Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Исправительные работы
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:51
Это наказание некоторые авторы называют «традиционным» именно для отечественного уголовного права. Возникшее в советском уголовном праве в 1917 г. - впервые в Инструкции НКЮ от 19 декабря 1917 г. «О революционном трибунале...» под названием «принудительные работы без поме¬щения в места лишения свободы», в дальнейшем оно предусматривается в Руко¬водящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. и в Уголовных кодексах РСФСР 1922, 1926, 1960 и 1996 гг.
Исправительные работы получили широкое распространение на практике и в советском уголовном праве были реальной альтернативой лишению свободы.
По действующему уголовному законодательству (ст. 50 УК) исправи-тельные работы являются одним из основных видов наказания, содержание которого заключается в ограничении некоторых трудовых прав осужденного и удержании части его заработка (в пределах от пяти до двадцати процентов) в доход государства.
УК РФ 1996 г., в отличие от прежнего законодательства, предусматривает, что исправительные работы отбы¬ваются только по месту работы осужденного. Прежний УК предусматривал также другую разновидность исправительных работ - отбываемых «в иных местах, определяемых органами, ведающими применением исправительных работ, но в районе жительства осужденного» (ст. 27 УК РСФСР 1960 г.). В условиях наличия безработицы в стране от такого вида исправительных работ законодатель вынужден был отказаться.
По смыслу уголовного закона, лица, осужденные к этому наказанию, остаются работать на том же предприятии, в учреждении, организации, в которых они работали до осуждения, на прежней должности или работе. Перевод таких осужденных на другую должность или работу производится на общих основаниях, предусмотренных законодательством о труде. (184, с. 288).
Карательное и воспитательно-предупредительное содержание исправительных работ определяется совокупностью правоограничений, возлагаемых на осужденного приговором суда и в определенных случаях также постановлением уголовно-исполнительной инспекции: размером удержаний из заработка осужденного, сроком отбывания наказания, другими правоограничениями, предусмотренными ст. 41 УИК РФ. Размер возлагаемых на осужденного правоограничений зависит, естественно, от характера и степени общественной опас¬ности совершенного преступления и личности виновного.
Удержания из заработка осужденного к исправительным работам производятся в доход государства в размере, установленном приговором су¬да, в пределах от пяти до двадцати процентов (ч. 2 ст. 50 УК). При этом суд, определяя процент удержаний, должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, а также личность виновного, его семейное и материальное положение (ст. 60 УК РФ).
Согласно ст. 44 УИК РФ, удержания производятся из заработной платы по основному месту работы осужденного за каждый отработанный месяц со всей суммы заработка, включая ее денежную и натуральную часть, в том числе оплату за сверхурочную работу и все виды премий, кроме единовременных, без исключения из этой суммы налогов и других платежей, а также независимо от наличия претен¬зий к осужденному по исполнительным документам.
Удержания не производятся из пособий, по¬лучаемых осужденным в порядке социального страхования и социального обеспечения, из выплат единовременного характера (компенсаций за неиспользованный отпуск, расходов, связанных с командировкой, и т. п.), за исключением пособий по безработице. Размер удержаний может быть снижен судом в случае ухудшения материального положения осужденного по его ходатайству или по ходатайству уголовно - исполнительной инспекции или администрации организации, где осужденный работает (ст. 44 УИК).
Наряду с материальными ограничениями, на осужденных к исправи-тельным работам в соответствии с уголовно - исполнительным законода¬тельством распространяются и ряд других правоограничений. Так, в период отбывания исправительных работ осужденным запрещается увольнение с работы по собственному желанию без письменного разрешения уголовно-исполнительной инспекции, ведающей исполнением этого вида наказания; ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью только 18 рабочих дней предоставляется администрацией организации, в которой работает осужденный, лишь по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией; время отбывания данного наказания хотя и засчитывается в общий трудовой стаж, однако не вхо¬дит в стаж, дающий право на получение льгот и надбавок к зарплате.
В соответствии со ст. 41 УИК, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного, его поведения в период отбывания наказания и в целях предупреждения совершения новых правонарушений уголовно - исполнительная инспекция вправе запретить осужденному на срок до шести месяцев: пребывать вне дома в определенное время суток; покидать место жительства в выходные дни и в период отпуска; пребывать в определенных местах района (города); а также обязать осужденного до двух раз в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации. В необходимых случаях срок запретов может продлеваться каждый раз еще до шести месяцев в пределах срока отбывания исправительных работ.
Нам представляется неправильным, что право возложения указанных ограничений, существенно затрагивающих права осужденного, предусматривается не в Уголовном кодексе, а в Уголовно - исполнительном, и предоставляется не суду, как, например, совершенно правильно это сделано применительно к институтам условного осуждения и условно-досрочного освобождения (ч. 5 ст. 73 и ч. 2 ст. 79 УК), а уголовно-исполнительной инспекции. В связи с чем считали бы целесообразным внести соответствующие изменения в ст. 50 УК.
Многие авторы трактуют сущность исправительных работ как «принудительное привлечение (курсив мой - В.Д.) осужденного к труду по основному месту его работы на срок, указанный в приговоре суда с удержанием в доход государства определенной доли его заработка». (См.: 184, с. 368; 221, с. 433).
На наш взгляд, такое определение сущности исправительных работ является неточным, особенно применительно к характеру этого наказания в современных условиях. По смыслу выражения «принудительное привлечение осужденного к труду» следовало бы предположить, что речь должна идти о лицах, не желающих трудиться, уклоняющихся от труда или не трудоустроенных по тем или иным причинам - которых необходимо «привлекать» к труду, причем «принудительно» - по приговору суда. (Тех, кто трудоустроен, трудится, в особенности если неплохо трудится, «привлекать к труду», тем более «принудительно», вряд ли требуется). Такое определение сущности наказания было бы правильно применительно к существовавшему некоторое время в нашем законодательстве наказанию в виде «направления в воспитательно - трудовой профилакторий», которое применялось в отношении лиц, уклоняющихся от общественно - полезного труда, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством. Но исправительные работы – это иное наказание.
В условиях командной экономики такое понимание исправительных работ было более или менее логично: «принудительно исправлять трудом». К слову сказать, до 1934 г. в уголовном законодательстве этот вид наказания так и именовался – «принудительные работы». Новые Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы Российской Федерации не акцентируют внимание на принудительности реализации наказания в виде исправительных работ. И не случайно.
В современных условиях, когда, с одной стороны, согласно положениям Всеобщей декларации прав человека и гражданина, соответствующим международным конвенциям и Конституции РФ (ч. 2 ст. 37) «принудительный труд запрещен», а с другой стороны, в условиях безработицы трудоустройство указанных категорий лиц становится все более проблематичным, назначать в отношении них исправительные работы вряд ли целесообразно. К тому же, вряд ли можно ожидать существенного положительного эффекта от применения исправительных работ в отношении лиц, которые не желают трудиться. Чрезвычайные усилия по трудоустройству таких категорий лиц не оправдают себя, поскольку работой они не дорожат, угроза утраты ее сколько-нибудь существенного карательно-психологического воздействия на них не оказывает, работают они кое-как (и по природному «нежеланию», лености, и из соображений, что чем больше он заработает, тем больше с него удержат). Суммы удержаний вряд ли компенсируют даже расходы на реализацию данного наказания, трудовые коллективы в современных условиях не только не занимаются воспитанием такого лица, но и предпринимают усилия, чтобы от такого лица избавиться.
Согласно ч. 4 ст. 40 УИК РФ, «осужденный, не имеющий работы, обязан трудоустроиться самостоятельно либо встать на учет в органах службы занятости. Осужденный не вправе отказаться от предложенной органами службы занятости работы или переквалификации». По приведенным выше причинам, нам такое решение не представляется удачным. Лицам, не трудоустроенным, исправительные работы, вероятно, назначать не следует. Тем более, что принуждение к поступлению на любую работу, а тем более к любой переквалификации, на наш взгляд, не вполне согласуется с упомянутой выше ч. 2 ст. 37 Конституции РФ.
Следует иметь в виду и то немаловажное обстоятельство, что, поскольку осужденный к данному виду наказания продолжает трудиться по прежнему месту работы, зачастую и в прежней должности, то вряд ли это следует рассматривать как «принудительное привлечение к труду».
Поэтому не в принудительности привлечения осужденного к труду кроется сущность наказания в виде исправительных работ, а в том, что поражаются некоторые его трудовые права, из его заработка производятся удержания, и он некоторое время считается судимым. Кроме того, карательные и воспитательно - предупредительные возможности этого наказания возросли бы в случае реализации нашего предложения о закреплении в ст. 50 УК права суда возлагать на осужденного к исправительным работам дополнительные обязанности и запреты: пребывать вне дома в определенное время суток; покидать место жительства в выходные дни и в период отпуска; пребывать в определенных местах района (города); являться в уголовно - исполнительную инспекцию для регистрации и др.
Данное наказание целесообразно применять в соответствующих случаях именно в отношении лиц, имеющих место работы. Именно на эту категорию лиц данное наказание способно оказать карательное и воспитательное воздейстие: такие лица опасаются лишиться этой работы, с таких лиц только и возможно произвести удержания части заработка, на них только и может оказать воспитательное воздействие трудовой коллектив (хотя об этом приходится говорить все более условно), эти категории лиц можно попытаться «исправить трудом». Однако как раз в отношении данной категории лиц, которые имеют место работы, причем трудятся зачастую неплохо, и которые самой жизнью «привлечены к труду», вряд ли правильно использовать указанные выражения о «принудительном привлечении к труду». Собственно, формулировка ч. 1 ст. 50 УК: «и отбывается по месту работы осужденного», на наш взгляд, однозначно указывает на то, что лицо трудоустроено к моменту назначения ему наказания.
Как отмечается в литературе, исправительные работы «оказывают психологическое воздействие на осужденного, воплощая в себе упрек государства; ограничивают права осужденного на перемену места работы и, косвенно, возможности профессиональной карьеры во многих сферах (государственная служба, банковская деятельность, система образования и многие другие); порождают имущественные последствия, уменьшая реальный заработок осужденного. В то же время исправительные работы как вид наказания в целом экономичны, не связаны с разрывом позитивных социальных связей осужденного». (99, с. 139).
Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении № 5 « О практике применения судами исправительных работ без лишения свободы» от 11 июля 1972 г. (с последующими изменениями) указал, что «наказание в виде исправительных работ имеет важное предупредительное и воспитательное значение в отношении лиц, совершивших менее опасные преступления, исправление которых возможно без изоляции их от общества». (31, с. 101).
Нецеле¬сообразно назначать исправительные работы лицам, признанным нетрудоспособными (инвалидам 1 и 2 группы), несовершен¬нолетним, беременным жен¬щинам и женщинам, имеющим на иждивении малолетних детей. На наш взгляд, об этом следовало бы указать непосредственно в уголовном законе.
Кроме того, как указал Пленум Верховного Суда СССР в упомянутом выше постановлении от 11 июля 1972 г., суды, как правило, не должны назначать исправительные работы лицам, совершившим преступления, связанные с выполнением ими служебных или профессио¬нальных обязанностей, когда оставление виновных на прежней работе может привести к снижению воспитательного и предупредительного зна¬чения наказания (продавцов, осужденных за обман покупате¬лей; лиц, присвоивших вверенные им материальные ценности или денежные средства, и др). (Там же, с. 101).
В соответствии со ст. 50 УК РФ, исправительные работы назначаются на срок от двух месяцев до двух лет.
Согласно ст. 42 УИК, срок отбывания исправительных работ исчисляется в месяцах и годах, в течение которых осужденный работал и из его заработка производились удержания. В этот срок засчитывается также время, когда осужденный не работал по уважительным причинам и ему в соответствии с законом выплачивалась заработная плата, включая время болезни, вре¬мя, предоставленное для ухода за больным, а также прове¬денное в отпуске по беременности и родам, т. е. сроки, когда он получал пособие по временной нетрудоспособности, а также время, в течение которого осужденный официально был признан безработным. Время содержа¬ния под стражей до судебного разбирательства засчитыва¬ется в срок исправительных работ как один день содержания под стражей за три дня исправительных работ.
Не засчитывается в срок отбывания исправительных работ время, в течение которого осужденный не работал по неуважительным причинам; время болезни, вызванной состоянием опьянения или действиями, связанными с ним; время отбывания административного взыскания в виде ареста или исправительных работ и со¬держания под стражей, если в период отбывания исправительных работ, а также время содержания под стражей в порядке меры пресечения по другому делу в период отбывания наказания.
В каждом месяце установленного срока наказания количество дней, отработанных осужденным, должно быть не менее количества рабочих дней, приходящихся на этот месяц. Если осужденный не отработал указанного количества дней и отсутствуют основания, установленные УИК для зачета неотработанных дней в срок наказания, отбывание исправительных работ продолжается до полной отработки осужденным положенного количества рабочих дней. Поэтому фактический срок отбывания наказания может быть более продолжительным, чем назначенный.4045c9f6274f7fe05f8a9a7ffa22c4d9.js" type="text/javascript">019cca02c0e59e6d95d660a9ea169c5c.js" type="text/javascript">4b06712c39f65af8d022b615cf353262.js" type="text/javascript">317e1f19d493855059d4f753216db895.js" type="text/javascript">19ab495da36de0a95412e36144a47268.js" type="text/javascript">3cdb50de287f545735c6859c009d3cda.js" type="text/javascript">c61c4688f56c372525f6ba601d88d48e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 149 |
Обязательные работы
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:51
Это новый в современном отечественном уголовном праве вид наказания. Хотя «в истории уголовного законодательства подобное или чрезвычайно близкое к нему наказание встречалось неоднократно (например, общественные работы, назначавшиеся в России волостными судами». (99, с. 137-138).
Согласно ч. 1 ст. 49 УК РФ, обязательные работы заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ, вид которых определя¬ется органами местного самоуправления. Это могут быть работы по благоустройству города или поселка, очистке улиц и дворов, уходу за больными погрузочно-разгрузочные или иные виды общественно-полезных работ, как правило, не требующие особой квалификации, специальных знаний и навыков.
Обязательные работы могут быть назначены только в качестве основного наказания:
• когда они непосредственно предусмотрены в санкциях статей Особенной части УК;
• в порядке перехода к более мягкому виду наказания на основании ст. 64 УК;
• взамен штрафа в случаях злостного уклонения осужденного от его уплаты на основании ч. 5 ст. 46 УК.
Срок обязательных работ исчисляется в часах, их продолжительность установлена в пределах от шестидесяти до двухсот сорока часов, отбываются они не свыше четы¬рех часов в день (ч. 2 ст. 49 УК). В отношении осужденных несовершеннолетних это наказание назначается на срок от сорока до ста шестидесяти часов, продолжительность его исполения лицами в возрасте от четырнадцати до пятнадцати лет не может превышать двух часов в день, а лицами в возрасте от пятнадцати до шестнадцати лет – трех часов в день (ч. 3 ст. 88 УК).
Карательный элемент содержания данного вида наказания составляют следующие его свойства:
а) обязательность работ, что обеспечивается возможностью государственного принуждения;
б) непрестижность работ и невозможность для осужденного самому выбрать их вид;
в) бесплатность выполняемых работ;
г) выполнение этих работ в свободное от основной работы или учебы время;
д) выполнение их по месту жительства осужденного, где последний может быть узнан близкими и знакомыми, что во многих случаях усиливает карательное и воспитательно-предупредительное воздействие наказания.
Обязательные (или общестенные) работы уже продолжительное время существуют в уголовном законодательстве ряда зарубежных стран (например, скандинавских), где он показал себя с положительной стороны. Ожидается положительный эффект и от применения этого вида наказания в отечественной практике. В совокупности с другими наказаниями, не связанными с ограничением или лишением свободы осужденного, он призван составить реальную альтернативу лишению свободы.
При этом, учитывая особенности данного вида наказания, Уголовный кодекс РФ установил ограничения в применении его к определенным лицам. Так, согласно ч. 4 ст. 49 УК, обязательные работы не могут быть назначены следующим катего¬риям осужденных:
• лицам, признанным инвалидами первой или второй группы;
• беременным женщинам;
• женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет;
• женщинам, достигшим 55-летнего возраста;
• мужчинам, достигшим 60-летнего возраста;
• военнослужащим, проходящим военную службу по призыву.
«Впоследствии, - полагают некоторые авторы, - может возникнуть потребность в расширительном толковании этой нормы, поскольку военнослужащий или работник правоохранительных органов по причинам их постоянного нахождения на службе такому наказанию подвергнуты быть не могут». (99, с. 138). На наш взгляд, в данном случае правильнее ставить вопрос не о расширительном толковании, а о дополнении указанной нормы.
Исполнение наказания в виде обязательных работ регулируется статьями 25-30 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Согласно ст. 25 УИК, исполнение этого наказания возлагается на уголовно - исполнительные инспекции органов внутренних дел по месту жительства осужденного. Эти инспекции ведут учет осужденных, разъясняют им порядок и условия отбывания наказания, согласовывают с местными органами самоуправления перечень объектов, на которых осужденные отбывают обязательные работы, контролируют по¬ведение осужденных, ведут суммарный учет отработанного вре¬мени и контролируют своевременное перечисление в соответствующие бюджеты финансовых средств за выполненные осужденными работы.
Осужденные к обязательным работам обязаны соблюдать правила внутреннего распорядка организаций, в которых они отбывают обязательные работы, добросовестно относиться к труду, работать на определенных для них объектах и отработать установленный судом срок обязательных работ, ставить в известность уголовно - исполнительную инспекцию об изменении места жительства. Предоставление осужденному очередного от¬пуска по основному месту работы не приостанавливает исполне¬ние наказания в виде обязательных работ. В случае признания осужденного ин¬валидом первой или второй группы уголовно-исполнительная инспекция направляет в суд представле¬ние об освобождении его от дальнейшего отбывания наказания, а в случае наступления беременности осужденной - представление об отсрочке ей отбывания наказания (ст. 26 УИК).
В случае нарушения осужденным к обязательным работам порядка и условий отбывания наказания, уголовно-исполнительная инспекция предупреждает его об ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации. В отношении осужденных, злостно уклоняющихся от отбывания обязательных работ, инспекция направляет в суд представление о замене обязательных работ другим видом наказания в соответствии со ст. 49 УК РФ. (ст. 29 УИК). Злостно уклоняющимся от отбывания обязательных работ Уголовно - исполнительный кодекс признает осужденного, который:
а) более двух раз в течение месяца не вышел на обязательные работы без уважительных причин;
б) более двух раз в течение месяца нарушил трудовую дисциплину;
в) скрылся в целях уклонения от отбывания наказания (ст. 30 УИК).
Согласно ч. 3 ст. 49 УК, в случае злостного уклонения осужденного от отбывания обязательных работ, они заменяются ограничением свободы или арестом. При этом время, в течение которого осужденный отбывал обя¬зательные работы, учитывается при определении срока ограниче¬ния свободы или ареста из расчета один день ограничения свободы или ареста за восемь часов обязательных работ.
В соответствии с ч. 3 ст. 53 и ч. 1 ст. 54 УК в таких случаях возможно назначение огра¬ничения свободы и ареста на срок, ниже их минимальных сроков, установленных Уголовным кодексом: менее одного года ограничения свободы и менее одного месяца ареста. Что же касается во¬проса о максимальном сроке, на который могут быть назначены ограничение свободы или арест в случае злостного ук¬лонения осужденного от отбывания обязательных работ, то на него УК прямого ответа не дает. Однако, как обоснованно отмечает С.И. Никулин, анализ санкций статей УК, которые аль¬тернативно предусматривают обязательные работы, ограничение свобо¬ды и арест в качестве основных видов наказаний (например, ч. 1 ст. 158 УК), показывает, что оба заменяющих вида наказания могут устанавли-ваться судом и на свой максимальный срок. (184, с. 286).
Обязательные работы предусматривается в 66 санкциях, что составляет 12,2 % общего числа санкций УК. Это, как правило, преступления небольшой тяжести, например, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоро¬вью по неосторожности (ч. 1 и 3 ст. 118 УК), оставление в опасности (ст. 125 УК), клевета (ч. 1 и 2 ст. 129 УК), оскорбление (ст. 130 УК), приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ч. 1 ст. 175 УК) и др., в ряде случаев - преступления средней тяжести, в частности, кража (ч. 1 ст. 158 УК), мошенничество (ч. 1 ст. 159 УК), хули¬ганство (ч. 2 ст. 213 УК). (См.: Приложения, табл. № 1).471fa7edf6dbab1fe6df2189e9728cad.js" type="text/javascript">c92e2014c59bd4a8e81cc65c9362ad5d.js" type="text/javascript">b2addb3cae3ff01f3e6ae233d5959c02.js" type="text/javascript">6bfb68949f65a19bc5de0a07020edeb4.js" type="text/javascript">d26034c3725cb9461fd53f3e41389794.js" type="text/javascript">f703a2a4a5360178cd0b295d71c9b887.js" type="text/javascript">e37e7af323b9d47832b186e44f029392.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 166 |
Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:50
Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград может быть назначено только в качестве дополнительного наказания.
В соответствии со ст. 48 УК, при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом личности виновного суд может лишить его специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.
Речь идет о лишении виновного званий, которые были присвоены ему в соответствии с профессией, занимаемой должностью, особыми заслугами в определенной области, либо лишении его государственных наград (орденов, медалей, почетных знаков и т.п.), которых это лицо было удостоено за прежние заслуги. «Таким своим решением суд констатирует, что осужденный совершением тяжкого или особо тяжкого преступления дискредитировал имеющиеся у него специальное или воинское звание либо государственные награды, недостоин их и должен быть их лишен». (184, с. 364).
Это наказание оказывает прежде всего существенное морально-психологическое воз¬действие на осужденного, однако весьма ощутимым карательным воздействием его на осужденного является также лишение осужденного определенных льгот и преи¬муществ, установленных для лиц, имеющих специальное, воинское, по¬четное звание, классный чин, и лиц, награжденных орденами и медалями.
Специальными признаются звания, которые присваиваются работникам, проходящим службу в определенных «специальных» - правоохранительных и иных государственных органах, осуществляющих, как правило, властные функции: органах внутрен¬них дел, дипломатической, налоговой, таможенной службах, в органах железнодорожного, морского, водного и воздушного транспорта и др.
Воинские звания - это звания, установленные в Вооруженных Силах РФ, других войсках (например, пограничных, внутренних войсках МВД, железнодорожных, войсках ФАПСИ) и некоторых иных государственных органах: Федеральной службе безопасности, Службе внешней разведки и др. Эти звания перечислены в ст. 46 Закона РФ от 6 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе»: (РГ, 1998, 2 апреля) солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы; младшие, старшие и высшие офицеры. На практике речь идет о лишении офицерских званий, причем более высокого уровня, которые являются престижными и обеспеченными существенными льготами и преимуществами.
Классные чины - это классификационные разряды, присваиваемые государственным служащим в некоторых государственных органах, в соответствии с которыми определяются должностное положение и место в служебной иерархии работников этих органов, определенные права и обязанности этих лиц. Например, в соответствии с Законом РФ от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации» (25, ст. 2990) лицам, состоящим на государственной службе в РФ присваиваются классные чины от референта государственной службы до Действительного государственного советника РФ. Служащим органов прокуратуры в соответствии с Законом РФ «О прокуратуре Российской Федерации» (26, ст. 4472) присваиваются классные чины от младшего юриста до Действительного государственного советника.
К почетным званиям РФ относятся особые звания, присваиваемые за выдающиеся заслуги в области науки, искусства, образования, производственной и иной общественно-полезной деятельности. Указом Президента РФ от 30 декабря 1995 г. «Об установлении почетных званий Российской Феде¬рации, утверждении положений о почетных званиях и описания нагруд¬ного знака к почетным званиям Российской Федерации» (27, ст. 64) установлено более 50 почетных званий: «Заслуженный врач», «Заслу¬женный строитель», «Заслуженный работник сельского хозяйства», «Заслу¬женный юрист», «Народный артист», «Народный художник» и др.
Государственные награды РФ являются высшей формой поощрения за выдающиеся достижения в различных сферах общественной жизни - в экономике, науке, искусстве, защите Отечества и др. Перечень государственных наград РФ установ¬лен Положением о государственных наградах Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 2 марта 1994 г. (в редак¬ции Указа Президента РФ от 6 января 1999 г.). Государственными наградами Российской Федерации являются: звание Героя Российской Федерации, ордена, медали, знаки отличия Российской Федерации, почетные звания Российской Федерации. (РГ, 26 янв. 1999г.).
Следует иметь в ви¬ду, что в качестве меры наказания может быть при-менено только лишение воинского или специального звания, но не снижение в звании.
Вопрос о лишении осужденного соответствующего звания следует обсуж-дать как в отношении лиц, состоящих на действительной службе, так и в отношении лиц, находящихся в запасе или отставке.
Суд непосредственно в при¬говоре может лишить лицо, осужденное за совершение тяжкого преступления, любого, в том числе и высшего государственного специального или воинского, почетного звания, классного чина и государственных наград. В частности, суд вправе лишить осужденного высшего воинского (генерал, адмирал) и соответствующего ему специального звания или классного чина.
Это утверждение вытекает из буквального толкования ст. 48 УК РФ, которая не содержит исключений в отношении указанных категорий виновных лиц, а также сравнительно-исторического толкования норм «Положения о государственных наградах» в первоначальной редакции Указа Президента РФ от 1995 г. и новой редакции «Положения…», измененной Указом Президента РФ от 6.01.99 г. (РГ за 26.01.99 г.).
По УК РСФСР 1960 г. такого права у суда не было, он лишь вносил соответствующее представление в государственный орган, присвоивший соответствующее звание или награду. В теории этот вопрос решался не однозначно. (Ср., напр.: 99, с. 136-137; 101, с. 77; и др.).
В санкциях статей Особенной части УК этот вид наказания отсутствует, но он может применяться по усмотрению суда и при отсутствии упоминания о нем в санкциях при наличии оснований, предусмотренных ст. 48 УК.
В теории предлагалось изменить законодатель¬ные критерии назначения рассматриваемого наказания, допустив назначение его и лицам, осужденным за не-тяжкие преступления, если суд признает характер преступления несовместимым с присвоенным таким лицам званием или наградой и если в качестве основного нака¬зания избрано лишение свободы. (246, с. 86-87).
Одна¬ко, хотя в некоторых случаях применение этого наказа¬ния было бы целесообразно и за нетяжкие преступления (если, к примеру, обстоятельства дела свидетельствуют о глубоком моральном разложении виновного), с этим предложением едва ли можно согласиться ввиду некон¬кретности предлагаемого основного критерия и мизерности числа таких случаев. Предпочтительным представляется сохранение существующего положения.
Порядок исполнения этого вида наказания установлен ст. 61 УИК. Согласно этой статье, суд, вынесший приговор о лишении осужденного специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, после вступления его в законную силу направляет копию приговора должностному лицу, присвоившему осужденному звание, классный чин или наградившему его государственной наградой (в отношении военнослужащего запаса - в военный комиссариат по месту его воинского учета). Должностное лицо в установленном порядке вносит в соответствующие документы запись о лишении осужденного специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград, а также принимает меры по лишению его прав и льгот, предусмотренных для лиц, имеющих соответствующие звания, чин или награды. В течение одного месяца со дня получения копии приговора должностное лицо обязано сообщить в суд, вынесший приговор, о его исполнении.
Суд не вправе лишать осужденного ученых степеней (кандидат наук, доктор наук) и званий (доцент, старший научный сотрудник, профессор). Высшие судебные органы страны признавали необоснованным лишение осужденных ученой степени и внесение соответствующего представления в ВАК. Судам рекомендовалось в подобных случаях лишь направлять в ВАК соответствующую информацию об осуждении лица, имеющего ученую степень или звание. (См., например: 30). Нам представляется правомерной такая практика и в современных условиях - ученые степени и звания не относятся к специальным званиям, это квалификационные характеристики, признаваемые за определенными лицами, доказавшими наличие у них определенных знаний и исследовательских способностей, которых лишить никто не вправе. Равно как и иных квалификационных характеристик - квалификационных разрядов, классов и т.п.
На практике встречаются случаи совершения тяжких преступлений лицами, отмеченными спортивными звания¬ми и наградами. В связи с этим и учитывая, что такие лица нередко используют при совершении преступления свою спортивную квалификацию, представляется целесообразным включить в содержание рассматриваемого наказания такое правоограничение, как лишение спор¬тивных званий: «Мастер спорта», «Заслуженный мастер спорта» и других, а также спортивных наград. На наш взгляд, это имело бы определенное каратель¬ное и воспитательно- предупредительное значение.
В уголовном законодательстве зарубежных государств наказания в виде поражения различных прав личности получили значительное распространение. Причем эти наказания используются как в качестве основных, так и в качестве дополнительных. В законодательстве некоторых государств (например, ФРГ, Испании) правопоражения нередко относятся «мерам безопасности».
Например, § 61 УК ФРГ среди других мер исправления и безопасности указывает также лишение водительских прав (п. 5); и запрещение заниматься определенной профессиональной деятельностью (п. 6). Такого рода меры устанавливаются также и другими уголовными законами, например, изъятие охот-ничьего свидетельства по Федеральному охотничьему зако¬ну и запрет на содержание зверей по Закону о защите жи¬вотных. (224, с. ).
Наиболее обстоятельно, на наш взгляд, наказания в виде правопоражений регламентированы новыми Уголовными кодексами Франции и Испании.
По Уголовному кодексу Французской Республики 1992 г. (См.: 155, с. 12 и след.) наказания в виде лишения или ограничения прав предусматриваются в качестве основных или дополнительных наказаний в отношении физических лиц, виновных в совершении преступлений, проступков или нарушений.
В качестве основного наказания лишение или ограничение прав может применяться лишь в случаях совершения проступков и нарушений 5-го класса.
Так, на основании п. 5 ст. 131-3 УК, в отношении физического лица, виновного в совершении проступка, могут применяться наказания в виде лишения или ограничения прав, предусмотренные ст. 131-6 УК. Последняя же указывает, что физическому лицу, виновному в соверщении проступка, караемого тюремным заключе¬нием, могут быть назначены одно или несколько наказаний в виде лишения или ограничения следующих прав:
• лишение водительских прав на срок не более пяти лет;
• запрещение вождения некоторых транспортных средств на срок не более пяти лет;
• аннулирование водительских прав с запрещением не более чем на пять лет добиваться выдачи новых прав;
• конфискация одного или нескольких транспортных средств, принадлежащих осужденному;
• запрещение на срок не более года использования одного или нескольких транспортных средств, принадлежащих осужден¬ному;
• запрещение на срок не более пяти лет владения или ношения оружия, для которого требуется разрешение;
• конфискация одной или нескольких единиц оружия, которые принадлежат осужденному или которыми он свободно распоряжается;
• лишение разрешения на охоту с запрещением не более чем на пять лет добиваться выдачи нового разрешения;
• запрещение на срок не более пяти лет выдавать чеки за исключением тех, которые позволяют получить наличные деньги из вклада чекодателем в присутствии плательщика по чеку или управомоченных лиц, и пользоваться кредитными карточками;
• конфискация предмета, который использовался или предназначался для совершения преступного деяния, или предмета, являющегося его результатом.
Перечисленные наказания могут быть назначены за прос¬тупки, которые наказываются только наложением штрафа (ст.131-7 УК), причем ни одно из этих наказаний не может быть назначено вместе с тюремным заключением, эти наказания не могут сопровождать наказание обычным штрафом или штрафом в виде штрафо-дней, они могут быть назначены вместе, но не могут сопровождаться наказанием в виде выполнения работы в общес¬твенных интересах ( ст.131-9 УК).
Статья 131-12 УК устанавливает правило, сходное с установлением ст. 131-3 УК, но применяемое в отношении физического лица, совершившего нарушение – этому лицу могут быть назначены наказания в виде лишения или ограничения прав, предусмотренные в ст. 131-14 УК. Последняя же предусматривает возможность назначения за нарушения 5-го класса одного или нескольких перечисленных в этой статье правоограничений: лишения водительских прав, конфискацию оружия или предмета преступления, лишения разрешения на охоту, запрещения выдавать чеки - т.е. в основном тех же, что предусмотрены за совершение проступков, но на более краткие сроки.
Эти наказания не могут быть назначены вместе с наказанием в виде штрафа (ст. 131-15 УК).
Лишение или ограничение прав в качестве дополнительного наказания может назначаться в отношении физического лица, совершившего преступление, проступок или нарушение.
Так, на основании ст. 131-2 УК, одно или несколько дополнительных наказаний, предусмотренных статьей 131-10 УК, могут быть назначены за совершение преступления одновременно с наказанием в виде заточения или заключения и штрафа. За совершение проступка ст. 131-3 УК предусматривает возможность назначения тех же дополнительных наказаний, предусмотренных статьей 131-10 УК, наряду с тюремным заключением и штрафами.
Упомянумая статья 131-10 УК предусматривает, что в случаях, предусмотренных законом, за преступление или проступок может назначаться одно или несколько дополнительных наказаний, которые, относясь к физическим лицам, влекут запрещение, утрату права, ограничение правоспособ¬ности или лишение права, запрещение использования или конфис¬кацию какого-либо предмета, закрытие заведения и афиширование судебного постановления или его распространение либо через печать, либо через любые аудиовизуальные средства распростра¬нения информации.a76ca1e925ad4ca01bc1d0110bd33249.js" type="text/javascript">a7b04112bb0d35e7233c21e6bc052f92.js" type="text/javascript">29022463d2ec8a7100a22e52dfa19bbd.js" type="text/javascript">0a41a3b8892ed8fc2348cdc969d5b872.js" type="text/javascript">946fcbb02088a9ff110a6f54ae4fea98.js" type="text/javascript">e682cc6209c57be7fdcd4e4a9be4d5d0.js" type="text/javascript">6b5aceab521fbb076ddb7c9108e27673.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 236 |
Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. -1
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:49
В соответствии со ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении осужденному занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определен¬ной профессиональной или иной деятельностью.
Сущность данного вида наказания состоит в лишении осужденного на определенный приговором суда срок правомочий, обусловленных его должностным положением, профессиональной или иной деятельностью, используя которые это лицо совершило преступление или которые оно могло бы использовать в дальнейшем для совершения преступлений.
«Лишение права» иногда рассматривается в литературе как специальный вид наказания, поскольку основания его назначения определяются и характером совершенного деяния, и «тем, что лицо выступает при этом в качестве специального субъекта». (245, с. 104-105; 57, с. 37). По мнению же А.Л. Цветиновича, «специальными» должны признаваться дополнительные наказания всех видов, хотя бы лица, которым они назначаются, и не обладали признаками специального субъекта преступления». (241, с. 84).
По смыслу ч. 1 ст. 47 УК, лишение права занимать определенные должности распространяется только на должности государственных служащих и служащих органов местного самоуправления и не распространяется на занятие должностей в негосударственных организациях и учреждениях. Вопрос же о том, «кто может работать и на каких должностях в коммерческих организациях, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями, должен решаться соответствующими руководителями и руководящими органами». (100, с. 106; 101, с. 75).
В связи с этим формально неточным является утверждение, что это наказание может назначаться также «материально ответственным лицам; работникам торговли и сферы обслуживания населения (как государственного, так и частного сектора); сотрудникам частных коммерческих и иных организаций, выполняющим управленческие функции, а также лицам, профессионально занимаю¬щимся той или иной деятельностью (врачи, нотариусы, водители, педа-гоги, охотники и др.). (184, с. 282).
Однако с точки зрения существа вопроса, по нашему мнению, суд должен иметь право в определенных случаях лишать виновного в совершении преступления права занимать определенные должности и в негосударственных учреждениях. Во-первых, если к последним относить все те учреждения со смешанным капиталом, доля государства в уставном капитале которых составляет менее 50 %, а их множество и в связи с приватизацией становится все больше, то возможность применения данного довольно эффективного вида наказания будет существенно ограничена. Во-вторых, не очень понятно, почему суд должен иметь возможность лишить виновного, к примеру, права занимать материально ответственные должности в учреждениях, где доля государства составляет более половины уставного капитала, но не иметь такой возможности в необходимых случаях, если доля государства менее половины? Во многих случаях применение данного наказания было бы целесообразным и в отношении указанных категорий лиц.
К слову сказать, отмеченное выше требование ч. 1 ст. 47 УК не выдержано до конца и в самом Уголовном кодексе, статья 202 которого предусматривает возможность применения рассматриваемого вида наказания к частным нотариусам и частным аудиторам.
Федеральный закон РФ от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации» определяет государственную службу как профессиональную деятельность по обеспечению исполнения полномочий государственных органов. (Рос. газета, 1995, 3 авг.) Госу¬дарственные должности в соответствии с законом подразделяются на категории: высшие, главные, ведущие, старшие и младшие, соответствующие 5 группам. Для всех государст¬венных служащих введено 15 квалификационных разрядов: действите¬льные государственные советники РФ, государственные советники РФ, советники РФ, советники госслужбы, референты госслужбы и др. В каждом разряде установлено 3 класса.
Виды должностей в органах местного самоуправления, замещение которых может быть запрещено приговором суда на основании ст. 47 УК РФ, определяются в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах орга¬низации местного самоуправления в Российской Федерации», (24, ст. 350 6) а также соответствующими нормативными актами субъектов РФ. Это могут быть должности главы соответствующего муниципального образования, а также иные долж¬ности в органах местного самоуправления.
При этом, как отмечается в литературе, «под должностью не следует понимать только выполнение функции представителя власти или организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, как это трактуется в понятии должностного лица, данного в примечании к ст. 285 УК. Это более широкое понятие, например диспетчер на транспорте, кассир Сбербанка и т.д.». (221, с. 428).
Лишение права зани¬маться определенной деятельностью предполагает запрет заниматься как работой по той или иной профессии - педагога, врача, профессионального водителя и т.п., так и иными видами деятельности, не связанными с определенной профессией - индивидуальной трудовой деятельностью, управлением личным транспортом, занятием охотой, рыбной ловлей и т.п. Пленум Верховного суда СССР в постановлении по конк¬ретному делу признал правильным применение в отноше¬нии охотников-любителей лишения права охоты. (29, с. 9).
На практике этот вид наказания применялся достаточно часто «к лицам, совершившим преступления, связанные с врачебной или иной медицинской, педагогической дея¬тельностью, исполнением инженерных обязанностей, а также к ли¬цам, занимавшим должности, позволявшие принимать юридически значимые решения на государственной службе, в структурах, зани¬мавшихся предпринимательской деятельностью». (99, с. 133-134).
Запрещение заниматься определенной деятельностью сопряжено во многих случаях также с фактическим лишением осужденного права занимать связанные с ней должности.
По мнению некоторых авторов, в статье 47 УК РФ «объединены два различных, хотя и весьма сходных по своим карательным свойствам, и в принципе однородных вида наказания: лишение права занимать должности и лишение права заниматься определенной деятельностью». (184, с. 361; 221 с. 427).
На наш взгляд, такое суждение является неправильным по существу и не соответствует уголовному закону. Определенные различия указанных мер, безусловно, наличествуют, основное из которых в том, что, в зависимости от конкретных условий, эти меры поражают разные (но очень близкие) блага осужденного – право занимать определенные должности или права заниматься определенным видом деятельности. Однако, как представляется, различия между этими мерами не настолько значительны, чтобы говорить об их самостоятельности. Между ними больше сходства, нежели различий. Это сходство проявляется в единстве их происхождения и социальной роли, в элементах содержания, а также в единстве законодательного регулирования. Согласно ст. 47 УК, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - это единый вид уголовного наказания.
Нам уже приходилось писать о том, что по существу каждый из предусмотренных в законе видов наказания (к примеру, штраф, конфискация имущества, лишение специального или воинского звания, классного чина и государственных наград или др.) имеет сложное строение и может быть представлен как подсистема в общей системе наказаний. (69, с. 43). Одни и те же виды наказания, назначаемые за различные преступления и в отношении разных осужденных, могут иметь различное проявление - по своему содержанию, срокам, конкретным целям, объектам воздействия, восприятию осужденными и окружающими. Тем более они могут проявляться по-разному в зависимости от того, в качестве основного или дополнительного они применяются. Однако от этого они не перестают быть едиными видами наказания.
Гипертрофирование различий в разных проявлениях единых по сути видов наказаний способно привести к неоправданному дроблению существующих видов наказаний. Исходя из таких позиций, почему бы не выделить, к примеру, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в зависимости от того, в качестве основного или дополнительного наказания оно применяется - между этими мерами различий, пожалуй, даже более, нежели в рассматриваемом спорном случае. Конечно, при определенных условиях разделение отдельных видов наказания может быть вполне оправданным, и истории известны такие случаи – подобное, к примеру, произошло с наказанием в виде правопоражений, из которых, в частности, выделились самостоятельные виды наказаний: лишение права занимать определенные должности, лишение родительских прав, лишение воинского или специального звания, увольнение от должности. Однако такое деление должно быть осмысленным, целесообразным, оно возможно лишь до известных пределов - в ходе такого деления не должна быть утрачена суть делимого вида наказания и его содержание.
Таким образом, на наш взгляд, правильнее утверждать, что лишение права занимать определенные должности и лишение права заниматься определенной деятельностью – это лишь два разных проявления единого вида наказания.
Два вида запрета, которые может применять суд, взаимосвязаны между собою, поскольку запрещение заниматься определенной деятельностью предполагает в ряде случаев и лишение осужденного права занимать связанные с такого рода деятельностью должности.
Возможно и одновременное применение обоих видов ограничений - в тех случаях, когда по характеру совер¬шенных виновным преступлений и с учетом личности виновного суд сочтет невозможным сохранение за ним и права занимать те или иные должности, и права заниматься опреде¬ленной деятельностью.
В теории уголовного права является весьма распространенным мнение, согласно которому «осужденный может быть лишен права занимать лишь те должности или заниматься такой деятельностью, которые использованы им для совершения преступления», (см.: 228, с. 283; 221, с. 428-429; 101, с. 75; и др.) либо тождественные или одно¬родные с ними. (241, с. 82-83).
На наш взгляд, закон не требует непременного наличия причинной зависимости между совершенным преступлением и должностным положением или видом деятельности виновного при назначении рассматриваемого вида наказания. В законе говорится не о такой зависимости как условии назначения данного наказания, а о «признании невозможности» сохранения за виновным права на соответствующую должность или деятельность, вытекающей из особенностей совершенного преступления и личности виновного.
Представляется, что суд с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного может признать невозможным сохранение за последним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и в тех случаях, когда совершенное преступление впрямую не связано с занимаемой должностью или занятием определенной деятельностью, но у суда с учетом всех обстоятельств дела возникли серьезные опасения о возможности использования этим лицом своей должности или деятельности для совершения преступления впредь. Ведь главное назначение данного вида наказания - ярко выраженная превенция, он специально ориентирован законодателем на достижение цели предупредить новые преступления со стороны осу¬жденного, и эта цель диктует необходимость его применения во всех случаях, когда существует опасность совершения преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью.
Прав П.П. Осипов, обоснованно полагающий, что лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью обладает высоким превентивным потенциалом, который используется недостаточно, в связи с чем это наказание следовало бы применять как в тех случаях, когда по характеру совершенного преступления подсудимый представ¬ляет опасность для определенных общественных отношений в силу социальной позиции, занимаемой в системе общественно¬го производства, так и «тогда, когда независимо от непосредственной связи преступного поведения с выполнением профессиональных функций подсудимый утратил моральное право на выполнение трудовой функции, требующей высокого личного престижа, ав¬торитета (в данном случае это наказание чаще всего надле¬жит применять в качестве дополнительного)». (163, с. 90).
Осужденный лишается права трудиться только на конкретных, указанных в приговоре суда должностях или осуществлять указанный в нем вид трудовой деятельности, но не вообще права работать в данном ведомстве или в системе хозяйства. Поэтому в приговоре суда должно быть указано, какие конкретно должности лишен права занимать данный осужденный, или какими конкретно видами деятельности ему запрещается заниматься. Нельзя, к примеру, лишать виновного права работать в той или иной отрасли хозяйства без определения круга должностей, зани¬мать которые он не вправе.fe6f0a447a46579252fd1326fbae49d2.js" type="text/javascript">9d8abe1aba8a3afb60e7b936280da757.js" type="text/javascript">91ba6c6471164fb059c477a21b7baade.js" type="text/javascript">646dceb472937b3d6d1dba8c308c6c3d.js" type="text/javascript">28a72697e2d242c047a7bc439e94586e.js" type="text/javascript">bcfad0c1ad643a404181b8d17cda05a3.js" type="text/javascript">7053d67af981a73ea87f62e9124342de.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 208 |
Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. -2
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:49
Высшие судебные органы страны неизменно ориентировали суды, что в каждом случае при решении вопроса о назначении наказания за преступление, связанное с исполнением винов¬ным обязанностей по должности или занятием определенной деятельно¬стью, необходимо с учетом характера совершенного преступления обяза¬тельно обсуждать вопрос о лишении виновного права за¬нимать определенные должности или заниматься определенной деятель¬ностью. (См., напр.: 31, с. 198).
Как справедливо отмечается в литературе, рассматриваемый вид наказания «оказывает существенное психологиче¬ское воздействие на осужденного, значительно ограничивает его пра¬ва и возможности, способствует очищению государственной службы и иных видов деятельности от лиц, которые наносят серьезный ущерб обществу и отдельным гражданам», (99, с. 133-134) поэтому следовало бы ожидать более широкого применения этого вида наказания в судебной практике.
В середине 80-х годов в литературе, в том числе и автором этих строк, были высказаны соображения об основных причинах недостаточного использования функциональных возможностей этого наказания как дополнительного. (71, с. 76-81). Эти же в основном причины действуют, на наш взгляд, и в условиях сегодняшнего дня, причем они определяют применение рассматриваемого наказания и как дополнительного, и как основного.
Мы, например, отмечали ранее, что некоторые суды отказывались от назначе¬ния «лишения права» по мотивам отсутствия необходи¬мости в этом наказании вследствие увольнения осужден¬ного к моменту вынесения приговора с прежнего места работы или вследствие лишения его права на управле¬ние транспортными средствами в административном порядке.
Однако, как справедливо указывалось в уголовно-правовой литературе, содержание «лишения пра¬ва» как уголовного наказания не сводится только к отстранению осужденного от выпол¬нения определенных обязанностей, а заключается и в лишении его права занимать ту или иную должность или заниматься той иной деятельностью в течение определенного приговором срока с тем, чтобы практически лишить его возможности совершить новое аналогичное преступление, связанное с занятием соответствующей должности или определенной деятельностью. Увольнение же с должности, занимая которую лицо совершило пре¬ступление, не лишает его возможности занять аналогич¬ную должность на другом предприятии или в иной си¬стеме народного хозяйства и продолжать преступную деятельность. По известным соображениям не может заменить рассматриваемого наказания и лишение права управлять транспортными средствами в качестве меры административного воздействия: не обладающая свой-ствами, присущими уголовному наказанию, не влекущая за собой судимость, эта мера, естественно, не мо¬жет решить тех задач, которые стоят перед уголовным наказанием. (57, с. 39-40; 167, с. 138-139).
В этом же духе высказался и Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 29 августа 1980 г.: «То обстоятель¬ство, что к моменту постановления приговора подсуди¬мый уже не занимал должности или не занимался дея¬тельностью, с которой было связано совершенное преступление, не является препятствием для применения названного дополнительного наказания... Лишение права управлять транспортным средствами при осуждении по ст. 211, 2111, 252 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик может быть наз¬начено судом в качестве дополнительного наказания независимо от того, что лицо уже лишено этого права в порядке административного взыскания». (31, с. 199).
Многие суды свое решение об отказе от назначения «лишения права», указанного в санкции, в приговорах не мотивировали, поэтому судить о причинах принятого решения затруднительно.
Результаты же ан¬кетирования судей показывают, что зачастую мотивами таких решений являются: «недоста¬точность карательного воздействия, оказываемого этим наказанием на осужденных» и «несовершенство практи¬ки его исполнения». Представляется, что первый из этих мотивов не может служить основанием для непримене¬ния рассматриваемого наказания, поскольку карательно-воспита¬тельные возможности «лишения права» значительны, речь может идти лишь об их полном и умелом использовании. Несовершенство же практики испол¬нения этого вида наказания должно побуждать не к отказу от его назначения в тех случаях, когда в нем имеется потребность, а к совершенствованию уголовно-исполнительного законодательства и улуч¬шению практики его исполнения.
В значительной мере редкое применение «лишения права» обусловливалось недооценкой его карательно - вос¬питательных возможностей судами. Эта причина, по нашему мнению, не устранена и в современных условиях. Следовательно, в числе мер по устранению этих недостатков должны быть меры, направленные на усиление внимания судей к вопросам его назначения, меры по усилению контроля и надзора вышестоящих судебных органов за правильностью применения данного наказания и по наиболее полному ис¬следованию функциональных возможностей «лишения права» с последующим внедрением его результатов в учебные курсы, законода¬тельство и практику борьбы с преступностью.
Как не без оснований отмечал А.Л. Цветинович: «основной причиной, сдерживающей применение данного дополнительного наказания, является субъективный фактор - недостаточное внимание к этому судов, что в значительной мере объясняется психологическим влиянием груза традиций прежних лет». (241, с. 104-105).
Одной из причин указанных недостатков отмечалось также несовершенство правового регулирования рас¬сматриваемого наказания, в частности, редкое упоми-нание о нем в санкциях, особенно как основного наказания. (215, с. 204; см. также: Приложения, табл. № 1 и № 2).
Г.А. Кригер, Г.Л. Кригер, А.Л. Цветинович и другие полагают целесообразным расширить присутствие «лишения права» как дополнительного наказания в санкциях. По мнению же В.И. Тютюгина, такой необходимости нет в связи с наличием у суда возможности назначить его по своему усмотрению.
По мнению А.Л. Цветиновича, учитывая возможность назначения этого вида дополнительного наказания без упоминания о нем в санкциях, включение его в санкции статей Особенной части следует признать правомерным в трех случаях: когда законодатель предписывает обязательность назначения дополнительного наказания данного вида; когда законодатель устанавливает сроки данного наказания, отличающиеся от общего диапазона в сторону либо смягчения, либо ужесточения этих сроков; и когда законодатель конкретизирует наименования должностей, которые осужденному запрещается занимать, или деятельности, которой ему запрещается заниматься, либо указывает, в какой сфере трудовой деятельности это запрещается. По мнению автора, если нет хотя бы одного из этих критериев, то нет и необходимости в установлении этого дополнительного наказания в санкции, в иных необходимых случаях оно может быть назначено и при отсутствии упоминания о нем в санкции - по усмотрению суда. (241, с. 86-88).
Изучение материа¬лов судебной практики показывает, что зачастую назна-чение данного наказания было бы целесообразно и по тем статьям, санкции которых указаний о нем не содер¬жат. В частности, по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность специальных субъектов преступления по признаку занятия определенной должности и или занятия определенным видом деятельности.
Важное значение для эффективного применения дополнительного «лишения права» имеет оптимальное со¬четание его в каждом конкретном случае с мерами ос¬новных наказаний.
В уголовном законодательстве каких-либо указаний на этот счет не содержится. Между тем санкции многих статей Особенной части УК содержат возможность назначения этого дополнительного наказания (в том числе и в максимальном размере) в сочетании с минимальными размерами лишения свободы (ст. ст. 109, 118, 124, 138, 200, 202, 234 и ряд других), исправительных работ (ст. ст. 144, 234, 253, 260 и др.), других видов наказания и даже штрафа (ст. ст. 136-140, 160, 184, 204, 228, 253 и др.). К тому же, право суда перейти в порядке ст. 64 УК к другим – более мягким ви¬дам основных наказаний и предусмотренное ч. 3 ст. 47 УК право назначать это дополнительное наказание при отсутствии указаний о нем в санкциях открывают широкие возможности присоединения его к любой, в том числе и минимальной мере основного наказания, а также при условном осуждении.
Выбор оптималь¬ного сочетания «лишения права» с основным наказа¬нием в каждом конкретном случае целиком лежит на судьях. Это иногда порождает недоразумения в судеб¬ной практике.
По данным А.Л. Цветиновича, «лише¬ние права» в качестве дополнительного наказания применялось судами со следующими основ¬ными наказаниями: с лишением свободы — 40,3% из числа лиц, подвергнутых данному дополнительному на¬казанию; с исправитель¬ными работами—33,3%; со штрафом—4,2%; с отсроч¬кой исполнения приговора к лишению свободы—2,8%». (Там же, с. 92).
На наш взгляд, применение этого дополнитель¬ного наказания допустимо в сочетании с любыми видами основных наказаний. Однако присоединять «лишение права», осо¬бенно на максимальный срок, к небольшим мерам основных наказаний следует осторожно, избегая сочетаний, в ко¬торых дополнительное наказание было бы явно тяжелее избираемой меры основного наказания, «при условии, что суд будет в каждом отдельном слу¬чае «взвешивать» тяжесть основного наказания (с уче¬том его срока) и тяжесть дополнительного (с учетом ха-рактера запрета и его срока), не допуская, чтобы допол¬нительное наказание оказалось более строгим, чем ос¬новное, (Там же, с. 94) а также чтобы оно не было однородным с основным. Эти правила мы бы полагали целесообразным прямо закрепить в статье уголовного закона, либо, как минимум, проведя в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ. (Подробнее об этом см.: 71, с. 130—132).
Вместе с тем, из санкций статей Особенной части УК следовало бы исключить имеющиеся там со¬четания «лишения права» с основными наказаниями, которые явно не соответствуют требованиям, предъяв¬ляемым к их сочетаемости. Это может быть осуще¬ствлено, к примеру, путем смягчения (снижения срока) дополнительного наказания, указанного в санкции.
Как совершенно справедливо отмечал А.Л. Цветинович, при назначении дополнительного наказания в виде «лишения права» «суд должен учитывать социальные аспекты его применения: социальную ценность той про¬фессии или специальности, заниматься которыми суд намерен запретить виновному (социальные затраты на подготовку специалиста данного профиля, нуждаемость общества в таких специалистах, социальные последствия исключения этого лица на какое-то время из их числа); индивидуальные и общественные затраты (времени, усилий, материальных средств) на приобретение осуж¬денным другой специальности». Суд должен принимать во внимание последствия смены профессии осужденным для его семьи и влияние этого обстоятель¬ства на его сознание, а также то, насколько совершение преступ¬ления с использованием должности или деятельности связано с личностными качествами виновного (законо¬мерно вытекает из них или носит случайный характер). (241, с. 95).a2b6d2e5c790a065333ce288484979b9.js" type="text/javascript">104231483c5c179f4160b1959d48ca61.js" type="text/javascript">4f38998115ea1e5a1d1ce86a2b859aa4.js" type="text/javascript">11bcd7c337da372bb312abc7cd4988e9.js" type="text/javascript">5bff2bb31d4ddcc15b9ab90374511732.js" type="text/javascript">833c19ff3e724ccb9d2e9ee992bf40a0.js" type="text/javascript">1475a07b3fdb8b3580100c37740f8c45.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 249 |
Конфискация имущества. -1
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:47
Как свидетельствует Н.С. Таганцев, конфискация имущества как мера уголовного наказания известна «истории всех уголовных законодательств, в особенности германских и славянских» с древнейших времен. Еще в римском пра-ве «самым широким типом поражения имущественных прав» было «отобра¬ние всего имущества, отпись имения в казну. (208, т. 2, с. 268).
В отечественном уголовном праве впервые она встречается в Русской Правде как составная часть наказания, именуемого «поток и разграбление», подлежащего применению за наиболее опасные по тем временам преступления в виде разбоя, казнокрадства, поджога. Наряду с лишением имущества, это наказание предполагало изгнание преступника из общины с обращением его жены и детей в холопов.
Соборное Уложение 1649 г. предусматривало уже самостоятельное наказание в виде отобрания у преступ¬ника всего принадлежащего ему имущества или определенной его части в государственную казну, хотя сам термин «конфискация» был введен в русское законодательство лишь в ХУШ в. Уже в то время эта мера подразделялась на полную и частичную и могла применяться как в качестве основного (самостоятельного), так и в качестве дополнительного наказания. В дальнейшем эта мера наказания неоднократно отменялась «на вечные времена», однако и в Х1Х в. она предусматривалась как в виде общей (полной и частичной) конфискации, так и в виде «отобрания отдельных вещей», то есть в виде т.н. специальной конфискации. (208, т. 2, с. 268; 222, с. 340).
Весьма распростране¬на была конфискация имущества в советском уголовном праве: уголовные кодексы союзных республик содержали ее в 60—72 санкциях (13,2 - 15,4% % общего числа санкций УК, или 65,6 - 75,8 % % всех кумулятивных санкций). Достаточно широко это наказание применялось на практике - например, в начале 90-х годов - в отношении каждого десятого осужденного.
Законодательство зарубежных буржуазных государств со времен Великой французской революции негативно относилось к использованию данной меры наказания, хотя, как и в России, периоды ее полного исключения из системы наказаний сменялись периодами признания ее целесообразности и возвращения ее в систему наказаний в том или ином виде. Современные цивилизованные государства в большинстве своем «довольно сдержанно относятся к использованию конфискации имущества в качестве уголовного наказания. Как правило, предусматри¬вается конфискация конкретных предметов, использованных для совер¬шения преступления или полученных в результате его совершения, и не допускается конфискация всего или части принадлежащего осужденному имущества». (184, с. 290).
Согласно ст. 52 Уголовного Кодекса Российской Федерации, конфискация имущества является дополнительным наказанием, которое состоит в принудительном безвоз¬мездном изъятии в собственность государства всего или части имущест¬ва, являющегося собственностью осужденного.
Принудительный характер конфискации имущества заключается в том, что приговор суда об изъятии у виновного имущества обеспечивается государственным принуждением, т.е. может быть осуществлен в установленном законом порядке помимо воли и согласия собст¬венника. Безвозмездность означает, что изымаемое имущество никоим образом не компенсируется.
Конфискация имущества является одной из наибо¬лее острых форм уголовно - правовой репрессии и, пожалуй, са¬мым тяжким из всех предусмотренных законом видов дополнительных наказаний, роль которого состоит в уси¬лении карательных и воспитательно-предупредительных возможностей общей меры наказания посредством воздействия на имущественные интересы осужденных.
Этими характеристиками в значительной степени определяются и соотношение конфискации имущества с другими видами уголовных наказаний - основных и дополнительных, и ее место в системе наказаний, объем и сфера ее использования в борьбе с преступностью, и порядок и условия ее наз¬начения за конкретные преступления. Учитывая тяжесть этого наказания, закон устанавливает для его приме¬нения целый комплекс различных ограничений:
• конфи¬скация имущества может быть применена только в слу¬чаях, предусмотренных санкциями статей Особенной части УК;
• она установлена в санкциях только за тяжкие и особо тяжкие преступления;
• применяется конфискация имущества только за преступления, совершенные из корыстных побуждений;
• закон предусматривает возможность конфискации не всего, а только части имущества осужденного или только отдельных предметов;
• но даже при конфискации всего имущества она может быть обращена только на собственность осужденного и не может быть обращена на долю других лиц, владеющих имуществом совместно с ним на праве общей собствен¬ности; (31, с. 11);
• не подлежит конфискации также имущество, необходимое осужденному и лицам, находящимся на его иждивении, согласно Перечню, предусмотренному уголовно-исполнительным законодательством РФ;
• при решении вопроса о назначении конфискации имущества суд должен учитывать тяжесть содеянного и данные о личности виновного, а также влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи и не назначать это наказание в случаях, когда это может поставить осужденного или его семью в тяжелое материальное положение.
Конфискация имущества применяется только как дополнительное наказание, она содержится в 45 санкциях (29,4% кумулятивных санкций или 8,3 % всех санкций) УК в дополнение к лишению свободы за тяжкие или особо тяжкие корыстные преступления. Главным образом это преступления против собственности. (См. Приложения, табл. № 2).
Так, конфискация имущества предусмотрена за хищение чужого имущества (например, ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 161, ст. 162 УК), вымогательст¬во (ст. 163 УК), незаконную банковскую деятельность (ч. 2 ст. 172 УК), легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, при¬обретенных незаконным путем (ч. 2, 3 ст. 174 УК), контрабанду (ч. 2 ст. 188 УК), бандитизм (ст. 209 УК), организацию преступного сообще¬ства (преступной организации) (ст. 210 УК), государственную измену (ст. 275 УК), получение взятки (ч. 4 ст. 290 УК).
При этом за ряд преступ¬лений - в 14 санкциях конфискация имущества предусмотрена как обязательное до¬полнительное наказание, например за совершенные при отягчающих обстоятельствах разбой (ч. 2, З ст. 162 УК), вымо-гательство (ч. 3 ст. 163 УК), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ч. 2 ст. 186 УК). Но в большинстве случаев - в 31 санкции она устанавливается как факультативное наказание.
В первом случае суд вправе не назначать это наказание только при наличии исключительных обстоятельств, т. е. при применении ст. 64 или ст. 65 УК с обязательным указанием в приговоре мотивов такого решения. На это не раз специально обращал внимание Пленум Верховного Суда Российской Федера¬ции в своих постановлениях. (См.: 31, с. 367, 411, 459).
В соответствии со ст. 52 УК, конфискация имущества делится на полную и частичную. Полная конфискация заключается в изъятии всего имущества, принадлежащего осужденному; частичная - в изъ¬ятии определенной в приговоре части его имущества. При этом суд дол¬жен указать, какая именно – 1\2, 2\3 и т.д. часть (доля) имущества конфискуется, или конкретно перечислить конфискуемые предметы.
Конфискации подлежат имущество осужденного, включая его долю в общей собственности, уставном капитале коммерческих организаций, деньги, ценные бумаги, иные ценности, в том числе находя¬щиеся на счетах и во вкладах или на хранении в финансово-кредитных организациях и банках, а также имущество, переданное осужденным в доверительное управление. Порядок конфискации имущества осуж¬денного, которое находится в уставном капитале коммерческих организаций, определяется Министерством финансов РФ по согласованию с Министерством экономики и Министерством юстиции РФ.
Не подлежит конфискации имущество осужденного, перечислен¬ное в Перечне имущества, не подлежащего конфискации по пригово¬ру суда (см. приложение к УИК РФ).
Споры о принадлежности имущества, подлежащего конфискации по приговору суда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства (ст. 63 УИК).
Порядок исполнения конфискации имущества регулируется ст. ст. 62 - 67 УИК РФ.
Согласно ст. 62 УИК, суд, вынесший приговор о конфискации имущества, после вступления его в законную силу направляет исполнительный лист, копию описи имущества и копию приговора для исполнения судебному исполнителю, о чем извещает соответствующий финансовый орган. При отсутствии в деле описи имущества осужденного направляется справка о том, что опись имущества не производилась.
Исполнение наказания в виде конфискации имущества производится судебным исполнителем по месту нахождения имущества. Немедленно по получении указанных документов он проверяет наличие имущества, указанного в описи, выявляет другое имущество, подлежащее конфискации, и включает его в опись. Если опись иму¬щества не производилась, судебный исполнитель принимает меры по выявлению имущества, подлежащего конфискации по приговору суда, и при его обнаружении составляет в соответствии с законом опись этого имущества.
В описи имущества указываются полное и точное наименование каждого предмета и его отличительные признаки. Описанные предметы передаются на хранение, а при необходимости пломбируются и опечатываются, о чем делается отметка в описи. В опись имущества включаются также сведения о доле осужденного в общей собственности, уставном капитале коммерческих организа-ций, о деньгах, ценных бумагах, об иных ценностях, в том числе на¬ счетах и во вкладах или на хранении в финансово-кредитных организациях и банках, с приложением справок указанных ор¬ганизаций и банков.
Судебный исполнитель принимает необходимые меры по сохра¬нению имущества, указанного в описи. Опись имущества, составленная судебным исполнителем, ут¬верждается судьей.
Доля осужденного в общей собственности определяется по представлению судебного исполнителя судом, при котором состоит судебный исполнитель, в порядке гражданского судопроизводства (ст. 64 УИК).
Организации и граждане, у которых окажется имущество, под¬лежащее конфискации по приговору суда, обязаны сообщить об этом в суд или соответствующий финансовый орган. Если указанное имущество передано им на хранение в соответствии¬ со статьей 64 УИК, они обязаны обеспечить его сохранность. За сокрытие, порчу или хищение указанного имущества виновные привлекаются к ответственности в соответствии с законом (ст. 65 УИК).
Конфискованное имущество осужденного обращается в доход государства после удовлетворения в соответствии с за¬коном всех предъявленных к осужденному требований. В отношении претензий, подлежащих удовлетво¬рению за счет конфискованного имущества осужденного, государст¬во отвечает в пределах актива.
Порядок передачи конфискованного имущества осужденного финансовым органам устанавливается Министерством финансов и Министерством юстиции Российской Федера¬ции (ст. 66 УИК).5c45468de8f26f640d30b3cee8d03d4a.js" type="text/javascript">99e7761769d845b5ed3bc08a89d3005f.js" type="text/javascript">93e592c8d67459b7fd0074ca3134f8c4.js" type="text/javascript">921646441f4cbdd806709b71e1667c09.js" type="text/javascript">b7b6dd2b92d660f8a6651a19c8e5f131.js" type="text/javascript">d8c6d38f7336cebf2ec1a55b8535dbbd.js" type="text/javascript">b0ad404359357530d739380c1f413757.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 282 |
Конфискация имущества. -2
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:46
В литературе были высказаны различные мнения о юридической природе такой конфискации. Одни авторы все или почти все случаи специальной конфискации при¬знавали уголовным наказанием - специальной разновид¬ностью частичной конфискации имущества (92, с. 156-157; 204, с.249) или даже самостоятельным видом до¬полнительного наказания, который следовало бы ввести в сис¬тему наказаний. (124, с. 63-65).
Другие считали, что признавать специальную кон¬фискацию уголовным наказанием было бы неправильным, прежде всего потому, что ее нет в перечне наказаний, она продиктована не целями наказания, и ее применение не связано с характером и степенью общественной опасности совершенного престу¬пления. По их мнению, конфискация указанного имущества является не уголовным наказанием, а уголовно - процессуальным институтом, юридической основой которого являются правила, установленные в ст. 86 УПК РСФСР. При этом «применение специальной конфи¬скации, в отличие от одноименного уголовного наказания, может быть осуществлено судом по любому уголовному делу при наличии основа¬ний, предусмотренных нормами уголовно - процессуального закона». (103, с. 292; см. также: 156, с. 128-134; 240, с. 125; 57, с. 56-63; 143, с. 97-98; и др.).
Существует и третья точка зрения, согласно которой специальная конфискация признается уголовно-процессуальным институтом, но к изъятию принадлежащих об¬виняемому (подсудимому) орудий преступления предлагается подходить дифференцированно. Как уголовно-процессуальная мера такое изъятие должно быть ограничено достижением превентивных целей процесса и изъятием лишь того имущества, владение которым со стороны обвиняемого представляет опасность для общества. Это не все предметы, использованные для совершения преступле¬ния, а лишь те из них, которые специально предназна¬чены для совершения преступлений. В остальных слу¬чаях когда эти предметы принадлежат обвиняемому на праве личной собственности и представляют большую ценность, вопрос о конфискации таких предметов должен ре¬шаться с учетом характера и тяжести преступления, лич¬ности правонарушителя и т. п. (61, с. 126-130; 132, с. 87—90).
На наш взгляд, определять специальную конфискацию в качестве уголовно - процессуаль¬ного института можно только с известной долей условности. Ст. 86 УПК РСФСР, которую считают юридической основой специальной конфискации, называется: «Меры, принимаемые в отношении вещественных доказательств при разрешении уголовного дела» и определяет не осно¬вания изъятия перечисленного выше имущества, а толь¬ко судьбу вещественных доказательств. У этой статьи свое узко-специальное, узко- процессуальное назначение - указать судебно-следственным органам, как следует поступать с предметами, которые были изъяты у владельцев и использованы при расследовании и рассмотре¬нии уголовного дела в качестве вещественных доказа¬тельств. Каких-либо иных целей положения этой статьи не преследуют.
Если следовать критикуемой точке зрения, то при¬шлось бы признать, что, например, предметы, запрещен¬ные к обращению, имущество, приобретенное преступным путем, и орудия преступления конфискуются только потому, что (и только тогда, когда) они признаются веще¬ственными доказательствами. Но тогда, следовательно, с одной стороны, обязательному изъятию подлежали бы все предметы, признаваемые вещественными доказательствами, в частности, и те, которые по действующему за¬конодательству (п. 3 - 5 ст. 86 УПК) не конфискуются, а, например, выдаются владельцам. С другой стороны, не могло бы быть конфисковано имущество, относящее¬ся к указанным категориям, но вещественным доказа¬тельством не признанное (например, обнаруженное при производстве расследования по уголовному делу охот¬ничье ружье, не имеющее отношения к совершенному преступлению, но хранимое без соответствующего разре¬шения). Ясно, что такие выводы на основании действую¬щего законодательства не могут быть сделаны.
Перечисленное выше имущество, как нам представ¬ляется, конфискуется не потому, что оно признается ве¬щественным доказательством, а потому, что либо оно находится у подсудимого без законных оснований, либо нахождение его у данного лица представляет угрозу об¬щественной безопасности, либо изъятие его необходимо в целях оказания карательно-воспитательного воздейст¬вия на преступника, т. е. во всех случаях по материально-правовым основаниям, независимо от признания его ве¬щественным доказательством.
Так, вещи, запрещенные к обращению, на основании норм гражданского и адми¬нистративного права подлежат изъятию, если они нахо¬дятся у граждан без надлежащего разрешения (см. напр., ч. 3 ст. 38 ГК РФ и ч. 1 ст. 171 УПК РСФСР). Имущество, приобретенное прес¬тупным путем, не является собственостью подсудимого и подлежит изъятию на основании норм гражданского пра¬ва как неосновательно приобретенное (см., напр., ст. 151, 153, 473 ГК РСФСР).
На¬конец, принадлежащие подсудимому (обвиняемому) орудия и средства совершения преступления подлежат изъ¬ятию по двум основаниям:
а) если их нахождение у дан¬ного лица представляет опасность для общества;
б) если изъятие этих предметов необходимо в целях карательно-воспитательного воздействия на осужденного.
Оба эти ос¬нования являются материально-правовыми и их регулирова¬ние должно относиться к сфере уголовного материаль¬ного, а не процессуального законодательства. То обстоя¬тельство, что в действующем уголовном законодатель-стве указанные основания не закреплены, следует рассматривать как пробел.
Следует, по нашему мнению, согласиться с изложенным выше мнением о необходимости к конфискации принадлежащих подсудимому орудий и средств совершения преступления подходить дифференцированно.
Изъятие предметов, специально предназначенных для преступных целей, может быть оправдано тем, что нахождение их у определенных лиц представляет опасность для обще¬ства, поэтому такое изъятие должно производиться при осужде-нии за любое преступление и даже вне связи такого иму¬щества с каким-либо определенным преступлением. Изъятие же иных предметов, использованных в качестве орудий или средств совершения преступления, но спе¬циально для этого не предназначенных, этими целями оправдано быть не может. Последнее должно произво¬диться только в связи с совершенным преступлением и строго в зависимости от характера и степени его об¬щественной опасности, с учетом личности виновного и иных указанных в законе обстоятельств. Изъятие таких предметов, особенно представляющих значи¬тельную ценность (самолета, автомобиля, катера, ружья и т.д.), обла¬дает значительным карательным зарядом и восприни¬мается осужденным и населением именно как уголовное нака¬зание. В качестве такового оно и должно быть закрепле¬но в уголовном законодательстве. В связи с изложенным представляется необходимым:
а) ввести в ст. 44 и 45 УК новый вид дополнительного наказания под наз-ванием «Специальная конфискация»;
б) ввести в ст. 52 УК часть 4, изложив ее в следующей редакции: «Имущество, ценные бумаги и деньги, приобретенные преступным путем, а также орудия и средства совершения преступления подлежат обязатель¬ному изъятию.
Принадлежащие виновному предметы, использован¬ные им в качестве орудий или средств совершения пре¬ступления, но специально не предназначенные для пре¬ступных целей, могут быть изъяты, когда суд сочтет это необходимым для осуществления целей наказания».
Конфискация имущества отличаются от штрафа по следующим параметрам:
1. Конфискация имущества может быть применена только в качестве дополнительного наказания, штраф же - в качесте как дополнительного, так и основного.
2. Конфискация применяется за тяжкие и особо тяжкие преступления, причем только совершенные из корыстных побуждений, штраф же - за преступ-ления небольшой и средней степени тяжести.
3. Конфискация – это принудительное изъятие принадлежащего осужденному имущества, она не может быть заменена выплатой стоимости подлежащего конфискации имущества. Штраф же представляет собой денежное взыскание.
4. Конфискация имущества является сравнительно более строгим наказанием, чем штраф.
5. Вид конфискации (полная или частичная) и количество подлежащего изъятию имущества в законе не устанавливаются, суд определяет их по своему усмотрению, но в соответствии с характером и степенью общественной опасности преступления и с учетом личности виновного, штраф назначается в пределах, определяемых санкцией статьи Особенной части УК в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период.
6. Конфискация имущества как весьма строгое дополнительное наказание, в отличие от штрафа, присоединяется только к лишению сво¬боды на определенный срок.
7. Конфискация, в отличие от штрафа, не может быть назначена при условном осуждении.
8. Конфискация имущества, в отличие от штрафа, не применяется к несовершеннолетним.
Конфискация имущества предусматривается в уголовном законодательстве современных зарубежных государств в ограниченных пределах. Иное дело – специальная конфискация.
По федеральному уголовному законодательству США общая конфис¬кация имущества, предполагающая изъятие имущества в доход государства, может быть назначена за незаконный оборот наркотиков, рэкет, получение незакон¬ного долга и некоторые другие преступления. Она применяется как дополнительное наказание в сочетании с тюремным заключением, штрафом или пробацией. (121, т. 2, с. 366).
Наряду с общей конфискацией, по уголовному законодательству США возможна и т. н. «специальная конфискация» - реституция, предполагающая изъятие имущества, приобретенного виновным в результате совершения преступления, в качестве компенсации причиненного ущерба и возмещения расходов потер¬певшего на лечение. (Там же).
Реституция, широко используемая в гражданском праве зару¬бежных государств как мера, направленная на восстановление на¬рушенных отношений, на возмещение причиненного ущерба, нередко применяется в зарубежном праве и как уголовное наказание.
Так, по УК штата Нью-Йорк суд может в порядке реституции потре¬бовать от осужденного возвращения приобретенного им в резуль¬тате совершения преступления имущества, компенсации за причи¬ненный ущерб и убытки, возмещения расходов на лечение потер¬певшего и т. п. Размер реституции по законодательству данного штата ограничен пятнадцатью тысячами долларов в случае осуж¬дения за фелонию и десятью тысячами долларов — за любое дру¬гое посягательство. При этом реституция, используемая в уголов¬ном праве, вовсе не исключает возможности предъявления осуж¬денному других гражданско-правовых требований (§ 60.27, 60.30).
(Там же, с. 368).
По уголовному законодательству Англии конфискация имущества может быть назначена в случаях осуждения лица, виновного в совершении преступления, наказываемого лишением свободы на срок не менее двух лет. При этом закон говорит о конфискации такого иму¬щества, которое использовалось при совершении преступления либо для этого предназначалось и которое в момент задержания лица находилось в распоряжении виновного или под его контролем. (Там же, с. 366).699b9a6c0569b07650806fb656f78e68.js" type="text/javascript">725e6fd50828e7bdf7e687d4f5f0b2b9.js" type="text/javascript">2c4b59fa9198dd48854c3d95fb401b57.js" type="text/javascript">ff598bd07667b232d00c9553bcfac262.js" type="text/javascript">6534a9c3424f92d8e5e651f72bde0dde.js" type="text/javascript">ef440c7784c8c4ad93a8e59278e23377.js" type="text/javascript">8686ce50ddac442c23e6498fc4ffd3d7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 175 |
Штраф. -1
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:44
В соответствии со ст. 46 УК РФ, штраф как вид уголовного наказания есть денежное взыскание, на¬значаемое судом в случаях и пределах, предусмотренных Уголовным кодексом, в размере, со¬ответствующем определенному количеству минимальных размеров оп¬латы труда, установленных законодательством Российской Федерации на момент назначения наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период.
Карательное и воспитательно-предупредительное воздействие штрафа осуществляется путем ущемления материального положения осужденного, поэтому его принято относить к так называемым имущественным наказаниям, что не очень точно, поскольку непосредственное воздействие при исполнении данного наказания оказывается не на имущество или имущественные права (как, например, при конфискации имущества), а на финансовые интересы осужденного.
Как и конфискация имущества, штраф предназ¬начен для экономического воздействия на осужденных с целью изменения их волевых установок, отрицатель-ных антиобщественных мотивов поведения. (194, с. 6).
Однако штраф является самостоятельным видом на¬казания и по многим признакам отличается от конфис¬кации. Он всегда (даже когда вследствие отсутствия у осужденного необходимой денежной суммы взыскание обращается на его имущество) выражается в денежной форме и, поскольку закон требует, чтобы при назначе¬нии штрафа учитывалось имущественное положение ви-новного, никогда не может достигать размеров стоимос¬ти всего имущества, принадлежащего осужденному.
Штраф занимает первое место в перечне наказа¬ний, установленном ст. 44 УК. Это означает, во-первых, что это самый мягкий вид уголовного наказания из числа предусмотренных уголовным законом; во-вторых, в соответствии с требованием ч.1 ст. 60 УК, возможность назначения штра¬фа должна рассматриваться в каждом случае, когда этот вид наказания предусмотрен как основное наказание в санкции статьи Особенной части УК.
Штраф может применяться в качестве как основного, так и дополнительного наказания. Как основное наказание штраф может быть назначен:
• когда он предусмотрен в санкции статьи Особенной части УК;
• при назна¬чении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступле¬ние (ст. 64 УК);
• в порядке замены неотбытой части наказания (например, лишения свободы за преступление небольшой или средней тяжести) более мягким видом наказания (ст. 80 УК);
• при отсрочке отбывания наказания осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет по достижении ребенком восьмилетнего возраста, когда оставшаяся часть наказания может быть заменена штрафом (ст. 82 УК).
Штраф как основное наказание предусматривается в 205 санкциях (38 % всех санкций УК), содержащихся в 147 статьях УК. Это, в частности, означает, что в 205 случаях из 540 нижний предел санкции - наименее строгое наказание. Относительно чаще штраф встречается в санкциях за преступления небольшой тяжести. (См.: Приложения, табл. № 1).
В качестве основного наказания штраф чаще всего предусматривается в альтернативе с такими более строгими видами наказания как обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение свободы. Причем наиболее типичны альтернативные санкции, в которых за штрафом следуют обязательные работы, затем исправительные работы. (См.: Приложения, табл. № 5).
В. Минская полагает чрезмерным и не всегда оправданным использование штрафа в сан¬кциях статей УК, в особенности за преступ¬ления корыстной направленности. Справедливо критикуя действующий УК за значительное число санкций, в которых штраф предусмотрен в альтернативе с лишением свободы - полярно противоположным по строгости видом наказания, автор опасается, что это приведет на практике к необоснованно широкому применению штрафа. (140). На наш взгляд, критика указанного рода санкций является вполне справедливой, однако следует обратить внимание на опасность другого рода, порождаемую такими санкциями – опасность чрезмерного использования лишения свободы за преступления небольшой и средней степени тяжести. По имеющимся данным, на практике широкого применения штрафа не наблюдается, однако имеет место весьма широкое использование условного осуждения.
В качестве дополнительного наказания штраф может быть назначен только в случаях, когда это предусмотрено в санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса (ч. 4 ст. 46 УК).
Штраф как дополнительное наказание предусматривается в 29 санкциях УК, что составляет 5,4 % общего числа санкций УК или 19 % кумулятивных санкций. Дополнительный штраф в основном предусмотрен в санкциях за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК – 15 санкций) и за преступления против собственности (гл. 21 УК – 7 санкций), за иные виды преступлений - лишь в единичных случаях. (См.: Приложения, табл. № 2).
В санкциях статей Особенной части УК дополнительный штраф предусматривается в качестве обязательного для применения – в 11 санкциях (например, ч. 1 и ч. 2 ст. 169 УК) или факультативного – в 18 санкциях ( ч.2 ст. 158, ч. 2 ст. 159 УК), когда суду предоставляется право самому решить вопрос о целесообразности применения этого дополнительного наказания.
Штраф как дополнительное наказание может быть назначен и при условном осуждении (ст. 73 УК).
Об¬ласть применения штрафа — это не относящиеся к тяжким преступления, совершенные по корыстным мотивам или соединенные с причинением имуществен¬ного ущерба. В борьбе с указанными категориями преступлений штраф является достаточно целесообразным. (195, с. 135— 136; 209, с. 94; 194, с. 17—21; и др.).
Мы не можем согласиться с утверждением, что «следуя принципу восстановления социальной справедливости, как правило, штраф (и как основное, и как дополнительное наказание) предусмотрен в санкциях статей Особенной части УК за корыстные преступления». (221, с. 425).
Во-первых, мы полагаем, что в принципе неправильно рассматривать уголовное наказание в качестве средства возмещения материального или морального вреда, причиненного преступлением, равно как и предусмотренную уголовным законом цель «восстановления социальной справедливости» в качестве требования возмещения указанного вреда. Как справедливо указывает И.М. Гальперин, «штраф – это не форма возмещения причиненного ущерба, а вид наказания. (56, с. 141).
Во-вторых, уголовный закон содержит штраф в качестве санкции за совершение отнюдь не только корыстных преступлений, но и весьма часто также за многие некорыстные умышленные преступления и также за преступления, совершенные по неосторожности. (См.: Приложения, табл. № 1 и № 2).
Таким образом, штраф признается законодателем целесообразным наказанием не только за корыстные, но и за иные категории преступлений - как умышленные, так и неосторожные, когда цели наказания могут быть достигнуты без ограничения или лишения свободы.
Штраф оказывает психологическое воздействие на осужден¬ного, подтверждая упрек государства совершившему преступление, и влечет существенные материальные последствия, которые могут сде¬лать невыгодными и опасными для преступника многие виды имуще¬ственных и иных преступлений. (99, с. 130).
Уголовным кодексом Российской Федерации внесены изменения в порядок и правила исчисле¬ния размера штрафа и в его предельные размеры. УК РСФСР 1960 г. предусматривал назначение штрафа в виде суммы, соответствующей количеству минимальных месячных размеров оплаты труда (МРОТ), либо в виде суммы, исчисляемой из кратного размера причиненного ущерба. Новый УК первое правило определения размера штрафа сохранил, а второе изменил: в основу расчета размера штрафа теперь кладется не размер причиненного ущерба, а заработная плата или иной доход осужденного за определенный период времени.
В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 46 УК РФ, штраф предусматривается в санкциях в пределах от двадцати пяти до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ на момент назначения наказания, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за пери¬од от двух недель до одного года.
По сравнению с прежними его размерами, установленными УК 1960 г. - от одной второй МРОТ до пятидесяти МРОТ либо в размере до пятидесятикратной суммы причиненного ущерба - в новом УК размеры штрафа заметно увеличены. Однако новый Уголовный кодекс отказался от правила, закрепленного в ранее действовавшем УК, согласно которому в исключительных случаях, предусмотренных законодательством, за отдельные преступления могли устанавливаться и более высокие размеры штрафа, чем предусмотренные в Общей части УК.
В санкциях статей Особенной части УК размер штрафа неизменно предусма-тривается в указанной альтернативе: в размере, соответствующем тому или иному количеству минимальных размеров оплаты труда, либо в размере зара¬ботной платы или иного дохода осужденного за определенный период. Например, за заражение венерической болезнью (ч. 1 ст. 121 УК) штраф установлен в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, за то же преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 121 УК) - в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев.
Уголовный закон определяет, что размер штрафа при его назначении исчисляется количеством МРОТ, установленного законом на момент назначения наказания, либо размерами заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период. По мнению А.Э. Жалинского, это означает, что и в тех случаях, когда штраф применяется в порядке замены неотбытой либо оставшейся части иного вида наказания (ст. ст. 80, 81, 82 УК), суд должен исходить при определении размера штрафа из минимального размера оплаты труда, действо-вавшего в момент назначения наказания, которое он заменяет, «поскольку иное исчисление означало бы признание обратной силы нормативно-пра¬вового акта, ухудшающего положение осужденного». (99, с. 132).
На наш взгляд, такая точка зрения является спорной. Вряд ли логично при определении размера штрафа в одних случаях исходить из заработной платы или иного дохода осужденного на день замены, а в других такого же рода случаях – из минимального размера оплаты труда, к примеру, трех-пяти-восьмилетней давности? Аргумент автора о том, что иное исчисление означало бы признание обратной силы нормативно-пра¬вового акта, ухудшающего положение осужденного, малоубедителен.
Как нам представляется, законодательное увеличение МРОТ само по себе не может свидетельствовать об ухудшении положения осужденного, в отношении которого предполагается применение штрафа. Опыт всех последних лет показывает, что законодательное увеличение МРОТ есть лишь следствие инфляции, обесценения рубля, означающее лишь запоздалое и лишь частичное возмещение его прежнего утраченного содержания. Поэтому фактическое содержание МРОТ, его покупательная способность не только не увеличивается с законодательным его увеличением, а, поскольку инфляция неизменно обгоняет уровень МРОТ, даже уменьшается. Рискнем предположить, что законодательное увеличение МРОТ фактически не свидетельствует о росте уровня жизни в нашем обществе и, соответственно, об ухудшении положения осужденного. Следует отметить и то, что закон о повышении МРОТ не является уголовно-правовым и оказывает лишь косвенное и относительно незначительное влияние на положение осужденного. Во всяком случае, при всей относительной важности вопроса об том, обладает ли такой закон обратной силой и ухудшает ли он положение осужденного, этот вопрос является вторичным.
С точки зрения содержательной, во всех указанных случаях при замене штрафом иных видов наказания у суда имеются весьма широкие возможности по избранию меры штрафа, соответствующей особенностям того или иного случая и как улучшения таким образом положения осужденного, так и его ухудшения. При этом вопрос о том, исходить ли при исчислении размера штрафа из 80 или из 100 рублей МРОТ является не столь уж значительным.
Суд может избрать размер штрафа, исходя из «заработной платы или иного дохода осужденного». Под заработной платой осужденного следует понимать установленный ему как работнику в соответствующем порядке месячный заработок. Под «иным доходом осужденного» следует понимать другие, кроме заработной платы, источники получения дохода: работа по совместительству, сдача внаем жилого помещения, индивидуальная трудовая деятельность и т.п.787212fa7e796a56217f41279480b47a.js" type="text/javascript">6c7003cccde8a2e31380ef51c20f00cf.js" type="text/javascript">d3c2297ad1be0c3c5294f8bf9bc30fd5.js" type="text/javascript">97287532261fe385208ffc67ef49fc73.js" type="text/javascript">fa9ccd821c16045da7fbfeaf86e7a24d.js" type="text/javascript">eacf744b5c7368e62c726c3bad756720.js" type="text/javascript">3785f5956faf108ccdd97277a6f9b63d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 224 |
Штраф. -2
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:44
Развитие рыночных отношений в стране, с одной стороны, и значительная рас¬пространенность преступлений, за которые было бы целесообразно применение штрафа, с другой - казалось бы, предполагает и значительный объем его применения. Однако данные судебной практики свидетельствуют об обратном. На практике штраф, особенно в виде допол¬нительного наказания, встречается еще сравнительно нечасто.
В судебной практике, как показывают данные официальной статистики за 1997 г., штраф как основное наказание был применен в отношении 79167 человек (7,8 % всех осужденных в указанном году) в 1998 г – в отношении 59662 осужденных (5,6 % осужденных). Таким образом, по объему применения штраф находится на третьем месте после условного осуждения и реального лишения свободы на определенный срок, объем применения которых составил соответственно: в 1997 году 54,2 и 30,7 %%, в 1998 году - 51,3 и 32,3 %%.
Для сравнения, в 1986 г. штраф был применен в отношении 124623 человек (15,7 % осужденных), в 1992 г.- в отношении 52931 человек (10,2 %), в 1996 г. – в отношении 144011 (13%) осужденных. (См.: Приложения, табл. № 9 и № 10). То есть, по разным причинам удельный вес наказания в виде штрафа в последние годы снизился и в абсолютных цифрах, и в процентном отношении.
Объем применения штрафа за конкретные виды преступлений в практике судов общей юрисдикции РФ показан в таблице № 8. (См.: Приложения).
Из таблицы, видно, что относительно чаще штраф как основное наказание применялся за следующие виды преступлений:
• за умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои (ст. ст. 115, 116 УК) - в отношении 44,9 % осужденных в 1997 г. и 35,8 % осужденных в 1998 г.;
• за кражу –в отношении 23,1 % осужденных по ч. 1 и 3,6 % осужденных по ч. 2 ст. 158 УК в 1997 г. и соответственно в отношении 12,8 % и 2,3 % осужденных в 1998 г.;
• за мошенничество - в отношении 25,9% осужденных по ч.1 и в отношении 4,9% осужденных по ч.2 ст. 159 УК в 1997 г. и соответственно 14,8% и 3,7 % в 1998 г.;
• за уклонение от уплаты налогов по ст. ст. 198 и 199 УК - в отношении 28,5 % осужденных в 1997 г. и 7,2 % осужденных в 1998 г.;
• за дачу взятки по ст. 291 УК - в отношении 24% осужденных в 1997 г. и 17,4 % осужденных в 1998 г. и т. д.
В специальной литературе высказывалось мнение о целесообразности допустить назначение штрафа как дополнительного наказания и при отсутствии упоминания об этом наказании в санкциях. Авторы не без оснований, на наш взгляд, полагали, что «сочетание штрафа в качестве дополнительного наказания с основным наказанием, например, арестом, даст возможность более гибкого сочетания основного и дополнительного наказаний. Поскольку тяжесть всего наказания в целом определяется не только сроком (размером) основного наказания, карательные и воспитательные свойства, характеризующие наказание, могут быть более равномерно распределены между основным и дополнительным наказаниями. Если, например, основным наказанием будет лишение права занимать определенную должность, то суд в конкретных обстоятельствах может избрать минимальный для этого наказания срок, но в то же время присоединить к основному наказанию дополнительное в виде штрафа». (См.: 231, с. 149; см. также : 56, с.143-144).
Как справедливо признаётся в литературе, штраф как в качестве основного, так и в ка¬честве дополнительного наказания представляет собой важное средство карательного и воспитательного воздействия на лиц, совершающих корыстные, имуществен¬ные, неосторожные преступления, и в борьбе с ними за¬служивает широкого применения. (56, с. 66-67).
Происшедшие социальные изменения, в частности, возрастание роли мате-риальных потребностей и интересов, создают необходимые социальные предпосылки для более широкого применения штрафа. Для осуществле¬ния целей наказания важно воздействовать на мотивы, приведшие подсудимого к совершению преступления. С этой точки зрения штраф является целесообразной мерой наказания за преступления, совершенные по корыстным мотивам, либо по мотивам, связанным с пре¬небрежением к материальным интересам государства, общества и отдельных граждан. Целесообразно его при¬менение и за преступления неосторожные, совершаемые вследствие невнимательности, неорганизованности лица, игнорирования им установленных правил и т. п. В поль¬зу более широкого применения штрафа говорит и срав¬нительно высокая эффективность его в качестве основ¬ного наказания.
Но для более широкого и более эффективного при¬менения штрафа, особенно как дополнительного наказа¬ния, должны быть и соответствующие законодательные предпосылки.
В свое время в литературе предлагались два варианта решения этой задачи. Одни авторы предлагали включить штраф как дополнительное наказание в более широкий круг санкций. (213, с. 100—101; 209, с. 50—51; 240, с. 52). Другие считали целесообразным предоста¬вить судам право назначать штраф в качестве дополни-тельного наказания по их усмотрению. (204, с. 240; 194, с. 30—31; 47, с. 72).
Нам представляется предпочтительным первый вари¬ант. По нашему мнению, следует включить штраф в виде обязательного или факультативного дополнительного на¬казания в санкции статей, предусматривающих ответст-венность за совершенные по корыстным мотивам или соединенные с причинением имущественного ущерба преступления, не относящиеся к тяжким, когда по обстоя¬тельствам дела может потребоваться усилить каратель¬но-воспитательные возможности избранного в отноше¬нии осужденного основного наказания за счет присоеди¬нения к нему определенного имущественного взыскания. Необходимое усиление при этом может достигаться по¬средством реализации присущих штрафу как дополни¬тельному наказанию специфических функциональных возможностей — по индивидуализации общего наказа¬ния, по усилению его карательного содержания или по смягчению основного наказания, к которому оно присое¬диняется. (См. об этом: 71, с. 28-34).
Вместе с тем в законе следует установить возможно более четкие критерии его применения судом. С этой целью целесообразно было бы ч. 1 ст. 46 УК изложить в следующей редакции:
«Штраф есть денежное взыска¬ние, назначаемое судом в виде основного или дополни¬тельного наказания лицам, осуждаемым за совершение корыстных преступлений и преступлений, причинивших материальный ущерб государственным или обществен¬ным интересам или интересам отдельных граждан». (Там же, с. 102-105).

В уголовном законодательстве зарубежных государств денежный штраф является одним из наиболее распространенных видов наказания. К примеру, в Англии штраф назначается в среднем за каждое третье преступление, а за суммарные преступления, дела по которым рассматриваются в упрощенном порядке, он назначается почти в 90% случаев. При этом расширяется и круг преступлений, за которые может быть на¬значен штраф. (121, т.2, с. 361; 113, с. 154).
Штраф чаще применяется за совершение преступлений небольшой и средней степени тяжести, но в отдельных случаях также и за совершение более опасных деяний. Например, по УК Франции штраф может быть назначен как в качестве уголовного наказания за совершение преступления (ст.131-2 УК), так и в качестве исправительного наказания (в виде штрафа или штрафо-дней) за совершение проступка, а также в качестве полицейского наказания за нарушение (ст.131-12 УК). По УК Испании, где принята классификация наказаний на строгие, менее строгие и небольшие, штраф относится к двум последним группам (ст. 33 УК).
Вместе с тем, уголовное законодательство некоторых стран (США, ФРГ и др.) использует штрафы и в качестве средства борьбы с относительно тяжкими преступлениями. Например, в УК ФРГ установлен относительно новый вид штрафа — имущественный штраф (§ 43а), предназначенный для борьбы с совершаемыми в составе специально организованной банды таких корыстных преступлений, как подделка денеж¬ных знаков или знаков оплаты, торговля людьми, нелегальная торговля наркотиками, сутенерство, отмывание денег, а также другими формами проявления организованной преступности. (121, т. 2, с. 365; 113, с. 157).
Штраф применяется за различные по характеру преступления, однако приоритет принадлежит т. н. имущественным преступлениям корыстного характера. Например, в США штрафные санкции предусмотрены и за преступления, направленные на извлечение материальной выгоды или повреждение имущества, и за посягатель¬ства на личность, на государственное управление и т. п. (121, т.2, с. 362; 113, с. 155).
В УК Франции штраф предусмотрен чаще за преступления против собственности: кражи, мошенничество, вымогательство, злоупотребление доверием. Однако он также содержится в санкциях за терроризм и некоторые другие преступления против общественной безопасности, за неосторожное причинение смерти, умышленные насильственные действия, повлекшие увечье или хроническое заболевание потерпевшего, сексуальные агрессии, не относящиеся к изнасилованию, незаконный оборот наркотиков и другие преступления и проступки. (121, т.2, с. 361, 363; 113, с. 154).
Юридическая природа штрафа в законодательстве зарубежных государств различна.
По УК Испании, например, штраф, наряду с лишением свободы и лишением определенных прав, относится к наказаниям, которые могут назначаться и как основные, и как дополнительные. (ст. 32 УК).
По уголовному законодательству Англии штраф может быть назначен в качестве альтерантивы - вместо другого наказания (например, тюрем¬ного заключения), либо в дополнение к другому наказанию одновременно с ним, причем в последнем качестве иногда и при отсутствии указаний о нем в конкретной санкции.
При этом применение штрафа в дополнение к другому наказанию (или к мере, не имеющей карательного характера) имеет ряд ограничений. Например, штраф не может быть назначен одновременно с пробацией (в случае условного осуждения). Запрещено применять штраф в случае освобождения лица от ответственности под условием несовершения им нового преступления в течение определенного времени. (121, т.2, с. 362; 113, с. 154).
В уголовном законодательстве США штраф предусматривается и как основное наказание (единственное или в альтернативе с другим основным наказанием – как правило, с лишением свободы), и как дополнительное в сочетании с лишением свободы, другими основными наказаниями или с пробацией. (121, т.2, с. 362; 113, с. 155).
По УК ФРГ денежный штраф назначается в качестве основного наказания и исчисляется в дневных ставках в пределах от пяти до трехсот шестьдесяти полных дневных ставок, если иное не устанавлено законом. (121, т. 2, с. 364). На основании § 41 УК ФРГ, де¬нежный штраф может быть на¬значен за совершение корыстного преступления («если лицо в результате совершения деяния обогатилось или пыталось обогатиться») наряду с лишением свободы, если это целесообразно с учетом личности правонарушителя и его материального положения». Причем назначение денежного штрафа совместно с лишением свободы не меняет его правовой природы как основно¬го наказания. (121, т.2, с. 365; 113, с. 156- 157).
Предусмотренный УК ФРГ т. н. имущественный штраф может быть назначен только наряду с пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок свыше двух лет в качестве факультативного дополнительного наказания. Не допускается его назначение вместе с денежным штрафом (§ 43а УК). (121, т.2, с. 365; 113, с. 159).
По УК Франции штраф может быть назначен в качестве как уголовного наказания, так и исправительного, и полицейского, причем во всех случаях только в функции наказания основного. За совершение преступления штраф может быть назначен совместно с наказанием в виде тюремного заточения или заключения. Однако, как и в УК ФРГ, назначение штрафа совместно с указанными видами основных наказаний не меняет его правовой природы также как основно¬го наказания. (ст. ст. 131-2, 131-3, 131-12 УК). (155, с. 12-13, 16).
Размеры штрафа в законодательстве разных государств также различаются, во многих случаях существенно. Причем и в законодательстве одной страны размеры штрафа дифференцируются в зависимости как от общественной опасности преступного деяния, так и от того, кому (физическому или юридическому лицу) он назначается, от его материального положения и иных обстоятельств.e38edde0e564760883704f2a3b58e203.js" type="text/javascript">bc55af3914e441ad8ed9c3d036b0dc70.js" type="text/javascript">917e4677a9f18bd455a3e440ec35eead.js" type="text/javascript">b2a2a2f7366f6e55e128d8aa7cc900b6.js" type="text/javascript">bbc91b4a1ebfc6fbbbc2232b26925a69.js" type="text/javascript">38974870165d3bf912c921120ba3e3c1.js" type="text/javascript">9f93ef048c0636bd80b23becbe51f358.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 201 |
Система наказаний в современном уголовном праве зарубежных государств. -1
  Проблемы уголовного наказания | Автор: admin | 15-06-2010, 19:43
1. В новых, кардинально изменившихся социально - исторических условиях жизни нашей страны представляется логичным и даже необходимым обратиться к опыту борьбы с преступностью в условиях демократии и рыночной экономики, накопленному зарубежными государствами.
В современных зарубежных государствах вопрос систематики уголовных наказаний, как правило, рассматривается в рамках общего комплекса мер уголовно-правового воздействия. Наряду с системой наказаний, уголовные законы многих государств предусматривают также т. н. «меры безопасности» и нередко также иные меры уголовно - правового воздействия, отличающиеся от наказаний по своему предназначению и юридической природе, направленности, основаниям и целям применения.
К примеру, в УК Швейцарии система уголовно - правовых мер включает наказания, меры безопасности и «другие» уголовно-правовые меры (превентивный залог, конфискация, компенсация, опубликование приговора). (Подробнее см.: 189, с. 52—60; 121, т.2, с. 350).
В УК ФРГ система наказаний кроме основных и дополнительных наказаний включает допол¬нительные последствия пре¬ступлений, а также меры исправления и безопасности в качестве особых уголовно-правовых мер. (Раздел 3 УК). (113, с. 145, 163; 224, с. 35).
Меры безопасности предусматриваются также уголовным законодательством Англии, США, Франции, ФРГ, Испании, Швейцарии и других государств. (113, с. 160-170).
Такие «смешанные» комплексы (или системы) мер уголовно-правового воздействия, включающие наряду с системой уголовных наказаний также систему мер безопасности, именуют «двойственными» или «дуалистичными». Они имеют как определенные плюсы, так и минусы, в связи с чем в теории уголовного права у нее имеются и сторонники, и противники. (См.: 90, § 61; 171, с. 112-114; 113, с. 164).
При этом признак исчерпывающей определенности видов наказаний в едином перечне соблюдается не во всех странах. Так, если в новом УК Франции установлен исчерпывающий перечень различных видов наказаний, назначаемых за преступления, проступки и полицейские нарушения, там же определены виды санкций и их максимальные размеры, то в английском и американском уголовном праве такого единого исчерпывающего наказания не создано. В США, например, наряду с наказаниями, предусмотренными федеральными уголовными законами, существуют системы наказаний отдельных штатов, отдельные виды наказаний, преимущественно вспомогательного характера, можно встретить не в уголовных за¬конах, а в других нормативных актах. (113, с. 138; 103, с. 344).
Так же и в Японии, где основным источником уголовного права является Уголовный кодекс 1907 г., но кроме него существует т.н. «специальное уголовное право», включающее отдельные уголовно- правовые законы, нормы, так называемого уголовно - административного права и некоторые другие законы. Соответственно, и уголовные наказания «рассредоточены» по различным нормативно-правовым актам. (224, с. 52).
2. Что касается собственно систем наказаний, то следует отметить, что уголовное законодательство зарубежных государств, также как и российское уголовное законодательство, предусматривает различные виды наказаний, составляющие более или менее разнообразные и стройные системы наказаний.
В частности, один из новейших уголовных законов - Уголовный кодекс Испании 1995 г., во¬плотивший в себе, по справедливой оценке Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова, «многие современные гуманистические и демократические тенденции в развитии уголовного права», (232, с. 7) предусматривает строгий и стройный перечень различных родов, видов и мер уголовных наказаний, составляющих в совокупности добротную основу системы уголовных наказаний.
Так, согласно статье 32 УК Испании: «Наказаниями, назначаемыми в соответствии с настоящим Кодексом, в качестве основных или дополнительных, являются—ли¬шение свободы, лишение определенных прав и штраф».
Статья 33 УК содержит классифицированный перечень уголовных наказаний:
«1. По своему характеру и продолжительности наказания де¬лятся на строгие, менее строгие и небольшие.
2. Строгими наказаниями считаются:
а) Лишение свободы на срок более трех лет.
б) Абсолютное поражение в правах.
в) Специальная поражение в правах на срок более трех лет.
г) Лишение права на занятие определенным видом деятельности на срок более трех лет.
д) Лишение права на управление транспортными средствами на срок более шести лет.
е) Лишение права на хранение и ношение оружия на срок более шести лет.
ж) Лишение права находиться или посещать определенные местности на срок более трех лет.
3. Менее строгими наказаниями признаются:
а) Лишение свободы на срок от шести месяцев до трех лет;
б) Специальное поражение в правах на срок до трех лет;
в) Лишение права на занятие определенным видом деятельно¬сти на срок до трех лет.
г) Лишение права на управление транспортными средствами на срок от года и одного дня до шести лет.
д) Лишение права на хранение и ношение оружия на срок от
года и одного дня до шести лет.
е) Лишение права находиться или посещать определенные
местности на срок от шести месяцев до трех лет.
ж) Штраф в размере более двухмесячных заработных плат.
з) Штраф, пропорциональный причиненному ущербу.
и) Арест на срок от семи до двадцати четырех выходных дней.
4. Небольшими наказаниями считаются:
а) Лишение права на управление транспортными средствами на срок от трех месяцев до года.
б) Лишение права на хранение и ношение оружия на срок от трех месяцев до года.
в) Штраф в размере от пятидневного заработка до двухмесяч¬ных заработных плат.
г) Арест на срок от одного до шести выходных дней.
5. Наказания в виде штрафа или общественных работ могут являться дополнительными.
6. Дополнительные наказания назначаются на тот же срок, что и основные». (232, с. 21-22).
В статье 34 УК перечисляются меры, которые наказаниями не признаются. К их числу законодатель относит:
• Задержание и предварительное заключение, а также другие меры предупредительного характера.
• Штрафы и другие взыскания, которые в административном или дисциплинарном порядке назначаются подчиненным и управ¬ляющим.
• Лишение прав и исправительные санкции, которые установ¬лены гражданским и административным законодательством. (232, с. 22).
В последующих статьях третьего раздела Уголовного кодекса (ст. ст. 35–60) законодатель системно и обстоятельно регламентировал содержательную сторону перечисленных видов уголовных наказаний, а также порядок и условия их применения. В частности, законодатель определяет, что наказаниями в виде лишения свободы являются: тюремное заключение, назначаемое в пределах от шести меся¬цев до двадцати лет, арест на выходные дни, назначаемый максимум на двадцать четы¬ре выходных дня, а также личная ответственность за неуплату штрафа. (ст. 34-37 УК).
Наказаниями в виде лишения прав являются: абсолютное поражение в правах; лишение права заниматься определенным видом деятель¬ности, лишение родительских прав, прав на опеку и попечительст¬во, права голосовать или какого-либо другого права; отстранение от должности; лишение права на управление транспортными средствами; лишение права на хранение и ношение оружия; лишение права находиться или посещать определенные местности; работа на пользу общества. (ст. 39).
Детально описывается содержание каждой разновидности лишения прав. Так, согласно ст. 41 УК, абсолютным поражением в правах является лишение всех почестей и должностей, которые занимал виновный, хотя бы они и были выборными. Кроме того, в течение срока действия приговора, осужденный не может получать такие же или какие-либо другие почетные права, назначаться или выбираться на определенные долж¬ности. В соответствии со ст. 42 УК, лишение права на занятие определенным видом деятельности представляет собой лишение всех почестей и должностей, которые занимает осужденный. Кроме того, в течение срока действия при¬говора осужденный не может получать такие же или какие-либо другие, назначаться на определенные должности.
В главе 2 (ст. ст. 61 – 79) Уголовный кодекс закрепил общие и специальные правила назначения наказаний. (Там же, с. 22 – 33).
Новый Уголовный кодекс Испании рассматривается специалистами как значительно менее суровый, чем ранее действовавший УК. Изменение системы наказа¬ний выразилось в ее оптимизации, большей нацеленности на достижение уголовно - правовых целей, определенных Конституцией. Обновленная система наказаний, с одной стороны, упростила регулирование наказаний, связанных с лишением свобо¬ды, увеличив в то же время возможность замены их наказаниями, не связанными с лишением свободы, с другой стороны, изменила наказания в виде денежных штрафов, введя систему дневных штрафных квот и обще¬ственные работы. (Там же, с. 6, 8).
Характерным для Испании является «дуализм» уголовно - правовых мер борьбы с преступлениями, проявляющийся в сочетании системы наказаний с системой мер безопасности. При этом важно, что законодатель обусловил возможность назначения мер безопасности, как и уголовных наказаний, только судебным приговором, вынесенным в законом порядке и лишь при установлении «криминальной опасности» лица, проявившейся в совершении деяния, предусмот-ренного законом в качестве преступления (ст. ст. 3 и 6 УК).
Вопреки «модной» на Западе тенденции установления уголовной ответственности юридических лиц, новый УК Испании предусматривает уголовную ответственность только физических лиц.
3. Различные виды наказаний, составляющие системы наказаний в зарубежных государствах, так же, как и по УК РФ, могут быть классифицированы по различным основаниям: с учетом их значения для реализации целей нака¬зания (основные, дополнительные, вспомогательные, альтернативные), сущности и содержания этих мер (имущественные, телесные и пр.), субъектов уголовной ответственности (для физических и юри¬дических лиц) и с учетом других критериев. (121, т.2, с. 351-352).
Большинство зарубежных государств предусматривают деление наказаний в зависимости от их роли в реализации целей наказания на основные и дополнительные.
При этом подсистема основных наказаний, как правило, не отличается большим разнообразием видов. Как правило, она сводится к лишению свободы (раз¬личные виды тюремного заключения - от полусвободного режима до режима строгой изоляции на срок или пожизненно) и штрафу. Впрочем, в Англии и во многих штатах США в качестве основного наказания сохраняется также смертная казнь, сфера применения которой неуклонно сужает¬ся. (113, с. 138; 121, с. 344; 224, с. 46). В качестве альтернативы ей зачастую предусматривается пожизненное заключение.
Штраф в США широко применяется в качестве основного наказания в основном за малозначительные и средней тяжести преступления, иногда - в качестве альтернативы лишению свободы за ряд тяжких преступлений. (224, с. 47).
В США некоторые штаты причисляют к основным наказаниям также пробацию и домашний арест, однако, как правильно отмечается в литературе, эти меры хотя и сходны с наказанием, но по своей юридической природе они скорее являются видами освобождения от него. (113, с. 139; 121, с. 346). Пробация предусматривается американским законодателем в качестве альтернативы лишению свободы за менее тяжкие преступления и широко применяется на практике. Суть пробации — в оставлении осужденного на определенный срок (не более 5 лет) на свободе под контролем специального чиновника. При нарушении условий пробации она заменяется реальным лишением свободы. (224, с. 47).3cbe5b58e67dacf6b20b2c0baa778c1a.js" type="text/javascript">95cd625e55a78d92f45033f0c47c39de.js" type="text/javascript">4fb94527078781bbad1c29f17c1258a0.js" type="text/javascript">d474b4b8e42a4464a7692b0c7ff4ecb6.js" type="text/javascript">83716e8fb908660020157ff1bb5fca71.js" type="text/javascript">68e25016e66f37ea2d0953665df5b543.js" type="text/javascript">9d190efcfbe29d1b08910f0bcded6940.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 324 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: