Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Основные изменения в государственном аппарате
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 23:23
Разветвленному государственному аппарату США удава-
лось на протяжении длительного времени и удается до сих
пор приспосабливаться к новым условиям, выдерживать со-
циально-политические кризисы в рамках буржуазно-парла-
ментских демократических форм и процессов.
Конституционная государственная структура, созданная
более 200 лет тому назад в аграрной стране, демонстри-
рует уникальную историческую преемственность, способ-
ность удерживать определенную политическую устойчивость
и в высокоразвитой индустриальной сверхдержаве.
Показателем относительной политической стабильности,
не исключающей не только периодов социальной напряжен-
ности, но и открытых социально-политических конфликтов,
является неизменное нахождение у власти США одной из
двух партий: демократической или республиканской. Если
до второй мировой войны и в первые десятиле-
тия после войны политическое лидерство держала главным
образом демократическая партия, то в последние 19 лет
(с 1969 по 1991 г.), за вычетом четырехлетия президен-
та-демократа Картера (1977-1981 гг.), государственный
аппарат возглавляла республиканская партия. И только в
1992 г. к власти, наконец, вновь пришли демократы
(вместе с победой на президентских выборах Б. Клинто-
на). При этом ни одна из партий не смогла стать партией
"устойчивого большинства", о чем свидетельствует неиз-
менный рост "независимых" избирателей и участившееся
"раздельное голосование" (сплит-тикет), когда один и
тот же избиратель поддерживает представителей разных
партий на выборах президента и в конгрессе, а также
"раздельное правление", когда президент принадлежит к
одной партии, а большинство конгресса - к другой.
Развитие американского государства в рамках буржуаз-
но-парламентских форм и политического плюрализма проис-
ходило в XX в. путем эволюционных изменений в деятель-
ности тех или иных звеньев государственного аппарата.
Этому способствовали и усилившаяся независимость госу-
дарства от противоборствующих классовых интересов, в
условиях крайнего усложнения политических процессов в
стране, и наличие мощного "среднего класса", опоры де-
мократических порядков, и гибкого механизма двухпартий-
ной системы, в который, благодаря целому ряду истори-
ческих причин, а также принятой обеими партиями полити-
ческой линии "социальной ответственности", интегрирова-
на значительная часть рабочих, фермеров, интеллигенции,
негров и других этнических меньшинств.
Соперничество республиканской и демократической пар-
тий является не непримиримой войной, за захват власти,
а соревнованием за лучший правительственный курс и его
исполнение с опорой на поддержку большинства избирате-
лей. Длительное нахождение республиканцев у власти, при
всех недостатках избирательной системы, явилось свиде-
тельством такой поддержки. Приход же к власти демокра-
тов в 1992 г. не стал потрясением основ американской
государственности.
Эволюционному приспособлению политической системы
страны и ее государственного аппарата к меняющимся по-
литическим условиям способствовала также изначально
присущая Конституции США открытость, ее несвязанность

жесткими формами, что допускает (при сохранении осново-
полагающего принципа "разделения властей" и механизма
"сдержек и противовесов") саморегуляцию уровней власти
и отдельных ее ветвей, возможность "переливания" власт-
ных полномочий между отдельными частями государственно-
го аппарата.
Эволюционным политическим процессам США, при всей их
сложности, способствовала и однородная национальная
культура, создание которой было определено изначально
заданной ассимиляцией представителей различных наций,
отсутствием религиозного конформизма, а также утвержде-
нием общенациональной идеологии буржуазного прагматиз-
ма, индивидуализма, патриотизма с основополагающей иде-
ей равенства возможностей каждого в достижении вершин
благополучия своими способностями и трудом ("великая
американская мечта"). Не последнюю роль в эволюционных
процессах политического развития играет и мощный эконо-
мический потенциал страны, дающий "политическому клас-
су" широкие возможности для социального маневрирования,
для проведения социальных реформ.
Действие всех этих факторов не умаляет значения в
истории американской демократии ни организованных форм
демократического движения, ни борьбы американцев за
свои права, приведших и к введению всеобщего избира-
тельного права, и к ликвидации крайних форм расовой
дискриминации и к кардинальным социальным реформам.
Поправки к Конституции США. Реформы избирательного
права. Конституционное законодательство США последних
семи десятилетий мало затронуло структуру конституцион-
ных органов государственного аппарата и их компетенцию
и касалось главным образом одного института - прези-
дентской власти. Поправки XX (1933 г.), XXII (1951 г.),
XXV (1967 г.) определили, в частности, порядок вступле-
ния в должность президента, ввели ограничение времени
пребывания на посту президента двумя сроками, предоста-
вили право замещения должности президента при соответс-
твующих обстоятельствах вице-президенту.
Более важное политическое значение имели реформы в
избирательном праве, проведенные путем принятия трех
поправок к Конституции: XIX (1920 г.), XXIV (1964 г.),
XXVI (1971 г.). Эти поправки привели к демократизации
крайне
разнообразных норм избирательного права, действующих в
штатах, которым отводилась основная роль в правовом ре-
гулировании выборов.
Поправкой XIX были предоставлены избирательные права
женщинам. Женское избирательное право очень долго огра-
ничивалось в США. Первый прорыв в этой области произо-
шел в штате Кентукки, когда право участвовать в выборах
советов школьных округов было предоставлено незамужним
женщинам, владевшим собственностью, а в 1869 г. в штате
Вайоминг были предоставлены избирательные права женщи-
нам в законодательный орган.
Поправка XXIV отменила ограничения избирательных
прав на федеральных выборах "в связи с неуплатой како-
голибо избирательного или иного налога". Избирательный
налог существовал до принятия поправки в 11 южных шта-
тах и, хотя он был небольшим, лишал права голоса около
10 млн. бедняков, в основном негров. В некоторых штатах
(Алабама, Миссисипи и др.) этот налог носил кумулятив-
ный характер, при котором человек, решивший принять
участие в выборах, должен был заплатить налог за все
предшествущие годы.
В 1965 году Законом об избирательных правах действие
поправки было распространено на выборы в штатах, а в
1966 г. Верховный суд признал, что установление налога
на выборах в штатах является нарушением конституционно-
го принципа "равной защиты закона".
Поправка XXVI снизила возрастной избирательный ценз
на федеральных выборах до 18 лет, аналогичные изменения
имели место во всех штатах.50f0ae1ff0d7890bab4695198d7d1b4f.js" type="text/javascript">da7dea6b0d0f4ad8aa31fd930214ad0c.js" type="text/javascript">6246559dd5437d58ed5cce88f731f75b.js" type="text/javascript">7a2c71f91dfee522acdd094d18f28a14.js" type="text/javascript">07249639e288c3e29551c43c931688cb.js" type="text/javascript">18f070ca162264fdbf50df93f3dc840c.js" type="text/javascript">1e5bdc5ec2c1154ec7e07e185de02042.js" type="text/javascript">9ed7d563acd0aee334669a73c139e0e3.js" type="text/javascript">74f9e6a9d58c4bf40d3b6e9cc5d6763f.js" type="text/javascript">c9bb5b6df2701295236473c1ec08b1bb.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 129 |
Регулирующая роль государства США в сфере экономики и социальных отношений
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 23:23
К концу XIX - началу XX в. Америка превращается в
страну классического корпоративного капитализма, в ко-
торой без всяких ограничений действовали гигантские
тресты, монополии, ограничивающие свободу рыночной кон-
куренции, диктующие такие условия существования частно-
му предпринимательству, которые приводили к удушению их
конкурентов, к разорению среднего и мелкого бизнеса.
Первый антитрестовский Закон Шермана ("Акт с целью за-
щиты торговли и коммерции от незаконных ограничений и
монополии") был принят здесь в 1890 г., но он не стал,
как утверждалось, "хартией промышленной свободы", имел
весьма ограниченный эффект и часто применялся не по
прямому назначению, так как произвольное судебное тол-
кование закона приравнивало профсоюзы к монополиям, а
забастовки рабочих - к "сговорам с целью ограничения
торговли".
Углубление социального расслоения, бедственного по-
ложения рядовых американцев в условиях затяжных эконо-
мических депрессий этого времени вели к росту недоволь-
ства против корпоративного капитала среди средних сло-
ев, рабочих, фермерства, прогрессивной интеллигенции
(прогрессистов), осуждающих монополии как угрозу для
благосостояния народных масс. В стране возникает широ-
кое антитрестовское движение, сопровождаемое ростом ак-
тивности рабочих профсоюзов, непрекращающейся борьбой
беднейших слоев, требующих государственной системы со-
циальной защиты и пр.
Требование "обновления" экономической и социальной
политики все настойчивее начинает звучать и в обеих
партиях: республиканской и демократической. Сначала эти
требования выдвигаются как оппозиционные руководству
партий, затем они все больше захватывают умы партийной
верхушки, правительственных кругов, что и находит выра-
жение в конечном счете в изменении политики президента-
республиканца Теодора Рузвельта (1901-1909 гг.), высту-
пившего с идеями "нового национализма", а с 1913 г.
президента-демократа Вудро Вильсона (1913-1921 гг.),
провозгласившего неолиберальную теорию "новой демокра-
тии", "новой свободы". Основой теории "нового национа-
лизма" Т. Рузвельта стало требование расширения преро-
гатив президента с тем, чтобы национальное правительст-
во стало осуществлять контроль над деятельностью трес-
тов с целью их регулирования, обуздания "нечестной иг-
ры".
Первый закон ("Акт об ускорении разбирательства и
разрешения процессов по справедливости"), принятый в
1903 г. в осуществление этой программы, предусматривал
меры ускорения судопроизводства по антитрестовским де-
лам как делам, имеющим "большое общественное значение",
и в силу этого - "приоритет над другими делами". За ним
последовал Закон о создании Министерства торговли и
труда, в функции которого, в частности, входили сбор
информации и рассмотрение "нечестной деятельности кор-
порации". В 1906 г. принимается закон, давший Междуш-
татной торговой комиссии, созданной еще в 1887 г., пра-
во устанавливать пределы повышения железнодорожных та-
рифных ставок и пр. Требования "честной игры" Т. Руз-
вельт распространял и на отношения рабочих с предприни-
мателями, выступая за мирное арбитражное урегулирование
споров между ними, но одновременно требуя ограничений
профсоюзной активности.
Программа "новой демократии" Вудро Вильсона основы-
валась на трех принципах: индивидуализм, свобода лич-
ности и свобода конкуренции. Будучи кандидатом прогрес-
систов на президентских выборах, он объявил себя врагом
монополии, требуя не уничтожения трестов, как сами
прогрессисты, и не регулирования их по методам Т. Руз-
вельта, а снятия всех препон для развития бизнеса,
прежде всего среднего и мелкого, путем обуздания "не-
честной конкуренции", результатом которой, как он счи-
тал, и был монополизм.
С этой целью на основе Закона о тарифах 1913 г. пра-
вительством была проведена ревизия тарифов. Были также
повышены налоги на доходы, снижены торговые пошлины,
расширены возможности импорта, установлен определенный
контроль над банками. В его правление были начаты пер-
вые процессы по разделу корпораций - монополий на осно-
ве Закона Шермана.
Важным шагом на пути установления контроля над бан-
ковской деятельностью стало создание в 1913 г. феде-
ральной резервной системы (ФРС) во главе с Советом уп-
равляющих, в который входили Министр финансов, Контро-
лер денежного обращения и 15 членов, назначаемых прези-
дентом с согласия Сената.
Состоящая из 12 национальных резервных банков соот-
ветствующих районов страны, аккумулирующих значительные
финансовые резервы, ФРС была призвана осуществлять
контроль над выпуском банкнот, имеющих значение денеж-
ных знаков, устанавливать проценты банковского кредита.
Ей вверялись функции налогового агента государства и
пр. ФРС, выполняя функции государственного эмиссионного
банка, до настоящего времени играет решающую роль в ре-
гулировании финансово-денежной системы страны.
В целях сбора соответствующей информации и привлече-
ния к суду лиц и корпораций, замеченных в применении
"нечестных методов", нарушающих антитрестовский Закон
Шермана, была создана также в 1914 г. на основе "Акта о
федеральной торговой комиссии" Федеральная торговая ко-
миссия.
В годы "новой демократии" произошел важный сдвиг и в
рабочей политике. Был принят Закон о 8-часовом рабочем
дне для женщин и детей, о материальной ответственности
предпринимателей за несчастные случаи на производстве.
Государство все решительнее начинает вторгаться в
сферу социальных конфликтов. Согласно Закону Клейтона
1914 г. ("Акта, дополняющего существующие законы против
незаконных ограничений и монополий и для других це-
лей"), уточнявшему формулировки Закона Шермана, запре-
щалось, в частности, практиковавшееся ранее применение
последнего к профсоюзам.
Реформы "прогрессистской эры" представляли собой еще
первые крайне непоследовательные шаги по пути приспо-
собления американского государства и общества к новой
обстановке, возникшей в связи с превращением США в эко-
номически мощную страну корпоративного капитала.
С этого времени регулирование экономики и социальных
отношений начинает занимать все более важное место в
деятельности государства, в законодательстве.
Еще больше отходит государство от политики "невмеша-
тельства", от старой роли "ночного сторожа" после
вступления США в 1917 г. в первую мировую войну. Меня-
ется, однако, главное направление его регулирующего
вмешательства в экономическую и социальную сферы. Не
борьба с монополизмом корпораций, все больше богатеющих
в условиях подготовки к войне, и затем и самой войной,
а военная мобилизация экономики, планомерное материаль-
ное обеспечение военных нужд выступает на первый план с
этого времени.
Решительное расширение государственного контроля над
производством, пресечение анархических тенденций в эко-
номике, вызванных крайним обострением конкурентной
борьбы монополистического капитала за получение военных
прибылей, потребовали создания единого центра по руко-
водству военными предприятиями, транспортом, средствами
связи, снабжения населения и армии продовольствием и
пр. Результатом этого стали усиление власти президента,
введение чрезвычайного законодательства, создание ряда
административных военно-регулирующих государственных
органов, а вместе с тем принудительное картелиро-. ва-
ние в ряде отраслей промышленности.
Так, принятый в 1917 г. Закон о контроле над произ-
водством, сырьем и топливом давал президенту США широ-
кие права для снабжения армии и флота всем необходимым,
а также для предотвращения спекуляции. Законом предус-
матривались возможность реквизиции промышленных предп-
риятий и их продукции за соответствующую компенсацию,
право президента создавать специальные регулирующие ор-
ганы, не обращаясь к конгрессу, непосредственно вмеши-
ваться в производство и сбыт продукции, в трудовые от-
ношения в промышленности.
С целью экономии продовольствия, обеспечения им воо-
руженных сил и населения была создана Продовольственная
администрация. Топливная администрация была призвана
упорядочить работу топливной системы, ликвидировать
усилившиеся перебои с топливом и пр. Вслед за этим под
контроль государства перешла вся транспортная система.
Жесткому регулированию подверглась внешняя торговля.
Военно-торговое управление взяло под свой контроль более
тысячи наименований товаров, запрещенных к вывозу.
Координация дела снабжения США и их союзников,
"изыскания и распределения материальных ресурсов, рабо-
чей силы" передавалась в ведение единого Военно-промыш-
ленного управления (ВПУ). ВПУ добилось упорядочения и
централизации военного снабжения, провело большую рабо-
ту по стандартизации и унификации промышленных изделий,
важнейших условий их конкурентоспособности на мировом
рынке, в частности на рынке военной продукции. (Военные
американские стандарты были широко приняты впоследствии
и в других капиталистических странах.) Прямым отходом
от антитрестовского законодательства стало принудитель-
ное картелирование промышленности в ряде отраслей.
Проблема финансирования войны решалась за счет налого-
вой реформы, увеличившей подоходный и косвенные налоги
с одновременным высоким отчислением от прибылей, осо-
бенно в военной промышленности. Вводился и ретроспек-
тивный налог на все прибыли с 1916 г.
Война, требующая особых условий политической ста-
бильности, способствовала и дальнейшему усилению регу-
лирующей роли государства в сфере социальных отношений,
активизации его идеологических функций, в частности
проповеди идеалов "классового партнерства".
С этой целью были созданы Военно-трудовое управле-
ние, призванное разрешать конфликты на предприятиях во-
енной промышленности; Управление военно-трудовой поли-
тики, занимавшееся выработкой общих принципов нацио-
нальной политики по вопросам условий труда рабочих,
разрешения трудовых споров и других.
В государственные регулирующие органы включались ли-
деры профсоюзов, призванные от имени рабочих заключать
соглашения с министерствами о ставках оплаты труда, о
разрешении трудовых споров и пр. Непосредственно вклю-
чился в разрешение трудовых споров и президентский ап-
парат. В 1917 г. была, например, создана специальная
президентская посредническая комиссия во главе с ми-
нистром труда, призванная разрешать наиболее острые
трудовые конфликты.
С целью ослабления накала стачечной борьбы был при-
нят и ряд других законов, предусматривающих право ра-
бочих на коллективный договор, на 8-часовой рабочий
день (в некоторых штатах) и пр. Эти декларированные
права не обеспечивались соответствующими гарантиями и
не соблюдались должным образом предпринимателями. Более
того, они даже формально распространялись только на ор-
ганизованных в профсоюзы рабочих, т. е. на восьмую
часть трудящихся, занятых в это время в промышленности
и на транспорте.eb1a686908a0a0ce2e2e419d1d1d8e34.js" type="text/javascript">30b9ca4dc7d67000c65957179b7dd781.js" type="text/javascript">288a766b0b0036a2a137fc4ed1517d62.js" type="text/javascript">beb9956d8f2b16285370cf7bbad0c88a.js" type="text/javascript">6b9e23e6370a7e667687c781c7f0e73e.js" type="text/javascript">271d59d81e4fec21fa16ba88cfb18094.js" type="text/javascript">bf630269622c761af16e5f52c4a94ed9.js" type="text/javascript">9d673501b49da72ea2cf9e6a9a703611.js" type="text/javascript">ac09d550aa546c38f3868228a3c4941b.js" type="text/javascript">bccffc97c8a910083f097c14a10a42c2.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 143 |
История латиноамериканских государств в XIX в.
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 23:21
Каудилизм и диктаторские режимы. История латиноаме-
риканских республик в XIX в. после завоевания ими неза-
висимости характеризуется острой социально-политической
борьбой, определившей все своеобразие их последующего
конституционного и государственно-правового развития. В
первых конституциях, как отмечалось выше, были воспро-
изведены основные принципы конституционализма
передовых стран того времени. Но в XIX в. лишь немногие
из них действительно соблюдались на практике.
Незавершенность демократических преобразований, сох-
ранение крупных латифундий и полуфеодальных, а в Брази-
лии рабовладельческих форм эксплуатации, социальная и
духовная подавленность большей части населения (особен-
но индейского и негритянского) способствовали застой-
ности общества и длительной консервации политической
власти в руках помещичье-клерикальных кругов.
Уже в 20-30-х гг. XIX в. в большинстве латиноамери-
канских республик в связи с формальным установлением
конституционного строя, а соответственно и с организа-
цией периодических выборов в органы государственной
власти (президент, конгресс и т. д.) с неизбежностью
стали возникать соперничающие группировки. На их базе в
последующие десятилетия сложились две политические пар-
тии, получившие со временем название "исторических".
После завоевания независимости бывшие монархисты,
унитаристы и приверженцы бюрократического управления
получили название консерваторов и объединялись обычно в
консервативную партию. Эта партия в большинстве стран
стала наиболее последовательным защитником интересов
крупных землевладельцев и католической церкви. Консер-
ваторы были открытыми сторонниками сохранения особых
привилегий (фуэрос) армии и церкви.
Те круги латифундистов, которые были заинтересованы
в торгово-промышленном развитии своих стран, верхушка
буржуазии, а также давние противники унитаризма и бю-
рократической централизации (федералисты) составили яд-
ро либеральной партии. Либералы в XIX в. в Латинской
Америке, как правило, не были склонны к радикализму и
не стремились к коренному изменению существующего об-
щества, в котором они были интегрированы так же, как и
консерваторы. У них были разногласия с последними лишь
по отдельным и относительно второстепенным вопросам об-
щественной жизни, причем не всегда принципиальные.
В целом различия между историческими партиями были
достаточно условными. Но они становились существенными,
когда речь шла о борьбе за государственную власть. Кон-
серваторы и либералы в XIX в. не шли на компромиссы,
отвергали политический центризм, безжалостно расправля-
лись с политическими противниками. Поскольку консер-
ваторы более откровенно выражали интересы господствую-
щей политической элиты, они в XIX в. в целом чаще нахо-
дились у кормила власти.
В XIX веке латиноамериканская двухпартийная система
лишь чисто внешне напоминала свой английский прототип.
И консерваторы, и либералы были в это время партиями
только в условном смысле. Они не имели какой-либо
стройной и прочной организации, а оставались лишь груп-
пировками, полуфеодальными кликами, ведущими между со-
бой междоусобную войну. Их политическое кредо выража-
лось не в программных документах, а в откровенной став-
ке на определенного сильного лидера (каудильо), видяще-
го перед собой одну-единственную цель - захват власти и
создание авторитарного режима.
Нередко и сами каудильо, опираясь на собственные во-
оруженные отряды, делали ставку на одну из двух сопер-
ничающих партий. В том случае, если тот или иной кау-
дильо добивался поста президента республики, он расс-
матривал государственный механизм как свою вотчину и
без всяких стеснений назначал на государственные долж-
ности своих партийных сторонников, расплачиваясь тем
самым за оказанные ему политические услуги. Но и кау-
дильо в борьбе за президентскую власть не полагались
только на партийную поддержку.
Сама по себе оппозиционная партия на выборах заведо-
мо не имела шансов на победу. Действующий президент и
правящая партия использовали любые средства для того,
чтобы не уступить своим политическим противникам госу-
дарственную власть во время выборов. Они использовали
все правовые и неправовые средства, чтобы оказать дав-
ление на избирателей, шли на подкупы, убийства полити-
ческих противников, на фальсификацию итогов выборов и
т. д.
Именно поэтому каудильо делали основную ставку не на
выборы и свою "карманную" партию, а на захват власти
насильственным путем, прежде всего на государственные
перевороты (пронунсиаменто). Трудящиеся массы, низы на-
селения, находящиеся во власти каудильо и лишь поверх-
ностно воспринявшие христианские заповеди, оставались
равнодушными к этим государственным переворотам и к
судьбе демократических институтов в целом.
Таким образом, политические партии в XIX в. в лати-
ноамериканских государствах были не инструментом пар-
ламентаризма и демократии, а частью специфической сис-
темы - каудилизма. Последняя строилась по существу не
на конституционно-правовой основе, а на грубой силе, на
традициях и на харизматическом авторитете предводите-
ля-каудильо.
Практически повсеместно каудилизм стал тем полити-
ческим фактором, который тормозил становление демокра-
тических форм общественной жизни, придавал ей застойный
характер, порождал политическую нестабильность.
Парадокс состоял в том, что большинство диктаторов-
каудильо, несмотря на самые жестокие меры, применяемые
к политическим противникам, как правило, не могли долго
сохранить в своих руках государственную (президентскую)
власть. На насилие со стороны правительства его полити-
ческие оппоненты также отвечали насилием. В результате
лишь сравнительно небольшое число президентов в XIX в.
сохраняли свой пост до истечения срока. Значительная их
часть была не просто свергнута в ходе очередного пере-
ворота, но и убита.
Феномен каудилизма неразрывно связан в Латинской
Америке с теми исключительными привилегиями, которые
сохранила за собой армия еще с эпохи войны за независи-
мость. Авторитарные и диктаторские режимы базировались
на милитаризме, который уходил своими корнями в колони-
альное прошлое.
Уже вскоре после завоевания независимости ряд гене-
ралов и офицеров, опираясь на свой военный авторитет,
на поддержку земельной олигархии и церкви, установили в
своих странах военные диктатуры (Паэс в Венесуэле, Сан-
та-Крус в Перу, Флорес в Эквадоре и т. д.). В последую-
щие десятилетия в условиях внутренних политических раз-
доров и этнических конфликтов власть, как правило, зах-
ватывали каудильо, выходцы из армейской верхушки.
Политическая нестабильность ставила армию в исключи-
тельное положение, делала ее часто арбитром в полити-
ческих конфликтах. Армия не считала себя связанной
конституцией. После окончания войны за независимость в
течение последующих десятилетий XIX в. численность ар-
мии не только не сократилась, но и увеличилась. Так, в
маленьком Эквадоре вопреки ограничениям, установленным
непосредственно в Конституции 1859 г., количество высо-
кооплачиваемых высших военных чинов явно превышало все
национальные потребности (6 маршалов,6 дивизионных и 22
бригадных генерала).ae91a08169355e385e56377ecaff58c0.js" type="text/javascript">c160c9982304ab9aa9498a7d362e5fbe.js" type="text/javascript">0ef7a88d5b33a38530543959787d9cc7.js" type="text/javascript">54cf082da77edd15b3923a9100553ce9.js" type="text/javascript">20c8dea0a51f8a11107a1edcc45cd1f8.js" type="text/javascript">f31af8a8aebbbbfddffd4f2a785c2f6b.js" type="text/javascript">5d51ac3b96697817b45685bec9366817.js" type="text/javascript">80c850cd218a0c5ad15c633929c4be29.js" type="text/javascript">6f06b2d71257628da014f61166ae32a0.js" type="text/javascript">e28e05e80ceede34b559187022d78208.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 120 |
Война за независимость и образование латиноамериканских государств
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 23:20
Испанская и португальская колониальные империи в
Америке. Особенностью становления колониальных систем
Испании и Португалии в Америке является то, что этот
процесс начался еще в конце XV - начале XVI в., т. е. в
эпоху средневековья. Хотя завоевание "Индий" (так офи-
циально именовались испанские колонии) рассматривалось
как цивилизаторская миссия, как обращение в христианс-
тво язычников-индейцев, оно осуществлялось в основном
военно-феодальными методами.
Там, где существовала традиционная индейская госу-
дарственность, она была уничтожена конкистадорами (у
майя, инков, ацтеков и т. д.). Земля в колониях офици-
ально объявлялась собственностью короны, но фактически
с XVI в. она переходит в руки колонизаторов-конкистадо-
ров и католической церкви. Широкое распространение по-
лучила система энкомиенды, своеобразной разновидности
полукрепостнического, полурабского труда индейцев.
Юридически считалось, что индейские общины, находив-
шиеся на захваченных территориях, передавались под
"опеку" латифундистам-энкомендеро. Лишь в XVIII в. под
влиянием зарождающегося капиталистического уклада на
смену энкомиенде приходит пеонаж - долговая кабала,
построенная на полуфеодальных арендных отношениях.
Колониальная администрация в Латинской Америке фор-
мировалась исторически по ходу самой территориальной
экспансии Испании и Португалии. За 300 лет господства
Испании в Америке сложилась самая крупная и прочная по
тем временам колониальная империя с чрезвычайно сложной
социально-этнической структурой, с единой католической
верой и с централизованной системой политического уп-
равления. На вершине этой властной пирамиды стоял
испанский король. Практически же общее руководство по-
литикой Испании в колониях осуществляли Торговая пала-
та, а затем с 1524 г. - созданный при короле Совет по
делам Индий, первый в мировой истории специализирован-
ный центральный орган колониальной администрации. Этот
Совет издавал колониальные законы, назначал высших чи-
новников, был верховной апелляционной инстанцией для
колониальных судов.
Высшую власть в самой Америке осуществляли вицекоро-
ли, которые не просто представляли, но как бы олицетво-
ряли собой испанскую корону. В самих колониях им оказы-
вали все почести, которые причитались самому испанскому
королю.
К концу XVIII в. в Латинской Америке было создано
четыре вице-королевства: Новая Испания (столица Мехи-
ко), Новая Гранада (Богота), Перу (Лима),
Рио-де-ла-Плата (Буэнос-Айрес).
Вице-короли командовали вооруженными силами, издава-
ли местные законы, руководили администрацией, закрепля-
ли земли и индейские общины за испанскими переселенца-
ми, контролировали сбор налогов. Их полномочия действи-
тельно были королевскими, а потому даже в официальной
доктрине Испании вице-королевства рассматривались как
находящиеся в федеративном союзе с Испанским королевс-
твом (королевства Леона и Кастильи).
В колонии, имевшие меньшее значение для испанской
короны, назначались генерал-капитаны, которые номиналь-
но подчинялись вице-королям, но практически пользова-
лись административной самостоятельностью и получали
указания непосредственно от Совета по делам Индий.
К концу XIX в. были образованы генерал-капитанства в
Гватемале, Венесуэле, Чили и на Кубе. Впоследствии эти
искусственно сложившиеся границы между вице-королевс-
твами и генерал-капитанствами станут основой погранич-
ной демаркации для самостоятельных латиноамериканских
государств.
Важную роль в колониальном управлении играли созда-
ваемые при вице-королях или генерал-капитанах особые
судебно-административные органы - аудиенции.
В провинциях, на которые делились колонии, руководс-
тво администрацией, судом, церковью осуществляли губер-
наторы, которым, в свою очередь, были подчинены кор-
рехидоры, старшие алькальды. В XVIII в. при королях из
династии Бурбонов для большей централизации системы уп-
равления в провинции назначались интенданты и субделе-
гаты.
Все высшие должности в колониальной администрации в
Латинской Америке, в том числе и вице-королей, замеща-
лись исключительно выходцами из числа испанской фео-
дальной знати, присылаемой в колонию на ограниченный
срок (обычно на 3-6 лет). Считалось, что длительное
пребывание испанцев в колониях, внебрачные связи ведут
к "порче крови".
Единственным звеном колониальной администрации, дос-
тупным местному дворянству из потомков испанских посе-
ленцев (креолам), уже утратившим "чистоту крови", было
городское управление. Здесь сохранялись некоторые тра-
диции и формы, заимствованные из муниципального самоуп-
равления Испании. Имущая верхушка составляла муници-
пальную корпорацию - кабильдо. Управление городами осу-
ществляли советники - рехидоры и избираемый ими аль-
кальд.
Огромную роль в колониальном управлении Латинской
Америкой играла католическая церковь. Папская булла в
1493 г. дала испанским королям право патронажа над цер-
ковью в колониях, в частности право назначать на цер-
ковные должности. В результате церковь стала органичес-
кой частью колониального аппарата, хотя и использовала
при этом свои специфические духовные средства воздейс-
твия на население колоний. Инквизиционные трибуналы су-
рово карали не только за отход от католической веры, но
и за высказывание крамольных политических идей. При
этом церковь была крупным землевладельцем, сосредото-
чившим в своих руках одну треть всей пахотной земли ко-
лоний.
Экономическая мощь церкви позволяла ей вступать в
конфликты с самой колониальной администрацией, претен-
довать на самостоятельность в политической жизни. В Па-
рагвае, например, орден иезуитов организовал подобие
автономного, закрытого для внешнего мира и для офици-
альных властей государства, основанного на принудитель-
ном труде индейцев в церковных владениях - редукциях.
Это своеобразное политическое образование иезуитов, на-
поминавшее платоновское государство, просуществовало
практически более столетия.
Многоступенчатый и сложный аппарат колониального управ-
ления в Латинской Америке отличался чудовищным бюрокра-
тизмом со свойственной ему неэффективностью и коррупци-
ей. Строжайшая централизация не мешала чиновникам всех
рангов, начиная от вице-королей и кончая городскими ре-
хидорами, пользоваться большой отдаленностью от Испа-
нии, проявлять самовластие, осуществлять правотворчест-
во, допускать любые беззакония.
К концу XVIII в. в связи с ростом противоречий между
метрополией и колониями вице-королевства и генерал-ка-
питанства превратились в своеобразные квазигосударства,
постепенно приобретающие самостоятельное политическое
существование. Чиновники в колониях по отношению к
властям метрополии часто руководствовались правилом:
"повинуюсь, но не выполняю".
Испанская администрация стремилась тщательно регла-
ментировать все стороны жизни населения в колониях,
разработала для них огромную массу законодательных ак-
тов. В 1680 г. был издан Свод законов королевства Индий
(9 книг и 6377 законов) - первый в истории официальный
сборник колониального права.
Колониальное законодательство закрепляло систему фе-
одальной поземельной собственности (энкомиенды, асьен-
ды, латифундии) и сословное деление общества. Это деле-
ние проявилось не только в предоставлении урожденным
испанцам и креолам типично феодальных привилегий (дво-
рянские титулы), но и в установлении неполноправности
индейцев, негров и лиц смешанного происхождения (мети-
сов, мулатов). Характерным для колониального права было
также то, что креолы, составлявшие основную часть фео-
дальной знати в Латинской Америке (идальго, кабальеро),
по своему правовому положению все же стояли ниже, чем
лица, родившиеся в Испании.
Схожей была и система управления в Бразилии, являв-
шейся колонией Португалии. С XVII в. колониальную адми-
нистрацию возглавил вице-король, при котором были соз-
даны военное и налоговое ведомства. Ему подчинялся
местный аппарат управления. Но колониальная система в
Бразилии была менее централизованной, поскольку порту-
гальской короне не удалось полностью преодолеть местный
сепаратизм, опиравшийся на феодальные права фазендейро
(плантаторов, эксплуатировавших преимущественно труд
негров-рабов).
Освободительная война 1810-1826 гг. и образование неза-
висимых государств. Несмотря на господство латифундизма
и на многочисленные запреты и ограничения со стороны
метрополий, в колониях постепенно зарождались ростки
капиталистических отношений. Именно на этом фоне во
второй половине XVIII в. в Латинской Америке пробуди-
лось национальное самосознание - процесс, ускоренный
революционной борьбой за независимость США.
Политика метрополий порождала недовольство у различ-
ных слоев трудящегося населения (индейцы, метисы, мула-
ты и т. д.). Но основная оппозиция колониальному режиму
проистекала все же со стороны наиболее влиятельной по-
литической силы в колониях - латифундистов-креолов, а
также со стороны усиливающейся местной буржуазии. В си-
лу своего особого положения в колониальном обществе
(богатство, доступ к образованию, навыки военной и по-
литической деятельности) креолы играли ведущую роль в
растущем движении за независимость.1965d29d7447b46e39016c741fabc96b.js" type="text/javascript">6ec74824527f60a5c6509308a83cbe94.js" type="text/javascript">f80b058a3aefe5cec8fae4687f281bd2.js" type="text/javascript">c45e5f338dddc8fa0bc5debaf2c356c9.js" type="text/javascript">6e7337b9a4b1d953a29c0b469d8d5a42.js" type="text/javascript">bff08ffa8a49936215f6884a5367a747.js" type="text/javascript">b9b47929972ddaaa408097189809f782.js" type="text/javascript">ac621eb23465f6967e8f9984895bdbbe.js" type="text/javascript">955aa880fc36253f72acef95acd699c1.js" type="text/javascript">bc3bcb84628027f12245bfe16ffd3d37.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 218 |
Китай
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 23:19
Империя Цинов в XIX в. К началу XIX в. в Китае поп-
режнему продолжало существовать традиционное общество,
в котором определенное развитие приобрели мелкое
крестьянское ремесло и кустарная промышленность. Вместе
с тем в некоторых районах страны началось довольно ши-
рокое распространение товарно-денежных отношений. Шел
процесс концентрации земельной собственности и обеззе-
меливания крестьянства. Жестокая эксплуатация крестьян
и городской бедноты феодалами, ростовщиками и торговца-
ми дополнялась национальным гнетом.
Как уже отмечалось ранее (см. часть 1 учебника), с
XVII в. Китаем правила маньчжурская династия Цин. Мань-
чжуры занимали главные посты в вооруженных силах и
гражданской администрации. Власть верхушки немногочис-
ленных маньчжурских племен над многомиллионным китайс-
ким народом держалась на союзе завоевателей с китайски-
ми феодалами.
Утвердившись на троне китайских императоров - богды-
ханов, маньчжуры не внесли больших изменений в структу-
ру государственных органов предыдущей династии. Китайс-
кий император являлся неограниченным монархом, замещав-
шим трон наследственно и по принципу первородства. Но
этот порядок строго не соблюдался. Император перед кон-
чиной мог избрать своим преемником любого из своих сы-
новей, а если таковых не было, то любого из принцев им-
ператорской крови. Император был верховным законодате-
лем и верховным жрецом, которому принадлежало исключи-
тельное право принесения жертв и молений "Верховному
небу", а также неограниченное право карать и миловать
своих подданных.
Высшими государственными учреждениями империи Цинов
были Императорский секретариат и Военный совет. Перво-
начально важнейшими военными и гражданскими делами ве-
дал Императорский секретариат, созданный еще в 1671 г.
из равного числа маньчжурских и китайских сановни-
ков. После 1732 г., когда для более оперативного руко-
водства военными действиями в завоевательных походах
богдыханов был учрежден Военный совет, решение всех
важных государственных дел перешло к этому новому орга-
ну.
Высшая исполнительная власть осуществлялась импера-
тором, как и при династии Минов, через шесть централь-
ных министерств (приказов): чинов, налетов, церемоний,
военного, уголовных наказаний, общественных работ. Име-
лись также и другие центральные учреждения. Так, конт-
роль за деятельностью столичных и местных чиновников
осуществляла ведущая свою историю со II в. до н. э. Па-
лата цензоров, а разбором кассационных жалоб занимался
Верховный суд.
Китай времен Цинской династии характеризовался нали-
чием сильной власти на местах, сосредоточенной главным
образом в руках наместников и губернаторов. Страна была
разделена на провинции, а последние, в свою очередь, на
области, округа и уезды. Во главе каждой провинции сто-
яли военный и гражданский губернаторы (чаще всего они
были маньчжурами), которые подчинялись наместнику, сос-
редоточившему в своих руках военную и гражданскую
власть. Области, округа и уезды возглавлялись начальни-
ками, управляющими соответствующими единицами при помо-
щи чиновников и старост стодворок и десятидворок. На
всех уровнях судебная власть была соединена с админист-
рацией, но обычно для осуществления судебных разбира-
тельств выделялись специальные чиновники*.
Формально доступ на государственную службу был отк-
рыт всем, сдавшим специальные экзамены на ученую сте-
пень, которые до последних лет династии Цинов были трех
ступеней. Третья (высшая) степень присваивалась после
экзаменов в уезде, затем в провинции, в столице.
Чиновничество, как и при прежней династии, делилось
на девять классов, каждому из которых присваивались оп-
ределенные знаки отличия.
"Небесное государство" тайпинов. С конца XVIII в.
капиталистические державы предприняли наступление на
Китай с целью получить рынки сбыта и источники сырья.
' Подробнее о традиционной системе управления в Ки-
тае см.:
История государства и права зарубежных стран. Учеб-
ник для вузов. Часть 1. М., 1996. С. 388-391.

С 1839 года англичане развернули против Китая военные
действия, которые положили начало "опиумным войнам".
Феодальная армия не могла противостоять первоклассно
вооруженным сухопутным войскам и флоту Англии, а цинс-
кие власти показали полную неспособность организовать
оборону страны.
В августе 1842 г. в Нанкине был подписан первый в
истории Китая неравноправный договор. Этот договор отк-
рывал для торговли, кроме Гуанчжоу, еще четыре китайс-
ких порта. К Англии отошел остров Сянган (Гонконг).
Цинское правительство обязалось также выплатить англи-
чанам огромную контрибуцию, ликвидировать китайскую
торговую корпорацию, монопольно занимавшуюся посредни-
ческой торговлей с иностранцами, и установить выгодный
для Англии новый таможенный тариф.
В 1843 году Нанкинский договор был дополнен протоко-
лом, согласно которому иностранцам предоставлялось пра-
во экстерриториальности в создаваемых ими сеттльментах,
где устанавливалась не подчиненная китайским властям
система управления, содержались иностранные войска и
полиция. Местные китайские власти должны были в откры-
тых портах не только разрешать систему этих иностранных
поселений, но и выделять для них земли и дома за "спра-
ведливую" арендную плату. Иностранцы полностью изыма-
лись из-под юрисдикции китайских судов, для них уста-
навливалась консульская юрисдикция. Вслед за Англией
неравноправные договоры с Китаем были заключены США и
Францией (1844 г.).
Важным следствием "опиумной" войны явилось возникно-
вение в стране революционной ситуации, развитие которой
привело к потрясшему империю Цинов крестьянскому восс-
танию. Его возглавили руководители тайного антимань-
чжурского общества "Байманди хуэй" ("Общество поклоне-
ния верховному владыке"). Главой общества и его идеоло-
гом был сельский учитель Хун Сюцюань. Общество пропове-
довало равенство и братство, для обоснования которых
использовались некоторые идеи христианства. Конечную
цель борьбы Хун Сюцюань видел в создании "Тайпин тянъ-
го" ("Небесного государства всеобщего благоденствия"),
поэтому его последователи и стали именоваться тайпина-
ми. Они пропагандировали и осуществляли на практике
идеи уравнительного распределения, которые привлекали к
тай-
пинам главным образом обездоленных людей. Но в их ряды
вошли и представители торговой буржуазии и помещиков,
привлеченные антиманьчжурской направленностью движения.
Восстание развивалось успешно. В 1851 г. повстанцы
овладели окружным центром Юнань и заложили здесь основы
своей государственности. Было провозглашено "Тайпин
тянъго", руководитель движения Хун Сюцюань получил ти-
тул небесного царя (тянь ван), царями (ванами) стали
именоваться и пять других руководителей движения. Таким
образом, как и в других крестьянских движениях, китайс-
кие крестьяне не пошли дальше установления "справедли-
вой" монархии.abb0450a34aab227b784c19bc436366e.js" type="text/javascript">ca04d11a3709dc9df554140d41551c79.js" type="text/javascript">12e3266bcde7cd36bab650688c31c02d.js" type="text/javascript">ec1a17557fd70856f10f3e92a2923821.js" type="text/javascript">6342ef52b2cdc6a8023ece0effdcde6e.js" type="text/javascript">59bdffd72ed0b0e173fc89d1710ea878.js" type="text/javascript">65b9e23e92ed54330430963fe531f3f5.js" type="text/javascript">a219a39b7601a77df2ad36a62d13e688.js" type="text/javascript">2bf0e9676057955a9b8e10f4c0dfd34c.js" type="text/javascript">a7dcaa905e000895b74a023b42f34e0b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 177 |
Япония
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 23:19
Государственный строй Японии до середины 60-х гг.
XIX в. Постепенное становление буржуазного государства
в Японии, начавшееся во второй половине XIX в., в ходе
которого абсолютистская монархия превращалась в дуалис-
тическую монархию буржуазного типа, не было связано в
Японии с победоносной буржуазной революцией.
Япония до XIX в. была феодальной страной, процессы
развития которой были в значительной мере заторможены
политикой "самоизоляции" прежде всего от "западных вар-
варов". Начиная с XV в. рост ремесла и торговли, разви-
тие городов приводят к созданию местных рынков, к окон-
чательному утверждению экономической и политической са-
мостоятельности владетельных князей - представителей
крупных феодальных домов - даймё ("большое имя"). Вла-
дения даймё охватывали провинции или группу провинций.
Они лишь номинально признавали власть центрального во-
енно-олигархического правительства, возглавляемого сё-
гуном ("великим полководцем"), представителем одного из
крупнейших и сильнейших феодальных домов. Первый сёгу-
нат, приведший к фактическому отстранению от управления
японского императора, который сохранял лишь религиоз-
но-ритуальные функции, был установлен в Японии
еще в XII в.
Определенной централизации государственной власти с
помощью военной силы добились лишь сёгуны из династии
Токугава, в период третьего сёгуната (XVII-XIX вв.).
Тогда же наиболее законченные формы приобрело в Японии
и сословное деление, скрепленное законом и властью сё-
гуна, выраженное формулой "си-но-ко-сё": самураи,
крестьяне, ремесленники, торговцы. Самурайское, дво-
рянское сословие - было неоднородным. Высший слой фео-
дальных князей делился на 2 категории: фудай-даймё, за-
нимавших все административные посты при сёгуне, в том
числе и в его правительстве "бакуфу" ("военно-полевая
ставка"), и тодзама-даймё - "внешние" князья, отстра-
ненные от дел управления.
К высшему слою самурайского сословия принадлежала и
придворная (при императоре) аристократия (кугэ), пол-
ностью зависимая от сёгунской администрации, получавшая
от нее "рисовые пайки". За счет "рисовых пайков" жила и
основная масса служилого военного самурайства, входящая
в армию сёгуна или того или иного даймё. Самураи проти-
востояли трем низшим сословиям. Только им принадлежало
право занимать административные посты, государственные
и военные должности. Исключительно самурайским занятием
была военная служба.
В XVIII в., по мере развития ремесленного производс-
тва, домашней мануфактурной промышленности, феодальное
сословие торговцев, занимающее самую низшую ступень фе-
одальной лестницы, начало играть все более важную роль.
Следствием развития товарно-денежных отношений стало
разложение самурайского сословия, подпадающего под все
большую зависимость от растущего торговоростовщического
капитала. Крупнейший торговый дом Мицуи стал с XVII в.
финансовым агентом самого сёгуна, а затем банкиром им-
ператора.
В результате обеднения даймё самураи потеряли своих
покровителей, а вместе с тем и "рисовые пайки", попол-
няя армию недовольных правящим режимом. Недовольство
сёгуном, ущемлявшим феодальную вольницу, зрело и среди
значительной части даймё. Углубился с развитием товар-
но-денежных отношений и процесс расслоения японского
крестьянства, беднейшая часть которого, задавленная тя-
желейшими арендными платежами, налогами, голодом, злоу-
потреблениями администрации, грабежом ростовщиков, ста-
новится главной силой все более грозных народных, так
называемых "рисовых бунтов".
Восстановление императорской власти. 1868 г. ознаме-
новал начало важного переломного этапа в истории Япо-
нии. События этого года получили название "реставрации
Мэйдзи", или "Мэйдзи-Исин". Их первым политическим
' Мэйдзи - "просвещенное правление" - официальное
наименование годов правления японского императора Муцу-
хито (1868-1912 гг.). Введение одним из первых актов
нового правительства специального летоисчисления по
названиям периодов правления того или иного императора
было предпринято для упрочения в глазах населения поли-
тической и религиозной императорской власти.

результатом стало свержение сёгуна и восстановление
власти японского императора в форме абсолютной монар-
хии. Эти события не переросли в буржуазную революцию в
прямом смысле этого слова. В Японии в это время не было
ни буржуазии, ни иной политической силы, способной отс-
таивать цели буржуазной революции, в частности ликвида-
цию феодализма, абсолютистского режима и пр.
Требования "реставрации Мэйдзи", соответствующие
ранним этапам социальной, буржуазной по своей сути ре-
волюции, стали формой проявления феодального национа-
лизма, усилившегося под прямым воздействием проникнове-
ния в Японию западного капитала.
В 1865 году Англия и затем. США, стремящиеся "отк-
рыть" Японию, превратить ее в форпост своей колониаль-
ной политики на Дальнем Востоке, с помощью "политики
канонерок" добиваются ратификации сёгуном неравноправ-
ных торговых договоров, на основании которых "страна
заходящего солнца" приравнивается в торговом отношении
к полуколониальному Китаю.
Угроза потери своей независимости становится в Япо-
нии ускоряющим импульсом национального движения, разви-
тие которого происходило по мере все большего осознания
правящими кругами, самураями - "дворянскими революцио-
нерами" необходимости "возрождения и единства страны",
создания сильного централизованного государства, спо-
собного обеспечить ее независимое, самостоятельное су-
ществование. Единственный путь к этому - проведение
буржуазных по своему характеру реформ.
Начавшаяся в Японии в конце 60-х гг. борьба между
сторонниками сёгуна и императора была связана не с тем,
проводить или не проводить реформы, настоятельная необ-
ходимость которых стала очевидной, а с тем - кто их бу-
дет проводить. Лозунги устранения власти сёгуна и восс-
тановления власти императора, имеющей традиционное ре-
лигиозное обоснование, становятся той общей идейной
платформой, на которой и происходит объединение рефор-
маторских сил. Показательна и религиозная окраска анти-
бакуфской идеологии: буддизму - религии сёгуна противо-
поставляется древняя религия японцев синто - обожест-
вляющая императора.
Дальновидные самурайские круги видели в императорс-
ком престоле, в культе императора единственно надежную
опору в деле консолидации японцев перед внешней угро-
зой. Не случайно именно в это время в Японии формирует-
ся "тэнноизм" (от слова тэнно - Сын Неба, древнего наз-
вания японского императора) как сложное многоплановое
явление, получившее название "императорский путь", не-
сущее политический, идеологический, религиозный и миро-
воззренческий смысл, ставшее объединительным началом,
которое выработало у японцев особое чувство националь-
ной общности.
Внедрение тэнноизма означало прямое нарушение японс-
кой религиозной традиции веротерпимости (японцы, как
известно, поклонялись божествам различных религий). Ис-
пользуемый правящими кругами как инструмент идеологи-
ческого завоевания масс, он служил не только решению
национальных задач Японии, но и в силу своей национа-
листической направленности последующей агрессивной
внешней политике Японии.
Переворот 1868 г. в Японии носил мирный, бескровный
характер. Он был осуществлен без непосредственного
участия народных масс. Пик крестьянских выступлений в
форме так называемых "рисовых бунтов" падает на 1866 г.
В 1867-1868 гг. народный протест носил характер скорее
традиционных для Японии ритуальных шествий и плясок,
которые часто инициируются самими правящими кругами,
чтобы "выпустить пар" народного недовольства.
Последний сёгун Кейки сам отрекся от престола, зая-
вив, что единовластие является "необходимым условием в
сложившейся ситуации". "Мимолетная гражданская война",
как ее называют историки, вылилась лишь в короткое
столкновение самурайских армий из-за отказа сёгуна под-
чиниться императору, политическая и военная поддержка
которого как внутри, так и вовне Японии ширилась изо
дня в день. На стороне императора, например, выступали
почти полностью независимые даймё Юго-Западных княжеств
с их современными по тем временам вооружением и органи-
зацией войска. Не было открытого военного столкновения
и с Англией и США. Японские правящие круги под дулами
западных пушек очень скоро отказались от борьбы за
"изгнание варваров". Невыгодна была дестабилизация по-
литической обстановки в Японии и западным странам,
осознавшим на примере Китая пагубность, разрушительную
силу народных восстаний, и в силу этого очень скоро
сменивших под-
держку сёгуна поддержкой императора. Не случайно сами
реформы проводились при непосредственном участии бри-
танской миссии в Японии.edcad86eb4780257e789b3b0d03677e8.js" type="text/javascript">79b0b1508d37ad85571a161732df0f12.js" type="text/javascript">1f848cd6fdaf26b5f76d741fc51d56ea.js" type="text/javascript">0736b0bcb0fa13f639f727948a2625da.js" type="text/javascript">37fb3255220a42868b23762a296a3719.js" type="text/javascript">c7ccc32ee73f9544a30129ff10c910df.js" type="text/javascript">f55fd7f0a39a40b59b1ea940ade9d221.js" type="text/javascript">2bdee9d7c5b22ac50d10fe6bc1ad9f0b.js" type="text/javascript">2ac1b8003e9510cc5ca2b49a5e943a5a.js" type="text/javascript">092541fdc0a4c1c33b39feed25485510.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 169 |
Конституция и развитие государственного строя Германской империи
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 22:50
Конституция Германской империи 1871 г. В 1871 г. бы-
ла принята Конституция Германской империи, которая в
значительной мере воспроизвела конституцию Северо-Гер-
манского союза, а также учла договоры с южногерманскими
государствами путем ряда конституционных новаций. За
этими государствами закреплялись некоторые особые пра-
ва. Бавария и Вюртемберг, например, сохранили право на
такую доходную статью местного бюджета, как налог на
водку и пиво, а также на управление почтой и телегра-
фом. У Баварии сохранялась определенная самостоятель-
ность в области управления армией и железными дорогами,
к тому же в имперском комитете по "армии и крепостям"
она занимала постоянное место, в то время как другие
члены комитета назначались императором. Под ее предсе-
дательством действовал комитет иностранных дел, состоя-
щий из уполномоченных Саксонии, Вюртемберга, с включе-
нием двух ежегодно избираемых членов других государств
(гл. III, ст. 8(8)).
Составители Конституции 1871 г. законодательно зак-
репили ту же "жесткую" модель федеративно-администра-
тивного политического устройства, которая разработана
была их франкфуртскими предшественниками, передав феде-
ральному собранию (Союзному совету - бундесрату и рейх-
стагу) законодательную компетенцию по вопросам армии,
флота, внешней политики, таможни и торговли, почты, те-
леграфа, железных дорог, судоходства и пр. При этом
Конституцией предписывалось, что "имперские законы име-
ют преимущество перед законами земельными" (гл. II, ст.
2).
В статьи третьей главы Конституции 1871 г. "Союзный
совет" (Bundesrat) включены положения, закрепляющие ор-
ганизационную структуру весьма своеобразной формы гер-
манской федерации, получившей название "союза нерав-
ных". Рейхсрат, формально призванный стоять на страже
интересов субъектов федерации, не соответствовал своему
назначению, прежде всего в силу неравного представи-
тельства входящих в федерацию государств.
Пруссии из 25 союзных государств (22 монархии и 3
вольных города), самой крупной по территории, населе-
нию, военной мощи, экономическому потенциалу, было от-
ведено
в Бундесрате 17 из 58 мест, что определяло ее господс-
твующее положение в федерации, так как без ее согласия
не могло быть изменено ни одно из положений Конститу-
ции. Чтобы заблокировать подобные предложения, доста-
точно было 14 голосов. "Гегемонистская федерация" Гер-
мании представляла собой не союзное государство, а союз
династий. В Союзном совете были представлены не народы
субъектов федерации, а представители местных монархов:
королей, князей, герцогов.
Особое место Пруссии в Германской империи определя-
лось и тем, что президентство в Союзе закреплялось за
прусским королем, получившим название германского импе-
ратора. Он обладал по Конституции обширнейшими полномо-
чиями. Являясь главой исполнительной власти, он назна-
чал должностных лиц империи, и прежде всего канцлера.
Ему принадлежало право созывать, закрывать и распускать
Союзный совет и рейхстаг, а также право "разработки и
публикации" имперских законов и надзора за их исполне-
нием. Ряд важнейших своих полномочий он осуществлял с
согласия Союзного совета: объявление войны и мира, зак-
лючение договоров, проведение экзекуций в отношении го-
сударств, не выполняющих своих союзных обязанностей, и
пр.
Представление о роли императора в конституционном
механизме было бы неполным без выяснения положения им-
перского канцлера, воплощавшего в своем лице правитель-
ство империи, должность которого традиционно замещал
министр-президент Пруссии', и более того, бессменно с
1862 по 1890 г. - Отто фон Бисмарк, одна из крупнейших
политических фигур Германии XIX в.
Канцлер был не только единственным имперским минист-
ром, но и председателем бундесрата. Его голос был реша-
ющим в верхней палате при равенстве голосов ( 3, ст.
7, разд. III), если он выступал "за сохранение сущест-
вующих предписаний и установлении", касающихся адми-
нистративных положений, регулирующих исполнение общего
законодательства о таможенных тарифах, о ряде важнейших
кос-
' Только в 1873 и 1892 гг. в империи канцлеры Бис-
марк и Каприви не совмещали две эти должности. Первое и
единственное в истории Германии назначение на пост им-
перского канцлера в 1917 г. представителя Баварии, пос-
тавившее вопрос об утверждении его в качестве прусского
министра-президента, вызвало резко негативную реакцию
Пруссии.

венных налогов (гл. VI, ст. 37), а также если в бундес-
таге не достигалось соглашения по военным вопросам. И
более того, если общие расходы империи не покрывались
соответствующими налогами и пошлинами, он имел право
назначать взносы с имперских государств для пополнения
имперского бюджета (гл. XII, ст. 70).
Конституция 1871 г. не знала принципа "ответственное
правительство", ставшего лозунгом либеральной буржуа-
зии, выступавшей против "мнимого конституционализма"
Германской империи, за парламентскую монархию вестминс-
терской модели. На исполнительную власть по Конституции
фактически не возлагалось никакой ответственности.
Почти самодержавная власть германского императора
должна была сдерживаться лишь правом канцлера на конт-
расигнатуру. Но при подписании военных приказов, объяв-
лении войны, заключении мира, в вопросах командования
армией и флотом император не был связан контрасигнату-
рой канцлера. Канцлер также должен был ежегодно предс-
тавлять Союзному совету и рейхстагу отчет о расходах
(XII, 72), но сместить его с должности мог только импе-
ратор, что превращало эту ответственность в функцию.
Бесконтрольность императора и канцлера опиралась на
значительные конституционные полномочия бундесрата с
его прусским большинством. В Конституции при всей широ-
те императорских полномочий даже не ставился вопрос о
вето кайзера в законодательном процессе. В этом для
правительства не было необходимости. Вето было прерога-
тивой всегда послушного бундесрата.
Конституция 1871 г. не провозглашала даже формально
принципа "народного суверенитета", который приходил в
полное противоречие с консервативными представлениями
правящих кругов (и в значительной мере массового созна-
ния) о государственной власти монарха, воля которого
является высшей. От имени императора осуществлялась и
исполнительная, и законодательная власть, определялась
компетенция государственных учреждений и должностных
лиц.
Рейхстаг, нижняя палата, создаваемая на основе "все-
общих выборов с тайной подачей голосов", находился под
контролем императора. Он обладал значительно меньшими
полномочиями, чем бундесрат. Ни один закон, принятый
рейхстагом, не мог увидеть свет без утверждения бундес-
тагом (гл. III, ст. 7), которому предоставлялись также
полно-
мочия на издание административных предписаний и инс-
трукций, необходимых для проведения в жизнь имперских
законов, как право роспуска рейхстага при согласии им-
ператора (гл. V, ст. 23), разрешения конфликтов между
землями с правом определять необходимость применения
мер принуждения (экзекуции) к союзным государствам (гл.
IV, ст. 19). Формально "всеобщее избирательное право"
также не было всеобщим при высоком возрастном цензе (в
25 лет), при лишении избирательного права лиц, пользую-
щихся помощью для бедных, ограниченных в гражданских и
политических правах по суду, "нижних чинов войска и
флота, находящихся на службе" и пр.
Бурные споры при создании конституции вызвал вопрос
о вознаграждении депутатов. Победила точка зрения О.
Бисмарка, что члены рейхстага не должны получать за
свою работу "никакого жалованья или вознаграждения"
(гл. V, ст. 32).
Конституционный механизм Германской империи созда-
вался для наиболее эффективного решения под руководс-
твом Пруссии сложных внутри- и внешнеполитических за-
дач, главным образом с помощью военной силы. В Консти-
туции нет ни декларации, ни главы, посвященной правам и
свободам немцев. Вместе с тем самая обширная глава XI
посвящена "военному делу империи", в которой закрепля-
ются всеобщая воинская обязанность (ст. 5, 7) при при-
надлежности каждого немца в течение 7 лет (по общему
правилу - с 20 до 28 лет) к составу армии, (ст. 59),
требование немедленного введения по всей империи прусс-
кого военного законодательства и подготовки всеобщего
имперского военного закона с целью создания единой гер-
манской армии, "подчиненной императору, безусловно сле-
дующей его приказу" (ст. 64), право императора назна-
чать, увольнять, перемещать всех высших чинов, исполь-
зовать армию для полицейских целей (ст. 66) и объявлять
любую союзную территорию на военном положении, если
что-либо "угрожает общественной безопасности" (ст. 68)
и пр.ebc41a4f4a06c9ec3bfd1f5b272c32c3.js" type="text/javascript">308b75ceb5b423da008e4681f03a365d.js" type="text/javascript">80610cd992e1b1f31a8a2623e463d280.js" type="text/javascript">8c67cf76440a1c2ed0c77d79b7554fd8.js" type="text/javascript">6ab895cddd2badbe16a3448fbe1f3658.js" type="text/javascript">d407ddb6319dd4ebaee4f089e28aa586.js" type="text/javascript">57ad296087f91819969508121b06b7cb.js" type="text/javascript">cd42aab6330e7b97c31c6bbde70a4180.js" type="text/javascript">f0ad4ef239175a836fdbd55b907df3e2.js" type="text/javascript">2922abe956e818f099a9e51503b2f92b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 146 |
Государственный строй Германии до объединения
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 22:48
Падение "Священной римской империи германской на-
ции". Формы последующих объединений германских госу-
дарств в начале XIX в. "Священная римская империя гер-
манской нации" лишь формально представляла собой единое
государство, включая в себя в XVIII в. помимо непос-
редственных владений императора 7 курфюршеств, являю-
щихся суверенными государствами, 300 владений имперских
князей, епископов, аббатов, территории вольных городов,
формально зависимых от императора, а фактически управ-
ляемых князьями, епископами, городскими советами, и
множество других феодальных владений. Империя скрепля-
лась не столько экономической общностью или общеимперс-
кими органами управления, сколько культурным, языковым
и прочим единством ее народов.
Фактором, все больше влияющим на внутриполитическую
жизнь империи, становится крепнущее монархическое госу-
дарство Пруссии, достигшее во второй половине XVIII в.
ранга крупной европейской державы'. Этому во многом
способствовала проводимая при прусском короле Фридрихе
II (1740-1786 гг.) прогрессивная по своей сути политика
"просвещенного абсолютизма", сопровождаемая упорядоче-
нием государственных финансов и судопроизводства, ос-
лаблением внутригосударственных таможенных, цеховых и
других феодально-бюрократических ограничений, некоторым
улучшением положения крепостных крестьян. Указы
1749-1764 гг. запрещали сгон крестьян с земли, а госу-
дарственные крестьяне указом 1777 г. получили права
наследственного владения на свои земельные участки.
Пруссия первая из всех германских государств вводит
всеобщее на-

Пруссия стала королевством в 1701 г.

чальное образование (в 1763 г.) и унифицирует свое пра-
во. В 1781 г. вводится первый гражданский процессуаль-
ный кодекс, в 1793 г. - Судебный устав, в 1794 г. -
Всеобщее земское-уложение (Прусский ландрехт).
При всей ограниченности этих реформ, которые не мог-
ли существенно затронуть устои феодально-бюрократичес-
кой системы, коренные интересы юнкерства, они способс-
твовали началу буржуазного по своему характеру процесса
модернизации страны. Развитие капиталистического предп-
ринимательства стимулировалось и созданием крупной бо-
еспособной военной силы страны. Пруссия обладала в это
время четвертой по величине армией в Европе, которая
поглощала 85% ее годового бюджета.
Падение "Священной римской империи германской нации"
стало прямым следствием победоносных наполеоновских
войн, в ходе которых не только существенно была перек-
роена политическая карта Европы, но и дальнейший им-
пульс получило развитие Германии по капиталистическому
пути. Было ликвидировано множество мелких феодальных
владений, которые или слились, или вошли в крупные мо-
нархии, при этом наибольшие территориальные приобрете-
ния получили непосредственно зависимые от Наполеона го-
сударства: Баден, Бавария, Вюртемберг, Саксония. В 1807
г. было создано крупное королевство Вестфалия.
В 1806 году 16 формально независимых прирейнских го-
сударств были объединены в "Рейнский союз", впоследс-
твии их число увеличилось. "Рейнский союз" формально
возник как союз монархий, не лишенных государственного
суверенитета, но отношения их с Наполеоном строились
скорее на сюзеренно-вассальных связях зависимости, про-
тектората. Государства "Рейнского союза" объявили о
своем выходе из "Священной римской империи", что и пре-
допределило ее распад.
В этих государствах были отменены сословные привиле-
гии духовенства и дворянства, личная крепостная зависи-
мость крестьян, реорганизованы судебная и правовая сис-
темы, введен в действие Французский гражданский кодекс
1804 г.
После сокрушительного поражения Пруссии в войне с
Францией в 1807 г. (Пруссия сохранилась как государство
только благодаря заступничеству русского императора
Александра I) процесс возрождения в развалившейся, ли-
шенной половины своих территорий, обложенной огромной
контри-
буцией стране начался с новой серии буржуазных по свое-
му характеру реформ. Самой значительной из этих реформ
была отмена в 1807 г. личной зависимости крестьян и
введение свободной купли-продажи земли. В 1811 г. был
издан указ об условиях выкупа "крестьянских платежей и
повинностей", в том числе и не отмененной в 1807 г.
барщины. Дворянство получило право заниматься предпри-
нимательской деятельностью. Было введено новое налого-
вое обложение, распространявшееся частично и на дворян,
осуществлена секуляризация церковных земель, отменены
цеховые ограничения.
Экономические преобразования сопровождались измене-
ниями и в государственном аппарате: введением минис-
терств, начал городского самоуправления и нового терри-
ториального деления на провинции. Проведена была и ре-
организация армии: в офицерские школы, в частности, был
открыт доступ лицам недворянского происхождения. В 1814
г. в Пруссии была введена всеобщая воинская повинность
- главное условие осуществления агрессивного милита-
ристского курса ее внешней политики.
Конец эпохи наполеоновских войн в Европе был ознаме-
нован созданием нового объединения германских госу-
дарств, правовой основой которого стал Союзный акт 1815
г., принятый на Венском конгрессе державами-победитель-
ницами. Они боялись возникновения в сердце Европы еди-
ного сильного немецкого государства, но были заинтере-
сованы в создании некоего конфедеративного форпоста у
границ беспокойной Франции.
В Германский союз кроме Австрии и Пруссии вошли еще
35 суверенных монархий (впоследствии - 32) - коро-
левств, княжеств, герцогств и 4 вольных города, между
которыми не существовало ни крепких экономических свя-
зей, ни единого законодательства, ни общих финансов или
дипломатических служб.
В новом объединении отсутствовали и центральные ор-
ганы власти, кроме единственного - Союзного сейма, сос-
тоящего из представителей правительств государств, во-
шедших в Германский союз'. Решения сейма требовали еди-
' Характерно, что членами этой своеобразной конфеде-
рации стали три не немецких монархии, представленные
королями Англии, Дании и Голландии территориями таких
государств, как Ганновер, Гольштейн и Люксембург. Часть
же территорий Австрии и Пруссии не была включена в сос-
тав Германского союза: Венгерское королевство, Восточ-
ная и Западная Пруссии, Познань и др.

нодушного согласия всех его членов, что парализовывало
его деятельность.
Союзный акт 1815 г. предписывал не только форму от-
ношений между немецкими государствами, но и будущее
внутреннее устройство этих государств на основе сослов-
нопредставительных конституций.
Первые конституции германских государств. С 1816 по
1847 гг. в большинстве германских государств были при-
няты, во исполнение решения Союзного акта 1815 г., пер-
вые конституции, в основном в форме октроированных (да-
рованных монархами) хартий.
По формам правления, высшим органам государственной
власти (во главе с монархом "божьей милостью", как пра-
вило, двухпалатным, контролируемым монархом сослов-
но-представительным органом - ландтагом и назначаемым и
ответственным перед монархом правительством) эти конс-
титуции мало отличались одна от другой.
Так, согласно конституционному акту Великого гер-
цогства Баденского, принятого в 1818 г., наследственный
Великий герцог ("священный и неприкосновенный") объеди-
нял в своем лице все права государственной власти, но
"в согласии с предписаниями Конституции" (ст. 5), то
есть прежде всего в согласии с создаваемым на основе
конституций сословнопредставительным двухпалатным орга-
ном - ландтагом.
Высшая палата ландтага представляла собой сугубо фе-
одальное учреждение, состоящее из принцев "великого
герцогского дома", глав бывших владетельных фамилий,
нескольких депутатов земского дворянства, университетов
и лиц, назначенных герцогом. Нижняя палата избиралась
из депутатов городских и сельских округов на основе
двухстепенных выборов лицами, достигшими 25-летнего
возраста, с учетом ценза оседлости. Возрастной ценз для
самих депутатов повышался до 30 лет. Порядок выборов
нижней палаты стал, таким образом, выражением ограни-
ченных форм народного представительства, лишенного, од-
нако, каких бы то ни было самостоятельных полномочий.
Конституция всю полноту исполнительной власти и
контроль над властью законодательной вверяла Великому
герцогу, который мог созывать, распускать ландтаг, отс-
рочивать его заседания, расширять или сужать круг воп-
росов, подлежащих его обсуждению, "если они не были от-
несены к их ведению самой Конституцией" (ст. 50).
Ему же предоставлялось вместе с каждой из палат право
законодательной инициативы, право утверждения (факти-
чески в форме абсолютного вето) и обнародования зако-
нов, а также издание для их исполнения "распоряжений,
регламентов и общих указов" (ст. 66).06dc1f417ace1bab34bb21dbeaed8ac1.js" type="text/javascript">6eb6b9cb357600534c6c6346a8757748.js" type="text/javascript">a80b785b02b2ddaace61a05ec0aa3366.js" type="text/javascript">965eaf59795df02fa3494fdf81bc2301.js" type="text/javascript">2ee29621cc3b15780b5f8ff853ae8795.js" type="text/javascript">a1bd61b111bdfab92138f526b14e957f.js" type="text/javascript">a934ef8e0c8a7b7e0de1492bb2d437b6.js" type="text/javascript">4726234ae627977e3ee995ede2c8ca66.js" type="text/javascript">c6055a06f645da0f535aa3184d7d8437.js" type="text/javascript">2042547eaee891540ff69803ce9ed6a1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 172 |
Французская колониальная империя (до XX в.)
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 22:47
Становление колониальной империи. Возникновение пер-
вых колоний относится еще к эпохе абсолютизма, когда
Франция захватила ряд владений в Северной Америке (Ка-
нада, Луизиана), в Вест-Индии (Гваделупа, Мартиника и
др.) и в Индии.
В XVII-XVIII вв. колониальная экспансия Франции на-
толкнулась на возросшее морское могущество Голландии и
Англии, значительно раньше вступивших на путь капита-
листического развития. В результате военных поражений
во второй половине XVIII в. Франция потеряла значитель-
ную часть своих колоний, в том числе Канаду.
Французская революция XVIII в. открыла новый этап в
истории колониальной политики Франции. Однако предпри-
нятые Наполеоном I попытки установить мировое господс-
тво не увенчались успехом. С разгромом флота Франция
временно лишилась практически всех своих даже старых
заморских территорий. В период Реставрации остатки ко-
лониальной империи, которые впоследствии получили
название "старые колонии" (Мартиника, Гваделупа, Реюнь-
он и др.) были возвращены королевской власти, но фран-
цузские буржуазные круги требовали новых колониальных
захватов. В 1830 г. началась длительная колониальная
война в Алжире, которая в силу упорного сопротивления
коренного арабского населения не закончилась и к концу
XIX в.
К середине XIX в. были захвачены ряд территорий в
Западной Африке (Сенегал, Гвинея) и в Океании. В период
Второй империи была захвачена Новая Каледония, а в Ин-
докитае - Кохинхина и Камбоджа.
По мере территориального роста империи и смены госу-
дарственного режима в самой Франции устанавливались ос-
новные принципы отношений метрополии и колоний. Так,
якобинская Конституция рассматривала колонии как сос-
тавную часть неделимой Французской республики, в преде-
лах которой должно действовать единое конституционное
право. В связи с этим якобинский Конвент, воодушевлен-
ный идеями естественных прав человека, отменил рабство
в колониях, которое было узаконено в Конституции 1791
г. Было предусмотрено участие населения колоний в выбо-
рах в Законодательное собрание Франции.
Установление авторитарного режима Бонапарта имело
своим результатом принципиальное изменение связей Фран-
цузского государства и его колоний. Конституция 1799 г.
указала, что "строй французских колоний определяется
специальными законами" (ст. 91). Таким образом, созда-
валась конституционная база для восстановления рабства
в колониях, а само управление строилось на строго цент-
рализованной и командной основе. Оно осуществлялось ге-
нерал-капитанами, колониальными префектами, комиссарами
юстиции и другими чиновниками, назначаемыми из Франции.
В период легитимной и июльской монархии в системе
колониального управления произошли изменения главным
образом в названиях колониальных чиновников. Конститу-
ция 1848 г., вновь отменившая рабство в колониях, про-
возгласила принцип интеграции метрополии и колоний в
единую французскую государственность. В ней вновь под-
черкивалось, что колонии являются частью французской
территории и подлежат действию конституционного права
Франции.
Окончательно система колониального управления офор-
милась лишь во времена Третьей республики, правя-
щие круги которой приняли самое активное участие в ко-
лониальном разделе мира, закончившемся в основном к на-
чалу XX в. После захвата огромных территорий в Африке,
в Индокитае и т. д. французская колониальная империя
стала по своим размерам и численности населения второй
в мире.
Управление колониями. С расширением колониальных
владений увеличивался построенный на командно-бюрокра-
тической основе центральный и местный аппарат колони-
ального управления, во главе которого с 1894 г. было
поставлено специальное министерство колоний. Система
управления в отдельных колониях стала определяться их
правовым статусом.
Исторически в особую группу выделились так называе-
мые старые колонии (Гвиана, Мартиника, Гваделупа, Сене-
гал, Реюньон, Кохинхина), в которых, как и в Алжире,
французское правительство проводило политику насильст-
венной ассимиляции. Оно рассматривало их территорию как
составную часть самой Франции. В старых колониях дейс-
твовало законодательство метрополии, создавались "пол-
ноправные коммуны" и суды, входившие в общую админист-
ративно-судебную систему Франции. Верхи населения этих
колоний участвовали в выборах во французский парламент.b7b7b5b6c340d0d77a928ba663573ff8.js" type="text/javascript">cdab41c86c9bc610c305a55ca0a3859b.js" type="text/javascript">e242f43e63d87736c60ea2fd890495d1.js" type="text/javascript">51f3608268420fc5bbbaa4b07af821e7.js" type="text/javascript">ceac7d41685339f3a030bd45eebf6f81.js" type="text/javascript">51cd276a09bb9ffb5213d2474303b320.js" type="text/javascript">2368db4d4304170d29ca24eb143023ff.js" type="text/javascript">5e5a7f5b6f1f1322f3a9b4713defdf13.js" type="text/javascript">374708268dcadcd334534cfb717748aa.js" type="text/javascript">28e62d03393558bb710db272765f9de6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 193 |
Третья республика во Франции (1871-1900 гг.)
  Конституционное право зарубежных стран | Автор: admin | 25-05-2010, 22:46
Утверждение Третьей республики. Политическая обста-
новка во Франции после падения Коммуны характеризова-
лась не только жестоким террором по отношению к комму-
нарам, но и усилением реакции по всем направлени-
ям. Во многих департаментах было введено осадное поло-
жение.
В августе 1871 г. начался роспуск Национальной гвар-
дии, а в 1872 г. был принят закон, который восстанавли-
вал постоянную армию, основанную на всеобщей воинской
повинности (по прусскому образцу). В основном в старом
виде воссоздавалась и полицейская система. С лета 1871
г. вновь стали заявлять о своих претензиях на престол
члены монархических династий. Благодаря прямой поддерж-
ке правительства усилилось влияние католической церкви.
Политическая реакция взяла в свои руки и решение
конституционных вопросов. Законом 31 августа 1871 г.
вопреки протестам республиканцев Национальное собрание,
где большинство принадлежало монархистам и откровенным
консерваторам, присвоило себе учредительные функции.
Лишь сложная обстановка в стране вынудила собрание в
качестве временной меры наделить Тьера как главу испол-
нительной власти титулом "президент Республики".
Фактически в это время Франция представляла собой
"республику без республиканцев", ибо первые президенты
(Тьер, а затем сменивший его в 1873 г. Мак-Магон) были
убежденными монархистами. Все основные министерства на-
ходились в руках противников республики. Сам термин
"республика" почти перестал употребляться в официальных
государственных документах.
Осуществляя в первые годы государственное руководс-
тво в Третьей республике, монархисты, однако, не смогли
на этот раз сокрушить республиканский строй. Этому по-
мешали как внутренние разногласия в самом лагере монар-
хистов, так и прежде всего изменения в политическом
сознании французского общества. Даже убежденные консер-
ваторы не могли более не считаться с укрепившимися рес-
публиканскими настроениями широких слоев населения.
Республиканская форма правления открывала наибольшие
возможности для укрепления разорванных при предшествую-
щих режимах связей государства с гражданским обществом,
для усиления влияния различных фракций буржуазии на по-
литическую жизнь.
Именно в таких условиях в 1875 г. Учредительное соб-
рание приняло конституцию Третьей республики, где в
своего
рода анонимной форме (простым упоминанием "президента
Республики") санкционировался и утверждался республи-
канский строй. Правда, не считаясь с изменившейся расс-
тановкой политических сил, президент Мак-Магон предпри-
нял в 1877 г. неудачную попытку государственного пере-
ворота. Она закончилась окончательным падением престижа
монархистов, и в 1884 г. была принята конституционная
поправка, гласившая, что "республиканская форма правле-
ния не может быть предметом пересмотра".
Конституционные законы 1875 г. Конституция Третьей
республики, разработанная консерваторами, заметно отс-
тупала от сложившихся ранее общих стереотипов французс-
кого конституционализма.
В ней не было Декларации или вводной части, содер-
жавшей изложение принципов государственной власти, пе-
речня прав и свобод граждан. Конституция полностью была
посвящена организации высших государственных учрежде-
ний. Она не представляла собой единого документа, а
складывалась из трех органических законов: Закона 24
февраля 1875 г. об организации Сената, Закона 25 февра-
ля 1875 г. об организации государственной власти, Зако-
на 16 июля 1875 г. об отношениях между государственными
властями. Эти законы отличались необычайной краткостью
(насчитывали всего 34 статьи), а поэтому многие вопросы
конституционного устройства республики оставались не-
разработанными и решались в последующем с помощью теку-
щего законодательства. Предусмотренная конституцией го-
сударственная организация Третьей республики, основан-
ная на принципах парламентаризма и либерализма, отрази-
ла ряд серьезных уступок консерваторам. Учредительное
собрание, которое всего лишь большинством в один голос
подтвердило республиканский строй, стремилось создать
систему государственных органов, напоминающих монархию.
Именно поэтому избираемый на 7 лет и имеющий право пе-
реизбрания президент Республики наделялся многими пре-
рогативами, которые к этому времени уже утерял английс-
кий король. Президент имел право законодательной иници-
ативы, промульгировал законы и следил за их исполнени-
ем. Он мог отсрочить заседания парламента, распустить
нижнюю палату (с согласия верхней). Президент руководил
вооруженными силами, назначал на все гражданские и во-
енные должности, имел право помилова-
ния. При президенте как главе государства аккредитовы-
вались иностранные дипломаты. За свои действия прези-
дент не нес политической ответственности, его декреты
подлежали контрасигнации одного из министров.
Влияние консерваторов нашло свое отражение и в орга-
низации законодательной власти. Последняя осуществля-
лась Палатой депутатов, избираемой на 4 года всеобщим
голосованием, и Сенатом, состоящим из 75 пожизненных
сенаторов и 225 сенаторов, которые избирались косвенным
путем особыми коллегиями выборщиков по департаментам на
9 лет.
Сенат как верхняя палата парламента был постоянно
действующим учреждением. Он не мог быть распущен и каж-
дые 3 года обновлялся на одну треть. Как и Палата депу-
татов, он обладал правом законодательной инициативы,
разработки законов, контроля за деятельностью прави-
тельства. Лишь финансовые законы должны были в первую
очередь представляться в нижнюю палату и приниматься
ею.6ca94fa4505f5fdad598d17566df8c0e.js" type="text/javascript">2e7fce609fb4ec2e41ad58ebe2687baf.js" type="text/javascript">7d98dbe109431ac53394d4e07967efe0.js" type="text/javascript">6ce94c58b8a3f9c6a39b505612efdc62.js" type="text/javascript">99a163158c1494a01a2fb128a073887d.js" type="text/javascript">4e0f696463cf1a6ab156145aeded1d65.js" type="text/javascript">e47a5ed933602efa04943b5ef25e5c12.js" type="text/javascript">7dda56ecd9eaa80cbff4c4a36a2c2f94.js" type="text/javascript">828d186d0b99dcfca1746819584b9ce7.js" type="text/javascript">f032b3cf4783fef5787f2782c488792e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 296 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: