Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств -1
 (голосов: 0)
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 18:24

Теория и практика российского уголовного судопроизводства выработали
достаточно стройную систему проверки правосудности судебных решений, вступивших в
законную силу. Система эта включает в себя два родственных процессуальных института,
регламентированных в законе в виде самостоятельных стадий уголовного процесса:
производство в надзорной инстанции (гл. 48 УПК) и возобновление производства по
уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (далее -
возобновление производства по уголовному делу - гл. 49 УПК).
По своему содержанию и предназначению возобновление производства по
уголовному делу, равно как и надзорное производство, представляет собой
дополнительный способ устранения судебной ошибки и обеспечения правосудности
приговоров, определений и постановлений суда, вступивших в законную силу.
Несмотря на единство задач, предмета (проверка законности, обоснованности и
справедливости судебных решений, вступивших в законную силу) и порядка
производства в суде, правомочном пересматривать судебное решение, каждый из
названных институтов имеет существенные отличия, вследствие чего они и
предусмотрены в УПК в качестве самостоятельных стадий процесса.
Процессуальный порядок пересмотра вступивших в законную силу приговоров,
определений и постановлений суда, регламентированный гл. 49 УПК, от надзорного
производства отличается в первую очередь по кругу оснований и процедуре возбуждения
производства по проверке правосудности судебного акта.
В отличие от производства в надзорной инстанции, где в качестве правовых
оснований для отмены или изменения судебного решения выступают нарушения норм
уголовно-процессуального закона либо неправильное применение уголовного закона (ст.
ст. 379, 409 УПК), допущенные лицами, осуществляющими уголовное преследование, или
судом, в стадии возобновления производства по уголовному делу в качестве таких
оснований выступают обстоятельства, которые не были известны суду.
К числу оснований для возобновления производства по уголовному делу закон
относит: а) вновь открывшиеся обстоятельства - обстоятельства, которые существовали на
момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были
известны суду и б) новые обстоятельства - обстоятельства, не известные суду на момент
вынесения судебного решения, устраняющие преступность и наказуемость деяния.
Вновь открывшимися обстоятельствами закон (ч. 3 ст. 413 УПК) признает: 1)
установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность
показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность
вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных
документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление
незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного и
необоснованного определения или постановления; 2) установленные вступившим в
законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или
прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или
несправедливого приговора, вынесение незаконного и необоснованного определения или
постановления (здесь следует уточнить, что, во-первых, в законе пропущен руководитель
следственного органа, а, во-вторых, подложность доказательств и иных документов может
быть установлена лишь путем вынесения обвинительного приговора в отношении лица,
изготовившего подложные доказательства, а вступивший в законную силу приговор в
отношении этого лица и является вновь открывшимся обстоятельством); 3) установленные
вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные
при рассмотрении данного уголовного дела (здесь законодатель пропустил присяжного
заседателя, преступные действия которого также могут рассматриваться в качестве вновь
открывшегося обстоятельства).
Вновь открывшиеся обстоятельства могут быть установлены помимо приговора
определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или
дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие
акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или
недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 5 ст.
413 УПК).
В связи с тем что вновь открывшиеся обстоятельства как основание для
возобновления производства по уголовному делу достаточно изучены и освоены судами,
представляется более подробно остановиться на новых обстоятельствах, представляющих
собой новеллу в законодательстве.
В ходе последней кодификации уголовно-процессуального законодательства в 2001
г. процессуальный институт пересмотра вступившего в законную силу судебного решения
путем возобновления производства по уголовному делу претерпел весьма существенные
изменения. Законодатель ввел в правовой (процессуальный) оборот понятие "новые
обстоятельства", предусмотренное в законе в качестве самостоятельного (наряду с вновь
открывшимися обстоятельствами) основания возобновления производства по уголовному
делу и пересмотра приговора, определения или постановления, вступивших в законную
силу. Следует заметить, что под введением в оборот мы понимаем детальную правовую
регламентацию процедуры возобновления производства по уголовному делу ввиду новых
обстоятельств и определение законодателем самого понятия "новые обстоятельства",
применительно к правовой системе России. Международному праву термин "новые
обстоятельства", как основание пересмотра "окончательного" судебного решения
известен с середины прошлого столетия. В частности, п. 6 ст. 14 Международного пакта о
гражданских и политических правах 1966 г. предусматривает возможность
пересмотра окончательного судебного решения судов, "если какое-либо новое или вновь
обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывают наличие судебной ошибки".
Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. прямо предусматривает
случаи, когда окончательное судебное решение, принятое в рамках национальной
правовой системы, может быть пересмотрено: при наличии новых или вновь открывшихся
обстоятельств либо если в ходе предыдущего судебного разбирательства было допущено
существенное нарушение закона, повлиявшее на исход дела (п. 2 ст. 4 Протокола N 7,
Протокол N 11).
--------------------------------
По терминологии, принятой в международном праве, вступившее в законную
силу судебное решение именуется окончательным.
БВС РФ. 1994. N 12.
СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143; N 31. Ст. 3835; N 36. Ст. 4467; N 44. Ст. 5400; 2001.
N 2. Ст. 163.

УПК РСФСР, как известно, предусматривал возможность возобновления дел лишь
по вновь открывшимся обстоятельствам, связанным с преступными действиями
участников процесса, судей и лиц, производивших расследование, которые установлены
вступившим в законную силу приговором суда (п. п. 1 - 3 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР), либо
ввиду иных (вновь открывшихся) обстоятельств, неизвестных суду при постановлении
приговора или определения, которые сами по себе или вместе с ранее установленными
фактами доказывают невиновность осужденного либо совершение им менее или более
тяжкого преступления, нежели то, за которое он осужден, равно как и подтверждают
невиновность оправданного или лица, в отношении которого дело было прекращено (п. 4
ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР). Иными словами, уголовно-процессуальное законодательство
РСФСР и РФ вплоть до введения в действие УПК, т.е. до 1 июля 2002 г., предусматривало
более ограниченные возможности для исправления судебных ошибок по сравнению с
международно-правовыми нормами, несмотря на то что последние, являясь в силу ст. 15
(ч. 4) Конституции составной частью правовой системы России, имели и имеют приоритет
перед внутренним законодательством по вопросам защиты прав и свобод, нарушенных в
результате судебных ошибок.
КС РФ в Постановлении от 02.02.1996 N 4-П "По делу о проверке
конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта
четвертого части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с
жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова"
признал положения п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, ограничивающего круг оснований к
возобновлению уголовного дела обстоятельствами, "неизвестными суду при
постановлении приговора или определения", и в силу этого препятствующего в случаях
исчерпания возможностей судебного надзора исправлению судебных ошибок,
нарушающих права и свободы человека и гражданина, не соответствующими
Конституции, ее статьям 15 (ч. 4), 18, 21 (ч. 1), 45, 46, 55 (ч. ч. 2 и 3). Анализ
действующего законодательства позволил КС РФ сделать вывод о том, что "...в
противовес жесткому регулированию, препятствующему высшей судебной инстанции
повторно рассматривать дело в порядке надзора, процедура, предусмотренная ст. ст. 384 -
390 УПК РСФСР, могла бы обеспечить гражданам необходимую защиту их прав,
ущемленных в результате судебной ошибки. Однако этому препятствует вытекающее из
пункта 4 части второй ст. 384 УПК РСФСР ограничение круга оснований возобновления
дел, что не отвечает конституционно провозглашенным требованиям государственной
защиты прав и свобод".
--------------------------------
ВКС РФ. 1996. N 2.

В том же Постановлении КС РФ констатировал, что "...законодатель, исходя из этих
требований, в ходе дальнейшего совершенствования законодательства вправе выбрать и
иную, в том числе не известную действующему регулированию, систему процедурных
правил, которая обеспечивала бы достижение целей защиты граждан от судебных ошибок.
Не исключено, что при введении или развитии процессуальных институтов, которые
будут компенсировать недостатки положений п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, данная норма
может получить новое звучание в будущем уголовно-процессуальном законодательстве
даже в прежней ее редакции. Это не будет противоречить запрету преодолевать
юридическую силу решения КС РФ о неконституционности акта повторным его
принятием".
Положения п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР признаны не соответствующими
Конституции в связи с тем, что закон в качестве оснований возобновления производства
по уголовному делу не предусматривал "неправосудность вынесенных по делу решений,
если она явилась результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших
отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного
применения закона".
Насколько адекватно федеральный законодатель воспринял и воспроизвел в законе
правовые позиции КС РФ, сформулированные в названном Постановлении? Попытаемся
разобраться в этом вопросе.
В УПК законодатель действительно расширил круг оснований возобновления
производства по уголовному делу и наряду с традиционно характерными для российского
уголовного судопроизводства "вновь открывшимися обстоятельствами" в качестве
самостоятельного основания для возобновления производства выделил "новые
обстоятельства", к числу которых отнес:
1) признание КС РФ закона, примененного судом по данному уголовному делу, не
соответствующим Конституции;
2) установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений
Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ
уголовного дела, связанное с: а) применением федерального закона, не соответствующего
положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод; б) иными
нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод;
3) иные новые обстоятельства (ч. 4 ст. 413 УПК). К новым обстоятельствам закон
относит обстоятельства, неизвестные суду на момент вынесения судебного решения,
устраняющие преступность и наказуемость деяния (п. 2 ч. 2 ст. 413 УПК). Пожалуй, в
этом законодательном определении и кроются основные проблемы возобновления
производства по уголовному делу в современном уголовном судопроизводстве.
Поскольку преступность и наказуемость деяния устанавливаются только УК (ч. 1 ст.
3), то и устранить их можно лишь путем внесения соответствующих изменений в
уголовный закон либо путем признания закона, примененного судом, не
соответствующим Конституции. В связи с этим можно предположить, что к числу новых
обстоятельств, влекущих возобновление производства по уголовному делу, законодатель
относит исключительно правовые основания, а точнее, правовые акты: решения КС РФ,
решения Европейского суда по правам человека и федеральные законы. По мнению
некоторых авторов, оставив перечень "иных новых обстоятельств" открытым,
законодатель создал некий правовой задел на будущее, предвидя возможные изменения
российского и международного права. Такая точка зрения, хотя и основанная на
буквальном толковании положений ст. 413 УПК, представляется все же не совсем
правильной, и вот почему.
Если поводом для возбуждения производства ввиду новых обстоятельств является
ссылка на наличие "иных новых обстоятельств", то прокурор выносит постановление о
возбуждении производства ввиду новых обстоятельств и производит расследование этих
обстоятельств или дает соответствующее поручение следователю. При расследовании
"иных новых обстоятельств" могут производиться следственные и иные процессуальные
действия, предусмотренные УПК (ч. 4 ст. 415). По окончании расследования (а
расследоваться могут только иные новые обстоятельства) прокурор направляет уголовное
дело со своим заключением в суд (ч. 1 ст. 416 УПК). Изложенное хотя и вопреки
положениям п. 2 ч. 2 ст. 413 УПК, но однозначно говорит о том, что понятие "иные новые
обстоятельства" включает в себя вовсе не правовые, а исключительно фактические
основания возобновления производства по уголовному делу. Ведь совершенное очевидно,
что правовой акт, устраняющий преступность и наказуемость деяния, не нуждается в
прокурорском расследовании и оценке со стороны прокурора. В этой связи следует
признать, что к фактическим основаниям относятся "иные обстоятельства фактического
характера", не установленные ст. 413 УПК, но предусмотренные ст. 416 УПК. Именно эти
"иные" обстоятельства чаще других служат основанием для пересмотра дел по вновь
открывшимся обстоятельствам (например, якобы "убитый" жив, похищены не пригодные
для употребления вещи, нашелся очевидец, наблюдавший, что убийство произошло в
состоянии необходимой обороны, и т.д.). Совершенно очевидно, что положения п. 2 ч. 2
ст. 413 УПК вступают в противоречие с положениями ч. 4 ст. 415, ч. ч. 1 и 2 ст. 416 УПК.
В процессуальной литературе было высказано суждение о том, что новые
обстоятельства, предусмотренные п. 1 и п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК, являются юридическими,
т.е. связаны с ошибками суда при применении норм права, которые, в отличие от
судебных ошибок, являющихся кассационными и надзорными основаниями для
пересмотра решений, выражаются в неправильном применении не только и не столько
норм УК или УПК, сколько положений конституционного и международного права. С
такой точкой зрения вряд ли можно согласиться. Ее сторонники исходят из того, что при
вынесении решения была допущена судебная ошибка. Это далеко не всегда так.
Неправильное применение судом норм международного права, являющихся
составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство,
представляет собой судебную ошибку, которая подлежит исправлению в порядке,
установленном гл. 48 УПК (за исключением случаев, когда это упущение не устранил или
допустил ПВС РФ, который по общему правилу должен исправить такую ошибку в
порядке, установленном гл. 49 УПК) .
--------------------------------
В разъяснениях, содержащихся в п. 9 Постановления ВС РФ от 10.10.2003 N 5
"О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм
международного права и международных договоров Российской Федерации" (БВС РФ.
2003. N 12), прямо указано о том, что "при осуществлении правосудия суды должны иметь
в виду, что по смыслу ч. 4 ст. 15 Конституции, ст. ст. 369, 379 УПК неправильное
применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и
международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене
или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права
может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного
права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного
права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное
толкование нормы международного права".

В соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции судьи независимы и подчиняются только
Конституции и федеральному закону. В случае если суд при рассмотрении уголовного
дела установит, что акт государственного или иного органа не соответствует закону, то он
принимает решение в соответствии с законом (ч. 2 ст. 120 Конституции). Признание
закона не соответствующим Конституции относится к исключительной компетенции КС
РФ. Можно ли говорить о судебной ошибке, если у суда не возникло сомнений
относительно конституционности определенной нормы и его выводы основаны на
подлежащем применению действующем законе, который впоследствии признан не
соответствующим Конституции либо нарушал положения Конвенции? Думается, что нет.
Предусмотренные п. 1 и п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК обстоятельства потому и выделены
законодателем в качестве новых, что они не существовали и не могли существовать
объективно на момент вынесения судебного решения и по этой причине не были известны
суду. Наличие хотя бы одного из указанных обстоятельств согласно действующему закону
автоматически влечет отмену или изменение судебного решения, без проведения какой-
либо прокурорской проверки или расследования. В данном случае можно и нужно
говорить исключительно о приведении судебного решения в соответствие с решениями
КС РФ или Европейского суда по правам человека. В связи с этим не совсем ясно, почему
пересмотр судебного решения должен осуществляться в весьма непростом порядке,
установленном гл. 49 УПК, а не в порядке, предусмотренном гл. 47 УПК .
--------------------------------
Более подробно об этой проблеме смотри в статье Т.Л. Оксюка "Основания
возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся
обстоятельств" (Уголовный процесс. 2005. N 7), позицию которого по данному вопросу
следует признать правильной, но с одной оговоркой. Предлагаемые автором изменение
редакции ч. 1 ст. 412 УПК и пересмотр судебных решений ввиду новых обстоятельств
посредством "обращения к нормам родственного института пересмотра вступивших в
законную силу судебных решений в порядке надзора" вряд ли приемлемы, поскольку не
согласуются с правовой природой института надзорного производства.

Определение новых обстоятельств, сформулированное в п. 2 ч. 2 ст. 413 УПК,
изначально исключает из сферы пересмотра в порядке, установленном гл. 49 УПК,
оправдательный приговор, а также определения и постановления суда в связи с
необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении ввиду
мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения
осужденного.
Думаем, что идея законодателя относительно недопустимости пересмотра судебного
решения в сторону ухудшения положения осужденного ввиду обнаружения новых
обстоятельств обусловлена в первую очередь концептуальным положением об
абсолютном запрете пересмотра судебного решения, вступившего в законную силу, не в
пользу осужденного, базирующегося на ошибочном понимании конституционного и
общепризнанного правового принципа недопустимости повторного осуждения.
Предусмотрев такое требование для стадии надзорного производства (ст. 405 УПК) ,
законодатель распространил аналогичный запрет и на стадию возобновления
производства. Трудно предположить, что законодатель не был осведомлен о том, что
новыми могут быть как те обстоятельства, которые "устраняют преступность и
наказуемость деяния" , так и те, которые, напротив, свидетельствуют о том, что лицо
необоснованно оправдано либо к нему ошибочно применен более мягкий уголовный
закон, если это обстоятельство было бы известно суду при вынесении судебного решения.
--------------------------------
Постановлением КС РФ от 11.05.2005 N 5-П ст. 405 УПК признана не
соответствующей Конституции.
В данном случае, разумеется, речь идет о пересмотре судебного решения в
пользу осужденного, а не об устранении преступности и наказуемости деяния.

В итоге КС РФ в Постановлении от 16.05.2007 N 6-П "По делу о проверке
конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда"
признал не соответствующими Конституции ее ст. ст. 18, 19 (ч. 1), 46 (ч. ч. 1 и 2) и 52,
положения п. 2 ч. 2 и ч. 3 ст. 413 и ст. 418 УПК во взаимосвязи с его ст. 237 - в той части, в
какой они позволяют отказывать в возобновлении производства по уголовному делу и



пересмотре принятых по нему решений ввиду новых или вновь открывшихся
обстоятельств при возникновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих
о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления.
--------------------------------
ВКС РФ. 2007. N 3.

При этом законодателю было предложено в течение шести месяцев с момента
провозглашения этого Постановления внести в уголовно-процессуальное
законодательство РФ изменения и дополнения, касающиеся порядка возобновления
производства по уголовному делу в связи с выявлением новых или вновь открывшихся
обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях осужденного или оправданного
признаков более тяжкого преступления. До настоящего времени, к сожалению, решение
КС РФ не исполнено.
Сроки, в течение которых допустим пересмотр судебного решения путем
возобновления производства по уголовному делу. В УПК РСФСР пересмотр судебных
решений по мотивам мягкости наказания или необходимости применения к осужденному
закона о более тяжком преступлении допускался лишь в течение сроков давности
привлечения к уголовной ответственности и не позднее одного года со дня открытия
новых обстоятельств. В принципе эти же положения нашли свое отражение и в УПК. Так,
в частности, ст. 414 УПК устанавливает, что пересмотр обвинительного приговора ввиду
новых или вновь открывшихся обстоятельств в пользу осужденного никакими сроками не
ограничен, т.е. в стадии возобновления производства действует принцип недопустимости
ограничения сроков пересмотра судебного решения в сторону улучшения положения
осужденного. Смерть осужденного не является препятствием для возобновления
производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в
целях его реабилитации.
Пересмотр оправдательного приговора, или определения, постановления о
прекращении уголовного дела, или обвинительного приговора в связи с мягкостью
наказания либо необходимостью применения к осужденному уголовного закона о более
тяжком преступлении допускается лишь в течение сроков давности привлечения к
уголовной ответственности, установленных ст. 78 УК, и не позднее одного года со дня
открытия вновь открывшихся обстоятельств. В отличие от надзорного производства, где
годичный срок исчисляется с момента вступления судебного решения в законную силу, в
стадии возобновления производства этот срок исчисляется со дня открытия вновь
открывшихся обстоятельств. Поэтому пересмотр судебного решения в сторону ухудшения
положения осужденного в этой стадии может иметь место и спустя достаточно
продолжительный период времени после вступления в законную силу приговора,
определения или постановления суда, но в пределах сроков давности уголовного
преследования.
Поскольку пересмотр судебного решения в стадии возобновления производства
может иметь место лишь в течение сроков давности, то следует иметь в виду, что
уголовный закон применение давности уголовного преследования связывает с двумя
условиями: истечением сроков, указанных в ст. 78 УК, и уклонением лица, совершившего
преступление, от следствия и суда, так как в данном случае течение сроков давности
приостанавливается.
Лицо освобождается от уголовной ответственности и производство по уголовному
делу не может быть возобновлено (при условии, что это лицо не уклонялось от следствия
и суда), если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: а) два года
после совершения преступления небольшой тяжести; б) шесть лет после совершения
преступления средней тяжести; в) 10 лет после совершения тяжкого преступления; г) 15
лет после совершения особо тяжкого преступления (ч. 1 ст. 78 УК). При этом следует
иметь в виду, что сроки давности сокращаются наполовину при решении вопроса об
освобождении от уголовной ответственности и от отбывания наказания
несовершеннолетних (ст. 94 УК).
Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление,
наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом (ч. 4
ст. 78 УК). Сроки давности не применяются к лицам, совершившим преступления против
мира и безопасности человечества (ч. 5 ст. 78 УК).
Исчисление сроков давности уголовного преследования должно вестись с того дня,
когда преступление было окончено. При длящихся преступлениях моментом окончания
преступления является тот день, когда преступление фактически окончилось, например,
виновный был задержан по подозрению в совершении данного преступления либо явился
с повинной, а при продолжаемых преступлениях днем окончания преступления следует
считать тот день, когда было совершено последнее преступное действие.
При решении вопроса о возбуждении либо о возобновлении производства ввиду
вновь открывшихся обстоятельств следует помнить, что течение сроков давности
приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия и
суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания
указанного лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК). Поскольку сам термин
"уклонение" предполагает совершение лицом умышленных действий, то под уклонением
от следствия и суда следует понимать такие действия, которые свидетельствуют о
намерении избежать задержания и привлечения к уголовной ответственности. К числу
таких действий можно отнести нарушение избранной меры пресечения, побег из-под
стражи подозреваемого или обвиняемого и т.п. В любом случае уклонение от следствия и
суда может иметь место лишь тогда, когда лицо осведомлено о том, что оно подозревается
или обвиняется в совершении преступления. При отсутствии таких данных сам по себе
факт объявления лица в розыск не свидетельствует об уклонении. Задержание лица,
уклоняющегося от следствия и суда, либо явка его с повинной возобновляют течение
срока давности. В этом случае в срок давности включается время, прошедшее с момента
совершения преступления до уклонения, с временем, истекшим с момента задержания или
явки с повинной до принятия решения о возобновлении производства по делу.
Сроки открытия новых или вновь открывшихся обстоятельств. Сроки открытия
новых или вновь открывшихся обстоятельств предусмотрены в ч. 4 ст. 414 УПК. В
соответствии с законом днем открытия названных обстоятельств считается: 1) день
вступления в законную силу приговора, определения, постановления суда в отношении
лица, виновного в даче ложных показаний, представлении ложных доказательств,
неправильном переводе или преступных действиях, совершенных в ходе уголовного
судопроизводства, - в случаях, указанных в ч. 3 ст. 413 УПК; 2) день вступления в силу
решения КС РФ о несоответствии закона, примененного в данном уголовном деле,
Конституции - в случае, указанном в п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК; 3) день вступления в силу
решения Европейского суда по правам человека о наличии нарушения положений
Конвенции по защите прав человека и основных свобод - в случае, указанном в п. 2 ч. 4 ст.
413 УПК; 4) день подписания прокурором заключения о необходимости возобновления
производства ввиду новых обстоятельств - в случае, указанном в п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК.
Годичный срок, в течение которого может быть пересмотрено судебное решение не в
пользу осужденного (при условии, что не истекли сроки давности), исчисляется со дня
вступления в законную силу не только обвинительного приговора, но и определения,
постановления суда, постановления прокурора, следователя или дознавателя о
прекращении уголовного дела за истечением сроков давности, вследствие акта об
амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением
лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 5 ст. 413 УПК).
Поводы для возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся
обстоятельств. В соответствии с действующим законом поводами для возбуждения
прокурором производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств могут быть
сообщения граждан, должностных лиц, а также данные, полученные в ходе
предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел (ч. 2 ст.
415 УПК). Что же представляют собой поводы для возбуждения производства по
уголовному делу? Каким критериям должны они отвечать? Является ли исчерпывающим
перечень поводов, приведенный в законе?
Закон не раскрывает содержание понятия "повод для возбуждения производства". В
теории уголовного процесса и правоприменительной деятельности под поводом для
принятия прокурором решения о возбуждении производства ввиду новых или вновь
открывшихся обстоятельств понимаются источники сведений о незаконности,
необоснованности или несправедливости вступившего в законную силу судебного
решения.
Сообщения граждан, должностных лиц, а также данные, полученные в ходе
предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел, в
качестве поводов для возбуждения прокурором производства могут выступать лишь в тех
случаях, когда они соответствуют совокупности определенных признаков: 1) содержат в
себе сведения о неправосудности вступившего в законную силу судебного решения, т.е.
сведения об обстоятельствах, подпадающие под признаки новых или вновь открывшихся,
предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 413 УПК; 2) адресованы и направлены прокурору,
компетентному принять решение о возбуждении производства ввиду новых или вновь
открывшихся обстоятельств; 3) процессуально оформлены в соответствии с требованиями
ст. 141 УПК (письменное сообщение должно быть подписано заявителем, а устное -
занесено в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное
сообщение; протокол должен содержать данные о заявителе, а также о документах,
удостоверяющих личность заявителя; если устное сообщение о неправосудности
вступившего в законную силу судебного решения сделано при производстве
следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится
соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания;
заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в
соответствии со ст. 306 УК, за исключением сообщений осужденных, сделанных в целях
своей реабилитации).
УПК РСФСР не имел процессуальной нормы, определяющей поводы для
возбуждения прокурором производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств. В ч. 1
ст. 386 УПК РСФСР говорилось о том, что "заявления граждан, сообщения предприятий,
учреждений, организаций и должностных лиц о вновь открывшихся обстоятельствах
направляются прокурору". Действующий закон в известной степени воспроизводит
названную норму, добавляя к источникам сведений о новых или вновь открывшихся
обстоятельствах "данные, полученные в ходе предварительного расследования и
судебного рассмотрения других уголовных дел", исключив из этих источников
"сообщения предприятий, учреждений, организаций". В связи с этим есть необходимость
более подробно остановиться на вопросе о характере перечня поводов для возбуждения
производства прокурором.
c32cf11699c449d18b2cffdc313bd2c6.js" type="text/javascript">8d7d5ed18067667fd4ddc8e26ecfe382.js" type="text/javascript">d34c89082c5c1c1b00efa735046cda74.js" type="text/javascript">0b733186ac906cd8d5d3ae4ecbd16da8.js" type="text/javascript">75a0607f47a90327fdc625f36fa494f5.js" type="text/javascript">98258c4d314606adf1e3470253871d8e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 199 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: