Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
скорость звука в воздухе воздухоочистителям качественные аренда биотуалетов скорость звука в воздухе воздухоочистителям качественные аренда биотуалетов
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Софисты
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:44
Литература: Взгляд на софистов исторически сложился под высоким давлением Платона и Аристотеля, их противников. Их сочинения к нам не дошли, и мы знаем лишь отрывки их воззрений, также в передаче небеспристрастной. Эти отрывки собраны Diels, Die Fragmente der Vorsokratiker, 1903, стр. 511 - 587. Только Гегель в Германии и Грот (History of Greece, т. VIII, гл. 67 и 68) восстановили их репутацию. В английской литературе господствует благоприятное для софистов понимание их роли в истории (Магаффи, История классического периода греческой литературы, русск. пер., 1883, т. II, стр. 56). Напротив, в германской литературе преобладает не критическое отношение к ним. Исключение составляют Zeller, т. I, стр. 1038, изд. 5-е, и особенно теперь Белох, История Греции, т. I, стр. 490, русск. пер. 1897. в русской литературе имеется специальная монография Гилярова, Греческие софисты, их мировоззрение и деятельность, 1888 (та же книга в изд. Учен. зап. Моск. унив., 1891). По мнению кн. С. Трубецкого, Метафизика в Древней Греции, 1900, стр. 402, прим., едва ли найдется вопрос, о котором было написано столько вздорного, лишнего и ненужного на всех языках европейских, не исключая и русского. После таких слов от автора, известного специалиста по древней философии, можно было ожидать серьезного, беспристрастного отношения к софистам; к сожалению, изложение автора не оправдывает ожиданий.

I. В половине V века умственная жизнь Греции испытывает общий и глубокий перелом. Происходит общее потрясение тех основ, на которых издавна покоилась жизнь греков. Возбуждается сомнение в целесообразности, а потом наступает ниспровержение строгих правил, которыми определялся быт до того времени.
В религии усиливается неверие, вызванное еще Ксенофаном, который за сто лет перед тем негодовал по поводу того, что люди создали себе богов по образу и подобию своему, снабдив их всеми своими недостатками. Его учение не способствовало свержению авторитета Гомера и Гезиода, на космогонии которых держалось обычное религиозное представление. Книги Анаксагора, наполненные критическими мыслями, можно было приобрести в афинских книжных лавках всего за драхму*(21).
В драме строгий Эсхил, с своей верой в неумолимую судьбу и в неизменность данных богами человеку начал, сменяется, после Софокла, Эврипидом, который сам колеблется между традициями и новыми запросами духа, настаивающего на свободе исследования. Он уже мало верит "в отеческие верования, которые приобретаются от рождения и не могут быть низвергнуты никакими рассуждениями самого изысканного остроумия"*(22).
Музыка испытала на себе те же веяния времени. Ранее она строго придерживалась раз определенных мотивов и темпа, применительно к каждому предусмотренному случаю. Но вот "в музыке наступает беззаконие", негодует престарелый Платон*(23), "виновниками которого явились поэты, одаренные от природы вдохновением, но не сведущие в законах и задачах музыкального творчества". Эти поэты "стали утверждать, будто в музыке нет никаких правил, но что единственным мерилом служит произведенный искусством успех".
В деле воспитания обнаруживается особенно сильно перемена нравов. Старое воспитание, рассчитанное на изготовление простого воина, уже не удовлетворяет более. Явились запросы духа, потребность в образовании. Любовь к панцирю сменяется любовью к знанию, искусство метать дротики уступает место искусству бросать "крылатое слово" в широкую аудиторию народного собрания или суда.
Такое уклонение от вековых устоев, сомнение в их непреложенности вызывали негодование в реакционерах, подобных комику Аристофану, который сам нес столько разврата на сцену, обзывая в то же время развратителями всех, осмеливающихся уклониться от проторенной дороги*(24).
II. В Афины стремились философы, как в умственный центр Греции, побуждаемые тою свободою слов и преподавания, которая составляет необходимые условия процветания философской мысли. Хотя Анаксагор и Протагор и должны были оставить Афины за свои религиозные побуждения, но это били исключения. Сам Платон устами Сократа признается "В Афинах можно гораздо больше говорить, чем во всей Греции"*(25).
А эта свобода слова вызывалась потребностью слова, которая, в свою очередь, являлась следствием демократизма, столь характерного для этого периода истории Афин. Важнейшие правительственные дела сосредотачиваются в народных собраниях, составлявшихся каждый меся. Перед народным собранием давали отчет должностные лица. Судебные дела были в руках 6000 гелиастов, избранных из числа граждан. Какая масса вопросов, связанных с разными сторонами общественной жизни, экономической, религиозной, художественной, военной проходила перед глазами граждан. Сколько потребовалось образования, знания дела, умения облечь свою мысль в ясную и убедительную форму, находчивости в споре, чтобы влиять на эту массу*(26). Понятно, что за отсутствием авторитета, внушаемого знатью и богатством, приходилось добиваться того авторитета, который дается образованием и красноречием. Чего не дали природа и воспитание, того нужно было достичь обучением*(27).
III. И вот в такой-то исторический момент на сцене появляются софисты, которых имя в наше время обозначает нечто лживое, корыстное, презренное. В чем же заключались их деятельность и учение, создавшие им столь печальную известность?
Прежде всего, следует отметить, что слово "софист" не имело сначала того смысла, какой соединяем мы с ним в настоящее время. Геродот этим именем обозначает Солона, Пифагора*(28), и даже позднее, когда слово "софист" стало будто таким, от которого можно покраснеть*(29), Аристотель не стесняется применять его к семи древним мудрецам. Аристотель типичным софистом выставляет в "Облаках" Сократа, признаваемого обыкновенно самым видным их противником. А один из их врагов, Исократ, называет этим именем самого себя. Наиболее постарался придать позорное значение названию "софист" Платон, под авторитетом которого и создалась навеки печальная слава софистов.
А между тем говорят о софистике, как об определенном направлении. Очевидно, не все лица, называвшиеся в свое время софистами, включаются в этот состав. Сюда причисляют: Протагора, Гиппия, Горгия, Продика, Пола, Эвтидема, Трасимаха, Каликла, Антифрона, Алкидама, Дионисидра, Ликофрона. Надо думать, что в направлении и деятельности этих лиц имеется нечто общее, не соответствующее направлению и деятельности других философов, напр. Сократа. Посмотрим на предъявляемые к ним обвинения.
IV. Софисты брали вознаграждение от своих учеников, которых они обучали знанию во всем доступном тому времени объеме. Обвинение в таком проступке представляется мало понятным, когда оно традиционно повторяется нынешними профессорами, получающими за свое преподавание жалование от правительства и гонорар от слушателей.
Может быть, непонятное с современной нам точки зрения, обвинение имело смысл при тех условиях и воззрениях общества, какие существовали в греческом быту V века до Р. Хр. Софист Антифон подсмеивался, по словам Ксенофона, над бескорыстием Сократа*(30). По свидетельству Платона, Сократ называл софистов торговцами мудрости и уподоблял их тем, кто торгует красотой*(31).
Однако если общее для всех софистов и позорное для них заключалось в этом вознаграждении, как мог Аристофан, несомненно, знавший, что Сократ учит безвозмездно, взять именно его образцом для своей сатиры? И как могла эта сатира произвести то вредное для Сократа впечатление, о котором он сам говорит?*(32)
Гонорар за учение не мог особенно удивлять в то время. Вознаграждение получали поэты за песни, драматурги - за пьесы, врачи - за лечение*(33), судьи за участие в судебном разбирательстве, за деньги учили уже элейцы.
V. Не преследуя истины ради самой истины, софисты учили молодежь производить логической игрой лишь впечатление истины. Действительно, в изображении Платона софисты - это люди без всяких убеждений, готовые доказывать что угодно и спорить против чего угодно. У них только одна задача: сбить с толку противника, хотя бы пришлось доказывать вопреки своим убеждениям*(34).
Но судить о таком характере их деятельности мы можем только на основании того изображения, какое оставили нам их враги, как Платон. Невольно возбуждается сомнение в верности даваемого изображения: ведь если бы их словесная эквилибристика была так жалка, как нам хотят ее представить, - афиняне и граждане других городов не стремились бы учиться у явных шутов.9e87f8b09e6c92d5e762a1eb407d5824.js" type="text/javascript">cd8fed7d0151e067c65dd831cbca6e24.js" type="text/javascript">0342f2a50e4fd1dee1e24e9ae117eeb2.js" type="text/javascript">24b3a4ad376965baa82f24cc0f1e5c26.js" type="text/javascript">4fc2e1661e3ababa050cb1c686d954cd.js" type="text/javascript">37ae4d720c76c50bae1929dc8a65c41e.js" type="text/javascript">19cba261699e73704f6e23f07ca6f0cb.js" type="text/javascript">33e82bf68866fba623cac002f203e4b7.js" type="text/javascript">f83bdf3fc55c13811226cf00714ca271.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 185 |
Зачатки философии права
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:42
Литература: Для ознакомления с греко - римской философией, вообще, можно рекомендовать: по истории Греции систематические труды Бэлоха и Эд. Мейера, из которых первый имеется в рус. пер. История Греции, 2 т. 1897; по истории философии - капитальный труд Zе11еr, Die Philosophie der Griechen, 3 т. (только не краткое извлечение, имеющееся и в русском переводе 1886 г.): Winde1band, Geschickte der klassischen Phuosophie (pyc. перев. 1893); A. Weber, Histoire de la phuosophie еигорееппе (рус. перев. 1882, стр. 1-137); по истории этики - Ziеg1еr, Diе Ethik der Griechen und Bomer, 1881; L. Schmidt, Die Eihik der alten Griechen, 2 т., 1882; по истории философии права - Нi1dеbrand, Geschichte und System der Rechts und Staatsphuosophie, B. I Das klassische Altertfmm, 1860.

I. Свободная греческая мысль зарождается на Востоке, в богатых торговых колониях Малой Азии, где и возникает первая философская школа, ионийская, в лице Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена. Отсюда она перебрасывается, через посредство Ксенофана из Колофона и Пифагора из Самоса, в западную часть греческого мира, в колонии, расположенные по южному берегу Италии, где и создаются школы элейская (Парменид, Зенон) и пифагорейская. Только в половине V века дo Р. Хр. философия переходит в самую Грецию и сосредотачивается в Афинах.
Благодаря той роли, какая выпала на долю этого города в деле спасения греческой культуры от персидского нашествия, Афины стали политическим, торговым и умственным центром. Неудивительно, что именно здесь философия получила прочную оседлость, достигла высшего расцвета. По словам Гипдия в "Протагор" Платона, Афины составляют как бы присутственное место мудрости. В Афинах сосредоточили свою преподавательскую деятельность глубочайшие мыслители Греции, здесь получили свои названия важнейшие школы - академическая, перипатетическая, стоическая. И уже отсюда, из Афин, передалась философская мысль всему греческому миру, потом - pимскому, а через посредство Рима западноевропейскому. Этим объясняется то, что Демокрит, державшийся вдали: от Афин, был мало известен при жизни.
II. Пробудившаяся мысль обращается, прежде всего, к внешнему миру. Проблемы, заинтересовавшие грека. Относятся к вопросу, что составляет сущность окружающей человека природы, что скрывается под видимым разнообразием.
Мышление стремится проникнуть в тайну смены явлений, в соотношение между отдельными предметами и тем, из чего они происходят и во что превращаются. Желание привести к единству все, принимаемое чувствами, разнообразие заставляет искать основную материю. Одни готовы были признать такой материей воду (Фалес), другие воздух (Анаксимен), иные же, не допуская, чтобы ограниченная материя могла служить субстратом всего бесконечного мира, видели это вещественное первоначало в особой беспредельной материи, не похожей на то, что встречается в окружающей природе (Анаксимандр). Такая основная материя может быть одна или же их несколько: вода, земля, огонь, воздух (Эмпедокл).2bd1efe38f0a40b086617ad3450c0582.js" type="text/javascript">4580e8328541ecca6639be3dfbcf0a70.js" type="text/javascript">fbc71846931060ec1118727a45994141.js" type="text/javascript">c67d3992fdaa4fb293ac09a5dfc74cb0.js" type="text/javascript">8b96825baca2c2f79c7a9e4e49822147.js" type="text/javascript">49a35d89d6815051bebfb5c597cabe25.js" type="text/javascript">f9feea1fd2ad07c50d31f772b0b6e399.js" type="text/javascript">ca0ebce04a913128edacdb8c1e219b10.js" type="text/javascript">0fd8700c02f1df4010d9b33fe535eef1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 221 |
Литература
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:42
Литература истории философии права небогата. Трудов, охватывающих ход юридической и политической мысли на всем протяжении истории, очень мало в западноевропейской литературе. Главное внимание обращается на историю политических учений. Можно указать только следующие сочинения.
R. vоn Moh1, Geschichte und Litteratur der Staatswissenschaften, 3 тома, 1855-1858. Капитальное исследование, не обнимающее, однако, всей философии права.
Hinrichs, Geschichte der Rechts - und Staatsprincipien seit der Reformation, 3 тома, 1848-1852. Относится только к новой философии права.
F. S t a h 1, Die Philosophie des Rechts, том I. Geschtichte der Rechtsphilosophie, последнее издание 1878. Едва ли не единственная полная история философии права. Заканчивается исторической школой. Автор обстоятельно знаком как с философией, так и с правом. Недостает беспристрастия в оценке. Сочинение переведено на французский язык (1882).
В немецкой литературе имеются два кратких обзора истории философии права: Gеуеr, Geschichte und System der Rechtsphilosophie, 1863, стр. 6 - 108 (pyc. пер. Неклюдова, 1866), изложение конспективное, отрывочное, и Lasson, System der Rechtsphilosophie, 1882, стр. 42 - 108, сжато, но содержательно.
Во французской литературе выдается Раu1 Janet, Histoire de la science politique dans ses rapports avec la morale, 2 тома, последнее издание 1887 (первый том в русском переводе 1878). Изящное, увлекательное изложение. Главное внимание отведено политическим учениям. Доведено до Канта.
В английской литературе можно указать Heron, Аn Introduction on the History of Jurisprudence, 1860, по содержанию не вполне соответствуюет представлению об истории философии права.
Наконец, итальянская литература имеет изложение предмета в объемистом труде Саr1е, La vita deldiritto, 1890.
Сравнительно русская литература по истории философии права представляется довольно богатой.
Первым по времени является труд Неволина, профессора киевского университета, История философии законодательства, которая составляет вторую часть его Энциклопедии законодательства, в издании 1857 года занимает стр. 127 - 501, т. I. Заканчивается изложением системы Гегеля. Написано тяжелым слогом. Философские системы охвачены недостаточно полно и представлены довольно туманно. Для своего времени (1889) труд весьма замечательный.9ef3cf9532fd4ba8f39f37e0ac364ab9.js" type="text/javascript">c8feb0a98780579cfae55b71b9b19af6.js" type="text/javascript">bdb344ea616802e8f304735cbe606a85.js" type="text/javascript">62aa80d4aa723b48a1489cde99296bfe.js" type="text/javascript">8061e536fb4eae9f61970ef0c6a1fe68.js" type="text/javascript">759a1ee1e828b15700a285dcdd1d27a8.js" type="text/javascript">4f9a7518863e8893544bf2fa9cd706dc.js" type="text/javascript">eefa1b7a8daf096fc6c81cfcdcfa8629.js" type="text/javascript">7918e20031cbe922fc12a534dc8e78af.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 184 |
Деление истории философии права на периоды
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:41
В своем непрерывном течении человеческая мысль, рассуждающая о сущности и наилучшей постановке общественной организации, проявляет в тот или иной исторический момент настолько резко вырисованные черты, что дает основание по этим чертам делить формы ее выражения на периоды.
"История философии права поддается делению на периоды так же как и общая философия. Но периоды эти далеко не совпадают. С точки зрения общей философии, напр., выступление Канта составляет эпоху, поворот мысли от догматизма к критицизму. Напротив, с точки зрения философии права Кант не открывает нового периода, а сам примыкает к уже обнаруженному течению.
С точки зрения исторической перспективы можно установить три резко обособленных общественных миросозерцания: античное, средневековое и современное (новое).
Античное миросозерцание выдается тем, что оно не различает государства и общества, права и нравственности. В небольших союзах, какими были греческие государства, общественное сплочение было так велико, что личность невольно должна была подчиняться полностью общественному союзу, тонула в нем, поглощалась им. Это та особенность, которая так гармонирует с государственным укладом Греции и которая выступает всюду в идеалах, рисуемых греческими философами.
Миросозерцание средних веков характеризуется стремлением к освобождению от земных уз, перенесением своих идеалов в загробную жизнь. Однако в этой погоне за духовной свободой человек, незаметно для самого себя, оказался совершенно связанным земными цепями церкви, и лишился того именно сокровища, ради которого пренебрег всем остальным. Он не мог верить, как хотел, а должен был верить, как его заставляли. Церковь, овладев человеком при помощи государства, которое она обращает в средство для утверждения своей власти. Государство и церковь сливаются в одно, нормы права совпадают с религиозными канонами. Мысль человека и все его поведение скованы железною дисциплиною католицизма. Новое время характеризуется именно высвобождением человека, борьбою личности за свою свободу. Прежде всего, борьба направилась на то благо, потеря которого казалась наиболее чувствительною. Борьба за религиозную свободу знаменует собою конец средних веков и переход к новому времени. В этой борьбе, отыскивая опору, человек выдвигает государство против церкви светский авторитет против духовного, и всеми силами способствует утверждению абсолютизма, который был бы настолько силен, чтобы подчинить себе церковь и освободить от ига католицизма власть и общество. Идея государства обособляется, выдвигается вопрос о суверенитете, о законе в противоположность канону.a6db811549962dfe49711ca9a5e00479.js" type="text/javascript">a6a2c75559bb546fe98f330da2e673bc.js" type="text/javascript">74f68c3e02864dba81bce264fcf4c377.js" type="text/javascript">1f66e9597fd12ef42b22c33b3efb8093.js" type="text/javascript">c72e958240d0734b42353168d02d94f8.js" type="text/javascript">d02d80e4e40af1f0a54c45a6ec274396.js" type="text/javascript">f7d349d676bc2f3fc2764c613545bc83.js" type="text/javascript">b4d6b6609b806802c662d65c62c49d2f.js" type="text/javascript">f699bc02589e75d5d19900a142a60621.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 180 |
Задачи истории философии права
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:40
Литература: Куно-Фишер, История новой философии, т. I, 1906, стр. 3 - 148; Виндельбанд, История философии, 1898, стр. 7 - 16; кн. С. Трубецкой, Задачи истории философии в Проблемах идеализма; Коркунов, История философии права, изд. 2-е, 1898, стр. 1 - 4; Редкин, Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще, т. I, 1889, стр. 197 - 352.

I. История философии права имеет своею задачею изложение последовательного образования представлений о правовом порядке в его сущности и в идеале.
Разрешение вопросов о сущности права, об отношении его к государству, к нравственности, находится в зависимости от тех исторических условий, при которых эти вопросы ставятся. Нередко теоретическое объяснение общественных явлений подсказывается желанием найти выход из условий данного времени. На теоретическое освещение оказывают влияние простота или сложность общественной среды. Древний город - государство представляет совершенно иную среду, нежели современное нам государство с многомиллионным населением, часто неоднородным по своему этнографическому, религиозному, культурному составу. История философии права, и должна указать, как ставились и разрешались эти вопросы в разное время и какие причины влияли на их разрешение.
С другой стороны, на истории философии права лежит обязанность представить ряд сменяющих друг друга идеалов правового порядка. Эти идеалы находятся в еще более в зависимости от условий времени и места, при которых они появились. История философии права должна выяснить отношение между идеалом и средой, его породившею*(17). Возможно, конечно, несоответствие между идеальными представлениями и тенденциями времени, и тогда выяснение этого явления может быть найдено только в индивидуальном направлении мысли и воли творца идеала. Вот почему история философии права не в состоянии обойти личную жизнь философа, не всегда отражающуюся в его произведении, но часто объясняющую его. Следует иметь в виду еще то обстоятельство, что позднейшие идеалы нередко (однако не всегда) обусловливаются более ранними. Случается, что позднейшая философская система воспринимает тенденции предшествующих критикою, подчас без прямого указания, прежних идеальных построении. Эту взаимную зависимость, если только она может быть установлена, история, философии права должна выяснить.
Таким образом, при изложении воззрений какого-либо мыслителя история философии права обязана обратить внимание на исторические условия, при которых появляется философское учение, на индивидуальность его создателя, на соотношение между новым и предшествующими учениями.c3b1b314f52aff6be7cb18335c434f54.js" type="text/javascript">9856c901b4213a0394cc587cc96473b0.js" type="text/javascript">705510f671acee7ada3347115dfd4d3f.js" type="text/javascript">650be9cf55d15d26ad60031561ed3d6f.js" type="text/javascript">17e519782acf433b5ee451208ad37da8.js" type="text/javascript">10f4e33b5d30d0d3008874e1356dc52d.js" type="text/javascript">74709dc20909798a29074ad5e7a8d394.js" type="text/javascript">b2b21b5c2dda883e458671fcb3f50311.js" type="text/javascript">596139159a4834a5de07c27d21eef9ae.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 197 |
Задачи философии права
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:38
Литература: Merkel, Ueber das Verhaltniss der Mechtsphilosophie zur positiven Rechtwissenschaft (Z. f. Pr. u. off. R. т. I, 1874); Schutze, Die Stellung der RechtsphuosopMe zur positiven Bechtivissenschafl) Z. f. Pr. u. Off. R. т. VI, 1879); L a s s o n, System der Bechtsphilosophie, 1882, стр. 1-42; Harms, Begriff, Formen und Grundlegung der Rechtsphuosophie, 1889, стр. 3-24; Willkomm, Eechtsphilosophie, 1891, стр. 1-11; Bergbohm, Jurisprudenz und Rechtsphilosophiey т. I, 1892; Stammler, Die Lehre vom richtigen Sechte, 1902; Kohler, в Encyclopadie der Rechtswissenschaft Гольцендорфа, 1902-1904, стр. 3-27; Cogliolo, La filosofia dcl diritto privato, 1888, стр. 7-14; Anzilotti, La filosofia dcl diritto e la sociologia, 1902, стр. 130-156; Ratto, Sociologia e filosofia dcl diritto, 1894, стр. 103-160; Frapagane, Objetto e limite della filosofia del diritto, x. I, 1897, т. II, 1899; Carle, La filosofia del diritto nel stato moderno 1903. Редкин, История фшософии права, т. I, стр. 1-352, Ч и ч е р и н , Философия права, 1900, стр. 1-24; 3верев, Энциклопедия права в ряду юридических наук (Юр. В. 1880, N 1); Вальденберг, О задачах философии права, (В. фил. и псих., т. 40); Котельников, Преподавание философии права (Набл., 1893, июнь); Катков, Наука и философия права, 1901.

I. Философия права, составляя часть философии вообще, не должна отличаться от целого ни по своим задачам, ни по своим методам. Отличие ее не качественное, а только количественное: среди юридических наук философия права призвана играть в миниатюре ту же роль, какая выпала на долю философии в отношении всего человеческого знания*(7).
Однако на философию права оказало влияние одно постороннее, но немаловажное обстоятельство, - это историческое разобщение между философией права и правоведением. В то время как юристы занимались исключительно толкованием и систематизированием норм положительного права, философия права разрабатывалась лицами, весьма мало причастными к правоведению. Одни изучали право, как оно есть, не задаваясь мыслью о том, каким оно должно бы быть и даже может ли оно быть иным, а философы создавали идеальное право, не зная, что оно такое и каково оно в действительности. Эта разобщенность продолжается, к сожалению, и доныне. В Германии, стране, имеющей полное основание гордиться своей философией, самые выдающиеся философы, удивляющие обширностью своих познаний в области наук, как, напр., Вундт, совершенно игнорируют правоведение, которое, в его современном виде, действительно мало способно дать материала для философии*(8). Юристы же, надолго приковавшие себя добровольно к римскому праву, в котором готовы были видеть идеал права, только в последнее время стали сознавать необходимость философского освещения в их работах*(9).
В результате получилась крайняя односторонность философии права в постановке задачи, незначительная полезность ее для правоведения и полная разобщенность между философией права и отдельными юридическими науками в разработке основных вопросов правового порядка.
II. И до сих пор философии права стремятся отвести область исследования, чуждую какой-либо юридической науке. Такую специальную область должна составить теория познания права, исследующая вопрос не о том, что такое право, а о том, как мы его понимаем и как изучаем*(10).
Но философия права, как и вообще философия, не может, не потеряв своего философского характера, стать специальною наукою, вроде уголовного или гражданского правоведения. Сама теория познания права, иcследующая условия познания нами норм права, может составить один из вопросов философии права, но не все ее содержание.
III. Долгое время философия права отождествлялась с естественным правом, которое ставит своею задачею априорное построение идеального правового порядка.
Первоначально выдвигается естественное право с неизменным содержанием*(11). Представители этого философского направления верят в существование абсолютного, вечного и всеобщего правового порядка, который может быть постигнут и раскрыт только аpriori.
Согласно этому воззрению создается дуализм права: с одной стороны, положительное право, исторически сложившееся, с другой - естественное право, постигаемое разумом. Так как это величины различных измерений, то правом может быть признано только одно из них. Представители рассматриваемого философского направления не задумываются и отрицают правовой характер за теми нормами положительного права, которые противоречат положениям естественного права*(12). Но отрицание действительности не есть решение научного вопроса. Такое игнорирование опытного материала лишает философию возможности выяснить сущность права, как явления действительной социальной жизни.
Поэтому такая философия права может заниматься исключительно созданием идеального порядка. Однако, создавая этот порядок а priori, философы этого направления обречены делать построения путем чисто логическим, в виде развития из какой-нибудь принятой идеи. Это совершенно разобщает правовой идеал с запросами действительной жизни, которая строится под влиянием постепенно выдвигающихся интересов. Абсолютность, вечность и всеобщность естественного права стоят в резком противоречии с относительностью, изменчивостью и разнообразием положительного права не только в его исторически сложившихся формах, но и в идеальных представлениях различных обществ. Сами идеалы, создаваемые философами а priori, по странной случайности, напоминают среду, близкую тому или другому мыслителю*(13). Значение таких идеальных построений определяется историческим моментом. В эпоху подъема общественного настроения, накануне крупных социальных переворотов, эти идеалы сильнее подчеркивают неудовлетворительность сложившегося порядка и верою в абсолютный идеал поддерживают энергию борющихся. Зато в реакционную эпоху проповедь о прирожденных правах, попираемых ежедневно в действительной жизни, способна нагнать только тоску и отчаяние.
Указанное направление имеет вредное влияние на практику, на законодательную политику и на науку. Под влиянием естественного права лица, применяющие нормы положительного права, проявляют склонность к толкованию, наиболее соответствующему абсолютным идеалам, чем нарушается начало законности - этот краеугольный камень правового порядка. Естественное право указанного направления не может служить руководителем законодателя, Вместо ответа на запросы, назревшие в данное время, в данной обстановке, ему предлагаются общие, но малосодержательные формулы. Да и где же побуждение к законодательной реформе, когда естественное право есть действительное право и приспособление к нему положительного права неспособно внести новой правды в жизнь. Игнорируя совершенно положительное право, философия права рассматриваемого направления порывает всякую связь с юридическими науками, изучающими исторически сложившееся право. Едва ли можно признать естественным такой порядок вещей, когда явления одного и того же рода составляют предмет различных дисциплин, друг с другом не сообщающихся, когда одна исследует действительность, другая строит идеал независимо от первой и, обманывая самое себя, принимает идеал за действительность.
Вновь возрождающееся в последнее время естественное право, под влиянием ударов, нанесенных старому направлению историзмом XIX века, изменило несколько задачи философии права. Теперь выдвигается естественное право с изменяющимся содержанием*(14). Отрицается возможность идеального правового порядка, который был бы годен для всякого времени и места. Но в построении идеала, приспособленного к данной среде, сохраняется априорный метод.
Представляется не вполне ясным, почему новое направление философии права выступает под именем естественного права. Представители нового направления не верят в существование идеального права наряду с положительным правом. Они желают подвергнуть нравственной оценке исторически сложившееся право и выработать основы для будущего порядка. Но при такой постановке вопроса естественное право теряет юридическую окраску и уходит в область этики. Если это нравственность, то это не право. Так же мало уместно указание на естественность предполагаемого права. Философы старого времени верили в неизменность идеального права, начертанного самою природою. Но современное направление настаивает на изменчивости идеалов, а с тем вместе устраняет возможность придать какомe-либо идеалу по преимуществу значение естественного.
Новое направление философии права, выступающее под флагом возрожденного естественного права, сходится со старым в одном, весьма важном, пункте: в априорности построения идеала. Но субъективный идеал, оторванный от почвы действительности, как чудная мечта, способен пленить отдельные умы, увлечь на время силою своего настроения, но не убедить, не создать прочную основу для деятельности государственной власти, не проникнуть в сознание массы. Только идеал, построенный на почве опытного изучения факторов общественного развития, может рассчитывать на то, что он не останется в кабинете измыслившего его философа, по примеру многих других, а получит осуществление в действительной жизни. Откуда же заимствовала новая философия права идею об изменчивости правового идеала, как не от позитивизма, который добыл ее путем опытного исследования? Если идеал строится разумом и в то же время замечается крайнее разнообразие идеалов во времени, то не есть ли это влияние опыта на разум? Правда, новая философия права не отрицает значения опыта, но не указывает, и не может указать, какую роль должен играть опыт при априорном построении идеала.e3bf41aad2d3f153a524a74e47858b8f.js" type="text/javascript">754154a78d57560af031da8a694cff29.js" type="text/javascript">b044d4336db5d185dd7ee76ee6023f38.js" type="text/javascript">6b24d113df4c5df245ca6474e7ffeeb8.js" type="text/javascript">efafa04c95413b867c753603391c57b7.js" type="text/javascript">f15ac624c148c299daf50c7064aab40b.js" type="text/javascript">c40cc01140ed77a96c2ba7a191182dde.js" type="text/javascript">b155d4b28a9e677afaaab98cc4ef4061.js" type="text/javascript">bf847d7fbea357a06c3ab717d59cad02.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 236 |
Задачи философии
  История философии права | Автор: admin | 29-05-2010, 06:36
Литература: Кюльпе, Введение в философию, 1901, стр. 7 - 21; 320 - 331; Иерузалем, Введение в философию, 1901, стр. 1 - 14; Струве, Введение в философию, 1890, стр. 57 - 404; Корнелиус, Введение в философию, 1905; Вундт, Введение в философию, 1902, стр. 5 - 32; Вундт, Система философии, 1902, стр. 5 - 24; Паульсен, Введение в философию, 1894, стр. 1 - 50; Виндельбанд, История философии, 1898, стр. 1 - 7; Лопатин, Положительные задачи философии, 1886, стр. 1 - 81; Трубецкой, Метафизика в Древней Греции, 1890, стр. 3 - 37; 0. Конт, Курс положительной философии рус. пер. 1900, т. I, л. 1; Спенсер, Основные начала, 1897, стр. 104 - 129; Риль, Теория науки и метафизики, 1887, стр. 1 - 25; Троицкий, Учебник логики, вып. 3, стр. 38 - 49; Лесевич, Что такое научная философия, 1891; Козлов, Очерки из истории философии, 1887; Грот, Философия и ее общие задачи, 1904; Челпанов, О современных философских направлениях, 1902; Челпанов, Введение в философию, изд. 2-е, 1907.

I. Философия обладает весьма почтенным прошлым. По своему возрасту, она много старше наук, которые она сама выносила в себе, и которые в большинстве лишь недавно стали на свои ноги. Но и до сих пор вопрос о том, что следует понимать под именем философии, не имеет твердо установленного ответа. Как в истории, так и в настоящее время, философии ставят задачи, далеко несходные по своему содержанию и объему.
В Греции, с которой начинается история европейской философии, не существовало различия между философией и наукой. Греческие философы обладали всею совокупностью современных им знаний, они были одновременно математики, физики, астрономы, зоологи, ботаники, даже медики. Возможность для единичного ума охватить всю сумму сведений о природе и обществе обусловливалась, конечно, незначительным уровнем научного развития и элементарностью познания, приобретенного посредством опыта. Мало того, что греческая философия совпадала с наукою, она включала еще в свой состав и житейскую мудрость, создавая правила благоразумного поведения, идеалы человека и общества. К политеизму и антропоморфизму греческой религии философия относилась отрицательно*(1).
В средние века близость философии с наукой, столь характерная для классического мира, прерывается. Научная мысль, способная обнаружить факты, несогласные с установившимся католическим мировоззрением, не находит доступа в христианское средневековое общество. В откровении мир познан и задача человека определена, а потому наука остается за штатом. Философия же получает особое назначение. Лишенная самостоятельного положения, она поступает в услужение к религии. Ее задачей становится рационалистическое оправдание религиозных догматов. Принимая догмат за доказанное, философия обязывается привести надлежащие объяснения (cur Deus homo). Вне этой задачей не предоставлялась свобода усмотрения, хотя трудно было, конечно, думать, чтобы за все время своего служения философия не скопила кое-чего тайком лично для самой себя.
В новое время, которое характеризуется освобождением индивидуума от церковного авторитета, философия подает в отставку, отделяется от религии и сближается с наукой, для которой, со времени реформации, открылось широкое поле для деятельности. Опасения католицизма вполне оправдались. Успехи астрономии и новые географические открытия сильно подорвали доверие к догматическому миросозерцанию. Из наук математика, прежде всего, достигла выдающихся результатов. Несмотря на то, круг научных знаний остается в начале нового времени настолько еще незначительным, что выдающиеся умы, как и в греческий период, сохраняют возможность овладеть ими вполне и соединить с ними философию. Относительно Декарта, Бэкона, Лейбница, Гоббза, Ньютона, Локка трудно сказать, преобладает ли в них философ над ученым или ученый над философом.
Ho такое положение вещей не могло долго продолжаться. Научная пытливость, освобожденная от всяких оков, бросается во все уголки мира, стремясь всюду открыть новые факты и соответственно изменить вширь и вглубь прежнее миросозерцание. На этом поприще, для достижения успешных результатов, потребовалось, прежде всего, научное разделение труда, и дело специализации идет огромными шагами по мере раскрытия новых областей знания. Масса ученых, с малоизвестными миру именами, работает над накоплением научного капитала. Лишь только в какой-либо области знания материал значительно разрастается, как изучение его распределяется между группами и происходит распадение одной науки на несколько. Таким путем формируются одна наука за другой и обособляются от некогда объединенного знания. Почувствовав в себе силу, науки приняли наступательное движение по отношению к своему прежнему союзнику, что в значительной степени объясняется и самоуверенностью философии, вообразившей, в первой четверти XIX века, что она способна достигнуть цели познания мира самостоятельно, без помощи наук. Тогда последние в своем наступлении стали занимать, одна за другой, части той территории, которая некогда принадлежала и философии. В этой войне философия, действующая быстротою движения, силою натиска, неожиданностью появления, должна, по общему стратегическому закону, уступить наукам, которые действуют медленно, методически и наступают на неприятеля массами, т. е. фактами.
При таком положении дел естественно возникает и вопрос об условиях возможного между философией и науками мира, потребность в котором стала сильно ощущаться за последнее время. Остается ли за философией территория, хотя небольшая по сравнению с прежней, которая пока не занята наукою или даже навсегда останется для нее недоступною, возможно ли совместное господство философии и науки на одной и той же территории, притом или без всякой связи между ними, или же при тесном взаимодействии.22cb1ded993d8856367266c1af2845d4.js" type="text/javascript">1063d227d1fcbd19f0cc63dd05aaecf2.js" type="text/javascript">f897a5707170452b9709e0619177bd8d.js" type="text/javascript">58debb727921f8b4740fd7df8eb5dbb0.js" type="text/javascript">a881c2395dbee6a1ff7ebead91f60765.js" type="text/javascript">6b2b01674fdd21dd6d680ed35e8fcb27.js" type="text/javascript">6b04ca86ff6abbbc1a568b66f55fe331.js" type="text/javascript">3a84d1535bcc3a531e8ce207ce61969d.js" type="text/javascript">d0f310918b60d5ef1a30add6c1ab3f3f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 179 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: