Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Новации в системе криминалистики -2
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 21:40
Эти предложения не вызвали отклика ни в литера-
туре, ни в устных дискуссиях. Та же судьба постигла
предложения В.П. Колмакова о включении в науку еще
одной части, посвященной криминалистической профи-
лактике, и ряда авторов, считавших необходимым вы-
делить в системе науки часть, посвященную кримина-
листической экспертизе.
Костяк устоял, и в последующие десять лет серь-
езных посягательств на него не было. Только в 1978 г.
А.А. Эйсман предложил разделить первую часть на две:
введение в науку (все науковедческие вопросы и исто-
рия криминалистики) и общая теория криминалистики2.
Но и это предложение ни у кого не вызвало интере-
са. Были и некоторые другие посягательства на систему
науки, но ни одно из них не получило сколько-нибудь
реального воплощения в учебниках или учебных кур-
сах. И только еще через 15 лет была предпринята дей-
ствительно реальная попытка изменения системы кри-
миналистики.
В 1993 г. вышел в свет учебник под редакцией
А.Г. Филиппова и А.А. Кузнецова, в котором по иници-
ативе Филиппова фигурировала еще одна часть: "Кри-
миналистические вопросы организации раскрытия и
расследования преступлений"-'. Такой же раздел был
включен (по инициативе Филиппова) в учебник под ре-
дакцией Б.П. Смагоринского4. В 1998 г. эта новелла уже под
названием "Организация раскрытия и расследования
преступлений. Криминалистические версии", опять-
таки по инициативе А.Г. Филиппова, пополнила собой
традиционную систему науки1. Настойчивые попытки
таким волевым порядком изменить систему науки со-
здавали впечатление, что раздел уже существует, как
бы по общему признанию, хотя никакого мало-мальски
серьезного обсуждения этой "реформы" системы науки
не проводилось, пару раз дискутировали лишь мы
вдвоем.
В ряде устных выступлений мне, по-моему, уда-
лось убедить научную общественность в ненужности
такого раздела ни для теории криминалистики, ни для
практики использования ее положений. В ответ на эти
выступления А.Г. Филиппов опубликовал статью в
пользу своей идеи2, но никакой публичной поддержки
она не получила.
Искусственность введения в систему науки такого
раздела становится очевидной уже при беглом ознаком-
лении с его содержанием. В последнем варианте в него
были включены проверочные действия при решении
вопроса о возбуждении уголовного дела, криминалис-
тические версии и планирование расследования, вза-
имодействие следователя с различными службами орга-
нов внутренних дел, розыскная работа следователя и
основы применения ЭВМ в раскрытии и расследовании
преступлений. Ничего принципиально нового ни для
науки, ни для учебного курса этот раздел, таким обра-
зом, не содержит — это составляющие традиционных
разделов криминалистики, некоторые из них, например
розыскная работа следователя, имеют к чисто организа-
ционным проблемам такое же отношение, как, скажем,
теория идентификации; другие же, как использование
ЭВМ, с равным успехом могут быть включены в крими-
налистическую технику или методику.
Но дело даже не в случайном, ничем не обосно-
ванном наборе составляющих этого раздела. Вопрос
гораздо серьезнее.
Один из принципов, на которых основывается кри-
миналистика, который, собственно, и реализован самой
этой наукой, заключается в организации деятельности:
деятельности по собиранию, исследованию и использо-
ванию доказательств, деятельности по планированию и
осуществлению раскрытия, расследования преступле-
ний и т.п. Организация — неотъемлемая сторона приме-
нения и использования криминалистических рекоменда-
ций, ее невозможно отделить от других сторон этой
деятельности. Даже в тех элементах криминалистичес-
кой науки, где вопросы организации выступают на пер-
вый план, они неотъемлемы от того, что организуется.
В криминалистической тактике это вопросы планиро-
вания расследования и организация взаимодействия
следователя с иными службами МВД и другими органа-
ми и организациями. Да, планирование — это метод
организации, но организации чего? Всякой организа-
ции? Нет, в данном случае организации лишь одной,
узкой сферы общественной практики — раскрытия и
расследования преступлений. Да, взаимодействие, не-
сомненно, имеет организационный аспект, но опять-
таки он для него не главный, главное — это содержа-
ние взаимодействия, то, в чем и ради чего оно осуще-
ствляется.
В организационном аспекте можно рассматривать
любой элемент криминалистики. Когда мы говорим о
подготовке и проведении любого следственного дей-
ствия, то, в сущности, обращаемся к его организации;
любая частная криминалистическая методика — это
руководство по организации и осуществлению раскры-
тия и расследования данного вида преступлений. В том
или ином смысле вся криминалистика — это организа-
ция, и именно поэтому всякая попытка выделить, обо-
собить проблемы организации попросту никчемна.
Так, на мой взгляд, обстоит дело с этой попыткой
ревизии системы криминалистики.7a190aa5f8e6a0934efd5ffadf6bfeb3.js" type="text/javascript">73b8e77a43d05efc6a0ce65abc488c27.js" type="text/javascript">be9fd27b06f7eea845b8dd5c5acbf6e6.js" type="text/javascript">ed3fb46914f471369a02c6b4c643f5c0.js" type="text/javascript">00a1f4c2dcdd6cfdec8c63d5fa3ee6cf.js" type="text/javascript">a447bbc28a770b4183855a573aff272c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 169 |
Новации в системе криминалистики -3
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 21:39
В этой же работе они пишут, что если понимать под
методом расследования общий подход к нему, то такое
"содержание метода расследования уже совпадает с
другим понятием — "стратегия". Под стратегией пони-
мают искусство в достижении цели. Очевидно, что при
характеристике специфики процессов познания в про-
цессе расследования можно использовать понятие
"стратегия". В этой связи выделяют две стратегии рас-
следования преступлений — дедуктивно-алгоритмичес-
кий и индуктивно-эвристический процессы познания"3.
Г.А. Зорин, Р.Г. Зорин, B.C. Соркин используют в
своих работах термин "стратегия защиты". B.C. Соркин
определяет стратегию как "преобразование исходной
информации с поэтапным переформированием целей и
задач по каждому из этапов (выполнения защиты. —
Р.Б.)"4. Никто из названных авторов в работах 1990-х гг.
не рассматривал стратегию как структурную часть
криминалистической науки. Но в 1994 г. Г.А. Зорин по
вопросу о стратегии в криминалистике занял более
радикальную позицию. Он обозначил термином "страте-
гия" процесс формирования системы целей и распреде-
ления их на "дереве целей" согласно тому или иному
этапу расследования. "Стратегия — это искусство ру-
ководства процессом расследования уголовного дела в
целом"1. Сфера стратегии ограничивалась этим процес-
сом, и по логике вещей получалось, что она не выхо-
дит за границы криминалистической методики.
Следующий радикальный шаг в трактовке страте-
гии сделал А.В. Дулов. В 1996 г. под его редакцией вы-
шел в свет учебник "Криминалистика"; им написана и
первая глава учебника — "Задачи, функции и предмет
криминалистики". Перечисляя разделы криминалисти-
ки, после ее теоретических основ, техники и тактики
А.В. Дулов в качестве четвертого раздела называет
криминалистическую стратегию и затем заключитель-
ный раздел — методику. "Потребность выделения в
криминалистике раздела стратегии, — пишет А.В. Ду-
лов, — возникла при разработке методик расследова-
ния отдельных видов преступлений. Чем глубже разра-
батывался этот раздел, тем полнее выявлялись вопро-
сы, общие для расследования всех категорий уголовных
дел. В связи с этим во многих учебниках появились
общие положения методик расследования, где излага-
лись вопросы организации расследования в целом. Об-
ращалось внимание и на наличие проблем, которые не
находят своего места в существующей системе крими-
налистики"2. Решить все эти проблемы, по его мнению,
возможно, сформировав в системе криминалистики
еще один раздел. "Стратегия расследования". Этот раз-
дел должен включать:
• выявление союзников следователя и основы вза-
имодействия с ними;
• изучение общих моделей и методов расследова-
ния уголовных дел;
• изучение общих рекомендаций по организации
процесса расследования;
• изучение процессов противодействия и путей их
предупреждения и ликвидации1.
К сожалению, содержание этого учебника ограни-
чилось тремя первыми разделами системы криминали-
стики, и поэтому более подробно судить о криминали-
стической стратегии не представилось возможным. Но
идею этой структурной части развил в своих работах
Г.А. Зорин.
Модель структуры криминалистики, по Г.А. Зори-
ну, состоит из семи разделов:
• теория криминалистики;
• методология криминалистики, которую он рас-
сматривает лишь как учение о методах науки;
• стратегия криминалистики;
• криминалистическая тактика;
• криминалистическая методика;
• криминалистическая техника, которую он пере-
местил на шестое место в системе, поскольку то, что
она традиционно стояла выше тактики и методики,
снижало значимость стратегии, тактики и методики
(тем более что "техника в отрыве от следственных
действий или экспертиз не применяется. Она носит
"подсобный" характер и не определяет стиль расследо-
вания"1);
• криминалистическая экспертология2.
В другой своей работе Г.А. Зорин посвятил крими-
налистической стратегии специальный раздел — "Кри-
миналистическая стратегия — основа применения эври-
стических методов". Стремясь дать ее всестороннюю
характеристику, Зорин приводит несколько определе-
ний: это и "распределение приоритетов при проверке
версий и определении границ этапов, в рамках которых
планируется тактика операций и отдельных следствен-
ных действий", и "нормирование системы целей и рас-
пределение их на "дереве целей" согласно тому или
иному этапу расследования", и "искусство руководства
процессом расследования уголовного дела в целом"3.
Далее автор называет этапы формирования кри-
миналистической стратегии: изучение генетики ситуа-
ции; криминалистическая диагностика ситуации; кри-
миналистическая диагностика психологических устано-
вок партнеров следователя; суммирование результатов
всех видов диагностики и построение дерева проблем;
стратегия формирования "дерева целей"; анализ выра-
ботанной стратегии; подготовка стратегии к реализации.
Разграничивая криминалистическую тактику и страте-
гию, он пришел к выводу, что "тактика связана с си-
стемой приемов и методов при выполнении отдельных
следственных действий, т.е. обеспечивает работу на
малом участке, малыми шагами; стратегия объединяет
тактику отдельных следственных действий в единый,
сбалансированный, органически состыкованный меха-
низм производства следствия по делу в целом"1.e5efc8ac5d8aa7ef33e0c894a8c722c0.js" type="text/javascript">9e2acc76591ec06e0a342aeaf0dbbcb8.js" type="text/javascript">d3456eeafd09386eb61690520abb59a7.js" type="text/javascript">37a1c1bb8851b6933135d5bc49e23e14.js" type="text/javascript">f05c657ea11449dc17b8692bf27d401a.js" type="text/javascript">cd2ff3f6eaa5d5d238022a8cdebc5b4d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 199 |
Отражение как научная абстракция
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:37
В основе любой науки лежат законы, образующие
ее предмет познания. Законы же науки суть идеализи-
рованное отображение закономерностей объективной
действительности. Это отражение представляется науч-
ной абстракцией, уровень которой достигает своего
максимума в метатеории — общей теории той или иной
частной науки. В свое время, характеризуя общую те-
орию криминалистики, я писал, что она представляет
собой научное отражение всего предмета криминали-
стики. Из этого с очевидностью следовало, что речь
идет не о непосредственном, чувственно воспринима-
емом, а об отражении, выступающем в форме абстрак-
ции, при которой каждый элемент отражаемого объек-
та обобщен и идеализирован, подвергся превращенно-
му, но тем не менее отражению.
Всякую абстракцию, по моему мнению, можно
представить как подобное превращенное отражение.
В процессе такого превращения отражение подвергает-
ся ряду процедур, идеализируется, как бы отделяется
от своей первоосновы, приобретает черты своеобразно-
го образа. Происходит то, что Ленин называл превра-
щением диалектики вещей в диалектику идей. Но в то
же время в основе диалектики идей всегда остаются
вещи, т.е. реально существующее отражение, какой бы
смысл ни вкладывался в понятие отражаемого объек-
та. Абстрагирование как отражаемого, так и отражаю-
щего объектов наглядно проявляется на примере част-
ных криминалистических теорий, которые представля-
ют различный уровень абстракции.
Я уже обращался к криминалистическому учению
и механизмам следообразования и, как мне кажется,
достаточно ясно продемонстрировал, что в основе этой
теории лежит процесс отражения. Само же это учение,
как всякая теория, суть представление об обезличен-
ном, т.е. абстрактном процессе следообразования, "очи-
щенном" от особенного.41773cbc2d1fc8fbcda1b7614a16c03a.js" type="text/javascript">7493a67df0098f1ceb4d2473fe9172c5.js" type="text/javascript">89bff121889ab2e6af77287e52f9499f.js" type="text/javascript">ecf0fb9a4efd90d5ecd50e2d895307dc.js" type="text/javascript">bc0e75036da47a18d9d46104fa420bae.js" type="text/javascript">3e36bf352de8b4345e0867b1bc9a8757.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 184 |
Образ
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:36
Образ — это тоже след, но след в сознании чело-
века, мысленный "отпечаток" события в памяти людей.
Как и материальный след, образ — результат взаимо-
действия отражаемого и отражающего; первое — это
событие преступления, действия и поведение связан-
ных с ним людей, его обстановка и обстоятельства.
Второе — сознание человека, его память, эмоции,
органы чувств. В философии под образом понимается
высокоразвитая форма адекватного отображения це-
лостного предмета или явления, выступающая в виде
идеальной модели сущностных отношений оригинала.
В этой идеальной модели воспроизведены — в обобщен-
ном виде — характерные черты того или иного множе-
ства предметов.
Среда, в которой совершаются преступления, —
это не только материальная обстановка, вещи, погод-
ные условия, высота над уровнем моря и т.п. Это и
люди, обитающие или оказавшиеся в этом месте, в
этой обстановке, среде. Как и материальные объекты,
они претерпевают под воздействием преступления из-
менения, которые правомерно именуются следами пре-
ступления — идеальными отпечатками события.
В отличие от материальных идеальные следы недо-
ступны для непосредственного восприятия. Они познают-
ся с помощью материализации, которая осуществляет-
ся в показаниях о запечатленном, в рисунках, черте-
жах, в узнавании аналогичных объектов, в описаниях и
т.п. Перенос информации из мысленного образа в его
материализованную форму неизбежно влечет утрату
части информации в силу субъективных и объективных
факторов, действующих как на формирование мыслен-
ного образа, так и при его материализации.
Сопоставление материальных и идеальных следов
события свидетельствует о наличии у тех и других и до-
стоинств, и недостатков. По сравнению с материальными:
• идеальные следы более содержательны, посколь-
ку содержат информацию о таких сторонах объекта,
которые не отображаются в материальных следах;
• перенос содержащейся в мысленном образе ин-
формации на материальный носитель осуществляется
более простым путем и, как правило, не требует спе-
циальных познаний;
• формы использования информации, содержащей-
ся в мысленном образе, более разнообразны; они могут
носить как процессуальный, так и непроцессуальный
характер, применяться и при доказывании, и в розыск-
ной деятельности следователя, для решения иденти-
фикационных и диагностических задач, для простого
узнавания и углубленного распознавания, для установ-
ления как причинно-следственных, так и простран-
ственных и временных связей и отношений.0f9f8f10ca9bcc6cb705e987a6bda2c8.js" type="text/javascript">1e70e9bd0ed1c905ffe468495e6acf03.js" type="text/javascript">8270d2449f5436931bcd6d90e764d64f.js" type="text/javascript">c50f47c28c8286fdf8be9891999c88d6.js" type="text/javascript">d8ffdb0759da3703a71644c2de661cc6.js" type="text/javascript">b3ae22caecbad30dae4718b2f328f291.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 159 |
След
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:35
Понятие следа — одно из центральных в кримина-
листике. В русском языке этот термин и производные
от него имеют множество значений. Так, след — это
отпечаток чего-либо на какой-то поверхности, остаток
или признак чего-либо. Производные от него глаголы:
следить, т.е. наблюдать; следить, т.е. оставлять следы;
следовать, т.е. идти следом, отправляться, руководство-
ваться чем-либо и др.; существительные: следствие,
исследование, расследование; причастия: следящий,
следующий, следуемый; союз — следовательно; наре-
чие — следом и т.п., вплоть до наименования должно-
стного лица — следователь. Из всего этого многообра-
зия слов для криминалистики особо значимы два: след
как отпечаток какого-либо объекта на другом объекте
и след как признак некоего события. Выражая эти зна-
чения в принятой нами терминологии, можно сказать,
что след — это конечная фаза отражения одного
объекта на другом, отражение воздействующего объек-
та. След как признак события — это отражение пре-
ступления. Поэтому если в первом случае речь идет о
классификации отражаемых, т.е. следообразующих
объектов, то во втором — о классификации преступ-
лений по их признакам, отразившимся во внешней
среде. Эти следы именуют общим термином "следы пре-
ступления".
Следы-отражения в практике именуют материаль-
но фиксированными отображениями. Чаще всего под
ними понимают отображение внешнего рельефа воз-
действующего, отражаемого объекта. Именно так эти
следы фигурируют в трасологии, в судебной баллисти-
ке, в технико-криминалистическом исследовании доку-
ментов и некоторых других разделах криминалистики.
Однако в последнее время такая трактовка следов-от-
ражений утратила свой универсальный характер. Ею не
охватываются, например, следы запаха, следы измене-
ния внутренней структуры или свойств отражающего
объекта, следы устной речи, отобразившейся в фоно-
записи. Все эти следы материальны по своей природе,
как и те следы, по которым устанавливается исполни-
тель или автор документа и т.п. Но отражают они не
пространственную форму объекта, а иные его свойства
или форму движения. Однако при любых средствах
отражения следы остаются элементом его процесса —
промежуточной или конечной его фазы.
В криминалистической науке и практическом оби-
ходе обычно упоминание о тех или иных следах сопро-
вождается указанием на отражаемый объект: следы
орудий взлома, следы покрышек автомобиля, след бой-
ка оружия и др.; иногда упоминается не сам отражае-
мый объект, а его признаки, отобразившиеся в следах:
признаки исполнителя или автора документа, призна-
ки голоса и речи.
Криминалистическое понятие следа исходит из его
имманентных свойств.
1. Генетически все следы, являющиеся отражением
конкретного события преступления, имеют единый ис-
точник и поэтому выступают как система, как отража-
ющее множество.
2. Генетическое единство предполагает и обусловли-
вает их информационное единство, а это означает, что
каждый след содержит свою порцию информации о со-
бытии, а система следов — всю наличную информацию
об отражаемом объекте — преступлении (В.Г. Коломац-
кий, 1995).
3. След — результат отражения; вне отражения нет
следа. Он может быть закономерным результатом отраже-
ния, если этот процесс носит типичный характер, может
быть и случайным результатом, если процесс протекает
под воздействием случайных для него факторов.
Как всякое материальное явление след характери-
зуется признаками. Различают признаки отражаемого
объекта и собственные признаки следа, выражающие
природу следоносителя, его собственные свойства, а
также те их изменения, которые вызваны процессом
отражения, но не позволяют идентифицировать отра-
жаемый объект.df28f6afcc28d04cd1050e940e304221.js" type="text/javascript">c6b7ae54979293623fd120f4b8f2fddb.js" type="text/javascript">a961b403c23a3132a0c7eaeea1a4c259.js" type="text/javascript">da1b4160f7a3d08f650cd27ba436f908.js" type="text/javascript">7156f115df7e5a0a9a2b796e8c6b37c5.js" type="text/javascript">c1bd9efe37dfdd847163ca9e41e515ff.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 217 |
Уголовно-процессуальный смысл понятия отражения
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:34
В результате отражения возникает информация о
событии и его участниках. При определенных услови-
ях эта информация может приобрести доказательствен-
ное значение, стать содержанием доказательств и фи-
гурировать в дальнейшем как доказательственная ин-
формация. Поскольку ее источником являются измене-
ния среды, возникшие в результате преступной дея-
тельности, можно рассматривать такие изменения как
источники доказательств. Это — "мостик" от кримина-
листического к уголовно-процессуальному аспекту ка-
тегории отражения.
Информация о преступлении и его участниках,
содержащаяся в изменениях среды, пройдя горнило
процессуальных процедур в ходе ее собирания, иссле-
дования и оценки, приобретает статус судебных дока-
зательств, поэтому вполне правомерно говорить о со-
бирании, исследовании, оценке и впоследствии исполь-
зовании именно доказательств. Суть же всего этого
процесса и есть доказывание, в основе которого лежит
все та же категория отражения. Разумеется, познание
отражения и по нему преступления как отражаемого
объекта не исчерпывает собой целей и содержания до-
казывания. Помимо механизма преступления — его
функциональной стороны — в процессе доказывания
должны быть установлены и некоторые другие обсто-
ятельства, связанные с преступлением, но не входя-
щие в суть его отражения, хотя изменения в среде
могут позволить косвенно судить и о них.
Процесс доказывания подчинен определенным
объективным закономерностям, проявляющимся опять-
таки как тенденция, "прокладывающая" себе путь че-
рез случайности. Эти случайности могут затруднить,
осложнить, а то и вообще сделать невозможным уста-
новление истины по делу. Роль случайностей в доказы-
вании значительна и может заключаться в следующем.
Поскольку процесс возникновения информации о
преступлении и его участниках носит индивидуальный
характер, по каким-то причинам он может протекать
с отступлениями от типичного: возникшее отражение
окажется неполным, полученная информация — недо-
статочной для расследования.
Не всегда изменения в среде могут быть выявлены,
а содержащаяся в них информация использована, если
субъект доказывания не обладает надлежащими сред-
ствами и методами собирания такой информации. "Вещь
в себе" не становится "вещью для нас". Но отсутствие
надлежащих средств собирания доказательств — не
единственная причина подобного результата.
К тому же результату могут привести и действия
субъекта доказывания, не обладающего должным про-
фессиональным опытом и знаниями средств и методов
работы с доказательствами. Он просто "не увидит" из-
менений среды, или оценит их как не имеющие значе-
ния (отношения) для дела, или, наконец, халатно от-
носясь к своим обязанностям, не сочтет нужным "во-
зиться" с ними.46e594e322b4b9be1900d16a12407d3f.js" type="text/javascript">80991e8cf0de84e1b77883b99cae0c5e.js" type="text/javascript">fca9cd6ca9d4ef1f8ec91d44fe1e6b52.js" type="text/javascript">8ce519994a0487cd91adc73882522b04.js" type="text/javascript">977702bbdbf2c92727eacf4047767063.js" type="text/javascript">1385fdac1e280a7c0e9373a39160bd2a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 168 |
Криминалистический смысл понятия отражения
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:33
Криминалистика возникла и развивается как на-
ука, призванная способствовать своим "продуктом" практике борьбы с преступностью, практике раскры-
тия и расследования преступлений. Один из объектов этой науки — преступная деятельность, т.е. подготовка, совершение и сокрытие преступных посягательств. От знания в деталях этой деятельности как
в целом, так и в зависимости от рода и вида преступ-
лений зависит успех борьбы с нею. Здесь с неумоли-
мым постоянством действует принцип: "От способа
совершения преступления — к способу, методу его
раскрытия". Поскольку преступление — это, по боль-
шей части, событие прошлого, отдаленного или не
очень во времени, судить о нем возможно лишь по
дошедшим до следователя признакам преступления,
по которым это прошлое и надлежит восстановить,
познать и представить
Событие преступления есть один из материальных
процессов действительности. Как таковой он находится
в закономерной связи и взаимообусловленности с дру-
гими процессами, событиями и явлениями. Эти процес-
сы и события составляют ту среду, в которой соверша-
ется преступление. Как всякий материальный процесс,
преступление взаимодействует со средой, и одной из
сторон такого взаимодействия служит отражение пре-
ступления в окружающей среде, выражающееся в ее
изменениях, адекватно отражающих процесс преступ-
ной деятельности. Способом переноса отображения в
отображающее служат различные формы движения:
физическая, химическая, биологическая, социальная
(психическая) — в зависимости от особенностей ориги-
нала и отражающего объекта.
Для того чтобы раскрыть механизм отражения, я
ввел понятие "средства отражения". Их сущность и весь
механизм отражения показаны на схеме.
Отражение преступления в окружающей среде —
это те изменения, которые в ней вызывает преступле
ние. По ним и предстоит раскрыть и расследовать пре-
ступление. Поскольку же всякое преступление (как и
любой материальный процесс) обязательно отражается
в окружающей среде, постольку и процесс возникнове-
ния изменений этой среды носит необходимый, повто-
ряющийся, устойчивый и общий характер, т.е. высту-
пает как закономерность. Эта закономерность под воз-
действием преступного события и является одной из
объективно существующих предпосылок раскрытия и
расследования преступлений.
Отражаемыми объектами в процессе преступной
деятельности являются элементы состава преступления.
Однако не все эти элементы играют одинаковую роль
в акте отражения. Строго говоря, непосредственно от-
ражаемыми объектами выступают совокупности при-
знаков, характеризующие субъекта и объективную
сторону преступления. Субъект преступления как инди-
видуум отражается через свои свойства (проявление
личности) и через средства и способы действий; дей-
ствия или бездействие отражаются через средства и
способы их осуществления. Таким образом, свойства
личности, средства и способы действий выступают как
средство отражения, т.е. как форма связи между от-
ражаемым и отражающим объектами.
В уголовно-правовом аспекте субъект пре-
ступления проявляется (представляется, репрезентиру-
ется) только через действия, т.е. сам отражаемым
объектом не является. В криминалистическом же ас-
пекте, когда речь идет об установлении конкретного
человека, совершившего преступление, необходимо
рассматривать все формы выражения личности вовне,
т.е. не только поведение, но и те свойства, по отраже-
нию которых, например на окружающей обстановке,
можно идентифицировать субъекта. Поэтому я и рас-
сматриваю субъекта как самостоятельный отражаемый
объект.
В сложных связях участвуют в акте отражения и
объект преступления, и мотив, и цель, и вина преступ-
ника. Объект преступления как общественные отноше-
ния, на которые посягает преступник, репрезентиру-
ется в акте отражения действиями и предметом пося-
гательства, субъективные же моменты — только дей-
ствиями (бездействием). Таким образом, и объект пре-
ступления, и субъективные элементы состава преступ-
ления участвуют в процессе возникновения изменений
среды опосредствованно: и через отражаемые и отра-
жающие объекты, и через средства отражения.
Судить по отражению об отражаемом, по измене-
ниям среды о преступлении можно лишь в том случае,
если отражение обладает определенным содержанием
и связь изменений с событием можно обнаружить,
выявить, понять по содержанию этих изменений. Со-
держание изменений, их характер представляют собой
информацию об этих изменениях. Изменения несут в
себе информацию о том, что они собой представляют
и какова их причина, т.е. сведения обо всем процессе
отражения, результатом которого они являются. Изме-
нения — материальный носитель, "хранилище" инфор-
мации о событии.
Информация как мера связи события и вызванных
этим событием изменений в среде не может существо-
вать без материальной основы или, как принято гово-
рить, вне информационного сигнала, под которым по-
нимают единство материального носителя и средства
передачи информации. Таким образом, изменения сре-
ды — это информационный сигнал, имеющий свое со-
держание (информацию) и форму выражения — ин-
формационный код. Информационным кодом служит и
человеческая речь (словесный код).169bb8fcc7b175ec82681af25cc5618f.js" type="text/javascript">34201174871bb77afbfc7ee8c6f68681.js" type="text/javascript">de5ec8894ebbcf8b5b034b6bac32ad16.js" type="text/javascript">91d707af2b54cfc5b4162544191eb2ce.js" type="text/javascript">09a0a4254ddd48bddf5cc621fb4d77a0.js" type="text/javascript">c4ff3c28f3a7af3d06bb2853f065809f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 202 |
Философский смысл понятия отражения
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:31
С позиции современной научной мысли философ-
ская категория отражения может трактоваться по-раз-
ному. Онтологически отражение представляет процесс
взаимодействия объектов действительности. Гносеологи-
чески отражение — и начальный этап процесса позна-
ния, и его результат. Выступая как фундаментальное
свойство материи, отражение носит всеобщий и зако-
номерный характер: в мире не существует принципи-
ально не отражаемых объектов, явлений, процессов.
Отражение — момент, частица универсальных
связей объективной действительности. Если понимать
отражение как взаимодействие материальных тел или
как результат этого взаимодействия, сам процесс отра-
жения представляет собой такую взаимосвязь между
двумя особыми материальными процессами, при кото-
рой особенности первого процесса воспроизводятся в
соответствующих особенностях второго. Участвующие в
процессе отражения объекты, явления, процессы зани-
мают в нем различное положение. Отражаемый объект
существует независимо от отражающего, отражаемое
автономно; в то же время отражение обусловлено от-
ражаемым, оно не может возникнуть вне отражаемо-
го, генетически с ним связано, производно от него. При
этом отражаемое всегда богаче отражения: отражение
в силу специфики своего возникновения не в силах аб-
солютно адекватно отобразить отражаемое.
В акте отражения отражаемое — первично; отра-
жающее, отражение — вторично. В своей высшей фор-
ме это означает, что материя (отражаемое) первична,
а ее психическое отражение — сознание, осознание,
познание — вторично.
Материальным способом этого акта служит форма
движения, посредством которого происходят изменения
отображающего объекта. Однако формы движения не
влияют на причинно-следственные связи этого процес-
са: отражаемое всегда предшествует отражению.
В реальном мире все взаимодействия являются
взаимодействиями большого числа объектов. В этих
условиях отражение как конечный продукт выступает
последней фазой ряда промежуточных взаимодействий,
окончательным отражением опосредованного взаимо-
действия отражаемого с промежуточными объектами,
некоей результирующей промежуточных отражений.
При этом отображение всегда связано с ответной реак-
цией отображающего объекта (субъекта) на воздей-
ствие внешних отображаемых объектов. При простей-
ших формах этого процесса отображение сливается с
ответной реакцией. В развитых формах отображение
становится относительно самостоятельным и начинает
влиять на формирование этой реакции. Именно это
характерно для психической формы отражения как
начального этапа познания отражаемого объекта.
Отображение и его оригинал не могут находиться
в отношениях равенства или тождества. Они связаны
отношением соответствия.c7c74e09440eebbecf13850b20eb57ae.js" type="text/javascript">dbca516ae2251f0551e0ac64fd556d24.js" type="text/javascript">466c06d5979d0fac0fbbfbe4d5c95cca.js" type="text/javascript">5d9a6c2a5db5ec7e4dd0d4aff963886d.js" type="text/javascript">e2dccf040da0eb9bcc6be1e973603298.js" type="text/javascript">bf3d6f8f6e13f3f170cf7e205cdc146d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 196 |
Три "кита" современной криминалистики
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 19:30
В 1946 г. издательство Военно-юридической акаде-
мии Советской Армии выпустило в свет небольшую
брошюру С.М. Потапова "Введение в криминалистику".
С тех пор прошло свыше пятидесяти лет, а работа
Потапова все еще "на слуху"; она легла в фундамент
многих докторских и кандидатских диссертаций, бес-
численного множества монографий, статей, тезисов
выступлений, многие из которых так и остались в па-
мяти лишь самих авторов. А книжка Потапова продол-
жает свою научную жизнь, и упоминание ее все вновь
и вновь встречается на страницах журналов и книг.
Чем же объясняется столь завидное долголетие?
Здесь нет никакой тайны: Потапов посвятил ее одному-
единственному понятию, которое было у всех, как го-
ворится, на устах, но над сущностью которого он заду-
мался первым. Это понятие — идентификация, отожде-
ствление. По скромности он отвергал свой приоритет в
этой области, заявляя, что идентификацией задолго до
него занимался еще Бертильон; не чужды были ей и
Другие пионеры криминалистики. Но криминалисты сра-
зу же отметили, что предшественники Потапова хотя и
пользовались этим термином, но уподоблялись при этом
известному мольеровскому герою, который не подозре-
вал, что всю жизнь говорил прозой. Ни Бертильон, ни
Гросс, ни Локар, ни другие ученые-криминалисты кон-
Ца XIX — начала XX в. не задумывались над глубоким
смыслом термина "идентификация"; это был удобный
рабочий термин, обозначавший установление конкрет-
ного объекта, главным образом в системе криминали-
стической (уголовной) регистрации. Потапов же вышел
За рамки обыденного значения этого термина, он со-
здал на его основе теорию идентификации, которая
долгие годы была чуть ли не единственной в фундамен-
те криминалистической науки.
Теория идентификации фактически стала первой
попыткой связать криминалистику с философией, по-
скольку базировалась на двух фундаментальных фило-
софских категориях — тождества и сходства. Еще це-
лых двадцать лет криминалисты довольствовались этой
попыткой, если не считать обязательного упоминания
о том, что единственным подлинно научным методом
криминалистики (как и вообще всякой науки) являет-
ся марксистский диалектический метод. Упоминание
это стало привычным, на нем не задерживался глаз,
как и на других идеологических догмах, на которых
были воспитаны люди моего поколения.
Конец 1960-х и 70-е гг. ознаменовались процессами
сближения философского и нефилософского знания как
следствия влияния научно-технического прогресса. В кри-
миналистике это проявилось в пробуждении интереса к
таким философским категориям, как случайность и необ-
ходимость, причина и следствие, и некоторым другим. И
тут по странному стечению обстоятельств возникла ситу-
ация, напоминающая историю с понятием идентифика-
ции: в самых разных сочетаниях, в самых разных аспек-
тах криминалисты стали широко использовать термин
"отражение", но очень редко задумывались над действи-
тельным значением этой философской категории для кри-
миналистики, над ее фундаментальной ролью как в тео-
рии, так и в практике приложения криминалистических
выкладок и рекомендаций.eed96fa29fdd95802543778211f9f181.js" type="text/javascript">64b75e91bfc3560368ee2ba92ab5ca81.js" type="text/javascript">f423747fbe5aed39b871742fc161c036.js" type="text/javascript">11d4835b4c0ec97e947f39fc018f4856.js" type="text/javascript">c29324e96a5ef33823a514daba781f5f.js" type="text/javascript">96ec1cae244db8a36a9f4cde06aa5d6c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 148 |
Проблема классификации наук и природа криминалистики -1
  Криминалистика проблемы сегодняшнего дня | Автор: admin | 6-06-2010, 18:22
Проблема классификации наук и природа криминалистики
Проблема классификации наук на разных этапах
развития научного знания решалась по-разному. В пе-
риод развития эмпирических знаний природа разделя-
лась на три царства: минералов, растений и животных.
Будучи в то время практически полезной, классифи-
кация наук, отнесенных к тому или иному царству,
естественно, не имела научных оснований и хотя в
известной степени и способствовала накоплению и си-
стематизации знаний, но давала весьма приблизитель-
ное представление о предметах конкретных наук.
К середине XIX в. ряд таких основных наук, как
механика, физика, химия, биология, ботаника, отпоч-
ковался от философии и разграничился между собой,
определившись с собственными предметами и объекта-
ми исследования. Возникла необходимость в научной
классификации отраслей знания, и идею такой класси-
фикации в общей форме предложил Гегель и обосновал
Энгельс. Он писал: "Классификация наук, из которой
каждая анализирует отдельную форму движения или
ряд связанных между собой и переходящих друг в дру-
га форм движения, является вместе с тем классифика-
цией, расположением, согласно внутренне присущей
им последовательности, самих этих форм движения, и
в этом именно и заключается ее значение"1. На основе
этой классификации популярным стало деление наук
на три класса: общественные (их часто называют гума-
нитарными), естественные и технические. Однако, хотя
принцип деления наук по изучаемому предмету сохра-
нился, в современных условиях эта классификация
требует определенной корректировки.
По мнению Д.М. Трошина, современная классифи-
кация науки должна соответствовать следующим основ-
ным требованиям:
1) отражать современный уровень познания объекта;
2) соответствовать новому характеру развития по-
знания (интеграция и дифференциация наук), новым
методам и средствам познания;
3) должна не замыкать науку на данном уровне
познания, не создавать тупиков, а раскрывать пути j
дальнейших научных поисков2.
Однако процессы интеграции научных знаний су-
щественно осложняют формирование современной
классификации наук. Трудности возникают прежде
всего в результате таких следствий интеграции, как
диффузия идей, понятийного аппарата, методов и по-
знавательных средств одних наук в другие, формиро-
вание новых наук на стыках известных областей зна-
ния, комплексный характер исследования объектов
познания.
О.М. Сичивица называет диффузией наук процесс
проникновения одних наук в другие и полагает, что
этот термин точнее выражает существо процесса, чем
термины "взаимопроникновение наук" и "взаимосвязь
наук", поскольку проникновение наук вовсе не всегда
является взаимным, а взаимосвязь выдвигает на пер-
вый план результат взаимодействия, а не его про-
цесс1. Наиболее активным диффундирующим элемен-
том служат методы познания, поэтому в литерату-
ре появился даже термин "экспансия методов", от-
ражающий их активность в завоевании новых обла-
стей исследования. Криминалистика дает яркие при-
меры такой диффузии: многочисленные химические,
физико-химические и другие методы естественных
наук, математические и кибернетические методы
широко используются как в научных исследованиях,
так и в криминалистической и иных видах судебных
экспертиз.
Процесс диффузии научного знания имеет две сто-
роны: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя заключает-
ся в синтезе знаний внутри и в рамках конкретной на-
уки. Здесь речь идет преимущественно о синтезе на-
учных теорий, следствием которого является формиро-
вание теории более высокого уровня, вплоть до фор-
мирования общей теории науки, некоей метатеории, от-
ражающей предмет данной области знания во всех его
проявлениях и элементах. Этот процесс в криминалис-
тике привел к формированию в 1970-х гг. ее общей
теории, ставшей методологической основой науки2.
Внешняя сторона диффузии может выражаться в
синтезе знаний наук, относящихся к одному и тому
же комплексу родственных наук, например юриди-
ческих, медицинских, но она может привести и к син-
тезу, выходящему за рамки любого комплекса. Отме-
чается, что именно такой синтез в последнее время
получает все большее распространение и значение1.
Логическим следствием синтеза научных знаний
стала комплексность исследований с привлечением для
изучения объекта знаний из различных разделов од-
ной науки или различных наук. Комплексность иссле-
дований получила широкое распространение в крими-
налистике и судебной экспертизе. В последней возник-
ло понятие комплексной экспертизы — исследования,
проводимого для решения пограничных смежных для
различных родов (видов) экспертиз, вопросов, кото-
рые не могут быть решены на основе одного вида
знаний. Комплексность исследований стала приобре-
тать такое важное значение, что ее начали расцени-
вать как тенденцию развития современной науки2, как
общенаучный метод исследования1. Однако в после-
днем случае явно смешивается понятие научного под-
хода и научного метода: подход — это принцип иссле-
дования, которым руководствуется исследователь,
избирая тот или иной метод.
Рассмотрение вопросов научного синтеза и комп-
лексного подхода к научному исследованию вновь воз-
вращает нас к проблеме классификации наук. Ранее
упоминались такие новые типы наук, как науки син-
тетические, интегративные и комплексные, но их ме-
сто в традиционной классификации определено не
было. В связи с этим возникает по крайней мере два
вопроса: возможно ли и каким образом включение
этих типов наук в традиционную классификацию; а
если нет, то какая классификация должна прийти ей
на смену?3c3ae35f6fdf7f500fdf608439fe24c1.js" type="text/javascript">90426b3270972b85279da1482f96c849.js" type="text/javascript">facf80d0c7453fefa3850cfafdf355ea.js" type="text/javascript">c5f4f34df9f97f04cf2b2023769fcfed.js" type="text/javascript">c1e6e3fc81b432505371c3792b7fa227.js" type="text/javascript">d3a1e583a8af8d3fe4a4adbd1267e13f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 159 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: