Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Проблемы совершенствования системы наказаний в уголовном праве России. -2
 (голосов: 2)
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 20:11
Штраф в уголовном праве имеет большие перспективы в качестве как основного, так и дополнительного наказания, но важно научиться использовать его оптимальным образом - «в нужное время и в нужном месте». Он может использоваться в борьбе с разными по характеру и по тяжести преступлениями, но предпочтительным является его применение за …..
Оптимальность использования штрафа предполагает его «вариативность», использование его разных видов – как, например, во Франции, ФРГ или ….. Условия применения штрафа и размер штрафа также должны быть вариативными: они должны зависеть от характера и степени опасности преступления. Вместе с тем, не все законодательные решения, принимавшиеся в зарубежных государствах, приемлемы в отечественном законотворчестве. Так, вряд ли «приживутся» в нашей стране т. н. «штрафо-дни», или т. н. имущественный штраф, что связано с традициями отечественного законодательства и особенностями …… и менталитета наших граждан.
Главное же, что, как и другие меры уголовно - правового воздействия, он должен быть неотвратимым - в случае уклонения от его исполнения непременно должна наступать ответственность.
Общая конфискация имущества обоснованно предусматривается и применяется на практике как мера дополнительного наказания в борьбе с тяжкими и особо тяжкими корыстными преступлениями. Она сочетается чаще всего с лишением свободы на значительные сроки. Не допускается ее сочетание с основными наказаниями, менее строгими и однородными, в частности, со штрафом, исправительными работами или ограничением по военной службе. В законодательстве зарубежных стран общая конфискация имущества не является столь же «популярной» мерой уголовно - правового воздействия, как штраф. Вместе с тем, в ряде стран она признается еще необходимой в борьбе с некоторыми категориями преступлений.
Предложения отечественных авторов и работников правоприменительных органов о более широком использовании конфискации имущества в санкциях УК и на практике, причем не только в качестве дополнительного, но и в качестве основного, вряд ли можно считать приемлемыми. Однако и исключать ее из системы уголовных наказаний, как предлагается иногда в литературе, было бы не правильно.
Что касается специальной конфискации имущества - принадлежащих подсудимому орудий и средств совершения преступления, то к изъятию такого рода предметов мы предлагаем подходить дифференцированно.
Имущество и ценности, нажитые незаконным путем и предметы, специально предназначенные для преступных целей, должны изыматься при осужде¬нии за любое преступление и даже вне связи такого иму¬щества с каким-либо определенным преступлением. Изъятие же иных предметов, использованных в качестве орудий или средств совершения преступления, но спе¬циально для этого не предназначенных, должно произво¬диться только в связи с совершенным преступлением и с учетом его об¬щественной опасности, особенностей личности виновного и иных указанных в законе обстоятельств. В связи с чем предлагается: 1) ввести в ст. 44 и 45 УК новый вид дополнительного наказания под наз¬ванием «Специальная конфискация»; 2) ввести в ст. 52 УК часть 4, изложив ее в следующей редакции:
«1. Имущество, приобретенное преступным путем, а также орудия и средства совершения преступления подлежат обязатель¬ному изъятию.
2. Принадлежащие виновному предметы, использован¬ные им в качестве орудий или средств совершения пре¬ступления, но специально не предназначенные для пре¬ступных целей, могут быть изъяты, когда суд сочтет это необходимым для осуществления целей наказания».
К слову сказать, специальная конфискация, в отличие от общей, широко используется в законодательстве и правоприменительной практике зарубежных государств. Изъятию подлежат орудия и средства совершения преступления, деньги и имущество, добытые преступным путем, и т. п. В одних странах эта мера рассматривается в качестве меры безопасности, в других – как т.н. «дополнительное последствие» совершения преступления, в третьих – как уголовное наказание. В частности, УК Франции рассматривает в качестве наказания конфискацию оружия, предметов, использовавшихся или предназначавшихся для совершения преступного деяния, или полученных в результате его совершения. В законодательстве США предусмотрено дополнительное наказание в виде принудительной распродажи имущества.
Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью обоснованно предусматриваются отечественным уголовным законодательством за различные по характеру и степени тяжести преступления. Эта мера уголовно - правового воздействия имеет ярко выраженную предупредительную направленность. В качестве как основного, так и дополнительного наказания она имеет благоприятные перспективы широкого и успешного применения, в том числе составляя альтернативу наказаниям, связанным с лишением или ограничением свободы.
Однако место, которое занимает лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в перечне наказаний, установленном ст. 44 УК РФ, представляется нам неадекватным его действительной степени строгости. На наш взгляд, данный вида наказания должен быть предусмотрен в указанном перечне не выше шестого места – между наказаниями в виде ограничения по военной службе и конфискацией имущества.
Возможность лишения осужденного воинского или специального звания однозначно обусловливается совершением тяжкого или особо тяжкого преступления и особенностями личности виновного, что следует признать правильным.
Наказания в виде поражения прав осужденного широко предусматриваются в уголовном законодательстве и применяются в судебной практике зарубежных государств. В одних странах правопоражения предусматриваются в качестве мер наказания – основных или дополнительных, в других – в качестве мер безопасности, в третьих – в качестве «дополнительных последствий совершения преступления. Они касаются самых различных прав, одних из которых осужденные лишаются полностью, других – частично, т.е. происходит ограничение в некоторых правах.
В плане совершенствования российского законодательства о «правопоражениях» полезным представлялось бы проведение специальных исследований на предмет возможного «импорта» из зарубежного законодательства для использования в качестве дополнительных наказаний или т. н. «дополнительных правовых последствий совершения преступления» лишения или ограничения прав в виде:
• специального поражения в правах на определенный срок (Испания);
• активного или пассивного избирательного права (Испания, США и Англия);
• отстранение (или увольнение) от должности (Испания);
• опубликование судебного постановления (Франция);
• лишение гражданства (США);
• лишение права на хранение и ношение оружия на определенный срок (Испания, Франция).
Обязательные работы как вид наказания в отечественной судебной практике пока не применяются, поэтому судить об эффективности их применения в нашей стране преждевременно. Но опыт применения наказания в виде общественных работ в ряде зарубежных государств (например, скандинавских) свидетельствует в пользу целесообразности его применения за совершение проступков и преступлений небольшой тяжести в качестве реальной альтернативы наказаниям, связанным с лишением или ограничением свободы.
УК Испании 1995 г. предусматривает общественные работы в качестве дополнительного наказания (ч. 5 ст. 33). Представляется, что в зависимости от первых итогов применения рассматриваемого наказания в условиях России можно было бы рассмотреть вопрос о целесообразности применения его и в качестве дополнительного наказания в сочетании, к примеру, со штрафом или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Естественно, при условии, чтобы при назначении наказания конкретному осужденному мера дополнительного наказания не была строже меры наказания основного. Представляют интерес также предписания ст. 49 УК Испании о том, что работы на пользу общества не могут назначаться без согласия осужденного, и применение данного наказания должно преследовать уголовно - правовые, а не экономические цели.
Исправительные работы в новом уголовном праве утратили свое былое значение и в настоящее время реальной альтернативой лишению свободы не являются и являться не могут, их уголовно - правовой потенциал невелик, по существу они стали в действительности «штрафом в рассрочку», как их именовали и ранее некоторые авторы. Наметилась однозначная тенденция к сокращению применения этого вида наказания в судебной практике. Вместе с тем, в отношении каких-то категорий осужденных это наказание еще применяется и в принципе может быть вполне целесообразным.
При этом, однако, представлялось бы целесообразным перенести в ст. 50 УК положение ст. 41 УИК РФ о том, что с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного, его поведения в период отбывания наказания и в целях предупреждения совершения новых правонарушений на осужденного к исправительным работам может быть возложено исполнение определенных обязанностей: пребывать вне дома в определенное время суток или в определенных местах района (города); покидать место жительства в выходные дни и в период отпуска и др., но предоставив функцию возложения таких обязанностей и их продления в необходимых случаях не уголовно - исполнительной инспекции, а судебным органам.
Нецеле¬сообразно назначать исправительные работы лицам, признанным нетрудоспособными (инвалидам 1 и 2 группы), несовершен¬нолетним, беременным жен¬щинам и женщинам, имеющим на иждивении малолетних детей. На наш взгляд, об этом следовало бы указать непосредственно в уголовном законе.
Ограничение по военной службе является новым для отечественного уголовного законодательства видом уголовного наказания. Большого опыта его применения пока нет, но можно предположить, что на «своем месте» этот вид наказания покажет свою состоятельность.
Ограничение свободы как вид наказания в судебной практике пока не применяется в связи с отсутствием условий для его исполнения, и перспективы создания таковых в обозримом будущем представляются нам призрачными. Однако значительный карательный и воспитательно - предупредительный потенци¬ал «прототипа» данного наказания – условного осуждения с обязательным привлечением к труду, которое стало одной из реальных альтернатив наказанию в виде лишения свобо¬ды, а также позитивный зарубежный опыт применения подобной меры позволяют рассчитывать на эффективное использование данной меры в соответствующих случаях.
Исходя из этого, следует приложить усилия для скорейшего создания необходимых условий для ее реального и эффективного исполнения, с тем, чтобы ограничение свободы заняло достойное место в системе уголовных наказаний в качестве основного, а возможно, и в качестве дополнительного вида наказания. Нам представляется, что наряду со своими основными функциями – карательной, исправления осужденного и предупреждения новых преступлений, ограничение свободы могло бы успешно выполнять функцию ресоциализации осужденных, отбывших значительные сроки лишения свободы, будучи применяемо в порядке замены не отбытой части наказания более мягким наказанием. А в дальнейшем, с учетом первых результатов его применения, можно было бы поставить вопрос о применении его также в качестве дополнительного наказания.
Арест является новым видом наказания для уголовного законодательства Российской Федерации. Этот вид наказания представляется нам вполне целесообразным в отношении осужденных, не представляющих большой общественной опасности и не нуждающихся в длительной изоляции от общества. Жесткие условия режима строгой изоляции осужденного призваны психологически резко «встряхнуть» его, заставить переоценить свое поведение после кратковременного пребывания в таких условиях.
Однако, так же, как и ограничение свободы, и обязательные работы, в судебной практике данный вид наказания пока не применяется, поскольку для исполнения этого вида наказания в стране еще не созданы необходимые условия и, вероятно, созданы будут еще, к сожалению, не скоро. Положения УК, регламентирующие указанные виды наказаний, предполагается ввести в действие по мере создания необходимых условий, но не позднее 2001 года.

Содержание в дисциплинарной воинской части – это специальный вид наказания, призванный обеспечить реализацию целей наказания без отрыва осужденного военнослужащего от несения обязанностей воинской службы. В современной действительности он необходим, вопрос лишь в организации надлежащего его исполнения: этот вид наказания имеет в основном те же положительные и отрицательные стороны, что и лишение свободы, поэтому решение задачи состоит в укреплении первых и сокращении вторых.
При этом представлялось бы целесообразным специальное указание в законе о неприменении наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части в отношении военнослужащих, имеющих воинское звание офицера, которые в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 22 Закона РФ от 6 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе» проходят службу по призыву.
Политика государства в отношении лишения свободы известна, она состоит в предельном сокращении использования этого наказания в судебной практике. На это нацеливает и уголовный закон, и высший судебный орган страны.
Лишение свободы должно назначаться лишь тогда, когда реализация целей наказания посредством применения иных, менее строгих видов наказания невозможна. С учетом этого важнейшего требования уголовной политики государства, лишение свободы должно предусматриваться уголовным законодательством и применяться на практике в основном и прежде всего за преступления тяжкие и особо тяжкие в отношении лишь наиболее опасных преступников, нуждающихся в специальных превентивных мерах и длительном исправительно - воспитательном воздействии. За преступления меньшей степени тяжести оно должно устанавливаться в законе значительно реже и применяться на практике скорее в порядке исключения - в отношении лиц, представляющих повышенную общественную опасность в силу неоднократного совершения преступлений.
В отношении лиц, виновных в совершении преступлений небольшой тяжести, совершивших преступления впервые, либо являющихся второстепенными участниками таких престу¬плений, как правило, должны применяться освобождение от уголовной ответственности или от наказания, условное осуждение, либо наказания, не связанные с изоляцией от общества.
Решению задач более эффективного использования наказания в виде лишения свободы способствовало бы также принятие рекомендаций, изложенных в Минималь¬ных стандартных правилах обращения с заключенными, принятых 30 августа 1955 г. на Первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. В частности, рекомендаций о постепенном сведении к допустимому минимуму различий между условиями содержания осужденных в изоляции и условиями жизни на свободе; о желательности ресоциализации осужденных, отбывающих значительные сроки лишения свободы, к условиям нормальной жизни в обществе и, возможно, других рекомендаций, изложенных в упомянутых выше Правилах, не учтенных в ходе реформы уголовного и уголовно – исполнительного законодательства Россиии.
Целей ресоциализации освобождаемых лиц предлагается добиваться в условиях исправительного учреждения, вводя для них особый режим «полусвободы», либо в другом учреждении с более мягким видом режима или же освобождая таких лиц на испытательный срок, в течение которого они все же остаются под надзором, при условии, что такой надзор не возлагается на полицейские власти и сочетается с эффективной социальной помощью (ч. 2 ст. 60 Правил). В этих же целях могли бы быть использованы также соответствующие возможности дополнительных видов наказаний, как это нами уже предлагалось, (59, с. 31-34). В современных условиях для целей ресоциализации осужденных могло бы быть использовано предусмотренное законом в качестве дополнительного наказания ограничение свободы либо модифицированные ссылка или высылка.
Кроме того, важно преодолеть доставшееся в наследство от прошлых лет стремление использовать места лишения свободы исключительно или преимущественно с позиций решения хозяйственных задач, когда основные задачи исправительных учреждений - исправления осужденных и предупреждения новых преступлений отходили на второй план.
Что касается пожизненного лишения свободы, то применение этого наказания только тогда, «когда суд сочтет возможным не применять смертную казнь», представляется не правильным, противоречащим принципу экономии репрессии. Более правильным было бы закрепить в законе положение, согласно которому суд, как того требует и ч. 1 ст 60 УК РФ, отдает предпочтение пожизненному лишению свободы перед смертной казнью, как более мягкому виду наказания, и лишь в особо исключительных случаях, когда пожизненное лишение свободы «не сможет обеспечить достижение целей наказания», назначает смертную казнь.
Лишение свободы предусматривается в уголовном законодательстве, пожалуй, всех без исключения зарубежных государств, причем как в виде срочного, так и в виде пожизненного наказания. Устанавливается лишение свободы в качестве основного наказания за совершение наиболее опасных видов преступлений и весьма часто применяется в судебной практике. Из зарубежного опыта поучительной может быть практика исполнения данного вида наказания, в частности, осуществляемый в ряде стран поиск новых форм его исполнения: режим полусвободы, исполнение тюремного заключе¬ния по частям и т. п.; опыт реабилитации лиц, отбывших наказание; практика альтернативного использования мер уголовно - правового воздействия, не связанных с реальным отбыванием лишения свободы, таких, как пробация с интенсивным над¬зором, домашний арест, шоковое зак¬лючение и другие.
Американо-английский опыт «разгосударствления» и «приватизации» исправительных учреждений несколько шокирует, однако заслуживал бы пристального изучения.
Вместе с тем, вряд ли могут быть заимствованы такие положения зарубежного законодательства, как, например, принцип неопределенности сроков наказания или принцип неограниченного сложения наказаний, применяемый в случаях совокупности преступлений.
Смертная казнь, как представляется, должна быть пока сохранена в уголовном законодательстве России в качестве высшего критерия справедливой оценки исключительно опасного поведения субъекта, совершившего преступления исключительной тяжести, высшей формы осуждения, порицания (кары) такого рода преступлений и преступников.
При этом, как нам представляется, не суть важно, чтобы смертная казнь обязательно во всех случаях приводилась в исполнение, чтобы осужденный к этой мере наказания непременно лишался жизни. Принципиально важным представляется не столько приведение приговора в исполнение, сколько вынесение самого приговора, содержащего в себе единственно справедливую оценку содеянного, и наличие в законе возможности осуществления такой оценки.
Оптимальным для России нам представляется тот путь, которым идет ее законодательство и правосудие в последние годы: постепенное все большее ограничение применения смертной казни по категориям преступлений и категориям лиц, в отношении которых это наказание не применимо, при сохранении ее в законе за наиболее тяжкие преступления, связанные с причинением смерти и применении на практике лишь при наличии особо отягчающих признаков.
Это путь постепенного создания условий для полного и окончательного отказа от применения смертной казни в течение определенного «переходного» периода, в течение которого она сохраняется в законодательстве, но не применяется на практике.
В течение указанного периода предполагается реализация комплекса мер по общей стабилизации обстановки в стране, преодоление охватившего ее всестороннего кризиса и улучшение криминогенной ситуации. Среди конкретных неотложных такого рода мер на этом пути могло бы быть, в частности, создание специальной комиссии для обстоятельного комплексного изучения проблемы целесообразности смертной казни и исключение из Уголовного кодекса РФ статей 277, 295 и 317 УК, предусматривающих в санкциях смертную казнь.


7. Таким образом, все виды наказаний, которые предусмотрены в действующем уголовном законе, мы бы полагали целесообразным сохранить, исходя из идеи необходимости разнообразить меры противодействия преступности и имея в виду, что пока преждевременно судить об эффективности отдельных видов наказаний и их системы в целом.
Вместе с тем, система наказаний находится в развитии, и вряд ли правильно полагать, что нынешнее ее состояние является завершенным, проблема изучения ее эффективности и дальнейшего совершенствования не стоит.
Круг наказаний, как правильно отмечал И. М. Гальперин, с одной стороны, должен быть по возможности стабилен; с другой стороны, необходимо его совершенствование с учетом происходящих в обществе изменений, имея в виду, что «и на систему наказаний, и на применение их отдельных видов оказывают влияние разнообразные социальные факторы, воздействие которых на всю область назначения и применения наказания должно учитываться и оцениваться адекватно общественным потребностям». (46, с. 53-54.). Как свойства системы наказаний, так и ее структура, и перечень составляющих ее видов должны совершенствоваться с учетом происходящих социальных изменений, в том числе изменений в состоянии, структуре и динамике преступности и изменений в наших представлениях о наиболее целесообразных и допустимых средствах борьбы с этим негативным социальным явлением.
И. Я. Фойницкий писал о критериях допустимости наказаний, что наказание должно обладать гибкостью и делимостью, которые давали бы возможность приспосабли¬ваться к различным степеням и оттенкам содеянного. Желательно, чтобы наказание обладало свойством восстановимости, избегая отнятия таких благ, которые государство не в состоя¬нии возвратить после обнаружения судебной ошибки. Наказа¬ние должно быть экономично. Из нескольких возможных видов, которые одинаково приводят к одному и тому же результату, должен быть избран тот, который приводит к этому результату с наименьшей затратой сил и средств66. (66 Фойницкий И. Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. С. 66—67).
Здесь уместно отметить, что требование разнообразия видов уголовных наказаний в законе, традиционно рассматриваемое в отечественном уголовном праве как само собой разумеющееся и неоспоримое, в последние годы подвергается ревизии. Высказывается (справедливости ради – в основном практическими работниками органов юстиции) точка зрения, что в новых социально - экономических условиях в разнообразии видов наказания отсутствует необходимость, при этом дается ссылка на финансовые затруднения, с которыми сталкивается Россия, а также на опыт зарубежных государств, где, по утверждениям сторонников этой точки зрения, законодательно предусматриваются и реально применяются лишь несколько (3-4) видов наказания: лишение свободы, штраф, ограничение свободы, обязательные работы.
В связи с этим, по мнению указанных лиц, предусмотренные известным Федеральным законом планы введения в действие наказаний в виде ареста, обязательных работ и ограничения свободы не могут быть реализованы в сроки не позднее 2001 года в силу ограниченности материально - финансовых средств, ростом безработицы среди населения, что не позволяет в ближайшем обозримом будущем создать условия, необходимые для исполнения перечисленных видов наказаний. (См., напр.: ).
ad5774870ff7a253baa8365ca70e31f0.js" type="text/javascript">cbab3fcab0b17be7259c8aeec86c2f0a.js" type="text/javascript">424ab691ec132b0a12c371ac5d9dffb6.js" type="text/javascript">1fbcbc683969604f049b2fa51fe7893d.js" type="text/javascript">ea1c8584c8ab47b47e0ec7547bc91657.js" type="text/javascript">4c4f568eea1756b8773b8f0b28c78a7f.js" type="text/javascript">ca72d023e75fd7b7472354245004596b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 543 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: