Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Понятие и структура метода правового регулирования -2
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:21
Что значит «некоторые элементы» иного метода могут проникать в смешанный институт? Ведь если метод как таковой есть совокупность всех ранее названных элементов, то может ли какой-либо из них, изъятый из системы «своего» метода, достаточно ясно его представлять, будучи, так сказать, в «одиночестве». Думается, что отдельно взятый элемент того или иного метода не способен не только отразить его специфику, но и вообще его представлять, ибо часть, естественно, не может включить в себя все свойства целого, которое она представляет. Иными словами, системная часть не обладает интегративными качествами той системы, которую она образует лишь во взаимодействии с другими частями этого целого.
Из всего сказанного напрашивается вывод о том, что «чистые» институты данной отрасли права своего специфического метода не имеют и используют метод своей отрасли, и лишь пограничные институты обладают некоторыми особенностями нескольких методов правового регулирования «подведомственных» отношений.
И еще одно соображение. Как известно, правовые институты одной и той же отрасли права регулируют отношения, подчас заметно отличающиеся друг от друга. Взять, к примеру, два института административного права — институт государственной службы и институт административной ответственности. Ясно, что регулируемые этими институтами отношения настолько различны по своему содержанию и удельному весу элементов их предметов, а следовательно, и по способам воздействия на них, что они вряд ли смогут «уместиться» в пределах главного элемента метода правового регулирования — общего юридического положения субъектов. Достаточно сказать, что для института административной ответственности характерно преобладающее значение запретительных норм, воздействующий на такой элемент его предмета регулирования, как «поведение вне правоотношений».
В-третьих, существует между тем еще один уровень структуры права - юридическая норма. Можно ли ставить вопрос о существовании метода правового регулирования на этом, самом низком уровне структуры права? Думается, что такая постановка вопроса не только правомерна, но и объективно необходима, ибо здесь, на уровне правовых норм, юридический метод как раз и получает свое фактическое закрепление.
Самое примечательное состоит в том, что именно данный уровень структуры права обладает, если можно так сказать, всеобщей универсальностью, которая именно отсюда распространяется затем на всю систему права в целом, ибо на фундаменте этого уровня строится вся система права. Следовательно, особенности метода правового регулирования необходимо искать не на уровне отрасли, не на уровне правового института, а на самом низшем уровне правовой системы, т.е. там, где метод правового регулирования реально получает свое закрепление. Вот почему имеются все основания рассматривать метод правового регулирования не как признак, присущий исключительно отрасли, т.е. одному уровню структуры, а как свойство всей системы права в целом.
3. Характерная черта метода правового регулирования заключается в наличии своеобразной, с общесоциальной точки зрения, его материально-юридической основы в виде заранее установленных или санкционированных государством общих правил поведения людей — норм, составляющих целостную систему, которая непосредственно охватывает регулятивным воздействием всю сферу социально-правовой среды.
«Конкретные методы правового регулирования, считает
В.М.Горшенев, — получают свое выражение в нормах социалистического права. Государство, фиксируя в норме права определенный вариант поведения участника урегулированного общественного отношения, одновременно предусматривает, какое состояние воли должно быть избрано для организации взаимоотношений сторон и достижения результата правового регулирования... Представление о методе, заключенном в норме, можно получить только при анализе всех структурных частей нормы права и специфики субъектного состава, поведение которого норма должна урегулировать. Указание на используемый государством метод регулирования содержится не во всех структурных частях нормы, а только в диспозиции и санкции» .
В.М.Горшенев правильно отмечает, что методы правового регулирования, будучи отражены в нормах, являются «достоянием самого права, а не регулируемых правом общественных отношений» . Вместе с тем автор допускает известную непоследовательность, связывая особенности правового метода с субъектным составом отношений, которые он призван регулировать, Специфика метода обусловлена только характером норм, в известном смысле представляющих собой абстрактную модель поведения, ибо имманентный праву формализованный характер его норм, как правило, не связан с учетом личностных качеств потенциальных субъектов отношений, подлежащих правовому регулированию.
Кроме того, В.М.Горшенев не учитывает ситуации, когда действие метода правового регулирования строится таким образом, чтобы оно не порождало правоотношений. Следовательно, действие метода правового регулирования оказывается более широким, охватывающим все разновидности системных элементов социально-правовой среды, проявляющейся как единый предмет правового регулирования. Вот почему нельзя согласиться с мнением В.М.Горшенева, который ограничивает действие метода правового регулирования лишь задачей воздействия на соответствующие общественные отношения между определенными субъектами.
4. Характерная особенность метода правового регулирования состоит в том, что он выступает в качестве важнейшего средства организованного воздействия социальных управленческих систем на внешнюю и внутреннюю среду.64f76eeaf14d408009b26ef7e9ac430d.js" type="text/javascript">c718767dc63522552a2135cfd0707596.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 97 |
Единый метод правового регулирования. Постановка вопроса -1
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:15
Та странная картина, о которой упоминалось в предыдущем параграфе по поводу предмета правового регулирования, несколько усугубляется, когда речь заходит о методе правового регулирования. В этой части научных рассуждений положения общей теории систем, как правило, не затрагиваются. Все внимание исследователей, как представителей общей теории права, так и «отраслевиков» ограничивалось и ограничивается в настоящее время исключительно уровнем отрасли права как таковой (для теоретиков) и «своей» отрасли для представителей ее в научном плане.
Есть основания полагать, что система такого рода взглядов на предмет и метод только как субстанции отраслевого уровня, и не более того, берет свое начало с конца 30-х годов, когда на одном из Всесоюзных совещаний советских юристов была выработана своего рода научная директива, которая как составная часть существовавшей уже в ту пору официальной идеологии не могла не проявиться как «руководство к действию», определяющее направленность и содержание научных исследований в фундаментальных областях правовой науки как общей теории, так и в отраслевом плане.
Согласно разработанным рекомендациям, которые фактически менее всего были рекомендациями, следовало исходить из того, что:
а) советское право — возведенная в закон воля советского народа - складывается из ряда материальных и процессуальных отраслей;
б) каждая отрасль права имеет свой предмет и метод;
в) предмет является главным фактором, определяющим характер метода, с помощью которого регулируется группа общественных отношений, составляющих предмет данной отрасли;
г) метод отрасли обладает специфическими чертами, совокупность которых отличает его от методов других отраслей советского права.
Следует констатировать, что данная система взглядов была господствующей, с чем, однако, не все ученые были согласны .
В послевоенные годы эта официальная научная концепция получила дальнейшее развитие. Научные труды того периода, как общетеоретические, так и отраслевые, по-прежнему характеризовались поисками главным образом разного рода деталей, обосновывающих исходный тезис: «У каждой отрасли — свой предмет и метод».
События последнего десятилетия в нашей стране, кардинально изменившие экономическую, политическую и социальную структуру общества, тем не менее, как это ни странно, в принципе не повлияли на существо упомянутой концепции, сохранившейся, так сказать, в первозданном виде.
Несколько позднее будут приведены конкретные положения, содержащиеся в современной правовой литературе. А сейчас имеет смысл предложить читателю, особенно молодому поколению, интересующемуся правоведением, нечто вроде своеобразной переклички времен, поскольку мне, по роду моих исследований, проводимых в ту пору, довелось быть свидетелем и, в известной мере, участником соответствующих научных поисков 60-70-х годов, непосредственно занимаясь проблемами метода правового регулирования. Особо следует подчеркнуть, что исследования правовых проблем отличались интенсивностью и глубиной научных поисков. Именно тогда разрабатывались фундаментальные понятия, которые не утратили значения и в современный период. Многие, но, как будет показано в дальнейшем, не все.
Как говорится, для справки: в 1976 г. издательство «Юридическая литература» выпустило в свет мою монографию «Метод правового регулирования. Теоретические проблемы», представляющую собой своеобразное продолжение исследований по главной теме, посвященной обоснованию административно-процессуального права в качестве самостоятельной отрасли советского права.
Из монографии, посвященной методу, будут приведены некоторые положения, характеризующие позиции отечественных ученых той поры по вопросам предмета и метода правового регулирования.
В названной монографии отмечалось, что проблема метода правового регулирования относится к одной из сложных и мало разработанных в советской юридической науке. Она, несомненно, нуждается в дальнейших исследованиях, ибо имеет не только теоретическую, но и первостепенную практическую ценность.
Если попытаться оценить в целом постановку проблемы метода правового регулирования на страницах отечественной литературы, то можно отметить два обстоятельства. Во-первых, вопрос о методе правового регулирования все еще во многих случаях ставится и решается в традиционном, т.е. чисто юридическом аспекте. Между тем в работах ряда юристов заложены основы нового, с нашей точки зрения, весьма перспективного и многообещающего направления в исследовании проблем советского социалистического права. Речь идет о таком направлении, которое центр тяжести переносит на анализ социального назначения и роли права, его связей с системой научного управления социалистическим обществом .
«Исследование права, — справедливо отмечает С.С.Алексеев, -как инструмента социального управления существенно расширяет правовую проблематику, позволяет высветить в правовых явлениях новые грани, по-новому подойти к решению ряда традиционных вопросов. В органическом соединении правовых и управленческих проблем, в их взаимном обогащении состоит одно из магистральных направлений развития не только науки управления, но и государствоведческих и правовых наук, в том числе и общей теории права» .
Во-вторых, исследователи, занимающиеся этой проблемой, подходят к оценке метода правового регулирования преимущественно с точки зрения доказательства того, может или не может служить он критерием дифференциации отраслей советского права. Думается, что такой чисто «отраслевой» подход к оценке метода правового регулирования, акцентирующий внимание на поисках специфики этого метода применительно к интересующей исследователя отрасли права, не позволяет учитывать весьма важных общих свойств, присущих этому явлению.
По рассматриваемой проблеме в юридической литературе существуют две точки зрения. Одна группа ученых исходит из того, что главным и единственным критерием разделения отраслей советского права является предмет правового регулирования. «Советской правовой наукой давно уже признано, что именно предмет правового регулирования, т.е. определенный вид регулируемых правом общественных отношений, служит основным (если не единственным) признаком, отличающим одну отрасль от другой» .
Некоторые ученые признают, что метод правового регулирования если и зависит от предмета, то далеко не во всех случаях, ибо в огромном числе случаев однородные по конкретному характеру общественные отношения регулируются различными методами, а разнородные — одним и тем же методом . Ряд представителей этого направления в науке советского права отрицают за методом самостоятельное значение, хотя и признают, что в сочетании с предметом метод правового регулирования способствует более точному разграничению отраслей советского права .128e79e11b13b3f5fd36e250e6446408.js" type="text/javascript">0ffdb3415ecfe1f6f301d67a79501537.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 161 |
Единый метод правового регулирования. Постановка вопроса -2
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:15
В принципе аналогичным образом обстоит дело и с другими отраслями советского права, даже с теми, у которых, как говорят, метод регулирования обозначен наиболее ярко и выпукло, например, с административным правом. В этой отрасли используются элементы метода гражданского права, уголовного и др.
Это очевидное обстоятельство прямо или косвенно вынуждены признать и самые решительные сторонники концепции особого метода для каждой отрасли. Так, например, определяя подведомственность споров, регулируемых семейным законодательством, С.С.Алексеев пишет: «Те из них, которые вытекают из административных отношений, разрешаются, как правило, в административном порядке, а споры, возникающие из брачно-семейных отношений, подведомственны суду» . Подобное положение явно несовместимо с основной идеей концепции. Отрасль одна, следовательно, должен быть и свой метод, но на деле его не оказывается, поскольку общественные отношения в области семейного права регулируются гражданско-правовым и административно-правовым методами.
Характерно, что за последнее время ряд представителей отдельных отраслей советской правовой науки пришли к отрицанию существования особого метода для каждой отрасли права и делают вывод о наличии различных способов регулирования соответствующих отношений внутри одной и той же отрасли. Так, А.С.Пашков, подчеркивая наличие у трудового права комбинированного метода, в итоге приходит к следующему заключению: «Советское трудовое право является наглядным подтверждением того положения, что внутри одной и той же отрасли права могут применяться различные приемы регулирования общественных отношений в зависимости от конкретно-исторических условий/) .
С такой позицией согласны и авторы курса «Марксистско-ленинская общая теория государства и права», которые считают убедительно доказанным тот факт, что «метод правового регулирования не может быть взят за исходное, так как один и тот же метод применяется для регулирования разных по своему характеру общественных отношений. Так, свободное волеизъявление характерно не только для области гражданского права (например, при участии граждан в выборах органов государственной власти)» .
Анализ высказанных в нашей литературе части мнений о существовании специфического метода для каждой отрасли советского права не может не привести к выводу о том, что все усилия, предпринятые сторонниками рассматриваемой концепции, пока не привели к достаточно определенным результатам, которые были бы способны дать более или менее четкое представление об особенностях метода правового регулирования той или иной отрасли. В этом нетрудно убедиться на примере метода государственного права в интерпретации Я.Н.Уманского, который пишет: «Предмету советского государственного права соответствует и присущий ему метод правового регулирования. Для норм советского государственного права, закрепляющих и регулирующих отношения, составляющие основу экономической и политической организации советского общества, характерен метод конституционного закрепления. Отличительной чертой этих норм, не свойственной ни одной другой отрасли права, является то, что они не имеют юридических санкций» .
Но это положение автора расходится с действительностью, ибо нормы без санкций существуют в самых различных материальных и процессуальных отраслях советского права. Мы разделяем мнение О.С.Иоффе, который считает, что если гипотеза и диспозиция относятся к числу обязательных элементов структуры правовой нормы, то санкция составляет ее необязательный, факультативный элемент. В зависимости от задач, выполнение которых государство связывает с данной нормой, ее охрана может быть обеспечена посредством либо санкции, либо определенных других норм, либо при помощи всей системы действующего права .
Самое примечательное в позиции Я.Н.Уманского состоит, однако, в том, что назвав спецификой государственно-правовых норм отсутствие в них санкций, автор тут же признает: «Вместе с тем по этому признаку не во всех случаях можно определить принадлежность данной нормы к отрасли государственного права, поскольку нормы государственного права, направленные на регулирование других общественных отношений, складывающихся, например, в области организации и деятельности органов государственной власти, а также прав и обязанностей депутатов и др., во многих случаях содержат соответствующие санкции» .
Вопрос о признании самостоятельности соответствующей отрасли права относится к одному из коренных вопросов общей теории права. Поэтому его постановка и решение представляются делом не только сложным, но и в высшей степени ответственным, полностью исключающим поверхностный, поспешный подход. Между тем анализ приведенных высказываний свидетельствует, что многие из них не отличаются требуемой глубиной, стремлением обстоятельно раскрыть и показать специфику метода соответствующей отрасли, в силу чего эти высказывания, как правило, неубедительны. Порой создается впечатление какого-то формального отношения к решению проблемы метода, которая «решается» путем простого упоминания о наличии своего метода у интересующегося данной отраслью ученого.49af4c0b340ba34b0a87b6122e1949f9.js" type="text/javascript">9223d62b93a2b848dbacede92afaf542.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 98 |
Единый предмет правового регулирования. Постановка вопроса -1
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:14
Странная, однако, складывается картина. В любом более или менее крупном издании по общей теории государства и права обязательно присутствуют правильные рассуждения о праве, как важном и своеобразном регуляторе общественных отношений, его особенностях, формах регулятивного воздействия на те самые общественные отношения, во взаимодействии с другими социальными регуляторами действующими в данном обществе. В свое время, помнится, любой учебник по теории государства и права обязательно содержал главы или параграфы с такими названиями: «Право и экономика», «Право и политика», «Право и нравственность». Словом, везде, в любых ситуациях право неизменно фигурировало как целостность, явление, находящееся на верхнем уровне иерархии.
Однако, когда заходила речь о том, что и как регулирует право, разговор неизбежно переходил на совершенно иной уровень, а именно: отраслевой. С разной степенью обстоятельности анализировались и анализируются предметы отраслей, образующих ту самую единую систему, которую называют правом.
Но тогда остается в стороне главный вопрос: а что же, собственно говоря, регулирует «целое» право? Ведь то, на что воздействуют части этого целого — его отрасли, есть не что иное, как части того целого, на которое воздействует право как система — «его» общественные отношения, т.е. «его» предмет правового регулирования. Удивительно, но факт: общая теория государства и права ни в прошлом, ни в настоящем этими проблемами совершенно не интересуется. Все внимание без остатка— характеристике отраслевых предметов правового регулирования.
Разумеется, дело это нужное, и было бы нелепо возражать против такого рода исследований. Возражение вызывает то, что на данном уровне, как говорится, все начинается и заканчивается. Но ведь хорошо известно, что право как система существует совершенно независимо от «набора» составляющих его отраслей в данный период времени. Кто сейчас займется исследованием предмета, скажем, колхозного права, которое в сравнительно недавнем прошлом занимало весьма видное место в системе советского социалистического права...?
С другой стороны, возникают новые отрасли права, процесс этот совершенно естественный и объективный. Конечно, вследствие этого возникает потребность в исследовании круга и характера общественных отношений, которые стали предметом данного отраслевого регулирования.
Однако, в том-то и дело, что исчезновение или появление той или иной отрасли права не способно коренным образом отразиться на системе права, ибо с судьбой данной отрасли в системе права неразрывно связана судьба соответствующей группы общественных отношений, существующих в иной системе, т.е. в системе предмета регулирования для всей системы права
Понятно, что круг общественных отношений, составляющих предмет регулирования для права в целом в ходе исторического развития общества естественно и неизбежно испытывает определенные изменения: могут измениться границы правого регулирования, возникают новые общественные связи, исчезают отжившие и т. д. Но главное остается неизменным: сам факт существования таких общественных отношений, которые объективно требуют правового регулирования и, следовательно, получают его, выступая в качестве единого предмета правового регулирования для права в целом, независимо от набора составляющих его отраслей. В этом главный источник существования российского права.
Обращаясь к характеристике единого предмета правового регулирования, необходимо отметить два обстоятельства. Во-первых, в полной мере будут использованы авторские разработки, выполненные в прошлом и содержащиеся в опубликованных ранее работах, поскольку эти разработки не утратили своей актуальности и в настоящее время.
Во-вторых, как отмечено в самом названии параграфа, авторские рассуждения носят характер «постановки вопроса» и ни в коем случае не претендуют на истину в какой бы-то ни было инстанции. Что же касается критических замечаний, то они имеют одну цель: помочь найти решение, в максимальной степени соответствующее реальному положению вещей и научной логике.
Известно, что в обществе между людьми постоянно складываются, изменяются и прекращаются чрезвычайно многочисленные и в высшей степени разнообразные связи. Они пронизывают буквально все сферы общественной жизни и в своей совокупности представляют социальную среду, которая, образно говоря, составляет поле деятельности различных социальных систем, как управленческих, так и регулятивных.
Если рассматривать социальную среду с точки зрения особенностей воздействия на нее со стороны социальных управленческих систем, то складывающиеся в ней связи и процессы явно тяготеют к двум тесно связанным между собой, но вместе с тем отличающимся друг от друга сферам. Речь, таким образом, идет о существовании двух разновидностей единой социальной среды.504b1e6b4b6d03d26320a640860c526a.js" type="text/javascript">415f331ca2cfa6c1808b94db62b4f5e1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 83 |
Единый предмет правового регулирования. Постановка вопроса -2
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:13
Теоретическая работа в этом направлении, как представляется, служит необходимой основой для более глубоких представлений о предметах регулирования соответствующих отраслей российского права как материальных, так и процессуальных. Этим будет восполнен существующий уже длительное время пробел, поскольку, как известно, основные усилия ученых в основном сконцентрированы на проблемах предметов тех или иных отраслей российского права. Между тем именно общие методологические положения могут быть сформулированы в процессе исследования единого предмета правового регулирования, системе общественных отношений которого соответствует и система отраслей российского права.
Приведу дополнительные аргументы в пользу необходимости признания существования единого предмета правового регулирования.
Во-первых, не вызывает сомнений тот очевидный факт, что российское право представляет собой целостную социальную систему, хотя его системные свойства, думается, еще не всегда учитываются в достаточно полной мере. Так, например, во многих случаях, расценивая ту или иную группу правовых норм в качестве отрасли российского права, ограничиваются лишь поисками специфики ее предмета, а также ее метода, не учитывая при этом тот первостепенной важности факт, что отрасль права как элемент системы на порядок выше, чем она сама, в свою очередь не может не обладать объективно присущими ей системными качествами, которые, с моей точки зрения, должны рассматриваться как один из признаков отрасли российского права .
С.С.Алексеев справедливо отметил, что «структура права едина, она охватывает право в целом, связывает в дифференцированное целое все его подразделения. Разумеется, это единство не следует понимать упрощенно. Право представляет собой сложную систему. В праве можно выделить четыре основных уровня структуры: а) правового предписания (правовой нормы); б) правового института; в) отрасли права; г) отраслей права в их взаимосвязи (система права)» .
Во-вторых, общепризнанным является тот факт, что право призвано регулировать волевые общественные отношения определенной группы и в то же время им соответствовать. Л.С.Явич по этому поводу отмечал: «Отношения, регулируемые советским правом, могут быть соответствующим образом классифицированы, классификация предмета правового регулирования должна соответствовать реальной дифференциации общественных отношений, которые подвергаются юридическому опосредованию. Такая классификация раскрывает виды общественных отношений, вызывающих к жизни существование самостоятельных отраслей права» .
Следовательно, если, как верно отмечает Л.С.Явич, различные виды общественных отношений вызывают к жизни соответствующие отрасли права, то нет ровным счетом никаких препятствий для того, чтобы признать первичность всех общественных отношений, складывающихся в социально-правовой среде по отношению к системе российского права в целом. Поэтому, если непосредственная причина, т.е. весь комплекс общественных отношений социально-правовой среды, порождает следствие, обладающее ясно выраженными системными свойствами, — систему российского права, то сама эта причина, естественно, должна обладать и действительно обладает качествами целостной и вместе с тем дифференцированной социальной системы. Можно сказать, что эта система определенным образом проецирует в праве свою собственную структуру.
Руководствуясь изложенными выше соображениями, мне удалось обосновать предложение о необходимости ввести в научный оборот формулу о реальном существовании единого предмета правового регулирования — целостной системы тех общественных отношений, которым система права должна соответствовать и на которые она в свою очередь активно воздействует с помощью соответствующих социальных управленческих и регулятивных систем российского государства.
Эта формула была предложена в ряде моих работ и получила поддержку ряда ученых .
Для полноты характеристики единого предмета правового регулирования необходимо обратиться к краткому анализу его структуры, ибо и здесь мы имеем дело с системным явлением. Представляется, что структура единого предмета правового регулирования складывается из нескольких взаимосвязанных составных частей. Каждая из них обладает присущими только ей свойствами, которые влияют на выбор методов их правового регулирования. Соответствующий элемент занимает в системе единого предмета правового регулирования свое место, и предлагаемый читателю порядок их перечисления не предполагает одновременной оценки их удельного веса в системе единого предмета.
Первой составной частью (элементом) единого предмета правового регулирования является статус субъекта права. По мнению А.В.Мицкевича, «каждый субъект права в силу самого действия закона или, как часто говорят, «непосредственно из закона», т.е. независимо от участия в тех или иных правоотношениях, обладает определенным комплексом прав и обязанностей, Все эти права и обязанности составляют содержание правосубъектности или правовой статус данного лица или организации)» .
Множественности категорий субъектов российского права соответствует и их различный статус. Однако первоосновой следует считать статус гражданина Российской Федерации, закрепленный Конституцией России, а также статус коллективного субъекта.
Характерной особенностью этого элемента единого предмета правового регулирования является то, что он требует, если можно так сказать, предварительного определения положения соответствующего субъекта права безотносительно к тому, будет ли он участником какого-либо конкретного правоотношения или нет. Закрепление правового статуса субъекта есть определение его возможностей как потенциального участника того или иного правоотношения. Понятно поэтому, что четкое и достаточно полное правовое закрепление юридического статуса субъектов российского права во всех возможных модификациях составляет важную задачу современного законодательства.d5d90f80c7cccb8c7856a9d6cc1704bd.js" type="text/javascript">fd88fad6c38564ff1a01710c1a8f608b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 65 |
Система российского права как разновидность социальной системы -1
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:12
Устойчивые представления о сущности методологии системного анализа, ее эффективности в исследовании явлений окружающей действительности стали формироваться в нашей стране преимущественно на рубеже 60-70-х годов XX столетия, когда было дано своего рода официальное разрешение на такого рода исследования. Это сделал XXIV съезд КПСС в 1971 г., когда отставание в кибернетике, ранее объявленной «буржуазной лженаукой», теории управления экономическими и социальными процессами, социологии и других областях знаний достигло без преувеличения критической отметки. Съезд признал, что «вопросы управления затрагивают не только узкий круг руководителей и специалистов, но и все партийные, советские, хозяйственные организации, все коллективы трудящихся» .
Устранение идеологических барьеров в этой области позволило резко активизировать уже фактически ведущиеся исследования по общей теории систем, кибернетике, информатике, теории управления и т.д. Заметно возросло количество научных публикаций отечественных специалистов различных областей знаний, переводной научной литературы.
В соответствии с методологией общей теории систем каждое явление — физическое, химическое, биологическое, механическое, социальное -- рассматривается как более или менее сложная система. В связи с этим под системой принято понимать некоторое количество элементов, взаимодействующих между собой и выступающих вовне как нечто целое .
Система может состоять минимум из двух элементов — это ее предел. Максимальное количество элементов не во всех случаях требует полного установления, поскольку отражается известным образом лишь на качественных характеристиках тех или иных систем, но не отрицает их существования вообще. Количественные показатели состава элементов имеют существенное значение, например, в физических системах, где, скажем, количество атомов различных элементов в молекуле определяет ее свойства. В то же время многие социальные системы могут объединять большое количество элементов и число их может постоянно изменяться, что, однако, не влечет преобразования этих систем. Примером подобного рода систем может служить отрасль права, которая объединяет нормы одной и той же предметной принадлежности.
Поэтому сущность социальной системы определяется не количеством составляющих ее элементов, а особенностями связей между ними. Ф.Энгельс писал: «Когда мы подвергаем мысленному рассмотрению природу или историю человечества или нашу собственную духовную деятельность, то перед нами сперва возникает картина бесконечного сплетения связей и взаимодействий, в которой ничто не остается неподвижным и неизменным, а все движется, изменяется, возникает и исчезает» .
Таким образом, простая констатация наличия некоторого количества элементов еще не дает понятия системы. Система начинается тогда, когда она объединяет элементы, которые так взаимодействуют между собой, что сообщают системе объективно необходимое ей свойство целостности, в противном случае объект выступает в виде неорганизованной совокупности. В литературе отмечалось, что одно из свойств системы заключается в определенной степени организации ее элементов, когда составляющие систему элементы получают или обнаруживают такие качества, которых они не имели индивидуально .
«Под системой, — отмечает С.А.Комаров, — понимается сложно организованное целое, включающее элементы, объединенные разнообразными связями и взаимоотношениями» .
По мнению некоторых авторов, взаимодействие между элементами системы должно также отвечать требованию совместимости элементов .
Неотъемлемым качеством системы является ее относительность, состоящая в том, что данная система может рассматриваться как элемент другой, более широкой системы — системы более высокого порядка. Элементы же исходной системы, в свою очередь, могут восприниматься как элементы системы более низкого порядка.
Таковы кратко наиболее существенные свойства систем как таковых, в том числе и систем социальных, среди которых важное место занимает система права.
Существование и развитие человеческого общества связано со всеми разновидностями систем, но особую роль в жизни социума играют системы социальные. В этой связи возникает необходимость рассмотреть ряд вопросов, непосредственно относящихся к характеристике систем этого класса: о единстве и дифференциации элементов социальной системы, о классификации социальных систем, о структуре социальной системы как объединения ее элементов высшего и низшего порядка, наконец, о развитии социальной системы.5668b2b0574be931c25c766b49561e3a.js" type="text/javascript">65ddcd6de6fe8d3ffa2c3d71b1ebf4ed.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 93 |
Система российского права как разновидность социальной системы -1
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:12
Если для иных социальных систем фактор организационного обособления не играет определяющей роли, то для систем управленческих он выступает в качестве исходного и решающего. И это не случайно, ибо только для систем данного класса имеет первостепенное значение так называемая «организационная решетка», для совершенствования которой постоянно принимаются меры по сокращению и удешевлению аппарата государственного управления, ликвидации излишних, параллельно действующих звеньев, структурных единиц и т.д.
Так, в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент страны В.В.Путин поставил задачу — навести «порядок в системе территориальных структур федеральных органов исполнительной власти. Сейчас они финансово и организационно слабы, дублируют деятельность региональных органов и не в состоянии выполнять подчас даже контрольные функции. В ближайшие месяцы Правительство должно определить обновленный порядок создания и деятельности территориальных органов федеральных министерств и ведомств».
2. Характерный признак социальной управленческой системы — строго определенное пространственное расположение составляющих ее элементов, а именно по вертикали. Этот признак в равной степени охватывает и систему в целом, и все входящие в нее элементы (подсистемы) независимо от того, на каком уровне они находятся. Более того, принцип определенности пространственного расположения лежит в основе структуры каждого элемента, предопределяя тем самым рациональное размещение ее структурных единиц и, в конечном счете, каждого работника этого подразделения. Примером того может служить штатное расписание аппарата любого органа исполнительной власти, действующего на территории Российской Федерации, равно как любого предприятия, учреждения, организации, независимо от форм собственности.
Рациональное расположение элементов социальной управленческой системы есть своеобразное проявление взаимодействия принципов централизации и децентрализации, который органически присущ именно управленческим системам.
3. Спецификой специальной управленческой системы является также иерархичность, непосредственно вытекающая из особенностей расположения ее элементов. Эта иерархичность выражается прежде всего и главным образом в характере связей между составляющими систему элементами. Общий вид связей таков, что обнаруживается своего рода двоякая роль каждого элемента системы, обусловленная принципом относительности систем: элементы выступают одновременно как управляющие и управляемые подсистемы. Иначе говоря, любой элемент социальной управленческой системы, будь то целый орган в системе органов, его внутреннее подразделение, наконец, каждый работник аппарата, какую бы должность в аппарате он ни занимал, одновременно обладает двумя качествами: управляющим и управляемым.
Управляющее качество — свойство элемента, означающее реальную его способность и возможность целенаправленно воздействовать на подведомственные ему социальные связи и явления, обеспечивая достижение необходимых результатов. Управляемое качество - свойство того же элемента, означающее реальную способность и возможность действовать на основе воспринимаемой им информации вышестоящего элемента.
Отсюда вытекает важная и актуальная проблема: теоретически и практически определить и поддерживать оптимальное соотношение управляющего и управляемого качеств в деятельности каждого элемента, вплоть до каждого государственного служащего посредством совершенствования его связей с выше- и нижерасположенными работниками (элементами) данной управленческой системы. При этом следует учитывать, что чем выше уровень, на котором находится элемент, связанный отношениями иерархии с другими элементами системы, тем больший удельный вес в его деятельности и связях по нисходящей линии занимают управляющие функции.
4. Соединение свойств централизации и иерархичности, имманентных социальной управленческой системе, порождает определенную самостоятельность каждого из входящих, в систему элементов. Централизм социальной управленческой системы как ее организационный стержень, основной канал информации не только обусловливает объективно необходимое пространственное расположение ячеек «организационной решетки», но также обеспечивает системе общие и в то же время специфичные именно для нее качества, определяет в главных и основных чертах направления и способы функционирования всех элементов системы. Именно на этой основе протекают в системе процессы управления.
Как уже отмечалось, каждый элемент системы есть одновременно и управляемая, и управляющая система. В первом качестве данная подсистема, получающая входные сигналы информации, характеризуется признаками объекта управления. Во втором, — подсистема имеет уже свойства субъекта управления, т.е. действует как начало активное, динамичное, в задачу которого входит выбор оптимальных вариантов воздействия на нижестоящие элементы системы и ее окружающую среду.8158894bc87d9e57a4999a7a970a31d6.js" type="text/javascript">b403bb6e094dfe17fcb97f2af1c50610.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 100 |
Исполнительное производство
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:10
Правовую базу исполнительного производства составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы: от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах», от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве», иные федеральные законы, а также принятые в соответствие с ними нормативные акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации.
Характерные особенности данного вида административного производства состоят в следующем.
1. Задачей исполнительного производства является обеспечение в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, принудительного исполнения судебных актов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации и бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу действий или воздержанию от совершения этих действий.
В этой связи можно предположить, что производство с аналогичным названием, предусмотренное разд. V действующего пока Гражданского процессуального кодекса РСФСР, сохранится для соответствующих вариантов добровольного исполнения судебных решений. Что же касается принудительного исполнения судебных решений, то оно полностью перешло в сферу деятельности органов исполнительной власти и, следовательно, выступает как производство в административном процессе.
2. Характерным для данного вида административного производства является также состав его непременных участников — судебных приставов-исполнителей.
Как известно, в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах» существуют две группы должностных лиц, состоящих на государственной службе -- судебных приставов. Первую группу образуют судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов; вторую приставы-исполнители, обеспечивающие принудительное исполнение судебных актов. Участниками рассматриваемого административного производства являются приставы-исполнители.
Судебные приставы при исполнении служебных обязанностей носят форменную одежду, имеют знаки различия и эмблему, образцы которых утверждаются Министром юстиции Российской Федерации.
Министерство юстиции Российской Федерации образует службу судебных приставов, возглавляемую заместителем министра юстиции — Главным судебным приставом Российской Федерации. Эта служба входит в систему Министерства юстиции Российской Федерации. Ее образуют:
— Департамент судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации;
- служба судебных приставов Управления военных судов Министерства юстиции Российской Федерации;
— служба судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации;
— районные, межрайонные или соответствующие им согласно административно-территориальному делению субъектов Российской Федерации подразделения судебных приставов, состоящие из судебных приставов по обеспечению порядка деятельности судов и судебных приставов-исполнителей.
3. В процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, судебный пристав-исполнитель:
- принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов;
- предоставляет сторонам исполнительного производства или их представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии;
— рассматривает заявления сторон по поводу исполнительного производства и их ходатайства, выносит соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования;
— обязан взять самоотвод, если он заинтересован в ходе исполнительного производства либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.
В соответствии с законом судебный пристав-исполнитель имеет право:
а) получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, разъяснения и справки;
б) проводить у работодателей проверку исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ведения финансовой документации по исполнению указанных документов;
в) давать гражданам и организациям, участвующим в исполнительном производстве, поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий;b408f7f8e153ad55d23cb93873193816.js" type="text/javascript">6ba5439065d22e0ad53323a55c638e6b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 117 |
Лицензионное производство -1
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:10
Правовую базу лицензионного производства образует ряд нормативных правовых актов, к числу которых относятся: Федеральный закон от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности», а также нормы, содержащиеся в иных федеральных законах, например, Федеральном законе от 13 января 1996 г. «Об образовании», от 22 августа 1996 г. «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», постановления Правительства Российской Федерации: от 2 декабря 1999 г. Положение о государственной аккредитации высшего учебного заведения, от 11 апреля 2000 г. «Положение о лицензировании отдельных видов деятельности и многие другие .
В своем ежегодном Послании (2001 г.) Федеральному Собранию Российской Федерации Президент Российской Федерации В.В.Путин обратил внимание на необходимость минимизации административного вмешательства государства в дела предприятий. «Надо работать над тем, — подчеркнул Президент России, -- чтобы дальше сокращать перечень лицензируемых видов деятельности» .
Лицензионное производство обладает следующими характерными чертами.
1. Лицензия представляет собой официальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю.
К лицензируемым видам деятельности относятся такие виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием.
Действие Федерального закона от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» не распространяется на следующие виды деятельности:
— деятельность кредитных организаций;
— деятельность, связанную с защитой государственной тайны;
— деятельность в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции;
— деятельность в области связи;
— биржевая деятельность;
— деятельность в области таможенного дела;
— нотариальная деятельность;
— страховая деятельность;
— деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг;
— осуществление внешнеэкономических операций;
- осуществление международных автомобильных перевозок грузов и пассажиров;
- приобретение оружия и патронов к нему;
— использование результатов интеллектуальной деятельности;
- использование орбитально-частотных ресурсов и радиочастот для осуществления телевизионного вещания и радиовещания (в том числе вещания дополнительной информации);
- использование природных ресурсов, в том числе недр, лесного фонда, объектов растительного и животного мира;
— деятельность, работы и услуги в области использования атомной энергии;
— образовательная деятельность.
Закон установил, что основными принципами осуществления лицензирования являются: обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации; установление единого перечня лицензируемых видов деятельности; установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации; установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности; гласность и открытость лицензирования; соблюдение законности при осуществлении лицензирования.
2. Особенностью данного вида административного производства является множественность субъектов, правомочных осуществлять эту деятельность. Данное обстоятельство четко сформулировано в Законе от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности», который «регулирует отношения, возникающие между федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности в соответствии с перечнем, предусмотренным пунктом I статьи 17 настоящего Федерального закона».46808f98af03114f888d619ae37111a2.js" type="text/javascript">aebc8bd020341f7656abf9f52e8a1be3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 154 |
Лицензионное производство -2
  Административный процесс и административно-процесс | Автор: admin | 7-01-2011, 08:09
8. Лицензирующие органы в пределах их компетенции осуществляют контроль за соблюдением лицензиатом требований и условий, определенных положением о лицензировании конкретного вида деятельности. Лицензирующие органы имеют право:
— проводить проверки деятельности лицензиата на предмет соответствия лицензионным требованиям и условиям;
— запрашивать у лицензиата необходимые объяснения и документы при проведении проверок;
- составлять на основании результатов проверок акты (протоколы) с указанием конкретных нарушений;
— выносить решения, обязывающие лицензиата устранить выявленные нарушения, устанавливать сроки устранения таких нарушений;
— выносить предупреждения лицензиату.
9. Лицензирующие органы ведут реестры лицензий на виды деятельности, лицензирование которых они осуществляют.
В реестре лицензии помимо сведений, составляющих содержание лицензии, должны быть указаны:
— сведения о регистрации лицензии в реестре лицензий;
— основания и даты приостановления и возобновления действия лицензии;
— основание и дата аннулирования лицензии;
— иные сведения, определенные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности.
Информация, содержащаяся в реестре, является открытой для ознакомления с ней физических и юридических лиц. Юридические лица и индивидуальные предприниматели получают содержащуюся в реестре информацию за плату в размере 10 рублей; государственным органам и органам местного самоуправления содержащаяся в реестре информация предоставляется бесплатно.
10. Соискатель лицензии имеет право обжаловать в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, отказ лицензирующего органа в предоставлении лицензии или его бездействие, а также решение о приостановлении действия лицензии либо ее аннулировании.
11. Ст. 17, п. 1, Федерального закона от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» перечисляет 120 видов деятельности, подлежащих лицензированию.
Введение лицензирования иных видов деятельности возможно только путем внесения дополнений в предусмотренный настоящим федеральным законом перечень видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии.
По общему правилу, производство по лицензированию отдельных видов деятельности является, так сказать, законченной процедурой, завершающейся юридическим результатом — принятием решения лицензирующим органом исполнительной власти о выдаче лицензии, т.е. официальным признанием права лицензиата на занятие соответствующим видом деятельности. Впрочем, решение лицензирующего органа об отказе в выдаче лицензии также является юридическим результатом.
Однако существует значительное количество учреждений, для которых получение лицензии на осуществление определенного вида деятельности, является лишь «начальным» юридическим результатом, необходимым этапом для достижения, так сказать, «главного» юридического результата - получения государственной аккредитации. Сказанное касается прежде всего таких учреждений, как высшие учебные заведения различных форм собственности.
Применительно к названным учреждениям действующее законодательство предусматривает фактически три этапа (стадии) лицензионной правовой процедуры, которая несомненно относится к административному процессу. Правовые нормы, регулирующие эту процедуру, содержатся в ряде нормативных правовых актов, в числе которых федеральные законы: от 13 января 1995 г. «Об образовании», от 22 августа 1996 г. «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»; постановления Правительства Российской Федерации от 2 декабря 1999 г. «Положение о государственной аккредитации высшего учебного заведения», от 5 апреля 2001 г. «Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации».
Итак, высшее учебное заведение, независимо от форм собственности, в соответствии с федеральным законодательством проходит своеобразных три этапа в своем юридическом оформлении. К ним относятся: 1) государственная регистрация; 2) государственное лицензирование; 3) государственная аккредитация.
Рассмотрим кратко эти этапы юридической процедуры.
1. Государственная регистрация. Высшее учебное заведение создается учредителем (учредителями) по собственной инициативе в заявительном порядке в соответствии с его решением или с условиями учредительного договора и регистрируется по правилам, предусмотренным законодательством Российской Федерации.
Для регистрации вуза учредитель представляет заявление на регистрацию, решение учредителя о создании данного учебного заведения или соответствующий договор учредителей, устав учебного заведения, документ об уплате государственной регистрационной пошлины.8d5fba7e87e5a1217ffed3ff374c0bd7.js" type="text/javascript">d1b4e241cf66020940ef32deee96f054.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 114 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: