Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Третий этап: корпоративное разрешение конфликтов и обмен информацией
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:12
Но мы решительно движемся вперед и снимаем аксиому 3. Снятие аксиомы 3 означает, что наши торговцы получают возможность кредитоваться у всех банкиров, какие только им подвернутся, а каждый производитель может отдавать свой товар на реализацию абсолютно всем торговцам, которые ему только известны. И в результате отменяется следствие 2, — интересы банкиров пересекаются (т.е. у некоторых появляются общие торговцы). Интересы торговцев тоже пересекаются (у некоторых появляются общие производители). Тогда выясняется, что в нашей замечательной трехэтажной корпорации, где все было так гармонично, где было три внутренних рынка и единый верхний уровень, который уже начал было косить в сторону корпоративного принятия решений, возникает конфликт интересов. Оказывается, что среди торговцев есть двурушники, из-за чего наши банкиры налетают друг на друга. И возникает каша.
Чтобы учесть конфликт интересов, бедному герою придется скрепя сердце проводить регулярные совещания и собрания. Т.е. при обнаружении прискорбного факта, что банкиры № 2 и № 6 вошли в конфликт, потому что у них появились общие торговцы (или по иным причинам), ему придется собирать их вместе. И это уже не попарные встречи с целью выявить риски вложения капитала в данного банкира, а скорее что-то напоминающее пресловутые “разборки” и “стрелки” часто уже в прямом, а не в переносном смысле. Наш авторитетный Вася должен служить арбитром.
Увы, теперь он вынужден признать, что на свете существуют торговцы. До сих пор он держался, как скала. Он имел дело только с банкирами, а кого они там кредитуют – его не касалось. После снятия аксиомы 3 Вася узнает, что его банкиры, оказывается, занимаются кредитованием торговцев, а эти торговцы сплошь и рядом им изменяют. В этих покуда незатейливых терминах он начинает обсуждать проблемы и принимать решения. Нехорошие слова еще не произнесены, но на самом деле то, что вырастает на глазах, есть уже эмбрион корпорации. Конкретнее, это становление корпорации лиц с общими интересами. У них в известном смысле общая собственность, все они занимаются тем, что управляют частями васиного капитала. Но управляют пока не лучшим образом — б?льшую часть времени тратят на то, чтобы вольно или невольно мешать друг другу. Каждый из них заинтересован только в своей части капитала. Вася является их единственным интегрирующим фактором, ибо он собственник всего капитала. Бедный Вася вынужден усадить их, объяснить всем, что у них общий интерес, обрисовать схему, по которой их конфликты бьют по нему, а он из-за этого лишается прибыли — и это бумерангом бьет по всем конфликтующим сторонам.
Но одновременно выясняется и очень интересная, приятная особенность. Благодаря тому, что волей-неволей эти банкиры, потом торговцы, а потом и производители встречаются между собой, они начинают (поначалу, может быть, стихийно, а потом и вполне сознательно) наряду с обменом кредитами и товарами делиться информацией о своих сегментах рынка. Сперва делятся поневоле, чтобы устранить конфликт интересов. Но позже выясняется, что ежели банкир такой-то хочет распространить свою деятельность на другой сектор торгового бизнеса, о котором ничего не знает, то среди шести других банкиров он может найти того, кто работает с торговцами этого сектора. И если они успешно взаимно кредитовались друг у друга, по почину Васи создав межбанковский внутренний рынок, и у них возникли начатки духа корпоративности, то теперь вполне можно поделиться и такой информацией.
Поэтому при снятии аксиомы 3 происходит формирование внутреннего информационного рынка с тремя уровнями иерархии (что я и написал в последнем столбце). “Внутренний информационный рынок” означает, что де-факто они обмениваются информацией не просто так, а чтобы более эффективно решать, куда вкладывать свои деньги, кому продавать товары, что и сколько производить; каждый из них получает информацию о тех секторах рынка, куда он до этого не был вхож, но хочет их завоевать.

ВОПРОС: А Вася раньше знал, что под его банкирами есть другие этажи?
ОТВЕТ: Конечно. Он же предприниматель, он знает, что экономика трехэтажна и т.д. Он знает все. Но не хочет лезть в детали, забивать голову частностями и заниматься нудными организационно-управленческими делами.
ВОПРОС: Вынужден ли Вася разбираться в деталях, чтобы разрешить спор?
ОТВЕТ: Для разрешения спора нужно сперва попарно, с каждым выяснять ситуацию, конъюнктуру, обстоятельства и природу конфликта. Естественно, в процессе он вынужден отяготиться знаниями, какие там есть торговцы и товаропроизводители. Затем приходится собирать вместе конфликтующие стороны… Одним словом, он вынужден двигаться вглубь.
ВОПРОС: Если он двигается вглубь, не нарушает ли он этим аксиому 2 (“7х7”)?
ОТВЕТ: Во-первых, эти аксиомы относятся к банкирам, а наш Вася – предприниматель, и на него это не распространяется. Он просто пытается сначала вести себя как классический бизнесмен. Он наследует эту форму. Но что бы он о себе ни думал, фактически он действует как предприниматель, находится этажом выше над классическими формами бизнеса. Так что эта аксиома его ничем не ограничивает.
Он не хочет с ними общаться, но вынужден. В том-то и дело! Я вам описываю логику движения. В процессе “разборки” с каждым из банкиров и выяснения, почему у них проблема с бизнесом, ему пришлось узнать, с какими сферами торговли и с какими торговцами они работают. Это началось еще на предыдущем шаге.
Но если вы вынуждены работать более чем с семью партнерами, вам не от хорошей жизни придется применять специальные информационные технологии – только и всего. Просто Вася-то изначально не хотел применять их вовсе. Он “волком бы выгрыз бюрократизм” (как писал Маяковский), если б мог. Если их больше, чем семь, вы слезаете с эмпирического уровня. Вы расстаетесь со славным миром, где лично знали каждого из семерых и принимали все решения интуитивно. Вы заводите базу данных, которая может быть и на 777 партнеров, и на 7000. Все зависит от того, какова сама база и насколько эффективно вы с ней работаете. У вас должен появиться администратор базы данных, который обязан заполнять на каждого из 777 партнеров таблицу, описывающую всю структуру его бизнеса, его клиентов, статистику за прошлые годы... Т.е. в принципе здесь нет никаких проблем, просто очень не хотелось с этим связываться.34f38c534ba61a7e2ff03e9dc321fbf0.js" type="text/javascript">07268cc6a3a29a81413c41b177ea068f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 56 |
Второй этап: анализ зависимости динамики прибыли от объема капитала
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:10
Итак, сближаемся с жизнью дальше – снимаем еще и аксиому 4, продвигаемся в третью строчку таблицы. Аксиома 4 гласила, что прибыль банкира прямо пропорциональна вложенному капиталу, а прибыль торговца прямо пропорциональна массе реализованных товаров. Теперь выясняется, что коэффициент пропорциональности не постоянен. И есть основания полагать, что это непостоянство связано не только и не столько со свойствами спроса и предложения.
Теперь прибыль Васи зависит от множества факторов помимо объема вложенного капитала. Например, от того, что данный бизнесмен достиг потолка своего умения и дальше, сколько в него ни вкладывай, он не знает, что делать с этими деньгами. Или у него мотивация отключается. Когда он получает кредит в три раза больше, выясняется, что ему так много не надо. Он уже достиг всего, чего хотел. Ему не нужна шестисотая модель, ему хватает пятисотой. Он лентяй, сибарит. Оказывается, у него имеется некоторый потолок, и прибыль, которую можно из него выдоить, асимптотически подгибается под некоторую горизонталь и дальше не растет. Т.е. это проблема мотивации, но могут быть еще проблемы личностного, психологического типа. Далее, могут быть проблемы солнечных циклов, по Чижевскому: вы не учли 11-летний солнечный цикл, а он оказывает влияние на успешность деятельности каждого банкира. Ведь многие люди живут в резонансе с этими циклами: если на солнце много пятен, то данный банкир крутится как белка в колесе, а если мало, то он ходит как осенняя муха.
И вот теперь наш бедный Вася должен заняться несвойственным ему делом: «анализом спроса», «анализом риска» и еще каким-то там тошнотворным анализом. Короче, приходится сесть специально с каждым из семерых отнюдь не за пиво и приняться за то, чего он так долго избегал, — всячески расспрашивать, тестировать, выяснять: “А вот, в прошлом году, смотри: мы в тебя вложили в 3 раза больше, а у тебя вдруг получилось лишь в 2 раза лучше (или, наоборот, в 4. Поделись успехом!)” А тот отвечает: “Да не знаю я ничего! Так сложились обстоятельства”. Или: “Нет, это просто случайность. У меня запил старший бухгалтер. А уж в этом году не сомневайтесь!” Поэтому озлобленный метабанкир Вася вынужден сутки напролет просиживать по очереди с каждым из ненадежной семерки, силясь построить загадочную функцию, связывающую размеры вложенных капиталов и полученную прибыль.50f4baf460cd1c18d03ff674d04b7252.js" type="text/javascript">7e648ffc84c9ffbcf57cecc680797f8c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 46 |
Первый этап: внутренний межбанковский рынок
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:09
Сделаем первый шаг в угрюмую реальность – снимем аксиому 5, согласно которой предложение товаров и спрос на них стабилен и неограничен, в связи с чем Васю[1] совершенно не интересовало, куда торговцы продают товары и из чего производители их производят.
Как выяснилось, у нас имеются предложение и спрос, которые, будь они прокляты, нестабильны (и может быть, даже ограничены), имеется некая “эластичность рынка” и прочие неприятные вещи. Выходит, если я в какого-то банкира вложил в десять раз больше денег, то в десять раз больше прибыли я, может, и не получу, а получу то ли в сто раз больше, то ли в два, то ли вообще шиш на постном масле.
И бедный Вася оказывается перед неприятной необходимостью что-то решать. Надо как-то организовать быстрый переток своего капитала. Т.е. он должен денно и нощно таращиться в монитор, и как только у какого-то банкира рынок “схлопывается” или уровень прибыли уменьшается, быстро забирать от него часть своих капиталов и перебрасывать другому. Но это же страшная головная боль! В первом варианте он жил себе на Тенерифе[1] и раз в году просто проверял, как там капают на его счет денежки.
Но он не таков, наш орел. Он стреляет по-македонски. И тогда он делает тот самый финт, который мы обсуждали на семинаре, а именно: созывает всех мелких банкиров, кому раздал свои деньги, и говорит: “Ребята, знакомьтесь! На самом деле все вы – молочные братья, все получаете кредиты у меня. Говорят, у вас конъюнктура каждый день меняется. Так давайте мы устроим игру – будем собираться у меня за пивом, я вам буду выставлять на кон ресурсы, а вы станете за них конкурировать. При этом вы сможете друг у друга, минуя меня, перекредитовываться… Одним словом, давайте устроим внутренний межбанковский рынок, куда вы сможете приходить каждое утро и либо просить побольше, либо, наоборот, сдавать деньги назад, если у вас временный застой. А если я отлучился на о. Гранд-Канария[2], а вы не знаете, где ключ от комнаты, где деньги лежат, вы кредитуйте друг друга, поскольку все мы с вами экономические собутыльники”. Таким образом, в васиной империи возникает внутренний межбанковский рынок.
Далее система распространяется вниз. Узнав этот секрет, каждый из семи банкиров созывает 7 своих торговцев и делает с ними то же самое. Он говорит: “Братцы! Вы в первый раз увидели друг друга, но на самом деле мы здесь одна семья, поскольку все кредитуются у меня. Так что если кто перебрал лишнего (капитала), а спрос на противогазы упал, так вы без меня разбирайтесь, по-свойски, отдайте лишнее не мне, а тому, у кого вырос спрос на его утюги и наволочки”. А каждый из 49 торговцев, узнав тот же секрет, собирает семерки своих производителей и устраивает с ними внутрисемейную систему бартера и взаимозачетов.d2e006c4a89b745199b2a64eb06a12e4.js" type="text/javascript">714662635f2e8f289d9b275eaad9a82a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 73 |
О характере работы с моделью
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:08
Теперь давайте учтем, что Вася очень умный человек, он последователен, что он принципиальный противник любого менеджмента, любой регламентации принятия решений. Он не хочет иметь дело с информационными поисковыми системами, не намерен тратить время на компьютерные базы данных, не желает вступать с партнерами и сотрудниками в какие бы то ни было отношения, кроме чисто экономических.
Так вот, я хочу показать, как жизнь толкает бедного Васю к тому, чтобы постепенно перейти от чисто экономических отношений к самому настоящему корпоративному принятию решений, разрабатывать процедуры, строить информационные системы, вовлекать туда своих банкиров, торговцев, производителей. И в конечном счете жизнь заставляет его вступить в альянс с высоколобой вуменеджеркой (со всеми ее генетическими принципами, библиотеками моделей и прочими заморочками).
Мы будем поочередно снимать, отменять аксиомы одну за другой, шаг за шагом возвращаясь от искусственной простоты модели к реалиям современной экономики. Каждый такой шаг будет усложнять жизнь метабанкира Васи и вынуждать его к разным ухищрениям и уверткам.
Ну, например, Вася в полном соответствии с моделью исходит из того, что прибыль каждого из уполномоченных семи банкиров прямо пропорциональна вложенному капиталу (аксиома 4). И вдруг в какой-то момент икс банкир № 1 говорит:
– Я в прошедшем квартале заработал не 5 %, а 4 %.
– Как?! – восклицает метабанкир Вася – Почему?!
– А так. Рынок узок, конкуренты заели.
– Какие-такие конкуренты? – спрашивает упавшим голосом метабанкир Вася, который в первый раз о них услышал. И вот выясняется, что аксиома 4 неверна. Оказывается, есть некоторая зависимость прибыли от размера вложенного капитала. Например, чем больше капитал, тем она меньше. И эта зависимость, к тому же, нелинейна. На графике она может быть даже волнистой линией, то есть возрастать и убывать попеременно. И наш несчастный банкир Вася вынужден учитывать это.
Или возьмите аксиому “непересекающихся интересов” (3). Он мирно работает с семью банкирами, исходя из того, что у каждого из них кредитуется семь разных торговцев, и тут вдруг оказывается, что какой-то ушлый торговец Труфальдинов ухитрился работать сразу с двумя его банкирами. И они стали собачиться из-за того, что их интересы столкнулись. Не говоря уже о такой кошмарной ситуации, когда некоторые банкиры начнут напрямую работать с производителями, минуя торговцев…
Я предлагаю, играя по этой схеме, построить последовательность усложняющихся жизненных ситуаций метабанкира Васи, из-за которых он вынужден раздувать свой аппарат и шаг за шагом двигаться к корпоративному принятию решений. При этом надо играть честно, т.е. исходить из того, что метабанкир Вася – индивидуалист до костного мозга, притом очень умный, хитрый, виртуозно изобретающий экономические финты и уловки и он будет биться до последнего, чтобы откреститься от любой коллегиальности и все решать единолично. Цель данной игры в том, чтобы понять, каким образом, откуда вырастает феномен, который я назвал “корпоративным принятием решений”.
Нам надо попытаться выстроить последовательность форм, заполняющих пропасть между моделью, которую я только что описал (условная модель “экономики” в кавычках, где не надо предпринимать никаких действий, кроме умножения своего капитала путем деления его между семью банкирами), и изощренным миром концептуальных методов корпоративного принятия решений.
И чем больше будет промежуточных ступенек, тем детальнее, подробнее вы будете видеть естественную эволюцию, прорастание новых форм деятельности. В дальнейшем можно было бы сопоставить математически построенную последовательность с тем, как формы менеджмента развивались в реальности. В прошлых лекциях я говорил, что рассмотрение эволюции форм менеджмента (отечественного и западного) – это отдельная специальная задача, имеющая прямое отношение к нашему предмету. То, что мы с вами делаем сегодня, можно рассматривать как заготовку для курса “Эволюция принятия решений в современном предпринимательстве”.a20dae5f55d6d1aae7be390f9d020098.js" type="text/javascript">79c6305498b8aa4e8eccc97427f2da3b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 58 |
О различии между “решением” и “корпоративным принятием решений”
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:08
Перед тем как идти дальше, хотел бы чуть уточнить интуитивно ясное различие понятий “решать” и “принимать решения”. Чем занимается Вася? Принимает ли он решения? Имеется голодный буриданов осел, который стоит строго посередине между двумя охапками сена, в поле зрения у него обе охапки, и он должен каким-то образом выбрать либо одну, либо другую. Есть много трактатов, гипотез о том, как он это делает. Я думаю, вряд ли наш осел принимает решения по схеме системного анализа, то есть вряд ли он порождает древо альтернатив, выдвигает цели, накладывает критерии. Решение – экзистенциальный акт. Субъекта озаряет нечто свыше. Решение имеет место, если смотреть со стороны. Однако для “решателя” оно может и не осознаваться как таковое – или он повинуется подсознательному импульсу, или ему на ухо шепчет даймон, или он все это делает интуитивно. Так вот, когда Вася тем или иным способом выбирает банкиров, то почти наверняка тоже не строит никаких деревьев альтернатив, не формулирует критериев, равно как и не изучает личностные типы банкиров, не читает Юнга[1] и Фрейда[2]. То есть Вася, конечно, как-то полуинтуитивно решает, сколько и кому дать денег, но он не принимает решений в строгом смысле слова.a3ec09dc7361c50916d15bab33553645.js" type="text/javascript">b860ed20e5c2b4ece538f196ded27890.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 46 |
Учебная модель “экономики без менеджмента”
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:07
Начнем с гипотетической элементарной ситуации, в которой не приходится говорить не только о корпоративном принятии решений, но и о менеджменте вообще. Скажем, имеется единственный банкир или инвестор, который все решает сам. И аппарат для принятия решений тоже отсутствует. Никто из его штата в этом процессе не участвует, разве что путем доставки ему чистой бумаги и скрепок. А весь штат – это сторож и уборщица в офисе, где он сидит, секретарь-машинистка, телохранители и водитель – то есть его личный персонал.
Давайте встанем на точку зрения бизнесмена, который не просто не желает заниматься корпоративным принятием решений, но патологически ненавидит любой аппарат, считая его источником зол и бед, и стремится строить все отношения в фирме на чисто экономических основаниях.
Итак, у нашего Васи есть первоначальный капитал, который он заработал на спекуляциях или успешно взял у государства кредит и не вернул. И он хотел бы, чтобы эти деньги работали сами по себе, а он бы жил на Канарах. Поэтому он находит семь знакомых банкиров и каждому из них дает в кредит часть своей суммы. В принципе, теоретически ему надо было бы найти всего лишь одного, у которого максимальная норма прибыли. Но поскольку Вася слыхал, что банкирам свойственно иногда разоряться или умирать, он просто кладет все яйца не в одну корзину, а в семь разных. В семь, а не сто семь, потому что, как учит наука управления, человек в состоянии иметь дело в среднем с семью партнерами или подчиненными. Вот он распределил все деньги, а сам уезжает на Канары, оставляя своей великолепной семерке номер счета, для перечисления процентов.
Можно показать, как под грубым давлением различных факторов и сторон реальности Васе приходится добавлять в свой аппарат все больше людей, а самому все глубже влезать в дела своей семибанкирщины, шаг за шагом вынужденно вовлекая их в интимный процесс принятия решений. И в результате постепенно вырастает целая пирамида взаимосвязанных форм деятельности.
Для этого рассмотрим крайне примитивную, условную модель “экономики” из пяти аксиом. У меня не было времени их критически обозреть, и, возможно, они местами противоречат друг другу или пересекаются (так, например, заметно, что аксиома 5 связана с аксиомой 4). Конечно, вы, как и я, понимаете, что любая из пяти аксиом является грубым упрощением с точки зрения эмпирической реальности, причем с наложением каждой последующей наша модель все более вопиющим образом отклоняется от нее.

Аксиома 1 (“Аксиома пирамиды”)
“Экономика” состоит из трех этажей: банкиры (верхний), торговцы (средний) и товаропроизводители (нижний). Банкиры кредитуют торговцев, но не кредитуют производителей. Торговцы реализуют товар производителей. Соответственно нет никакого рынка ценных бумаг, акционерного капитала. Если ты – банкир, то банкир, если торговец, то торговец, если производитель, то производитель, и точка.

Аксиома 2 (“Аксиома 7х7”)
Каждый банкир кредитует не более семи торговцев, которых знает лично. Каждый торговец реализует товар не более чем семи производителей, которых он знает лично. Все исключительно свои, все знают друг друга, а иначе как доверять? (Следствие 1: число торговцев t меньше или равно 7b + m, где b – число банкиров, m – число торговцев, не берущих кредитов; число производителей меньше или равно 7t + n, где t – число торговцев, n – число производителей, самостоятельно реализующих произведенный товар.)

Аксиома 3 (“Аксиома непересекающихся интересов”)
Каждый торговец берет кредиты только у одного банкира (либо не берет их вовсе). Каждый производитель отдает свой товар на реализацию только одному торговцу (либо реализует его сам). (Следствие 2: интересы банкиров не пересекаются; интересы торговцев в сфере покупки товаров у производителей также не пересекаются. Хотя в процессе продажи этих товаров их интересы пересекаться могут.)41ee520bf0ac1f774a8e5064f0b31eff.js" type="text/javascript">6cd8435ccd1ae5316f75c6272ee9e9e1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 75 |
Роман бизнесмена с менеджером, или откуда берутся корпоративные предприниматели
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:06
Среди нас присутствуют добровольцы, по просьбе которых был организован семинар по корпоративному принятию решений. Мы провели несколько встреч, на которых предприняли поиск решения мотивационной проблемы концептуального проектирования, поставленной на предыдущей лекции. Удалось получить интересные результаты, с которыми решено ознакомить всех однокурсников. Так сложилось, что изыскания вылились в форму романа о похождениях предпринимателя Васи, которого мы застаем в прологе циничным банкиром и убежденным противником какого-либо менеджмента, а в эпилоге оставляем сознательным творцом системы корпоративного принятия решений. Но что за роман без любовной интриги? Будь я профессиональным преподавателем, непременно развернул бы широкое полотно запутанных отношений банкира Васи с очаровательной вуменеджеркой, поведал бы, как они долго идут навстречу с разных сторон, сперва не подозревая друг о друге или даже негативно относясь друг к другу (вуменеджер с пониманием, что форма деятельности классических банкиров обречена, а банкир с убеждением, что все управление – пустая трата денег). Быть может, к весеннему семестру – с учетом конъюнктуры – удастся подготовить спецкурс “Сексология корпоративного управления и предпринимательства”. А сегодня за отсутствием времени и способностей я только обозначу контуры этого важного сюжета. На примере похождений нашего славного банкира Васи постараемся понять, каким образом структура и сама идея корпоративного принятия решений вырастают из повседневных потребностей развития предпринимательства.
Приступая к сочинению романа, нужно помнить, что мы начинаем не на пустом месте, и в полной мере опираться на культуру и традицию. Здесь невольно приходит на ум русская народная сказка о молодильных яблоках, в которой – истинный исток и тайна нашей романистики. Для меня она – нескончаемый источник мудрости, емких образов, сюжетных линий и афоризмов.
Иванушка-дурачок отправляется за молодильными яблоками, чтобы продлить жизнь своего венценосного родителя – а ведь это основная тема русской мысли: воскрешение предков. По дороге с ним случается масса приключений.
Например, он на полном скаку роняет перчатку и кричит коню: “Стой! Стой! Перчатка импортная, кожа австрийская!” — на что тот отвечает: “Покуда ты, Иванушка, эти слова говорил, мы уже 300 верст проскакали”. Жизненная позиция коня мне очень симпатична, всегда хотелось иметь дело с такими конями. За время, пока произносится актуальный вопрос, вы уже проскакали 300 верст в своем развитии и вопрос потерял актуальность (по крайней мере для вас, но, к сожалению, не для всадника).
Там есть поразительный образ Нагай-птицы, на борту которой Иванушка отправляется в полет в какое-то (не помню) судьбоносное царство, но в дорогу по своему разгильдяйству, несмотря на настойчивые советы, берет недостаточный запас топлива (правда, птица заправлялась мясом, а не керосином). И когда до взлетно-посадочной полосы остается еще изрядное расстояние, птица сообщает, что топливо на исходе. Тогда Ваня, будучи истинно русским человеком и предвосхищая подвиг Данко[1], оттяпывает часть икроножного мускула, кормит птичку собственным мясом и успешно совершает мягкую посадку в заданном районе. Но, долетев до места, птичка, в благодарность к своему герою и с пониманием его нужд срыгивает мясо обратно, и оно прирастает. Несколько жутковатый, но правдивый образ российских реформ.
Однако ближе всего к теме нашего романа коллизия между Ваней-дураком и царевной Синеглазкой. Они начинают с абсолютного взаимного непонимания и неприятия, их отношения развиваются через острый конфликт, но приходят к полной гармонии.
Синеглазка во главе взвода десантниц-богатырок сторожит в секретном саду молодильные яблоки. По периметру стены, ограждающей спецсад, натянута струна – охранная система сигнализации, а сами охранницы во главе с Синеглазкой ночью спят богатырским сном и при этом сочно храпят. Когда Ваня, перемахнув на коне через ограду, набивает полные мешки яблок, конь ему говорит человеческим голосом: “Слышь, хозяин, перебор! У меня по инструкции грузоподъемность не больше тонны”. Но Ваня, прикидывающий в уме рыночную стоимость яблока с учетом инфляции, не внемлет. На обратном пути перегруженный конь, естественно, цепляет копытами за струну, богатырка Синеглазка вскакивает и в чем была (в камуфляжном пеньюаре) во главе дамского спецназа устремляется в погоню. Воображаю голливудский фильм “детям до 16” на эту тему…
В общем, она гонится за похитителем, настигает его в чистом поле, где и происходит схватка. С утра до вечера Ваня бьется с Синеглазкой с помощью самбо, джиу-джитсу и у-шу, на мечах, топорах и т.д. К вечеру они переходят на кинжалы. Наконец, когда солнце касается горизонта, Ваня, поскользнувшись на банановой кожуре, подворачивает ногу. Синеглазка оказывается “в позиции сверху”, приставляет ему кинжал к горлу… И в этот высокотрагический миг наш герой, мысленно взвесив два возможных исхода, вздыхает и говорит: “Слушай, Синеглазка! По-моему, мы чем-то не тем занимаемся”. Она охотно соглашается, и противники немедленно идут под венец. Более превосходного хеппи-энда я в литературе просто не знаю.
В принципе в любом романе можно выделить две чистые линии – это, безусловно, любовный роман и роман приключений, то есть оба типа, которые сейчас порознь пользуются популярностью у разных половин населения. В центре мужского романа герой, который отправляется в опасное путешествие или берется за рискованное дело. Все, чем он располагает, – это широкие плечи, смелый взгляд, умение стрелять от бедра по-македонски... В ходе странствий и борьбы он должен разменять эти достоинства (очевидные), а также другие, неочевидные достоинства, на нечто, стоящее на кону, некий приз. И когда роман заканчивается, выясняется, что вожделенный приз – конечно же, социальный статус и всенепременно прекрасная, добрая, умная, все понимающая жена. А главная интрига сюжета в том, что, наряду с очевидными достоинствами (типа ширины плеч и стрельбы от бедра), герой романа располагает и неочевидными (например, он хочет найти истину или справедливость; он, в принципе, не всех собирается “мочить”, а только тех, кто обижал слабых). Но, к сожалению, внимание окружающих привлекают именно очевидные достоинства.7f2b2f3bf366a0a6b7a678b11835950b.js" type="text/javascript">534140a70895a463be75c5d95d1deae1.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 75 |
О самоопределении преподавателя. Элита и контрэлита
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:00
В свою очередь, всех преподавателей-дилетантов я бы разделил на две группы. Во-первых, это представители действующего политического истеблишмента. Скажем, некто – член правительства или представитель финансовой корпорации и одновременно он числится профессором престижного вуза и в свободное время почитывает лекции студентам.
Вторая группа – представители контрэлит. Это люди, чьи идеи не являются доминирующими в обществе в настоящее время, которые сами не работают в правительстве и даже не являются его экспертами по тем или иным причинам. Они хотели, не найдя возможности воплотить свои идеи в жизнь, сохранить за ними хоть какую-то перспективу и пошли проповедовать в студенческую аудиторию.
Начнем с первой группы – представителей действующего истеблишмента. Я бы сказал, что сегодня у них нет решительно никаких поводов и моральных причин для того, чтобы идти преподавать. Дело в том, что действующий истеблишмент – тот, чья идеологема “Иного не дано”[5] доминировала с конца 80-х годов, – потерпел за прошедшее десятилетие крупное историческое поражение. Идеология “рыночных реформ” (назовем ее условно так) оказалась не воспринятой обществом, она ни в каком смысле не победила. И хотя я не собираюсь здесь выносить никаких суждений о том, кто и что развалил, кто и в чем виноват, но понятно, что эта идеология уже отторгнута обществом, она немодна, ее больше не разделяет даже “либеральное” большинство СМИ, что де-факто процессы в экономике пошли другим путем, а представители истеблишмента утеряли роль (если вообще имели ее когда-нибудь) духовных учителей, поводырей, потерпели не только политическое, но и культурное, человеческое, ценностное поражение.
Это нормально, потому что такова судьба любой идеологии. Вопрос только в том, насколько быстро это происходит и в какой мере она успевает за время своего господства воплотиться в социальных институтах. Я просто констатирую очевидный факт, что носители этой недолговечной идеологии из последних сил держатся в “истеблишменте”, но уже никоим образом не являются властителями дум. Очевидно, они могут продержаться на сцене до 2000 года, до новых выборов в лучшем случае. А дальше наступит новое время, новая экономическая политика, новые стратегии, придут иные силы со своими идеологемами. Поэтому их моральное право преподавать в высшей степени сомнительно. Если данная идеология и практика уже потерпела поражение, зачем их еще тиражировать?
(Оговорюсь: если они выступают в роли профессиональных преподавателей, которые излагают ту или иную классическую модель, не связанную с их политической деятельностью, – тогда, конечно, другое дело, каждый имеет право на общественно-полезное или безвредное хобби.)
Поэтому когда человек, принадлежащий к истеблишменту постперестроечной РФ, пишет книгу или читает курс лекций, это может представлять исторический интерес в том случае, если он решил на склоне карьеры разобраться, в чем ошибался, и поведать родным и близким историю своих ошибок. Почему бедным студентам надлежит изучать все это в качестве будущей профессии и почему на основании его взглядов, скажем, на бизнес, менеджмент и политику д?лжно воздвигать модель будущего, в лучшем случае неочевидно. Только если он построит свой курс на объяснении того, в чем наш истеблишмент глубоко ошибался, в чем состоит тот тупик, куда он уперся, – это будет иметь культурный и практический интерес.
Вторая группа. Рассмотрим преподавателей, которые являются представителями контрэлит. Иными словами, это те, кто до сего дня не смог, пользуясь доступными экономическими, политическими рычагами, средствами массовой информации, превратить свои идеи в доминирующие, кто оказался не в состоянии убедить или переубедить общество, правительство, не сумел победить на выборах и так далее. Я не хочу сказать ничего плохого про контрэлиту, в любом обществе контроэлита – это резервуар людей, из которых выходят следующие генерации лидеров. Но это также резервуар, куда сливаются неудачники, он содержит плюралистическую смесь сливок с нечистотами. Да, контрэлиты являются носителями идеологий, взглядов, теорий, которые в настоящий момент не доминируют. Но победят ли они когда-либо вообще, и если да, то когда именно – этого заранее определить нельзя.
В любом случае ситуация выглядит отчасти подозрительно. Если представитель контрэлиты идет преподавать, то всегда возникает вопрос: то ли это очень прогрессивная политика учебного заведения (вот сегодня он, всеми забытый, преподает тут, а завтра его идеи – основа государственной политики), то ли он просто потерпел поражение, ему никто не внемлет, газеты не печатают, дома жена не ценит, не слушает и перебивает, в правительство не взяли – и вот он, дав взятку декану, проник в учебное заведение, дабы оттянуться, самоутвердиться на бедных студентах. А они, между прочим, во всех отношениях дорого платят за то, чтобы сидеть в аудитории и конспектировать фантазии или устаревшую ахинею. Отсюда встает своя группа вопросов, с которой требуется очень внимательно разбираться в каждом отдельном случае.da0382e5662c05d3ba00cae2ef340256.js" type="text/javascript">a18fa834dc38545f2710e5d130c21bd3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 49 |
О самоопределении преподавателя. Профессионалы и дилетанты
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 23:00
Уважаемые коллеги! До сих пор для наших интеллектуальных построений удавалось нащупать пусть шаткие, но все-таки определенные опоры как в современных практике и теории, так и в классических достижениях мысли. Сейчас мы, кажется, рискуем повиснуть в воздухе. В связи с этим и у вас, и у меня возникают законные вопросы, и в том числе – вполне прагматические. Время студента (а иногда и преподавателя) очень и очень дорого. Корпус обязательных дисциплин, не вызывающих никаких вопросов, быстро разрастается. Ваши знания – оружие в борьбе за профессиональное выживание — борьбе, которая ужесточается с каждым днем. Так стоит ли тратить драгоценное время и силы на изучение и преподавание неустоявшихся, неакадемичных, а местами и откровенно сомнительных предметов, подобных “Корпоративному принятию решений”?
Меня как непрофессионального преподавателя всегда интересовало, на основании чего человек может решить, что он имеет моральное право читать лекции, проводить семинары, принимать экзамены, особенно в такой сфере, как менеджмент, который – для вас это уже не секрет – наукой не является и никогда не будет являться, это нечто совсем иное.
В связи с этим хотел бы сделать одно признание, чреватое для меня. Дело в том, что большинство преподавателей отечественной системы высшего образования являются профессионалами. Что такое профессиональный преподаватель? Это человек, который владеет соответствующей формой деятельности, который изучал, скажем, специальный курс ораторского искусства, который знает, как надлежит “развивать творческие способности”, “формировать навыки к ведению диалога” и прочее.
Профессиональные преподаватели – это те, кто сертифицировался, то есть получил специальное образование и соответствующий диплом, и для кого педагогическая деятельность является основным источником средств к существованию. Профессиональный преподаватель излагает чьи-то взгляды и представления, которые он усвоил. Но это не его собственные, самостоятельно выработанные на опыте и выстраданные понятия. Он изучал их с целью преподавания, а не использования. Он не имел возможности родить и вырастить соответствующую форму деятельности, реализовать ее в повседневной практике и сделать достоянием общества, либо потерпеть плодотворное фиаско в попытке ввести ее в культуру. Пусть даже, он – гениальный педагог, изучил Макаренко[2] или Цицерона[3], но поскольку он сам не является носителем формы деятельности, глашатаем которой пытается быть, для меня всегда была сомнительна подобная роль. Вполне возможно, это мое заблуждение или предубеждение, возможно, это наследие “системы Физтеха”, продуктом которой я являюсь. На физтехе, как правило, преподавали действующие ученые или конструкторы, но ни в коем случае не профессиональные преподаватели. Для большинства европейцев в этом нет ничего неожиданного. На Западе университет, как правило, является сплавом педагогики и действующей науки. Профессиональный преподаватель, не являющийся ни ученым, ни конструктором, ни действующим политиком или бизнесменом – это фигура, скорее специфичная для нашей системы образования.
Я преклоняюсь перед этим искусством, этой профессией и одновременно ее ненавижу. Мне непонятно, как можно читать одно и то же, например, два раза. Есть люди, которые из года в год читают один и тот же курс лекций, что очень полезно с разных точек зрения. Но многие мои коллеги по проекту “ИНОЕ”[4] устроены по-другому — их невозможно заставить это делать. Например, не приходится спорить с тем, что у студентов и учащихся надлежит развивать “способность к творческому мышлению” и т.п. Но если кто-нибудь когда-нибудь застукает меня за сознательным использованием того или иного “педагогического приема”, готов поставить ему ящик пива. Потому что последнее, к чему бы стоило нам здесь стремиться, – это искусственно имитировать проблемы, в дидактических целях придумывать противоречия.
Предмет, которым мы занимаемся, сам по себе так сложен, и курс, который я вам пытаюсь читать, внутренне столь противоречив, что нет нужды нарочно использовать педагогические приемы и разбираться с учебными парадоксами. Реальных парадоксов полно, и едва ли мне в ближайшее время удастся разрешить их хотя бы отчасти. Нет нужды имитировать сложность проблемы, она сложна на самом деле. У меня нет заранее никакой уверенности, что мы придем к определенным выводам. К чему изображать творческий поиск там, где давно уже до нас все вопросы решены, когда не хватает времени не только разрешать неразрешенные вопросы, но и ставить непоставленные. Вы обратили внимание, что каждый раз я вам приношу листовку-план, в которой нет последних двух лекций. Дело в том, что сегодня я еще не знаю, каким образом буду излагать их содержание.
Сфера, к которой относится наш предмет, битком набита парадоксами, она представляла бы собой, наверное, золотую жилу для профессиональных преподавателей. Но хотел бы, чтобы вы поняли мою позицию правильно. Я скорее являюсь носителем некоего ремесла или искусства и заинтересован не столько в том, чтобы зарабатывать деньги, как шарманка воспроизводя записанный заранее звук, сколько в том, чтобы вовлечь вас в эту форму деятельности как будущих ее хозяев, профессиональных носителей. В этом смысле не должно быть иллюзий: я не являюсь, не хочу и не могу быть профессиональным педагогом. Это не означает, что профессионалы лучше или хуже — мы просто разные, мы занимаемся разным.898fd1a567377e299e0cd469637b357d.js" type="text/javascript">b5f2021d0e1fdb3637d4cf89483f4855.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 61 |
О классификации форм управленческой деятельности
  Корпоративное предпринимательство | Автор: admin | 30-12-2010, 22:59
Напомню, что некоторое время назад мы стояли на развилке двух дорог, двух путей выяснения, каковы современные формы менеджмента. Первый, по которому мы только что предприняли короткую вылазку в трех предыдущих лекциях, состоит в том, чтобы внимательно изучить состояние и тенденции современной организационной науки, практики западного менеджмента, советского и эрэф-ского управления и постараться увидеть, какие формы и методы вырастают логически из потребностей практики и смысла решаемых задач. Я попытался вам описать, как, исходя из вполне практических проблем, шаг за шагом совершенно логично выстроилось, а не с неба упало концептуальное проектирование организаций, оснащенное системными разработками и компьютерными методами.
Этот путь, однако, завел нас в некоторый тупик: то, что в соответствии с его логикой должно было давно возникнуть и расцвести (и для чего, казалось бы, налицо все необходимые предпосылки), почему-то никак не расцветает.
Во времена тягостных сомнений и раздумий, как известно, надлежит обращаться к классическому наследию. Вот и давайте припадем воспаленной губой к незамутненному роднику идей Дюркгейма по поводу регламентации[1]. И сразу выяснится, что логика первого пути определялась структурой проблемы системных качеств регламентации. Но ведь это лишь одна из четырех обнаруженных классиком проблем, относящихся к ней. И совершенно в стороне остались жизненно важные проблемы свободы, справедливости и самоорганизации. В каких отношениях с ними состоит метод концептуального проектирования? Неизвестно. Возможно, в самых тесных. А может статься, ни в каких.
Здесь нам придется вернуться к развилке и пойти в другую сторону. Напоминаю: мы занимаемся уяснением современных форм управленческой деятельности, имеющих дело с вполне определенным предметом – регламентацией и ее проблемами. Но в настоящее время до большинства этих проблем у общества не доходят не столько даже руки, сколько голова (отчего оно все чаще получает по мозгам). Выходит, для того, чтобы определить, каковы современные формы менеджмента, необходимо в каком-то смысле предсказать будущее. Т.е. я должен был бы сказать, что сейчас управленческие формы таковы-то, а в будущем они станут таковыми-то. И тут на меня обрушится гнев Поппера[1] и прочих зануд-позитивистов.
С классической точки зрения было бы пристойно, если бы я получил теорию эволюции форм деятельности. Тогда уже не страшен позитивистский вопрос о том, откуда взялись все эти пророчества о грядущей эпохе концептуального проектирования организаций. Я тогда ответил бы: у меня есть замечательная теория, удовлетворяющая методологическим стандартам. Эта теория научно предсказывает, что нам предстоят такие-то этапы эволюции форм менеджмента. А на практике вроде бы удается показать, что они действительно проклевываются (я вам рассказывал историю про Бойского[2]). Т.е., заполучив откуда-то теорию грядущих форм, я уже смог бы показывать пальцем на реальность и усматривать в ней ростки искомых невиданных форм. В этом смысле, если бы некий наблюдатель, попав на машине времени в мезозойскую эру, не знал заранее, чем отличается “млекопитающее” от “пресмыкающегося”, он никогда не обратил бы внимания на маленьких ящероподобных крысок, которые шныряли под ногами у тираннозавров и которым еще предстояло стать хозяевами грядущих эпох.e6c8e3071686f148f781ef29d9357333.js" type="text/javascript">c95f0b1fdc4f002463eb0cd399f75e9a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 98 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: