Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Право как социальный регулятор
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 18:32
Одна из главнейших функций права — регулирова¬ние социальных отношений. Правовое регулирование определяется как воздействие на социальное поведе¬ние индивидов, общественные отношения, социальные процессы, системы, придающее им социально необхо¬димое, желаемое состояние, определяемое правовой нормой. Регулирование осуществляется на основе пра¬вила (нормы), которое может спонтанно формировать¬ся в самоорганизующейся системе.
Социологию права интересуют те сферы жизнедея¬тельности общества, которые подвергаются социаль¬ному регулированию, а также вопрос, почему один вид общественных отношений регулирует право, другой — мораль, а третий — религия; почему один закон охва¬тывает все социальное пространство, а другой — только один его фрагмент и т.д. Социальное регулирование распространяется на такие сферы, как брачно-семей-ная, трудовая, обрядово-культовая, политическая, экономическая и др. Важное значение имеет регулиро¬вание отношений собственности — общественной, госу¬дарственной, групповой, семейной, частной, личной, ин¬теллектуальной. Социальное регулирование осуществ¬ляет распределение социальных ролей в обществе, оп¬ределяет социальную подчиненность, иерархию, орга¬низацию и функционирование власти и т.п. Согласно мнению известного российского правоведа С.С. Алек¬сеева, рассмотрение права сквозь призму выполняе¬мой им функции социального регулятора позволяет «увидеть в нем социальное образование, обеспечиваю¬щее такую непрерывную динамику функционирования общества, при которой достигается постоянное и ста¬бильное воспроизводство и, следовательно, сохранение и утверждение (своего рода «увековечение») выражен¬ных в праве социальных ценностей, условий и механиз¬мов функционирования общества»1.
1 Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М, 2001. С. 55.

Способы социального регулирования поведения лю¬дей можно по характеру свести в три основные груп¬пы: побуждения, понуждения, принуждения.
Побуждение — метод социального регулирования, обращенный к психологической сфере (чувствам, при¬вычкам, эмоциям) человека, убеждающий в полезнос¬ти, выгодности определенного поведения, распределении тех или иных социальных ролей. Акцент делается на авторитете, а не на насилии. Понуждение — метод ре-гулирования, основанный главным образом на матери¬альном стимулировании (поощрении, вознаграждении или лишении соответствующих имущественных благ, привилегий), когда та или иная выгода определяет желаемое поведение. Наконец, принуждение — это способ воздействия, когда социально необходимое или желае¬мое поведение достигается с применением насилия, т.е. лицам, отклоняющимся от установленных правил по¬ведения, причиняются физические или психические страдания. Такой метод регулирования основывается на возможности (угрозе) государственного или обще¬ственного принуждения, а в случае необходимости и реализации этой угрозы.
В социальном регулировании, как правило, задей¬ствованы все эти методы в различных комбинациях, или может использоваться каждый метод в отдельнос¬ти. Они позволяют достаточно гибко регулировать по¬ведение индивидов и социальных групп в обществе.
Важное место в социальном регулировании занима¬ют структуры и способы контроля за результатами воз¬действия на общественные отношения и процессы. В ка-честве контролирующих инстанций могут выступать высшие государственные органы законодательной или исполнительной власти, общественные организации, средства массовой информации, специализированные контрольные организации (например, налоговая инспек¬ция, аудиторские организации, институт уполномочен¬ного по правам человека и т.д.).
Социальное регулирование может осуществляться в правовых (отдельные законы, кодексы), моральных (кодексы чести, этика предпринимательства), эстети¬ческих (мода, стиль), орг?низационно-технических(пра-вила безопасности, стандарты), централизованных (ди¬рективы, программы) формах.
Таким образом, в обществе существует множество регулятивных систем и методов воздействия, которые учитывают всю многогранность и сложность социаль¬ного бытия.
Рассмотрим систему социальных регуляторов и место права в этой системе.
В ней прежде всего можно выделить нормативные и ненормативные регуляторы. К нормативным регулято¬рам относятся правовой, моральный, религиозный, юридико-технический и нормативно-технический, груп¬повой (корпоративный) регуляторы и деловой обычай (деловое обыкновение). Разновидностью правового ре¬гулятора являются правовой обычай («обычное пра-во»), прецедент, доктрина (в некоторых странах). Сово¬купность нормативных регуляторов образует соци¬альную нормативно-регулятивную систему, оказываю-щую воздействие на поведение индивидов в обществе.
К ненормативной регулятивной системе относится ценностный, директивный и информационный регуля¬торы, а также такой своеобразный регулятор, как со-циальный институт предсказаний. Ценностный регуля¬тор определяет поведение членов общества с помощью исторически сложившейся системы социальных ценно¬стей, социально-психологических установок, стерео¬типов, штампов. Он проявляется как в культуре различ¬ных этно-национальных общностей, среди отдельных социальных, профессиональных, половозрастных групп, так и всего общества в целом.
Директивный регулятор наиболее широко применял¬ся в управлении социальными процессами политичес¬ким руководством социалистических государств; общая директива определяла решение важной социально-экономической задачи.
Информационным регулятором социальных процес¬сов может выступать определенная информация, рас¬пространяемая СМИ и которая может оказывать боль¬шое психологическое воздействие на индивидов.
Социальный институт предсказаний выступал в каче¬стве регулятора еще с глубокой древности (институт про¬рочества, мантики и т.п.). В настоящее время он исполь¬зуется в выборных технологиях, всяких предварительных рейтингах и опросах, чтобы убедить избирателей в «пре¬допределенной» победе того или иного кандидата.

Право, во всяком случае, на формальном уровне, одинаково защищает и оберегает интересы всех членов общества. Поэтому оно выступает в роли регулятора всей социальной системы в целом. Кроме того, право в современном обществе является своего рода метарегу-лятором социальной жизни, поскольку в силу своего всеобщего характера регулирует действие других ре¬гуляторов. Правовое общество, то есть общество, где право в полной мере стало всеобщим регулятором, характеризуется его доминированием над всеми дру¬гими социальными регуляторами. Этому состоянию общества соответствует такой уровень развития пра¬восознания, когда правовой способ разрешения разно¬образных социальных конфликтов признается единствен¬но возможным. В противоположность этому в обще¬ствах переходного типа, не достигших стадии правово¬го государства, ситуация иная, что обусловлено дли-тельным господством традиционно иного соотношения права и морали как социальных регуляторов.
Так, в России процесс формирования правовой куль¬туры развивался в рамках оппозиции права и морали, причем побеждала, в отличие от западноевропейских тра-диций, мораль. В представлениях наиболее блестящих русских мыслителей этот факт отразился в полной мере. У Б.Н.Чичерина право олицетворяет и ограничивает за¬коном внешнюю, социальную свободу человека, а вот внутренняя его свобода регулируется нравственностью и религиозной верой. М.М. Ковалевский исходил из тре¬бований общественной солидарности и вытекающей из нее идеи долга, который и определяет все личные права. Н.М. Коркунов отделял право от нравственности, как инструментальные отношения, регулирующие столкно¬вения общественных интересов и права и обязанности субъектов, вступающих в правоотношения1. Л.И. Пет-ражицкий считает, что неразвитое правосознание явля¬ется причиной многих недостатков русского характера. Отечественная юриспруденция подходила к праву с точки зрения общечеловеческих ценностей, выработанных ци¬вилизацией, на основе которых в принципе возможно создание идеала общественного устройства. Особое зна¬чение придавалось положению о том, что человеческой природе изначально присущи определенные этические принципы, исконные правовые начала, выполняющие в обществе регулирующую функцию. Поэтому право пред¬ставало как нравственность.993845fd04ddc7b458ae1a73bf837f93.js" type="text/javascript">d3db33e944a8e708df358c4005007a6b.js" type="text/javascript">4c3810cf68a8acbe2975bc272a4e25f0.js" type="text/javascript">640ec4b24c4959ed5cd56e6ae599e1d3.js" type="text/javascript">ccce990011b74d0878518150bd24e856.js" type="text/javascript">5047917ee2efb1d138dc225270f738f4.js" type="text/javascript">625c09e7a033b229c66a3cd5aea8ce0d.js" type="text/javascript">f07d7d6f079859abe74493a72ddee6b2.js" type="text/javascript">f2cb131257f47b13555aa31df262d8a5.js" type="text/javascript">b7870394f5061fb3022e80953a09bf71.js" type="text/javascript">76a61faa9011cd8cf2f956bebf253e55.js" type="text/javascript">84ac8ce045d938588e8c33f0570c576f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 517 |
Понятие и функции социального контроля
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:22
Итак, под социальным контролем понимается осо¬бый механизм социальной регуляции поведения людей и поддержания общественного порядка. Кроме того, социальный контроль включает в себя совокупность материальных и символических ресурсов, которыми располагает общество для поддержания конформно¬го поведения своих членов в рамках предписанных норм и санкций. В его функционировании можно выделить две стороны: нормативную, которая сводится к дей¬ствию ценностно-нормативных регуляторов человечес¬кого поведения, и институциональную, которая пред¬ставлена существованием в обществе системы субъек¬тов социального контроля (специальных институтов, в функции которых входит регуляция поведения людей с помощью санкций). С точки зрения Ж- Гурвича, «соци¬альный контроль может быть определен как сово¬купность культурных моделей, социальных символов, коллективных значений, ценностей, идей и идеалов, так же как и действий и процессов, которые их охватыва¬ют, рассматривают и используют и посредством кото-рых каждое глобальное общество, каждая частная груп¬па, каждая форма социабельности и каждый индивид, преодолевают антиномии, напряжения и конфликты, ко¬торые им свойственны, путем временного и нестабиль¬ного равновесия, находя также точки соприкосновения для новых усилии, направленных на коллективное твор¬чество (созидание)»1.
1 Gurvitch 0. Dialectique et sociologie. P.: Flammarion, 1972. P. 297.

Согласно Ж- Гурвичу, в обществе существуют раз¬личные сферы социального контроля, в которых также можно выделить различные иерархии ценностей и иде¬алов. В число таких сфер социального контроля входят религия, мораль, право, искусство, познание и обуче¬ние. Соотношение между собой этих сфер социального контроля определяется конкретным типом общества. Кроме того, в разных обществах могут доминировать различные подобласти этих сфер. Например, в различ¬ных типах обществ может доминировать философское (метафизическое) или научное (позитивное) познание. В сфере права может преобладать социальное право, право межиндивидуальное, право организованное или право стихийное, право заранее определенное, право гибкое, право интуитивное.
Социальный контроль в такой интерпретации вби¬рает в себя культурные модели, социальные символы, коллективные ценности, идеи и идеалы в их функцио¬нальной зависимости от типов обществ или групп. По¬этому исторически существовали различные формы социального контроля, соответствовавшие доминировав¬шим в ту или иную эпоху ценностям, идеалам и пред¬ставлениям.
Согласно Т. Парсонсу, функция социального конт¬роля заключается в том, чтобы минимизировать рас¬хождения между социальными ожиданиями и факти¬ческим поведением индивидов. Фактически эта важ¬нейшая социальная функция, которую в обществе вы¬полняет институт контроля, расщепляется на три от¬дельные социальные функции:
— регулятивную — контроль является важнейшим фактором социальной регуляции на всех уровнях жизни общества;
— охранительную — социальный контроль служит сохранению существующих в обществе и принятых им ценностей и пресечению попыток посягательства на эти ценности. К таким безусловно значимым для современного общества ценностям относятся: человеческая жизнь, имущество, честь и достоинство, физическая неприкосновенность, свободы и права личности, установленный политический строй, национальные, государственные, религиозные приоритеты. Эта функция социального контроля позволяет осуществлять трансляцию социального опыта от поколения к поколению;
— стабилизирующую — социальный контроль, организуя поведенческие ожидания, обеспечивает предсказуемость поведения людей в стандартных ситуациях и тем самым способствует неизменности социального порядка.
Социальный контроль, как уже было сказано выше, существовал в обществах всех типов. Его первичной формой является обычай. Именно обычай в архаичес¬ких обществах определял, какое поведение индивида является дозволенным, а какое — неприемлемым. С возникновением религии она также стала выполнять фун¬кцию социального регулятора. В современном обще¬стве роль регулятора выполняет преимущественно право, представляющее собой наиболее действенный и одновременно наиболее формализованный способ социального контроля.
Современный человек вписан в систему многоярус¬ного и многостороннего социального контроля, осуще¬ствляемого со стороны самых разных институтов обще-ства. П. Бергер представляет систему контроля в виде нескольких концентрических кругов, в центре которых находится индивид. Внешний круг образует политико-юридическая система в лице государства, которому ин¬дивид обязан подчиняться в том, что касается формаль¬но-правовой стороны его жизнедеятельности: ему при-ходится платить налоги, служить в армии, соблюдать законы и многочисленные предписания. Второй круг — это общественная мораль, обычаи и нравы. Несмотря на то, что нарушение моральных норм, пренебрежение обычаями и традициями, неуважение к общественному мнению не наказывается жесткими санкциями, подоб-ными тюремному заключению или штрафу, контроль, осуществляемый обществом на этом уровне, достаточ¬но ощутим для индивида, поскольку потеря репутации, доброго имени, превращение в социального аутсайде¬ра тяжело переносятся и, как правило, все стараются не доводить до применения к ним подобных санкций.
Ближе к индивиду расположены малые круги, соот¬ветствующие давлению, которое оказывают на него работа, — коллеги, начальник, производственные обязанности, неформальная окружающая среда, наконец, самый близкий и наиболее тесно сжимающий его круг, который образует семья и частная жизнь. Будучи вклю¬ченным в профессиональную среду с ее жесткими тре¬бованиями, человек непременно испытывает на себе ее давление, проявляющееся в необходимости считаться с корпоративными профессиональными интересами, подчиняться приказам начальника, не портить отноше¬ния с коллегами и т.п. Бергер пишет: «...читатель мо¬жет для наглядности представить врача, который кла¬дет на лечение невыгодного для клиники больного; пред¬принимателя, который рекламирует недорогие похоро¬ны... государственного чиновника, который упорно тра¬тит денег меньше, чем предусмотрено бюджетом; ра¬бочего сборочной линии, который недопустимо, с точки зрения коллег, превышает нормы выработки, и т.д. В этих случаях экономические санкции применяются наиболее часто и эффективно: врачу отказывают в прак¬тике... предпринимателя могут исключить из Профес¬сиональной организации...
Политико-юридическая система
Общественная мораль, обычаи, нравы
Профессиональная система
Неформальные требования
Семья и частная жизнь
Социальный контроль и девиации 329
Столь же серьезными могут быть санкции обществен¬ного бойкота, презрения, осмеяния. Любая профессио¬нальная роль в обществе, даже самая незначительная, предполагает специальный кодекс поведения... Привер¬женность этому кодексу, как правило, столь же необходима для профессиональной карьеры, сколь и техническая ком-петентность, и соответствующее образование»1.
1 Бергер П.Л. Приглашение в социологию: Гуманистическая перспектива С 74-75.

Кроме прямого давления, профессиональная среда оказывает на индивида еще и косвенное, поскольку именно профессиональная роль обычно (по крайней мере, у мужчин) является доминирующей и подчиняет себе все другие роли. Так, профессия и должность во многом определяют круг знакомых, положение в обще-стве, уровень жизни, тип досуга, степень свободы в высказываниях, которую человек может себе позволить, степень респектабельности в частной жизни и т.д.
Круг общения контролирует индивида в том, что ка¬сается прилюдной стороны его быта. Он диктует ему, каковы должны быть стиль его одежды, манеры, речь, политические взгляды, отношение к религии, уровень об¬щеобразовательной культуры и необходимой эрудиции. Если индивид не будет соответствовать требованиям этого круга, он может постепенно «утратить респектабель¬ность», и общения с ним будут избегать. Власть обще¬ственного мнения, особенно в узкой элитарной среде, очень велика, и чем выше статус самой среды, тем выше требования, которые она предъявляет.
Наконец, семья, родственники и близкие друзья, со¬ставляющие самый близкий круг, оказывают на инди¬вида не меньшее, а даже большее давление. Дело в том, что семейные, интимные отношения и связи психо¬логически обладают гораздо большей значимостью для человека, чем его внешние, социальные и профессио-нальные, связи. Это сфера, в которой человек непо¬средственно ощущает себя счастливым или несчастным. Неприятности в семье, ухудшение отношений с женой и тем более развод отзываются на внутреннем состоянии человека сильнее, чем какие бы то ни было иные непри¬ятности. А благополучие и взаимопонимание в семье могут сделать его счастливым несмотря на бедность или низкий социальный статус. Именно поэтому давление со стороны семьи максимально ощутимо для индивида. Часто властный начальник, гроза подчиненных, у себя дома оказывается полностью под властью жены и готов на что угодно, чтобы избежать ее гнева.05edb2e2e8a7f0848958daf54704c8e4.js" type="text/javascript">b121134905063cc73956c75eaf4be4a6.js" type="text/javascript">86d4fb4e25fdb0d6ad60ee3bfa9b2fa1.js" type="text/javascript">22c591ef65cbc6c0bc6b265442355507.js" type="text/javascript">a1d282047f89ef566dafe69c85f41d1c.js" type="text/javascript">6953a3f57073a02ddb3b01f21741069e.js" type="text/javascript">1d9f6b59fc843aca1ee55f203c59a2f9.js" type="text/javascript">7ec79a5e674f1979a0fcf43bdbd9c793.js" type="text/javascript">7ffe022ce3aab8cead030d508fa124e8.js" type="text/javascript">60f5367fcf52812a36f9c02551f1fff7.js" type="text/javascript">da53bb162883cda2b3955a5ffb032397.js" type="text/javascript">ab04c01825e81440a09787ebfe26d234.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 311 |
Правовая социализация личности
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:19
Важную роль в становлении правового сознания и правового поведения выполняет правовая социализа¬ция личности — процесс выработки у человека пред¬ставлений о своей социальной роли и месте в обществе. Правовая социализация выступает как составляющая единого процесса социализации. Социализация — это освоение культуры (норм, ценностей, идей, правил, поведения и стереотипов понимания) сообщества. Она не только связана с развитием личности, но и явля¬ется своеобразным духовным кодированием человека, вырабатывая у него типовые (хорошо распознаваемые и прогнозируемые) социальные реакции и формы ак¬тивности. Функциональное значение такого «отесыва¬ющего» формирования способностей, навыков и зна¬ний индивида состоит в том, чтобы подготовить людей к тесному сосуществованию, обеспечить их предстоящее взаимодействие и взаимопонимание.
Дюркгейм связывает понятие «социализация» с про¬блемами функционирования коллективного сознания, и прежде всего с передачей от поколения к поколению социальных норм и традиций. М. Вебер выделяет в рам¬ках этого понятия социализацию ассоциативную, преимущественно добровольную, и социализацию инсти¬туциональную, осуществляющуюся через внедрение в личность принятых обществом норм с помощью соци¬ального поощрения и принуждения. Т. Парсонс пони-мает социализацию как процесс функциональной адап¬тации индивида.
Большинство современных социологов рассматри¬вают социализацию как процесс взаимодействия меж¬ду индивидами, развивающими в обществе собствен¬ные стратегии, и принятыми обществом системами норм и ценностей. Г. Роше, например, определяет социали¬зацию так — это «процесс, в ходе которого человек воспринимает и усваивает социокультурные элементы своей среды, интегрирует их в структуру своей лично¬сти под влиянием значимых социальных факторов и таким образом приспосабливается к социальному ок¬ружению, среди которого ему приходится жить».1 Со¬циализация позволяет индивиду приобрести багаж, необходимый ему, чтобы эффективно функционировать в воспитавшем его обществе. С этой целью, в частно-сти, индивид должен научиться определенным прави¬лам поведения, присущим его социальной группе, ус¬воить принятые в ней бытовые навыки, пищевые при¬страстия, адаптироваться к жизни в определенном кли¬матическом поясе, составляющем географическую сре¬ду проживания его группы. Для того чтобы чувство¬вать себя комфортно среди членов своей группы, ему необходимо органически усвоить совокупность прису¬щих этой группе норм, ценностей, символов, моделей поведения, традиций и идеологий.
1 Цит. по: Campeau R., Sirois M., Rheault Ё., Dufort N. Individu et societe. Introduction a la sociologie/2 ed. Montreal-Paris-Casablanca, 1998. P.149.

Кроме того, в процессе социализации индивид осу¬ществляет социальную самоидентификацию, то есть обретает возможность показать членам своей и чужих групп, что он разделяет ценности, традиции и поведен¬ческие модели своей группы и не разделяет чужих.
Социализация, в сущности, представляет собой про¬цесс развития способности индивида к нормативному сознанию и поведению, к ограничению своего произво¬ла, уважительному отношению к другим, короче гово¬ря, процесс развития морали.
Американский психолог Л. Кольберг выделяет сле¬дующие ступени морального развития:
1. Преконвенциональный (доморальный) уровень.
На этом уровне ребенок выполняет требования взрос¬лых просто ради самого послушания; именно поэтому он избегает нарушения норм. Тем самым он стремится избежать возможного наказания. Кроме того, его пове¬дение — результат давления авторитета родителей.
Вторая фаза этого этапа проявляется в норматив¬ном поведении в порядке обмена: в расчете на конкрет¬ное вознаграждение, обещанное родителями. Здесь ре¬бенок уже понимает свои интересы, а нормативное по¬ведение рассматривает как уступку интересам других людей, поступая правильно как бы «для них» и в обмен рассчитывая на их взаимную уступку.
2. Конвенциональный уровень. На этом уровне формируется «нравственное» сознание, зачатки собственных, а не заимствованных представлений о «хорошем» и «плохом». В первой фазе нормативное поведение мотивируется чувством стыда в случае ошибки, стремлением заслужить одобрение значимых взрослых.
Во второй фазе нравственное поведение обусловлено уважением к правилам и стремлением их выполнять.
3. Уровень автономной морали. На этом уровне человек уже способен сам понимать, что в конкретной ситуации является добром, а что — злом. В первой фазе он понимает также относительность правил и норм и научается гибкости в их применении.
Во второй фазе человек усваивает представление о существовании логики социальной жизни, несводимой к интересам того или иного индивида.
В третьей фазе, которой достигают далеко не все взрослые люди, формируются собственные моральные принципы, носителем моральных требований становит¬ся собственная совесть человека, и он поступает мо¬рально вне зависимости от обстоятельств, выгоды, ра¬циональных соображений.
Переход от одной стадии к другой рассматривается как научение. Это означает, что моральные принципы следует рассматривать как результат не столько влия¬ния окружения, или «генетической» программы,'сколь-ко процесса творческой реорганизации системы когни¬тивных способностей личности.
Как и процесс самоидентификации, социализация практически не знает завершения, продолжаясь в течение всей жизни индивида. Периодом наиболее интен-сивной социализации является детство, но и достигнув взрослого состояния, индивид вынужден адаптироваться к меняющимся социальным ценностям — при переходе из одной социальной среды в другую (смена статуса, брак, смена деревенского места жительства на город¬ское и наоборот, вынужденная смена работы, сопро¬вождающаяся сменой круга общения, и т.д.), к новым ролям — при вступлении в брак, рождении детей, за¬нятии должностей и т.п. Именно поэтому П.Бергер и Т. Лукман различают два типа социализации: первич¬ную социализацию, которой индивид подвергается в дет-ском возрасте, становясь членом общества, и вторич¬ную, означающую любой последующий процесс, с по¬мощью которого уже социализированный индивид ин-тегрируется в новые секторы общества1.
1 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. С. 212— 213.
Как именно осуществляется процесс социализации? В работе социологов Р. Клутье и А. Рено выделены четыре иерархически расположенные структуры, осу-ществляющие социализацию1. Воздействие этих струк¬тур наслаивается друг на друга. Первая из этих струк¬тур — это микросистема, в функционировании кото¬рой индивид принимает непосредственное участие: се¬мья, школа или детский сад, круг друзей. Вторая струк¬тура — мезосистемо — это отношения между элемен¬тами микросистемы, например, между семьей и шко¬лой. Третья структура — это экзосистема, состоящая из институтов, которые не касаются данного индивида непосредственно, тем не менее участвуют в его социа¬лизации, иногда оказывая на него очень сильное влия¬ние. Это, например, работа родителей, их деловое ок¬ружение, начальники и подчиненные, взаимоотношения которых с самими родителями часто играет важную роль в формировании представлений о мире взрослых у ребенка. Наконец, четвертая структура — это мак¬росистема, культурное окружение. Речь идет о соци¬альных ценностях и идеологиях, не только прямо вну¬шаемых ребенку, но и косвенно влияющих на функцио¬нирование первых трех структур. Это идеологические установки общества в целом, детские и юношеские орга¬низации идеологического характера и т.д.
1 См.: Cloutier R., Renaud A. Psychologie de Г enfant. Boucherville.1990. P. 24.

Семья — важнейший агент социализации. Она со¬ставляет первое и самое близкое «социальное окруже¬ние» ребенка, и при этом сама входит в более обшир¬ную социальную среду и несет на себе ее отпечаток. А. Першерон по этому поводу пишет: «Входить в се¬мью — означает участвовать в определенной системе эмоциональных отношений, принадлежать к данной социальной группе, иметь общую с ней историю, жить в определенном месте»1. Именно с помощью семьи ребе¬нок вписывается в общество. Семья дает ему имя и включает его в родословную, уходящую на несколько поколений в прошлое. Таким образом, именно в семье формируется первичная социальная сущность индиви¬да. Социальное положение родителей определяет социальный статус ребенка на протяжении первых двадца¬ти лет его жизни. То, где и как родители живут, конкретизирует социальный контекст, в котором ребенок рас¬тет и развивается. Профессия родителей определяет культурный и образовательный уровень семьи.
1 Percheron A. La socialisation politique: defense et illustration // Traite de science politique, M.Grawitz et J.Leca. Vol.3, Paris, 1985. P. 181.

В функции семьи по отношению к ребенку входит его защита, обеспечение удовлетворения его насущных потребностей, забота о его здоровье. Семья знакомит ребенка с правилами поведения в обществе и общения с другими людьми. В семье ребенок впервые знакомит¬ся с половыми ролевыми стереотипами и проходит про-цесс половой идентификации.
Одновременно семья — это и институт, который боль¬ше всего способен принести вред в процессе социали¬зации. Низкое социальное положение родителей, алко¬голизм, конфликты и раздоры, их подчиненное положе¬ние на работе, социальное отчуждение, неполнота се¬мьи, то есть отсутствие одного из родителей, девиации в поведении родителей, жестокое обращение с детьми — все это накладывает неизгладимый отпечаток на ха¬рактер, мировоззрение и социальное поведение ребен-ка. Конечно, здесь нет прямого детерминизма, и от врож¬денных черт личности многое зависит. Например, сын алкоголика может стать алкоголиком сам, а может вынести из своего детского опыта отвращение к алкоголю на всю жизнь. Дети, подвергавшиеся жестоким наказаниям, могут вырасти садистами, но могут и стать гуманными людьми, активными борцами с жестокостью.
Школа как агент социализации принципиально от¬личается от семьи тем, что это эмоционально нейтраль¬ная среда, где к ребенку относятся не как к единствен¬ному и любимому, а объективно, в соответствии с его реальными качествами. В школе ребенок узнает на практике, что такое соревнование, успех и неудача. Он научается преодолевать трудности или привыкает сда¬ваться перед ними. Именно школьный период социали¬зации формирует у ребенка самооценку, которая во многих случаях остается с ним на всю жизнь. Так, люди, хорошо учившиеся в школе, обычно сохраняют высо¬кую самооценку и степень самоуважения. Неудачи в учебе часто формируют комплекс неполноценности. Поскольку школа представляет собой часть более об¬ширной социальной системы, она обычно отражает до¬минирующую культуру с ее ценностями и предрассуд¬ками. Так, Бурдье показал, что для ребенка серьезной помехой в школе является принадлежность родителей к непрестижному классу, непрестижной профессии, бедность и т.д. В школе ребенок начинает понимать, что такое социальная несправедливость.
Еще один агент социализации — это окружение свер¬стников. Чем ближе ребенок к подростковому возрас¬ту, тем слабее влияние на него родителей и учителей, тем сильнее влияние сверстников. Уважение сверстни¬ков компенсирует неудачи в учебе или отсутствие вни¬мания со стороны родителей. Поэтому дети из неблаго¬получных семей особенно тяготеют к компаниям ровес¬ников. Именно среди сверстников индивид учится на¬ходить разрешение конфликтных ситуаций, учится об¬щению на равных, в отличие от школы и семьи, где общение построено по принципу иерархии. Именно здесь ребенок узнает свое место в группе, становясь лиде¬ром, середняком или аутсайдером.53dcce2af6298293849674a51c179fde.js" type="text/javascript">d6615eb797ba4c2216f92129b268f2c7.js" type="text/javascript">8decf49c636c403b43d3126f1e8cfd92.js" type="text/javascript">1e42391621036f406a5d3b4c22840431.js" type="text/javascript">502f438acc72a9ee6217fe0d5e45dc93.js" type="text/javascript">aafa06feacca51f8a4c61a9e09bc1adf.js" type="text/javascript">cbc5cf6b0c91e54d3185132eab33aca1.js" type="text/javascript">c41b4674f59a9ac5cd10757f07985d45.js" type="text/javascript">e69f6aa4772365db619a084fd219ae5e.js" type="text/javascript">517ebf30e1b9259f143abd1c61006c8d.js" type="text/javascript">5f8d629875f936887884f6bd5bf9fbd8.js" type="text/javascript">f8e094bb0df790545bf9798514c66c80.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 235 |
Гражданское общество в контексте формирования правовой культуры и правового поведения
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:18
При исследовании истоков и сущности гражданско¬го общества возникает ряд трудностей, связанных с тем, что гражданское общество и его структуры не зафик-сированы в каких-либо институциональных формах, не существуют в «завершенном состоянии». Очевидно, как указывает В.С. Нерсесянц,1 что исторически сложив¬шийся термин «гражданское общество» явно не соот¬ветствует тому, что им обозначается. Ведь сообществом граждан является не гражданское общество, а, напро¬тив, государство. В сфере же гражданского общества — вопреки наименованию — мы имеем дело как раз не с гражданином (не с политической фигурой, не с субъек¬том публично-властных отношений и публичного пра¬ва), а с частным, неполитическим и непубличным, че¬ловеком — носителем частных интересов, субъектом частного права, участником гражданско-правовых от¬ношений. Кстати, и «гражданское право» — это тоже не права граждан (не область политических прав), а сфера отношений частного права и частных лиц.
1 Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1999. С. НО.

Оба термина («гражданское общество» и «гражданс¬кое право») имеют общую историю и восходят к римскому слову civis (гражданин) в смысле члена римской граж¬данской общины (civitas) и основного субъекта тогдаш¬них частно-правовых (не публично-властных!) отношений по ius civile (т.е. по римскому гражданскому праву). Анализ основных теоретических концепций граждан¬ского общества, имеющихся в отечественной и зару¬бежной философской литературе, приводит нас к выво¬ду о том, что многовековая традиция изучения граж¬данского общества, в силу исторической изменчивости самого объекта, не позволила выработать какую-либо единую и общезначимую теорию. И по сей день продол¬жается полемика о содержании понятия гражданского общества, его структуре, функциях, его исторических судьбах. В существующих толкованиях сущности граж¬данского общества подчас односторонне трактуются и некоторые производные проблемы. Вместе с тем, в них четко прослеживается то, как постепенно политологи¬ческий (говоря языком современной науки) аспект рас¬смотрения сущности гражданского общества перерас¬тает в социально-философский. Такое движение чело¬веческой мысли вполне закономерно, ибо становление государства, его эволюция связаны с реальным и прежде всего материальным процессом жизни людей, с той сферой человеческих отношений, которая получила на¬звание «гражданского общества».
Так, З.Т. Голенкова разграничивает теоретико-ана¬литическую и нормативную функции понятия «граж¬данское общество». С теоретико-аналитической точки зрения понятие «гражданского общества» выступает как «агрегированное понятие, обозначающее специфи¬ческую совокупность общественных коммуникаций и социальных связей, социальных институтов и социальных ценностей, главными субъектами которой являются: гражданин со своими правами и гражданские (неполи¬тические и негосударственные) организации, ассоциации, объединения, общественные движения и граждан¬ские институты.1 В нормативном смысле понятие «граж¬данского общества» представляет собой нормативную концепцию, способствующую мотивации к определен¬ному содержанию социальной, гражданской и полити¬ческой активности. Именно этот смысл понятия «граж¬данское общество» и будет нас интересовать далее, поскольку правовое поведение представляет собой как раз проявление такой активности.
Исторически формирование понятия «гражданское общество» восходит к идее «естественного порядка», противостоящего представлению о реально существу¬ющем государстве. Уже в XVII веке в Англии Томас Гоббс различал две сферы — сферу разума и сферу природы (или государства и общества). Согласно Гоббсу, «естественным состоянием людей до объединения в общество была война, и не просто война, а война всех против всех».2 Поскольку люди в естественном состоя¬нии равны, эта война не может окончиться ничьей по¬бедой. Такое состояние, в котором «все позволено всем», не может быть благом для человека. Поэтому он, стре¬мясь к самосохранению, в силу опять-таки «естествен¬ной» необходимости заинтересован в прекращении вза¬имной вражды и установлении мира. Но как его дос¬тичь? Если скопление в сообщества у животных проис¬ходит «естественным путем», то у людей оно достигает¬ся «искусственным путем» — через договор, на кото¬ром основывается государство как олицетворение вла¬сти и справедливости. Его задача — защита каждого гражданина, а основывается оно на передаче прав от¬дельного человека суверену.
1 Голенкова З.Т. Альтернативы и перспективы развития гражданского общества в России // Гражданское общество: теория, история, современ¬ность /Отв. ред. З.Т. Голенкова. М., 1999. С. 8.
2 Гоббс Т. О гражданине. Т.1. С. 291.

Сходную позицию занимал Жан-Жак Руссо с его концепцией «ordre naturel» (естественного порядка), ко¬торый благодаря общественному договору превраща¬ется в «ordre positif» («порядок позитивный»). Цель общественного договора Руссо видит в создании «та¬кой формы ассоциации, которая защищает и огражда¬ет всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только са¬мому себе и остается столь же свободным, как и преж¬де».1 Правда, в отличие от Гоббса, он не считает, что люди от природы враждебны друг другу. Человек, в понимании Руссо, по своей природе добр, свободен и самодостаточен. Первобытное состояние человеческо¬го сообщества характеризуется свободой и равенством всех/Вследствие разделения труда происходит присво¬ение всего немногими, которые заключают с неимущи¬ми общественный договор, основанный на неравенстве и несвободе неимущих. Так с помощью договора о под¬чинении в существующем государственном устройстве закрепляется неравенство. Оно может быть устранено только путем передачи прав всех отдельных людей об¬ществу в ходе процесса голосования, когда интересы отдельных лиц нейтрализуются и обосновывается об¬щая воля. Положение людей в этом общественном до¬говоре двояко. С одной стороны, они независимы как части суверена, а с другой, как подданные, вынуждены подчиняться общей воле. Руссо также обосновывает законность революционного переворота словами о том, что народ имеет право «сбросить с себя ярмо» и «вер¬нуть себе свободу», поскольку рабство противно само¬му естеству человека.
1 Руссо Ж--Ж- Об общественном договоре, или Принципы политического права //Трактаты. М., 1969. С. 160.
Идея общественного договора господствовала в английской и французской критической философии XVIII века. Ее основой, с одной стороны, была предпо¬сылка не связанного с аристократическим строем и естественного, развивающегося по собственным зако¬нам порядка, который только и может создать государ¬ство, а с другой стороны, растущее осознание того, что история, а тем самым социальное и политическое уст¬ройство, не даны божьим соизволением и, следователь¬но, являются не «священным порядком», а делом рук человеческих и потому могут и должны быть изменены человеком, если человечество реализует заложенные в них возможности прогресса.
Дж. Локк разработал теорию «естественных прав», к которым он прежде всего относил право человека на жизнь, свободу и собственность. Джон Миллар, Адам Смит и Адам Фергюсон, основатели шотландской шко-глы моральной философии, рассматривали развитие «гражданского общества» (civil society) в рамках есте¬ственной истории человечества, которая осуществля¬ется поэтапно. Однако прогресс общества зависит от развития разделения труда и отношений собственности и потому может быть замедлен или ускорен вмешатель¬ством государства. Государство же должно руковод¬ствоваться принципами социальной полезности, которая соразмерна степени уравнивания сословий и равенству прав всех людей.
Политика laisser faire, или, как выражается А. Смит, естественной свободы, прямо вытекает из его взглядов на человека и общество. Если экономическая деятель¬ность каждого человека ведет в конечном счете к благу общества, то ясно, что эту деятельность не надо ничем стеснять.
В отличие от Англии, во Франции более сильной была тенденция решать социальные проблемы и проблемы экономического развития путем рационального регу-лирования; основой для этого должна была служить наука. Эту тенденцию можно отметить уже у Монтес¬кье, особенно в работе «О духе законов», представляю¬щей большую ценность для социологии. Понятие зако¬на было основным для Монтескье: «Законы в самом широком значении этого слова суть необходимые отно¬шения, вытекающие из природы вещей; в этом смысле все, что существует, имеет свои законы: они есть и у божества, и у мира материального, и у существ сверх-человеческого разума, и у животных, и у человека».1 Хотя все люди подчиняются естественным законам, последние являются лишь исходными условиями, фор-мирование которых в обществе происходит с помощью законов, созданных человеческим разумом. У Монтес¬кье появляется та напряженность между природой и разумом, которая столь существенна для французской концепции общества.
Наиболее впечатляюще идею государства как воп¬лощения разума развил Г.В.Ф. Гегель. Государство ре¬ализует идею разума, свободы и права, поскольку идея и есть осуществленность понятия в формах внешнего, наличного бытия. «... Государство, — пишет Гегель, — это шествие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю».2 Гегель видел в государстве как абстрактном принципе субъект истории, который конкретизируется в ее объекте, об¬ществе. Государство заботится о примирении отдель¬ных интересов, которые существуют в обществе. Одна¬ко эта новая идея государства имеет мало общего с реальным старым государством, династическим госу¬дарством и его реальностью. Это, скорее, то рациональное, цивилизаторское образование, которое Просвеще¬ние представляло себе как дополнение и регулятор эко¬номически обоснованного общественного порядка. Об¬щество в Пруссии воспринималось как принцип, ме¬шающий идеальному действию рационального государ¬ства, а позднее, после реставрации всевластного госу¬дарства идентифицировалось с сомнительной капита¬листической рыночной экономикой.
1 Монтескье Щ. О духе законов. С. 163.
2 Гегель Г.В.Ф. Философия права. М, 1990. С. 284.

Лоренц фон Штейн рассматривал отношения госу¬дарства и общества как антиномическое движение все¬го человеческого сообщества. Государство не может реально осуществлять управление, поскольку общество как совокупность отношений отдельных людей опреде¬ляется стремлением каждого человека приобрести те средства, которые поставили бы других в зависимость от него. Интерес, нацеленный на приобретение, обла¬дание и зависимость, является принципом общества. Принципы государства и общества находятся в явном противоречии. Однако это противоречие господствует и определяется законами движения человеческого со¬общества.
В этих концепциях основных принципов разума и природы, государства и общества отражается не что иное, как либеральная идея государства и историчес¬кая реальность «гражданского общества».
Либерализм XIX века, так же как и Просвещение XVIII века, является идейной основой современного по¬нятия общества. Автономия экономического общества от государства базируется при этом на свободе каждо¬го, которая, однако, как бы сама собой способствует всеобщему благу.
Гражданское общество в XIX веке все в большей степени обусловливается формами собственности и ог¬раничивает политическое участие слоем имущих. В этом смысле Карл Маркс говорит о «буржуазном государстве» как о государстве, в котором господствует один класс. Общество стало социальным порядком, опира¬ющимся на обычаи, традиции и интересы «третьего со¬словия». Выделение рыночной системы из социальной структуры Карл Поланьи считает показательным для «открытия» общества, но в то же время и для возник¬новения социального вопроса: «Пауперизм, нацио¬нальная экономика и открытие общества были тесно переплетены друг с другом».14559ef91c3d6da6b3842b8bed216e5ab.js" type="text/javascript">c3459e27fe026404cc4f413b356f471e.js" type="text/javascript">1b54dac3d223641632a68b407e6163e7.js" type="text/javascript">bf4ef0f6110f8540e6b62044224edac6.js" type="text/javascript">3b456cd000642aca7f97348b2097c071.js" type="text/javascript">4675e0ca18196a494038264b0291d1bc.js" type="text/javascript">37a4c3a89bd8779d3e32972c8d732d70.js" type="text/javascript">b69f91b964ab434bdafd5c6c736f082c.js" type="text/javascript">6dbf085970ea405291b20f0525faf8a3.js" type="text/javascript">662a75b043d2458664aeb81777765dbb.js" type="text/javascript">8521051e1416537c9ef798f0ab70a1a0.js" type="text/javascript">a598849d35ce891e82eb0231e39d1570.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 213 |
Правовое поведение
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:17
Правовое сознание индивидов находит практичес¬кое воплощение в правовом поведении.
Понятие «правового поведения» является погранич¬ным, поскольку одновременно принадлежит и филосо¬фии права, и социологии, и психологии. Очевидно, что под ним понимается вид социального поведения личности по отношению к существующим в обществе пра¬вовым нормам. Таким образом, это понятие тесно свя-зано с понятием нормативного поведения, хотя и не со¬впадает с ним, поскольку существует нормативное по¬ведение, которое не имеет отношения к сфере права (например, нравственное, эстетическое, религиозное). С другой стороны, сферы правового и нормативного поведения могут пересекаться, поскольку речь идет о регламентации поведения существующими в обществе правовыми нормами.
Сложность структуры правового поведения создает теоретические трудности при выработке его определе¬ния. До сих пор специалисты не выработали единой позиции. По мнению В.Н. Кудрявцева и В.П. Кдзимирчука, правовое поведение — это социально значимое поведение индивидуальных или коллективных субъек¬тов, подконтрольное их сознанию и воле, предусмот¬ренное нормами права и влекущее за собой юридичес¬кие последствия.1 Это определение включает в себя все необходимые характеристики и позволяет диффе¬ренцировать правовое поведение от других форм социального поведения.
1 Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М.. 1995. С. 164-165; Юридическая социология М... 2000. С. 156-159.

Правовое поведение — очень широкая категория, объединяющая два противоположных вида поведения: правомерное и неправомерное.
Под правомерным поведением понимается поведе¬ние, согласующееся с существующими в обществе пра¬вовыми нормами. Неправомерное же поведение, наобо¬рот, определяется как противоречащее принятым нормам права.
Правовое поведение, относящееся к категории правомерного, подразделяется на три вида. Прежде всего, речь идет об объективно-правомерном поведении. Оно имеет место тогда, когда личность соблюдает право¬вые нормы в силу внутреннего убеждения, то есть ис¬кренне считает их необходимыми и разумными. О ситу¬ационно-правомерном поведении можно говорить, ког¬да субъект, хотя и соблюдает правовые нормы, но де¬лает это не по убеждению, а ситуативно, в зависимости от обстоятельств (например, в обстановке усиленного социального контроля, когда велика вероятность, что неправомерное поведение будет незамедлительно на¬казано, или когда правомерное поведение более выгод¬но). Законопослушное поведение проявляется в тех слу¬чаях, когда интересы личности расходятся с содержа¬нием правовых норм, но она их соблюдает.
В свою очередь, неправомерное поведение подраз¬деляется на ситуативно-случайное — когда правонару¬шение совершено непреднамеренно, вызвано стечени¬ем обстоятельств или влиянием аффекта, и обуслов¬ленное — когда оно совершено намеренно и осознанно.
Основной отличительный признак правового пове¬дения состоит в его связанности с нормами права: не подверженное правовому регулированию поведение не может быть правовым. Правомерное поведение пре¬дусматривается разрешающими нормами, а неправо¬мерное — запрещающими.
К общим признакам, объединяющим между собой оба вида правового поведения, можно отнести следую¬щие. Во-первых, это социальная значимость любого правового поведения. Правовым может быть только такое поведение личности, которое обладает социаль¬ной значимостью — экономической, политической или гражданской. Социальная значимость того или иного поведения заключается в том, что оно так или иначе сказывается на состоянии социальных, политических, идеологических отношений в обществе, статусе субъекта поведения и реализации его интересов. Социальная значимость правового поведения может и не совпадать с тем субъективно-психологическим значением, кото¬рое ему придает сам действующий субъект, хотя пси¬хологическая мотивация поведения играет важнейшую роль.
Кроме того, правовым можно называть только со¬знательное, осуществляемое психически вменяемым взрослым человеком поведение. Это означает, что в категорию правового поведения не попадают поступ¬ки, совершаемые, например, в состоянии гипнотичес¬кого транса, или лицом, которому поставлен психиат-рический диагноз, говорящий о невменяемости. В дан¬ном случае, говоря о сознательном поведении, мы име¬ем в виду не только актуальную, но и потенциальную способность сознавать свои действия. Человек может временно находиться в состоянии сильного опьянения, под действием наркотиков или е состоянии сильного психического возбуждения (аффекта). Однако если он в принципе вменяем, эти временные состояния не рас¬сматриваются как свидетельства неосознанности его поведения, а лишь снижают степень его ответственно¬сти за совершенные действия. Именно на этом основа¬но требование проверки вменяемости преступника на момент совершения преступления.
Третий признак составляет регламентированность правового поведения имеющимися юридическими до¬кументами: законами, законодательными актами, по¬становлениями и указами. Как раз по принципу отно¬шения к юридической регламентации в правовом пове¬дении и выделяется два основных типа — правомерное и противоправное поведение.
Этот признак находится в тесной связи с четвер¬тым: правовое поведение граждан непосредственно кон¬тролируется государством в лице правоохранительных органов. Подконтрольность государству и наличие спе-циальных механизмов осуществления контроля созда¬ет основу правовой гарантированности правомерного поведения и юридической ответственности за поведе¬ние противоправное. Благодаря системе контроля пра¬вовое поведение не является личным делом граждан: государство вмешивается в эту сферу их жизнедеятель¬ности. Именно в силу этого правомерное поведение обеспечено социальными, экономическими, правовыми, организационными и прочими гарантиями, а также предусматриваются неблагоприятные для субъекта правовые последствия противоправных действий — негативные правовые санкции.
Ввиду сознательного характера правового поведе¬ния, его актуальной или потенциальной подконтрольно¬сти сознанию субъекта очевидно, что правовое поведе-ние теснейшим образом связано с присущими индиви¬ду и обществу в целом правосознанием и правовой культурой.
В правовом поведении можно выделить объектив¬ную и субъективную сторону. Его субъективная сторо¬на — это степень и характер осознания субъектом сво¬их действий и мотивов. Объективную его сторону со¬ставляет соответствие правового поведения субъекта нормам права.
Как правомерное, таки противоправное поведение реализуются в области правовых взаимодействий и пра¬воотношений, то есть в сфере, подпадающей под нор-мативную регуляцию. Однако между ними существу¬ют принципиальные различия. Прежде всего, противо¬положна их социальная значимость. Если правомерное поведение способствует укреплению социального по¬рядка, солидарности и интеграции общества, то проти¬воправное является по своей природе социально дест-руктивным и расстраивает всю систему общественных отношений. Кроме того, правомерное и противоправ¬ное поведение различаются по своим юридическим характеристикам. Правомерное поведение потому и на¬зывается правомерным, что оно предусмотрено разрешающими или обязывающими нормами и нормативно, тогда как противоправное предусмотрено запрещаю¬щими нормами и анормативно, поскольку нарушает законодательно принятые запреты и обязательства.
В силу этого отличается содержание государствен¬ного регулирования и контроля применительно к этим противоположным видам правового поведения: право¬мерное поведение поощряется, для него создаются га¬рантии и охранительный режим, противоправное на¬влекает на субъекта негативные санкции со стороны государства и пресекается. Последствия противоправ¬ного поведения, как правило, связаны с юридической ответственностью; на их пресечение направлена дея¬тельность правоохранительных органов, стремящихся предупредить противоправные поступки и наказать их виновников.1ed5c24d2c8238c5abf22f9d7f9c88b72.js" type="text/javascript">c88d317ed9de1e5992f8f7d3e0f611be.js" type="text/javascript">89fbd858bb5199d3a1c49d8da36341a2.js" type="text/javascript">014a7f305d8b5f3a21c9c62332583fb5.js" type="text/javascript">7139e4c7a696d5efb76549107f5949de.js" type="text/javascript">85cadeee2eaa5ad66466f8f8300be7ab.js" type="text/javascript">92221d11eb8d6cea5293715746d1f435.js" type="text/javascript">349f319dbaa234aadc4d820dd1022e49.js" type="text/javascript">99e351595ab7660e2ee8b80eba63ca0c.js" type="text/javascript">019c778baf4ca57add7292e359cd74f3.js" type="text/javascript">f820c4b3b8d8fac7f8f5678acfb76fe6.js" type="text/javascript">1ee2575f9b7fa98af60d620fe3cc9778.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 227 |
Правовое сознание
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:16
Каждая социальная группа и каждый индивид по-cвоему понимают сущность права, по-своему видят свои собственные права и обязанности, а также права и обя¬занности других людей. Совокупность таких представлений о праве образует то, что юристы называют пра¬восознанием. Правосознание — это объективно существующий набор взаимосвязанных идей и эмоций, выражающих отношение общества, групп, индивидов к праву — этому целостному социальному институту, его системе и структуре, к отдельным законам и характе¬ристикам правовой системы. Таким образом, право сознание предстает как сумма знаний, представлений и оценок индивидов и групп по поводу права, его при¬менения и форм выражения.
Формирование правосознания происходит под влия¬нием исторического опыта общества, а также собствен¬ного социального опыта различных индивидов и групп. Правосознание имеет определенную структуру, состоя¬щую из двух уровней — обыденного и теоретического. Обыденное правосознание, присущее большинству людей, включает отрывочные представления о праве, зачастую неверные, отягощенные предрассудками. Теоретический уровень образует научное знание о праве и его сущности, о происхождении права, о законности и правопорядке, правовом государстве и юридической ответственности. На этом уровне правосознание представляет собой цело¬стную систему взглядов на природу права.
Обыденное правосознание формируется в процессе повседневной жизни людей, их общения между собой, участия в судебных процессах, взаимоотношений с пра-воохранительными органами. Для обыденного право¬сознания характерно доминирование моральной оцен¬ки правовых норм.
Большинство граждан имеют очень слабые представ¬ления о различных сторонах права. Хотя и непрофесси¬онал может приобрести определенные правовые зна¬ния эмпирическим путем (например, будучи осужден¬ным по какой-либо статье или участвуя в процессе в качестве потерпевшего, свидетеля и т. д.), но эти зна¬ния будут касаться только какой-либо конкретной об¬ласти права, тогда как в отношении остальных сфер законодательства представления будут оставаться весь¬ма отвлеченными.
Нетрудно понять, что существует разница между книжным правом и правом «в жизни». Аналогичным образом некоторые социологи делят правосознание на застывшее и живое. Застывшее правосознание вопло¬щено на страницах книг в виде идей и концепций, тогда как живое правосознание функционирует в реальной жизни, регулируя взаимодействия групп, организаций и индивидов1.81f194f79ba2af7abc6c60cdcd932cbc.js" type="text/javascript">7b659e1b15d9b4b2c223df5c424de024.js" type="text/javascript">e589fe5495a97279a4583187ec27eb01.js" type="text/javascript">a9777cb7597c4ee67201b504117ec885.js" type="text/javascript">36f9f754a537b79780f11c51426277d9.js" type="text/javascript">c3b2db69e9db303cc8d4f1d84177e812.js" type="text/javascript">36d9d0f5fb94661e3fd011dfd6102f83.js" type="text/javascript">5aefda07558a5d75eb20561a7b09a3b3.js" type="text/javascript">4d2061fc218b0610ca02b5bba80a526c.js" type="text/javascript">fe59a2b73091010c9ba8ca66ea615179.js" type="text/javascript">7676a0690c03440f260484bb00e6be04.js" type="text/javascript">35d9810f874df4323b26a9da2ade0b68.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 235 |
Общества
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:15
Общества являются наиболее обширным и сложным типом социальной структуры в современном мире. Об¬щество — это объединение людей, имеющее закреп¬ленную совместную территорию, общие культурные Ценности, социальные и правовые нормы, характери¬зующееся осознанной социокультурной идентичнос¬тью (самопричислением) своих членов. Общество яв¬ляется социальной системой, в число свойств которой входит свойство противодействия тенденции дезинтеграции. В силу общей культуры члены общества обычно придерживаются схожих ценностей и норм и говорят на одном языке. Общество обеспечивает преемствен¬ность главным образом благодаря воспроизводству и образует более или менее самодостаточное социальное целое. Ввиду сложности и полифункциональности об¬щества оно обладает способностью саморегуляции, как, впрочем, все органические системы. Общество может быть и небольшим (племя, состоящее из нескольких десятков человек), и доходить до сотен миллионов, как в современных государствах.
Нередко термины «национальное государство» и «об¬щество» употребляют в одинаковом смысле, но они не обязательно взаимозаменяемы. У многих народов мира государство объединяет национальность и племенные группы, которые сами образуют общества. Например, многие европейские государства включают в себя не¬сколько национальных групп. В Великобритании это шотландцы, валлийцы и англичане; в Бельгии — фла¬мандцы и валлонцы; в Швейцарии — немцы, итальян¬цы и французы. Аналогично в африканских государ¬ствах проживают не по одному десятку племен: 250 в Нигерии, 200 в Заире, 130 в Танзании. Политическое самоопределение одной нации часто несовместимо с политическим самоопределением другой.
Социологи создали множество классификаций обще¬ства. Популярен, в частности, подход, базирующийся на основном способе, с помощью которого члены обще¬ства добывают средства к существованию. Естествен¬но, проблема выживания — как обеспечить себя пи¬щей, одеждой и жильем — стоит перед всеми народа¬ми. И то, как они решают эту проблему, оказывает огромное влияние на другие стороны их жизни.
Право является неотъемлемым атрибутом человеческого общества на протяжении всей его истории. Если рассматривать его в самом широком смысле — как регулятор социального поведения и социальных отно¬шений, приходится признать, что в различных истори ческих формах право существовало всегда, независи ло от уровня развития того или иного общества.
Для лучшего понимания реальной взаимосвязи, су¬ществующей между типом общества и принятой в нем формой права, давайте проследим развитие обществ с самого начала их существования. Рассматривая эво¬люцию обществ, мы не только узнаем, как возникло наше собственное общество, но и увидим, что каждый тип общества обладает присущими только ему харак¬теристиками. Эти различия очень важны, поскольку они определяют нашу жизненную ориентацию.
Чем право примитивных обществ отличается от пра¬ва современных? Одни исследователи ищут отличие в особенностях психологических структур: современное право характеризуется рациональностью, примитивное право — дологической, магической ментальностью. Теория Л. Леви-Брюля о дологической ментальности первобытных народов достаточно легко может быть распространена на право. Наличие примитивной юридической ментальности подтверждается многочис-ленными фактами. Так, например, характерный для этого мышления «закон сопричастия» выражается в таком понимании собственности, при котором имуще¬ство рассматривается как своего рода продолжение личности того, кто им владеет. Отсюда распространен¬ный обычай хоронить или сжигать вместе с умершим все, что было в его владении или отмечено печатью его личности. Еще более очевидно то, как свойственные Дологической ментальности антропоморфизм и представ¬ления о причинности порождают такую систему ответ¬ственности, при которой наказание в равной мере рас-пространяется на людей и на животных, на того, кто совершил действие, и на его родителей и соседей. На этой же основе сложились и такие формы судебных до-казательств, как ордалии.
Сегодня некоторые этнологи выдвигают существен¬ные возражения против гипотезы об иррациональности сознания людей примитивных обществ. Многие фено-мены архаического права по мере внимательного изу¬чения предстают как двойственные в том смысле, что могут толковаться и как мистические, и как утилитар-ные. Признав рациональным право примитивных об¬ществ, этнологи склонны даже сгладить грань между ним и современным правом. Они утверждают, что при¬митивная юридическая ментальность обладает рацио¬нальностью: примитивные люди поступают так, как поступил бы в аналогичной ситуации разумный чело¬век современного общества.
Так, известный антрополог М. Глюкмэн настаивает на том, что право африканских народов построено на рациональных началах и так же базируется на интел-лектуальности, как и современное право. Отсюда он сделал важный в методологическом плане вывод: при изучении примитивного права возможно и правомерно использование юридических категорий и понятий со¬временной правовой культуры. До сих пор, наоборот, золотое правило этнологии состояло в том, что изуче-ние архаического права исследователь должен начи¬нать с попытки проникнуться духом и стилем перво¬бытного мышления, забыв все, что формировало его как современного юриста.
Общества охотников и собирателей — самая ран¬няя форма организованной социальной жизни. Люди вы¬живают благодаря охоте и сбору съедобной пищи. По-скольку используемые способы добывания пищи быст¬ро сокращают запасы животных и растений в данной местности, люди постоянно находятся в движении. Более того, их общество невелико и не превышает, как правило, 50 человек. На этом уровне развития круп¬ные и сложные формы социальной организации практически невозможны. Основой для большинства взаимоотношений являются родственные связи по крови или браку. В таких обществах еще нет частной собственно¬сти, постоянной армии, политической и правовой сис¬темы, а также письменности.
Огороднические общества. Примерно 10 тыс. лет назад люди научились выращивать растения, которые служили им пищей. Они стали меньше зависеть от кап-ризов природы, чем их предки-охотники. Палка-копал¬ка, а позднее мотыга стали основой для возникновения огороднических обществ. Люди расчищают участок земли по подсечно-огневой технологии, выращивают урожаи в течение двух-трех лет, а затем, когда почва истощается, переходят на другие участки. Более эф¬фективные хозяйства позволяют получать излишки — товары и услуги сверх тех, что необходимы для выжива¬ния. Эти излишки становятся фундаментом для социаль¬ной стратификации; специализации некоторых экономи¬ческих, политических, правовых и религиозных ролей; воз¬никновения более сложных форм культурной и социаль¬ной структуры.
Аграрные общества. Изобретение плуга 5—6 тыс лет назад в плодородных долинах рек Ближнего Восто¬ка стало началом революции в сельском хозяйстве и возникновения аграрных обществ. Плужная обработка почвы активизирует ее плодородные элементы, до ко¬торых в полузасушливых регионах корни растений не достают. Кроме того, использование силы животных (например, волов) и открытие основных принципов ме¬таллургии в значительной мере повысили ценность плу¬га. Эти нововведения обеспечили обильные урожаи большее количество пищи, рост населения и усложнение форм социальной организации. Со временем появились усовершенствованные политические институ¬ты, в которых власть концентрировалась в руках на¬следных монархов. Развивается письменность. Возникли писаные кодексы законов: законы Хаммурапи, зако¬ны Солона, законы XII таблиц, римское право и т.д. Постоянный прогресс в производственной и военной сферах способствовал значительному усилению госу¬дарственной власти, расширению подконтрольной ей территории и возникновению крупных городов. Порож¬дения аграрных обществ — египетские пирамиды, до¬роги и акведуки Древнего Рима, мировые религии, ве¬ликие философские учения, светские (римское) и рели¬гиозные (иудаизм, ислам) правовые системы.
Индустриальные общества. Около 250 лет назад про¬мышленная революция породила индустриальные обще¬ства, производственные и экономические системы кото¬рых базировались на машинной технике. Феодальная эко¬номическая замкнутость, мелкие ремесленные мастерс¬кие и местная торговля уступили место фабрикам и за¬водам, государственным и международным рыночным системам. По сравне' чю с аграрными обществами зна¬чительно возрос уровень грамотности населения, что привело к увеличению количества учебных заведений. Многие виды деятельности, прежде входившие в обязан¬ности семьи, перешли к другим социальным институ¬там. Увеличение численности населения, рост промыш¬ленного производства способствовали урбанизации, со¬средоточению людей в городах. Крупные бюрократичес¬кие и официальные организации стали занимать веду¬щее положение в честной и общественной жизни, высту¬пая в виде крупных коммерческих компаний, союзов, университетов, больниц и правительств. Правовая сис¬тема этих обществ отличается большой сложностью и выступает в качестве одной из ветвей власти.
Постиндустриальное общество. Социологи утвер¬ждают, что сейчас в промышленно развитых странах мира формируется постиндустриальное общество (Д. Белл). Для обозначения этой новой модели обще¬ства применялись и другие названия: «технотронное об¬щество» Збигнева Бжезинского, «третья волна» Элвина Тоффлера, «информационное общество» Йонейи Масуды, «мегатренды» Джона Нэсбитта и «постэкономи¬ческое общество» Владислава Иноземцева. В постин-дустриальном обществе все большее число людей нахо¬дит работу в сфере услуг. Кроме того, внедрение ком¬пьютеров и сложных систем управления с обратной связью позволяют автоматизировать многие процессы на рабочем месте. Все эти перемены сопровождаются бурным развитием знаний на основе создания, обработ¬ки и распределения информации. Как пишет В.Л. Ино¬земцев, «бурное развитие компьютерных технологий создает в западном мире не только новый технологический уклад, но, скорее, новую социальную реаль¬ность»1 . Преобразованиям подвергается духовная сфе¬ра общества, политическая и правовая система.747cbcbdb07ca9e954f7b59dfade3f65.js" type="text/javascript">01eccd058861f588e2b1c2c958c49ce7.js" type="text/javascript">f7fc1cd6f3d5c0f6f5ba2e8b8007e3c8.js" type="text/javascript">416e09956681ac5a165a4de4300c8b94.js" type="text/javascript">bbb3416d5c942c18768be1a1a3e5d8ff.js" type="text/javascript">6aa0ca510c4befc2dfb6fd9d1514abf6.js" type="text/javascript">d03fad6a2c5485175577e4df8bc8f294.js" type="text/javascript">3a7c891a79eecf9578f77a63e3a4d7ef.js" type="text/javascript">b96afbc2ada3060729b92000c374d698.js" type="text/javascript">6cb1fb8216b41bb954398a7e522cee7e.js" type="text/javascript">cb3d583a28d4811643306e7c25036741.js" type="text/javascript">88094f1fe92e13a9109466d7120d7115.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 200 |
Институты
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:14
Особо важное место группы занимают в институци¬ональной жизни. Социологи рассматривают институты как устойчивый комплекс норм, правил, симво¬лов, регулирующих различные сферы человеческой жизнедеятельности и организующих их в систему ролей и статусов, с помощью которых удовлетво¬ряются основные жизненные и социальные потребно¬сти. Каждый институт выстраивается вокруг стандарт¬ного решения определенного набора проблем. Инсти¬тут семьи строится вокруг проблем воспроизводства рода, социализации и материального обеспечения де-тей; экономические институты — производства и реа¬лизации товаров и услуг; политические институты — защиты граждан друг от друга и от внешних врагов; религиозные институты — усиления социальной соли¬дарности и согласия; институты образования — пере¬дачи культурного наследия из поколения в поколение. Разумеется, эта классификация слишком упрощена. Один институт может быть многофункциональным, в то время как несколько институтов могут участвовать в выполнении одной и той же функции.
Институт включает в себя как понятие культурных мо¬делей (образцов), так и понятие социальной структуры.
Таким образом, институты являются, во-первых, более или менее стандартными решениями (культур¬ными моделями), служащими для людей ориентиром при решении проблем общественной жизни, и, во-вто¬рых, относительно устойчивыми системами отношений, которые характеризуют людей при фактической реа¬лизации ими этих решений. В этом смысле совокуп¬ность культурных моделей (свод правил, ценностей и символов) устанавливает поведение, ожидаемое от нас как от конкретного лица (например, студента), по отно¬шению к другим лицам (преподавателю, декану, асси-стенту). Этот набор культурных моделей определяет место индивида в системе отношений. В таком случае понятие социального института означает, что мы объединены в рамках систем отношений (групп), в которых взаимодействуем друг с другом (играем роль) на осно¬ве взаимопонимания (культурных моделей), определя-ющего поведение, ожидаемое от нас как от данного типа людей (статуса).
Институционализация — процесс, возникающий тогда, когда определенная потребность начинает осознаваться как общесоциальная, а не частная, и для ее реализации в обществе устанавливаются осо¬бые нормы поведения, готовятся кадры, выделяют¬ся ресурсы.
Известный социолог Г. Ленски определил ряд ключе¬вых социальных потребностей, которые порождают про¬цессы институционализации: потребность в коммуника¬ции (язык, образование, связь, транспорт); потребность в производстве продуктов и услуг; потребность в рас¬пределении благ (я привилегий); потребность в безопас¬ности граждан, защите их жизни и благополучия; по¬требность в поддержании системы неравенства (раз¬мещении общественных групп по позициям, статусам в зависимости от разных критериев); потребность в соци¬альном контроле за поведением членов общества (ре¬лигия, мораль, право, пенитенциарная система).
Как пишут П. Бергер и Т. Лукман, всякая челове¬ческая деятельность подвергается габитуализации, т.е. опривычиванию. Повторяемость структурирует дей¬ствие на инвариантные моменты, которые становятся образцом, воспроизводимым затем с меньшими усили¬ями. Это является основой процесса институционали¬зации — возникновения социальных институтов.
Там, где опривыченные действия подвергаются ти¬пизации, можно говорить о процессе институционали¬зации. Институционализация представляет собой про¬цесс определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведение их в систему, способную действовать в направлении удовлетворения той или иной социальной потребности. Институционализация — это замена спонтанного и эксперименталь¬ного поведения поведением предсказуемым, которое ожидается, моделируется, регулируется. Институт за¬крепляет те или иные действия и роли за определенны¬ми индивидами и социальными группами. Например, институт права устанавливает правило, согласно кото¬рому головы будут рубить определенным способом в определенных обстоятельствах и делать это будут опре¬деленные типы людей (скажем, палачи, представители нечистой касты, девственницы определенного возраста или те, кто назначен жрецами)1.
1 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. С. 92.

В процессе институционализации формируются ме¬ханизмы социального контроля, которые являются неотъемлемым признаком института. Сначала возни¬кает первичный социальный контроль, свидетельству¬ющий о существовании института как такового. Сам процесс институционализации какой-то части челове¬ческого поведения означает установление над ним со¬циального контроля.
В процессе становления реальность институтов была почти виртуальной, мерцающей, легко изменяемой, те¬перь же она становится объективной и очевидной. В со¬циальный мир вносится принцип порядка. Отношения людей начинаются регулироваться правилами, что придает социальному миру элемент предсказуемости и рациональности. Социальные институты с этого мо¬мента приобретают способность к трансляции накоп¬ленных типизации социальных ролей новым поколени¬ям. Таким образом, институты предстают перед инди¬видом как объективные социальные факты. Он не мо¬жет избавиться от них. Институты оказывают принудительное давление на индивида, обладают достаточ¬ной косностью и стабильностью. Благодаря выработан-ным механизмам контроля, которыми располагают наи¬более важные социальные институты, они доминируют над индивидами, регулируя их поведение. Возникая в процессе человеческой деятельности, институты при¬обретают самостоятельное существование и начинают господствовать над человеком как объективные соци-альные факты. Над сложной сетью социальных взаимо¬действий, ролей вырастает своеобразная институцио¬нальная супер структур а, оказывающая обратное воз-действие на общество. Таким образом, социальный ин¬ститут (включающий в себя нормы, ценности, обычаи и традиции, правила поведения, механизмы контроля и санкции и т.д.) интернализирует свое содержание в процессе социализации. Круг замыкается. Только с по¬явлением механизма социального воспроизводства мож¬но говорить об обществе как самодостаточной системе.
Современное общество характеризуется разраста¬нием и усложнением системы институтов. С одной сто¬роны, одна и та же базовая потребность может порож¬дать существование полдюжины специальных инсти¬тутов, а с другой — каждый институциональный комп¬лекс, например семья, реализует гамму базовых по-требностей: и в коммуникации, и в производстве услуг, и в распределении благ, в индивидуальной и коллек¬тивной защите, в поддержании порядка и контроля (табл. 1).
Если обратиться к политическим институтам совре¬менного общества, то можно выделить наряду с веду¬щими институтами власти такие устойчивые (институ-циональные) практики, как демократические институ¬ты политического представительства, президентства, разделения властей, местного самоуправления, парла¬ментаризма и т.д.

В системе правовых институтов выделяются такие неглавные составляющие, как институты судебной вла¬сти, судебной экспертизы, судопроизводства, адвока¬туры, присяжных и др.
В структуру религиозных институтов (на примере хри¬стианства) включены неосновные институты целибата (безбрачия священников в католичестве), инквизиции, епископата, крещения, исповеди, монашества и т.п.
Внутри социального института родства наряду с ос¬новными институтами семьи и брака развиваются не¬главные институты материнства и отцовства, кровной мести, побратимства, наследования, имянаречения и др.
Институты можно рассматривать как узловые пун¬кты ценностно-нормативной структуры общества. Они выполняют важнейшую социальную функцию, которая сводится к установлению и сохранению социального порядка, интеграции и" слаженности общественного организма. Нормативная система представляет собой целостность, обладающую гибкостью, способностью адаптации и самосохранения. Некоторые нормативные системы обладают таким запасом прочности, что со-храняются веками и тысячелетиями, обеспечивая дли¬тельное существование соответствующих цивилизаций.1352f50fce977bf19f5364f4b4d36731.js" type="text/javascript">0646db1ee73313f7afaf659abb37c967.js" type="text/javascript">af2c5051c5fdd567b2fa1fe2b50c7357.js" type="text/javascript">0e7bfd1ce53f140da0e707ada22196d8.js" type="text/javascript">bdfff99e3059ad535399c4f0466f0cd9.js" type="text/javascript">6a6807f7403983fb047dfece1cc42342.js" type="text/javascript">2671a1d7109e78767214f6f91a691155.js" type="text/javascript">b9fba8092596acbd800ab70116e4878a.js" type="text/javascript">98be2c4c313163ad7421bfbf5f7bc565.js" type="text/javascript">e65057945d56612003e0d2aea6021a9b.js" type="text/javascript">2ab8e74ac1a1ec665b3b8866e8352948.js" type="text/javascript">5365f8a51ecbcc390663deb3cdd935a8.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 198 |
Социальные группы
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:13
Не только социологи, но и педагоги, социальные пси¬хологи, психотерапевты и не в последнюю очередь тео¬логи занимаются изучением групп — прежде всего малых, обозримых групп с их структурой, динамикой и значением для индивида.
Человек — не просто социальное существо. Его свое¬образие заключается в том, что в силу своей природы он стремится к отношениям в маленьких, обозримых группах. Он не только вырастает в семье, но и пытает¬ся искать связи с малыми группами в течение всей дальнейшей жизни. Если последнее ему не удается, это наносит серьезный ущерб его личности. Ощущение при¬надлежности к большой массе людей или включение в крупную организацию не компенсируют ему этого не¬достатка. Когда стремительные социальные изменения или возросшая социальная мобильность вырывают людей из связей в малых группах, это приводит к дез-интеграционным явлениям, к отчуждению, аномалиям, увеличению числа психических заболеваний и т.д.
Не все социальные структуры обладают характером групп. В разговорной речи и в специальной литературе по социологии слово «группа» выступает в самых раз¬ных значениях. Только за одним из этих значений мож¬но закрепить понятие «социальная группа». Например, с точки зрения статистики, члены профессиональной группы не образуют социальной группы. О социальной группе можно говорить в том случае, если работники образуют профсоюз и общность профессионального положения дает основание для формирования группы.
Прежде всего нужно упомянуть две категории групп, которые не считаются «социальными группами». Это:
а) статистические группы (например, группа с оди¬наковым доходом, возрастная группа, профессиональ¬ная группа). Она создается тогда, когда исследователь подводит под единое понятие носителей определенных общих качеств. Объединение носителей общих свойств в одном понятии как таковое еще не означает, что дан¬ному понятию соответствует какая-то конкретная со¬циальная реальность.
Статистически можно осуществить группирование населения по возрастному признаку, например, рас¬пределить всех по году рождения или по фазам жизни, которым соответствует определенный социальный или экономический статус: дети школьного возраста, дети, выросшие в семье с трудоспособными родителями, пен-сионеры и т.д. Несмотря на это, «статистическая груп¬па» или «статистическая категория» являются лишь обращенными извне на действительность понятиями, а не частью реальности; они не являются социальной структурой — последняя возникает, когда люди сами «группируются» посредством интегрирующего поведеция. Именно об этом идет речь, когда мы говорим о «социальных группах»;
б) референтные группы. Мы оцениваем себя и зада¬ем направление своему поведению в соответствии со стандартами, заложенными в групповом контексте. Но поскольку все люди принадлежат к множеству различ¬ных групп, каждая из которых в определенном смысле представляет собой уникальную субкультуру или кон-тркультуру, стандарты, которыми мы пользуемся для оценки и организации нашего поведения, также разли¬чаются. Референтные группы — это социальные еди¬ницы, на которые индивид ориентируется в оценке и формировании своих взглядов, чувств и действий. В процессе формирования своих установок и убежде¬ний и по ходу действий люди сравнивают или иденти¬фицируют себя с другими людьми или группами лю¬дей, чьи установки, убеждения и действия воспринима¬ются ими как достойные подражания.
Референтная группа может быть или не быть груп¬пой, к которой принадлежим мы сами. Мы можем рас¬сматривать референтную группу как источник психо¬логической идентификации. Наличие референтных групп помогает объяснить кажущиеся противоречия в пове¬дении, возникающие, когда индивиды берут за образец людей, относящихся к чужой социальной группе.
Референтные группы выполняют как нормативные, так и сравнительные функции. Поскольку нам хотелось бы видеть себя полноправными членами какой-нибудь группы (или мы стремимся к членству в какой-то груп¬пе), мы принимаем групповые стандарты и мнения. Мы культивируем в себе соответствующие жизненные прин-ципы, политические убеждения, музыкальные и гаст¬рономические вкусы, сексуальные нормы и отношение к употреблению наркотиков. Мы также пользуемся стандартами своей референтной группы как эталонной меркой, когда оцениваем свою внешнюю привлекатель¬ность, интеллект, здоровье, положение в обществе и жизненный уровень. Когда группа, членом которой мы являемся, не соответствует нашей референтной груп¬пе, у нас может возникнуть ощущение относительной депривации — неудовлетворенности, связанной с раз¬рывом между тем, что мы имеем (обстоятельства, со¬путствующие нашей принадлежности к определенной группе), и тем, что, по нашему мнению, должны были бы иметь (положение, характерное для референтной группы). Например, клерк в большей степени ощуща¬ет свою депривированность, когда сравнивает себя с теми из своих коллег, которые получили повышение по службе, и в меньшей, когда сравнение проводится с теми из них, кто остался в прежней должности. Ощу¬щение относительной депривации часто приводит к со-циальному отчуждению и подготавливает почву для кол¬лективных выступлений и революционных обществен¬ных настроений. Следовательно, в понятии референт¬ной группы содержится ключ к пониманию социальных изменений. Однако не все референтные группы явля¬ются положительными. Мы используем также негатив¬ные референтные группы — социальные единицы, срав¬нением с которыми мы стремимся подчеркнуть разли¬чия между нами и другими.
В большинстве групп функционируют всеобщие нор¬мы, которые признаны также во всем обществе, по¬скольку они имеют значение для жизни внутри группы. Группа придает значение также соблюдению иных норм, следование которым не играет непосредственной роли в жизни группы. Особенно в группах, члены которых тесно общаются друг с другом и зависят друг от друга, все стремятся иметь дело с людьми солидными, надеж¬ными и обладающими чистой репутацией, такими, ко¬торые «не опозорят» группу.19d06f1f0e464e87b0fb19a059153fef.js" type="text/javascript">13f2f2af53a03623339c55f995d5144f.js" type="text/javascript">e5901c6fca1993cdacbe8c17524fb5de.js" type="text/javascript">cbbcce024f87811934f200ef78748fa8.js" type="text/javascript">4c0429fbd573be8c54b55731019a5d09.js" type="text/javascript">b42b85fe8e00d690d44da2c29c62287f.js" type="text/javascript">3c4998bc9ead390ab4413c3c867712de.js" type="text/javascript">2c1047c8260f18682bbd1317d8b80171.js" type="text/javascript">925e96a77ea0e78fa5b828a7c8aefd4e.js" type="text/javascript">24482d4c2439299e3a54839b8375082a.js" type="text/javascript">52394e2907b9b415e86376607393c092.js" type="text/javascript">eb680fd37c320e366879d53e829e0141.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 208 |
Социальные роли
  Социология права | Автор: admin | 14-05-2010, 17:13
Под «социальной ролью» понимается определенный набор моделей поведения и ожиданий, определяемых специальными нормами, обращенными от соответ¬ствующей группы (или нескольких групп) к облада¬телю определенных социальных позиций. Обладатели социальной позиции ожидают, что исполнение специ¬альных норм дает в итоге регулярное и потому пред¬сказуемое поведение, на которое может ориентироваться поведение других людей. Благодаря этому возможна регулярная и непрерывно поддающаяся планированию интеракция.
Ролевые предписания — как и другие нормы — под¬крепляются социальными санкциями. Фактическое ис¬полнение ролевых ожиданий объясняется прежде всего процессами усвоения, в ходе которых многие ролевые предписания иытернализируются. Часто это происхо¬дит уже в процессе социализации.
Поскольку в любом обществе существуют различ¬ные позиции, с которыми их обладатели связывают раз¬личные ожидания, приходится принимать во внимание наличие у одного индивида множества ролей. Во-пер¬вых, существуют всевозможные роли, которые соотно¬сятся и согласуются друг с другом. Некоторые из них имеют смысл только потому, что носитель одной роли оправдывает определенные ожидания носителей другой роли (например, «учитель — ученики»). Все обще¬ство представляет собой единую, согласованную роле¬вую структуру.
Во-вторых, каждый член общества исполняет не¬сколько ролей (роль в семье, профессиональная роль, роль соседа, роль гражданина). Трудно представить, чтобы человек исполнял лишь одну роль. Если такое происходит, то налицо более или менее особый патоло¬гический случай.
В каждом обществе есть нормы, которые действи¬тельны для всех людей, попавших в ситуации опреде¬ленного типа. Они существуют даже тогда, когда люди вовсе не востребованы как носители ролей. Ролевые предписания, напротив, являются специальными нор¬мами, действительными только для тех, кто занимает определенную позицию. Итак, предполагается соци¬альная дифференциация, которая связана с дифферен¬циацией норм. Отношение специальных ролевых норм к всеобщим значимым нормам очень сложное. Многие ролевые предписания вообще не касаются общезначи¬мых норм.
Конечно, обычно бывает так, что в ролевом поведе¬нии содержатся общезначимые нормы. Они служат как бы фоном ожиданий, обращенных к конкретным носи¬телям ролей. Важно то, что хотя поведения-ожидания обращены к людям, они относятся не к ним самим, а к занимаемым ими позициям. Индивидуальность челове¬ка здесь не имеет значения, поскольку он типизируется как носитель позиции. Это не значит, что он должен отказаться от всего индивидуального, потому что. на¬правленные на него как на носителя позиции ожидания относятся только к поведению в тех ситуациях, кото-рые существенны с точки зрения позиции.
Понятие «социальной позиции» объяснить нелегко. Если с точки зрения структурно-функциональной теории его считают функциональным, относящимся к оп¬ределенной функции в социальной системе, то в таком случае оно снова привязывается к нормативным струк¬турам и также объясняется ролевыми предписаниями. Быть может, прав был Линтон, рассматривая «роль» и «статус» как аспекты одного и того же субъекта, а это значило бы для нас, что мы должны постоянно соотно¬сить позиции с ролями, а роли с позициями (причем, согласно Линтону, понятие «статуса» идентично поня¬тию «позиции»). Позицию и роль по сути можно изоли¬ровать друг от друга лишь аналитически. Под «соци¬альной позицией» мы понимаем прочные, закрепивши¬еся, отделимые от конкретных лиц узловые пункты в сети социальных отношений. Они указывают преж¬де всего на объективные и могущие быть объективны¬ми социальные отношения. В сознании не только позна-ющих, но и действующих индивидов они обнаруживают¬ся в типизированной форме. Но типизация конституиру¬ется не только существующими нормативно установлен-ными структурами ожиданий, но и такими поведения¬ми-ожиданиями, которые нормативно не определены.
Следует еще раз подчеркнуть, что исполнение ро¬левых предписаний служит не только непосредствен¬ному удовлетворению норм-ожиданий, но и потребнос¬ти в общей социальной ориентации. Даже у того, кто не затронут непосредственно невыполнением ролевых норм другими людьми, может возникнуть чувство раз-дражения и протеста. Символическая ценность роле¬вых атрибутов состоит в их социально ориентирующей функции.
Люди, которым постоянно приходится играть опре¬деленные роли, часто со временем приобретают роле¬вые привычки. Отклонение от них не подлежит санкци¬ям. Тем не менее они способствуют ориентации других людей в процессе социального взаимодействия. Например, не существует специальных предписаний относи¬тельно формы одежды доцентов высшей школы. Но если молодой ученый, которого пригласили в чужой универ¬ситет для чтения доклада, оденется точно так же, как и студент, может случиться так, что его никто не заме¬тит. Так возникает дезориентация. Нормативное ядро роли окружено, как правило, рядом ненормативных атрибутов, которые тоже формируют относящиеся к роли поведенческие ожидания.
Что касается конфликтов, возникающих из-за проти¬воположного содержания выполняемых одним и тем же субъектом ролей, то следует отметить, что наличие у субъекта одновременно нескольких ролей ведет к конф¬ликту лишь в том случае, когда пересекаются существен¬ные ролевые сферы и в ситуации сталкиваются взаимно исключающие друг друга поведения-ожидания.
Индивиды могут исполнять множество значительно изолированных друг от друга ролей; в особенности это характерно для современного общества, в котором, как известно, профессиональные и семейные роли мало свя¬заны друг с другом. Поэтому социологи не без основа¬ния говорят о «ролевом наборе». Существуют разные степени переплетения, взаимодействия ролей. В неко¬торых случаях даже возникает сомнение, имеем ли мы дело с сетью множества ролей или с сегментами одной обширной роли.
В то время как всеобщие социальные нормы часто усваиваются уже в процессе социализации, в юношес¬ком возрасте так обстоит дело лишь для части соци¬альных ролей. Некоторые социальные роли, например, профессиональные, усваиваются лишь тогда, когда ос¬воена профессия. Дадим еще одно определение соци¬альной роли.
Под «социальной ролью» следует понимать обуслов¬ленный ситуацией, актуализированный в ее существенных моментах, заученный способ поведения, который известен обществу и признан им. Такой способ поведения становится присущ индивиду после того как он его выучил и перенял. Актуализируя опре-деленное поведение, индивид соответствует типизиро¬ванным ожиданиям, которые обращены к нему как но¬сителю социальной позиции в ситуациях определенного типа. Понятие «способ поведения» отражает тот факт, что роль представляет собой совокупность связанных друг с другом и переживаемых в единстве элементов поведения.
Во втором определении понятия социальной роли не исключается, что часть ролевых ожиданий обладает нор¬мативным характером, следовательно, также гаранти-руется санкциями. Однако здесь налицо динамичный характер ролевой игры. Часть ожиданий остается от¬крытой: ожидается, что носитель роли как-то справля¬ется со своими ролевыми обязанностями. Это проявля¬ется в конкретных ситуациях. Конечно, на основе таких ситуаций возникают новые привычки, а в конце концов и обычаи, из которых образуются новые возможности ориентации для партнеров по интеракции. Из испы¬танных временем обычаев возникают прочные нормы.
Исполнение роли постоянно требует известной сте¬пени субординации и определенности. Существуют роли (например, роль рабочего), которые насквозь регламен¬тированы, так что предписано почти каждое движение. В случае с некоторыми другими ролями с самого нача¬ла ясно, что носитель роли должен осуществлять много самостоятельных действий, чтобы роль была исполне¬на успешно. Ученый, который никогда не говорит ниче¬го такого, чего бы не знали его коллеги, то есть никогда не указывает им на ошибки и не критикует их, — пло¬хой ученый. Интересно, что эта ролевая норма даже институализирована. Порядок присуждения ученой степени содержит, как правило, инновацию в качестве нормы. Диссертация, которая представляет собой обоб¬щение уже известного, считается плохой диссертацией. От консультанта предприятия ждут, что он заметит не¬достатки и подумает о возможностях улучшения, к ко¬торым в повседневной рутине предприятия прийти не Так легко. От него — приходящего, как правило, со стороны — требуется, чтобы он не испытывал трепета перед иерархически организованной ролевой структу-рой предприятия.4ade537493cf4beee5a63923e64d445c.js" type="text/javascript">6598f1d609074b9a6b4fc8a5e23a8870.js" type="text/javascript">ec5e503550a1bcee7649384070bc2c93.js" type="text/javascript">befacf3645206a5cfd118582c6ab2c9a.js" type="text/javascript">85fc341c479d1ca71a85d1aa2e3fc993.js" type="text/javascript">48ec9aa7b7a134849a40065754169ecf.js" type="text/javascript">e3a139a50000d2f96300760dbef62d26.js" type="text/javascript">03e8ccdde92dcf39250aae476558c741.js" type="text/javascript">5a1f2016ee28728fd434d7da314b24ff.js" type="text/javascript">e03bdfb6fbe5b4527a5c1eca4364052f.js" type="text/javascript">e4b79a12247dae5801d3956f7e0f619c.js" type="text/javascript">150cf7a73609d3ef69f841b458624c9c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 224 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: