел меры пресече¬ния впервые избираются при производстве дознания либо пред¬варительного следствия. По общему правилу, в стадии расследо¬вания мера пресечения применяется к обвиняемому. Вынося постановление о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, орган расследования здесь же решает вопрос о мере пресечения. О применении меры пресечения выносится постановление (ст. 92 УПК РСФСР). В исключительных случаях решение о мере пресечения выносится в адрес подозреваемого. В этом случае обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения. Если этого не происходит, мера пресечения постановле¬нием органа расследования (прокурора) отменяется.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 27 апреля 1993 г. разъяснил: "в случае предъ¬явления обвинения лицу, арестованному согласно ст. 90 УПК РСФСР в качестве подозреваемого, закон не требует вынесения повторного постановления о применении в отношении этого лица меры пресечения в виде заключения под стражу"*.
Что можно сказать о данном разъяснении Пленума Верховно-" го Суда Российской Федерации? Действительно, в статье 90 УПК РСФСР не содержится требования о вынесении повторного по¬становления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого, которому предъявлено обвинение в установленный статьей 90 УПК РСФСР десяти¬суточный срок. Но требование о вынесении постановления о применении меры пресечения обвиняемому и не должно со-держаться в статье, которая посвящена не обвиняемому, а дру¬гому участнику процесса - подозреваемому. Статья 90 УПК РСФСР решает проблему меры пресечения на строго ограничен¬ный срок - не свыше десяти суток, по истечении этого срока мера пресечения, в том числе в виде ареста, избранная в порядке, предусмотренном ст. 90 УПК РСФСР, прекращает свое дей¬ствие. она автоматически теряет свою юридическую силу.
Поскольку подозреваемому предъявлено обвинение, создает¬ся юридический факт, обуславливающий необходимость реше¬ния вопроса о мере пресечения в отношении нового участника УГОЛОВНОГО процесса, не подозреваемого, а обвиняемого, В соот¬ветствии не со статьей 90 УПК РСФСР, а в соответствии со ст. 89 и 92 УПК РСФСР и следует решать вопрос о применении к об¬виняемому меры пресечения, в том числе такой, как заключение под стражу, которая должна быть избрана, если в уголовном деле окажутся доказательства, подтверждающие наличие оснований ^я применения этой меры пресечения. При этом следует иметь в виду, что эти основания не идентичны основаниям ареста Подозреваемого хотя бы потому, что подозрение и обвинение
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993, № 7.

в преступлении - юридически не совпадающие и по сути, и пп правовым последствиям категории; в практике объем обвинения и объем подозрения обычно различны. В одних случаях пои подозрении имеет место "завышение" инкриминируемых дея¬ний. по сравнению с тем. что фиксируется в постановлении о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого; в других случаях обвинение "шире" подозрения. Все это свидетельствует о том. что материально-правовые основания ареста различны при применении меры пресечения к подозреваемому и обвиня¬емому (когда это одно и то же лицо), хотя уголовно-процессуаль-ные основания ареста в отношении конкретного лица могут и не меняться при "трансформации" правового статуса подозрева¬емого в правовой статус обвиняемого. Но встречаются ситуации когда меняются и уголовно-процессуальные основания ареста бывшего подозреваемого. Обвиняемый имеет право на защиту от незаконного и необоснованного ареста. В этой связи обвиня¬емым вправе знать основания ареста. Если при переходе из правового статуса подозреваемого в правовой статус обвиняе¬мого постановление о применении меры пресечения к обвиня¬емому не выносится, то тем самым игнорируется право обвиня¬емому на защиту, поскольку он лишается возможности знать, за что его заключили пол стражу. Не зная, за что он заключен поя стражу и содержится в следственном изоляторе, обвиняемый лишается возможносги аргументирование оспаривать закон¬ность и обоснованность применения к нему .меры пресечения.
В связи с изложенным полагаем, что обвиняемый вправе об¬жаловать в суд факт содержания его под стражей без постановле¬ния о применении к нему как к обвиняемому меры пресечения в виде заключения иод стражу. Содержание под стражей бывших подозреваемых, ставших обвиняемыми, по постановлениям на арест, срок действия которых, установленный ст. 90 УПК РСФСР. истек, незаконно, не отвечает положениям ст. Я9 и 92 УПК РСФСР- Разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Фе¬дерации по данному вопросу, сформулированное в п. 2 Постанов¬ления ^№ 3 от 27 апреля 1993 г., не соответствует положениям статей 89 и 92 УПК РСФСР, которые предусматривают обязан¬ность органа расследования и прокурора выносить мотивирован¬ное постановление о применении к обвиняемому меры пресече-ния, когда для этого в уголовном деле имеются основания. По¬мимо этого, указанное разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации фактически отменяет право обвиняемого пожаловать в суд законность и обоснованность его ареста, установ-снное ч. 3 ст. 46 и ст. 220' УПК РСФСР, чем нарушаются не только данные нормы УПК РСФСР, но и ст. 46 Конституции Российской Федерации. В этой связи рассматриваемое разъясне¬ние Пленума Верховного Суда Российской Федерации не под¬лежит использованию в уголовно-процессуальном правоприме¬нении и в установленном порядке оно должно быть отменено.b9ecee8d3253634ea8a9eb7a885186c0.js" type="text/javascript">59b8da91cbcd3d70b4ffaa1097752840.js" type="text/javascript">4a2e77f50854bc945db990d6ca14cc47.js" type="text/javascript">c2720eb818d8fcc2c487dffc704224b2.js" type="text/javascript">e980b44e675cef2315e0a37e448e760a.js" type="text/javascript">969f38604371c60fd2679152d04169b0.js" type="text/javascript">572dc70d8c7c632671f50d58a88972ad.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 207 |
Общие вопросы реализации законодательства о мерах пресечения
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:59
Следует выделять и в научном плане исследовать теоретические, правовые и организационные стороны реализации законодательства о мерах пресечения. Основы реализации законодательства о мерах пресечения определяются не только общей теорией права, но также конституционным и международным правом, уголовно-процессуальным, уголовным правом, теорией уголовного процесса и прокурорского надзора, теорией управления. Реализация процессуальных норм о мерах пресечения производится во всех исследуемых общей теорией права формах. Субъекты и участники уголовного процесса реализуют нормы права о мерах пресечения путем их толкования, соблюдения, исполнения и использования. Субъекты уголовного судопроизводства, кроме того, применяют нормы права. Участники процесса (обвиняемый, подозреваемый, подсудимый, их защитник и законный представитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители), не применяя норм права, в рамках уголовно-процессуальных отношений участвуют в их применении субъектами, осуществляющими уголовное судопроизводство.
Реализация норм права в уголовном процессе своеобразна, что обусловлено публичностью и другими принципами уголов¬ного судопроизводства, прокурорским надзором, судебным и процессуальным контролем, организационно-управленческим обеспечением применения права. Реализация правил о мерах пресечения не ограничивается уголовно-процессуальным пространством, осуществляется не только субъектами и участни¬ками уголовного судопроизводства и не только в рамках уголовно-процессуальных отношений. Так, принятие и конкретизацию норм права о мерах пресечения осуществляют исключительно законодательные органы. Они же и Конституционный Суд Российской Федерации, а также Пленум Верховного Суда Российской Федерации производят толкование норм права о мерах пресечения. Вне рамок уголовного процесса толкованием права за-нимаются также ученые, преподаватели.
Соблюдение, исполнение и использование норм права о мерах пресечения осуществляется и субъектами, и участниками процес¬са. Использование норм права о мерах пресечения субъектами уголовного процесса специфично, оно не может рассматривать¬ся в качестве факультативного, как полагают 3.3. Зинатуллин, Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич и др.*. Указание закона о том. что органы расследования, прокурор и суд вправе применить меру пресечения, следует понимать в том смысле, что в компетенцию данных органов и должностных лиц входит их прерогатива по применению мер пресечения. Данное право публичное и его реализация обязательна, если основания для этого в деле имеются.
Применение норм права о мерах пресечения включает их испол¬нение, использование и соблюдение субъектами уголовного су-допроизводстваж. Конституционный Суд Российской Феде¬рации в постановлении от 3 мая 1995 г. под применением меры пресечения признал вынесение органом уголовного судопроиз¬водства решения о ее избрании**. Это определение неточное. Решением об избрании меры пресечения применение норм права не исчерпывается, это лишь одна из заключительных ста¬дий правоприменительной деятельности. Специфика уголовного судопроизводства обуславливает не три, как считают специали¬сты общей теории права***, а шесть стадий правоприменения:
1) установление правовых норм о мерах пресечения; 2) установ¬ление оснований для избрания, изменения, отмены меры пресе¬чения либо оставлении ее прежней, если она ранее была из¬брана: 3) принятие решения о мере пресечения; 4) исполнение этого решения; 5) организационно-управленческое обеспечение процессов правоприменения; 6) контроль и надзор за правопри¬менением и его организационно-управленческим обеспечением.
Установление правовых норм о мерах пресечения нередко за¬труднено, в том числе по причине пробелов в праве. Эти Затруд
ни нашу.л.1 им 3.3. Уголовно- процессуальное принуждение и его эф-фективность (Вопросы теории и практики). - Казань, 1981. С. 66-67;
Уголовный процесс/Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л..
1989. С. 172-173.
** Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 220 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна//Российская газета. - 1995. - 12 мая.
***0бщая теория права и государства: Учебник/Под ред. В.В. Лаза¬рева. - М„ 1994. С. 174-177.

нения следует преодолевать путем: законодательствования; уточ¬нения правил о действии процессуального закона во времени, в пространстве и по кругу лиц; применения правил УПК по аналогии; повышения профессионализма правоприменителей и широкого внедрения всех видов толкования права.
Установление оснований применения мер пресечения. В дей¬ствующем законодательстве отсутствует дефиниция оснований применения мер пресечения. Она сформулирована в данном издании. Как отмечено выше (гл. 1, § 3), основания применения мер пресечения подразделяются на общие, особенные и единич¬ные. Эти основания должны быть установлены по каждому уго¬ловному делу посредством собирания, проверки и оценки до-казательств в соответствии со ст. 70. 71 УПК РСФСР*. В до-казывании велика роль взаимодействия органов расследования с оперативно-розыскными службами, в том числе в составе след¬ственно-оперативных групп**. Плодотворными для развития учения о мерах пресечения представляются подходы, использу¬емые при разработке вопросов криминалистической характерис¬тики отдельных видов (групп) преступлений (Р.С. Белкин, Н.Ф. Пантелеев, Н.А. Селиванов, Л.А. Сергеев, В.Г. Танасевич, Н.П. Яблоков)***. Надо полагать, что важнейшим структурным
*В соответствии с предложениями автора настоящей работы вклю¬чены: 1) в ст. 69 УПК РСФСР - новые источники доказательств (акты ревизии и документальных проверок); в ст. 70 УПК РСФСР - новые способы собирания доказательств (восстановление бухгалтерского учета и производство документальных проверок) - Федеральный закон от 17 декабря 1995 г.; 2) в проект Федерального закона о борьбе с ор¬ганизованной преступностью (ст. 474 УПК) - новые источники до¬казательств и способы их собирания (письменные объяснения свидетелей, пострадавших, подозреваемых и обвиняемых, видео- и аудиозаписи, кино-и фотоматериалы их допросов, показания специалистов и др.).
**Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. - М., 1994. С. 178-207.
***Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. III. - М., 1979. С. 183-189; Танасевич В.Г. Значение криминалистической характеристи¬ки преступлений и следственных ситуаций для расследования преступле-ний//Актуальные проблемы советской криминалистики. - М., }980. С- 83-87; Криминалистика. - М., 1984. С. 367; Криминалистическая характеристика преступлений. - М., 1984; Васильев А.Н: Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М., 1984. С, 112-132; Селиванов А.Н. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1983. С. 128-136; Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования (некоторые теоретические положения). - М.. 1984.

элементом криминалистической характеристики преступления (группы преступлений) является информация, относимая как в целом к мерам пресечения, так и касающаяся оснований и усло¬вий их избрания, изменения, отмены, оставления1 прежними, когда ранее они уже были избраны. Включение в криминалисти¬ческую характеристику информации о мерах пресс11ения позво¬ляет оптимизировать расследование и судебное разб ирательство, поскольку обуславливает необходимость при планировании и выдвижении версий уделять внимание установлению и провер¬ке оснований и условий мер пресечения. Данньке основания и условия - необходимый компонент предмета ^.оказывания, подлежащего установлению по каждому делу. "Отказ" отдоказы-вания оснований и условий применения мер пресечения приво¬дит к существенной неполноте расследования и судебного разби¬рательства и как результат этого к ошибочным решениям о мерах пресечения без учета конкретных доказательств, а по интуиции, предположениям, что противоречит закону. Информацию, отно¬симую в целом к мерам пресечения, как составную часть крими¬налистической характеристики преступления (группы преступле¬ний), необходимо использовать для выявления тип ичных форм и способов противодействия обвиняемых расследованию (судеб¬ному разбирательству) и для разработки учеными-криминали¬стами и практиками путей преодоления этого противодействия.
Решения о мерах пресечения, указанные в ст. 92 УПК РСФСР, облекаются не только в форму постановлений и определений. Они могут быть включены в резолютивную часть итоговых актов той или иной стадии уголовного процесса. Эти решения оформ¬ляются также в виде указаний и санкций прокурора, постановле¬ния о назначении стационарной судебно-психиатршческой экс¬пертизы, о продлении срока содержания под стражей и др. С учетом данного обстоятельства законодателю целесообразно внести в ст. 92 УПК РСФСР соответствующие дополнения о процессуальных формах решений о мерах пресече-жия.
В соответствии со ст. 92 УПК РСФСР о применении меры пресечения лицо, производящее дознание, следователь и прокурор выносят мотивированное постаноаюние, а суд -- мотивиро¬ванное определение. Данные положения следует законодатель¬ным путем дополнить, указав, что о применении меры пресече¬ний судьей выносится постановление и что в установленных законом случаях суд (судья) о применении меры. пресечения указывает в приговоре.
Принятие решений об избрании, изменении или отмене меры пресечения - исключительная прерогатива органов расследова¬ния, прокуроров, судей и судов. Никакие другие государствен¬ные и иные органы, организации, учреждения, должностные и частные лица такими полномочиями законом не наделены.
Решения органов уголовного судопроизводства о применении законодательств о мерах пресечения должны быть законными, обоснованными, мотивированными, ясными, понятными, спра¬ведливыми, в необходимых случаях обстоятельными, содержать указание на преступление, в котором обвиняется данное лицо, и основания для его ареста либо избрания иной меры пресечения*.
Исполнение процессуальных решений о мерах пресечения. Дан¬ная проблема обычно в литературе не рассматривается- Надо различать исполнение решений о мерах пресечения (включая их отмену) органом уголовного судопроизводства, который принял решение, и фактическое исполнение решений органами государ¬ственного управления, организациями, должностными или част¬ными лицами в соответствии с поручением органа уголовного судопроизводства. В первом случае исполнение решения осу¬ществляется в рамках уголовно-процессуальных отношений. Оно призвано непосредственно реализовать соответствующее процессуальное предписание либо создать условия для реали¬зации решения фактическим исполнителем. Во втором случае исполнение решения производится в рамках как уголовно-про¬цессуальных, так и возможно в рамках иных правоотношений. Например, начальник следственного изолятора исполняет по¬становление следователя о заключении обвиняемого под стражу как в рамках уголовно-процессуальных отношений, так и в рам-ках административно-правовых отношений, урегулированных Федеральным законом о содержании под стражей подозрева¬емых и обвиняемых в совершении преступлений.
Организационно-управленческое обеспечение применения мер пресечения осуществляется многочисленными субъектами управ¬ления, которые должны учитывать факторы, влияющие на за¬конность, обоснованность и эффективность этих мер. Субъекта¬ми управления в данном случае являются органы законодатель¬ной власти, издающие законы о мерах пресечения; руководители следственных аппаратов и органов дознания правоохранитель-
*Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 21.

ных министерств и ведомств,-в составе которых функционируют следственные аппараты и органы дознания; сотрудники аппара¬тов управления, возглавляемых указанными выше руководите¬лями. Факторы, влияющие на законность, обоснованность и эф¬фективность мер пресечения могут быть классифицированы на пять групп: 1) уровень законодательной регламентации мер пре¬сечения; 2) уровень ведомственной нормативно-правовой регла¬ментации организационно-управленческих вопросов примене-ния мер пресечения и исполнения решений о них; 3) состояние структуры органов, применяющих меры пресечения, исполняю¬щих решения о них и управляющих данными структурами;
4) уровень ресурсного, кадрового, материально-технического, финансового, криминалистического, оперативно-розыскного, информационного и иного обеспечения процессов применения законодательства о мерах пресечения; организация планирова¬ния и принятия других управленческих решений, их исполнения;
организация взаимодействия, процессуального и ведомственного контроля, методической и практической помощи; организацион¬ное обеспечение законности применения мер пресечения; коор¬динация; 5) уровень организации расследования преступлений, прокурорского надзора, судебного контроля и процессуального контроля за применением законодательства о мерах пресечения.920f693b8b5ae4ca0c8f295a4cc7c163.js" type="text/javascript">4b617a0bc6cc12b5a9288807c695f7a5.js" type="text/javascript">6c271cc42214baa6934938d735288629.js" type="text/javascript">f0e0e6ecb4489b3f3ee63b25db48b4d1.js" type="text/javascript">efba3e9ca04bb22bca205eba5ea48f07.js" type="text/javascript">52daa1142fe6d2d00be1755be9cde817.js" type="text/javascript">d5d28ed1ed6c383d08c04775158ff194.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 212 |
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ЯВЛЯТЬСЯ ПО ВЫЗОВАМ И СООБЩАТЬ О ПЕРЕМЕНЕ МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:56
"При отсутствии оснований, делающих необходимым приме¬нение меры пресечения, у обвиняемого отбирается обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства", - гласит ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР.
Принудительный характер данной меры состоит в том, что не по своей воле, а по требованию органов и лиц, осуществляющих судопроизводство, обвиняемый обязуется являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства, изменении места пребывания.
Обязательство о явке - неотъемлемый атрибут любой меры
пресечения, через его реализацию обеспечивается одна из суще¬ственнейших целей мер пресечения - гарантировать участие обвиняемого являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства, таким образом обеспечивается участие обвиняемого в уголовном процессе; под угрозой применения более строгих мер пресечения гарантируется его неуклонение от дознания,
следствия,суда.
Какие негативные явления пресекаются отбиранием обяза¬тельства являться и сообщать о перемене места жительства? Прежде всего и главным образом при отобрании такого обяза¬тельства пресекаются возможные попытки со стороны обвиня¬емого уклониться от уголовного судопроизводства, не принимать в нем участия, скрыться от следствия и суда. Что гарантирует эффективность данных обвиняемым обязатель^тч являться и сообщать о перемене места жительства? Угроза применения более строгой меры пресечения, вплоть до заключения под стражу (при
наличии к тому оснований).
В УПК не говорится, обязаны ли следователь, прокурор, суд и лицо, производящее дознание, составлять постановление об отобрании обязательства являться по вызовам и сообщать о пе¬ремене места жительства. В литературе и на практике распро¬страненным является мнение, что постановление об отобрании рассматриваемого обязательства выносить не надо*. По нашему
*Уголовно -процессуальный кодекс Украинской ССР: Научно-прак-тический комментарий/Отв. ред. П.Г. Цупренко. - Киев, 1984. С. 216.

мнению, данное суждение с законодательством не согласуется. Чтобы применить к обвиняемому уголовно-процессуальное при¬нуждение путем отобрания у него обязательств являться и сооб-шать о перемене места жительства, лицо, производящее дозна¬ние, следователь, прокурор, суд должны принять решение об этом. в котором мотивировать, во-первых, отсутствие основа¬ний, делающих необходимым применение перечисленных в ст. 89 УПК РСФСР мер пресечения: во-вторых, законность и обоснованность получения у обвиняемого обязательства являть¬ся по вызовам и сообщать о перемене места жительства. Постанов¬ление (определение) подписывается тем. кто его вынес, объявля¬ется пол расписку лицу, к отношении которого оно вынесено.
Обязанность вынесения постановления (определения) об ото¬брании обязательства являться и сообщать о перемене места жительства основывается на общем правиле уголовного процес¬са. в соответствии с которым постановления (определения) ор¬ганов, в производстве которых находится уголовное дело, состав¬ляются всякий раз, когда это необходимо для объяснения хода дознания, следствия и судебного разбирательства, а также реше¬ний. принимаемых при этом лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом (§ 11. 12 ст. 34 УПК РСФСР).
Каждая мера уголовно-процессуального принуждения, в том числе мера пресечения, поскольку она нарушает гарантируемые законом права и законные интересы граждан, ограничивает их личную свободу, независимость, не может быть подразумева¬емой. само собой разумеющейся, ее применение к конкретной личности должно быть разъяснено с указанием предусмотренных законом оснований, решение об этом объявлено обвиняемому. Мотивированное решение о применении меры уголовно-роцессуального принуждения гарантирует от произвола, оно необходимо и для того. чтобы гражданин, к которому она при¬меняется. имел возможность обжаловать ее, а прокурор, осу¬ществляющий надзор за законностью и обоснованностью уго-ловно-проиессуального принуждения, проверить, насколько решение законно, обоснованно, справедливо, насколько оно со-ответствует собранным материалам уголовного дела.
Обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства оформляется в виде письменного документа. Форма этого документа включает: наименование, указание места и даты составления, данные об обвиняемом, совершенном им преступлении, его квалификации, содержание обязательства, от-214
метку о разъяснении обвиняемому существа принятых обяза-тельств, последствий их нарушения обвиняемым. Документ под¬писывается обвиняемым в том, что им дано обязательство, ему разъяснены его сущность и последствия невыполнения. Доку¬мент подписывается и органом (лицом), который отобрал обяза¬тельство.
Как отмечалось выше, меры пресечения применяются к об¬виняемым и в порядке исключения к подозреваемым. В отличие от этого при производстве дознания, следствия и в судебных стадиях процесса обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства отбирается только у обвиняемого. Если обвиняемых несколько и у них отбирается обязательство, то документ об этом составляется для каждого обвиняемого отдельно, да и сами обязательства отбираются персонально у каждого обвиняемого.
Возникает вопрос, как следует поступить органу (лицу), осуществляющему производство по делу, если обвиняемый виновным себя не признает и отказывается в этой связи дать обяза¬тельства являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства. Полагаем, что в таких случаях следует поступить так, как обычно поступают при отказе обвиняемого подписать прото¬кол следственного действия (ст. 142 УПК РСФСР). О таком отказе необходимо сделать отметку на тексте обязательства; данная отметка заверяется органом (лицом), который отбирает обязательство. Обвиняемому должна быть предоставлена возмож¬ность дать объяснения о причинах отказа, которые заносятся ниже текста обязательства. Об отказе подписать обязательство являться и сообщать о перемене места жительства может быть составлен отдельный протокол с занесением в него и объяснений обвиняемого о причинах отказа.337aaaeadb45abcb33254e2b21f7c011.js" type="text/javascript">bf16ec987b567c12f137229cd1efc379.js" type="text/javascript">bc401c6d2dac9a8f9d607df8098f9d54.js" type="text/javascript">c070f0d469f42483e7fde5173d5b9713.js" type="text/javascript">3c37a4abca0aba7e4f317ff99fc8b253.js" type="text/javascript">b68733137350eb4b86bfe64b92dc4151.js" type="text/javascript">c492ec838038d968b16894d23e34fce5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 215 |
Процессуальный порядок отдачи несовершеннолетнего под присмотр
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:54
Исчерпывающих указаний относительно процессуального порядка отдачи несовершеннолетних под присмотр УПК не устанавливает. Сведения об этом мы можем почерпнуть из ст. 92 и 394 УПК РСФСР при их анализе. Решение о применении
*Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе.
С. 20.

в качестве меры пресечения отдачи несовершеннолетнего под присмотр имеет форму постановления либо определения, в зависимости от того, кем это решение принято. Об отдаче несо¬вершеннолетнего под присмотр лицо. производящее дознание, следователь, прокурор, судья выносят мотивированное поста¬новление (определение), а суд - мотивированное определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется несовершеннолетний, и основание для избрания меры пресечения. Постановление или определение объявляется несовершеннолетнему обвиняемому, а также родителям (опеку¬нам, попечителям), которым несовершеннолетний отлается под присмотр, либо представителю администрации детского учреж¬дения, когда несовершеннолетний отдается под надзор администрации детского учреждения.
В постановлении (определении) особое внимание уделяется отражению подробных данных об обвиняемом и тех лицах, кото¬рым несовершеннолетний передается под присмотр или надзор.
Орган дознания не вправе применять данную меру пресечения к обвиняемому, однако он вправе избрать ее к подозреваемому, если органом дознания возбуждено дело в неотложных случаях и по нему проводится дознание в порядке, предусмотренном ст. 119 УПК РСФСР. В этих случаях постановление об отдаче несовершеннолетнего подозреваемого под присмотр (надзор) вы¬носит лицо, производящее дознание.
При отдаче несовершеннолетних под присмотр важно самым тщательным образом изучить личность несовершеннолетнего об¬виняемого, чтобы быть уверенным, что данная мера пресечения окажется эффективной. Как отмечено выше, данная мера пресе¬чения применяется в отношении лишь тех обвиняемых, которым не исполнилось 1Я лет. В материалах уголовного дела и в поста новлении об избрании меры пресечения должны оыгь указаны число, месяц, год рождения несовершеннолетнего. Важно о.ме¬тить, что возраст несовершеннолетнего влияет на его уголовную ответственность, которая наступает, когда по общему правилу лицу до совершения преступления исполнилось 16 лет. В особых случаях, указанных в законе, уголовной ответственности подле¬жат и лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 14лет (ст. 10 УК РСФСР). Точное указание в постановлении о применении меры пресечения возраста несовершеннолет-него позволяет избежать ошибки и не применять указанную меру пресечения к лицам, к которым она применяться не должна.

Условия жизни и воспитания, причины и условия, способ¬ствовавшие совершению преступления несовершеннолетним, наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников также должны найти отражение в постановлении о применении меры пресечения, так как эти данные характеризуют личность несо¬вершеннолетнего обвиняемого, что важно для безошибочного выбора оптимальной меры пресечения и оказания на несовер¬шеннолетнего соответствующего воспитательного воздействия*.
УПК РСФСР предусматривает отдачу под надзор несовер¬шеннолетнего обвиняемого администрации закрытых детских учреждений (ст. 394 УПК РСФСР). В ст. 436 УПК УССР и УПК ряда других союзных республике бывшего СССР сказано об отдаче несовершеннолетних под надзор администрации детских учреждений. Означает ли это. что по УПК РСФСР воспрещается отдача несовершеннолетних под надзор администрации незак-рытых детских учреждений?
С точки зрения существа рассматриваемой меры пресечения не имеет принципиального значения, как мы полагаем, откры¬тым или закрытым детским учреждением ведает админист¬рация, которой органом следствия, прокурором или судом поручается осуществление надзора за несовершеннолетним об¬виняемым. Проблема не в закрытости или открытости учрежде¬ния, а в эффективности тех мер, которые администрация в состоянии использовать для пресечения противоправного поведения и неявки обвиняемого по вызовам к следователю или в суд. Если администрация детского учреждения такие меры сможет применить и. опираясь на эти меры и меры воспитательного характера, обеспечит надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам, то независимо от того, открытым или закрытым окажется детское учреждение, где находится несовершеннолетний обвиняемый, орган предвари¬тельного следствия, прокурор и суд правильно поступят, если поручат администрации осуществлять надзор за несовершенно¬летним обвиняемым.
В законе указывается, что несовершеннолетние отдаются под надзор администрации детских (закрытых детских) учреждений, однако при этом не разъясняется, какие конкретно учреждения в данном случае имеются в виду.
*Еникеев 3,4. Применение мер пресечения по уголовным делам (в стадии предварительного расследования). - Уфа, 1988. С. 69-71.

К детским учреждениям в нашей стране относятся детские дома и школы-интернаты. К закрытым детским учреждениям относятся: приемники-распределители, закрытые детские дома, закрытые школы-интернаты, специальные учебно-воспитатель¬ные и лечебно-воспитательные учреждения (спецшколы, спец-профтехучилиша). воспитательно-трудовые колонии.
В соответствии со ст. 76 УПК Эстонской ССР несовершенно¬летние могли быть отданы под надзор администрации учебных заведений, воспитательных и лечебных учреждений.
По нашему мнению, понятиями "детское учреждение", "за¬крытое детское учреждение", "лечебное, воспитательное, учеб¬ное заведение" охватываются такие учреждения, в которых дети (несовершеннолетние) постоянно или хотя и временно, но про¬должительно не только проживают, но также учатся, лечатся или перевоспитываются, при этом особого значения не имеет режим содержания детей в этих учреждениях (открытый или закрытый). При наличии к тому оснований орган следствия, прокурор и суд вправе избрать мерой пресечения отдачу несовершеннолетнего под присмотр (надзор) администрации указанных детских уч¬реждений, если они в состоянии обеспечить надлежащее поведе¬ние и явку обвиняемого по вызовам.
Инициатива в избрании мерой пресечения отдачу несовер¬шеннолетнего под присмотр может исходить от органа, в произ¬водстве которого находится уголовное дело, прокурора, суда, обвиняемого, его защитника или законного представителя, ро¬дителей, опекунов, попечителей, администрации детского уч¬реждения, трудового коллектива (учебного заведения), где рабо¬тает (учится) несовершеннолетний, от общественности. Когда инициатива исходит от следователя, прокурора или суда, нельзя допускать, чтобы при этом оказывалось давление на лиц, кото¬рым предполагается отдача несовершеннолетних под присмотр (надзор).
Данная мера пресечения применяется лишь при согласии родителей, опекунов, попечителей, администрации детского уч¬реждения осуществлять присмотр (надзор) за несовершеннолет¬ним и обеспечивать его надлежащее поведение и явку по вызо¬вам. Однако в литературе по данному вопросу высказываются и иные суждения. А.С. Ландо полагает, что несогласие родителей и лиц. их заменяющих, осуществлять присмотр за подростками должно рассматриваться как невыполнение обязанностей по воспитанию детей, и потому следователь (прокурор, суд) вправе 198
отдать несовершеннолетнего под присмотр родителей (опекунов, попечителей) вопреки их желанию*.
"Если подросток вышел из-под влияния родителей, опеку¬нов, попечителей ... если они не пользуются у несовершеннолет¬него авторитетом либо по состоянию здоровья или в силу иных Причин не смогут выполнять обязательства по присмотру, то теряется смысл применения данной меры пресечения, ибо не будут достигнуты ее цели"**.
В литературе высказывается мысль о недопустимости отказа администрации от установления надзора за несовершеннолет¬ним***. Авторы комментария к УПК УССР утверждают, в част¬ности, что согласия на отдачу несовершеннолетнего под при¬смотр не требуется, если это поручается администрации вос¬питательно-трудовых колоний и приемников-распределителей, поскольку указанные учреждения обязаны осуществлять надзор за несовершеннолетними в силу своих основных функций, для выполнения которых данные учреждения созданы****.
По нашему мнению, авторы, отрицающие право админист¬рации не давать согласия на установление надзора за несовер¬шеннолетним обвиняемым, не правы. Содержанию закона дан¬ное суждение не соответствует. Отдачу несовершеннолетнего под присмотр ст. 394 УПК РСФСР связывает с принятием не только от родителей, опекунов, попечителей, но и от администрации детского учреждения письменного обязательства обеспечить яв¬ку обвиняемого по вызовам и его надлежащее поведение. В этой связи независимо от прямых обязанностей администрации дет¬ского учреждения по воспитанию соответствующего континген¬та несовершеннолетних требовать в обязательном порядке и принятие ею мер по пресечению противоправного поведения
*Аандо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в со-ветском уголовном процессе. - Саратов, 1977. С. 82.
**Посник В.С. Отдача несовершеннолетнего под присмотр на пред-варительном следствии//Расследование преступлений несовершеннолетних следователями МВД СССР. - Волгоград, 1980. С. 114, 115; Буряков А^. Отдача несовершеннолетних под присмотр как мера пресече-ния//Социалистическая законность. 1963, № 3. С. 44; Коврига З.ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. С. 116.
*** Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Казахской
ССР... С. 157.
****Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР: Научно-прак-тический комментарий/Отв. ред. П.Г. Цупренко. - Киев, 1984. С. 567,
568.

обвиняемого недопустимо. У администрации детского учрежде¬ния могут быть объективные причины, препятствующие уста¬новлению эффективного надзора за несовершеннолетним об¬виняемым. администрация может выдвинуть веские аргументы о том, что мера пресечения вообще безосновательна в конкрет¬ном случае с учетом личности несовершеннолетнего обвиняе¬мого, сложности оперативной обстановки в детском учреждении и т.п. Игнорировать подобные обстоятельства следователь, про¬курор и суд не могут, они должны учитывать их, принимая окончательное решение о выборе меры пресечения.
Отмечалось, что авторы комментария к УПК УССР считают что согласия на отдачу несовершеннолетнего под присмотр не требуется, если надзор за несовершеннолетним поручается сле¬дователем (прокурором, судом) администрации воспитательно-трудовой колонии или приемника-распределителя, поскольку указанные учреждения якобы обязаны осуществлять такой над¬зор за несовершеннолетним в силу своих основных функций, для выполнения которых данные учреждения созданы. Что можно сказать на этот счет? Действительно, воспитательно-трудовые колонии и приемники-распределители созданы для перевоспи¬тания и исправления правонарушителей, в том числе путем установления надзора администрации за их поведением. Но ука¬занные функции - не уголовно-процессуального характера, а исправительно-трудового (применительно к воспитательно-трудовым колониям) и административно-правового характера (применительно к приемникам-распределителям). В этой связи возникновение уголовно-проиессуальных обязанностей адми¬нистрации воспитательно-трудовой колонии и приемника-рас¬пределителя не может быть обусловлено лишь волеизъявлением органа расследования (прокурора, суда) и должностными функ¬циями администрации, необходимо еще ее согласие взять на себя обязанность и ответственность за реализацию меры пресечения, обеспечение надзорными мерами такой ситуации, которая исключала бы ненадлежащее поведение и уклонение несовершеннолетнего обвиняемого от явки. По объективным причинам в воспитательно трудовой колонии или приемнике-распределителе может не быть условий для организации эффек-тивного надзора за несовершеннолетним. Кроме того, может оказаться, что точка зрения органа уголовного судопроизводства и администрации воспитательно-трудовой колонии (приемника-распределителя) на целесообразность избираемой меры пресечения не совпадает, при этом администрации, хорошо изучившей личность несовершеннолетнего, очевидна бесполезность пред¬лагаемой меры пресечения, более эффективной, по мнению ад¬министрации, может быть другая мера пресечения, например заключение под стражу или залог. Игнорирование в подобных ситуациях мнения администрации воспитательно-трудовой ко¬лонии (приемника-распределителя) под предлогом одних только соображений формального характера, что для администрации установление надзора является ее должностной функцией, вряд ли оправданно. Да к тому же, если ориентироваться только на данное обстоятельство, т.е. на то, что установление надзора за несовершеннолетними составляет должностную функцию адми¬нистрации воспитательно-трудовой колонии (приемника-рас¬пределителя), значит формально подходить вообще к проблеме избрания меры пресечения, поскольку в порядке исполнения своих должностных функций администрация и без решения сле¬дователя о мере пресечения уже осуществляет надзор за несовер¬шеннолетним обвиняемым, как она осуществляет такой надзор и за Другими несовершеннолетними, составляющими контингент воспитатёдьно-трудовой колонии (приемника-распределителя).
По мнению З.Д. Еникеева. не требуется согласия на установ¬ление надзора за несовершеннолетним обвиняемым со стороны администрации специальных учебно-воспитательных и лечебно-воспитательных учреждений по той же причине, почему не тре¬буется такого согласия от администрации воспитательно-трудо¬вой колонии и приемника-распределителя*.
И в данном случае нельзя согласиться с З.Д. Еникеевым по тем же соображениям, почему нельзя согласиться с авторами научно-практического комментария к УПК УССР. Админист¬рация специальных лечебно-воспитательных и учебно-воспита¬тельных учреждений действительно обязана осуществлять надзор за несовершеннолетними правонарушителями. Однако этот над¬зор является для администрации служебной обязанностью, но не процессуальной функцией. Процессуальная функция по надзору за несовершеннолетними обвиняемыми не является производ¬ной от административно-управленческой функции админист¬рации. Процессуальная функция по надзору за несовершенно¬летним обвиняемым возникает лишь в связи с применением
Еникеев З^Д. Применение мер пресечения по уголовным делам (в стадии предварительного расследования). - Уфа, 1988. С. 81.

в качестве меры пресечения отдачи несовершеннолетнего пол надзор. В силу административно-управленческой функции ад¬министрация специального учебно-воспитательного и лечебно-воспитательного учреждений осушествляет надзор за правонару¬шителем в связи с правонарушением, которое тот совершил до
помещения его в учреждение. В силу уголовно-процессуальной функции администрация должна будет осуществлять надзор за правонарушителем, приобретшим новый правовой статус - об¬виняемого в связи с совершенным им преступлением в период пребывания в данном учреждении.
Поскольку надзор администрации как выполнение ею воз¬лагаемой на нее органом уголовного судопроизводства процессуальной обязанности не вытекает из административно-надзорных функций администрации, а является результатом возложения на администрацию обязанностей по реализации меры пресечения, постольку администрация вправе соглашаться или не соглашать¬ся принимать на себя уголовно-процессуальные обязанности по надзору за несовершеннолетним обвиняемым. Если админист¬рация специального учебно-воспитательного либо лечебно-воспитательного учреждения не согласна осуществлять надзор за обвиняемым по тем или иным причинам, а эту обязанность на . нее в принудительном порядке орган уголовного судопроизвод¬ства возлагает, вынося постановление об избрании меры пресе¬чения, то весьма трудно ожидать, чтобы такая мера пресечения была эффективной.
Как отмечалось выше, законодатель не устанавливает ответ¬ственность администрации детского учреждения за нарушение обвиняемым меры пресечения. Отсутствие согласия админист¬рации на установление надзора за несовершеннолетним и иг¬норирование этого несогласия со стороны органа уголовного судопроизводства приведут к тому, что мера пресечения окажет-ся формальной, несовершеннолетний обвиняемый останется безнадзорным, что не исключит рецидива преступления или иных негативных поступков обвиняемого.
По нашему мнению, органы судопроизводства должны с по¬ниманием, без нажима подходить к избранию рассматриваемой меры пресечения, взвешивать все "за" и "против", в том числе не настаивать на применении меры пресечения, если админист¬рация детского учреждения возражает против этого и не дает своего согласия на установление уголовно-процессуального над¬зора за несовершеннолетним обвиняемым.
Согласие администрации повышает ее моральную ответ-ткенность за эффективность надзора за поведением несовершеннолетнего обвиняемого, создает основу для применения - администрации мер дисциплинарной либо общественной от¬ветственности. если такой надзор окажется формальным, если несовершеннолетний обвиняемый, будучи фактически без над¬зора со стороны администрации, совершит новое преступление или другое правонарушение, скроется от следствия и суда либо иным образом нарушит меру пресечения.
Указанная мера пресечения применяется при наличии со¬гласия родителей, опекунов, попечителей, администрации детского учреждения осуществлять присмотр (надзор) за несо¬вершеннолетним обвиняемым и обеспечивать его надлежащее поведение и явку по вызовам следователя, прокурора, суда. Пред¬варительно они должны быть ознакомлены с существом предъяв¬ленного обвинения (подозрения). От родителей, опекунов, попечителей, администрации детского учреждения отбирается пись¬менное обязательство обеспечивать явку несовершеннолетнего по вызовам к следователю и в суд, а также его надлежащее поведение, т. е- неуклонение от уголовного процесса, несовершение новых преступлений, непрепятствование установлению по делу истины и обеспечению исполнения приговора. В письменном обязатель¬стве помимо этого следует указать, что вышеназванные лица предупреждены о характере совершенного обвиняемым (подо¬зреваемым) преступления и об их ответственности в случае нару¬шения принятой на себя обязанности (ст. 394 УПК РСФСР).
Отдача несовершеннолетнего под присмотр означает не толь¬ко установление за ним присмотра или надзора, но и проведение воспитательной и разъяснительной работы, убеждение несовер¬шеннолетнего в необходимости законопослушного поведения, всяческого способствования органам уголовного судопроизвод¬ства в установлении по делу истины. Присмотр, надзор и вос¬питание (перевоспитание), убеждение в своей совокупности Должны обеспечить надлежащее поведение обвиняемого, пре-сечь возможные с его стороны попытки скрыться от следствия и суда, заниматься преступной деятельностью, препятствовать ь установлении по делу истины, уклоняться или иным способом Мешать в обеспечении исполнения приговора.
Закон не конкретизирует, кто из родителей, опекунов, попе¬чителей должен осуществлять присмотр за несовершеннолетним. Данный вопрос решается указанными лицами совместно со следователем (прокурором), судом. Может оказаться, что присмотп будет поручен обоим родителям или одному из родителей, все зависит от конкретных обстоятельств дела, позиции по данному вопросу родителей, опекунов, попечителей, могут быть приняты во внимание и суждения самого обвиняемого, его защитника.
При установлении надзора администрации детского учрежде¬ния его руководителем назначается конкретное лицо, которому поручается наблюдение за несовершеннолетним и проведение с ним воспитательной работы. Руководитель учреждения обязан контролировать состояние надзора за несовершеннолетним, при¬нимать меры к повышению его эффективности. Некоторые авто¬ры предлагают, чтобы следователь высказал лицу, которому по¬ручается надзор за несовершеннолетним, рекомендации относи¬тельно организации его воспитания*. По нашему мнению, делать этого не следует во избежание обезлички в ответственности лиц за ненадлежащий надзор (присмотр) за несовершеннолетним. В дет¬ских учреждениях помимо общеустанорленных мер по надзору за несовершеннолетними и проведению с ними воспитательной работы должны быть продуманы и применены и дополнительные меры с учетом индивидуальных особенностей обвиняемого.
Важно, чтобы информация об отдаче несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов, попечителей была доставле¬на в инспекцию и комиссию по делам несовершеннолетних, которые в таких случаях подключаются для работы с несовер¬шеннолетним не только путем контроля за его поведением, но и путем оказания помощи в осуществлении присмотра, вовлече¬нии несовершеннолетнего в общественно полезные занятия, вы¬ведении его из-под влияния дурного окружения и т. п. Помимо этого следователи должны и через "комиссии по делам несовер¬шеннолетних, администрацию общеобразовательных школ. про¬фессионально-технических училищ и широкую общественность обеспечивать контроль и наблюдение за поведением несовер¬шеннолетнего в период предварительного расследования в случаях, когда он передан под присмотр..."**.0b9fc9c4d3ec799bfc439bbf35d9cd0e.js" type="text/javascript">65a141ad045d1079032e72aefeb6edf2.js" type="text/javascript">d9324ee86b97d6534d45eff2906c2bd5.js" type="text/javascript">fe22d6f9fbba0c0096af96c817b64ff3.js" type="text/javascript">312bceccb55d0017106edb08b65507d8.js" type="text/javascript">9e8742fef4bbb92aebac99445d84ecec.js" type="text/javascript">20b2efd61b04e896a77cfc74ca37694b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 342 |
Понятие, цели и основания отдачи несовершеннолетнего под присмотр
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:50
В числе мер пресечения особое место занимают меры пресечения. применяемые к несовершеннолетним. Помимо общих мер пресечения, предусмотренных ст. 89 УПК РСФСР, законом датель предусматривает особые основания и особый порядок задержания и заключения под стражу несовершеннолетних (ст. 393 УПК РСФСР), а также особую меру пресечения - отдачу несовершеннолетнего под присмотр (ст. 394 УПК РСФСР).
Законодательная регламентация специальных мер пресечения в отношении несовершеннолетних обусловлена особенностями привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних и процессуального порядка проведения расследования и судеб¬ного разбирательства уголовных дел в отношении подростков.
При наличии к тому оснований несовершеннолетние обвиня¬емые могут быть отданы под присмотр родителей, опекунов, попечителей, а несовершеннолетние, воспитывающиеся в за¬крытых детских учреждениях, могут быть отданы под надзор администрации этих учреждений.
Цели отдачи несовершеннолетнего под присмотр как меры пре¬сечения заключаются в том, чтобы обеспечить явку несовершенно¬летнего к следователю и в суд, а также его надлежащее поведение , (ст. 394 УПК РСФСР). Надлежащее поведение несовершеннолет¬него должно состоять в том. чтобы несовершеннолетний не скры¬вался от следствия и суда, не совершал новых преступлений, не мешал в установлении по делу истины, не препятствовал в обес¬печении исполнения приговора (ч, 1 ст. 89 УПК РСФСР).
Как правило, под присмотр отдаются обвиняемые, однако в порядке исключения, предусмотренном ст. 90 УПК РСФСР,
под присмотр может быть отдан и несовершеннолетний подо¬зреваемый.
Основания для отдачи несовершеннолетних под присмотр в ст. 394 УПК РСФСР не установлены, в этой связи в качестве таковых следует иметь в виду общие требования к применению мер пресечения, установленные ст. 89. 90, 91, 101 УПК РСФСР, а также те обстоятельства, которые указаны в ст. 392 и 394 УПК 192
РСФСР. С учетом сказанного отдача несовершеннолетнего под присмотр избирается при наличии достаточных оснований пола¬гать, что несовершеннолетний обвиняемый скроется от следст¬вия, суда, или воспрепятствует установлению истины по уголов¬ному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора, при условии, что присмотр родителей, опекунов, попечителей, надзор адми¬нистрации детских учреждений обеспечит явку несовершен-нолетнего к следователю и в суд, а также его надлежащее пове¬дение. При избрании данной меры пресечения следует также учитывать тяжесть предъявленного обвинения, личность несо¬вершеннолетнего обвиняемого, род его занятий, возраст, состоя¬ние здоровья, семейное положение. Помимо этого, в обязатель¬ном порядке подлежат учету и следующие обстоятельства: ус¬ловия жизни и воспитания несовершеннолетнего, причины и условия, способствовавшие совершению им преступления, на¬личие взрослых подстрекателей и иных соучастников.
Возникает вопрос, в каких случаях к несовершеннолетнему обвиняемому применяются общие, а в каких - специальные меры пресечения? Есть точка зрения, в соответствии с которой несовер¬шеннолетний отдается под присмотр, во-первых, при незначитель¬ной тяжести совершенного им преступления и, во-вторых, при отсутствии необходимости в заключении его под стражу*. Имеется и вторая точка зрения, отчасти совпадающая с первой: несовер¬шеннолетнего следует отдать под присмотр, если принято решение не заключать его под стражу и если он имеет родителей, опекунов, попечителей и проживает с ними иди воспитывается в интернате, детском доме или ином детском учреждении**.5eaff3a037a72a06b89ae07597724c9f.js" type="text/javascript">658b3eda89d3efd15898e657a883a251.js" type="text/javascript">4b33d9d170c28fa40c1c5f47c70308c1.js" type="text/javascript">6d01b1d7f2ca8d3753ca78f875bb7948.js" type="text/javascript">196960344adb825bf15740380ee0308d.js" type="text/javascript">fa100be8040ba718d8e7020d30d6b75b.js" type="text/javascript">fba4daefc5e5f295eb514f200a845efe.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 195 |
НАБЛЮДЕНИЕ КОМАНДОВАНИЯ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:49
При расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел в отношении военнослужащих Вооруженных Сил, пограничных внутренних, строительных и железнодорожных войск в качестве меры пресечения к обвиняемым и подозреваемым при наличии к тому оснований может применяться наблюдение командования воинской части. Данная мера пресечения применяется при наличии оснований полагать, что обвиняемый* из числа военнослужащих скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора. Наблюдение командования воинской части применяется при условии, что с учетом тяжести предъявленного обвинения, личности об¬виняемого военнослужащего, рода его занятий по месту службы, возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств имеется основанная на материалах уголовного дела уверенность, что путем данной меры пресечения с исполь¬зованием предусмотренных уставами Вооруженных Сил мер будут обеспечены надлежащее поведение и явка обвиняемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 89. 91, 100 УПК РСФСР).
Данную меру пресечения предусматривают УПК всех стран СНГ, предусмотрена она УПК Монголии, ст. 235 УПК РП (в РП - надзор военного командования)**. Применялось бли¬жайшее наблюдение за военнослужащими в тех частях, в кото¬рых они состояли на службе в соответствии с примечанием к "•- 144 УПК РСФСР 1923 г., примечанием 2 к ст. 142 УПК УССР ^27 г., примечанием к ст. 144 УПК БССР 1923 г., примечанием
•здесь и далее имеется в виду и подозреваемый.
**В соответствии со ст. 235 УПК РП суд или прокурор могут передать обвиняемого военнослужащего под надзор воинского начальника. Переданный под надзор обязан руководствоваться требованиями, содер-жащимися в определении суда или постановлении прокурора. Эта обязан-ность может состоять в запрещении покидать местожительство, явке 8 "аблюдающий орган в определенные сроки и в уведомлении его о намеча-емом выезде и сроке возвращения.

к ст. 49 УПК Узбекской ССР 1929 г., примечанием 1 к ст. 45 Временных правил производства предварительного расследова¬ния (Грузинской ССР. 1931 г.), примечанием к ст. 141 УПК Азербайджанской ССР 1923 г., примечанием к ст. 143 УПК Армянской ССР 1934 г.. примечанием кет. 72 УПК Туркменской ССР 1932 г. Данная мера пресечения по аналогии с положени¬ями, предусмотренными в УПК РСФСР, действовала также в Казахской, Киргизской, Латвийской, Литовской и Эстонской ССР*. Военно-судебный и Военно-морской судебный уставы дореволюционной России предусматривали применение в от¬ношении военнослужащих отдачу под ближайший надзор воен¬ного или морского начальника.
В военно-юридической и общеюридической литературе вы¬сказывается суждение, в соответствии с которым "по условиям военной службы наблюдение командования воинской части применяется только к военнослужащим срочной службы, ко¬торые обычно находятся на казарменном положении. К другим категориям военнослужащих (офицеры, прапорщики, мичманы и сверхсрочнослужащие) она не может быть применена, так как связанные с нею ограничения не могут быть реализованы"**. С приведенными суждениями можно согласиться с определен¬ными оговорками.
В бывшем СССР в соответствии со ст. 80 УПК Армянской ССР, ст. 75 УПК Киргизской ССР, ст. 82 УПК Латвийской ССР, ст. 72 УПК Узбекской ССР, ст. 163 УПК УССР наблюдение командования воинской части применялось к военнослужащим лишь срочной службы, что прямо и определенно было установ¬лено законодателем в статьях УПК***.
*Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958. С. 37-40.
**Советский уголовный процесс. Кн. 1/Под ред. А.С. Кобликова. - М., 1982. С. 193, 194; Грянко В.В.. Дубининский А.Я.. Кузьминов А.С. Дознание в органах внутренних дел Украинской ССР. - Киев, 1980. С. 148; Советский уголовный процесс/Под ред. Н.С. Алексеева, В."э. Лукашевича. - Л.. 1989. С. 182.
***В 1983-1984 гг. в порядке унификации уголовно-процессуального законодательства союзных республик данное ограничение устранено из УПК Армянской ССР, Латвийской ССР. Украинской ССР, Казахской ССР//Ведомости Верховного Совета Армянской ССР. 1984. № 1-Ст- 141; Ведомости Верховного Совета и правительства Латвийской ССг. 1983. № 48: Ведомости Верховного Совета УССР. 1984. № 18. Ст. 351;
Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. 1983. № 41. Ст. 434.

Аналогичные ограничения по избранию наблюдения коман¬дования воинской части были установлены до реформы уголов-но-процессуального законодательства 1958-1961 гг. в УПК РСФСР. БССР, Азербайджанской ССР, Армянской ССР, Турк¬менской ССР, где было сказано, что данная мера пресечения применяется в отношении красноармейцев. Красноармеец - это воинское звание рядового состава в сухопутных войсках и воен¬но-воздушных силах Красной Армии с января 1918г. Как персо¬нальное звание введено с 1935 г. В 1946 г. заменено на звание
рядового*.
Прямые ограничения для избрания наблюдения командования воинской части отсутствуют в настоящее время в УПК РСФСР (ст. 100), в котором указывается, что данная мера пресечения применяется к подозреваемым или обвиняемым, "являющимся военнослужащими". В соответствии с уставами Вооруженных Сил военнослужащими являются лица. состоящие на действи-тельной военной службе. К таким лицам относятся солдаты (рядовые, ефрейторы), матросы, сержанты, старшины, прапор¬щики и мичманы, младший офицерский состав, старший офицер¬ский состав, высший офицерский состав (генералы, адмиралы)**.
При таком определении понятия "военнослужащий" следует, что наблюдение командования воинской части правомерно при¬менить (при наличии к тому оснований) к любому из военнослу¬жащих Вооруженных Сил, пограничных, внутренних, строитель¬ных и железнодорожных войск. Ссылки на то, что к офицерам, прапорщикам, мичманам и сверхсрочнослужащим данная мера пресечения не может быть применена, так как связанные с нею ограничения не могут быть реализованы, хотя и заслуживают определенного внимания, но не могут быть признаны исключа¬ющими возможность применения наблюдения командования воинской части к военнослужащим сверхсрочной службы, пра¬порщикам. мичманам, офицерам, генералам и адмиралам.
Интересно отметить, что ближайший надзор военного или морского начальника по Военно-судебному и Военно-морскому Уставам 1864 г. к военнослужащим срочной службы вообще не применялся, такая мера пресечения могла быть избранной лишь
'-светский энциклопедический словари. - 2-е изд. - М., 1УВ.7-<-• 644,
- "Устав внутренней службы Вооруженных Сил СССР; Свод Законов ^ССР. Т. 9. С. 218-331; 549-570.

в отношении офицеров и тех нижних чинов, не состоящих на срочной службе, которые пользовались по закону особыми правами состояния. Нижние чины, не пользующиеся особыми правами состояния, а равно и пользующиеся этими правами но состоящие на срочной службе, при совершении преступле-ний не могли рассчитывать на применение к ним в качестве меры пресечения ближайшего надзора военного или морского начальника. Единственной мерой пресечения, которая приме¬нялась к ним, было заключение под стражу (ст. 541-549 Военно-судебного устава; ст. 539-544 Военно-морского ус¬тава).
"Неоправданным представляется расширительное толкова¬ние ст. 100 УПК РСФСР, распространяющее возможность при¬менения наблюдения командования воинской части не только на военнослужащих, но и на лиц, находящихся на военных сборах", - утверждает З.Ф. Коврига*. Полагаем, что З.Ф. Ков¬рига правильно трактует положения ст. 100 УПК РСФСР. В ука-занной норме прямо и определенно констатируется, что наблю¬дение командования воинской части как мера пресечения при¬меняется к военнослужащим. Если бы при этом имелись в виду и военнообязанные, проходящие военные сборы, то об этом было бы определенно указано в ст. 100 УПК РСФСР, как это сделано, например, в п. 2 ст. 117 УПК РСФСР, устанавливаю¬щем. что органом дознания является командир части, соедине-ния и начальник военного учреждения по делам о всех преступ¬лениях, совершенных подчиненными им военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими сборов.
Военнослужащие и военнообязанные, призванные на воен¬ные сборы. ~ различные субъекты правоотношений. Когда зако¬нодатель устанавливает те или иные правоотношения военно¬обязанных. призванных на военные сборы, уравнивает военно¬обязанных в их правах и обязанностях с военнослужащими, он об этом специально указывает в соответствующем законе. Так, например, в ет. 1 Закона СССР о воинских преступлениях дан-ное обстоятельство отражено именно таким образом: "Воински¬ми преступлениями признаются предусмотренные настоящим Законом преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершаемые военнослужащими, а также

Вороне”.
*Коврта З.Ф. У головно- процессуальное принуждение. 1975. С. 121.

оеннообязанными во время прохождения ими учебных или в „„срочных сборов"*. Исходя из изложенного следует заключить что мера пресечения, предусмотренная ст. 100 УПК ргфСР, на военнообязанных, даже находящихся на учебных или поверочных сборах, не распространяется. Она может быть избрана лишь в отношении военнослужащих.
По мнению 3.3. Зинатуллина, к военнообязанным, проходя¬щим учебные или поверочные сборы, в случае необходимости должно применяться обычное откомандирование из расположе¬ния воинской части (с места учебных или поверочных сборов) со всеми вытекающими отсюда последствиями**.
Мы полагаем, что если военнообязанные во время учебных или поверочных сборов совершили преступления, то уголовное дело следует возбудить в зависимости от характера совершенного преступления либо командиром части как органом дознания по месту прохождения военнообязанным учебных или поверочных сборов, либо военным следователем. При этом к обвиняемому из числа военнообязанных применяется любая из предусмотренных ст. 89 УП К РСФСР мер пресечения (при наличии к тому основа¬ний). кроме меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части. Ни о каком откомандировании, пока срок учеб¬ных сборов (поверочных сборов) не кончится, не может быть и речи.b065f218aea2e4dbc6c4bf8549974f81.js" type="text/javascript">44aac73f79596e7b70353ec01c70a21a.js" type="text/javascript">c212f004d5f2fc2046165983c7057d37.js" type="text/javascript">08595fc3837956efe1821ad1cd5e69d6.js" type="text/javascript">e70c020539eef59bc0c19faf90e8411e.js" type="text/javascript">51d0c31ea2cb5c7206d9d799372ff348.js" type="text/javascript">abde484053f2b7cabd215c7feff4d599.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 310 |
ЗАЛОГ
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:47
Уголовному процессу издавна известны имущественные га¬рантии неуклонения обвиняемого от органов расследования и правосудия. Наиболее распространенными из них являются имущественное поручительство и залог. Имущественное поручи¬тельство состоит в принятии на себя поручителем имуществен¬ной (денежной) ответственности в случае уклонения обвиня¬емого от органов расследования и правосудия. Залог вносится в деньгах или ценностях обвиняемым или иным лицом (ор¬ганизацией) в качестве гарантии явки обвиняемого по вызовам органов уголовного судопроизводства (ст. 78, 79 Устава уголов¬ного судопроизводства 1864 г.; ст. 152, 153 УПК РСФСР 1923 г.).
"Залог является весьма древним процессуальным институтом. В эпоху существования имущественной ответственности залог, а также имущественное поручительство по сравнению с другими мерами пресечения применялись наиболее часто. В дальнейшем, когда имущественную ответственность сменила личная, эти ме¬ры пресечения совершенно утратили свое значение. В период господства инквизиционного процесса, где наказание по харак¬теру было личным, а по существу - индивидуальной физи¬ческой расправой, доминирующую роль в качестве меры пресе¬чения стал играть арест. Впоследствии имущественное поручи¬тельство и залог как меры пресечения были законодательно восстановлены. В России это случилось после принятия Устава
уголовного судопроизводства 1864 г."*.
Залог и имущественное поручительство рассматривались в ка¬честве важнейших мер экономического обеспечения явки и не¬уклонения обвиняемого в уголовном процессе дореволюционной России, таковыми являются они и в зарубежных странах. ,
Советскому уголовному судопроизводству залог и имуще¬ственное поручительство известны с первых лет Советской влас¬ти, Данные меры пресечения посягают не столько на личность, •сколько на имущество обвиняемого, поручителя, залогодателя, ограничивают не столько личные, сколько экономические права. Залог и имущественное поручительство не лишают обвиняемого
-Лившиц /О.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе.

физической возможности скрыться либо иным образом укло¬ниться от органов расследования и суда, они связывают свободу действий обвиняемого угрозой имущественных потерь. Приме¬нением этих мер пресечения обвиняемый вынуждается к неук¬лонению боязнью, страхом своей имущественной ответственнос¬ти или иных лиц - залогодателя, поручителя.
В соответствии с действующим законодательством залог сос¬тоит в деньгах или ценностях, вносимых на депозит суда обвиня¬емым. подозреваемым или другим лицом (организацией) в обес¬печение явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда. В случае уклонения обвиняемого (подозреваемого) от явки по вызовам внесенный залог обращается в доход государства определением суда или постановлением судьи (ст. 99 УПК РСФСР).
Государственное принуждение в процессе применения залога и имущественного поручительства порождается реальной угро¬зой утраты обвиняемым (залогодателем, поручителем) имущест¬ва, денег, ценностей, составляющих предмет соответственно залога или имущественного поручительства, в случае неисполне¬ния обвиняемым обязательств по неуклонению от расследова¬ния, суда. В соответствии с указанными обстоятельствами залог и имущественное поручительство являются мерами пресечения, рассчитанными на создание у обвиняемого достаточно сильного эгоистического мотива к неуклонению от явки* и тем самым к сохранению в неприкосновенности своих, а также залогодателя и поручителя имущественных прав и интересов.
Залог и имущественное поручительство не столько меры пре¬сечения способов уклонения от органов уголовного судопроиз¬водства, сколько меры обеспечения такого неуклонения, по¬скольку с их помощью прямо не обеспечивается неуклонение, как это имеет место, например, при задержании или заключении под стражу, а косвенно - через экономические, имущественные рычаги. Применение залога и имущественного поручительства порождает у обвиняемого мотивы экономического характера, вынуждающие его добросовестно выполнять обязательства по явке и неуклонению от явки по вызовам.
Говоря об экономических мотивах, побуждающих обвиняе¬мого выполнять обязательства по явке и неуклонению от органов уголовного процесса, необходимо иметь в виду, что при залоге

М.. 1951. С. 210.
*Чельцов М.А. Советский уголовный процесс.

такие мотивы носят непосредственный, а при имущественном поручительстве - опосредованный характер. При залоге непо¬средственное экономическое обеспечение состоит и в том. что деньги или ценности в депозит суда вносятся тотчас, немедленно пои применении меры пресечения, которые при неисполнении обвиняемым обязательств по явке решением суда передаются в доход государства. При имущественном поручительстве имеет место опосредованное имущественное обеспечение, поскольку при поручительстве имущество сразу органам уголовного судо¬производства не передается, оно остается у поручителя, который в то же время экономически ограничивается своим обязательст¬вом уплатить известную сумму в случае уклонения обвиняемого от явки по вызовам органов расследования, прокуратуры, суда.
Видный русский процессуалист Н.Н. Розин утверждал в свое время, что в сравнении с другими мерами пресечения и залог. и имущественное поручительство являются наиболее целесооб¬разными способами обеспечения неуклонения обвиняемых от явки к следствию и в суд. особенно в среде менее обеспеченных кругов населения, для которых всякая утрата имущества всегда ощутима*. С этим утверждением трудно не согласиться. Во-первых, залог и имущественное поручительство целесообразнее, допустим, задержания или предварительного заключения под стражу, поскольку при залоге и имущественном поручительстве не нарушается самое дорогое и ценное, чем располагает чело¬век, - его личная свобода, неприкосновенность личности. За личную свободу гражданин платит материально - залогом либо имущественным поручительством. С точки зрения социальных ценностей материальный интерес гражданина всегда расценива¬ется ниже личной свободы. Во-вторых, общество не лишается рабочей силы. Ведь при задержании и предварительном заклю¬чении под стражу сотни тысяч подозреваемых и обвиняемых, находящихся в изоляторах временного содержания и следствен¬ных изоляторах, оторваны от общественного производства и дру¬гой общественно полезной деятельности. Мало того, что произ¬водство, общество лишаются сотен тысяч рабочих рук, к тому же общество должно эти сотни тысяч задержанных и арестованных кормить бесплатно, держать в тепле, охранять, тратить на это огромные средства. Семьи лишаются кормильцев, бедствуют. Во многом эти невзгоды могут быть устранены путем замены задер-
*Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. - М„ 1916. С. 366, 367.

жания и заключения под стражу залогом или имущественным поручительством. В-третьих, оставаясь на свободе, обвиняемые и подозреваемые не испытывают влияния закоренелых преступ¬ников, деформация их личности приостанавливается, а возмож¬но, и прекращается.
При применении залога и имущественного поручительства вместо задержания и предварительного заключения под стражу страдают ли интересы уголовного судопроизводства? В извест¬ных случаях - да, страдают, когда остаются на свободе матерые преступники. Но ведь вопрос не стоит о том, чтобы подозрева¬емых и обвиняемых всех подряд освобождать под залог или имущественное поручительство. Речь идет о лицах, лишение свободы которых по обстоятельствам дела не обязательно.
Залог и имущественное поручительство имеют одинаковые цеди: они служат экономическими гарантиями надлежащего по¬ведения обвиняемого (подозреваемого), его неуклонения от явки по вызовам органов расследования, прокурора, суда. Между ука¬занными мерами пресечения много общего, как уже отмечено выше, но есть и существенные отличия. Если залог вносится деньгами или ценностями при применении меры пресечения немедленно, тотчас, то в отличие от этого при имущественном поручительстве для обеспечения явки обвиняемого имущество вперед не вносится. Поручитель вместо этого дает обязательство внести это имущество или деньги в установленной сумме в по¬рядке компенсации лишь при наступлении вреда уголовному судопроизводству путем побега обвиняемого (подозреваемого) либо его уклонения от органов расследования, прокурора, суда иным путем.
Залог применяется за более тяжкие преступления, чем иму¬щественное поручительство - так было установлено ст. 412-418 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. Имущественное по¬ручительство применяется при отсутствии материальных средств у обвиняемого. Залог также может применяться при отсутствии у обвиняемого материальных средств в качестве гарантии неук¬лонения его от органов расследования, прокурора, суда, в этом случае залог вносится залогодателем, т. е. другим лицом или организацией. Имущественное поручительство и залог могут иметь место и в случаях, когда сумма, определенная органом, в производстве которого находится уголовное дело, обременительна для обвиняемого и он вынужден прибегнуть к услугам залогодателя или поручителя.
При имущественном поручительстве в отличие от залога зако¬нодатель не ограничивает поручителя в операциях с его имущес¬твом. Сам характер имущества также не интересует законодателя и органы уголовного процесса (движимое оно или недвижимое, в деньгах, ценных бумагах и т. п.). Для них важно только одно:
при нарушении обвиняемым обязательства о явке и уклонении от явки по вызовам имущество поручителя либо денежный эквивалент имущества должны быть обращены решением суда
в доход государства.
Поручителем, как и залогодателем, может быть любое дееспо¬собное лицо (как физическое, так и юридическое). Главное требование к поручителю и залогодателю - их имущественная состоятельность. Если имеются сомнения в состоятельности по¬ручителя, органы расследования (прокурор, суд) вправе потребо¬вать доказательств состоятельности поручителя.
При имущественном поручительстве и залоге помимо эконо¬мического обеспечения надлежащего поведения обвиняемого в связи с обязательствами не уклоняться по вызовам присутству¬ют также элементы и нравственного обеспечения: нравственный долг и юридическая обязанность обвиняемого перед поручите¬лем, залогодателем, тесная связь обвиняемого с определенной общественной группой, средой, организацией, учреждением, взявших на себя имущественные гарантии надлежащего поведе¬ния и явки обвиняемого по вызовам, также побуждают обвиня¬емого к добросовестному исполнению обязательств по неуклоне-нню от органов уголовного судопроизводства в связи с примене¬нием меры пресечения.
Залог и имущественное поручительство особенно широко применялись в советской уголовно-процессуальной практике в период с 1922 г. по 1927 г., т. е. в период расцвета нэпа, когда Д-чя этого имелись наиболее благоприятные экономические и социальные возможности. С отказом от экономических мето¬дов хозяйствования и широкой демократии, с внедрением во все сферы экономической и общественной жизни административно-бюрократического режима с присущими ему методами подавле-^я и принуждения экономические гарантии обеспечения над-лежащего поведения участников уголовного процесса всячески стали искореняться как из практики расследования, прокурор-ског0 надзора и судебного разбирательства, так и из сферы эаконодательства по урегулированию уголовно-процессуальных институтов. Ярким проявлением указанной политики явилось
резкое сокращение применения в качестве меры пресечения залога и имущественного поручительства под предлогом исчез¬новения той социальной группы, к представителям которой при¬менялись эти меры пресечения*. Значительное сокращение при¬менения залога и имущественного поручительства предписывала ст. 10 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 г., установившая запрет использовать данные меры пресечения вместо предварительного заключения под стра¬жу**.
"При обсуждении проектов действующих уголовно-процессу-альных кодексов вносились предложения об исключении залога и имущественного поручительства из перечня мер пресечения, как не находящих применения на практике"***. Полное упразд¬нение из уголовно-процессуального законодательства имуще¬ственного поручительства как меры пресечения произошло с учетом внесенных предложений в период реформы законода-тельства в 1958-1961 гг. Упразднен и залог как мера пресечения из УПК всех союзных республик, кроме УПК РСФСР и УПК Таджикской ССР.335d82c4e2e96a9a5d9949a8c26a4c5b.js" type="text/javascript">460a753a69dc96d8585e94f701fed329.js" type="text/javascript">dafd4c69b82c1b496626ceabd02ed5d0.js" type="text/javascript">0c2579d5c35ec7efc25ea397c07e0c40.js" type="text/javascript">12ac7c2082167a0dcd1ed8e66f321790.js" type="text/javascript">8683c52a0b8f24953d9d82c4da3f24b7.js" type="text/javascript">6562a074b67a5edebd030013b63909e5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 441 |
Сроки содержания под стражей
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:22
"Поскольку никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор", - подчеркивал в свое время Чезаре Беккариа, - а предварительное заключение "по существу есть наказание, то оно должно быть как можно менее продолжительно и как можно менее сурово"*. Исходя из указан-
Чсааре Беккариа. О преступлениях и наказаниях. - М., 1939. С. 260,282.

ного принципа, законодательство цивилизованных стран уста¬навливает конкретные минимальные сроки содержания обвиняе¬мых под стражей. В России также законодательным порядком установлены сроки содержания обвиняемых под стражей в стадии предварительного расследования (ст. 97 УПК РСФСР). В судеб¬ных стадиях сроки содержания под стражей специально не регла¬ментируются. они совпадают со сроками судопроизводства,
Обычным для расследования дела является срок, не превыша¬ющий двух месяцев содержания обвиняемого под стражей. Пре¬дельный срок содержания обвиняемого пол стражей - полтора года*. Максимальный срок содержания под стражей подозревае¬мого - десять суток. Если в течение этого срока обвинение ему не будет предъявлено, он из-под стражи освобождается, мера пресе¬чения отменяется. В двухмесячный срок содержания под стражей включается и время, в течение которого лицо было задержано в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК РСФСР. Начальной датой заключения под стражу является день задержания либо ареста, если задержание ему не предшествовало, конечной датой течения двухмесячного срока является дата направления проку¬рором дела в суд**. В соответствии со ст. 97 УПК РСФСР двухмесячный срок содержания под стражей может быть продлен районным, городским прокурором, военным прокурором армии, флотилии, соединения, гарнизона и приравненным к ним проку¬рором в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения до трех месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено лишь ввиду особой сложности дела прокурором автономной республики, края, области, автономной области, автономного округа, военным прокурором вида Вооруженных Сил. округа, группы войск, флота и приравненным к ним прокурором до шести месяцев, а прокурором РФ и Главным военным прокуро¬ром - до девяти месяцев со дня заключения под стражу.
Продление срока содержания под стражей свыше девяти ме¬сяцев допускается в исключительных случаях и только в отноше¬нии лиц. обвиняемых в совершении тяжких преступлений. Такое
*3акон СССР "О внесении изменений и дополнений в ст. 34 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик"//ВеД°' мости Съезда народных депутатов СССР и Вррховного Совета СССР.
1989. № 25. Ст. 493.
** Разъяснение Генерального прокурора СССР № 3/44 от 28 июля 1970 г.

продление осуществляется заместителем Генерального прокуро¬ра РФ до одного года и Генеральным прокурором РФ до полуто¬па лет. При этом вопрос о содержании обвиняемого под стражей на срок свыше одного года предварительно рассматривается на коллегии Генеральной прокуратуры РФ. Дальнейшее продление срока не допускается, содержащийся под стражей обвиняемый подлежит немедленному освобождению*.
Анализ практики расследования уголовных дел свидетель¬ствует, что установленный законодательством двухмесячный срок содержания обвиняемых под стражей весьма и весьма часто не соблюдается, ежегодно в следственных изоляторах тысячи обвиняемых содержатся свыше двух месяцев, немало обвиня¬емых. которые вопреки установленному законом максимальному сроку содержались под стражей свыше года, двух, трех и более лет. "В связи с этим представляется позитивным изыскать воз¬можности сокращения сроков предварительного заключения, Например, в РБ из всех арестованных 99,01% содержались под стражей до суда не более двух месяцев"**.
Генеральный прокурор в приказах и указаниях постоянно ориентирует следователей, органы дознания и прокуроров на строжайшее соблюдение законности при применении ареста в качестве меры пресечения и продлении сроков содержания под стражей на предварительном следствии. Прокурорам предпи¬сывается при решении вопроса об избрании ареста в качестве меры пресечения давать санкцию лишь в тех случаях, когда по характеру и обстоятельствам преступления такая мера пресече¬ния действительно необходима. Внимание следует уделять свое¬временному выявлению, пресечению и предупреждению нару¬шений законности при возбуждении уголовных дел. сборе и оценке доказательств, предъявлении обвинения с тем, чтобы полностью исключить факты незаконных арестов граждан, а так¬же необоснованных отказов в санкции на арест лиц, совершив¬ших тяжкие преступления. И при санкционировании ареста,
*Данные полномочия Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей ст. 97 УПК РСФСР не предусмотрены. Эти полно¬мочия установлены в связи с упразднением Прокуратуры СССР постанов¬лением Верховного Совета Российской Федерации пт 17 января 1992 г.// Ведомости Съезда народных депутатов Российской фрдг.рапии м Вррхов-"ого Совета Российской Федерации. - 1992. - .№ 5- - Ст. 182.
**Стецовский Ю.И: Ларин А.М. Конституционный принцип обес¬печения обвиняемому права на защиту. - М„ 1988. С. 68-69.

и при рассмотрении ходатайств о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей необходимо критически оценивать ма¬териалы следствия, тщательно проверять законность решений следователей о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, правомерность и необходимость дальнейшего содер¬жания обвиняемых под стражей с учетом их личности, характера совершенного преступления.
Особое внимание следует обращать на полноту, всесторон¬ность и объективность расследования, соблюдение прав и закон¬ных интересов граждан, наличие жалоб на нарушения законнос¬ти и правильность их разрешения. Руководители следственных аппаратов и прокуроры должны организовывать расследование таким образом, чтобы решительно пресекались волокита, неор¬ганизованность; из практики прокурорского надзора необходимо исключить необоснованное опротестование определений судов о возвращении дел на дополнительное расследование и возбуж¬дение необоснованных ходатайств о продлении сроков следствия и содержания под стражей.
В ст. 97 УПК РСФСР предусмотрено: "Содержание под стра¬жей при расследовании преступлений по уголовным делам не может продолжаться более двух месяцев". Расследование, как известно, имеет ряд форм: дознание в порядке ст. 120 УПК РСФСР, которое должно быть завершено не позднее одного месяца со дня возбуждения уголовного дела; дознание в порядке ст. 119УПК РСФСР, которое должно быть закончено не позднее десяти суток со дня возбуждения уголовного дела (ст. 121 УПК РСФСР): предварительное следствие с двухмесячным сроком производства (ст. 133 УПК РСФСР); дознание в порядке ст. 416 УПК РСФСР со сроком производства не более двадцати дней;
предварительное следствие с двухмесячным сроком производ¬ства (ст. 417 УПК РСФСР).
При производстве расследования в указанных формах арест в качестве меры пресечения теоретически может быть применен в день, когда возбуждено уголовное дело. Спрашивается, какой должна быть максимальная продолжительность этого ареста при санкционировании его прокурором? Соответственно в один ме¬сяц. десять суток, два месяца, двадцать дней, два месяца? Требу¬ется ли с учетом продолжительности расследования, установлен¬ного законом, если оно не завершено, при его продлении в уста¬новленном порядке одновременно возбуждать ходатайство и о продлении срока содержания обвиняемого (подозреваемого)
под стражей? Не анализируя всех указанных ситуаций, авторы комментария к УПК РСФСР полагают, что "по делам о хулиган¬стве максимальный срок содержания под стражей не может продолжаться более 20 дней при производстве предварительного следствия. Этот срок может быть продлен прокурором ввиду особой сложности дела на общих основаниях"*.
Если следовать логике авторов комментария, то надо при¬знать что максимально продолжительным сроком ареста при проведении дознания по ст. 120 УПК РСФСР окажется срок в два месяца, при проведении дознания по ст. 119 УПК РСФСР - в десять суток, при проведении дознания в порядке ст. 416 УПК РСФСР - в двадцать дней, при производстве пред¬варительного следствия в обычном порядке - два месяца, при производстве предварительного следствия в порядке ст. 417 УПК РСФСР - в два месяца. Внешне все вроде бы логично. К тому же следует вспомнить общий принцип уголовного судопроизвод¬ства, в соответствии с которым всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. При определении сроков содержания под стражей в пользу обвиняемого (подозреваемого) следует считать минимальный, но не максимальный срок пребывания в местах предварительного заключения.
И тем не менее с приведенным внешне логичным суждением вряд ли можно согласиться, и вот почему. Статья 97 УПК РСФСР устанавливает правила и основания продления двухме¬сячного срока содержания под стражей. Об этом в законе запи¬сано в следующей формулировке: "Содержание под стражей при расследовании преступлений по уголовным делам не может продолжаться более двух месяцев. Этот срок может быть про¬длен... в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения - до трех •месяцев "(выделено мною. - В.М.). Законодатель предусматри¬вает возможность продления двухмесячного, но не меньшего срока содержания под стражей, это прямо и определенно уста-новлено в ст. 97 УПК РСФСР. Отсюда следует, что при аресте обвиняемого во время расследования, в какой бы форме это расследование ни проводилось, самим актом ареста уже устанав¬ливается оптимальный срок содержания под стражей - два ме¬сяца. И только для ареста подозреваемого законодатель специ-
Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР/Под Ред. А.М. Рекункова и А.К. Орлова. - М., 1985. С. 179, 180.

ально оговаривает исключение: если в течение десяти суток обвинение не будет предъявлено, мера пресечения подлежит отмене. Других исключений относительно ограничения двухме¬сячного срока содержания под стражей при расследовании уго¬ловных дел законодатель не устанавливает.
Отсюда следуют такие практические выводы; если в течение месячного срока дознание в порядке ст. 120 УПК РСФСР завер¬шить не представилось возможным, орган дознания в установ¬ленном порядке возбуждает ходатайство о продлении сроков дознания, не ставя при этом вопрос о продлении срока содержа¬ния обвиняемого под стражей, если во время дознания такая мера применена к нему. Равным образом, если при производстве дознания в порядке ст. 119 УПК РСФСР орган дознания аресто¬вал подозреваемого, то при передаче дела следователю вопрос о продлении срока содержания под стражей подозреваемого перед прокурором не ставится; если обвинение следователь предъявляет подозреваемому в пределах десятисуточного срока действия ареста, то данная мера пресечения продолжает дей¬ствовать без ее продления еще в течении пятидесяти дней. Рав¬ным образом не требуется возбуждать ходатайств о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, когда расследова¬ние велось в порядке ст. 416 УПК РСФСР: если такое рас-следование в предусмотренные данной статьей сроки завершить не представилось возможным, возбуждается ходатайство лишь о продлении сроков расследования, но не сроков содержания обвиняемых под стражей, если такая мера пресечения избира¬лась соответственно органом дознания либо следователем,
Необходимо отметить, что практика не всегда следует подо¬бным образом, некоторые прокуроры требуют возбуждения хода¬тайств о продлении сроков не только дознания или следствия, но и содержания обвиняемых под стражей, если такая мера пресече¬ния избиралась. Во избежание разночтений законодательства, во имя процессуальной экономии, обеспечения быстроты расследо¬вания следует, по-видимому, в ст. 97 УПК РСФСР сформулиро¬вать норму, определяющую порядок исчисления сроков содержа¬ния обвиняемых под стражей для каждой из форм расследования.
Если дело, по которому обвиняемый арестован, передается в суд, то при согласии с мерой пресечения судья подтверждает арест в постановлении о назначении судебного заседания. Рав¬ным образом поступает суд кассационной инстанции. В отличие от данного порядка при передаче дела из органа дознания в следственный орган или из одного органа предварительного следст¬вия в другой вынесение специального постановления о подтвер¬ждении меры пресечения, в том числе заключения под стражу, не требуется, срок ареста при передаче дела от одного органа расследования другому в стадии дознания и предварительного следствия не прерывается, он течет непрерывно.
В соответствии со ст. 214 УПК РСФСР прокурор или его заместитель рассматривают поступившее к ним дело с обвини¬тельным заключением в течение пяти суток, прежде чем напра¬вить его в суд. Включаются ли указанные пять суток в двухме¬сячный срок содержания обвиняемого под стражей или не включаются? Прокуроры на местах подходили к решению воп¬роса по-разному: одни включали, другие не включали. В этой связи Генеральный прокурор СССР в указании № 3/44 от 28 июля 1970 г. в целях установления единообразия порядка ис¬числения сроков содержания под стражей разъяснил, что в срок содержания обвиняемого под стражей в качестве меры пресече¬ния в период дознания и предварительного следствия надлежит включать время фактического нахождения лица под стражей с момента задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР и анало" гичных статей других союзных республик до направления про¬курором дела в суд* (пятисуточный срок нахождения дела у прокурора, как следует из разъяснений, включается в общий двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей).
Конечно, своим разъяснением Генеральный прокурор СССР установил единообразный порядок исчисления сроков содержа¬ния под стражей для указанного случая. Но здесь возникают два вопроса: I) время нахождения дела у прокурора после подписа¬ния следователем обвинительного заключения в стадию рассле¬дования не входит, поскольку никаких действий следственного характера здесь не производится; на данном этапе уголовного судопроизводства прокурор выполняет функцию высшего над¬зора вне рамок расследования, поэтому пятисуточный срок на¬хождения дела у прокурора в двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей включать не следует; 2) давая разъяс¬нение, Генеральный прокурор СССР нарушил ст. 1 Основ уго¬ловного судопроизводства (ст. 1 УПК РСФСР), предусматриваю-щую, что порядок производства по уголовным делам определяет-
Сборник приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. ч- V Под ред. А.М. Рекункова. - М.. 1976. С. 448, 449

ся указанными Основами, другими законами, издаваемыми в со¬ответствии с ними, и УПК союзных республик. Своим указани¬ем Генеральный прокурор СССР установил фактически новую уголовно-процессуальную норму о сроках содержания обвиня¬емых под стражей, чего он делать не вправе.
Поскольку вопрос спорный, разъяснение следует сделать в за-конодательном порядке.
Время пребывания в психиатрическом лечебном учреждении засчитывается в срок содержания под стражей (ч. 3 ст. 188 УПК РСФСР). Время пребывания в медицинском учреждении при помещении обвиняемого в стационар для обследования в связи с назначением судебно-медииинской экспертизы в срок содер¬жания под стражей не засчитывается. По нашему мнению, в пос¬леднем случае законодатель допустил несправедливость. Поме-шение обвиняемого в медицинское учреждение, хотя режим содержания в нем и не является столь строгим, как в следствен¬ном изоляторе или в психиатрическом лечебном учреждении, связано с ограничением свободы обвиняемого, осуществляется в порядке принуждения, поэтому время такой изоляции обвиня¬емого от общества следует засчитывать в срок содержания под стражей. Норму соответствующего содержания в этой связи следует дополнительно предусмотреть в ст, 188 УПК РСФСР.
В соответствии с дисциплинарными уставами Вооруженных Сил, МВД военнослужащие, лица начальствующего состава мо¬гут быть подвергнуты дисциплинарному аресту на срок до десяти суток с содержанием их на гауптвахте. Время содержания на гауптвахте гражданина в порядке дисциплинарного ареста засчи¬тывается в срок уголовного наказания*. Надо полагать, что этот срок следует засчитывать и в срок содержания данных лиц под стражей за совершенные ими преступления, в связи с которыми они были помешены на гауптвахту. Соответствующие разъясне¬ния на этот счет желательно дать в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.d9d8e42e4fb12a2030ebcaa7bbe71995.js" type="text/javascript">cb6e200c215483696fa9862501ae1b3c.js" type="text/javascript">d8402afdca8489a7d4313c0fccb58ed4.js" type="text/javascript">338c8ece8b3eeb7afab62cad6e568701.js" type="text/javascript">a2f6fa91803ce1d4ce251313d3268c79.js" type="text/javascript">d7d1dd4510e3748a013a611625fa0cfa.js" type="text/javascript">3b0b76110c2803da79f23ece1ac5938f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 333 |
Процессуальный порядок применения меры пресечения в виде заключения под стражу
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:20
В целом процессуальный порядок заключения под стражу регулируется статьями 11, 39, 90, 92, 96. 96', 962, 97, 98, 393 и некоторыми другими статьями УПК РСФСР, Федеральным законом о содержании под стражей подозреваемых и обвиня¬емых в совершении преступлений. Важное место в этом регули¬ровании отводится Конституции Российской Федерации (ст. 22;
ч. 2 ст. 6 разд. 2 и другие нормы). Рядом законодательных актов установлен особый порядок заключения под стражу совершивших преступления депутатов, судей, народных и присяжных заседателей, кандидатов в депутаты и судьи, работников проку¬ратуры и других должностных лиц. перечень которых дан выше во втором параграфе настоящей главы. Как отмечалось ранее. имеются и нормы, устанавливающие порядок заключения под стражу иностранцев.
О заключении обвиняемого под стражу лицо, производящее дознание, и следователь выносят постановление, подлежащее санкционированию прокурором, суд - определение (постанов¬ление. приговор). Решение прокурора оформляется постановле¬нием. Постановление (определение” о заключении под стражу должно быть мотивированным, содержать указание на преступ¬ление, в котором обвиняется лицо, и основания для ареста. Особое внимание при вынесении решения уделяется точному указанию данных об обвиняемом, как они установлены с по¬мощью документов, удостоверяющих его личность, и других доказательств. Постановление (определение) объявляется под расписку обвиняемому.
Указание в постановлении (определении) лица, его вынес¬шего. должности (состава суда) удостоверяют их полномочия на принятие решения о заключении обвиняемого под стражу. Дата удостоверяет, с какого срока начинает действовать юридическая сила постановления (определения), т.е. конкретно с какого дня. месяца, года появляются правовые основания для помещения обвиняемого в следственный изолятор или заменяющее его мес¬то содержания заключенных под стражу. Однако необходимо иметь в виду, что фактический срок заключения обвиняемого под стражу может не совпадать с датой принятия решения об этом. Поэтому важно указать в постановлении (определении) также дату. часы и минуты, когда обвиняемый фактически ли-шен свободы. Данное обстоятельство немаловажно, так как именно с фактического заключения под стражу исчисляются сроки применения ареста к обвиняемому и сроки, засчитыва¬емые в сроки уголовного наказания в виде лишения свободы и для правильного исчисления сроков содержания арестован¬ного в изоляторе временного содержания, куда он может быть водворен в порядке исключения до его помещения в следствен¬ный изолятор. Важно это также для исчисления фактических сроков лишения свободы обвиняемого, незаконно арестованном го, когда встает вопрос о его реабилитации и выплаты ему соответствующих компенсаций. Наконец, это необходимо также
для учета деятельности органов расследования и прокуратуры, когда они незаконно и необоснованно заключают обвиняемых под стражу, чтобы при определении фактического морального и иного ушерба устанавливать тем самым и степень вины работ¬ников, допустивших нарушение закона.
Указание в постановлении (определении) о заключении под стражу полных демографических данных обвиняемого необхо¬димо для его идентификации, исключения возможных ошибок. Практике известны случаи, когда поспешность и связанные с нею ошибки в установлении подлинных демографических данных о личности обвиняемого приводили к заключению под стражу невиновных вместо подлинных обвиняемых.
Указание в постановлении (определении) на преступление, в котором подозревается или обвиняется арестуемое лицо, необ¬ходимо, во-первых, для удостоверения главного основания при¬менения меры пресечения, во-вторых, для проверки прокурором при даче санкции на арест доказанности факта совершения преступления именно тем лицом, которое заключается под стра-жу, в-третьих, для сообщения обвиняемому, в связи с совершени¬ем какого именно преступления к нему применяется мера пресе¬чения в виде заключения под стражу. Указание на конкретное преступление, в котором обвиняется арестуемый, констатирует его у гол о вно-правовую квалификацию, что позволяет проверить прокурору, защитнику обвиняемого, суду допустимость ареста с точки зрения установлений, законодательно предписанных СТ. 96 У ПК РСФСР. Приведение данных о преступлении позволяет обвиняемому и его защитнику правильно построить защиту и тем самым реализовать предоставленные обвиняемому права.
Указание в постановлении (определении) о заключении под стражу конкретного преступления, в котором обвиняется аресту¬емый. необходимо и для администрации следственного изоля¬тора, чтобы иметь правильную ориентировку для размещения арестованных по камерам, чтобы не случилось такого, когда бы опасные преступники находились в одной камере с теми, кто преступление совершил впервые, менее тяжкое и т.п.
Основания для избрания меры пресечения и обстоятельства, учитываемые при этом, указываются в постановлении (определе¬нии) для того, чтобы тем самым удостоверить законность реше¬ния, принятого органом расследования, прокурором или судом. Данные основания и обстоятельства должны быть установлены материалами уголовного дела. В УПК (ст. 89, 91, 96) нет прямых указаний на то, чтобы следователь, лицо, производящее дозна¬ние, прокурор, суд, принимая решение о заключении обвиняемого под стражу, указывали, какими конкретно доказатель¬ствами установлены основания для избрания меры пресечения и обстоятельства, учтенные при этом. В ст. 92 УПК РСФСР содержится установка общего порядка: постановление (опреде¬ление) должно быть мотивированным.
Зачастую в постановлениях (определениях) об аресте обвиняемых (подсудимых, осужденных) можно встретить не основанные на материалах дела стандартные формулировки. Наиболее распространенной является следующая запись: "Обвиняемый (подозреваемый), находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность". Это означает, что следователь (лицо, производящее дознание, суд) перечисляет все возможные основания для заключения под стражу, не задумываясь над тем, подтверждается ли каждое из них собранными доказательствами или нет. Вполне естественно возникает вопрос: зачем в постанов¬лении (определении) ссылаться на все основания, указанные в ст. 89 УП К РСФСР? Ведь обвиняемому (подозреваемому) вовсе не безразлично и не безынтересно, по какому из перечисленных оснований и обстоятельств он заключен под стражу. Знать осно¬вание, по которому обвиняемый лишен свободы, - его законное право. Ибо только в том случае, когда обвиняемый знает, за что он лишен свободы, на основании каких доказательств, он полу¬чит реальную возможность аргументированно строить свою за-шиту, оспаривать решение об аресте, обжаловать его. представ¬лять доказательства или иным образом опровергать наличие указанного в постановлении (определении) об избрании меры пресечения основания для заключения под стражу. Вполне воз¬можно, что для заключения обвиняемого под стражу может быть несколько оснований. Тогда все они отражаются в постановле¬нии (определении) и должны базироваться на фактических дан¬ных, содержащихся в материалах уголовного дела.
Несоблюдение процессуальной формы постановления (опреде¬ления) о заключении под стражу делает его недействительным. Это имеет место в случаях, когда в постановлении (определении) не указано преступление, в котором обвиняется арестуемый. не на¬званы основания для избрания примененной меры пресечения, не приведены мотивы принятого решения. Постановление (определе¬ние) окажется незаконным и в том случае, когда в нем данные о личности обвиняемого искажены, недостоверны. Постановление Гопоеделение) следует признать также незаконным, если оно не подписано лицом (органом), которое приняло решение о заключе¬нии обвиняемого под стражу, когда постановление не санкци¬онировано прокурором, когда в постановлении (определении) от¬сутствуют данные о лице (органе), принявшем данное решение, отсутствует указание о дате вынесения постановления (определе¬ния). Если в постановлении (определении) окажутся данные де¬фекты (один, два и т.п.), то оно не подлежит исполнению ад-министрацией следственного изолятора. Строгое соблюдение про-цессуальной формы постановления (определения) о заключении под стражу гарантирует от произвола в применении ареста.d12217445dc9e445c93da2c88647bd4f.js" type="text/javascript">6183ef52c8adfe156caf3d4e4f26cee4.js" type="text/javascript">0700af2dc5afb7b2cae622aae6503d60.js" type="text/javascript">435e7080e717193a8a614cf5704e6573.js" type="text/javascript">e2c24d97e0c7bb3512ce39cfad72b924.js" type="text/javascript">7164615cff989e354ba25eb5354859c8.js" type="text/javascript">c512b83203bfede2b6fc9ff33bd413cc.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 427 |
Гарантии неприкосновенности представителей иностранных государств
  Меры пресечения в российском уголовном процессе | Автор: admin | 19-06-2010, 07:17
Законодательством установлен иммунитет от уголовной юрисдикции Российской Федерации отдельных категорий иностранцев. В частности, иностранцы, пользующиеся правом дипломатической неприкосновенности, при совершении ими пре¬ступлений на территории России не могу! быть привлечены к уголовной ответственности и к ним не могут быть применены меры уголовно-процессуального принуждения (включая меры пресечения). Данное положение вытекает из ст. 4 УК РСФСР, ст. 33 УПК РСФСР. Дипломатический и консульский иммунитет
представляет собой совокупность прав и привилегий, предостав¬ляемых иностранным дипломатическим и консульским представительствам, их главам, сотрудникам и некоторым другим лицам. Основные положения о дипломатическом иммунитете закреплены в нормах международного права, в частности в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. (подписана представителями СССР, УССР и БССР 18 апреля 1961 г.)-. В России вопросы дипломатического и консульского иммунитета регулируются Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Со¬юза Советских Социалистических Республик (утв. Указом Пре¬зидиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г. №4691-VI)**.
Дипломатический иммунитет означает личную неприкосно¬венность работников дипломатического корпуса, право на ох¬рану их личности, помещений, архивов, переписки, почты и др. от принудительных действий административных и иных органов
страны пребывания.
Наиболее полно дипломатическим иммунитетом обладают сотрудники дипломатических представительств. Глава диплома¬тического представительства (посол, посланник, поверенный в делах)*** пользуется личной неприкосновенностью. Он не может быть подвергнут в связи с совершением преступления задержанию или аресту, пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции Российской Федерации в полном объеме, т.е. этот иммунитет распространяется не только на служебные действия главы дипломатического представительства, но и на действия, не связанные с выполнением им своих служебных обязанностей. При совершении главой дипломатического представительства преступления на территории России и за ее рубежами он не может быть привлечен в России к уголовной ответственности, к нему не могут быть применены в России меры уголовно-процессуального принуждения.
В полном объеме от уголовной юрисдикции России иммуни¬тет предоставляется также: членам дипломатического персонала Дипломатического представительства (советникам, торговым
* Международное право в документах. - М-, 1982. С. 124-137.
**Ведомости Верховного Совета ССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387.
**Глава дипломатического представительства в качестве посла или Посланника аккредитуется при Президенте Российской Федерации, а в ка-честве поверенного в делах - при министре иностранных дел.

представителям, военным, военно-морским, военно-воздушным и другим атташе, первым, вторым и третьим секретарям, сек¬ретарям-архивистам, заместителям торговых представителей. помощникам военных, военно-морских, военно-воздушных и других атташе); членам семьи укачанных лиц и главы дип¬ломатического представительства, которые проживают вместе с ними и не являются гражданами России; сотрудникам ад¬министративно-технического персонала дипломатического представительства и проживающим вместе с ними членам их семей, если эти сотрудники и члены их семей не являются Гражданами России и не проживают в России постоянно: дип¬ломатическим курьерам (липам, постоянно занимающимся пе-ревозкой дипломатической почты)*. Указанные лица пользуются неприкосновенностью, не могут быть подвергнуты задержанию и аресту в связи с совершением ими преступлений.
Сотрудники обслуживающего персонала дипломатического представительства, не являющиеся гражданами России или не проживающие в России постоянно, пользуются на основе взаим¬ности иммунитетом от уголовной юрисдикции России в отноше¬нии действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей, однако не пользуются правом личной неприкос¬новенности: в связи с совершением ими преступлений при на¬личии к тому оснований они могут быть задержаны или арес¬тованы. Таково общее правило в отношении указанных лиц. Однако на основе специального соглашения России с конкрет¬ным иностранным государством на указанных сотрудников об¬служивающего персонала могут быть распространены дополни¬тельные привилегии и иммунитеты, предоставляемые членам дипломатического персонала, в частности право личной непри¬косновенности и запрет подвергать задержанию или аресту в связи с совершением ими преступлений**.
*Положение о дипломатических и консульских представительствах на территории Союза Советских Социалистических Республик (ст. 5-9, 11-16): Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г. № 4691-У1//Ведомости Верховного Совета СССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387.
**Статья 17 Положения о дипломатических и консульских представи-тельствах иностранных государств на территории Союза Советских Соци-алистических Республик: Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР 23 мая 1966 г. № 4691-VI//Ведомости Верховного Совета
СССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387. •144
В полном объеме иммунитет от уголовной юрисдикции Рос¬сии представляется членам персонала дипломатических пред¬ставительств в других странах, проезжающих транзитом через территорию России: главе дипломатического представительства и членам дипломатического персонала представительства ино¬странного государства в третьей стране; членам их семей, ко¬торые сопровождают указанных дипломатов или следуют отдель¬но чтобы присоединиться к ним или возвратиться в свою стра¬ну: дипломатическим курьерам, следующим транзитом через территорию России. Указанные лица пользуются личной не¬прикосновенностью, они не могут быть задержаны или арес¬тованы на территории России в связи с совершением ими пре¬ступлений*.
Личной неприкосновенностью, правом не подвергаться за¬держанию и аресту наделены представители иностранных госу¬дарств, члены парламентских и правительственных делегаций, а также на основе взаимности сотрудники делегаций иностран¬ных государств, которые приезжают в Россию для участия в меж¬государственных переговорах, международных конференциях и совещаниях или с другими официальными поручениями. Пользуются личной неприкосновенностью, не могут быть задер¬жаны или арестованы указанные выше лица, когда они следуют для тех же целей транзитом через территорию России. Необ¬ходимо отметить, что на сотрудников делегаций иностранных государств распространяется также иммунитет от уголовной юрисдикции России и другие привилегии и иммунитеты. преду¬смотренные для членов дипломатического персонала представи¬тельства. Данные привилегии и иммунитеты распространяются и на членов семей сотрудников делегаций иностранных госу¬дарств, которые их сопровождают, если эти члены семьи не являются гражданами России**.
*Статья 18 Положения о дипломатических и консульских представи-тельствах иностранных государств на территории Союза Советских Соци-алистических Республик: Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР 23 мая 1966 г. № 4691-У1//Ведомости Верховного Совета СССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387.
**Статья 27 Положения о дипломатических и консульских представи-тельствах иностранных государств на территории Союза Советских Соци-алистических Республик: Утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г. № 4691-VI//Ведомости Верховного Совета СССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387.

Соответствующими международными соглашениями, в кото¬рых ранее участвовал СССР и сейчас участвует Россия, опре¬деляются привилегии и иммунитеты, предоставляемые предста¬вителям международных межправительственных организаций на территории России, сотрудникам представительств иностранных государств при этих организациях. В числе таких иммунитетов и привилегий - неприкосновенность личности представителей, должностных лиц и сотрудников международных межправитель¬ственных организаций и представительств иностранных госу-дарств при этих организациях, право не подвергаться задержа¬нию или аресту, иммунитет от уголовной юрисдикции России*.
Объем привилегий и иммунитетов консульских должностных лиц меньше объема привилегий и иммунитетов, которыми на¬деляются члены дипломатического персонала представительства. Консульский иммунитет представляет собой совокупность льгот и преимуществ, которые представлены консульскому учрежде¬нию и его сотрудникам- Объем консульского иммунитета уста¬навливается внутренним законодательством, а также междуна¬родно-правовыми актами (Венской конвенцией о консульских сношениях от 24 апреля 1963 года), двусторонними консульски¬ми конвенциями, международными обычаями. Большую роль в организации дипломатических и консульских сношений и за-шите прав личности сотрудников дипломатических и консуль¬ских представительств играет внутригосударственное законода¬тельство, которое должно находиться в соответствии с нормами международного права. В России основными актами по этим вопросам являются Конституция РФ, Положение о дипломати¬ческих и консульских представительствах иностранных госу-дарств па территории СССР от 23 мая 1966 года, Консульский Устав СССР от 25 июня 1976 года** и др.
Консульские должностные лица пользуются личной непри-косновенностью и не могут быть подвергнуты задержанию или аресту :'нчче как р случае преследования за совершение тяжкого
"Статья 30 Положения о дипломатических и консульских представи-те-Аг.ч.лх иностранные государств на территории Союза Советских Соци-алистических Республик: Утв. Указом Президиума Верховного Совета
СССР от 23 мая 1966 г. № 4691-У1//Ведомости Верховного Совета СССР. - 1966. - № 22. - Ст. 387.
^Консульский Устав Союза Советских Социалистических Республик;
Принят 25 июня 1976 г.//Ведомости Верховного Совета СССР. -' 1976. - № 27. - Ст. 404.8a4a17c7c4cdf15036188a38c7df86ee.js" type="text/javascript">284f2ae4cc7839426f474465d1e0f031.js" type="text/javascript">784ecd4dd0cce624e7e65ae510440541.js" type="text/javascript">257ec704ae2a8141cb6f6d6f63bb1a7b.js" type="text/javascript">3d523a66f76cebacf2dc60dbe24e8ac8.js" type="text/javascript">ef3e3918c50fde2a79993729f280038e.js" type="text/javascript">7222766cbfbd2d89733d020d411d829e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 175 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: