Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
КРИТЕРИЙ ХАРАКТЕРА СЛУЖБЫ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:24
Ответственность обычно возлагается на коллектив, которому вменена обязанность несения службы. Следовательно, погашение ущерба возлагается на орган управления, которому подчинена эта служба.
Так, до принятия законов 1982—1983 годов о децентрализации выдача разрешений на строительство осуществля-
лась государственной службой; даже когда такое разрешение выдавалось или в его выдаче мэр отказывал, само решение порождало ответственность государства, поскольку в этом случае мэр выступал от имени государства.
По двум довольно сложным вопросам эти правила применяются несколько тоньше: так обстоит дело в области деятельности полиции и реализации контроля.
1) Вопрос о деятельности полиции сложен потому, что наша современная система предусматривает разрыв между организацией службы и ее ответственностью. Организация полицейских служб зависит в основном от государства. Полицейские подразделения в значительной части находятся на государственной службе, а сами полицейские являются агентами государства. Это относится к городской полиции, отрядам республиканской безопасности, жандармерии; только сельская полиция до сих пор подчиняется властям коммуны.
Но необходимо проводить различие и в характере служебных функций. Во многих случаях судебные казусы относятся к деятельности муниципальной полиции, которая находится в ведении коммун, даже если ее функции выполняются агентами государства. В других случаях затрагивается деятельность полиции, находящейся в ведении государства. Таким образом, ответственным за ущерб выступает чаще всего коммуна, а иногда и государство.
Ответственность коммуны устанавливается муниципальными полицейскими постановлениями, например постановлением о стоянке автомобилей или реквизиции жилищ для размещения в них людей в случае срочной необходимости. В частности, все вопросы, касающиеся полиции дорожного движения в населенных пунктах, находятся в ведении коммуны. Вместе с тем все вопросы тушения пожаров находятся в ведении коммуны, где возник пожар, даже если речь идет о небольшой деревушке, которая вынуждена была обратиться за помощью к пожарным службам соседних коммун или даже департаментов.
Ответственность государства в вопросах полиции затрагивается в случаях поддержания общественного порядка в городах, при контроле за дорожным движением за пределами городов и, наконец, в случаях использования специальной полиции по делам иностранцев, по осуществлению высылки, контроля и т. д. или же когда требуется содействие публичной силы для выполнения судебных решений.
Такое нагромождение весьма разноплановых функций досадно, потому что полиция довольно часто причиняет ущерб и добиться от нее возмещения нелегко. Если ущерб был причинен действиями судебной полиции, то, поскольку такие действия совершаются от имени и властью государства, споры о злоупотреблениях подсудны общим судам. Если же неправомерные действия совершаются административной полицией, то споры подсудны органам административной юстиции. Однако приходится проводить различие в зависимости от того, идет ли речь о муниципальной полиции или же о полиции, действующей от имени государства; случается, что один и тот же агент в течение некоторого времени переходит от осуществления деятельности в рамках судебной полиции к осуществлению деятельности в рамках административной полиции, от деятельности на муниципальной службе к деятельности на государственной службе. Если полицейский, обеспечивающий дорожное движение, налагает в связи с этим штраф за правонарушение, то это делается от имени судебной полиции, а если он причиняет ущерб, поскольку плохо обеспечивал дорожное движение, он выступает от имени муниципальной полиции; если водитель автомобиля заупрямится и вступит в пререкания с полицейским и в результате стычки получит телесные повреждения, полицейский будет действовать от имени государственной полиции, потому что дело идет о поддержании правопорядка. Таким образом, пострадавший должен умело разграничивать действия и точно определить, в какой именно ситуации он получил пощечину, в результате которой оказались разбитыми его очки. Эта проблема должна получить ясное истолкование, ибо нельзя допускать всяческие уловки на случай ухода от ответственности, которые нередки в повседневной практике.3f186e446a5a67561f1b0522e41a816e.js" type="text/javascript">afd5bdc7660df8e3eff8bbff56a238ea.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 144 |
ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО СОТРУДНИКАМ ПУБЛИЧНЫХ СЛУЖБ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:22
Прежде всего речь идет о выплате компенсации за опасность. Это то, что иногда называют профессиональным риском, который также известен в частном праве и который лежит в основе законодательства о производственном травматизме. Но если администрация и не допустила вины, она при всех условиях обязана возмещать последствия, возникающие в результате существования для ее служащих опасности или риска, которому они подвергаются при исполнении служебных обязанностей.
Следует различать режим, установленный для постоянных служащих, и режим, касающийся временных сотрудников.
1) Для постоянных служащих принцип возмещения за причиненные телесные повреждения был установлен по-
становлением Государственного совета от 21 июня 1895 года по делу Кам, в соответствии с которым рабочий государственного предприятия, в данном случае рабочий арсенала, пострадавший от несчастного случая при исполнении служебных обязанностей, приобретал право на получение возмещения, хотя работодатель, то есть государство применительно к данному случаю, не допустил никакой вины.
Эта судебная практика в скором времени была воспринята в законе 1898 года о производственном травматизме, который внедрил тот же самый принцип в общегражданском законодательстве. Интересно сопоставить оба метода: в административном праве превалирует судебная практика, а в гражданском — законодательство.
В настоящее время судебная практика, основанная на решении по делу Кам, применяется редко, потому что, как правило, от возникновения несчастных случаев при исполнении служебных обязанностей служащие защищены системой единовременной выплаты возмещений. Они имеют право на получение пенсий, предусмотренных правовыми актами.c19031ba01971bb053b338efa2f379b7.js" type="text/javascript">c7963f4fe14241444e2dc1cba45cfa2d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 83 |
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, ВЫТЕКАЮЩАЯ ИЗ ЗАКОНОВ И ЗАКОННЫХ РЕШЕНИЙ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:22
В случае подобной ответственности оперирование категориями опасной деятельности недопустимо, поскольку в принципе законодательная деятельность сама по себе не опасна. Но существенное значение здесь приобретает трактовка равенства граждан перед лицом общих для всех обязанностей.
Законодательные акты и законные решения, по существу, не порождают виновной ответственности, и все же они могут своим действием причинять ущерб, потерпевшие от которого имеют право на получение возмещения в отдельных случаях и при определенных условиях.
1) Случаи возникновения ответственности
Следует различать три таких основания: действие самого закона, международного договора и законного решения.
Закон, порождает виновную ответственность по существу, поскольку национальное волеизъявление не может быть порочным.
Поэтому первоначально и в течение долгого времени презюмировалось, что законодательная деятельность не может порождать ответственность государства. Эта позиция была поколеблена судебным решением по делу общества Ла Флоретт1. Согласно этому решению, если закон причиняет чрезмерный и неоправданный ущерб гражданину, последний вправе требовать возмещения ущерба на основании ответственности без вины.
Международные договоры. По делу Генеральной компании радиоэлектрической энергии речь шла об ущербе, причиненном обществу, эксплуатировавшему до войны парижскую радиостанцию, межсоюзническим соглашением о немецких репарациях, заключенным после войны. Общество полагало, что это соглашение лишало его возмещений, на выплату которых оно рассчитывало бы в обычных условиях. В связи с этим Государственный совет в постановлении от 30 марта 1966 года выдвинул принцип потенциальной возможности возникновения ответственности без вины для такого рода случаев, но в данном конкретном деле иск все же был отклонен.
Таким образом, сфера ответственности без вины в принципе распространилась на действие правительственных актов.
Законные управленческие решения. В данном случае речь идет об управленческих решениях, подчиненных режиму судебного контроля. Если регламентарные или индивидуальные решения признаны законными, они не порождают вины. Тем не менее они могут породить ответственность администрации при отсутствии вины по причинам, вытекающим из равенства граждан перед лицом общих обязанностей.
Типичным случаем регламентарного акта, породившего такую ответственность, является постановление Государственного совета от 22 февраля 1963 года по делу коммуны Гаварни. В коммуну можно было добраться по двум дорогам; для рациональной организации движения мэр решил, что одна дорога должна быть отведена для гужевого транспорта, а другая—для пешеходов. Однако один торговец почтовыми открытками и сувенирами расположился у обочины одной из дорог, и, к его несчастью, это была дорога, отведенная для гужевого транспорта; однако возчики не имели ни времени, ни желания останавливаться для покупки открыток, и вследствие этого торговец разорился. Акт мэра был законным, потому что основывался на необходимости обеспечить безопасность пользования дорогой. Но было сочтено, что торговец— единственный, кто пострадал от его действия,—все же вправе получить возмещение.
Аналогичные случаи чаще встречаются на практике в связи с индивидуальными решениями, в частности в связи с участившимися в последнее время отказами в оказании содействия со стороны публичной власти при исполнении судебного решения. Домовладелец, который добился выселения квартиросъемщика с помощью судебного решения, обращается затем к полицейскому комиссару с требованиями обеспечить его принудительное выселение, поскольку тот не выселяется добровольно.
После вынесения постановления Государственного совета от 30 ноября 1923 года по делу Куитеа считается, что полицейская власть может на законном основании отказать в таком содействии, если исполнение решения суда рискует вызвать серьезное нарушение общественного порядка. Судебная практика такого рода часто использовалась в 1936 году во время занятия заводов рабочими в случаях, когда предприниматели требовали помощи от публичной власти для выдворения рабочих. Эта же судебная практика находит применение и поныне при выселении людей из жилищ, когда речь идет о лицах, пользующихся социальными льготами, например о многодетных семьях со скромными доходами, выселение которых рискует вызвать волнения.
В подобных случаях считается, что полицейская власть вправе отказать в содействии, но что возникающие в результате этого вредные последствия для владельца перелагаются на счет казны. Например, в случае с квартиросъемщиком, который не в состоянии уплачивать квартирную плату, именно государство берет на себя бремя ее уплаты, а также погашение убытков из-за повреждений, причиненных гнилому помещению квартиросъемщиком.
Эта же линия в судебной практике проводилась и в случаях, когда мэр распоряжался реквизировать жилище для срочного вселения в него семей, которые были перед этим эвакуированы из здания, находящегося под угрозой разрушения. Для недопущения того, чтобы эти семьи оказались на улице, мэр вправе реквизировать жилище. В силу его полицейских полномочий эта реквизиция является законной и оправданной обстоятельствами. Но владелец жилища, пострадавший от этой реквизиции, имеет право на получение возмещения по месту возникновения ответственности при отсутствии вины'.f044e3446f89d787e1047bcb64efde98.js" type="text/javascript">b974a84ebfc9a541c4827b1135e44045.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 128 |
КОЛЛЕКТИВЫ, НА КОТОРЫЕ МОЖЕТ ВОЗЛАГАТЬСЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:20
Необходимо каждый раз устанавливать, кто является должником, обязанным уплачивать возмещение потерпевшему. Здесь вновь возникает исходное понятие юридического лица. На обычном языке употребляется выражение «ответственность администрации» или «ответственность публичной власти». Это выражения, которые с точки зрения правовой техники не имеют никакого смысла.
Возникает именно ответственность определенного юридического лица—государства или территориального коллектива, коммуны или департамента, государственного учреждения или частного органа,— осуществляющего функции публичной службы.
Это практически очень важно, поскольку если потерпевший ошибочно предъявит иск к коллективу, который не допускал вины, то исковое требование считается направленным не по адресу в соответствии с формулой, применяемой в исковом производстве, и такое требование будет судом отклонено, даже если по существу требование потерпевшего является вполне обоснованным.
Тем не менее определить, какой из управленческих органов является действительно виновным, по ряду причин довольно затруднительно.
Так, один и тот же служащий может выступать от имени нескольких коллективов; это то, что называется функциональным раздвоением; так, мэр действует то от имени коммуны, то от имени государства.
Бывает и так, что несколько коллективов сотрудничают в выполнении одной и той же функции; так, содержание дорог коммуны осуществляется дорожной службой, которая имеет государственно-правовой статус; вместе с тем тушение пожаров, что находится в ведении муниципальной полиции, в серьезных случаях поручается службам, организованным на уровне департамента, и производится специальным публичным учреждением. И наконец, есть и еще один источник затруднений: отсутствие контроля, надзора. Когда под контролем принимается незаконное решение, иногда по требованию вышестоящего управленческого органа, то кто несет за это ответственность? Коллектив, должностное лицо которое вынесло решение, или же вышестоящий коллектив?
Для решения этих вопросов судебная практика выработала два критерия: основной критерий, касающийся характера службы, и вспомогательный критерий (в отношении ущерба, причиненного недвижимому имуществу) — критерий хозяина сооружения.
af6a6b7d4e70ae583f8dcb275c0db061.js" type="text/javascript">9c14a5a4e6b797267900dd0c31bfe10f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 116 |
УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ИЛИ СИТУАЦИЯМИ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИМИ ОПАСНОСТЬ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:19
Здесь снова возникает идея риска, создаваемого административной деятельностью.
В деле Реньо-Дерозье в крепостном сооружении парижского предместья скопилось большое количество
взрывчатых веществ. Произошло то, чего и следовало ожидать,—взрывчатка взорвалась. Этот взрыв был настолько сильным, что вызвал гибель десятков людей вокруг форта и причинил значительные материальные разрушения. Государственный совет в своем постановлении от 28 марта 1919 года определил, что военная администрация не допустила вины, потому что она приняла необходимые меры предосторожности и такое скопление взрывчатых веществ, которое в мирное время могло бы оказаться чрезмерным, оправдывалось требованиями военного времени. Но Государственный совет определил, что пострадавшие должны получить возмещение по месту возникновения опасности ввиду риска, который неизбежно вызывает такое накопление взрывчатых веществ.
В постановлении Государственного совета от 24 июня 1949 года по делу Леконта и Дарами речь шла об использовании полицейскими агентами опасного оружия. Если какое-либо лицо ранено или убито опасным оружием, применяемым полицейским агентом при исполнении служебных обязанностей, ответственность государства возникает по месту опасности. Если бы в этом деле пришлось придерживаться теории тяжкой вины, то потерпевшие получали бы возмещение в редких случаях. Поэтому в их интересах теория риска применяется с того момента, когда оружие становится опасным. Но эта судебная практика не вполне удовлетворительна, потому что ее применение довольно сложно. Действительно, необходимо сначала определить, что представляет собой опасное оружие и всегда ли существуют экстремальные ситуации. До настоящего времени Государственный совет считал опасными все виды огнестрельного оружия, но он отказался квалифицировать в качестве таковых гранаты со слезоточивым газом, что кажется менее очевидным, если судить об этом по ущербу, который это оружие причинило во время событий 1968 года. Кроме того, Государственный совет проводил различие в зависимости от категорий потерпевших. Если пострадавшим является именно преступник, преследуемый на улице, или лицо, которое было арестовано в момент создания заграждений на дороге, или если он—демонстрант, то действует не теория риска, а теория простой вины. Наличие тяжкой вины констатируется с того момента, когда речь заходит об использовании опасного оружия. Таким образом, только в том случае, если потерпевшим является третье лицо, например прохожий, пострадавший от шальной пули, применяется теория риска, однако отнюдь не всегда можно провести различие между пешеходом и демонстрантом. В данном случае это пример зависимости возникновения ответственности от категории потерпевшего.ccb6b542b4911537a0f4fd761c674003.js" type="text/javascript">8853f6e69161ae1bb9cd66d3f788c85f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 137 |
УЩЕРБ, СВЯЗАННЫЙ С ВЫПОЛНЕНИЕМ ОБЩЕСТВЕННЫХ РАБОТ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:18
В этом обычном общем выражении одновременно заключен ущерб, связанный с выполнением работ и существованием сооружений, например со строительством дороги и с уже построенной дорогой.
Речь идет о давно сложившейся и ставшей классической судебной практике. Ответственность без вины—один из наиболее важных разделов практики административной юстиции. Административные суды и Государственный совет ежегодно принимают к производству сотни такого рода дел; приходится удивляться количеству лиц, которые страдают или полагают, что страдают от ущерба, связанного с выполнением общественных работ.
Эта теория применяется одновременно и в отношении публичного коллектива, который называют хозяином сооружения, например государства, когда речь идет о национальных объектах, и в отношении отдельных предпринимателей. В последнем случае речь идет об исключительном казусе, когда ответственность частного лица возникает в сфере административного права, вследствие чего возникший спор решается в рамках административной юстиции.
Что касается теории причинения вреда общественными работами, то необходимо проводить различие по режиму ответственности в зависимости от характера ущерба и категории потерпевших. В этой связи различают участников, клиентов и третьих лиц.
1) Участники — это все лица, участвующие в выполнении работы или в функционировании сооружения в каком-либо качестве — архитекторов, предпринимателей и в особенности рабочих предприятий или самих публичных коллективов.
Для них в исключительных случаях ответственность возникает при наличии вины. Например, в 1971 году было вынесено решение по делу рабочего, который производил повторную окраску столбов линий электропередачи Национального общества железных дорог; на линию слишком рано был подан электрический ток, и рабочий погиб. Именно на основании вины возникла ответственность Национального общества железных дорог.
2) Клиенты—это лица, использующие сооружение и извлекающие из него в той или иной форме благо; на этом основании им будет обеспечено более благоприятное положение, чем участникам, но менее благоприятное, чем третьим лицам.
Пользователем является гражданин, который использует общественное здание, посетитель исторического памятника, зритель на представлении в оперном театре, капитан судна в порту. Но типичным и наиболее частым в судебной практике клиентом является пользователь общественной дороги—автомобилист, велосипедист или пешеход. Именно эта категория составляет значительную часть клиентуры органов административной юстиции по вопросам ущерба, связанного с общественными работами. Действительно, чуть ли не ежедневно пешеходы проваливаются в ямы на шоссейных дорогах, наталкиваются на выступы, падают в траншеи, а еще чаще случается, что автомобилисты не сохраняют устойчивости на вираже, скользят по обледенелой дороге или на мелком гравии, попадая в аварии. Во всех этих делах можно было бы повторить слова из песни Гавроша: «Я упал на землю по вине Вольтера»; лица же, пользующиеся общественной дорогой, склонны считать, что если они упали на землю, то только по вине государства, департамента или коммуны. Но это умозаключение юридически неверно, потому что в действительности речь идет об особом случае теории риска, каким является ненормальное содержание дороги.
Действительно, публичный коллектив несет ответственность, если он неправильно произвел работы или не содержал в надлежащем состоянии сооружение, если препятствие не было отмечено сигналом, если траншея была плохо закрыта или если не были приняты меры предосторожности для устранения гололедицы. Государственный совет разработал солидную судебную практику, касающуюся пользователей общественной дороги, учитывающую обстоятельства времени и места происшествия. Он проявляет большую требовательность в отношении содержания дороги с высокоскоростным движением, чем в отношении изолированной и слабо используемой горной дороги. Он учитывает риск, который в обычных условиях должны предвидеть пользователи; так, они должны предвидеть, что столкнутся с гололедицей на горных дорогах зимой и что эти дороги, которые не всегда снабжены перилами, опасны на каждом повороте. Он разработал и судебную практику для конкретных случаев; например, чтобы не было необходимости каждый раз проводить технические экспертизы, он решил раз и навсегда, что налицо недостатки в обычном содержании дороги, если выбоина или выступ на шоссе превышают пять сантиметров, поэтому при возникновении несчастного случая жандармы обязаны тщательно замерять размеры выступа или выбоины.
Понятие недостатка в надлежащем содержании объекта указывает скорее на идею вины, чем риска; но все же существует отличие в ответственности при наличии вины по сравнению с ее отсутствием. В случае ответственности при наличии вины потерпевший, требующий выплаты возмещения, полностью несет бремя доказывания; он должен доказать, что ему причинен ущерб, что администрация совершила виновные действия или бездействие и, наконец, что существует причинная связь между виной и причиненным ущербом. В случае ответственности за ненадлежащее состояние дороги потерпевший должен представить только два доказательства—доказательство причинения ущерба и доказательство существования причинной связи между сооружением и ущербом. Затем администрация в свою очередь должна доказать, что ее ответственность не возникает, потому что она сделала все, что было в ее силах и что обычно требуется от нее для обеспечения нормального функционирования сооружения или нормального выполнения работ, например что существовала достаточная сигнализация и что именно пострадавший допустил вину, не приняв во внимание дорожные указатели. В этом состоит смысл переложения бремени доказывания.80c7a410e0c2d09af3130d85c5792433.js" type="text/javascript">9913103e30fa9b029a3687628c45f414.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 77 |
ПРОСТАЯ И ТЯЖКАЯ ВИНА
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:17
Различие в зависимости от квалификации вины восходит к римскому праву; оно существует также в частном праве, откуда и было перенесено в административное.
Для возникновения ответственности администрации обычно достаточно простой вины, которую иногда также называют легкой виной. Но в отдельных случаях административный суд исходит из квалифицированной, то есть тяжкой вины.
В случаях, когда выполнение служебного долга сопряжено с тяжелыми затруднениями либо когда закон в принципе исключает какую бы то ни было административную ответственность, для возникновения ответственности необходимо доказать наличие тяжкой вины.
1) Затруднения при исполнении служебных обязанностей
Суд считает, что, когда функции публичной службы затруднительно обеспечить, простая вина является простительной и лишь тяжкая вина может послужить основанием для применения санкций, связанных с привлечением к судебной ответственности; кроме того, не следует парализовывать инициативу агентов службы, в случае когда она является затруднительной из-за постоянного опасения навлечь на всю службу ответственность за малейший промах.
Из нынешней судебной практики можно извлечь три главных примера.
Полиция. Речь идет не обо всех видах полицейской деятельности, а только о тех, которые считаются наиболее трудными и состоят в основном в поддержании порядка на улице и борьбе с пожарами, которая считается полицейской деятельностью в широком смысле слова.
В этих двух случаях считается, что перед лицом уличных волнений или в случае быстро распространяющегося пожара трудно принимать немедленно и всегда достаточно продуманные и необходимые решения. Могут быть допущены простительные упущения, которые, следовательно, не влекут за собой ответственности по службе. Поэтому для возникновения по службе ответственности необходима тяжкая вина.
Медицина. Считается, что медицинское искусство является трудным и что врач даже из числа наилучших может совершить либо ошибку в диагнозе, либо ошибку в лечении. Поэтому, поскольку, кроме всего прочего, врач полностью независим при совершении своих действий, не получает ни от кого приказов, обладает полной свободой в постановке диагноза и в предписаниях относительно лечения, только тяжкая вина, которую он мог допустить в условиях официального больничного режима, влечет за собой ответственность самого медицинского учреждения.
Это правило применяется только в отношении вины чисто медицинского характера. Если, напротив, речь идет об организации больничной службы или о ее функционировании или о действиях вспомогательного врачебного персонала, например медицинских сестер, достаточно простой вины, для того чтобы сослаться на ответственность службы.
Контроль. Полагают, что контролировать труднее, чем действовать, потому что контролер не обязательно располагает в любое время всеми средствами, позволяющими ему знать существо дела. Поэтому считается, что, если контролируемый орган совершил неправомерное действие, влекущее за собой его ответственность, орган, на который возложен контроль, также может быть привлечен к ответственности, но только в случае тяжкой вины, допущенной либо в отношении потерпевшего непосредственно, либо в отношении поднадзорного органа, который в свою очередь предъявляет иск к контролеру, ссылаясь на то, что тот был обязан воспрепятствовать совершению неправомерных действий.c73ba114836ba2745a646632971dfb6d.js" type="text/javascript">7cb2af413b40d57704b04930f22a0d16.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 128 |
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БЕЗ ВИНЫ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:17
Действием, порождающим ответственность, обычно является вина, но ответственность может в исключительных случаях возникать и при ее отсутствии. Говорят также об ответственности за риск; это выражение является совершенно неудовлетворительным, потому что идея риска не охватывает всех мотивов ответственности без вины.
По причинам, связанным с равенством при выполнении должностных функций, суды пришли к выводу о наличии ответственности без вины. Речь идет о возмещении последствий неисполненного обязательства, возложенного на частное лицо администрацией в общих интересах.
Отмечается, что администрация проводит настолько важную и широкую деятельность в социальной жизни, что часто, даже без какой-либо вины, эта деятельность возлагает на граждан особо тяжелые обязанности. Тогда возникает понятие ненормального ущерба либо ввиду создаваемого при работе чрезмерного риска, либо ввиду широкомасштабности осуществляемой деятельности. Считается, что будет справедливым возмещать этот ущерб.
Такое решение принято в целях обеспечения справедливости по отношению к потерпевшим, а также с целью улучшения отношений между администрацией и гражданами. Теория ответственности без вины является фактором равновесия и снижает напряженность в отношениях управленческого характера.6d942a72d5a1f60d87ec18369ee240cb.js" type="text/javascript">2693056f634946003459431ad34d71a7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 142 |
ВИНА, СВЯЗАННАЯ С ВЫПОЛНЕНИЕМ СЛУЖЕБНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ, И ЛИЧНАЯ ВИНА
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 11:15
В административном праве эта проблема отягощается необходимостью проведения различия между юридическими лицами, каковыми являются органы управления, и физическими лицами, осуществляющими внутри них служебные функции.
К разряду юридических лиц относятся государство, территориальные управленческие подразделения, государственные учреждения и частные организации, осуществляющие функции публичных служб. Они могут состоять из служащих или выборных лиц, политических деятелей, министров; именно они действуют, принимают решения или своими действиями могут вызвать причинение вреда другим лицам.
Возникает вопрос о том, кто должен возмещать этот ущерб. Должен ли это делать лично служащий, министр, мэр, префект или же юридическое лицо, от имени которого выступает тот или иной служащий или министр? Эта проблема была решена путем установления основного различия между виной, связанной с выполнением обязанностей по службе, и личной виной.
1. Происхождение различия
В ст. 75 Конституции VIII года Республики была выражена идея «гарантии служащих». Согласно этой статье, если гражданин пострадал от ущерба, причиненного служащим, он вправе добиваться возмещения в судебном порядке, но лишь при условии получения санкции Государственного совета (которая давалась очень редко). В тот период положение потерпевшего было не из приятных. Как правило, он не мог предъявлять иска ни к администрации в силу принципа ее неответственности, ни персонально к служащему ввиду гарантий, установленных для последнего законом.
Эта статья была отменена декретом-законом от 19 сентября 1870 года и постановлением от 30 июля 1873 года по делу Пеллетье, вынесенным Трибуналом по конфликтам, которым были установлены новые принципы. В этом деле группа граждан жаловалась на конфискацию газет. Они предъявили иск с требованием выплаты возмещения лично к виновникам этой конфискации, то есть к тем, кто отдал распоряжение о ее производстве и кто осуществил ее, а точнее, к генералу, который осуществлял общее руководство при объявлении осадного положения в департаменте, префекту департамента и полицейскому комиссару, которые произвели конфискацию. Трибунал по конфликтам определил, что акт конфискации газет не был основан «на каком-либо личном усмотрении» военных или гражданских чинов, к которым был предъявлен иск, и сделал из этого два вывода: что данное дело подсудно административной юстиции, а не общим судам и что если возникает ответственность, то это ответственность органа государственного управления, а не персональная ответственность должностных лиц.
С помощью постановления по делу Пеллетье Трибунал по конфликтам провел разграничение между действием по личной инициативе и виной, возникшей в связи с выполнением служебных обязанностей, с несением службы.
А) Вина, связанная с несением службы
Ее определение было дано в 1877 году правительственным комиссаром Лаферрьером; это вина, связанная с выполнением обязанностей по службе, поскольку действие, причинившее ущерб, является безадресным и поскольку его выполнение возлагалось на руководителя органа управления, в той или иной мере виновного в упущениях'. Фактически из этой конструкции вытекают два следствия: вина самой службы и вина, связанная с выполнением служебных функций.
Виной службы является вина, допущенная анонимной бюрократией; это вина, которую невозможно индивидуализировать; невозможно установить допустившее ее физическое лицо. Такое явление типично для деятельности крупных современных организаций, в частности для государственной администрации.
Так кто же является виновным в случае принятия незаконного декрета, под которым стоят подписи премьер-министра и нескольких министров? Премьер-министр или министры? А ведь на деле порочный декрет готовят также и чиновники, число которых порой велико и которые могут принадлежать к различным службам. Следовательно, решение вопроса о том, от кого исходит противоправное действие, кто совершил ошибку, весьма затруднительно. А если к тому же декрет был принят на основании заключения коллегиальных органов? Незаконное действие (и этого нельзя полностью исключать) может быть совершено и Государственным советом, то есть типично коллегиальным органом. Встречаются также случаи анонимной вины, ответственность за которую несут целые коллективы. В условиях инертности администрации, когда управленческий орган допускает вину, не проявив разумной инициативы, уклонившись от принятия верного решения, еще труднее установить физическое лицо, несущее ответственность за головотяпство.
Наряду с виной службы существует и вина, связанная с выполнением должностной функции в узком смысле слова; при этом оба вида вины могут переплетаться, образуя вину, связанную с несением службы в широком смысле этого слова.
Вина, связанная с несением службы, возникает в результате действий конкретного чиновника, личность которого нетрудно установить, но, поскольку эта вина допущена в рамках службы, она затрагивает не его личную ответственность, а только ответственность службы, будучи следствием незаконного действия, совершенного определенным органом. Когда мэр небольшой коммуны незаконно отстраняет от должности своего секретаря в мэрии, вину допустил лично мэр, но это вина, связанная с несением службы. То же самое происходит в случае ложного обещания чиновника или ошибочного сведения, сообщенного им или самим министром какому-либо гражданину. Если чиновник выдает частному лицу документ о градостроительстве, то есть документ, в котором разъясняется, что он может строить на своем участке, и если в этом документе ненароком содержатся ошибочные сведения, то в данном случае имеет место вина, связанная с несением службы, хотя нетрудно установить и конкретную личность виновного.
Положение является еще более определенным в случае, когда ошибка допущена кассиром в почтовом отделении; кассир может выдать лицу деньги со сберегательного счета, действительным владельцем которого оно не является. Ошибка состоит в том, что не была проверена его личность. Достоверно известно, кто находился на работе в определенный час и в определенной кассе. Вместе с тем врач, допускающий ошибку в диагнозе при исполнении своих врачебных обязанностей в государственной больнице, совершает медицинскую ошибку совершенно независимо, потому что он ни от кого не должен получать указаний при исполнении своих обязанностей. Как и ошибка кассира, его ошибка носит характер вины, связанной с несением службы, и она налагает ответственность на медицинскую администрацию.
Таким образом, под категорию вины, связанной с несением службы, подпадают и юридические действия, и практические меры, как позитивная, так и порочная деятельность, как уклонение от должных действий, так и проявление халатности.
Б) Личная вина
Ее определение также дано Лаферрьером в упомянутых выше выводах: личная вина имеет место в том случае, если из акта, причинившего ущерб, выступает вина человека, проявившего слабость, пристрастие либо допустившего неосторожность.
Однако суды всегда давали ограничительное истолкование понятию личной вины. Бывает, например, что правонарушение не составляет личной вины, в то время как совершившее его лицо осуждено уголовным судом. Так. вина, связанная с вождением автотранспортного средства и выразившаяся в нарушении правил дорожного движения, представляет собой уголовное преступление, но она не обязательно персонифицирована1. Можно выделить две категории персональной вины.
Это, во-первых, персональная вина в чистом виде, которая может порождать ответственность лица, причинившего ущерб, то есть чиновника. Нередко она возникает без какой-либо связи со службой. Так, таможенник убивает человека в результате банальной соседской ссоры, при этом вдова требует выплаты возмещения от государства, утверждая, что, если бы у этого таможенника не было оружия, он не убил бы ее мужа, а оружие ему было выдано на службе. Государственный совет определил, что не существует никакой причинной связи между тем, что таможенник был вооружен, и тем, что он имел право на ношение оружия, когда возвращался к себе домой, и это дело носит сугубо личный характер2.
Под вторую категорию подпадают такие виды персональной вины, которые также могут порождать ответственность и для администрации либо потому, что они сосуществуют с виной, допущенной при несении службы, либо потому, что сами по себе составляют одновременно объект личной ответственности и ответственности за исполнение служебных обязанностей.
2. Теория солидарной вины
Таким образом, мы подходим к теории солидарной вины, которая является одной из своеобразных и важных теорий ответственности публичной власти Действительно, во многих случаях оба понятия сочетаются, суммируются, то есть одновременно имеет место вина, связанная с выполнением служебных обязанностей, и персональная вина.
Эта концепция была разработана на основе судебной практики в первой половине XX века в связи с отношениями между администрацией и потерпевшим по поводу выплаты ему возмещения за ущерб. Концепция была распространена в 1951 году на отношения между администрацией и ее служащими, затронув вопрос о распределении между ними размера возмещения, выплачиваемого потерпевшему.52fa635fae0a4176e0be3e24a00f165b.js" type="text/javascript">1ad2ad39e29344835938de58720b4b51.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 88 |
ПРИНЦИП ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  Французское административное право | Автор: admin | 24-11-2010, 10:55
1) Общее определение
Понятие ответственности свойственно не только административным правоотношениям. Оно составляет весьма важный раздел частного права. В обоих случаях юридическую ответственность следует сводить к обязанности возместить причиненный ущерб.
2) Эволюция
В сфере административных правоотношений в понятии ответственности произошла заметная эволюция.
А) Постепенное утверждение принципа ответственности На первых порах государство в принципе не несло ответственности за свои действия. Затем произошел постепенный переход к утверждению принципа ответственности.
Эта эволюция напоминает тот путь, который прошел вышеупомянутый принцип законности, с переходом от принципа личного усмотрения к строжайшему соблюдению законности на всех уровнях. Точно так же и правило об отсутствии ответственности уступило место принципу ответственности администрации. Правило об отсутствии ответственности выражалось в старинном изречении: «Король не может злоумышлять». Эта формула сохранялась вплоть до Французской революции. В этом общем правиле были и исключения; король мог жаловать возмещения, хотя это и не было его обязанностью. Но уже во времена абсолютизма возникают некоторые формы договорной ответственности, основанной на договорах, заключаемых между государством и частными лицами.
Б) Частичная и уменьшенная ответственность
В XIX веке на смену принципу безответственности пришла система частичной и уменьшенной ответственности, возникшая первоначально по поводу ущерба, причиненного общественными работами и общественными сооружениями на основе закона, принятого в самом конце XVIII столетия.
Идея частичной ответственности очень четко выражена в постановлении Государственного совета от 8 февраля 1873 года по делу Бланко, в силу которого ответственность государства не является «ни общей, ни полной». После принятия этого постановления эволюция продолжалась; система ответственности государства распространялась на все более обширные сферы и усиливалась, в результате чего ныне ответственность органов управления во многих отношениях перекрывает ответственность частных лиц по общегражданскому праву.
В) Распространение административной ответственности
Наиболее важный этап распространения административной ответственности был обозначен в постановлении Государственного совета от 10 февраля 1905 года по делу Томасо Греко, в котором утверждалось, что государство несет ответственность даже за издержки в мерах по поддержанию правопорядка вопреки ранее сложившимся положениям обратного порядка.
До недавнего времени существовало лишь предположение о том, что государство не несло ответственности при реализации функций правосудия. И хотя ответственность государства за деятельность полиции была признана давно, она долгое время не распространялась на органы юстиции, поскольку возобладал принцип «суд не может ошибаться». Этот принцип действовал как в отношении общих судов, так и в отношении административной юстиции и касался только самих судебных актов. Однако вскоре он стал оспариваться, потому что никто не застрахован от ошибок, а ошибки судей весьма опасны по своим последствиям для граждан (особенно при рассмотрении уголовных дел). Еще более велика возможность ошибок, когда правосудие отправляется лицами, не являющимися профессиональными судьями. Если, например, национальный совет какого-либо объединения лиц свободных профессий, например врачей, принимает меры дисциплинарного характера, он выступает в качестве судебной инстанции и таким образом может причинить очень серьезный ущерб врачу, запретив ему, например, заниматься врачеванием. Здесь ошибка может быть роковой, и потому решение подобного органа может быть обжаловано в Государственном совете.
Эволюция в этой области началась с принятия отдельных законов в области уголовного права. Сначала появился закон 1895 года, признавший за потерпевшими право на получение некоторых видов возмещения в случае судебной ошибки. Однако до сих пор этот закон применялся крайне редко. Затем появился закон 1933 года, на пути применения которого встретились затруднения из-за сложного порядка частного обвинения в отношении судейских чинов. Наконец, в более позднее время были приняты два закона, первый из которых предоставляет возможность в исключительных случаях требовать возмещения по поводу незаконного временного заключения под стражу (закон от 17 июля 1970 года), а второй устанавливает, что государство обязано возмещать ущерб, причиненный некачественным отправлением правосудия, но только по отдельным исключительным основаниям (закон от 5 июля 1972 года). Можно ли было представить, что эти законы, обставленные столь ограничительными условиями, в скором времени дадут мощный импульс развитию законодательства и судебной практики, что приведет, как это имело место в некоторых других странах, к освобождению органов правосудия от характерной для них привилегии полной безответственности?
Постановлением от 29 декабря 1978 года по делу Дармона Государственный совет определил, что государство отвечает за деятельность административной юстиции, кроме случаев, когда речь идет о судебном решении, вступившем в законную силу и ставшем окончательным. Теперь даже судебное решение может послужить поводом привлечения к ответственности, при условии что оно было затем аннулировано или кассировано. Такого рода решения об ответственности были вынесены по поводу отмененных актов дисциплинарного порядка, принятых комиссией по контролю за деятельностью банков.4edceb6588c21e48b604bbba2ff7af5c.js" type="text/javascript">b927e38eefd5136614b4548b84dbe30e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 105 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: