Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Взаимодействие конституционного права на юридическую помощь с иными конституционными правами
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:38
Право на юридическую помощь и личные права. Находясь в системе субъективных конституционных прав и свобод, право на юри-дическую помощь существует не автономно, а в окружении иных субъ¬ективных конституционных прав, тесно с ними взаимодействуя. Рассмотрим взаимодействие права на юридическую помощь с некото-рыми группами кон¬ституционных прав.
Тесная связь прослеживается между правом на юридическую помощь и личными конституционными правами. Как нами было уже изложено, один из элементов права на юридическую помощь ? право на юридическую защиту ? первоначально входил в группу личных прав. Порой реализация и защита личных прав (таких, как право на жизнь, личное достоинство, право на частную жизнь и т.д.) вообще не-возможны без права на юридическую помощь. Во-первых, право на юридическую помощь позволяет индивиду уяснить, какие правомочия предоставляются ему этими правами. Во-вторых, право на юридиче-скую по¬мощь позволяет осуществить защиту этих личных прав.
Определенная связь прослеживается между правом на юридиче-скую по¬мощь и таким личным правом, как право на жизнь. Связь меж-ду правом на жизнь и правом на юридическую помощь заключается в том, что реализация одного порой зависит от реализации другого. Ес-тественно, что эта связь не все¬гда реализуется непосредственно. На-рушение права на юридическую помощь не может прямо ограничить право на жизнь. Однако непредставление юридиче¬ской помощи может привести к тому, что жизнь человека может быть постав¬лена под угро-зу. Например, отсутствие юридической помощи при трудовом или гражданском споре может привести к смертельным последствиям для проиг¬равшего процесс (обнищание, голод, возможный акт суицида). Еще более важна в этом аспекте юридическая помощь в процессе уго-ловного судопроиз¬водства, особенно если в качестве меры наказания лицу грозит высшая мера наказания. Не случайно законодатель предусмотрел в ст. 51 УПК РФ обяза¬тельное участие в судебном разбирательстве защитника по делам лиц, обви¬няемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь. С точки зрения объекта права, данные права совпадают лишь частич¬но: право на жизнь включает множество конкрет¬ных правомочий, которые подлежат защите, и реализация права человека на юридическую помощь будет являться лишь одним из факторов, которые обес¬печат право на жизнь. Для реального обеспечения права на жизнь не¬обходимо принять такие меры, как отмена смертной казни, уменьшение смертности в ходе ведения боевых действий, борьба с преступностью, обеспечение надлежа¬щего качества окружающей природной среды и т.д. Неполучение юридической помощи является лишь одним из факторов, который может привести к физиче¬ской смерти человека. Поэтому право на жизнь в этой части является намного более широким по предмету правового регу¬лирования, чем право на юридиче¬скую помощь.
В отличие от права на жизнь право на юридическую помощь рассматри¬вает проблему жизни человека в тесной связи с его взаимо-действием с юриди¬ческой сферой и уровнем возможного негативного воздействия последней на жизнь человека без учета всех иных факто-ров, исследованию которых посвя¬щены работы по праву на жизнь.
С реализацией права на юридическую помощь тесно связано и другое личное право человека ? право на личную неприкосновенность. Так, каж¬дый пользу¬ется правом личной безопасности, чем реализует право неприкосно¬веннос¬ти личности. Право на юридическую помощь получает невероятно ог¬ромную значимость именно при ограничении права на личную неприкосновенность. Именно в момент ограничения свободы лицо, как нико¬гда, нуждается в квалифицированной юридической помощи. Именно поэтому законодатель особенно тщательно прописал в Конституции Российской Феде¬рации момент предоставления юридической помощи при ограничении свободы. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации момент возникновения у субъектов права на адвоката (защитника) определяется: за-держанному ? с момента задержания, заключенному под стражу, соответст¬венно, ? с момента заключения, обвиняемому ? с момента предъявления обви¬нения.
В понятие личной безопасности следует включать в качестве элемента юридическую безопасность, т.е. свободу от возможных нега-тивных воздейст¬вий юридической сферы на жизнь, здоровье и имуще-ство. Характерно, что и у права на личную безопасность в целом, и у права на юридическую помощь как одного из фак¬торов обеспечения безопасности личности есть множество общих черт. С од¬ной стороны, оба права присущи каждому лицу, находящемуся на территории Рос-сийской Федерации. В этом их основное отличие от ряда других прав чело¬века (например, избирательных), которые принадлежат только граж¬данам, или других прав, принадлежащих исключительно опреде-ленным соци¬альным, возрастным и иным группам. Кроме того, у обо-их прав как таковых от¬сутствует материально-эко¬номическая ценность (в отличие, скажем, от права собс¬твенности). Обоими правами субъекты наделены с рождения, и они не мо¬гут быть переданы ими другому лицу. С другой стороны, если реализация права на жизнь и личную неприкосновенность происходит без опреде-ленных стадий, т.е. имеет место постоянная, непосредственная реализа¬ция данных прав, то право на юридическую помощь начинает действовать только при наличии оп¬ределенных юридических фактов.
Другим правом человека, с которым у рассматриваемого права отмеча¬ется определенная связь, является право на охрану здоровья. Эта связь не явля¬ется очевидной на первый взгляд. Анализируя соот-ношение этих двух прав че¬ловека, следует отметить как ряд сходных моментов в предмете правового регулирования, так и ряд отличий. Предметом правового регулирования в праве на здоровье являют¬ся общественные отношения по поводу такого состояния человека, при ко¬тором ему обеспечивается наивысший уровень свободы от бо¬лезней и иных видов неблагоприятных воздействий на его состояние любого происхожде¬ния. Известно, что состояние здоровья как отдельного че-ловека, так и нации зависит от целого комплекса причин. К ним обыч-но относят уровень жизни, качество потребляемых продуктов, образ жизни самого человека, со¬стояние системы здравоохранения в стране, состояние окружающей при¬родной среды и другие аспекты. Распреде-ление большинства указанных благ происхо¬дит через юридическую сферу. Сама система медицинского страхования закре¬пляется в нормах права. И чтобы наиболее полно воспользоваться указанными благами, являющимися содержанием права на охрану здоровья, необходимо получить юридическую помощь. В любом случае представляется очевидным, что реальное обеспечение здоровья человека невозможно без обеспечения над¬лежащей юридической помощи. Обеспечивая такое качество, решается лишь один из множества аспектов реализации права на охрану здоровья. Реали-зация же остальных зависит от других причин, в частности от уровня экономического развития страны.
Таким образом, в праве на юридическую помощь объектом пра-вового ре¬гулирования являются общественные отношения не по поводу обеспечения ка¬чественного состояния здоровья людей как тако¬вого, а по поводу предоставле¬ния субъекту возможности достичь этого благоприятного состояния. Принципиальная разница между этими дву¬мя правами заключается в различ¬ном объекте правового регулирования. Субъекты обоих прав в принципе сов¬падают: ими являются все лица, независимо от нации, расы, возраста, место жительства и т.д. Субъект права на здоровье и права на юридическую помощь ? это конкретное лицо.
Право на получение юридической помощи тесно взаимодейст-вует с субъ¬ективным конституционным правом на частную жизнь. Ча-стная жизнь ? это стороны личной жизни человека, которые он не же-лает делать достоянием дру¬гих. Через реализацию права на юридиче-скую помощь лицо определяет для себя сферу личной жизни, охраняе-мую законом, осуществляет ее охрану. Спе¬цифика взаимодействия этих прав заключается в том, что, оказывая юридиче¬скую помощь, ли-цо само подчас невольно вторгается в частную жизнь лица, получаю-щего юридическую помощь. Специально для этого случая предусмот-рен механизм взаимодействия этих прав. Так, в соответствии с Уго-ловно-про¬цессуальным кодексом РФ не могут допрашиваться в каче-стве свидетеля за¬щитник обвиняемого, адвокат ? об обстоятельствах, которые им стали известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя.3a7c3d00a37bec1903971405122b61ca.js" type="text/javascript">776bdd740f884f483bf7804c38fe0919.js" type="text/javascript">1b878a7b4dd8b37fc712bf6c0edc9da0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 291 |
Место конституционного права на юридическую помощь в различных классификациях конституционных прав
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:37
Вопросы, касающиеся прав и свобод, так или иначе, находят свое отраже¬ние во всех отраслях права. Но особая роль в разработке положений о правах и свободах принадлежит конституционному пра-ву. "В науке государственного права проблема конституционного обеспечения свободы личности является од¬ной из главных, ведущих, определяющих проблем" [169. C. 151]. Понятие, элементы и структура конституционных прав исследована достаточно хорошо. Но, с нашей точки зрения, недостаточно ясно прописана система данных прав. Об этом сви¬детельствует и тот факт, что, хотя вопросами классификации конституционных прав занимались и занимаются многие ученые, во второй главе действующей Конституции Российской Федерации права разделены на группы условно. Оп¬ределив понятие права на юридиче-скую помощь, можно приступить к опреде¬лению местонахождения данного права в системе конституционных субъектив¬ных прав и свобод.
Отправным моментом для отнесения права на юридическую помощь, применительно к какой-либо группе прав и свобод, является выяснение крите¬рия такой классификации и рассмотрение нашего пра-ва через призму данного критерия. Существует несколько вариантов классификации прав и свобод гра¬ждан.
Большинство общепризнанных современных подходов к клас-сификации прав и свобод сложились после второй мировой войны и связаны с возникнове¬нием и деятельностью ООН. Среди докумен¬тов, принятых ООН, наибольший интерес для нашего исследования предс-тавляют Всеобщая декларация прав че¬ловека 1948 г. и Международ-ные пак¬ты о правах человека 1966 г. Именно в указанных документах впервые бы¬ла сформулирована позиция международ¬ного сообщества по поводу располо¬жения норм о правах человека в структуре данных прав. Были выделены следующие группы прав человека: гражданские права, политические, соци¬альные, экономические, культурные.
Отечественная доктрина конституционного права в качестве ос-новной взяла данную классификацию, а именно распределив консти-туционные права на пять основных групп: личные, политические, со-циальные, экономические, культурные [52. С. 164].
Отнесение конституционного права обвиняемого на защиту в суде (эле¬мента права на юридическую помощь) к какой-либо из групп сразу вызывало известные трудности. По мнению И.В. Ростовщикова, "характерно, что все еще дискуссионной остается проблема определе-ния места в системе прав лич¬ности тех, которые направлены на охрану других ее прав и свобод. Имеются в виду права на судебную защиту, обращение в межгосударственные правоза¬щитные органы, возмещение государством причиненного властью вреда, ква-лифицированную юридическую помощь…" [150. С. 57]. Существовали и существуют раз¬личные доктрины по отнесению права на юридическую помощь к какой-либо группе субъективных конституционных прав.
Согласно одной из них, право на юридическую помощь относят к группе личных прав. Так, группу личных прав подразделяют на две подгруппы: первая, более общая подгруппа, включает такие права, как право на жизнь, право на свободу личности, право на физическую целостность; вторая подгруппа вклю¬чает права, конкретизирующие те, которые содержатся в первой подгруппе ? право на свободу мысли и совести, свободу частной жизни и коммуникаций, уголовно-правовые и процессуальные гарантии личных прав и свобод [76. С. 282]. Право на юридическую помощь относят к процессуальным гарантиям личных прав и свобод.
Данная классификация в части отнесения к личным правам пра-ва на юри¬дическую помощь, на наш взгляд, является спорной. Когда в правовой норме Конституции СССР был отображен только один эле-мент права на получение юридической помощи ? право обвиняемого на защиту в уголовном процессе, некоторые авторы указывали, что данное право является личным [164. С. 159]. Действи¬тельно, в этой форме право на юридическую помощь выражает лишь один ас¬пект, охрану личной безопасности в форме свободы от безосновательного об¬винения и осуждения. В действующей Конституции Российской Фе-дерации право на юридическую помощь закреплено в полном объеме. И оно, помимо аспекта личной безопасности, стало включать в себя экономическую, социаль¬ную, культурную, политическую безопас-ность. Юридическая помощь должна быть оказана не только при при-влечении лица к уголовной ответственности, но и при приеме на рабо-ту, возникновении гражданского спора, составления заве¬щания и т. д. В данном конституционном изложении право на получение юридиче-ской помощи можно отнести не только к личным, но и к экономиче-ским, политическим, культурным или социальным правам.
Некоторые авторы относили право обвиняемого на защиту в су-де к числу политических прав. Свою позицию авторы обосновывают следующим образом: "право обвиняемого на защиту является одним из прав, обеспечивающих не¬прикосновенность личности и защиту законных прав и интересов гражданина в уголовном процессе, т.е. в процессе осуществления государственными ор¬ганами функций расследования преступлений и правосудия" [130. С. 52].
Действительно, любое конституционное право, так или иначе, связано с политикой, наполнено политическим смыслом. Не является исключением и право на юридическую помощь. Но определять его ис-ключительно как полити¬ческое было бы неверно.
Во-первых, как и в случае с отнесением права на юридическую помощь к личным правам, расширение содержания права вывело его за рамки не только уголовного процесса, но и действий государствен-ных органов вообще. Дея¬тельность адвокатуры, например, никак нель-зя назвать иначе как функционированием государственного органа.
Во-вторых, суть юридической помощи состоит не столько в удовлетворе¬нии благ в области политики, сколько в удовлетворении потребностей, возни¬кающих у субъектов конституционного права при решении вопросов юридиче¬ского характера. Вопросы же юридическо-го характера возникают в области не только политики, но и экономи-ки, образования, культуры и т.д.
Третье направление в науке выделяет отдельную, шестую груп-пу консти¬туционных прав [149. С. 41–41]. Большинство авторов назы-вают эту группу конституцион¬ными гарантиями прав и свобод. "Кон-ституция содержит специальные статьи (ст. 45–54), устанавливающие гарантии реализации прав и свобод граждан" [52. С. 247]. В данной группе конституционные гарантии прав и свобод выделяются двумя подгруппами: общими гарантиями прав и свобод человека и гражда-нина и юридическими гарантиями. Право на получение квалифициро-ванной юридиче¬ской помощи относится к последней группе.
Основанием для выделения шестой группы послужила разра-ботка инсти¬тута гарантий прав личности. Вообще, в юриспруденции под гарантиями подра¬зумеваются условия и средства, обеспечиваю-щие фактическую реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод всех и каждого [223. С. 35]. Одними из разновидно¬стей гарантий яв-ляются юридические: "Как уже было отмечено, в системе ус¬ловий и средств охраны, обеспечения защиты конституционных прав, свобод и обязанностей граждан России важное место принадлежит юридиче-ским гаран¬тиям" [59. С. 230–231]. Под юридическими гарантиями по-нимаются те правовые средства и способы, с помощью которых в об-ществе обеспечивается гражданам реализа¬ция их прав и свобод [216. С. 12; 223. С. 28].
Выделение института конституционных гарантий авторы обос-нованно мотивируют тем, что без соответствующих гарантий, провоз-глашенные в кон¬ституции права и свободы будут носить лишь декла-ративный характер. Место гарантий в юридической науке определяет-ся в качестве части более общего ин¬ститута применения норм права. Нам представляется, что проблема гарантий близка также к вопросу о разделении правовых норм на материальные и про¬цессуальные. Про-цессуальные нормы служат реализации норм материального права и в этой формулировке более близки к понятию гарантий.
Каково же основание выделения конституционных гарантий прав и сво¬бод в отдельную группу? Здесь точки зрения авторов расхо-дятся.
М.В Баглай отождествляет понятия "конституционные гаран-тии" и "кон¬ституционные обязанности": "Гарантии, в сущности, и есть обязанности при¬менительно к государственным правам и свободам – это обязанность государ¬ства" [52. С. 246]. Данная позиция представляется спорной.
Во-первых, права и обязанности ? это две стороны одной меда-ли. Лю¬бому праву противостоит обязанность. Любое конституционное право можно представить как обязанность государства. Почему согласно данному выделе¬нию обязанность в обеспечении судебной защиты является для государства большей обязанностью, чем обязанность государства обеспечить достоинство личности?
Во-вторых, некоторые ученые обоснованно говорят о гарантиях не только прав и свобод, но и обязанностей [156. С. 31]. Обязанность нести военную службу для собственной реализации так же, как и право на образование, требует опреде¬ленных гарантий. Нам представляется слишком натянутым отнесение, в част¬ности, права на юридическую помощь лишь к конституционным обязанностям государства.
Следующая доктрина исходит из того, что права, обязанности, гарантии являются лишь элементами правового статуса личности. "Наибольшую необхо¬димость в гарантиях права и свободы испытыва-ют потому, что именно они со¬ставляют подвижный, динамичный эле-мент основ правового статуса лично¬сти" [59. С. 222].
Выделение института гарантий как элемента правового статуса личности позволяет лучше проникнуть в суть данного явления. Даль-нейшее развитие указанной научной концепции в сторону переложе-ния ее на классификацию конституционных прав и свобод пошло, по нашему мнению, по неверному пути. Как нами уже было изложено, выделена группа конституционных норм, содержащая в себе консти-туционные гарантии прав и свобод человека и граж¬данина. В свою очередь, согласится с данной классификацией довольно трудно.
Основанием выделения определенных конституционных норм в отдель¬ную группу "Конституционные гарантии прав и свобод", яви-лась их функцио¬нальная направленность. "Однако, наряду с таким "попутным" решением про¬блемы гарантий прав, Конституция содер-жит специальные статьи (ст. 45–54), устанавливающие гарантии реа-лизации прав и свобод граждан" [53. С. 225]. Исходя из подобной ло-гики рассуждений, в главе II Конституции Российской Федерации су-ществуют два вида норм, которые содержат или права или гарантии. Эта концепция рождает очевидные возражения.e619dff7a726ce8c4f39806cd22fe839.js" type="text/javascript">5edefe60b7f35822e94b2af45a875aaa.js" type="text/javascript">3dd939843c84625cebdc680c612fc467.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 955 |
Субъекты Поверенного права
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:36
Субъектами адвокатской деятельности являются любые лица, участвую¬щие в правоотношениях, возникающих по поводу обеспече-ния права на юриди¬ческую помощь.
Следуя логике и анализируя законодательство об адвокатуре, можно вы¬делить две группы субъектов: основную (адвокат и клиент) и производную (иные лица, участвующие в адвокатской деятельности).
Признак основной группы субъектов адвокатской деятельности заключа¬ется в том, что их отношения являются основой для возникно-вения правоотно¬шений по поводу реализации адвокатской деятельно-сти. Более того, в случае отсутствия основного субъекта адвокатская деятельность прекращается. Что касается производных субъектов, то они вступают в адвокатские правоотноше¬ния на отдельных ее этапах.
Рассмотрим основную группу субъектов адвокатской деятель-ности.
В связи с тем, что для возникновения правоотношений необхо-димы как минимум два субъекта, первичных субъектов следует разде-лить на две группы: адвокат и клиент.
Адвокат. Толковые словари под термином "адвокат" (от лат. advocatus, advoco ? приглашаю) понимают лицо, профессия которого ? оказание юриди¬ческой помощи гражданам и организациям, в том числе защита их интересов в суде . Возникновение термина "адвокат" традиционно связывается с судебной практикой в Древнем Риме. Сам термин происходит от латинского слова advocatus, под которым в рес-публиканском Риме подразумевались друзья и родственники тяжуще-гося, сопровождающие его в суд и дававшие ему советы во время засе-дания. В строгом смысле, описываемая категория лиц оказывала обви-няемому не юридическую, а психологическую помощь. В эпоху Импе-рии термин "адвокат" приобрел более "техническое" значение ? "пра-возаступник", которое сохранилось и до сих пор.
В праве существует несколько терминов, которые или близки по значе¬нию, или отождествляются с термином "адвокат".
Довольно часто в праве термин "адвокат" соседствует с терми-ном "за¬щитник". Нам представляется, что значение этих двух терми-нов во многом схоже, но не совпадает: совпадение понятий происхо-дит только тогда, когда адвокат занимается защитой своего клиента в каком-либо юридическом про¬цессе: уголовном, административном и т.п. С другой стороны, несовпадение терминов заключается в том, что адвокат не всегда является защитником.
Необходимо отличать понятие "адвокат" от понятия "правоза-щитник". Адвокат – это лицо, оказывающее юридическую помощь за вознаграждение. Это вознаграждение может поступать как от клиента, так и иными способами. Правозащитник ? это лицо, оказывающее юридическую помощь безвозмездно.
Адвокаты иностранных государств. Отдельного рассмотрения требует вопрос об участии в адвокатской деятельности адвокатов иностранных госу¬дарств. В науке вопрос о допуске иностранных адвокатов всегда был дискусси¬онным. Еще в период анализа проектов Закона "Об адвокатуре Российской Фе¬дерации", ряд цивилистов подвергали справедливой критике положения о запрете допуска к представительству иностранного юриста [110. С. 171]. К сожалению, действующее поверенное законодательство России фактически устраняет воз¬можность участия иностранных адвокатов в оказании юридической помощи на ее территории.
При рассмотрении вопроса об адвокатах-иностранцах необхо-димо разли¬чать два понятия: "иностранные граждане, получившие статус адвоката" и "ад¬вокаты иностранных государств". Первое понятие охватывает лиц, которые приняты в корпорацию российских адвокатов. Для этого они должны окончить российское высшее учебное заведение, обладать стажем работы на территории России и сдать квалификационный экзамен. Правовой статус этих лиц практи-чески не отличается от статуса российского гражданина, входящего в корпора¬цию российских адвокатов .
К понятию "адвокаты иностранных государств" относятся адвокаты, вхо¬дящие в соответствующую корпорацию какого-либо иностранного государства и осуществляющие адвокатскую деятельность на территории России.
Необходимо отметить, что нормы международного права раз-решают госу¬дарствам ограничивать допуск иностранных адвокатов к оказанию юридиче¬ской помощи на их территории. Конгресс ООН принял "Основные принципы, касающиеся роли юристов" (Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), закре¬пив в них положение, согласно ко-торому требование любого государства, о том, что адвокат должен яв-ляться гражданином соответствующей страны, не рас¬сматривается как дискриминационное.
Как же обстоит дело с допуском адвокатов иностранных госу-дарств по действующему российскому законодательству?
Сама процедура имплементации достаточно проста. Иностранный адво¬кат предоставляет в орган юстиции документы, подтверждающие его адвокат¬ский статус, после чего он вносится в реестр иностранных адвокатов, осущест¬вляющих адвокатскую деятельность на территории России. Однако сама эта деятельность сильно ограничена по сравнению с российскими адвокатами. Так, адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации исключительно по вопросам права данного иностранного государства . Рассмотрим круг возможностей по оказанию юри¬дических услуг, предоставленных иностранным адвокатам.
Может ли возникнуть ситуация, когда на территории России бу-дут дейст¬вовать правовые нормы иностранного государства? Да, воз-можно. Речь идет о так называемом коллизионном праве – случаях, ко-гда российские государст¬венные органы в своей правоприменительной деятельности обязаны применять право иностранного государства .
В основном это касается норм гражданского права, а также примыкаю¬щих к нему норм семейного и авторского права. Согласно международному ча¬стному праву, к гражданско-правовым отношени-ям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц, либо гражданско-правовым отно¬шениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе и в случаях, когда объект граж-данских прав находится за границей, может применяться право ино-странного государства . В случае, когда российский суд при вынесе-нии решения обязан применить правовую норму иностранного госу-дарства, на¬пример Франции, помощь французского адвоката была бы не только полезной, но и необходимой.
Потребитель приобрел стиральную машину производства США. Вслед¬ствие недостатка товара произошло возгорание и унич-тожение домовладения потребителя. В судебном заседании россий-ского суда потребитель имеет право требовать применения к данным правоотношениям правовых норм зако¬нодательства США. Именно в этом случае для оказания ему юридической по¬мощи может быть приглашен адвокат из США.
Можно представить, насколько редки будут на практике подоб-ные слу¬чаи.
Еще менее вероятны случаи участия иностранного адвоката в уголовном процессе. Как известно, в России применение иностранных уголовно-правовых норм фактически исключено. Редким исключением можно считать процедуру экстрадиции .
От правительства государства Австрия поступил запрос о выдаче лица, находящегося на территории Российской Федерации. При разбирательстве экстрадиционного дела в суде, лицо может воспользоваться услугами адво¬ката из Австрийской республики. Это будет целесообразно потому, что рос¬сийскому суду так или иначе придется в своем разбирательстве затрагивать вопросы уголовного права Австрии.
Кроме того, адвокатам иностранных государств запрещено оказывать юридическую помощь по вопросам, связанным с государственной тайной Рос¬сийской Федерации .
Указанные ограничения по оказанию иностранными адвокатами юриди¬ческой помощи в России приводят к тому, что квалифицированную юридиче¬скую помощь могут оказывать преимущественно лица, специализирующиеся на правовой системе России (т.е. российские адвокаты).
Однако налицо и ряд недостатков такого ограничения.
Во-первых, ограничение конкуренции. Более широкое участие иностран¬ных специалистов, особенно из стран с развитыми правовыми системами и бо¬гатой практикой по оказанию юридических услуг, пошло бы на пользу как кли¬ентам, так и российским адвокатам. Такое мнение сложилось как у практиков, так и у лиц, занимающихся теоретическими разработками в данной сфере .
Во-вторых, ряд авторов замечают, что сама возможность полу-чить ква¬лифицированную помощь западной адвокатской фирмы может оцениваться как косвенный стимул-поощрение осуществления иностранных инвестиций. Ав¬торы справедливо отмечают, что "крупный иностранный инвестор привык к особым доверительным взаимоотношениям с западно-европейскими адвокатами или адвокатами Уолл-стрита, которые складывались десятилетиями в процессе его коммерческой деятельности и которые вырабатывают у него деловую уве¬ренность. Эта "психология привычки", их ориентация на признанные в мире юридические фирмы должна тонко учитываться законодателем стран СНГ" [243].
В-третьих, как бы не был независим российский адвокат от го-сударства, в некоторых случаях, например в "громких" уголовных околополитических процессах, привлечение иностранного адвоката наряду с российским сделало бы адвокатскую защиту более независи-мой и действенной.
С целью некоторого смягчения жесткой позиции закона видится возмож¬ность заключения двухсторонних международных договоров, в которых на принципах взаимности расширялись бы возможности уча-стия иностранных ад¬вокатов в оказании юридической помощи. Заклю-чая двухсторонние междуна¬родные договоры, контролировался бы профессиональный уровень адвокатов допущенных на российский ры-нок адвокатских услуг (например, как нам пред¬ставляется желательны договоры со странами Европы, США и т.п.). В связи с тем, что между-народные договоры Российской Федерации имеют большую юридиче-скую силу, чем законы, подобные двухсторонние договоры действо-вали бы преимущественно перед ограничениями, наложенными Зако-ном РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Феде-рации".
Существенным недостатком такого предложения является от-сутствие практики заключения подобного рода двухсторонних между-народных согла¬шений. Ни один из подписанных Россией международ-ных договоров правового характера пока не содержат правил, регла-ментирующих участие иностранных адвокатов в оказании юридиче-ской помощи на ее территории.a1d925a7cf03a219011b0c53037a4cee.js" type="text/javascript">8af5a7ad66dd570c4020dc51565e5af0.js" type="text/javascript">51f8dcbc7371ed071cd10b50716551f8.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 707 |
Цели и функции Поверенного права
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:35
Необходимо разделять цели адвокатской деятельности и цели дисцип¬лины "Поверенное право".
Целью адвокатской деятельности является создание условий для реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь. Само Поверенное законодательство ставит несколько возможных целей, подлежащих достижению в ходе адвокатской деятельности:
защита прав и свобод и интересов доверителей;
обеспечение доступа последних к правосудию (ч. 1 ст. 1 Закона РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
Как мы видим, вторая цель является дополнительной и вытекает из первой. Необходимость ее выделения заключается в том, что исходя из уровня развития в современной России юриспруденции вообще и судебного процесса в частности в случае отсутствия у одной из сторон квалифицированного юридического помощника у нее мало шансов на благоприятный исход дела.
Функции адвокатской деятельности. В ходе осуществления целей и задач адвокатская деятельность нацелена на достижение своих функций. Функции адвокатской деятельности ? это то, для чего она собственно и осуществляется. Это ее социальная ценность. Необходимо выделить несколько функций адвокатской деятельности: превентивная, восстановительная, охранительная, дисциплинирующая, санитарная.
Превентивная функция заключается в предупреждении вхождения субъ¬ектов права в такое состояние, когда для него возникает угроза наступления юридически неблагоприятных последствий. Субъекты, обращаясь к адвокату за советом, получают возможность соизмерять свои цели и пути их достижения с требованием законодательства.
Граждане обратились к адвокату с проблемой отказа нанимателей их квартиры выехать в связи с неуплатой арендной платы. Клиенты-арендодатели уже сами решились с использованием силы освободить принадлежащее им помещение. Они были уверены, что это их право. Адвокат, разъясняя, что эти действия арендодателей могут повлечь для них юридическую ответст¬венность и, разъясняя законный путь разрешения конфликтной ситуации, пре-дотвращает совершение возможного правонарушения.
Восстановительная функция заключается в восстановлении нарушенных прав клиентов и является, на наш взгляд, наряду с охранительной функцией, доминирующей. Права граждан могут быть нарушены в сферах действия уголовного, гражданского, административного и иных отраслей права. Адвокат, осуществ¬ляя консультирование и иные свои полномочия, добивается восстановления на¬рушенных прав своих клиентов.
Охранительная функция заключается в охране своих клиентов, над правами которых нависла угроза их умаления или нарушения.
Когда адвокат составляет исковое заявление, он осуществляет восстанови¬тельную функцию, так как пытается защитить уже нарушенные права его кли¬ента. Когда же адвокат составляет отзыв на исковое заявление или участвует в судебном заседании на стороне ответчика, он осуществляет охранительную функцию, так как пытается оградить своего клиента от возможного нарушения его прав.
Дисциплинирующая функция. Эта функция является дополнительной и заключается в наложении на лицо, нарушавшее право, бремени возмещения расходов на услуги адвоката.
В судебном заседании по гражданскому делу на стороне ответчика может участвовать адвокат. Сама угроза возложения на ответчика, в случае проиг¬рыша дела, расходов истца, понесенных им за услуги адвоката, заставит ответ¬чика подумать о возможном мирном разрешении конфликта.
Например, с приобретенных в магазине босоножек на второй день носки облезла вся краска. Продавцу, в случае передачи дела в суд, грозит, кроме воз¬ложения на него обязанности вернуть деньги за некачественный товар в раз¬мере 500 рублей и выплатить законную неустойку, примерно в ту же сумму, возмещение расходов на оплату услуг адвоката, которая может и превысить прямые убытки.
Эта же функция действует и в отношении недобросовестного истца. Если истец понимает, что иск необоснован, то он перед инициированием процесса несколько раз подумает, вдаваться ли ему в немалые расходы по оплате услуг адвоката, которые, скорее всего, будут безвозвратны. Это дисциплинирует истца и препятствует захлестыванию судов заведомо необоснованными исками.
Вообще, в судебном процессе дисциплинирующую функцию должен ис¬полнять институт государственной пошлины. Однако на практике складыва¬ется такое положение, когда для "крупных исков" состоятельных спорщиков размер госпошлины не является существенным, в то же время для неимущих граждан этот размер значительно снижается самими судами.
Дисциплинирующая функция действует и в случае привлечения лица к уголовной ответственности. Сама стоимость услуг адвоката, а в некоторых случаях она является значительной, выступает в качестве своеобразного штрафа для правонарушителя.e60605fc5286b9d421d7cfee4140007e.js" type="text/javascript">c4da2e2bee7163184b43a9ef7c470277.js" type="text/javascript">17e0130d7b0f09b682787c872cf44133.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 336 |
Понятие поверенного права
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:35
Сфера социальных отношений и группа регулирующих их пра-вовых норм, связанных с деятельностью адвокатов, уже давно является предметом изучения юридической науки. Однако на сегодняшний день нет однозначного ответа о точном составе, да и о самом названии этой группы правоотношений. Попро¬буем определиться в наименовании этого правового явления, а также в наиме¬новании науки и учебного курса, его изучающего.
Вообще, в юридической науке вопрос о самом наименовании данного пра¬вового института и курса находится в стадии обсуждения. Наиболее распространенным является название "Адвокатура", что со-ответствует учебной про¬грамме [57; 75]. Данный подход представляется не совсем корректным. Сама адвокатура является организационной формой, благодаря и в рамках которой осуществляется адвокатская деятельность, и потому назвать дисциплину по на¬званию органа является несколько спорным.
Применительно к другим дисциплинам сложилась следующая практика: название учебного курса, как правило, дублирует название отрасли или подот¬расли права, которое он изучает, например, "Кон-ституционное право", "Уго¬ловное право", "Гражданское право" и т. п. Можно пойти по этому пути, и на¬звать курс "Адвокатское право" (при условии, что за правовым институтом закрепится наименование "Ад-вокатура"). Однако данное название будет не со¬всем верным – проис-ходит смешение понятий права в объективном и субъек¬тивном смыс-лах. Может сложиться впечатление, что "Адвокатское право" изу¬чает исключительно права адвокатов, но это далеко не так – поверенное право изучает права адвокатов именно в контексте осуществления ими их функций.
Некоторые авторы предлагают назвать курс "Адвокатская дея-тельность" [50]. Действительно, закрепленное в правовых нормах пра-во на адвоката должно пройти определенную стадию ? юридическую практику. В этом случае эта практика и будет выражаться в адвокат-ской деятельности. Адвокатская дея¬тельность ? это разновидность со-циальной деятельности, осуществляемой по поводу предоставления профессиональной юридической помощи.
Мы полагаем, что данный правовой институт и изучающую ее дисциплину следует называть "Поверенное право". Во-первых, здесь прослеживается куль¬турная и историческая связь с деятельностью ад-вокатов в России. Как известно, в период расцвета адвокатуры в цар-ской России адвокаты назывались присяж¬ными поверенными. Во-вторых, основным принципом построения адвокатуры является особая психолого-этическая связь адвоката и его клиента. Адвокат – это тот человек, которому клиент верит и доверяет. В-третьих, основ¬ной источник права, регулирующий деятельность адвокатов, носит на-звание За¬кон РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Рос-сийской федерации". Если назвать правовой институт и дисциплину "Адвокатская деятельность" или "Адвокатура", то это будет необосно-ванное уменьшение объема понятия. Именно термин "поверенное пра-во" может объединить в себе оба указанных объекта.
Понятие поверенного права как правового института. Точ-нее, поверен¬ное право можно определить как межотраслевой ком-плексный институт. Как известно, межотраслевые институты возни-кают на стыке различных отраслей права, предмет регулирования ко-торых обладает известной общностью . Так, нормы поверенного права можно найти в источниках гражданско-процессуаль¬ного, арбитражно-процессуального, уголовно-процессуального и иных процес¬суальных отраслей права. Само поверенное право содержит материальные и процессуальные нормы, не относящиеся ни к одной отрасли права (понятие и процедура получения статуса адвоката, организационная форма адвокатуры и т.п.). Поверенное право как правовой межотраслевой комплексный институт яв¬ляется совокупностью правовых норм регулирующих или служащих основа-нием для возникновения отношений в сфере адвокатской деятельности.
Предметом Поверенного права являются правоотношения, воз-никающие по поводу реализации конституционного права на получе-ние квалифицирован¬ной юридической помощи.
Поверенное право как межотраслевой комплексный институт направлено на урегулирование двух объектов: адвокатскую деятель-ность и адвокатуру. Разберем поочередно оба этих объекта.
Адвокатская деятельность. Согласно Федеральному закону, адвокатская деятельность – это квалифицированная юридическая по-мощь, оказываемая на профессиональной основе доверителям в целях защиты их прав, свобод и ин¬тересов, а также обеспечения доступа к правосудию.
Адвокатская деятельность – это оказание адвокатом любой юридической помощи, не запрещенной законодательством. Законом предусмотрен открытый перечень правомочий, который может осуще-ствлять адвокат в ходе своей адво¬катской деятельности. Полномочия можно распределить на следующие три группы: юридическое кон-сультирование, составление документов правового характера, адвокатское представительство.
Юридическое консультирование ? это предоставление консуль-таций и справок по правовым вопросам в устной и письменной форме. Юридическое консультирование может включать в себя два аспекта.
Во-первых, адвокат доводит до сведения клиента содержание правовой нормы.
К адвокату обратилась женщина в связи со смертью своего отца. В про¬цессе консультирования адвокат доводит до ее сведения, т.е. зачитывает или просто объясняет, правило о том, что она явля-ется наследницей первой оче¬реди и должна в течение шести месяцев обратиться к нотариусу с заявлением о принятии наследства.
Во-вторых, не всегда для профессионального консультирования доста¬точно довести до сведения клиента содержание правовой нормы. Как правило, адвокат осуществляет толкование правовой нормы, т. е. разъясняет для клиента ее значение применительно к его ситуации.
Как правило, консультирование происходит в устном порядке. Адвокат старается, чтобы клиент сам понял то разъяснение, которое он ему дает. Пись¬менная же консультация имеет место тогда, когда клиент хочет убедить в ка¬ком-либо правовом вопросе другое лицо. В данном случае адвокат дает пись¬менные разъяснения, на компетентность которых и будет ссылаться клиент.
Женщина обратилась к адвокату за советом: полагается ли ей выплата дивидендов по акциям, которые она продала в конце года? Само руководство не было уверено, как верно поступить в данном случае. И потому просило сво¬его бывшего акционера юридически гра-мотно разъяснить свою просьбу. В дан¬ном случае адвокат предоста-вил письменную юридическую консультацию о пути юридически гра-мотного разрешения коллизии.
Составление документов правового характера. Данная дея-тельность мо¬жет выражаться в составлении заявлений, жалоб, хода-тайств и т.п.
Данное действие носит казуальный характер. Документ состав-ляется ин¬дивидуально под каждый конкретный случай. Существует два основных вари¬анта данной деятельности: составление документов юридического характера и частичное составление документов юридического характера.
Согласно первому варианту составления документов юридиче-ского харак¬тера, адвокат выясняет суть дела, подбирает правовую норму, которая будет призвана урегулировать возникшие правоотно-шения или правоотношения, ко¬торые стремится создать обратившееся лицо, и составляет юридический доку¬мент, призванный стать юриди-ческим фактом в целях обеспечения или защиты какого-либо права. Данный документ может быть составлен в форме жалобы, ходатайст-ва, искового заявления, заявления о принятии наследства и т.п.
Содержание частичного составления документов юридического характера заключается в предоставлении клиенту бланка юридического документа, куда последний или сам адвокат должен внести индивидуальные данные. Примером такой юридической помощи является использование лицами бланков различ¬ных договоров купли-продажи, дарения, найма жилого помещения и т.п.579e40b27e4f8a040b2aea6fdb454fc2.js" type="text/javascript">f062d4248cdec6d49cfa1f3c816bb06a.js" type="text/javascript">36c3d93325e979d7924846aa85271568.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 931 |
Закрепление права на юридическую помощь в текущем законодательстве и иных источниках права за рубежом
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:34
В большинстве государств приняты отдельные законодательные акты, посвященные урегулированию вопросов оказания квалифицированной юридической помощи. Это, как правило, нормативные акты, относящиеся к деятельности адвокатуры.
Армения – Закон "Об адвокатской деятельности" [15. С. 39]. Азербайджан – Закон "Об адвокатах и адвокатской деятельности" [14]. В Белоруссии в 1993 г. был принят Закон «Об адвокатуре». В Бельгии до сегодняшнего дня действует такой источник поверенного права как Судебный кодекс 1967 г. В Болгарии – Закон об адвокатуре 1991 г. Во Вьетнаме – Ордонанс об организациях адвокатов. В Германии – "Федеральное положение об адвокатуре". Израиль – Закон "О коллегии адвокатов". В Казахстане установлено, что законодательство об адвокатской деятельности состоит из Закона "Об адвокатской деятельности" и иного законодательства, регулирующего адвокатскую деятельность. Однако процессуальные права и обязанности адвокатов при осуществлении ими защиты и представительства по делам физических и юридических лиц устанавливаются только законами. В Таджикистане закон об адвокатуре получил высшую юридическую форму – "кон-ституционный закон" [17]. Республика Узбекистан обладает двумя за-конами, регулирующими адвокатскую деятельность. Первый Закон об адвокатуре был принят в 1996 г. Через два года в 1998 г. был принят второй Закон "О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов". Украина является первым государством из состава республик бывшего СССР, принявшая Закон "Об адвокатуре" [16].
В государствах с федеративным или конфедеративным устрой-ством вопросы поверенного права регулируются как общим законода-тельством, так и законодательством субъектов. Например, в Швейца-рии существует общий закон "О судоустройстве", а кантоны издали по этому поводу свои нормативные акты: Закон о судоустройстве Жене-вы, гражданско-процессуальный кодекс кантона Базель и т. п.
Закрепление права на юридическую помощь в подзаконных нор-мативных актах. Наряду с законами, некоторые правовые нормы за-рубежного поверенного профессия адвоката является свободной про-фессией [227]. Подобное решение вынес мировой суд Тель-Авива Из-раиля "Пелег против «Альмаг" (Агуда ле-маан а-гевер) .
Важным источником зарубежного поверенного права в континентальной правовой семье являются решения конституционных судов.2188e30a7e261adc929df9cac27b8977.js" type="text/javascript">68ca7a92e11fb97ec737f681e9b30a6c.js" type="text/javascript">02539e931a1df13fc18f2edc81e545a1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 393 |
Конституционные источники права на юридическую помощь иностранных государств
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:33
Практически во всех конституциях современных государств, право на юридическую помощь нашло свое закрепление. Даже в кон-ституционном праве Японии – государства неконфликтного права, право на юридическую помощь в форме права на адвоката присутствует в основном законе. При этом надо отметить, что закрепление конституционными нормами только лишь права на адвоката в уголовном про¬цессе, как, например, в ст. 37 Конституции Японии, согласно которой "при любых обстоятельствах обвиняемый по уголовному делу может обратиться к помощи квалифицированного адвоката; в случае, когда обвиняемый не в со¬стоянии сделать это сам, адвокат назначается государством" [74. С. 274], оказалось явно не-достаточным. Эта потребность сказалась в дальнейшем и при принятии кон¬ституций второй половины XX в.
Наиболее четко и полно право на юридическую помощь пропи-сано в кон¬ституциях, принятых уже в последние десятилетия. Так, практически во всех основных законах государств, образовавшихся после распада СССР, содер¬жится статья, а в некоторых ? целая глава, посвященная юридической помощи.
Практически все конституции государств ? бывших республик СССР ? принимались в одно время, но под влиянием экономических, политических, на¬циональных, научно-правовых факторов объем и со-держание закрепления права на юридическую помощь в нормах кон-ституций, естественно, не был одинаковым. Именно поэтому пред-ставляется интересным, используя сравни¬тельный метод научного по-знания проанализировать нормы конституций дан¬ных государств, за-крепляющих право на юридическую помощь.
Сразу необходимо оговорить то обстоятельство, что не во всех государст¬вах ? бывших республиках СССР – конституции закрепляют право на юридиче¬скую помощь. Особняком стоит Конституция Рес-публики Узбекистан. В кон¬ституции данного государства право на за-щиту или юридическую помощь не нашло своего отражения. В кон-ституциях остальных исследуемых государств право на юридическую помощь содержится: ст. 69 Конституции Азербайджан¬ской Республи-ки, ст. 40 Конституции Армянской Республики, ст. 62 Конститу¬ции Республики Беларусь, ст. 42 Конституции Республики Грузия, ст. 16 Кон¬ституции Республики Казахстан, ст. 40 Конституции Республики Кыргызстан, ст. 26 Конституции Республики Молдова, ст. 19 Консти-туции Республики Тад¬жикистан, ст. 29 Конституции Украины, ст. 31 Конституции Литвы [66. С. 126–324].
Анализ и классификация указанных статей конституций позво-ляет разде¬лить их на два вида по объему предоставляемого права на получение юридиче¬ской помощи. Основанием для классификации мо-жет служить формальный критерий ? количество конституционных норм, содержащихся в статьях кон¬ституций закрепляющих право на юридическую помощь. По данному критерию в статьях конституций содержится следующее количество правовых норм: Конституция Рос-сийской Федерации ? 5, Конституция Азербайджанской Республики ? 5, Конституция Армянской Республики ? 5, Конституция Республики Беларусь ? 21, Конститу¬ции Республики Грузия ? 1, Конституция Рес-публики Абхазия ? 5, Конституция Республики Казахстан ? 9, Кон-ституции Республики Кыргызстан ? 2, Конституции Рес¬публики Молдова ? 6, Конституции Республики Таджикистан ? 1, Конституции Украины ? 2, Конституции Литвы ? 4 [66. С. 126–324]. То есть количество норм варьируется от одной до двадцати одной. Взятый критерий оценки является достаточно показательным, однако он не всегда дает объективную картину. Дело в том, что сама правовая нор-ма может быть разной по объему. Так в конституциях Азербайджан-ской Республики и Республики Абхазия содержатся пять правовых норм, закреп¬ляющих право на юридическую помощь. Содержание же данных норм состав¬ляет в Конституции Азербайджанской Республики ? 35 слов, а в Конституции Республики Абхазия ? 18 слов.
Итак, используя два указанных выше формальных критерия, все конститу¬ции можно разделить на две части.
К первому виду относятся конституции государств ? бывших республик СССР ? лишь декларирующих право на юридическую по-мощь, детально не рас¬крывая его содержание. К ним, например, отно-сятся: Конституция Республики Таджикистан в ст. 19 закреплено, что: "лицо вправе с момента задержания пользоваться услугами адвоката", или ст. 42 Конституции Грузии: "право защиты гарантируется".
Ко второму виду конституций государств, бывших республик СССР отно¬сятся те из них, где право на получение юридической по-мощи представлено бо¬лее полно. Конституция Республики Беларусь, ст. 62: "Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществ-ления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в лю-бой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного само-управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношении с должностными лицами и гражданами. В слу¬чаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается за счет го¬сударственных средств.
Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Бе-ларусь за¬прещается" [66. С. 126–324].
В развернутых конституциях не только декларируется право на юридиче¬скую помощь и право на нее в отдельных случаях, безвоз-мездное получение, но и предусмотрен механизм его реализации, а также ответственность за наруше¬ние права на юридическую помощь.
Различия существуют даже в определении предоставляемого блага. По Конституции Российской Федерации, а также Конституциям Армянской Рес¬публики, Республики Беларусь, Республики Кыргыз-стан ? это юридическая по¬мощь. В других конституциях – это право-вая помощь, право защиты, помощь или услуга адвоката (защитника).
Следующий объект возможного сравнения ? субъект права на юридиче¬скую помощь. Согласно Конституции Российской Федерации ? это "каждый", т.е. любой человек независимо от гражданства. Данную формулировку "каждый" восприняло большинство конститу-ций. Однако некоторые конституции связы¬вают предоставление дан-ного права с наличием гражданства именно этого го¬сударства. Например, в Конституции Азербайджанской Республики право на юридическую помощь закреплено в главе 4, которая называется "Свободы гра¬жданина". А в ст. 40 Конституции Республики Кыргызстан прямо указыва¬ется, что каждому гражданину Кыргызской Республики обеспечивается ква¬лифицированная юридическая помощь и защита прав и свобод, гарантируемых Конституцией.
Даже беглый анализ конституций государств, входящих в род-ственную правовую семью, позволяет сделать вывод, что в определе-ние блага, которое можно ус¬ловно назвать "правом на юридическую помощь", различные правовые системы могут вкладывать свое ориги-нальное содержание.
Закрепление права на юридическую помощь в российском конституционном законодательстве. Принятие современной консти-туции России по известным причинам про¬двигалось довольно сложно. Тем не менее, во всех проектах конституций гово¬рилось о праве на юридическую помощь. Так, в опубликованном для всеобщего обсуж-дения проекте Конституции Российской Федерации, подготовленном Конституционной комиссией к VI съезду народных депутатов Россий-ской Фе¬дерации, ст. 44 была посвящена праву на юридическую по-мощь . Предлагае¬мой конституционной нормой гарантировалось каждому право на юридическую помощь. Норма содержала как конкретный предмет права, так и указа¬ние на его неотчуждаемость: "Это право не может быть ограничено". Третья часть ст. 44 конституционного проекта посвящалась вопросу о лицах, при¬званных оказывать юридическую помощь.
22 ноября 1991 г. была принята "Декларация прав и свобод че-ловека и гражданина". В Декларации в ст. 37 говорилось: 1) каждому гарантируется право на пользование квалифицированной юридической помощью. В случаях, предусмотренных законом, эта помощь оказывается бесплатно; 2) каждое за¬держанное, заключенное под стражу или обвиняемое в совершении преступле¬ния лицо имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвине¬ния. Содержание данной статьи практически без изменения было взято авто¬рами действующей Конституции Российской Федерации 1993 г.68993086c014c05b3038570a50e72c8e.js" type="text/javascript">51934b1500088b8e534eb71a011ba566.js" type="text/javascript">fab2ec610b1152fae30dedf160c0e6e8.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 406 |
Международные источники права на юридическую помощь
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:32
Источники права на юридическую помощь ? это то, где находятся нормы, регулирующие деятельность по ее оказанию. Источники можно разделить на международные и внутригосударственные.
Наряду с национальным законодательством, юридическая по-мощь нашла свое закрепление в нормах международного права. Одним из первых междуна¬родных документов, заключающим в себе один из аспектов права на получение квалифицированной юридической помощи, является Международный пакт о гражданских и политических правах. Согласно п. 3d ст. 14 Пакта, "каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обви¬нения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: d) быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника" [84. С. 264].
Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни (Резолюция 1984/50 Экономического и социального совета), закрепляют за ка¬ждым подозреваемым или обвиняемым в со-вершении преступления, за которое может быть вынесен смертный приговор, право на соответствующую правовую помощь [5. С. 254]. Первый конгресс Организации Объединенных Наций от 30 августа 1955 г., принял резолюцию, содержащую минимальные стандартные правила обращения с заключенными, которые, в частности, в ст. 93 предоставляют право подследственному заключенному обращаться там, где это возможно, за бесплатной юридической консультацией, а также принимать в заключении юридического советника, взявшего на себя его защиту [5. С. 118]. Руководящие прин¬ципы в области преду-преждения преступности и уголовного правосудия в кон¬тексте разви-тия и нового международного экономического порядка, принятые Седьмым конгрессом Организации Объединенных Наций (Милан, 26 августа – 6 сентября 1985 г.), в ст. 27 предписывают государствам соз-давать, там, где их нет, соответствующие механизмы правовой помо-щи [5. С. 28]. Восьмой конгресс Органи¬зации Объединенных Наций утвердил основные принципы, касающиеся роли юристов, которые на сегодня наиболее полно регулируют вопросы реали¬зации права на юридическую помощь [5. С. 178]. Кроме того, Восьмым конгрессом ООН "По предупреждению преступлений" (Нью-Йорк, август 1990 г.) были приняты "Основные положения о роли адвокатов", согласно ко-торым "адекватное обес¬печение прав человека и основных свобод, на которые все люди имеют право, предоставляется им в экономической, социальной, культурной, гражданской и политической жизни, и требу-ет, чтобы все люди имели эффективную возмож¬ность пользоваться юридической помощью, осуществляемой независимой юридической профессией" .bfb06c7bebb6673fd287b7205f3201f5.js" type="text/javascript">5ef99069e6e3dfde278580d71991664d.js" type="text/javascript">39a1a9dfe80e9d5fa6015abf77ae8e18.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 259 |
Право на юридическую помощь в объективном смысле
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:31
Рассмотрим второй аспект права на юридическую помощь ? право на юридическую помощь в объективном смысле. Под правом в объективном смысле понимается система юридических норм, выраженных в соответствую¬щих нормативных актах. Право на юридическую помощь в объективном смысле является правовым институтом, представляющим собой совокупность конституционных и иных правовых норм, устанавливающих право на юридиче¬скую помощь и ее гарантии.
Право на юридическую помощь получает свое юридическое во-площение в нормах права, которые находятся в законодательстве кон-ституционного и иных отраслей права. Мы присоединяемся к той точ-ке зрения, которая относит к нормам конституционного права нормы, записанные в Конституции, и неко¬торые нормы, закрепленные в теку-щем законодательстве, если оно предназна¬чено для регулирования конституционных отношений [169. C. 41].
Существует значительное число право¬вых норм, закрепляющих право на получение юридической помощи. Это уго¬ловно-процессуальные, административно-правовые, административно-процес¬суальные, а также гражданско-процессуальные нормы. Их ос-нованием являются конституционно-правовые нормы, содержащиеся в источниках кон¬ституционного права.
Право на юридическую помощь является конституционным правом, на¬ходящее свое закрепление в конституционных нормах. Как известно, конститу¬ционные нормы и нормы конституции ? не одно и то же. Нормы конституции ? это правила, закрепленные в норматив-ном акте, имеющем высшую юридиче¬скую силу. Конституционные нормы, кроме Конституции, могут содержаться и в иных источниках конституционного права.
Право на юридическую помощь нашло закрепление в нормах Конститу¬ции Российской Федерации. Но, в свою очередь, необходимо также отметить, что далеко не все авторы признают за правом на по-лучение юридической по¬мощи необходимость его закрепления в кон-ституционных нормах. Так, В.Е Чиркин подчеркивает: "Излишняя де-тализация есть, на наш взгляд, и в россий¬ской Конституции. Особенно это относится к нормам ст. 47–53, многие из кото¬рых имеют, по суще-ству, не конституционно-правовой, а уголовно-процессу¬альный характер" [171. С. 55]. В том, что чрезмерная детализация в конституции некоторых отраслевых институтов и принципов действительно является из¬лишней, с автором нельзя не согласиться.
Применительно к праву на получение юридической помощи это утвер¬ждение можно проиллюстрировать на примере части второй ст. 48 Конститу¬ции Российской Федерации. Вообще, Конституция Рос-сийской Федерации и УПК РФ по-разному устанавливают момент воз-никновения у лица права на юридическую помощь. Так, согласно УПК РФ право на юридическую помощь появляется у лица с момента, когда в отношении него в установленном Законом порядке вынесено поста-новление о привлечении в качестве обвиняемого. Кон¬ституционная же норма связывает момент возникновения права обвиняемого на адвока-та со времени предъявления ему обвинения. При буквальном толкова-нии конституционной нормы обвиняемый не обладает конституцион-ным правом на юридическую помощь с момента признания его тако-вым до предъявления ему обвинения. При этом данный период может быть достаточно продолжитель¬ным. В соответствии со ст. 171 УПК РФ предъявление обвинения должно после¬довать не позднее двух суток с момента вынесения постановления о привлече¬нии в качестве обвиняемого. Более того, обвинение может быть предъявлено по истечении двух суток в случаях, если неизвестно местопребывание обвиняе¬мого или он не явился по вызову следователя. То есть, следуя вышеприведен¬ному, обвиняемый в данный промежуток времени действительно не обладает конституционными мерами защиты права на юридическую помощь. Это не значит, что в период между вынесением постановления и предъявлением обви¬нения обвиняемый не имеет права на защиту ? это право предусмотрено уго¬ловно-процессуальной нормой, содержащейся в той же ст. 47 УПК РФ. Но норма отраслевого законодательства по отношению к норме Конституции явля¬ется превалирующей. Обоснованно ли ограничивать именно конституционное право на адвоката в этот очень важный для обвиняемого период? Парадокс, но идея законодателя более четко прописать в Конституции право на защитника повлекла лишь умаление права на юридическую помощь. Конкретизация в Конституции Российской Федерации момента возникновения права на адвоката (защитника) на стадии уголовного судопроизводства не является проявлением ее зрелости. В России, как и во многих других странах, уточнение в Конститу¬ции момента возникновения права на адвоката было весьма важным в период перехода от тоталитарного к демократическому режиму. Но на сегодняшний день, как свидетельствует практика российского уголовного процесса, реализа-ция права на защитника, органично вошла не только в конкретные действия, но и в правосознание субъектов уголовного права и процесса. А значит, закрепле¬ние в Конституции момента возникнове-ния права лица на адвоката просто по¬теряло свою актуальность. Наличие в ст. 48 Конституции Российской Федера¬ции второй части стало противоречить принципу необходимости: "Конституция ? это акт длительного пользования, который должен соблюдать необходимые пропорции, а не зависеть от конъюнктурных соображений" [171. С. 55]. Более того, нам представляется, что момент возникновения права на юридическую помощь не должен быть ограничен какими-либо юридическими фактами: лицо имеет право воспользоваться юридической помощью, как только почувствует в ней необходимость.
По нашему мнению, в проекте новой Конституции необходимо учесть новые реалии и перейти от смешанного закрепления межотрас-левых и отрасле¬вых принципов к закреплению только первых, ? как имеющих наиболее важное конституционное значение.
С другой стороны, ошибочным, на наш взгляд, является утвер-ждение В.Е. Чиркина о том, что ст. 48 Конституции Российской Феде-рации носит уго¬ловно-процессуальный характер и потому не должна быть представлена в Кон¬ституции. Как нами уже было подчеркнуто выше, право на юридическую по¬мощь является межотраслевым. Оно выведено за рамки уголовного права и получило свое конституцион-ное значение, а значит должно быть закреплено в конституционной норме. И в этой связи более точным нам представляется вы¬сказывание другого автора: "…конституционные нормы, как правило, должны со-держать общие конституционные нормы, что отвечает природе кон-ституции как основного закона. Детальные же положения должны быть областью теку¬щего законодательства" [247. С. 17].810767ef3bae214ab4124df4fd380cc4.js" type="text/javascript">89c0967101dfb5ca4e30ea88e650f146.js" type="text/javascript">d7dff1dc2af48b35305014c916942934.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 313 |
Право на юридическую помощь в субъективном смысле
  Право на юридическую помощь | Автор: admin | 22-06-2010, 16:31
Продолжая рассмотрение вопроса о понятии права на юридическую помощь, необходимо уделить значительное внимание тому, с какой точки зрения будет исследована данная дефиниция. В частности, в науке "Теория и история права и государства" произошло теоретическое разделение прав на право в объективном и в субъективном смысле.
Проводя грань между объективным и субъективным правом, авторы указывают: "От объективного права теоретическая юриспруденция стала отличать субъективное право, которое определялось как совокупность правомочий и притязаний, принадлежащих личности на основе норм объективного права, как то, что признается в интересах индивида и снабжено возможностью правовой защиты" [97. С. 28]. Необходимо отметить, что право на юридическую помощь в том смысле, в котором оно нами будет исследовано (т.е. в юридическом смысле), выступает как в качестве элемента объективного, так и субъ-ективного права. О целесообразности такого подхода к исследованию прав говорит в своей работе и А.Г. Бережнов [88. С. 92].
Понятие юридической помощи содержится в письме В.И. Улья-нова про¬фессору В.В. Адоратскому: "…Вся помощь, которую Вы мо-жете оказать просителям, должна состоять в юридической им помощи, т.е. научить их (помочь им) воевать за свое право по всем правилам за-конной в РСФСР войны за права" . Основываясь на данной предпо-сылке, Ю. И. Стецовский дает такое по¬нятие юридической помощи: "юридическая помощь ? это "война за права" с использованием всех законных средств и способов защиты прав и интересов гражданина путем разъяснений, составления жалоб, заявления ходатайств, ис-требования документов, активного совершения иных действий как в судопро¬изводстве, так и вне его" [77. С. 7]. В данной формулировке автора смущает термин "война за права". Действительно, зачастую оказание юридической помощи переходит в "военные действия" про-тив лиц, нарушающих права и свободы. Но это не должно становиться естественным состоянием. Сущность государства, а тем более право-вого, ? вывод общества из состояния войны "всех против всех" и, в ча-стности, при осуществлении права на юридическую помощь.
Рассмотрим понятие права на юридическую помощь с точки зрения его принадлежности к субъективным правам. Итак, право на юридическую помощь обладает всеми признаками субъективного права.
Право на получение юридической помощи является возможно-стью полу¬чения определенного блага. Некоторые авторы отмечают: "понятие субъектив¬ного права можно определить через категорию возможности, которая, будучи обеспечена необходимыми средствами, в любое время может быть реализо¬вана" [172. С. 339]. Однако нельзя согласиться с утверждением, что субъективное право мо¬жет быть реа-лизовано в любое время. Например, право на юридическую по¬мощь может быть реализовано только при наличии определенных юридиче-ских фактов (задержание, предъявление обвинения и т.п.).
Возможность ? это то, что может стать реальностью. Право на юридиче¬скую помощь – это реальная возможность получить благо ? юридическую по¬мощь. Значит, право на юридическую помощь как возможность поведения отно¬сится к субъективным правам. Теоретиче-ски в структуре любого субъективного права можно выде¬лить четыре элемента, составляющих ту возможность, кото¬рую предоставляет кон-кретное субъективное право: право пользование, право требование, право ¬действия и право притязания [123. С. 143].
Право действия ? это наличие у лица возможности совер¬шения собствен¬ных положительных действий по защите своего нарушенного субъективного права на получение юридической помощи. Некоторые авторы считают его в субъективном праве главным [122. С. 103]. Воз-можность действия в праве на юридическую помощь означает:
возможность получения юридической по¬мощи (активное пове-дение). Управомоченный не обязывается на совершение действия, но ему принадлежит свобода выбора в его осуществлении (он может вос-пользоваться услугами юриста, а может представлять себя в суде сам);
возможность отказа от юридической по¬мощи (бездействие).
Возможность получения юридической помощи проявляется при разреше¬нии вопросов об абсолютности и аномальности этого права. Вопрос о месте права на юридическую помощь в свете теории об абсолютных субъективных правах в полной мере еще не разрешен [136. С. 108]. Абсолютные субъективные права ? это права, носителям которых в качестве обязанных субъектов противостоит неопределенное число лиц, каждое из которых должно воздерживаться от ка¬кого-либо вмешательства в их осуществление.
Право на юридическую помощь одновременно является относи-тель¬ным и абсолютным. Абсолютным ? потому, что никто ? ни граж-дане, ни госу¬дарство ? не имеет права препятствовать получению юридической помощи. Относительность же заключается в том, что для полного обеспечения права на юридическую помощь необходима ак-тивная деятельность уполномоченных на то лиц. Есть и другое толко-вание термина абсолютности права. Так, М.В. Баг¬лай считает, что "Право на защиту относится к числу абсолютных прав, по¬скольку ни при каких обстоятельствах человеку нельзя отказать в ней, если он об-виняется в уголовном преступлении" [52. С. 255]. Действительно, в праве на получение юридической помощи здесь не может быть отказа-но, более того, в этом смысле право на юридическую помощь "более абсолютно", чем некоторые "естествен¬ные" права. Например, законо-дательством Российской Федерации право на жизнь может быть огра-ничено (возможность применения к лицу смертной казни), но в нем не содержится ни одной нормы, ограничивающей право на по¬лучение юридической помощи. Другое дело, что некоторые элементы права на юридическую помощь не являются абсолютными. Так, при букваль-ном толко¬вании ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации: "В случаях, предусмот¬ренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно" следует, что не¬которым лицам, по крайней мере, в бесплатной юридической помощи может быть отказано.
При исследовании конституционного права на защиту некото-рые авторы утверждали, что конституционные нормы о правах и сво-бодах регулируют от¬ношения личности и государства при нормальном течении этих отношений. Право на защиту – это "аномалия, которой не должно придаваться универсальное значение" [175. С. 114]. Указанное утверждение автоматически переносится и на право об оказании юридической помощи. Впрочем, данный подход нам представляется неверным. Во-первых, происходит подмена понятий права на защиту и обеспе¬чение права на защиту. Субъективное право же, являясь элементом правового статуса личности, принадлежит ему постоянно до тех пор, пока лицо обладает определенным статусом. Реализация этого права, пользование благом, им пре¬дусмотренным, зависит от конкретных обстоятельств ? юридических фактов. В этом смысле многие права не являются постоянно действующими. Например, право на жизнь реализуется постоянно, а право на получение медицинской или юридической помощи ? только при наличии юридического состава, одним из обязательных элементов которого является нуждаемость лица в их получении.
Второй аспект права действия ? возмож¬ность отказа от юриди-ческой помощи (бездействие). Использование того или иного права ? это именно возможность, а не должное поведение. Принудитель¬ный момент здесь неуместен, ибо права личности не носят императивного ха¬рактера. Нельзя обязать субъекта во что бы то ни стало реализовать свое право. Он может им либо воспользоваться, либо нет, реализовать или не реализовать предоставленную возможность. В противном случае это будет не право, а по¬винность. Более того, государство объективно незаинтересовано в реализации гражданами указанных возможностей, поскольку активность граждан по по¬воду реализации своих прав на получение юридической помощи требует от го¬сударства значительных финансовых затрат. Исключением из этого правила яв¬ляется обстоятельство, при котором субъект права на получение юридической помощи является ограниченным в своей дееспособности (не только в граждан¬ско-правовом смысле). В этом случае ему должна предоставляться юридиче¬ская помощь вне зависимости от желания, а иногда даже вопреки ему. Боль¬шинство таких случаев предусмотрено в нормах уголовно-процессуального права. Так, в соответствии со ст. 51 УПК РФ, если лицо является несовершен¬нолетним, немым, глухим или слепым либо лицом, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обвиняемым в совершении преступления, за которое в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь, его отказ от защитника необязателен для суда или соответственно для следова¬теля и прокурора. Те же правила действуют и в гражданском процессе при осуществлении законного представительства. Данные исключения законо¬мерны и вполне объяснимы. Условие реализации субъективных прав ? воля субъекта. В вышеперечисленных случаях эта воля ограничена (лицо ограничено дееспособно). Поэтому законодатель презумирует необходимость в получении блага ? юридической помощи. В основном же реализацию этого права законо¬датель связы-вает с волеизъявлением лица, предусматривая и его право на отказ от юридической помощи.
Следующей возможностью права на юридическую помощь яв-ляется право требование, которое определяют как "правовую возмож-ность заставить, понудить обязанное лицо не препятствовать и создать необходимые условия для осуществления права" [141. С. 53]. Таким образом, это не просто правовое со¬стояние, а реальная пра-вовая возможность, хотя и находящаяся в состоянии возможной реализации, требовать определен¬ных действий от лиц и организа¬ций, обязанных содействовать реализации права на получение юридической помощи. Данная возможность реализуется субъек¬том и в случае реального посягательства на их права или возникновения угрозы такого посягательст¬ва. Содержание этого права включает в себя требования к должностным лицам или государству в целом – по совершению определенных поло¬жительных действий в его пользу, предусмотренных действующим зако¬нода¬тельством.d7121d59f19fe42364dba7ebac2cebf1.js" type="text/javascript">010902fcaefa802c98474f701df68c39.js" type="text/javascript">0db6e6f1215eaab38c108ad65a97fe83.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 875 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: