Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Алкоголь как фактор, влияющий на сексуальную преступность
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:51

Вопрос о влиянии алкоголя как на агрессию, так и на сексуальную преступность, широко обсуждается в литературе. Об освобождающем действии алкоголя на сексуальную агрессию, а следовательно, и способствующем сексуальной преступности пишут многие исследователи . При этом считается, что алкоголь усиливает сексуальную агрессивность, особенно у мужчин, причем это влияние в равной мере характерно и для лиц, не имеющих зависимости от алкоголя [198].

Часто подчеркивается связь между алкоголизмом и инцестом [14, 73, 209, 332, 350, 389, 392, 418, 431]. Вместе с тем в разных публикациях распространенность алкоголизма среди совершивших кровосмешение преступников оценивается различно. Одни авторы указывают на то, что алкоголизмом страдают 75% преступников этой категории [159], а по другим данным, алкоголизм отмечается у 47% [80], у 33% [43], у 15% [205], у 25% [96], у 72% [153], у 20% [221], у 41% [350] этих лиц. То есть в среднем количество алкоголиков среди инцестофилов колеблется в пределах 20-70% [85].

Многие авторы считают, что алкоголизм и алкогольное опьянение у преступника являются основными факторами, провоцирующими совершение им изнасилования [9, 135, 169, 259, 377а, 431]. По данным Rada [259], 50% обследованных им насильников были алкоголиками, a Jensen [153] определяет их количество в 72%. Анализируя 600 случаев изнасилования, Amir [9] показал, что алкоголь сыграл решающую криминогенную роль в 217 случаях, а 10% жертв при этом сами находились в состоянии алкогольного опьянения.

Подобное влияние алкоголя и алкоголизма большинство исследователей усматривают и в случаях эксгибиционизма [44, 84, 167, 320, 353]. У совершивших это преступление лиц острая алкогольная интоксикация отмечается в 30—50% случаев.

Проанализировав данные других исследователей. Holder [127] пришел к выводу, что агрессивное и преступное поведение отцов-алкоголиков в 50—80% случаев переходит и к их детям. Регпапеп [240] утверждает, что связь между алкоголем и преступностью может быть обусловлена следующими механизмами:

алкоголь снимает тормозящее влияние коры головного мозга на преступное и девиантное поведение;

под действием алкоголя происходят изменения в нейромедиаторной системе, способствующие развитию агрессивного поведения;

хронический алкоголизм приводит к дисфункции коры головного мозга, особенно коры височных, его долей, что способствует патологии поведения.

По его мнению, развитию раздражительности и агрессивности способствует и то, что алкоголь провоцирует гипогликемию и расстройства сна.

Hecekler [121] подчеркивает, что алкоголь является типичным спутником жизни преступников, а алкоголизация присуща стилю их быта.

9e0218dd079ec3ff5de97cea066372c4.js" type="text/javascript">5b9e8b5afc4f8bafc3a53c7f3dca00bb.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 121 |
Агрессия как фактор, влияющий на сексуальную преступность
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:49

 

Существует много теорий, объясняющих явление агрессии. По Фрейду, агрессия является следствием сексуальной фрустрации. Lorenz [202] рассматривает ее как один из четырех основных инстинктов (половой инстинкт, голод, агрессия, инстинкт перемещения). Feshbach [77] считает, что агрессия может носить как врожденный, так и приобретенный характер. Storr [307] рассматривает агрессию как биологически обусловленную врожденную форму поведения, которая в человеческом мире приобрела наиболее вредный и деструктивный характер.

Musaph и Mettrop [203] выделяют семь фаз в развитии агрессии: 1-я фаза — агрессия среды; 2-я — агрессия, перенесенная на других лиц (например, на членов семьи); 3-я — агрессия, высвобождающая отрицательные эмоции в примитивном и деструктивном поведении; 4-я — косвенная агрессия, проявляющаяся в форме протеста; 5-я — косвенная агрессия, проявляющаяся в садомазохистском поведении; 6-я фаза — агрессия, реализуемая в производственной деятельности; 7-я — агрессия, реализуемая в творческой деятельности, в сублимации.

Baron [13] после обсуждения теорий биологической обусловленности агрессии отмечает значительное влияние, которое оказывают на нее социальные факторы (провокация со стороны других лиц, социальная фрустрация, негативное влияние средств массовой информации и массовой культуры), а также факторы ситуационного характера (например, алкоголизация, наркотизация). Bruschek [38] также пишет о провоцировании агрессии средствами массовой информации и массовой культуры, отмечая, что просмотр фильмов, демонстрирующих насилие, стимулирует агрессию у предрасположенных к ней лиц. Причину большей агрессивности мужчин Woody [35] видит в особенностях их гормональной системы и при этом указывает на то, что андрогенизация женщин увеличивает и агрессивность последних. Кроме отмеченных выше авторов о влиянии пола на уровень и тип агрессии пишут и многие другие исследователи. Skorny [284], например, сообщает, что генерализованная агрессия выше у самцов животных и у мужчин в тех случаях, когда их отцы также являлись агрессивными субъектами. Pospiszyl [251] объясняет более высокий уровень агрессивности у мужчин спецификой процесса их социализации, включающей в себя “тренинг агрессивности”. Hine [125] различает аффективную и аннексивную агрессию и считает, что в механизме их обусловленности ведущая роль принадлежит нейромедиаторной системе (норадреналин, допамин, ацетилхолин, серотонин).

Все теории причин возникновения агрессии в принципе можно разделить на три основные группы: биологические, психологические и социальные. Кроме того, существуют и теории многофакторной обусловленности агрессии. К ним можно отнести теорию, которая связывает агрессивное поведение человека с предрасположенностью к нему определенных темпераментов, а также с процессом научения агрессии [181]. При этом считается, что постоянность сексуального поведения человека зависит от специфического восприятия ситуации. Если субъект получает сигналы, запороговые по отношению к типичной ситуации, и специфически их интерпретирует, то при наличии слабых механизмов контроля за поведением и закрепленных навыках реагирования агрессией на стресс, сложившаяся новая ситуация приводит к агрессивному поведению. Исследования популяции агрессивных лиц позволили установить, что у них отмечается слабая антистрессовая защита, неадекватная агрессивность, импульсивность, слабый самоконтроль, повышенная готовность к страху, сконцентрированность на настоящем, мышечный тип развития. При изучении биографий агрессивных лиц выявлены некоторые типичные моменты: большая эмоциональная связь с матерью при одновременном пренебрежении ее личностью, чувство страха перед отцом, неспособность к установлению длительных чувственных связей, отделение сексуальной сферы от чувственной, сексуальный эгоцентризм, агрессивная форма проведения сексуальных контактов (в связи со страхом зависимости от женщины), промискуитет (в связи с подсознательной потребностью осуществления сексуальных связей, в которых физический контакт заменяет чувственный).

В 70-х и начале 80-х годов появились работы, посвященные изучению внутрисемейной агрессии [70, 92, 133, 305, 308]. Из опубликованных в них данных следует, например, что в США агрессия по отношению одних членов семьи к другим применяется примерно в 20% семей, а физическая агрессия между супругами отмечается более чем в 50% браков. Анализ литературы на эту тему показывает, что мужья более склонны к агрессии в отношении жен, причем чаще проявляется агрессия в отношении супруги, доминирующей в семье. Piekarska [241] по этому поводу пишет, что “отчетливо отмечается связь власти с агрессивностью. При этом доминирующая позиция в семье не обеспечивает покорности другого супруга, а, наоборот, порождает у него фрустрацию и, вероятно, постоянную готовность к ответной реакции в агрессивной форме, особенно когда этому способствуют обстоятельства. Наиболее четко это выражено в случаях занимающих подчиненное в семье положение бунтующих мужей, которые склонны к агрессии тогда, когда объективная оценка противника (его физической силы) дает шансы на победу”.

ab62f83ee1444930a1654b935f265b8f.js" type="text/javascript">f93f53a4de2e2301364725a704b4bd3e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 123 |
Пол преступника как фактор, влияющий на сексуальную преступность
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:46
Считается, что в целом преступления чаще совершаются мужчинами [41]. Причем мужчины чаще страдают и психопатологией, что отмечается уже в подростковом возрасте: мальчики чаще имеют сексуальные нарушения, а девочки — личностные; мальчики больше подвержены влияниям семейной патологии, приводящей к асоциальному поведению. У взрослых же мужчин превалирует не только преступность и психопатология, но и личностные нарушения [137]. Проявления психопатологии у женщин во многом связаны с физиологическими циклическими изменениями их гормональной системы [41, 117, 251]. Подобная связь отмечается и между гормональными циклами и сексуальными преступлениями, совершение которых по времени часто совпадает с предменструальным периодом у преступницы. Большинство преступлений совершается женщинами, испытывающими затруднения в половой роли/идентичности, преимущественно идентифицирующие собственную роль с мужской [41]. В последнее время в мире отмечается тенденция к росту женской преступности, причем женщины все чаще совершают преступления, сопряженные с агрессией. Так, в Польше по делам об изнасиловании за 10 лет было осуждено 34 женщины, которые либо подстрекали мужчин к совершению этого преступления, либо помогали в его совершении. За тот же период по делам о развратных действиях было осуждено 20 женщин, однако не отмечено ни одного случая участия женщины в совершении сексуального убийства [171].

Kolarczyk, Kubiak и Wierzbicki [171] подчеркивают различия в агрессивности полов. Так, женщинам приписывается “пассивная” агрессивность, а мужчинам — “активная”. Причем агрессивность женщин обществом всегда оценивалась более сурово. У женщин доминируют словесные, а у мужчин — физические формы проявления агрессии. Авторы считают, что подобные половые различия в проявлениях агрессии и ее восприятии обусловлены культурно-социальными стереотипами полового поведения. В настоящее время происходит изменение стереотипов и такие явления, как рост самосознания женщин и устранение существенных различий в социализации полов, по мнению авторов, отражаются и на участии женщин в сексуальной преступности — происходит их вторжение в такие виды преступлений, которые раньше были “зарезервированы” за мужчинами. Подытоживая свою работу, авторы утверждают, что “в 60-х и 70-х годах во многих странах отмечены количественные и качественные изменения в преступности женщин, заключающиеся в особенно быстром ее росте, в совершении женщинами агрессивных преступлений с применением насилия, а также в их участии в групповых преступлениях”. Несмотря на столь бурную “феминизацию” общей преступности, в сексуальной преступности по-прежнему доминируют мужчины.

acdf52c2c7ea15502a900f1a9fc21dff.js" type="text/javascript">cf560a17ae27fbb34be581e2b3c76e89.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 99 |
Распространенность сексуальной преступности
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:41
Публикуемые данные о размерах сексуальной преступности различны. По Szabo [312], в странах Запада эти преступления составляют менее 5%, а в Швеции [196] — около 1% от общего количества уголовно наказуемых деяний. Распространенность сексуальной преступности в Польше в 1964—1968 годах исчисляется не более чем в 0,8% от числа всех зарегистрированных преступлений [188]. S.Szelhaus [315] утверждает, что сексуальная преступность в Польше составляет ничтожный процент от общей преступности и не имеет тенденции к росту[*Сведения о распространенности и динамике некоторых видов преступности, с том числе и изнасилования, в СССР, составленные на основе опубликованных данных, изложены в приложении к книге].

Однако об истинной распространенности этого явления судить трудно, поскольку неизвестно достоверное отношение зарегистрированных преступлений к действительно совершенным. Предположения о таких соотношениях довольно различны и колеблются, например, в случаях изнасилования от 1:20 до 1:100 [387, 428,431]. Произведенные нами сопоставления между обращениями в сексологическую клинику по поводу совершения сексуальных преступлений и количеством назначаемых по профилю тех же видов экспертиз позволяют утверждать, что для сексуальных преступлений отношения зарегистрированные/совершенные представляются следующим образом: в случаях педофилии — 1:15, при изнасиловании — 1:60, в случаях эксгибиционизма — 1:85.

Не менее различные мнения существуют и о динамике сексуальной преступности в мире. Ряд исследователей полагают, что косвенным критерием динамики этого вида преступности могут служить данные о влиянии порнографии на сексуальное поведение. Так, специально созданная для изучения этого вопроса экспертная комиссия утверждает, например, что возрастание числа порнографических изданий сопутствует снижению уровня сексуальной преступности. Несомненно, что подобные “научные” выводы имеют целью оказать влияние на позицию правительств, протестующих против распространения порнографических изданий. Как следует из других исследований, увеличение объема порнографической продукции сопровождается не истинным снижением уровня сексуальной преступности, а ее видоизменением, при котором происходит перераспределение количественных показателей между отдельными видами сексуальных преступлений. При этом подчеркивается влияние порнографии на возрастание числа развратных действий с несовершеннолетними [232].

Как показывают наши наблюдения, за последние 15 лет значительно возросло количество судебно-сексологических экспертиз, проводимых по делам о совершении педофильных действий, и одновременно уменьшилось количество экспертиз, назначаемых по делам о кровосмешении. Правда, следует оговориться, что личный экспертный опыт едва ли может служить в качестве абсолютно объективного критерия динамики сексуальной преступности, поскольку она определяется не только показателями соответствующей экспертной деятельности.


9d914bc40eda4e3e4dd41cdf124f21bd.js" type="text/javascript">57c26859bc02edaf7da8a71d5f533e14.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 107 |
СЕКСУАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:40

Lernell [188] считает, что с юридической точки зрения под сексуальным преступлением следует понимать “такой тип человеческого поведения (и его последствий), связанного с сексуальной жизнью, который запрещен уголовным законодательством”. Некоторые исследователи [100] полагают, что необходимо различать истинные сексуальные преступления и преступления, совершенные на сексуальном фоне [*Юридические аспекты сексуальной преступности и судебной экспертизы при сексуальных преступлениях в отечественной литературе наиболее полно освещены в работах Я. М. Яковлева [382, 383]].

Уголовными кодексами разных стран определяется и разный круг сексуальных преступлений. При этом нередко встречается, что уголовное законодательство одной и той же страны на разных этапах ее истории относит к категории сексуальных преступлений различные деяния. Abraham [I] в монографии, посвященной сексуальным девиациям, описывает нормы морали, обычаев и уголовной регламентации сексуального поведения человека, существовавшие в истории Европы. Так, германское право к сексуальным преступлениям относило изнасилование и супружескую неверность. У фризов уличенного в супружеской неверности мужа бросали в болото. Немецким правом XIII века под страхом смертной казни была запрещена половая жизнь христиан с иудеями, а также слуги с хозяйкой. Упоминание об уголовном наказании за мужеложство в Европе впервые встречается в 1267 году в немецком праве Аугсбурга. За это преступление светский суд предусматривал смертную казнь через отсечение головы, а духовный суд — умерщвлением голодом в клетке. В XV веке впервые встречается упоминание об уголовном наказании за содомию — сожжение на костре. В то же время за совершение инцеста предусматривалось лишь наложение штрафа.

В средневековой Европе постепенно происходит смягчение мер наказания за сексуальные преступления, со временем отменяются такие жестокие меры, как кастрация и депенисация. Во времена Фридриха II, Екатерины II и Иосифа II под влиянием Вольтера и других французских просветителей происходит дальнейшая либерализация законодательства, отменяется смертная казнь за совершение сексуальных преступлений. Однако бытовой и правовой ригоризм в отношении к сексуальным преступлениям господствовал в Европе вплоть до начала XX века. Истинная либерализация этих взглядов наметилась сравнительно недавно и явилась отображением процесса постепенного распространения в обществе пермиссивной половой морали. Одной из причин подобной инверсии социальных и правовых установок было развитие сексологии, способствующей созданию и распространению знаний о дифференцированных механизмах поведения человека, а также о понятии нормы в его сексуальной жизни.

Вместе с тем до настоящего времени в общественном и правовом мнении по отношению к сексу вообще и к сексуальной преступности в частности во многих регионах мира вне Европы (особенно в исламских государствах) господствует репрессивная половая мораль.

Отображением либерального подхода к проблеме сексуальной преступности может служить следующее высказывание: “Положения уголовного права относительно сферы сексуальной жизни прежде всего имеют целью охранить ту из наивысших человеческих ценностей, которой является индивидуальная свобода личности, как в смысле защиты ее от насилия и навязывания извне, так и в смысле охраны элементарного права частной жизни — относительно свободного формирования своей интимной, сексуальной жизни, если таковая не порождает оскорбления другой личности и не приносит объективного ущерба реальным интересам общества” (L. Lernell, 1974) [188].

Несмотря на то что в отношении сексуальных преступлений можно говорить о значительной либерализации как теории, так и практики польского законодательства (отмена смертной казни, ограничение сроков лишения свободы за их совершение и т.п.), тем не менее во многих социальных средах польского общества в этом вопросе по-прежнему доминируют крайний ригоризм и проявления репрессивной сексуальной морали. Не так еще редки и призывы к введению исключительной меры наказания (смертной казни) за совершение этих преступлений, кастрации совершивших их лиц, создания для них специальных лагерей и т.п. Часто с проявлением подобных позиций приходится сталкиваться и эксперту-сексологу. К сожалению, не являются исключением случаи, когда в суде приходится слышать в свои адрес обвинение в том, что “эксперт умышленно делает здорового ненормальным”. Особенно это характерно для ситуаций, в которых заключение судебно-сексологической экспертизы оказывает влияние на смягчение наказания преступника.

 

f32cb265e997000f3fa0034d7bd9d095.js" type="text/javascript">ddcf3564f988aac1e9652d3bdc00d4fd.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 114 |
Методы лечения сексуальных нарушений
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:38

Практика лечения сексуальных нарушений начала бурно развиваться с 60-х годов XX столетия. За прошедший период были разработаны, теоретически обоснованы и внедрены в практику многочисленные и разнообразные лечебные методы, выявлены показания и противопоказания к их применению, произведена оценка эффективности конкретных методов лечения. Динамическое развитие сексиатрии[*Сексиатрия — раздел практической медицины, занимающийся лечением сексуальных нарушений. В отечественной медицине клинический раздел сексологии принято называть сексопатологией] продолжается, причем темпы ее развития во многом опережают таковые в других разделах практической медицины. Столь стремительное развитие можно объяснить следующими причинами: за последние десятилетия на междисциплинарной основе произошло формирование сексологии в самостоятельную отрасль знаний; были разработаны и внедрены в сексологическую практику новые, специальные методы диагностики и усовершенствованы имевшиеся ранее; для лечения сексуальных нарушений широко используются апробированные методы других клинических дисциплин, особенно психотерапии.

Вопросы сексиатрии широко освещены в ряде литературных источников[26, 141, 144, 302, 366, 367, 378, 380], публикации на эту тему содержатся также в сборниках научных трудов и в некоторых периодических изданиях. Все существующие методы лечения сексуальных нарушений можно разделить на следующие группы:

 

I. Фармакотерапия

Медикаментозная терапия преобладает в амбулаторном лечении и более эффективна при лечении сексуальных нарушений, возникших на органическом фоне. Для этих целей чаще применяются следующие типы лекарственных средств:

нейролептики;

местноанестезирующие средства;

психостимуляторы и антидепрессанты;

общеукрепляющие средства;

гормональные препараты;

средства, избирательно действующие на сексуальную возбудимость (иохимбин, стрихнин).

 

II. физиотерапия

Методы физического воздействия при лечении сексуальных нарушений преобладали в XIX и начале XX века. Затем они были неоправданно забыты сексологами и сейчас переживают период возрождения, что в первую очередь обусловлено появлением ряда принципиально новых эффективных методов физиотерапии. Наиболее часто эти методы используются в лечении сексуальных нарушений, развившихся на органическом фоне, но в целом ряде случаев они обладают значительной эффективностью и при лечении функциональных сексуальных расстройств. В сексиатрии наиболее употребимыми являются:

электрофорез, импульсная электротерапия;

гидротерапия;

термотерапия, грязелечение;

магнитотерапия, индуктотермия;'

акупунктура, электроакупунктура, ауриколоакупунктура;

вибротерапия, массаж, механотерапия;

квантовая гамма-терапия.

 

III. Тренинговые методы

Тренинговые методы — это наиболее распространенные в настоящее время методы психотерапевтического воздействия при лечении сексуальных нарушений. Их широкое распространение обусловлено тем, что они довольно быстро дают положительный эффект при лечении сексуальных расстройств функционального типа, а иногда и при их развитии на органическом фоне. Существуют специально разработанные программы применения тренинговых методов не только для лечения сексуальных нарушений у конкретного больного, но и для лечения сексуальных нарушений в конкретной партнерской связи. К наиболее популярным тренинговым методам относятся:

программа Мастерса и Джонсона;

релаксационный тренинг;

систематическая десенсибилизация;

аверсионное лечение;

подражание;

самоконтроль;

техника терапевтической мастурбации;

тактильный коммуникативный тренинг;

эмоциональный тренинг.

 

IV. Гипнотерапия

Методы лечения, основанные на внушении во время гипнотического сна, известны издревле и имеют богатые традиции. В сексиатрии они чаще используются при лечении функциональных сексуальных расстройств и сексуальных девиаций. В настоящее время имеются специальные публикации, в которых освещаются вопросы применения гипноза в целях сексиатрии, специально для сексологов организуется обучение гипнотерапии.

 

V. Психотерапия

868b4a7f9a70affbb3fba0d4939aed08.js" type="text/javascript">4995a807de1a79cb351576abc9122b0f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 82 |
Прогноз при сексуальных расстройствах
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:37

В основе прогноза эффективности лечения сексуальных нарушений лежит анализ биографических, личностных и партнерских характеристик больного, причин развития у него сексуальных нарушений, типа нарушений, времени их возникновения и течения, а также факторов, которые могут иметь значение для определения исхода лечения.

Можно выделить следующий комплекс факторов, положительно влияющих на исход лечения:

1. Биографические факторы: вынесенный из семейной среды позитивный опыт; нормальная сексуальная атмосфера в семье; неконфликтные отношения с родителями; наличие братьев и сестер; позитивные контакты с ровесниками; успех при получении образования, профессии, в профессиональной деятельности.

2. Факторы психосексуального развития: отсутствие психосексуальной травматизации в детстве; нормальные сроки полового созревания; наличие мастурбаторного опыта при отсутствии его негативной оценки; наличие опыта нормальных товарищеских взаимоотношений с лицами своего, а позже — и противоположного пола, одобрение этих взаимоотношений; сексуальная инициация в возрасте 17—20 лет; отсутствие догматизма в делах секса; оптимальное (не заниженное и не завышенное) восприятие значения секса в жизни; позитивная самооценка в сексуальной роли; хорошее сексуальное воображение.

3. Партнерские факторы: удавшаяся чувственная связь с партнером, чувственное увлечение им; поддержка в лечении со стороны партнера; доброжелательность партнера и его понимающее отношение к сексуальным проблемам больного.

4. Факторы, обусловленные сексуальным нарушением: небольшая длительность нарушения (до полутора лет), функциональный его характер.

5. Факторы, связанные с ходом лечения: наличие у больного позитивных установок на лечение; высококвалифицированный лечащий врач; правильность диагностики и выбора лечебной тактики; сотрудничество врача с партнером больного.

К негативно влияющим на исход лечения факторам следует отнести: первичный характер сексуального расстройства; длительно протекающее расстройство; низкий уровень самооценки больного в сексуальной роли; высокий уровень невротизации; недооценка или сверхценное восприятие больным сексуальной стороны жизни; наличие психосексуальной травматизации в анамнезе; развитие сексуального нарушения на органическом фоне с тяжелым течением .

 

1ec06bbe4e85f44039c10170a777ea9e.js" type="text/javascript">41ee83ad4792f5e5f605fbdfc0648486.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 96 |
СЕКСУАЛЬНЫЕ ДЕВИАЦИИ
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:35

Теории возникновения сексуальных девиаций, их формы и особенности, а также результаты изучения отдельных видов девиаций широко обсуждаются в работах многих исследователей [142, 144, 3676 378, 380], поэтому дублирование этих данных в настоящей книге просто нецелесообразно. Остановимся лишь на обсуждении некоторых последних публикаций, посвященных проблеме сексуальных девиаций.

Исследуя причины возникновения сексуальных девиаций, Dietz и Evans [62] отметили, что содержание популярных порнографических изданий может иметь связь с развитием девиантных потребностей и появлением девиантного поведения. Ориентируясь на метапсихологию психоанализа, Koning и Jenner [173] подчеркивают, что оральные, анальные, уретральные и садистические сексуальные потребности занимают прочное место в нормальной сексуальности. На основе изучения содержания сексуальных фантазий у мужчин разного возраста этот тезис был подтвержден и другими исследователями [143]. Причем на значение содержания фантазии, сопровождающих мастурбацию в детском и подростковом возрасте, в развитии сексуальных девиаций указывают многие современные исследователи.

В последнее время перечень классических сексуальных девиаций значительно пополнился новыми, ранее неизвестными, формами, возникновение которых обусловлено техническим прогрессом (телефон, телевизор, видеотехника), обычаями некоторых современных субпопуляционных течений (например, групповой секс в коммунах хиппи) или действием некоторых химических веществ (например, фармакогенный оргазм, наступающий под действием некоторых наркотиков).

Распространенность сексуальных девиаций в человеческой популяции по-разному оценивается различными исследователями. По данным Мс Сагу [215], проявления садизма отмечаются у 5% мужчин и 2% женщин, мазохизма — у 2,5% мужчин и 4,6% женщин, трансвестизма — у 1% людей (причем в 25% случаев он имеет гомосексуальную ориентацию).

Приведем перечень и краткое описание сексуальных девиаций, которые наиболее часто включаются в сексологические классификации:

фетишизм (сексуальный символизм, сексуальный парциализм [*Прим. перевод.]) — объектом полового влечения является часть тела, одежда или какой-либо иной предмет, символизирующий сексуального партнера. (Апотемнофилия — сочетающаяся с садомазохизмом разновидность фетишизма, при которой роль фетиша играют уродства тела[*Прим. перевод.]);

пигмалионизм (монументофилия, иконолагния[*Прим. перевод.]) — разновидность фетишизма, сочетающаяся с вуайеризмом, при которой роль фетиша играют изображения человеческого тела (картины, статуи, статуэтки, фотографии);

нарциссизм (аутофилия, аутоэротизм, аутоэрастия[*Прим. перевод.]) — объектом полового влечения является собственное тело (разновидность фетишизма);

аутомоносексуализм— как и при нарциссизме, объектом полового влечения также является собственное тело (чаще его зеркальное отражение), но имеющее сходство с телом субъекта противоположного пола, достигаемое при помощи одежды и соответствующих манер (разновидность фетишизма);

гетерохромофилия — объектом полового влечения является только партнер с другим цветом кожи (разновидность фетишизма);

ретифизм — разновидность фетишизма, сочетающегося с мазохизмом, при которой роль фетиша играет обувь (а иногда и другие предметы из кожи);

трансвестизм (эонизм, метатропизм[*Прим. перевод.]) — половое удовлетворение достигается при переодевании в одежду другого пола;

цисвестизм — разновидность трансвестизма, при которой отмечается стремление к надеванию одежды не противоположного, а своего же пола, но типичной для другого возраста, либо иной социальной группы;

гомесвестизм — разновидность трансвестизма, сочетающаяся с фетишизмом, при которой сексуальное удовлетворение достигается при одевании одежды своего же пола, но принадлежащей другому человеку;

педофилия (инфантосексуализм, падерозия[*Прим. перевод.]) — половое влечение к детям (некоторыми исследователями рассматривается как разновидность фетишизма, в которой роль фетиша играют черты незрелого детского тела, а пол ребенка при этом не играет существенной роли[*Прим. перевод.]);

партенофилия — половое влечение к зрелым девственницам (сексуально неопытным зрелым молодым субъектам[*Прим. перевод.]);

эфебофилия — половое влечение к мальчикам-подросткам, юношам[*Прим. перевод.];

нимфофилия — половое влечение к девушкам-подросткам, юным девушкам;

геронтофилия (пресбиофилия[*Прим. перевод.]) — половое влечение к лицам старшего возраста, к старикам;

зоофилия (содомия, зооэрастия, зооступрум, бестиофилия, скотоложство[*Прим. перевод.]) — половое влечение к животным;

зоосадизм — разновидность зоофилии и садизма, заключающаяся в получении сексуального удовлетворения от мучения животных (сродни ктиномании — патологическому влечению к живодерству[*Прим. перевод.]);

сексуальный садизм (эрототиранизм, активная алголагния[*Прим. перевод.]) — половое удовлетворение, получаемое путем причинения страдании или унижении сексуальному партнеру[*Некоторые авторы к проявлениям сексуального садизма относят и копрофемию — желание произносить в присутствии лица другого пола бранные, нецензурные слова и циничные выражения (их произнесение по телефону именуется телефоноскатофилия)];

флагеллантизм (активный флагеллантизм, флагелляция, дипольдизм[*Прим. перевод.]) — разновидность садизма, при которой удовлетворение получают путем бичевания партнера, реже — самобичевания (последняя форма чаще относится к садомазохизму или мазохизму[*Прим. перевод.]);

салиромания — получение сексуального удовлетворения в результате мазания других людей грязью, калом, мочой, кровью и т.д. (разновидность садизма);

поллюционизм — разновидность салиромании, заключающаяся в стремлении пачкать людей семенной жидкостью[*Прим. перевод.];

“накалывание” — разновидность садизма, при которой удовлетворение доставляет укалывание партнера различными острыми инструментами (некоторыми авторами относится к разновидности салиромапии; близко к этому явлению стоит стремление к локальному прижиганию тела сексуального партнера, например, горящей сигаретой[*Прим. перевод.]);

некрофилия (некромания, ликантропия[*Прим. перевод.]) — половое влечение к трупам и совершение с ними сексуальных действий. (Одними исследователями это явление выделяется в самостоятельную форму сексуальных девиаций, другими рассматривается как разновидность фетишизма (при которой в роли фетиша выступает мертвое тело) в сочетании с садизмом или без такового, третьими — как разновидность садизма.) Близко к этому явлению находится влечение к сексуальным действиям со спящими или находящимися в бессознательном состоянии людьми, с тяжелобольными и умирающими, а также сексуально окрашенная повышенная заинтересованность трупами, кладбищами, похоронным ритуалом и всем тем, что так или иначе связано со смертью и умершими. Крайней формой некрофилии является некросадизм (бертранизм) — стремление к осквернению трупа и надругательству над ним (чаще в форме отрезания молочных желез, вырезания половых органов) и некрофагия — поедание частей трупа (часто — половых органов). И некрофагия, и некросадизм иногда сочетаются с предварительным убийством жертвы, либо получение сексуального удовлетворения сопряжено именно с самим процессом убийства[*Прим. перевод.];

вампиризм (сексуальный вампиризм[*Прим. перевод.]) — сексуальное удовлетворение наступает при ощущении вкуса крови партнера (чаще кровь партнера получают в процессе коитуса или предваряющих его ласк путем нанесения укусов; ряд исследователей относят это явление к проявлениям некросадизма[*Прим. перевод.]);

мазохизм (пассивная алголагния, пассивитизм, пассивный флагеллантизм[*Прим. перевод.]) — получение сексуального удовлетворения при унижениях и физических страданиях, причиняемых сексуальным партнером (некоторые исследователи объединяют садизм и мазохизм в одну общую форму сексуальной девиации — садомазохизм, считая, что они являются дополняющими друг друга формами получения сексуального удовлетворения и иногда чередуются у одного и того же лица[*Прим. перевод.]) [*Одной из форм мазохистского поведения является так называемый сексуальный метаморфизм, при которой мазохист играет роль слуги (пажизм), невольника (сервелизм) или животного своего “хозяина”.];

танатофилия (танатоминия[*Прим. перевод.]) — разновидность мазохизма, заключающаяся в получении сексуального удовлетворения в ходе фантазий на тему собственной смерти и погребения (более широко — влюбленность в тематику, связанную со смертью; мазохистский эквивалент некрофилии[*Прим. перевод.]);

экскрементофилия (пикацизм[*Прим. перевод.]) — сочетание мазохизма и фетишизма, при котором человеческие выделения играют роль фетиша (в виде их обнюхивания, ощупывания, проглатывания или обмазывания себя ими; по последнему принципу некоторые авторы подразумевают под поллюционизмом обмазывания себя спермой, в связи с чем относят его к экскрементофилии[*Прим. перевод.]);

ренифлекс (озолагния, осфрезиофилия[*Прим. перевод.]) — разновидность экскрементофилии, при которой роль фетиша играет специфический запах объекта сексуальных предпочтений (обонятельный фетишизм[*Прим. перевод.]);

уролагния (урофилия[*Прим. перевод.]) — разновидность ренифлекса, при которой обонятельным фетишем служит запах мочи (при копролагнии фетишем служит запах кала, при спермолагнии — запах семенной жидкости и т.п.; вкусовым эквивалентом экскрементофилии является поедание или питье выделений — урофагия, копрофагия, спермофагия[*Прим. перевод.]);

фроттаж (фроттеризм[*Прим. перевод.]) — получение сексуального удовлетворения путем прикосновения (или трения) половыми органами к различным частям тела избранного объекта в толпе, в тесноте (например, в транспорте; одними исследователями под этим термином подразумевается сексуальная девиация, являющаяся разновидностью эксгибиционизма[*Эксгибиционизм — сексуальная девиация, основанная на демонстрации собственных половых органов незнакомым лицам и вне обстановки, связанной с приготовлением к половому акту, с целью получения сексуального удовлетворения.], другими — разновидность петтинга[*Прим. перевод.]);

кандаулезизм — разновидность эксгибиционизма, сочетающаяся с мазохизмом, основанная на достижении сексуального возбуждения при демонстрации обнаженной собственной жены или партнерши другим мужчинам;

плюрализм (сексуальный плюрализм[*Прим. перевод.]) — групповой секс, разновидность эксгибиционизма в сочетании с вуайеризмом;

триолизм — разновидность сексуального плюрализма, заключающаяся в сексуальных действиях между тремя партнерами, два из которых имеют одинаковый пол;

вуайеризм (скопофлия, скоптофилия, миксоскопия, визионизм[*Прим. перевод.]) — влечение к подглядыванию за половым актом или обнаженными объектами сексуальных предпочтений (специфической разновидностью вуайеризма является сверхценное увлечение порнографией[*Прим. перевод.]);

эксаудиризм — акустический эквивалент вуайеризма;

клизмофилия — получение сексуального удовлетворения путем введения жидкости или медицинских свечей в прямую кишку;

пиролагния — получение сексуального удовлетворения от созерцания огня, зрелища пожара (осуществления поджога с этой целью — пиромания)[*Как видно из приведенного перечня сексуальных девиаций, разделение их на отдельные “виды” весьма условно и неоднозначно, а их “нозологическое” определение порой достаточно путанно, симптоматично и нередко малоудовлетворительно с семантической точки зрения. Отнесения сексуальных предпочтений конкретного лица к тому или иному виду девиации затрудняется еще и тем, что у многих субъектов отмечается не только количественное сочетание отдельных симптомов разных девиаций, но и их тесное переплетение, взаимопроникновение и слияние в такие комплексы, которые не позволяют провести их однозначную идентификацию с известными видами нарушений сексуального поведения. Это положение усугубляется тем, что практически каждый “вид” сексуальной девиации помимо прочего может иметь еще и оттенок гетеро-, гомо- или бисексуальных предпочтений. В связи с этим более целесообразным и удобным в практическом отношении является не приспособление выявленных у обследуемого лица симптомов к существующим терминологическим категориям (и тем более не дальнейшее усложнение классификации сексуальных девиаций за счет изобретения новых терминов), а феноменологическое описание установленных в процессе обследования нарушений полового влечения.].

 

Садизм

952a92f77db876c6a7efe56c7f06ec77.js" type="text/javascript">cdf19650382579287039d66fde1f0cb3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 121 |
ДЕВИАНТНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:23
Под девиантными тенденциями понимают либо наличие у субъекта в тематике эротических сновидений и сексуальных фантазий (в том числе сопровождающих мастурбацию, рассматривание порнографии, совершение полового акта) представлений о собственном участии в девиантном поведении, либо, связанное с сексуальным возбуждением или достижением оргазма, ощущение потребности в таком поведении. Иной формой девиантных тенденций является спорадический опыт поведения девиантного типа, чаще осуществленного случайно или из-за любопытства.

Диагностика девиантных тенденций осуществляется путем анализа как количественного, так и качественного критериев. Количественным критерием служит частота проявления девиационных фантазий и потребностей, а также девиантного поведения у данного субъекта по отношению к нормальной гетеросексуальной ориентации и активности (являются ли они единичными, спорадическими или же проявляются чаще). Качественным критерием является степень выраженности девиационной ориентации по отношению к гетеросексуальной (какая из ориентации имеет доминирующий характер и в какой степени). Диагностика основывается на анализе сексуальной биографии обследуемого лица, а также на применении дополнительных методов исследования. Среди последних наибольшее значение имеют психологические методы, позволяющие выявить скрытые или скрываемые девиантные тенденции.

Описываемое явление довольно широко распространено в человеческой популяции. Большинство лиц, имеющих сексуальные девиантные тенденции, заглушают их в себе, а у многих из них только лишь само осознание наличия таких потребностей вызывает страх.

Может сложиться впечатление, что появление девиантных тенденций является предвестником сексуальных девиаций или психических заболеваний. Однако многочисленные клинические наблюдения за обратившимися к врачам лицами, обеспокоенными наличием у них таких тенденций, показывают, что в подавляющем большинстве случаев не требуется даже оказания им какой-либо лечебной помощи.



4eedaeead2180ee3dd4941f71ff449d9.js" type="text/javascript">70455522f577db9f9989e42644b13a23.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 94 |
НАРУШЕНИЯ ПОЛОВОЙ АУТОИДЕНТИФИКАЦИИ
  Судебная сексология | Автор: admin | 20-01-2011, 10:22

Транссексуализм

 

По определению К. Имелинского [144]: “Транссексуализм заключается в несоответствии психического чувства собственного пола и морфобиологической структуры тела, a также социального (метрического) пола, которые воспринимаются как нечто “чужое”, принадлежащее противоположному полу”. Транссексуалисты чувствуют неприязнь к собственному телу и ожидают от окружения поведения и поддержки, подтверждающих собственное восприятие пола. Нередко эти ожидания умышленно провоцируются переодеванием в характерную для противоположного пола одежду и подстраиванием своего поведения под типичное для другого пола. Walinder [328] считает, что транссексуализм является довольно распространенным нарушением, а его главными чертами являются убежденность в собственной принадлежности к противоположному полу, ненависть к чертам своего тела, которые подтверждают принадлежность к психически неприемлемому биологическому полу, и неудержимая потребность изменения своего биологического и паспортного пола. Как таковая сексуальная жизнь не играет для них важной роли, а во многих случаях у транссексуалистов отмечаются черты психической незрелости. Неисполнение желания смены пола может явиться у транссексуалиста причиной самоубийства.

Bomba и Godlewski [30] при изучении проблемы транссексуализма и обследовании транссексуалистов выявили у них следующие характерные особенности: чувство отверженности, потребность обратить на себя внимание, инфантилизм, импульсивность, эгоцентризм, иллюзорность представлений, манерность, гомосексуальные тенденции. Обследовав 60 транссексуалов, Hoenig и Kenna [126] установили, что чем чаще у них встречались психические расстройства, тем чаще отмечалось и асоциальное поведение (например, в 31% случаев имело место проституирование). На основе анализа обширной литературы Dulko [68] приходит к заключению: “Не исключается, что в процессе половой идентификации решающая роль принадлежит влиянию той среды, в которой происходило воспитание данного индивида. Вероятнее всего этот процесс, как, впрочем, и многие другие, также находится под влиянием генетических и эндокринных факторов, а возможно, и ряда других неизвестных до настоящего времени воздействий”. К. Имелинский [144] придерживается подобных же взглядов на генез транссексуализма.

Проанализировав имеющийся объем знаний о транссексуализме, имея значительный опыт проведения хирургического изменения пола и последующего катамнестического наблюдения за подвергшимися такой операции лицами, Lothstein [203] пришел к выводу, что данный способ медицинской коррекции транссексуализма не может быть признан оптимальным и не должен рекомендоваться в качестве актуального пути решения этой проблемы. По его мнению, при изучении транссексуализма очень мало внимания было уделено проблеме вторичного транссексуализма[*См. также список литературы № 371,380, 390, 399, 405, 410.]

 

Синдром неразличения сексуального объекта

 

8ebbc3e52cb8a92394824057420a47cf.js" type="text/javascript">2645eaa8aa8a40140566742dde633450.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 105 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: