Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ АКТА ОТКАЗА ОТ ОБВИНЕНИЯ
 (голосов: 0)
  Отказ от обвинения в системе уголовно-процессуальн | Автор: admin | 19-06-2010, 12:44
В основе акта отказа от обвинения на любой стадии процесса всегда лежит процессуальное решение органа уголовного преследо-вания об отказе от обвинения, именно решение содержит в себе го-сударственно-властное веление, направленное на регулирование об-щественных отношений
На досудебных стадиях прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель, принимая решение об отказе от обвинения, единолично и самостоятельно прекращают уголовное преследование, устраняют обвинительный тезис, признают за обвиняемым право на реабилита-цию, а также, если это необходимо, прекращают производство по делу.
В судебных стадиях акт отказа от обвинения выглядит иначе. Поскольку суд является независимым органом и подчиняется только закону (ч.1 ст. 120 Конституции РФ), то при рассмотрении уголовно-го дела в суде только он может устанавливать соблюдение условий, необходимых для прекращения судопроизводства и прекращать его. По этой причине акт отказа от обвинения в суде является комплекс-ным и включает в себя два последовательных процессуальных реше-ния.
Первым является решение об отказе от обвинения, принимаемое государственным обвинителем. Это решение содержит властное во-леизъявление, изменяющее объём обвинения либо вовсе его аннули-рующее. Особого внимания заслуживает вопрос о моменте, когда го-сударственный обвинитель вправе принять подобное решение. Со-гласно одной из точек зрения, отказ государственного обвинителя от обвинения возможен только лишь в судебных прениях . Данная по-зиция обосновывалась ссылкой на ст. 248 УПК РСФСР, согласно ко-торой прокурор был обязан отказаться от обвинения, если пришёл к убеждению, что «данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения».
В дальнейшем, в связи с введением в РФ судов присяжных, в УПК РСФСР появилась ст. 430, регламентирующая последствия от-каза прокурора от обвинения и изменения обвинения в суде присяж-ных. Эта статья предусматривала возможность отказа от обвинения на любом этапе предварительного слушания или разбирательства де-ла судом присяжных, в том числе до момента назначения судебного заседания. Ныне действующий УПК допускает возможность отказа от обвинения во время предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства.
Тем не менее ряд авторов полагает, что отказ прокурора от об-винения через короткий промежуток времени после утверждения об-винитель¬ного заключения возможен только в исключительных слу-чаях, например, если вступил в действие уголовный закон, устра-няющий наказуемость деяния, в соверше¬нии которого обвиняется подсудимый. По их мнению, на предварительном слушании государ-ственный обвинитель еще не формирует сам обвинение, а представ-ляет обвинение, сформулирован¬ное при направлении дела в суд. Для самостоятельного формулирования обвинения у прокурора ещё нет оснований, так как су¬дебное следствие еще не проводилось, доказа-тельства, собранные на предварительном следствии, еще не про-верялись в судебном заседании. «Прокурор ещё не принимал участия в исследовании доказательств, и его выводы ещё не основываются на непосредственном восприятии доказательств в судебном заседа-нии» .
С подобным утверждением вряд ли можно согласиться. Уголов-но-процессуальный закон не требует для формирования внутреннего убеждения прокурора непосредственного восприятия им всех до-казательств. Например, при утверждении обвинительного заключе-ния прокурор исследует лишь материалы уголовного дела и на их основе формирует своё внутреннее убеждение (ч.1 ст. 221 УПК). Он может утвердить обвинительное заключение, изменить обвинение (п.1 ч.2 ст. 221 УПК) либо прекратить уголовное дело (п.2 ч. ст. 221 УПК). При этом прокурор не обязан лично допрашивать свидетелей.
Другие авторы, не возражая против возможности отказа от об-винения во время предварительного слушания, отмечают, что в ста-дии судебного разбирательства, когда материалы дела исследованы не в полном объеме, отказ государственного обвинителя от обвине-ния является преждевременным. Правильным будет, если он заявит о своем отказе от об¬винения по окончании судебного следствия на этапе прений сторон, поскольку именно здесь он получает возмож-ность выступить и обосновать отказ от обвинения, а также изложить суду мотивы отказа . Не оспаривая по сути высказанное мнение, не-обходимо отметить, что действующее законодательство не обязывает государственного обвинителя вести себя подобным образом. Часть 7 ст. 246 УПК не связывает, как это было ранее, возможность отказа от обвинения с окончанием судебного следствия, устанавливая, что отказ возможен «в ходе судебного разбирательства», то есть на лю-бом его этапе. Такое положение кажется нам удачным: как верно от-мечал В.М. Савицкий, «…бывают случаи, когда необоснованность обвинения становится очевидной прокурору еще до окончания су-дебного следствия. Зачем же ему вопреки своему убеж¬дению про-должать поддерживать обвинение и дожидать¬ся открытия судебных прений?» . Например, во время предварительного слушания или су-дебного следствия могут быть исключены недопустимые доказа-тельства обвинения (ст. 235 УПК) или сторона защиты может пре-доставить доказательства, оправдывающие подсудимого (ч.ч. 6, 7 ст. 234 УПК). В такой ситуации дальнейшее продолжение уголовного судопроизводства может стать бессмысленным и будет только за-тягивать принятие окончательного решения по уголовному делу. Данный вывод подтверждается практикой: проведённое нами анкетирование государственных обвинителей показало, что 23,26 % из 275 заявляли отказ от обвинения на предварительном слушании, 24,29 % — во время судебного следствия.
Основываясь на решении государственного обвинителя, суд обя-зан принять процессуальное решение, которым констатирует наличие заявления об отказе от обвинения и, (как результат, отсутствие спора о виновности) прекращает уголовное судопроизводство, а также признаёт за лицом право на реабилитацию. Это решение отражается в постановлении (определении) суда о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.
Обязательным признаком любого решения является его опреде-лённая законом форма, проявляющаяся в виде процессуального до-кумента. При прекращении уголовного дела в ходе предвари-тельного расследования таким документом является постановление о прекращении уголовного дела, уголовного преследования. В этом документе фиксируются основания и мотивы решения принимаемого органом уголовного преследования.
Придав акту отказа от обвинения в суде обязательный характер, законодатель в целом сохранил прежний порядок и форму отказа от обвинения в судебном заседании. Решение об отказе от обвинения в каком-либо отдельном процессуальном документе не фиксируется. Заявление государственного обвинителя об отказе от обвинения фиксируется в протоколе судебного заседания, на принятое государ-ственным обвинителем решение указывается в описательной части постановления суда о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (ст. 477 УПК - Приложение 20). В то же время большое значение для обоснованности и законности акта отказа от обвинения имеют мотивы решения. Конституционный Суд РФ расценивает при-ведение мотивов отказа со ссылкой на предусмотренные законом ос-нования как одно из важнейших условий его законности . Однако существующий ныне порядок фиксирования мотивов и оснований отказа прокурора от обвинения в протоколе судебного заседания нельзя признать удачным.
Следует согласиться с высказыванием Ю. Щербакова, что секре-тари судебного заседания не в состоянии стенографировать судебное заседание, а записывают его ход сокращённо, и поэтому мотивировка отказа государственного обвинителя от обвинения не отражается ими достаточно полно . Проведённый нами анализ уголовных дел позволяет согласится с этим выводом. В подавляющем большинстве случаев полного и частичного отказа от обвинения или изменения обвинения секретари ограничивались занесением в протокол судеб-ного заседания только указания на то, что «прокурор отказывается от обвинения в связи с тем, что предъявленные доказательства не подтверждают обвинения» . В 72 из 187 изученных нами уголовных дел в протоколе судебного заседания имело место подобное указание на отказ государственного обвинителя от обвинения. Такая по-верхностная фиксация мотивов отказа от обвинения практически полностью исключает возможность проверки законности и обосно-ванности отказа от обвинения. Тем более что суд, руководствуясь ст. 477 (Приложение 20) УПК, указывает в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения только статью УПК, на основании которой государственный обвинитель от-казался от обвинения, и не приводит фактических оснований решения государственного обвинителя.
Кроме того, в протоколе судебного заседания фиксируются только судебные решения. При этом те из них, которые указаны в ч. 2 ст. 256 УПК, излагаются в виде отдельного процессуального доку-мента. Поэтому было бы непоследовательно и неверно делать ис-ключение из общего порядка оформления процессуальных решений для решения государственного обвинителя об отказе от обвинения, оно должно обрести своё оформление в отдельном процессуальном документе.
Некоторыми авторами уже высказывалось предложение о необ-ходимости составления отдельного письменного документа , в кото-ром указывалась бы новая фор¬мулировка обвинения и излагались фактические обстоятельства в том виде, как они установлены по мнению прокурора, ли¬бо формулировалось бы мнение о недока-занности или необходимости исключения из обвинения каких-то об-стоятельств. Подобный документ, как считает С. Зеленин, «будет на-дежным средством проверки правиль¬ности действий суда - не вышел ли он за рамки, определенные прокурором, не оставил ли без оценки те обстоя¬тельства, которые прокурор посчитал доказанными» .
Однако письменной формы документа недостаточно для полного отражения сущности и властного характера принимаемого государ-ственным обвинителем процессуального решения. В произвольной письменной форме стороны в судебном заседании могут выражать только своё мнение относительно вопросов, подлежащих разреше-нию в приговоре. Содержащиеся в подобных документах формули-ровки решений имеют своей целью оказать суду помощь в уяснении позиций сторон и не являются для него обязательными (ст. 244, ч.7 ст. 292 УПК).
В уголовном процессе обязательные решения должны отвечать определённым требованиям: они, как правило, имеют вводную, опи-сательную и резолютивную части. Только таким образом можно полно отразить цель, фактиче¬ские и юридические основания и моти-вы, которые обусло¬вили принятие решения . Это важно как для по-явления юри¬дических последствий решения, так и для контроля за его за¬конностью, обоснованностью и своевременной реализацией . Поэтому для отражения отказа государственного обвинителя от об-винения необходим отдельный процессуальный документ, фикси-рующий основания, мотивы и последствия решения об отказе проку-рора от обвинения. Такой документ должен иметь форму постанов-ления и выносить его должен государственный обвинитель. В связи с этим в УПК необходимо внести следующие изменения: дополнить п.25 ст.5 после слова «дознавателя» словами «государственного об-винителя», слова «вынесенное при производстве предварительного расследования,» исключить;
изложить части 7 и 8 ст. 246 в следующей редакции:
«7. Если в ходе судебного разбирательства государственный об-винитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он от-казывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Решение государственного обвинителя оформляется постановлением, в кото-ром указываются:
1) дата и место его вынесения;
2) должность, фамилия инициалы лица, вынесшего постановле-ние;
3) мотивы и основания отказа от обвинения.
8. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой пре-кращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса»;
части восьмую, девятую и десятую считать соответственно час-тями девятой, десятой и одиннадцатой».
Нельзя согласится с предложением возвратиться к существовав-шему непродолжительное время порядку, при котором суд в случае отказа государственного обвинителя от обвинения выносил оправда-тельный приговор . Приговор является итогом исследования судом обстоятельств дела, поэтому может быть основан лишь на тех дока-зательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании (ч.3 ст. 240 УПК). В случае отказа от обвинения суд пре-кращает дальнейшее судопроизводство в той части, в которой из него исчезает предмет спора — обвинение, при этом он основывается на решении государственного обвинителя. Суд к моменту заявления отказа может не исследовать все доказательства, на которых основа-но решение государственного обвинителя (например, если отказ от обвинения был заявлен во время предварительного слушания). Зако-нодатель поступил совершенно верно, установив, что при отказе от обвинения суд должен выносить постановление (определение) о пре-кращении уголовного дела, уголовного преследования.
В состав акта отказа от обвинения, помимо решений, входят процессуальные действия, связанные с прекращением уголовного преследования, а также с уведомлением участников процесса о при-нятом процессуальном решении и разъяснением предоставленных им прав.
Принимая решение на досудебных стадиях лицо, осуществляю-щее уголовное преследование, составляет постановление о прекра-щении уголовного дела (уголовного преследования). В суде, по-скольку судебное заседание проходит в условиях устности, непо-средственности и гласности, государственный обвинитель обязан сделать устное заявление об отказе от обвинения.
В настоящее время, основываясь только на этом заявлении, суд выносит постановление о прекращении уголовного дела, уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, а участники процесса, в том числе и потерпевший, судят о законности и обоснованности акта отказа от обвинения и уголов-ного преследования, определяют наличие или отсутствие оснований для обжалования такого отказа и пересмотра определения, постанов-ления суда о прекращении уголовного дела. Государственный обви-нитель в своём заявлении обязан изложить мотивы отказа от обви-нения (ч.7 ст. 246 УПК), исходя из указанных в п.п. 1,2 ст. 24 и п.п. 1,2 ст. 27 УПК оснований . Поэтому структура заявления должна максимально полно отражать основания и мотивы отказа от обвине-ния, должна быть сходной со структурой речи, произносимой госу-дарственным обвинителем в судебных прениях. Ранее в научной ли-тературе давались рекомендации строить такое заявление по анало-гии с защитительной речью . Сейчас такая форма вряд ли уместна, отказ от обвинения во всех случаях является обязательным для суда, и просить кого-либо об оправдании подсудимого государственному обвинителю не требуется. Использование предусмотренных уголов-но-процессуальным законом оснований отказа от обвинения предпо-лагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки. Поэтому в своём заявле-нии государственный обвинитель должен дать анализ данным, соб-ранным в ходе предварительного расследования и судебного заседа-ния. При анализе и оценке доказательств государственный обвини-тель обязательно должен указать те изменения, которые претерпели доказательства в ходе судебного следствия, и причины этих измене-ний. Если отказ от обвинения связан с появлением в суде новых до-казательств, которые не исследовались на предварительном следст-вии, то прокурор обязан уделить больше внимания именно им .
Как на досудебной стадии, так и в суде обязательным является уведомление заинтересованных лиц о принятом процессуальном ре-шении и разъяснение предоставленных им прав. Это процессуальное действие обеспечивает возможность реализации своих прав участни-ками процесса, в частности, права обжалования данного акта и права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства. В судебных стадиях такое уведомление осуществляется судом путём вручения копии судебного решения о прекращении уголовного дела ли уголовного преследования. Если отказ от обвинения происходит на досудебных стадиях, уведомление участников уголовного процес-са о принятом решении осуществляется в порядке, установленном ч. 4 ст. 213 УПК. Лицо, осуществляющее уголовное преследование, обязано вручить или направить (по почте, курьером, по факсу либо электронной почте и другими способами) копию постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования обви-няемому, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответ-чику. Закон требует, чтобы при этом потерпевшему, гражданскому истцу были разъяснены их права на предъявление гражданского ис-ка.
Разъяснение права на предъявление иска в порядке гражданского судо¬производства не должно быть формальным. Необходимо разъяс-нять, в какой суд, в какие сроки следует обращаться, о возмеще¬нии какого вреда в данном конкретном случае можно ходатайствовать, ка¬кими статьями ГК РФ следует при этом руководствоваться . Со-гласно п. 10 ч.2 ст. 213 УПК, обвиняемому, потерпевшему, их за-конным представителям и представителям, гражданскому истцу и гражданскому ответчику обязательно должен быть разъяснён поря-док обжалования постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Разъяснение указанным лицам порядка обжалования должно удостоверяться их подписями на постановле-нии.
В состав процессуального акта отказа от обвинения в суде не входят действия по согласованию государственным обвинителем своей позиции в суде с прокурором, утвердившим обвинительное заключение . Эти действия не являются процессуальными, посколь-ку предусмотрены приказами Генерального прокурора РФ, в то вре-мя как процессуальными являются только действия, предусмотрен-ные УПК (п.32 ст.5 УПК). Поэтому несоблюдение установленного приказами Генерального прокурора РФ порядка согласования никак не влияет на законность и обоснованность акта. И следовательно, нарушение его не повлечёт никаких процессуальных последствий, однако оно вполне может послужить основанием для привлечения государственного обвинителя к дисциплинарной ответственности.
2f563c30ff924a23fc3d96ab4ee22e39.js" type="text/javascript">7be5ca889751426921938113cc257330.js" type="text/javascript">5a14e985f53206565de4772e2542aacf.js" type="text/javascript">af212007e20bc740dc5d2b53ee2c4de6.js" type="text/javascript">37b26e6710733a7de4a4fdc8dc2889fe.js" type="text/javascript">42b531ec0ab234bc52c7feee5dc36f67.js" type="text/javascript">ba3ce3711d6e8757ea963f2bd112f221.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 317 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: