Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ -1
 (голосов: 0)
  Судебное производство в уголовном процессе | Автор: admin | 12-06-2010, 18:35

Общетеоретические положения. Глава 52 УПК содержит детальную регламентацию
производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц,
осуществляющих публичную деятельность, что свидетельствует о демократизации
уголовно-процессуальных отношений. Цель данной новеллы: защитить депутатов, судей,
прокуроров, следователей, адвокатов и иных лиц, осуществляющих публичную
деятельность, от необоснованного обвинения и ограничения их прав и свобод. Решая эту
проблему процессуальными средствами, законодатель, во-первых, утвердил перечень лиц,
осуществляющих публичную деятельность, нуждающихся в дополнительных
процессуальных гарантиях от незаконного и необоснованного уголовного преследования
(ст. 447 УПК); во-вторых, жестко регламентировал перечень лиц, наделенных правом
возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории (ст. 448 УПК); в-третьих,
прокурорский надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в
отношении отдельных категорий лиц, осуществляющих публичную деятельность,
дополнил институтом превентивного судебного контроля; в-четвертых, наделил
Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, членов Совета Федерации,
депутатов Государственной Думы, судей всех уровней еще одним уровнем
процессуальной защиты (ч. ч. 4, 5, 7 ст. 448 УПК): уголовные дела в отношении
указанных лиц могут быть возбуждены только при условии лишения их
неприкосновенности. Таким иммунитетом вышеперечисленные лица наделяются при
вступлении в должность на основании соответствующих отраслевых законов, эти же акты
регламентируют и порядок лишения их неприкосновенности. Таким образом, уголовное
судопроизводство пополнилось новыми институтами:
- прокурорским надзором за законностью и обоснованностью возбуждения всех без
исключения уголовных дел (ст. 146 УПК);
- его разновидностью - особой формой превентивного ведомственного следственного
контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел, привлечения в
качестве обвиняемых, проведения некоторых процессуальных и следственных действий в
отношении отдельных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, который
осуществляется, во-первых, только уполномоченными на то руководителями
следственных органов (п. п. 1 - 12 ч. 1 ст. 448 УПК), во-вторых, в рамках специальной
процедуры (ст. ст. 447 - 452 УПК);
- превентивным судебным контролем за законностью и обоснованностью
возбуждения уголовных дел, привлечения в качестве обвиняемых, проведения некоторых
процессуальных и следственных действий в отношении отдельных категорий лиц,
занимающихся публичной деятельностью (ст. ст. 447 - 452 УПК).
УПК знает также институты дачи согласия:
- соответствующими палатами Федерального Собрания РФ на лишение
неприкосновенности лиц, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК;
- КС РФ на возбуждение уголовного дела в отношении судьи КС РФ (ч. 1 ст. 15
Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном
Суде Российской Федерации" (в ред. от 05.04.2005) , ч. 5 ст. 448 УПК);
--------------------------------
СЗ РФ. 2001. N 21. Ст. 4824; 2005. N 15. Ст. 1273.

- квалификационными коллегиями судов соответствующего уровня на возбуждение
уголовного дела в отношении судей судов общей юрисдикции, судей арбитражных судов,
судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ (ч. 5 ст. 448 УПК).
Механизм функционирования последних трех институтов носит преимущественно
внепроцессуальный характер. Упоминаний об их существовании в УПК немного,
четкостью формулировок они не отличаются. Уголовно-процессуальный закон
регламентирует только сроки рассмотрения палатами Федерального Собрания РФ
представлений прокурора на предмет лишения неприкосновенности Президента РФ,
прекратившего свои полномочия (ч. 7 ст. 448 УПК), и судей (ч. 5 ст. 448 УПК). Вместе с
тем УПК требует, чтобы решения КС РФ, квалификационных коллегий в отношении всех
судей были мотивированными (ч. 5 ст. 448 УПК). Аналогичные предписания содержатся и
в п. 3 ст. 16 Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"
(в ред. от 24.07.2007) .
--------------------------------
Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; СЗ РФ. 2005. N 15. Ст. 1278; 2007. N 31. Ст.
4011.

Ниже анализируются вопросы оперативного судебного контроля за законностью и
обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447
УПК, привлечения их в качестве обвиняемых.
Анализ положений гл. 52 УПК свидетельствует, что законодатель предусматривал
абсолютно новую разновидность уголовного судопроизводства. Фактически нормы разд.
XVII УПК - не более чем остов нового производства, которому только предстоит
"обрасти" необходимой правовой материей. На сегодняшний день в данной области
существует множество вопросов, ответов на которые законодатель не дает. Фрагментарен
и противоречив порядок осуществления всех иных судебно-контрольных действий. Все
ныне действующие нормы "выросли" из ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР, постановлений
и определений КС РФ. Вместе с тем правоприменители обоснованно считают, что
перечисленные вопросы (за исключением, конечно, судоустройственного) хотя и
существенны, но не принципиальны.
Судебная практика постепенно накапливает примеры применения ст. 448 УПК.
Органами прокуратуры был поставлен вопрос о привлечении к уголовной
ответственности по ч. 2 ст. 116 УК депутата Законодательного Собрания Тверской
области С. Анализ собранного в отношении его материала показал, что действия
прокуратуры были изначально незаконны. Несмотря на то что дела данной категории
возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, проверка в отношении С. была
инициирована прокурором Весьегонского района Тверской области. В материале
появился не соответствующий требованиям, предъявляемым к такого рода документам,
акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего Б. Как следует из
пояснений депутата С., еще до возбуждения уголовного дела его несколько раз пытались
насильно доставить в прокуратуру. К сожалению, коллегия судей Тверского областного
суда вышеперечисленных нарушений закона не заметила, ходатайство прокурора области
удовлетворила: обнаружила в действиях С. признаки преступления, фактически дав тем
самым согласие на его привлечение к уголовной ответственности. СК ВС РФ решение
нижестоящей инстанции отменила, указав в кассационном определении на
недопустимость формального подхода к осуществлению судебной деятельности. С
необходимостью отмены заключения коллегии судей Тверского областного суда в
отношении С. согласился и представитель Генеральной прокуратуры РФ (см.
Определение СК ВС РФ N 35-005-49).
В то же время механизм привлечения к уголовной ответственности определенных
категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, весьма далек от совершенства.
Об этом свидетельствует то обстоятельство, что нормы, регулирующие анализируемый
вид судебной деятельности, "разбросаны" по разным отраслям права. Они не только
занимают разные уровни в иерархии законов, но зачастую и противоречат друг другу.
Например, ст. 447 УПК в числе лиц, обладающих процессуальным иммунитетом,
называет судей. Однако данная норма по своей конструкции является бланкетной,
поскольку за разъяснением, что в каждом конкретном случае следует понимать под
термином "судья", необходимо обращаться к ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в
Российской Федерации". Данный Закон говорит о том, что все судьи в России (от мировых
до военных, от членов уставных судов субъектов РФ до судей КС РФ) обладают единым
статусом. Он также гласит, что неприкосновенностью обладают не только действующие,
но и пребывающие в почетной отставке судьи. Вместе с тем если судья в отставке в
установленном законом порядке трудится в государственном учреждении, то на
указанный период он утрачивает свой процессуальный иммунитет. Если же судья
занимается деятельностью, которая допустима и для действующих судей (профессор
кафедры), то процессуальный иммунитет за ним сохраняется. Существуют и иные
пробелы.
В ч. 2 ст. 448 УПК закреплено, что представление руководителя следственного
органа рассматривается с его участием. Буквальное толкование данной нормы таково:
лицо, внесшее представление, поддерживает его в судебном заседании. Очевидно, что
ввиду невозможности реализации данного положения закона данную функцию на себя
возьмут его заместители, возможно, помощники.
Предмет превентивного судебного контроля по уголовным делам в отношении
отдельных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью. Стадия возбуждения
уголовного дела условно делится на три этапа: 1) получение сведений о совершенном,
готовящемся преступлении (признаках преступления); 2) проверка этого сообщения
непроцессуальными средствами; 3) решение о возбуждении уголовного дела, отказ в
возбуждении уголовного дела, передача материалов по подследственности, перевод их в
информацию, дальнейшее движение которой не нуждается в процессуальном
оформлении.
Уголовно-процессуальный закон регламентирует только первый и третий этапы
возбуждения уголовного дела. Данные положения УПК весьма фрагментарны, за более
детальными предписаниями УПК отсылает к ведомственным нормативным актам и
инструкциям. Применительно ко второму этапу в УПК содержатся указания только на
продолжительность возможных сроков доследственной проверки. По общему правилу она
не должна превышать трех суток (ч. 1 ст. 144 УПК).
По ходатайству лица, производящего проверку, ее срок может быть продлен
уполномоченными на то лицами до 10 суток, а при необходимости проведения
документальных проверок или ревизий по ходатайству следователя - до 30 суток.
Впрочем, указанные сроки пресекательными не являются, их несоблюдение на законность
принятых по результатам доследственных проверок решений не влияет.
Различают возбуждение уголовного дела по факту совершения преступления
неизвестным лицом и в отношении конкретного лица. В обоих случаях, отделяя
непроцессуальную деятельность от процессуальной, возбуждение уголовного дела
является начальным этапом уголовного преследования. Сообщение о преступлении может
быть неубедительным или ложным, поэтому доследственная проверка - ядро стадии
возбуждения уголовного дела. Такая проверка осуществляется в основном
непроцессуальными средствами, в лучшем случае по правилам, предусмотренным
Законом об оперативно-розыскной деятельности. Если сообщение о преступлении чаще
всего является лишь поводом к возбуждению уголовного дела, то результаты
доследственной проверки выступают к тому основанием. Данное обстоятельство
свидетельствует о том, что наряду с сообщением о преступлении ход доследственной
проверки, ее результаты становятся предметом превентивного судебного контроля,
осуществляемого по правилам ст. 448 УПК.
Как показывает практика, во избежание незаконного возбуждения уголовного дела
доследственная проверка проводится как основательное "расследование", в котором
активно участвуют дознаватель, следователь, прокурор, специалисты (ст. 58 УПК),
переводчики (ст. 59 УПК), понятые (ст. 60 УПК) и субъекты, которые в будущем могут
получить статус свидетелей, потерпевших, гражданских истцов и ответчиков,
подозреваемых, обвиняемых, их законных представителей.
Лица, нуждающиеся в квалифицированной юридической помощи, имеют право на
получение таковой от профессиональных юристов - адвокатов. Результаты, полученные в
ходе проверки, перепроверяются процессуальными средствами после возбуждения
уголовного дела. Вместе с тем уголовно-процессуальный закон проведения столь
основательных проверок не требует. В силу ст. 146 УПК для возбуждения уголовного
дела достаточно сообщения о деянии, содержащем признаки преступления. Зачастую
сведения, которые собираются в ходе доследственной проверки, могут быть получены при
проведении предварительного расследования уже процессуальными средствами. При этом
двойную работу производить не придется. В силу того что добытые сведения изначально
будут иметь статус доказательств, отпадет необходимость в перепроверке данных. Таким
образом, отечественной практике известны два алгоритма возбуждения уголовного дела:
- сложный, когда по сообщению о преступлении сначала проводится детальная
доследственная проверка, в ходе которой непроцессуальными методами "нащупываются"
основные доказательства;
- простой, когда орган, возбуждающий уголовное дело, действуя на свой страх и
риск, ограничивается анализом текста сообщения о преступлении, например заявления
потерпевшего или явки с повинной.
Проводить ли кропотливую доследственную проверку или обойтись без таковой,
решает должностное лицо, на которое законом возложена обязанность рассмотреть
сообщение о преступлении. В значительной мере выбор алгоритма поведения зависит от
категории преступления. Чем непривычнее для понимания информация в сообщении о
преступлении, тем тщательнее ее проверка, и, наоборот, доследственная проверка не
будет производиться, если сведения о преступлении просты и оснований сомневаться в их
достоверности нет.
С учетом характера преступлений, за совершение которых к ответственности
привлекаются лица, перечисленные в ст. 447 УПК, далеко не всегда сразу удается сделать
вывод о наличии не только повода, но и основания к возбуждению уголовного дела.
Например, суд просят подтвердить наличие признаков преступления в действиях мэра
города, допустившего нецелевое использование бюджетных средств. Естественно, сделать
какой-либо вывод можно только после проведения доследственной проверки.
Как показывает практика, анализ такого рода материалов судам дается с трудом
ввиду теоретической неразработанности понятия "признак преступления". Данный термин
российскому правоприменителю известен давно. В силу ч. 2 ст. 108 УПК РСФСР
уголовное дело в отношении конкретного лица возбуждалось только в том случае, когда
имелись достаточные данные, указывающие на наличие в его действиях признаков
преступления. Без каких-либо существенных изменений данная норма "перекочевала" в ч.
2 ст. 140 УПК, в соответствии с которой основанием для возбуждения уголовного дела
является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
Таким образом, к моменту возбуждения уголовного дела в отношении лиц,
перечисленных в ст. 447 УПК, лицо, ходатайствующее перед судом о даче заключения о
наличии в их действиях признаков преступления, должно установить и представить суду
совокупность данных: во-первых, об определенных действиях лиц, привлекаемых к
уголовной ответственности; во-вторых, о наличии в их действиях признаков
преступления.
Признак -это совокупность сведений (информация), позволяющих
идентифицировать какое-либо явление природы, социальной жизни, в том числе
преступление. Следовательно, признак преступления (в уголовном праве принято
говорить "признаки преступления") - это совокупность данных, на основании которых
можно с определенностью заявить о том, что преступление совершено (либо на его
совершение покушались, оно готовится).
О наличии признаков преступления в действиях лица можно судить лишь в случае,
если имеется достоверная информация о том, что данное лицо совершило преступление,
покушалось или готовилось к его совершению. В уголовно-процессуальном законе прямо
указано, что установленные к моменту возбуждения уголовного дела сведения должны
обладать свойством достаточности. Достаточности чего? Ответ на данный вопрос
содержится в теории уголовного права. Признаки преступления должны быть
"существенными, отличительными, необходимыми и достаточными для квалификации
преступления" . При их отсутствии невозможна деятельность юриста по
сопоставлению содеянного с нормой закона.
--------------------------------
См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. М.:
Юристъ, 2001. С. 94.

Законодатель, раскрывая в ч. 2 ст. 140 УПК понятие "основания для возбуждения
уголовного дела", избегает использования термина "доказательства" по той причине, что в
стадии возбуждения уголовного дела доказательств в классическом понимании этого
слова, как правило, не бывает. В то же время доказательства есть не что иное, как любые
сведения (ч. 1 ст. 74 УПК), иными словами, те же данные, на основании которых
дознаватель, следователь, прокурор и суд устанавливают наличие обстоятельств,
имеющих значение для дела. Таким образом, на этапе возбуждения уголовного дела и на
всех иных стадиях его движения речь идет только о доказанности, ибо проблема
доказанности - основа основ уголовного судопроизводства.
Вместе с тем весьма сложным остается вопрос о доказанности до возбуждения
уголовного дела. Одно дело - установить что-либо, опираясь на целый спектр "сведений,
имеющих статус доказательств", совсем другое - использовать для этого отрывочные
данные, в лучшем случае указывающие на возможные источники получения
доказательств. Общеизвестно, что, даже располагая комплексом достоверных
доказательств, сложно принять то или иное решение, а тем более мотивировать его.
Естественно, что данный вопрос существенно усложняется, если процессуальное решение
субъекту доказывания приходится принимать, оперируя только данными, которым еще
только предстоит получить статус доказательств.
Считается, что законодатель в ч. 2 ст. 74 УПК предусмотрел исчерпывающий
перечень источников доказательств. Проанализировав ч. 1 ст. 140 УПК, к их числу можно
отнести заявление о преступлении (п. 1 ч. 1 ст. 140), явку с повинной (п. 2 ч. 1 ст. 140),
равно как и другие сообщения о совершенном или готовящемся преступлении,
полученные из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140). Как видим, законодатель не счел
нужным ограничивать круг источников, из которых правоохранительные органы и
контролирующий их деятельность на этапе возбуждения уголовного дела суд могли бы
почерпнуть сведения о совершенном или готовящемся преступлении.
Таким образом, чтобы возбудить уголовное дело, не обязательно со всей
достоверностью и в деталях знать, какое именно произошло преступление, кто виновен в
его совершении, какими доказательствами это подтверждается. Органу, возбуждающему
уголовное дело, необходимо убедиться в том, что заявление о совершенном (готовящемся)
преступлении не голословно, основано на реальных фактах, которые к этому моменту
могут иметь либо не иметь статус доказательств.
Что является критерием достаточности сведений о наличии признаков преступления
в действиях конкретного лица? Во-первых, наличие достоверной информация о том, что
преступные действия совершены им лично. Во-вторых, полученные стороной обвинения
данные о признаках преступления должны опровергать доводы стороны защиты о
невиновности.
Вернемся к рассматриваемому примеру. Мэру города на строительство школы
стоимостью 200 млн. руб. выделили 10 млн. руб. Располагая данными средствами,
начинать строительство нерентабельно, так как значительная их часть уйдет на
организацию работ и последующую консервацию. Финансирование проекта в будущем
весьма проблематично. Реальная стоимость денег ежедневно "съедается" инфляцией. Мэр
на выделенные деньги построил для администрации города гараж. Есть ли в его действиях
признаки преступления? Как видим, содеянное мэром находится в рамках хозяйственных
рисков. Налицо только нарушение плановой дисциплины, однако основным критерием
оценки действий мэра является наличие общественной опасности.
К сожалению, данная правовая категория крайне редко становится предметом
исследования суда на этапе применения им положений гл. 52 УПК. Почему это
происходит? Причина одна - опасение судов предвосхитить вопрос о доказанности.
Вместе с тем признаки преступления должны удовлетворять следующим требованиям:
- определять общественную опасность деяния;
- отграничивать его от смежных преступлений, а тем более правонарушений;
- прямо указывать на норму в Особенной части УК, вытекать из ее толкования;
- не быть производными от других признаков;
- быть присущими всем преступлениям данного вида.
Квалификация преступлений до окончательного выражения в приговоре проходит
долгий путь "примеривания". Этот процесс неизбежен, поскольку предопределен
установлением обстоятельств по делу. Изменение в ходе расследования уголовного дела
квалификации деяния, содержащегося в заключении судебной коллегии, которое может
повлечь ухудшение положения лица, допускается только в порядке, установленном ст. 448
УПК для принятия решения о возбуждении в отношении члена Совета Федерации,
депутата Государственной Думы либо судьи уголовного дела или привлечения его в
качестве обвиняемого (ч. 6 ст. 448 УПК).
В настоящее время право инициировать возбуждение уголовных дел в отношении
всех лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, передано руководителям следственных органов
прокуратуры РФ, которые в данном случае выполняют функцию обвинителей.
Прокурор Ярославской области принес представление о даче заключения о наличии
в действиях депутата Государственной Думы Ярославской области 4-го созыва М.
признаков преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 195 УК. В судебное
заседание М. не явился, так как согласно протоколу судебного заседания находится на
излечении в больнице. Адвокат М. поставил вопрос об отложении слушания материала,
поскольку без заслушивания мнения своего подзащитного он не в состоянии дать
заключение по существу представления.
Суд постановил рассмотреть представление прокурора без участия М.
Присутствующий в судебном заседании прокурор, именуемый в протоколе процесса
государственным обвинителем, заявил ходатайство о прекращении производства по
представлению прокурора Ярославской области в отношении М., мотивируя тем, что
последний к моменту рассмотрения представления уже лишен статуса депутата по
другому делу. Суд данное ходатайство удовлетворил и определением от 9 октября 2006 г.
производство по рассмотрению представления прокурора Ярославской области о даче
заключения о наличии в действиях М. признаков преступления прекратил.
В кассационном представлении прокурор Ярославской области поставил вопрос об
отмене определения как незаконного. В обоснование данной правовой позиции приведены
следующие доводы: отказ от поддержания представления не основан на законе, поскольку
прекращение депутатских полномочий статуса депутата на момент совершения им
преступлений не отменяет; поддерживавший его представление о даче заключения
прокурор государственным обвинителем не являлся, поэтому суд не имел права на
принятие отказа от поддержания представления и обязан был его рассмотреть; судебное
заседание проведено без участия М., чем нарушено его право на защиту.
В кассационной жалобе М. просил резолютивную часть определения в части
прекращения производства оставить без изменения.
СК ВС РФ определение отменила и материал направила на новое рассмотрение в тот
же суд, удовлетворив кассационное представление прокурора Ярославской области. В
основе этого решения лежал вывод суда о том, что на прокурора, поддерживающего
представление прокурора области в суде, положения ч. 7 ст. 246 УПК не
распространяются, поскольку функция поддержания представления существенно
отличается от классического обвинения, а ходатайство прокурора о прекращении
производства в стадии возбуждения уголовного дела не имеет ничего общего с
предусмотренным ч. 7 ст. 246 УПК мотивированным отказом от обвинения, являющимся
результатом оценки доказательств по итогам судебного разбирательства в суде первой
инстанции.
По делу М. прокурор отказался не от обвинения, а от выполнения положений ст. 448
УПК. Необходимо помнить, что обвинение и защита - категории парные -
государственному обвинителю противостоит сторона защиты, на что прямо указано в
уголовно-процессуальном законе. В то же время следует подчеркнуть, что данное
теоретическое положение игнорируется практикой.
Например, ПВС РФ по делу Ш. указал, что прокурор в рамках производства,
регламентируемого ст. 448 УПК, обвинения не поддерживает, следовательно, от него
отказаться не может (см. Постановление ПВС РФ от 09.02.2005 N 951п04пр ).
--------------------------------
БВС РФ. 2006. N 1.

Лицо, в отношении которого внесено представление, - это "кандидат в
подозреваемые", если речь идет о возбуждении уголовного дела, "кандидат в
обвиняемые", если речь идет о предъявлении обвинения. Отсутствие в данном случае, как
и во всех иных случаях, ясных и точных формулировок в очередной раз свидетельствует о
неразработанности понятийно-категориального аппарата судебного производства в
отношении лиц, занимающихся публичной деятельностью (гл. 52 УПК).
Кто в данном случае может выполнять функции защитника лица, в отношении
которого внесено представление? Лица, перечисленные в ч. 2 ст. 49 УПК, - адвокаты и
иные лица, допущенные на основании судебного решения, или только адвокаты? Как
видим, ч. 2 ст. 448 УПК отсылает к ч. 2 ст. 49 УПК, оснований к неприменению которой у
суда нет. При этом, как свидетельствует практика, только адвокаты защищают лиц, в
отношении которых проводится проверка в рамках гл. 52 УПК. Однако закон не
исключает, что данную функцию на основании судебного решения могут выполнять и
иные лица.
Уголовно-процессуальным законом прямо не предусмотрены лица, по заявлению
которых ставится вопрос о возбуждении уголовного дела (см. Определение КС РФ от
05.11.2004 N 345-О "По жалобе гражданки Бегченковой Ольги Ивановны на нарушение ее
конституционных прав частью второй статьи 448 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации" ).
--------------------------------
ВКС РФ. 2005. N 2.

Также возникает вопрос, могут ли в судебно-контрольном производстве,
регламентированном гл. 52 УПК, участвовать иные лица? Законодатель и практика ответа
на данный вопрос пока не дают. Однако, предусмотрев возможность участия в судебно-
контрольном производстве заявителя, законодатель фактически говорит об участии в
процессе потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика (в том числе
предполагаемых), а равно их представителей - адвокатов, иных лиц, допущенных судом в
процесс.
Практика пошла по пути обязательного составления протокола судебно-
контрольного разбирательства. Следовательно, в производстве, осуществляемом в рамках
гл. 52 УПК, участие секретаря судебного заседания обязательно.
По результатам рассмотрения представления суд дает заключение о наличии (об
отсутствии) в действиях лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК, признаков преступления.
Если по результатам судебно-контрольного действия дано заключение о наличии в
действиях лица признаков преступления, соответствующий руководитель следственного
органа возбуждает в отношении его уголовное дело либо выносит постановление о
привлечении данного лица в качестве обвиняемого. Аналогичен и порядок проведения в
отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, отдельных процессуальных и следственных
действий (ст. 450 УПК). Вынесение судом заключения об отсутствии в действиях лица
признаков преступления не препятствует руководителю следственного органа продолжить
проведение доследственной проверки и повторно войти с представлением о даче
заключения о наличии в его действиях состава преступления.
Пока же, несмотря на регулярное усовершенствование уголовно-процессуального
закона, количество проблем, связанных с применением положений гл. 52 УПК, не
уменьшается. Проанализируем на конкретных примерах некоторые из возникающих
сложностей.
Прокурор одного из районов Пермского края в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК
вошел с представлением в районный суд на предмет получения заключения судьи о
наличии в действиях адвоката признаков преступления. Судья районного суда в порядке,
предусмотренном ч. 3 ст. 448 УПК, заключение вынес, после чего в отношении
указанного адвоката прокурором района было возбуждено уголовное дело, которое
принял к производству один из следователей.
По кассационной жалобе стороны защиты вышеуказанное заключение Пермским
краевым судом было отменено, производство по материалу прекращено ввиду
непредставления стороной обвинения достаточных данных, подтверждающих наличие в
действиях адвоката признаков преступления. С вынесением такого определения
производство по представлению прокурора фактически прекратилось.
В этой связи следователь, руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК, уголовное дело в
отношении адвоката прекратил ввиду отсутствия заключения суда о наличии в действиях
адвоката состава преступления.
Спустя некоторое время тот же самый прокурор в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448
УПК вновь внес в районный суд представление о наличии в действиях адвоката признаков
преступления. В соответствии с ч. 3 ст. 448 УПК заключение суда было получено.
Прокурор возбудил уголовное дело, которое было завершено расследованием и передано
в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.
Сторона защиты в судебном заседании заявила ходатайство о прекращении
уголовного дела в отношении подсудимого адвоката на основании п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК в
связи с наличием неотмененного постановления следователя о прекращении уголовного
дела по тому же обвинению в отношении данного подсудимого.
Как следует поступить суду в данной ситуации? На этот счет специалисты
высказывают две диаметрально противоположные точки зрения. Одни полагают, что
уголовное дело следует прекратить, поскольку по нему существует постановление
следователя о прекращении. Оно не может быть отменено, так как в кассационном
порядке производство по первому представлению прокурора прекращено, а представление
о наличии признаков одного и того же преступления в действиях конкретного лица может
быть внесено только один раз.
Другие придерживаются противоположного мнения, согласно которому если при
внесении каждого последующего представления стороной обвинения приводятся новые
основания к возбуждению уголовного дела, то количество подобных обращений в суд
ограничено быть не может.
Последняя точка зрения представляется более предпочтительной. Судебно-
контрольное производство призвано обеспечить законность только одного решения
стороны обвинения, такие решения на предмет обоснованности проверяются по мере их
вынесения. Запрета на повторное внесение представления ст. 448 УПК в отличие от ст.
108 УПК не содержит.
Механизм судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения
уголовных дел в отношении лиц, занимающихся публичной деятельностью, предполагает
не только весьма сложную, но и длительную процедуру, о продолжительности которой
законодатель упоминает уклончиво: "не позднее 10 суток". На практике этот процесс
иногда занимает несколько лет. Возникают вопросы: где должно находиться лицо, в
отношении которого прокурором в суд внесено преставление о наличии признаков
преступления? Как данного субъекта следует именовать в судебных документах, особенно
если он был задержан непосредственно на месте преступления и сомнений в его
причастности к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления нет?
В законодательстве России, регламентирующем статус депутатов, судей, иных
субъектов, занимающихся публичной деятельностью, можно найти указание на их
неприкосновенность, исключающую возможность какого-либо ограничения свободы
указанных лиц, за исключением случаев их задержания на месте преступления. Так, п. "б"
ч. 2 ст. 19 Федерального закона от 08.05.1994 N 3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации
и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации" гласит, что член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без
согласия соответствующих палат Федерального Собрания РФ не могут быть арестованы,
подвергнуты допросу или обыску, кроме случаев задержания их на месте преступления.
--------------------------------
СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3466.

Аналогичные указания содержатся и в Федеральных конституционных законах от
26.02.1997 N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации"
(ст. 12) , от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"
(ст. 15) и в других нормативных актах.
--------------------------------
СЗ РФ. 1997. N 9. Ст. 1011.

Возникают вопросы: как следует трактовать понятие "за исключением задержания на
месте преступления"? Кто персонально и в рамках какого процесса призван делать вывод
о том, что член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, судья
Конституционного Суда РФ и другие задержаны на месте преступления? Наконец, не
означает ли сказанное, что применение к указанным лицам требований ст. 448 УПК в
данном случае откладывается по крайней мере на какое-то время, а подозреваемые могут
быть помещены в ИВС следователем без какого-либо судебного решения?
Прямых ответов на поставленные вопросы УПК не содержит. Более того,
совершенствуя отдельные нормативные положения, касающиеся статуса депутатов,
законодатель в ст. 13 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ "Об общих принципах
организации законодательных (представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов Российской Федерации" (в ред. от 04.07.2003) , по
смыслу которой положения гл. 52 УПК к депутату регионального уровня применяются с
момента его задержания, указанные проблемы также оставил без внимания.
--------------------------------
СЗ РФ. 2003. N 27 (ч. 2). Ст. 2709.

Согласно ст. 449 УПК член Совета Федерации, депутат Государственной Думы,
судья федерального суда, мировой судья, прокурор, председатель Счетной палаты РФ, его
заместитель и аудитор Счетной палаты РФ, Президент РФ, прекративший исполнение
своих полномочий, задержанные по подозрению в совершении преступления в порядке,
установленном ст. 91 УПК, за исключением случаев задержания на месте преступления,
должны быть освобождены немедленно после установления их личности.
С одной стороны, закон прямо предписывает правоприменителям в случае
задержания освободить лиц, перечисленных в ст. 449 УПК, с другой - право на свободу и
личную неприкосновенность может быть ограничено при задержании данных субъектов
на месте преступления. Если уголовное дело в отношении лица, упомянутого в ч. 1 ст. 447
УПК, не возбуждалось, лицо это в качестве обвиняемого не привлекалось, то в
соответствии с ч. 5 ст. 450 УПК следственные и иные процессуальные действия,
осуществляемые не иначе как на основании судебного решения, в отношении его
производятся с согласия суда, указанного в ч. 1 ст. 448 УПК (ч. 5 ст. 448 УПК). Как
известно, для задержания лица в качестве подозреваемого в совершении уголовного
преступления судебного решения не требуется. Не означает ли сказанное, что в качестве
подозреваемого может быть любое лицо, в том числе и указанное в ст. 449 УПК?
Действительно, ч. 5 ст. 450 УПК может быть интерпретирована именно таким
образом. Однако содержащиеся в УПК нормы должны толковаться только в их
совокупности. Если принять за основу рассмотренную выше трактовку ч. 5 ст. 450 УПК,
возникает серьезное противоречие. С одной стороны, возбудить уголовное дело в
отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК, в нарушение правил, предусмотренных
ст. 448 УПК (иными словами, признать его подозреваемым в совершении преступления),
нельзя. С другой стороны, задержать данное лицо в порядке ст. 91 УПК как
подозреваемого без выполнения требований ст. 448 УПК можно.
Как же данная проблема решается на практике?
Депутат Законодательного Собрания Республики Карелия З. потребовал от
предпринимателя 80 тыс. долл. США за помощь в продлении срока аренды помещения.
Коммерсант, "приняв" предложение депутата, сообщил о действиях последнего в
правоохранительные органы, которые приняли решение задержать З. на месте
преступления с поличным. До возбуждения уголовного дела в рамках оперативно-
розыскного мероприятия предприниматель 16 апреля 2007 г. вручил депутату 1 млн. руб.,
после чего З. был задержан на месте преступления.
Несмотря на то что личность депутата достоверно была установлена еще до момента
его задержания (З. предъявил служебное удостоверение сначала потерпевшему), 16 апреля
2007 г. уголовное дело было возбуждено по факту совершения мошенничества
неизвестным лицом. После этого З. без выполнения требований гл. 52 УПК был задержан
в порядке ст. ст. 91 - 92 УПК по подозрению в покушении на мошеннические действия и
помещен в ИВС.
На следующий день (17 апреля 2007 г.) прокурор Республики Карелия внес в
Верховный суд Республики Карелия два документа: постановление о возбуждении перед
судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 450
УПК) и представление о даче заключения о наличии в действиях депутата З. признаков
преступления (ст. 448 УПК).
22fe1f100725dfb86411f2d9d31ce272.js" type="text/javascript">16fb749b272d40f3582b91399d413965.js" type="text/javascript">99f79d745f26be8c769b8f2def05cacc.js" type="text/javascript">5b53a450df34061acb6b01c95826866b.js" type="text/javascript">61e58d65be50c47a9fcd090e4324d7ed.js" type="text/javascript">b85c837b98eb8fb5b16f53386d4cd012.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 589 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:
{related-news}
Напечатать Комментарии (0)
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: