Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Проблема классификации наук и природа криминалистики -2
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:20
С начала 1990-х гг. процесс ускоренного развития
криминалистики потребовал анализа и оценки не толь-
ко ее количественных изменений, но и влияния науч-
но-технического прогресса на ее сущность и функции.
Этот анализ заставил усомниться в правовой природе
криминалистики. В 1994 г. после ряда выступлений на
кафедрах различных вузов и в НИИ я выступил с сооб-
щением "Криминалистика и теория судебной эксперти-
зы: природа и связи" с авторитетной трибуны междуна-
родного криминалистического симпозиума "Актуальные
проблемы криминалистических исследований и исполь-
зования их результатов в практике борьбы с преступно-
стью". В этом сообщении я изложил свое мнение о но-
вом взгляде на природу криминалистики как синтетичес-
кой науки1. Развернутое обоснование данного взгляда
было затем дано в статье "О природе криминалистичес-
кой науки"2.
Известно, что с конца 1950-х гг. господствующей
была концепция правовой природы криминалистики.
Обоснование этой концепции в обобщенном виде зак-
лючалось в следующем:
1. Криминалистика — правовая наука, ибо ее
предмет и объекты познания лежат в сфере правовых
явлений.
2. Криминалистика — правовая наука, так как ее
служебная функция, решаемые ею задачи относятся
к правовой сфере деятельности государственных ор-
ганов, к правовым процессам (расследование, судеб-
ное разбирательство).
3. Все рекомендации, разрабатываемые кримина-
листикой для практики, носят строго выраженный
правовой характер, основаны на законе, соответству-
ют его духу и букве; они вызваны к жизни потребно-
стью ликвидации в нашей стране преступности и "раз-
вивались в советском уголовном процессе лишь с един-
ственной целью оказания научной помощи следствен-
ным и судебным органам в отыскании истины по
делу"3.
4. "Юридический характер криминалистики про-
является в нормативно-юридической функции, свой-
ственной ей как отрасли правоведения, под воздей-
ствием которой многие научные рекомендации крими-
налистики вводятся в содержание правовых норм"4.
5. Криминалистические рекомендации носят нор-
мативный характер.
6. Наконец, исторически криминалистика зароди-
лась именно в рамках правовой — уголовно-процессу-
альной — науки..
Для обоснования синтетической природы крими-
налистики прежде всего использовались контраргу-
менты, опровергающие концепцию ее правовой при-
роды.
I. Отнюдь не весь предмет и не все объекты по-
знания криминалистики лежат в сфере правовых яв-
лений. Попробую это показать на примере сформули-
рованного мною определения предмета криминалисти-
ки: криминалистика — наука о закономерностях ме-
ханизма преступления, возникновения информации о
преступлении и его участниках, собирания, исследо-
вания, оценки и использования доказательств и осно-
ванных на познании этих закономерностей специаль-
ных средствах и методах судебного исследования и
предотвращения преступлений1.
Между тем далеко не все закономерности меха-
низма преступления и уж тем более возникновения
информации о преступлении и его участниках лежат
в сфере правовых явлений. Большая часть из них —
это общие закономерности всякой человеческой дея-
тельности, закономерности процесса отражения, не
приобретающие особенностей и не зависящие от сфе-
ры их действия, проявления. Таковы, например, за-
кономерности формирования цели деятельности, где
только сама цель лежит в области правовых (точнее,
противоправных) явлений, или закономерности воз-
никновения источников информации: след автомаши-
ны как средства совершения преступления по меха-
низму возникновения ничем не отличается от следа
любой подобной машины в аналогичных условиях сле-
дообразования; трассы от топора, которым была сруб-
лена ветка для маскировки трупа, будут такими же,
как и в случаях безобидного использования этого ору-
дия. Во всех этих случаях действует одна и та же
закономерность следообразования.
Закономерности исследования и оценки доказа-
тельств — это общие закономерности содержательно-
го и оценочного познания; специфическими являются
здесь лишь условия и объекты познания; но они не
сказываются на существе проявления этих закономер-
ностей.fcd397690f3775c1d81150d102193c30.js" type="text/javascript">ae74ad8f59b93323700cee5634a83fd2.js" type="text/javascript">61c4bd00690d62f36c18f79a76e18fe0.js" type="text/javascript">dd44ad32ad5c0d5888ac260dafa0214c.js" type="text/javascript">6338d029904147e662620bd095dbde79.js" type="text/javascript">d8db3614bd7f5261931681c367660115.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 209 |
Проблема классификации наук и природа криминалистики -3
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:20
III. Все ли рекомендации, разрабатываемые кри-
миналистикой для практики, носят правовой характер,
основаны на законе, соответствуют его духу и букве?
О том, что это не так, говорит самое поверхност-
ное знакомство с ними. Что правового в разработке
правил фотосъемки на месте происшествия? В при-
емах обнаружения, фиксации и изъятия следов? Во
многих рекомендациях по тактике допроса, обыска,
следственного эксперимента и других следственных
действий? В правилах конструирования следственных
версий и выведения из них следствий? В одних слу-
чаях эти рекомендации носят чисто технический или
технологический характер, в других — психологичес-
кий или логический и т.п. Подавляющее большинство
из них вообще в законе не упоминается и никак им не
регламентируется.
Кстати, об утверждении, что эти рекомендации
основаны на законе, их соответствии его букве и
духу. Можно ли так считать, если, как сказано, они
в своей массе либо не противоречат закону, либо
безразличны для закона? К числу последних практи-
чески относятся все экспертные методики, использу-
емые при производстве криминалистических экспер-
тиз, которые разрабатываются криминалистикой,
большинство технических средств фиксации и иссле-
дования доказательств, ряд тактических и методичес-
ких рекомендаций, например, по планированию и
иным мерам организации расследования и т.п. Поэто-
му справедливее говорить не об их соответствии, а
об их непротиворечии закону, т.е., по большому сче-
ту, действительно соответствии духу, но отнюдь не
букве закона.
IV. Можно ли считать связи криминалистики с
другими неправовыми науками "частными и локальны-
ми", а право, правовые науки, правоохранительную
практику — ее основной "питательной средой"?
Еще четверть века назад этот тезис, пожалуй, не
вызывал сомнений. Но криминалистика далеко ушла
в своем развитии. Ни на одну из наук, считающихся
правовыми, не оказал такого влияния научно-техни-
ческий прогресс и его последствия, как на кримина-
листику. Не говоря о том, что прямым следствием
научно-технического прогресса стало формирование
ее общей теории, все остальные разделы криминали-
стической науки буквально насыщены "инородными"
знаниями, ставшими органическими составляющими
криминалистики. Это уже зачастую не простая связь
с другими областями знания, а проникновение после-
дних в недра самой материи криминалистики. Следо-
вательно, сейчас говорить о "частных и локальных"
связях криминалистики с иными областями знания —
значит просто игнорировать те изменения, которые
произошли в природе этой науки.
Следует отказаться от попыток определения, "что
важнее" для криминалистики: ее правовая или непра-
вовая составляющие. Все элементы ее содержания
одинаково важны и необходимы именно в силу при-
роды этой науки.
V. Можно ли считать, что криминалистика обла-
дает нормативно-юридической функцией только пото-
му, что некоторые ее рекомендации приняты законо-
дателем и стали нормой закона? Г.А. Матусовский пи-
шет: нормативный характер криминалистических ре-
комендаций заключается в том, "что они входят в ка-
честве обязательного элемента в систему источников
правовой информации. Основу такой системы состав-
ляет закон (например, уголовно-процессуальный), по-
ложения которого конкретизируются (в большинстве
случаев) в подзаконных актах (приказы, инструкции),
различных ведомственных нормах и методических ука-
заниях, непосредственно содержащих криминалисти-
ческие рекомендации"1.
Но, во-первых, на каком основании криминалис-
тические рекомендации объявлены обязательным эле-
ментом системы источников информации? И, во-вто-
рых, их использование в подзаконных актах — это
вовсе не функция разработавшей их науки. При лю-
бой трактовке функций криминалистики к их числу не
может быть отнесена техника законотворчества, фор-
мирования нормативных актов. А то, что этими норма-
тивными актами предписывается использовать те или
иные криминалистические рекомендации, не имеет
отношения к природе науки.
Новые представления о природе криминалисти-
ки — это не возврат к концепции ее двойственной при-
роды. Дефект последней заключался в том, что содер-
жание науки жестко делилось на две разнородные ча-
сти и естественно-технической объявлялась криминали-
стическая экспертиза — раздел, который, во-первых,
в то время не был общепризнанным элементом струк-
туры криминалистики, а во-вторых, как институт имел
и имеет явно процессуальный характер.
Анализ содержания криминалистической науки
позволяет воочию убедиться в том, что двойственную,
а точнее множественную природу имеют все разделы
криминалистики, все ее содержание, а не одна ка-
кая-то часть. Что же касается экспертизы, то тако-
го самостоятельного раздела в криминалистике нет и
не может быть, поскольку процессуальными пробле-
мами этого института она вообще не должна зани-
маться, а разработка его содержательной стороны —
экспертных методик — функция отраслей криминали-
стической техники. Вообще следует заметить, что
термин "наука двойственной (или множественной) при-
роды" не выражает современной сути криминалистики.
Ее природа — не комплекс каких-то составляющих
частей, не механическое объединение данных различ-
ных наук, а глубокий синтез, сплав знаний в рамках
предмета и содержания криминалистики, и в этом
суть ответа на вопрос о природе криминалистики:
криминалистика — наука синтетическая.
Определяя место криминалистики в системе на-
учного знания, следует ответить и на вопрос, который
ставили перед собой еще пионеры отечественной кри-
миналистики: какова роль криминалистики, т.е. сво-
дится ли она только к роли проводника данных иных
наук, "прикладывая" их к нуждам судопроизводства,
или нет, иными словами, прикладная ли это наука?
И.Н. Якимов, раскрывая понятие криминалистики,
именуемой им тогда уголовной техникой, писал, что
она, "не будучи самостоятельной научной дисциплиной...
является прикладной наукой, преследующей практичес-
кие цели"1. Таким образом, между понятиями "приклад-
ная наука" и "несамостоятельная наука" он ставил знак
равенства. В дальнейшем такое же значение термину
"прикладная наука" придавала одно время В.Е. Конова-
лова2, а С.П. Митричев отождествлял понятие "приклад-
ная наука" с понятием "наука вспомогательная"1.31e43b027411c41fd00e2ee211890808.js" type="text/javascript">7813538b78b33f4013bbed8e736044be.js" type="text/javascript">e32aee4f148f8dc07118d1acd695fa2d.js" type="text/javascript">dd8945505f7e9119e8b5707636f613fe.js" type="text/javascript">a7e4c3a78acb7127b3a076a61460c5d1.js" type="text/javascript">271cf0f6fdd818994c94fd553456a8a6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 245 |
Научно-технический прогресс и криминалистика -1
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:17
Середина XX в. ознаменовалась качественным
скачком во всех областях жизни общества, в сфере
материального производства, в образе жизни челове-
чества. Эти совершенно новые явления связаны с "ла-
винообразным процессом инноваций, материализован-
ных научных идей, научных открытий, технических
изобретений и разработок, с принципиально новыми
технологическими процессами, которые в совокупно-
сти, в свою очередь, порождают стремительные, ди-
намичные изменения в социальной структуре обще-
ства"1. Резко ускорился научный прогресс, измени-
лись взаимоотношения науки и общества, проявились
новые социальные функции и возможности науки.
Корни этого качественного скачка, его причины и по-
следствия стали обозначать понятием "научно-техни-
ческая революция", впоследствии уступившим место
понятию "научно-технический прогресс".
Прошлое человечества свидетельствует, что тех-
нические революции случались и ранее. Они были свя-
заны с появлением принципиально новой системы
труда или технологии, кардинально менявших харак-
тер труда, его производительность, вызывавших в
конечном счете значимые социальные последствия.
Так, техническая революция XVIII—XIX вв., породив-
шая машину и системы машин, которые заменили не-
посредственный физический труд человека, вооружен-
ного инструментом, повлекла промышленную револю-
цию, т.е. переворот во всем общественном производ-
стве, что ознаменовало окончательную победу капи-
тализма над феодализмом. Истории известны и разно-
образные революции в науке, затрагивающие либо
одну отрасль, либо всю систему знаний, когда изме-
няется научная картина мира.
Проблема сущности и содержания НТР, несмот-
ря на обилие концептуальных объяснений, остает-
ся дискуссионной. Иногда полагают, что НТР — со-
единение научной и технической революций. Напри-
мер, Э. Ольшевский считает, что научная револю-
ция протекает под непосредственным влиянием как
внутренних законов развития науки, так и техничес-
кой революции, а техническая — под воздействием
как внутренних законов развития техники, так и
научной революции. Именно соединение этих двух
революций и именуется научно-технической револю-
цией1. Однако зачастую эти революции разделены
во времени, и поэтому нет оснований говорить об их
совпадении и объединении.
Очевидно, суть НТР заключается в качественном
преобразовании производительных сил общества под
влиянием коренного изменения роли науки как фак-
тора общественного развития. "НТР изменяет всю
структуру и элементы производительных сил, а так-
же условия, характер и содержание труда. Воплощая
растущее взаимопроникновение науки, техники и про-
изводства, она вместе с тем влияет на все стороны
жизни современного общества, включая управление
производством, образование, быт, культуру, психоло-
гию людей, взаимоотношения между природой и обще-
ством. НТР представляет собой всемирно-историческое
явление"1.
В отечественной литературе определились три ос-
новных пути изучения НТР: описательный подход;
сравнительно-исторический подход; системный подход.
Хронологических границ между ними провести нельзя;
нередко к тому же они дополняют друг друга.
Описательный подход был характерен для на-
чального этапа изучения НТР и обычно сводился к пе-
речислению многих признаков НТР, преимуществен-
но технических: новые источники энергии и рост тех-
нической и энергетической вооруженности труда, ав-
томатизация, облегчающая техническую и умственную
деятельность, и т.п.
Сторонники описательного подхода связывали
НТР то с автоматизацией производства, то с приме-
нением атомной энергии2, то с превращением науки в
непосредственную производительную силу общества3;
но уже с начала 1970-х гг. стало ясно, что описатель-
ный подход лишь иллюстрирует проявления НТР, не
вскрывая ее сущности.
Сравнительно-исторический подход стал доминиро-
вать в исследовании НТР со второй половины 1960-х гг.
Он заключался в анализе изменений производительных
сил общества путем сравнения прошлых технических и
промышленных революций с современной НТР. Этот под-
ход позволил обнаружить общее у разных типов револю-
ций, дать их типологию (техническая революция, науч-
ная революция, социальная революция, научно-техни-
ческая революция), позволил определить тенденции
развития изучаемого явления. Важным этапом в по-
добного рода исследованиях стала монография коллек-
тива авторов под руководством С.В. Шухардина "Со-
временная научно-техническая революция", в которой
содержались следующие принципиальные положения:
техническая революция подготавливает промышлен-
ную революцию; промышленная революция может за-
вершиться социальной революцией; НТР есть слияние
научной и технической революций; завершение НТР
происходит при ее перерастании в новую промышлен-
ную революцию1.39619f52e1cb2db62e2df0ca9eae3731.js" type="text/javascript">53035a1ec1a6e052469ab9d6fd5b3c8a.js" type="text/javascript">9f0b16a501cc4f3e4ce125f9a8401c74.js" type="text/javascript">c0c2514affbe78ca18447b55bc5ee949.js" type="text/javascript">225d31b14ca84a72c158f415c21747b9.js" type="text/javascript">2c1e9003a6ca940700a59fc646b720a2.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 160 |
Научно-технический прогресс и криминалистика -2
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:16
Цель нашего исследования диктует необходимость
выяснить содержание и формы влияния научно-тех-
нического прогресса на науку как социальный фено-
мен, играющий, как следует из сказанного, одну из
ключевых ролей в развитии общества. В литературе
последствия этого влияния нередко толкуются по-
разному, но в этом разнобое можно выделить и не-
что общее:
1) ускорение темпов развития науки в целом ("ин-
формационный взрыв"), особенно в "точках роста", т.е.
в точках взаимодействия наук;
2) математизация и формализация знаний;
3) проникновение математики во все новые обла-
сти знаний;
4) тенденция перехода от анализа к синтезу, си-
стемному анализу — отсюда интерес к моделирова-
нию, структурно-функциональному методу, принципу
дополнительности;
5) рост научного потенциала общества;
6) возрастание роли и эффективности науки;
7) интеграция наук;
8) появление комплексных наук;
9) всеобщий интерес к методологии, логике и фи-
лософии науки;
10) кибернетизация научных исследований.
Рассмотрим некоторые из этих следствий, имею-
щих, как будет показано далее, прямое отношение к
развитию криминалистики, более подробно, обратив
особое внимание на одно из них, явно отражающее
субъективный характер влияния научно-техническо-
го прогресса на науку. Речь идет о всеобщем интере-
се ученых к вопросам методологии, логики и филосо-
фии науки.
Рассматривая процесс развития науки, Т. Кун от-
мечает его цикличность. В границах каждого цикла
кумулятивное развитие науки, т.е. накопление зна-
ний, происходит на основе исходной для данного цик-
ла парадигмы и до тех пор, пока эта парадигма не
противоречит приобретаемым знаниям. После того как
исходная парадигма перестает играть роль универсаль-
ного объяснения новых явлений, возникает необходи-
мость ее разрушения и перехода к новой парадигме,
удовлетворяющей условиям развивающейся науки1.
Замена научной парадигмы и составляет сущность
научной революции. Размах этой революции бывает
различным: он может относиться к изменению всей
научной картины мира, но может проявляться лишь
в рамках какой-либо одной области научного знания.
Предвестником революции и ее существенным призна-
ком и служит повышение интереса к методологии,
логике и философии науки. Пик подобного повышен-
ного интереса наблюдался в конце 1960-х и в 70-х гг.,
что знаменовало повсеместную замену научных пара-
дигм конкретных наук. Это не было изменением на-
учной картины мира, но привело к существенному
изменению роли и места конкретных наук в объясне-
нии этой картины, что получило выражение в повсе-
местном изменении взглядов на их предметы. Конста-
тируя всеобщность этого процесса, П. Копнин писал,
что "предмет самых различных наук непрерывно
подвергается изменению в связи с ростом знания,
прогрессом общественного развития в целом. Во
многих областях современной науки происходят са-
мые жаркие дискуссии о предмете и содержании
этих наук. Такой процесс не случаен и касается он
не только новых областей вроде кибернетики, но и
давно сложившихся, таких как математика, физи-
ка, химия, биология и другие"1. Сущность этого про-
цесса и заключалась в повсеместной смене научных
парадигм, что свидетельствовало о его революци-
онности. Совершенно естественно и то, что он не
мог lie коснуться и криминалистики, бурно разви-
вавшейся в эти годы. Та исходная парадигма, кото-
рая лежала в основе криминалистических исследо-
ваний в предшествующие указанному моменту годы
и которая выражалась в общепринятом, "традицион-
ном" определении предмета криминалистики как
науки о приемах, средствах и рекомендациях в об-
ласти борьбы с преступностью, изжила себя и нуж-
далась в замене.
Определение предмета криминалистики (как вы-
ражение принятой научной парадигмы) требовало
принципиального пересмотра, во-первых, потому, что
было неполным, не отражало ряда сторон кримина-
листики, новых объектов исследования, новых задач
науки. Определение предмета нуждалось в пересмот-
ре, во-вторых, — и это главное — потому, что оно
не соответствовало современным представлениям о
предмете частной науки как формы отражения чело-
веком объективной действительности, как области
знания. Наконец, оно требовало изменения потому,
что представляло криминалистику не как самостоя-
тельную науку, несмотря на декларирование этого, а
как некий прикладной придаток других наук в облас-
ти судопроизводства, поскольку не давало четкого
ответа, в чем заключается ее оригинальность, само-
стоятельность.
Изложенные причины и повлекли действительно
революционные изменения в представлениях о пред-
мете криминалистики, которые отразили замену пре-
жней научной парадигмы новой, что качественно из-
менило направление основных научных исследований
в криминалистике. Вот здесь-то и проявился в полной
мере интерес криминалистов к проблемам методоло-
гии, логики и философии своей науки. Этот интерес
вызвал к жизни ряд фундаментальных работ, симво-
лизирующих новый этап развития криминалистичес-
кой науки, потенциал которого не исчерпан и по сей
день1. В этих работах получили отражение и иные
следствия научно-технического прогресса в их "кри-
миналистических" проявлениях2.6a7aa32800ced3c9be5732b4a6b333d1.js" type="text/javascript">13ba5b54ea7f8e5643bec74403aed000.js" type="text/javascript">de864d7d30c1e3c82d11baec63a5dcf9.js" type="text/javascript">6119a7b636fb6ad927d2a2449ed09dd4.js" type="text/javascript">5c17a79df1732904749deb225d187ebe.js" type="text/javascript">1732736f8012a3a26d7f4bfeb69c22d4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 226 |
Научно-технический прогресс и криминалистика -3
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:15
Четвертое направление — решение проблем кри-
миналистической тактики и методики. Уже первые ис-
следования показали ограниченные возможности ис-
пользования в этой области и математических и ки-
бернетических методов.
Основным полем применения названных методов
остается судебная экспертиза. Е.Р. Россинская называ-
ет следующие направления их использования систе-
мой "эксперт — ЭВМ":
1. Автоматизация сбора и обработки эксперимен-
тальных данных, получаемых в ходе экспертных иссле-
дований методами хроматографий, масс-спектромет-
рии, рентгеноспектрального и других видов анализа.
2. Информационное обеспечение экспертных ис-
следований, т.е. создание банков данных и автомати-
зированных информационно-поисковых систем по кон-
кретным объектам экспертизы.
3. Формирование систем анализа изображений,
которые позволяют осуществлять идентификационные
и диагностические исследования.
4. Формирование программных комплексов или от-
дельных программ выполнения вспомогательных рас-
четов по известным формулам и алгоритмам.
5. Разработка программных комплексов автомати-
зированного решения экспертных задач1, что позво-
ляет судить о достигнутом в этой области уровне еще
одного следствия НТП — формализации.
Переход к системному анализу, моделированию,
структурно-функциональному методу. Это следствие
научно-технического прогресса проявило себя прежде
всего в активизации исследований проблем моделирова-
ния во всех разделах криминалистики. Пионером иссле-
дований этих проблем в криминалистике и доказывании
был И.М. Лузгин, обратившийся к данной проблематике
еще в середине 1960-х гг. Вслед за ним эту сферу иссле-
довали А.А. Эйсман, М.Н. Хлынцов, Г.А. Густов и др.
В последнее время моделированию уделяли внимание
ТС. Волчецкая, А.М. Каминский, А.А. Протасевич, Д АСте-
паненко, В.И. Шиканов и др.2
Еще в 1977 г. вышла в свет монография В.А. Жбан-
кова о принципах системного подхода в криминалисти-
ке и практической деятельности при расследовании
преступлений3. В ней шла речь о системном анализе
свойств личности, данных, выявляемых при осмотре
места происшествия, и т.п. Развивались идеи, выска-
занные еще в 1973 г. Р.С. Белкиным и А.И. Винбергом1.
Существенным вкладом в разработку проблематики
системного анализа и структурно-функционального ме-
йда стала монография Г.А. Зорина "Криминалистичес-
|Жая эвристика". Автор продемонстрировал эвристичес-
ie приемы анализа через синтез, доминантного анали-
личности участника следственного действия, много-
вариантного эвристического программирования и др.2
Можно сделать вывод, что названное следствие
учно-технического прогресса прямо стимулировало
явление новых путей научных исследований, реали-
ция которых в следственной и экспертной практике
юзволила получать ощутимые результаты. Особое
ачение для криминалистики имеет такое следствие
.учно-технического прогресса, как интеграция наук,
'Зникновение комплексных наук, заслуживающее
:циального рассмотрения.
Одним из наиболее существенных следствий на-
учно-технического прогресса в области научных иссле-
аний стали процессы интеграции научных знаний.
Наряду с процессами дифференциации знаний их ин-
теграция влечет возникновение или интенсивное раз-
витие наук новых типов. Ф.В. Лазарев и М.К. Трифо-
нова называют эти новые типы:
1) синтетические (биохимия, психофармакология,
:екулярная биология, физическая химия и др.);
2) интегративные (кибернетика, семиотика, тео-
:я информации, теория систем и др.); /
3) комплексные (науковедение, комплексное изу-
Еение человека, биосферы, космоса и др.)3.
По их мнению, синтетические науки появляются
нa стыке двух или нескольких областей знания, в ча-
стности, в результате переноса методов и идей одной
науки в рамки другой. "В последние десятилетия кон-
ституирование наук рассматриваемого типа происхо-
дит особенно интенсивно, причем следует заметить,
что этот процесс, будучи результатом междисципли-
нарного синтеза, с одной стороны, усиливает диффе-
ренциацию научного знания, с другой — порождает
объективные предпосылки для его интеграции"1.
Интегративные науки олицетворяют собой новый,
не известный классическим наукам тип абстракций.
"Для вычленения этого типа абстракций решающим
является не материальная субстанциальная однород-
ность исследуемых объектов и процессов, а объектив-
ное тождество структурных и функциональных харак-
теристик различных областей реальности"2. В основе
таких наук лежит обнаружение в объектах различной
качественной природы некоторых элементов, индиф-
ферентных к их качеству. Именно это и позволяет
строить научные абстракции, справедливые для про-
цессов любой материальной природы, независимо от
сферы их протекания"3.20d4e1efad1c94b252383d88b42be6a7.js" type="text/javascript">77c7db7d9d88eda06439070056744780.js" type="text/javascript">cb494592e65ba0c7cce177ae959f037c.js" type="text/javascript">55f71216f944e1b80152ef86564006d6.js" type="text/javascript">4a97a695407e535df41d82964fd5933c.js" type="text/javascript">a9da7b4c3a64e29483b16548c138657f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 278 |
Научно-технический прогресс и криминалистика -4
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:14
С моей точки зрения, важнейшим следствием на-
учно-технического прогресса стало усиление интегра-
тивной роли философии, сближение философского и
нефилософского знания.
До конца 1960-х гг. во многих прикладных науках
авторы, отдавая дань известным идеологическим ка-
нонам, считали обязательным в возвышенном стиле
произносить панегирики в честь диалектического, а
подчас и исторического материализма, занимаясь, по
существу, неким философским пустословием. Чрезвы-
чайно редко специалисты в области частных наук об-
ращались к диалектике действительно по делу, ис-
пользовали ее категории и законы не по школьным
прописям, а для выделения и действительного реше-
ния философских задач своих наук. Признавая на сло-
вах всеобщее методологическое значение материали-
стической диалектики, на деле философию оставля-
ли философам или тем редким представителям есте-
ственных наук, обычно физикам, результаты иссле-
дований которых требовали истолкования с точки зре-
ния философских концепций мироздания, макро- и
микромира, материи и энергии. Отчуждение в реаль-
ном научном процессе философии от конкретных наук
отнюдь не способствовало развитию последних, по-
скольку на всех этапах возникали и будут возникать
подлинно философские проблемы, требующие для
своего решения — а от этого в немалой степени зави-
сит сам прогресс науки — глубокого, творческого вла-
дения философской методологией. Философия стано-
вится в известном смысле ключом к самопознанию
наукой своих исходных основ, их переосмысливанию
в свете новых фактов и гипотез. "Мы наблюдаем не-
кую общую закономерность, — пишут Ф.В. Лазарев и
М.К. Трифонова, — чем более зрелой ступени дости-
гает в своем развитии та или иная область знания, тем
углубленнее становится ее интерес к своим собствен-
ным основам, к тем первичным абстракциям и исход-
ным допущениям, на которых покоится все здание
теории. И то, что вначале принималось за нечто про-
стое и очевидное, оказывалось в результате анализа
сложным и проблематичным. Но, может быть, самое
любопытное заключается в том, что анализ исходных
фундаментальных понятий и принципов, сопровожда-
емый попыткой придать им строгий объективный
смысл, приводил, как правило, не к простому уточ-
нению и углублению прежних теорий, а к их коренно-
му переосмысливанию, к качественному скачку в no-
знании"1.
Сказанное в полной мере можно отнести к кри-
миналистике.
К середине 1960-х гг. стало очевидным, что про-
стое количественное пополнение содержания крими-
налистики — это тупиковый путь в ее развитии, ис-
черпавший себя. Нужны были новые подходы, откры-
вавшие перспективы для достижения криминалисти-
кой уровня действительно современной науки. Толчком
к поискам такого подхода стали изменившиеся в фи-
лософии представления о методах науки. Именно с
этого момента началось интенсивное сближение кри-
миналистики с философией, с материалистической ди-
алектикой. Было бы неверным считать, что до этого
ученые-криминалисты были вовсе чужды некоторых
философских проблем: они возникали и при разработ-
ке теории криминалистической идентификации, и при
анализе причинно-следственных связей в процессе
расследования, и при оценке полученного знания с
точки зрения таких философских категорий, как не-
обходимость и случайность, вероятность и достовер-
ность и др. Но все это происходило на путях простого
заимствования философского знания без должного к
нему критического отношения.
Не случайно интерес криминалистов к философ-
ской проблематике возник в связи с трактовкой науч-
ных методов. Именно они представляют собой "произ-
водительные силы" науки, с изменения которых изме-
няется отношение науки к природе и обществу, как
это наблюдается в развитии науки в целом. На базе
новых философских представлений об иерархии науч-
ных методов, развенчивающих догматическое пред-
ставление о диалектическом методе как единствен-
ном подлинно научном для всех областей познания,
сложилась система методов криминалистики и методов
практической деятельности, использующих положения
этой науки. Было доказано, что диалектический ме-
тод действительно является единственным всеобщим,
но не единственным научным методом познания, что
на его базе формируются другие научные методы
меньшей степени общности — общенаучные и специ-
альные методы частных наук1. Эти революционные
изменения в учении о методах научных исследований
потребовали пересмотра взглядов на более широкое
научное понятие — методологию частной науки. И тут
криминалисты столкнулись о неожиданным препят-
ствием.
Методология конкретной области научного зна-
ния, конкретной частной науки не сводится к систе-
ме используемых в этой науке методов исследования,
отражения своего предмета. Отождествление методо-
логии с системой методов означает, по-моему, чисто
прагматический подход к раскрытию данного понятия.
При такой трактовке методологии на второй план от-
ступает ее мировоззренческое значение, философский
смысл, неизбежно принижается значение диалекти-
ческого материализма, который является всеобщей
научной методологией именно потому, что "диалекти-
ческая логика есть субъективное отражение всеобщих
объективных законов движения и развития реального
мира"2. По мнению И.А. Налетова, диалектико-матери-
алистическая методология "была и остается принципи-
альной, выверенной основой естественнонаучного и
социального познания"3. Правильное понимание сущ-
ности методологии требует рассмотрения диалектичес-
кого материализма — всеобщей научной методоло-
гии — как теории познания, что приводит к важному
выводу: методология— это теоретическая система
знания, т.е. система идей, а не просто способов иссле-
дования. "Методология науки — это прежде всего
гносеологическая проблема: позитивист, напротив,
отрицает какую бы то ни было причастность методо-
логии к философскому мировоззрению... Методологию
определенного исследовательского процесса вообще
нельзя представить себе в отрыве от теоретической
системы знаний, в сфере которой ведется поиск"1.
Было бы неверным полагать, что поскольку ме-
тодология — это система идей, то методы исследова-
ния не имеют к ней отношения. Здесь другая (такая
же ошибочная) крайность в понимании сущности ме-
тодологии. Составной элемент методологии — учение
о методах познания, в том числе и о методах форми-
рования теоретических положений, о методах конст-
руирования самих теорий. Речь, следовательно, идет
только о том, что учение о методах познания не
исчерпывает собой содержания методологии. Более
того, в известном смысле любая теория играет роль
метода познания, ибо указывает путь исследования и
определяет его цели. Можно согласиться в П.В. Коп-
ниным, который полагает, что "любая отрасль науч-
ного знания может плодотворно развиваться только в
том случае, если она превращает свои теории с самого
момента их возникновения в метод достижения ново-
го знания и практического преобразования действи-
тельности"2. Эту же мысль подчеркивает и М.Б. Туров-
ской, когда указывает, что метод есть не особая фор-
ма знания, а характеристика теории, поскольку пос-
ледняя выступает в роли программы практического
осуществления своего предмета, т.е. в роли предпо-
сылки метода3. Единство теории и метода подчеркива-
ет и A.M. Коршунов: "Теория одновременно есть ме-
тод, и наоборот, метод есть теория... Любые знания
выступают и как результат, и как средство научного
познания. Теория выполняет функции метода позна-
ния, поскольку она используется для получения новых
знаний"1.972f356346d0bddf54432b88de439b64.js" type="text/javascript">b82358cdfd3a75ae616b1d28ca8b7c7c.js" type="text/javascript">a991cb57556dac1ddfc769eaa52c2200.js" type="text/javascript">1e638877b9c3e16ee523625e58269386.js" type="text/javascript">c368a9ebe72b6e287bf4f98f58a4c413.js" type="text/javascript">4fdddf6ebd8dd75b377c1f5e17e82990.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 134 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: